Елена Гинзбург. Excurs ия

Save this PDF as:
 WORD  PNG  TXT  JPG

Размер: px
Начинать показ со страницы:

Download "Елена Гинзбург. Excurs ия"

Транскрипт

1 Елена Гинзбург Excurs ия В детстве... если вы успели заметить, всё живет по нашим законам мы засыпаем, значит, весь мир спит, как убитый. Мы же не знаем, что где-то вообще день, а где-то диаметрально противоположное время года... Что кто-то где-то не спит, потому что у него кто-то болеет, умер, ушел к другой, потому что жизнь под откос... или наоборот... «всё стало вокруг голубым и зеленым...» Мы всего этого не знаем, спим спокойно, разбросав ручки и ножки, обняв Вселенную, как плюшевого мишку... Я это всё к тому, что история Моей улицы начинается не в глубине веков, хотя фактически и исторически это именно так и есть, а с моих первых воспоминаний о ней... Пора объяснить, почему Моя... После известных исторических событий, а точнее 7 июня 1950 года, после многочисленных переименований (Александровская Brīvības Гитлерштрассе опять Brīvības) Моей улице было присвоено имя вождя мирового пролетариата, но поскольку мы с ним были представлены друг другу гораздо позже... я искренне полагала, что улица Ленина, потому что я на ней живу... Как любила говаривать моя мама: «Для меня центр города это улица Ленина от Таллинской до Мирной!» Моя улица имеет примерно те же координаты... Итак, поехали! Улица Tallinas......Единственное, что вспоминается, так это очень неудобный, грубо говоря, жизнеопасный бессветофорный перекресток Таллинас Цесу... Интересный исторический факт: в конце 19 века главная улица столицы Александровская пролегала по руслу теперешней улицы Цесу. А на месте церкви Новой Гертруды возвышалась водонапорная башня, тут же располагались базарчик и конечная станция прародителя нашего трамвая конки. Конечная. Представляете? «Кто возьмет билетов пачку, тот увидит... Водокачку!» Доехал до нынешней остановки Таллинас и всё! Конец света. «Метро закрыто, в такси не содют...» Добирайся дальше, как хочешь! А метро в Риге так и не случилось... К счастью или наоборот... А первое рижское такси появилось уже в 1907 году! В наше время первый низкопольный трамвай почему-то ходит по ул.кр.барона... А раньше всё самое лучшее и первое пускали именно по Александровской в 1901 году отправился в многолетнее плаванье первый электрический трамвай... а в 1947 году и первый троллейбус... А всего лишь через какие-то двадцать лет... по улице Cēsu пролегала дорога в Мою школу, и подолгу приходилось простаивать на этом несчастном перекрестке, поджидая удобный момент, чтоб наконец-то перебежать на

2 другую сторону... Как видите, за столько лет так ничего и не изменилось, только поток машин ещё и увеличился... Главной достопримечательностью улицы Цесу, в моё время, был, конечно же, музей вышеназванного вождя пролетариата... В котором, (нет, вы только вдумайтесь, десять лет... от звонка до звонка... туда-обратно...) я была всего однажды, с классом на экскурсии... А порядочные люди, между прочим, там уроки прогуливали... В зимнее время... Домой же нельзя... А тут... и от школы близко... и тепло... и сухо... Кто никогда там не был, обрисую вкратце: очень симпатичный, уютненький, двухэтажный домик, во дворике цветущая клумба и бюст Владимира Ильича без кепки... К слову, дедушка Ленин в этом домике пробыл считанные часы, поскольку и в Риге-то он был проездом... А в последнее время вообще ведется жаркая дискуссия «а был ли мальчик?» В смысле... Владимир Ильич... Не вообще, в этом никто не сомневается, в мавзолее же кто-то лежит... или уже что-то... а в Риге, и в частности, именно в этом доме... В демонстрационных залах, посвященных латвийскому революционному движению в целом, звучали любимые произведения вождя... Конечно, во всём главный упор на скромность, вот-де такой человек, а спал на такой скромной кровати, писал за таким скромным... и ел, тоже за скромным... Скорей всего, скромность и останется тем единственным, что Ильичу зачтется в плюс потомками... Самое смешное, друзья, что Музей существует и ныне! А было дело так... Замечательный молодой бизнесмен Андрис Шваглис в свое время купил дом-музей Я.Райниса на ул.базницас... А потом отдал его городу, попросив взамен дом-музей Ленина! Бартер, так сказать! Махнулись не глядя! И отреставрировал его, и принимает там посетителей, преимущественно иностранных, конечно! Просто наши не знают, никому ж в голову такое придти не может... Но музей это достопримечательность официальная... а вот на пересечении улиц Cēsu и Мēness, (кстати раньше, лет сто назад, она называлась Покровская, если ещё не догадались, скоро поймете почему), почти на углу, почти напротив музея, вернее, над ним... висел фонарь... Каждое утро, идя в школу, я с ним здоровалась... Это был мой заговóр, оберег, талисман, охранная грамота... Я с ним поздоровалась, значит, всё будет ОК... значит, спросят то, что выучила, и не спросят того, чего выучить не успела... Или нравившегося мальчика-старшеклассника непременно встречу на переменке... Да мало ли всяких школьных страхов и радостей! И всё это... я просила у фонаря! Вот он плачевный результат атеистического воспитания......когда на День рождения Ильича нас приняли в пионеры, мы были не по-детски горды и счастливы! Но омрачало этот праздник души одно досадное обстоятельство: «Ленин родился в апреле, когда расцветала земля...» И что из того? Вы никогда не были пионером... Из-под пальто не видно пио- 2

3 нерского галстука! И тогда мы расстегивались, хотя бы на верхнюю пуговицу... и гордо носили то, что «с нашим знаменем цвета одного»... А вóйны-то все уже были выиграны, империализму час до смерти, нам уже великих дел не осталось... Взяли бы да помогли какой-нибудь бабушке... Н-е-е-ет, это слишком прозаично, буднично и банально... Мы, красноречиво пылая пионерскими галстуками, заходили в Покровскую церковь, что на одноименном кладбище, напротив школы, и выражали таким образом протест против «мракобесия и опиума для народа», ещё хорошо, что хоть молча... Прости нас, Господи... Через совсем немного времени пионерский галстук приобрел статус горькой редьки, потому что требовал ежедневной глажки и стирки, осыпался и быстро терял приличный вид... А вот и школа... Совсем не изменилась... Выпускники стареют, а она... все такая же... красавица... все те же ступеньки, скамеечки, клумбы... Единственная примета нового времени «лежачий полицейский»... Слушая в детстве страшилки про красные руки, черные ноги и тому подобные кровожадные части тела, при упоминании о кладбище, я представляла себе именно Покровское кладбище... Потому что более кладбищенского кладбища я в своей жизни не встречала: кроны огромнейших вековых лип, практически не пропускающие солнечного света, заросли папоротника в половину детского роста, древние, поросшие мхом памятники, кресты, ангелы со сломанными крыльями... и даже склепы... Последние вообще наводили тихий ужас... вперемежку с ужасным любопытством... Очень было интересно, как же там всё внутри устроено, но все-таки страх одержал верх и тайна осталась тайной... теперь уже навсегда... Да, именно здесь покоится Вия Фрицевна... От главной дороги вправо... Великая актриса... Низкий поклон... Вечная память... Потом, где-то в начале семидесятых, часть кладбища (Jēkaba kapi и большая часть от Lielie kapi) превратилась в парк (!!!) и на ежегодных осенних субботниках, на правах ближайших соседей, мы убирали опавшие листья... Помню, в кладбищенской конторе, где нам выдавали рабочий инвентарь, над входом в подвал, красовался вальяжно разлегшийся нарисованный чертяка, видимо, олицетворяя вход в преисподнюю... А прямо напротив школы, через кладбище пролегала дорожка... между могилами и крестами... Так мы, опять же по-соседски, на ней сдавали нормативы по бегу... на длинные дистанции... звучит как-то жутковато... Но когда ты десять лет практически живешь напротив кладбища... как-то привыкаешь... Как в анекдоте... «А чего нас бояться...» 3

4 Повернули перстенек на мизинце и мы опять на Моей улице... После улицы Таллинас, первыми поперечными оказываются расходящиеся в разные стороны две улицы: в сторону ул.суворова (A.Čaка) Артиллерийская, а в сторону ул.горького (Кr.Vаldеmаrа) улица Палидзибас... Влево мы особо углубляться не будем... Улица Аrtilērijas (названа в честь артиллерийских казарм и складов, располагавшихся на пересечении с улицами Кр.Барона и Тербатес) осталась в моей детской памяти только как дорога в Ziedoņdārzs, куда меня водили гулять в любое время года, помню его как цветущелетним, так и заснеженнозимним... Небольшой, уютный, с фонтаном, с разлапистыми хостами и крылатыми качелями... Это единственный в Риге парк, разбитый прямо внутри жилого квартала! Не потерял он своего тихого обаяния и по сей день... Посреди города островок отдохновения... Там еще выдавали напрокат детские машины... Принцип трехколесного велика, только экстерьер покруче! Настоящая машина! То ли я, действительно, на них каталась, потому что достаточно отчетливо помню... как рассекала по аллеям парка... то ли мне этого так жутко хотелось и мечталось, что я так живо себе это нарисовала и представила... Кстати, несколько слов о прокате вообще... Это была огромная сеть прокатных ателье, опутавшая, в хорошем смысле этого слова, весь город... В прокате напрокат можно было взять всё, от мала до велика: от телевизорахолодильника до спальных мешков и посуды... Очень удобное дело, скажу я вам... В те годы редкая семья смогла избежать этого искушения что-нибудь взять напрокат... Дорога в вышеупомянутый парк пролегала мимо ныне почившего во руинах во цвете лет... недолго музыка играла... всего Дворца Спорта, в котором я бывала всего пару раз на новогодних ёлках... Всё те же зайчики, белочки и мишки, только уже на коньках, даже Дед Мороз со Снегурочкой выписывали узоры на льду... Честно говоря, там они выглядели гораздо убедительней, чем на паркете какого-нибудь Дворца Культуры... Настоящая снежно-ледовая сказка! Но главная прелесть состояла... даже не в конфетнопеченно-мандариновом подарке, а в том, что ты был просто зрителем, тебя никто не вовлекал в эти дурацкие хороводы, польки и ручейки... простите, если среди вас... деятели культуры... Ничего личного... Я никого не хотела обидеть... С улицей Palīdzības всё обстоит уже гораздо серьезней... Кстати о названии... До 1877 года, оказывается, названия улиц писались 4

5 на табличках исключительно на немецком языке. Затем на немецком и русском. Но переводы не всегда оказывались удачными... Так, Hilfstrasse (hilfs вспомогательный) испокон веков называлась Проходной улицей за соединение нынешних BrIvIbas и K.Valdemаra, а в переводе оказалась... как и полагается Вспомогательной. Затем, когда стали делать латышский перевод названий, улица и получилась Palīdzības. И слава Богу, вот что я вам скажу... Не-е-е, ну может быть, кому-то больше нравится и Сaurstaigājama... Это уже дело вкуса... и дикции... Так вот, эта небольшая узкая улочка приютила на своей худосочной груди двух, нет, даже трех гигантов латвийской промышленности середины 60-х... Первый, это гремевший на весь Союз «Somdaris». Хотя официальная прописка у него на улице Ленина... Теперь его цеха и административные здания в основном розданы различным арендаторам, ночной клуб в их числе тоже присутствует, а куда ж без них-то... да что я вам рассказываю, всё как везде... Подалее, уже на углу с Мирной не менее знаменитая «Lаimа»... Всё мое детство, помню, на стене головного здания оной висел огромаднейший плакатище. На нем, на фоне гипотетического завода с трубами, объятого пламенем, гигантская недокуренная сигарета... И зловещая надпись: «Маленький окурок этот вот может сжечь огромный завод!» Посмотреть бы в глаза той Музе, вдохновившей на такие стихи! А вы и не заметили? Да, дорогие мои, это было двустишие! Ещё и приписываемое В Маяковскому Хотя А знаете ли вы легенду рождения конфет «Серенада»? Оказывается, в 30-х годах XX века на фабрике работал очень застенчивый, но смертельно влюбленный кондитер... И так как на личное объяснение силы духа не хватало, молодой человек взял и... «сочинил» новый сорт конфет и назвал его «Серенада»! Не знаю, насколько это легенда, но у нее есть точная дата 1937 год, и на «Laim e» с завидным постоянством вот уже сколько лет отмечаются юбилеи. Соседство конфетного гиганта, при правильном направлении ветра, принимало очень даже приятный оборот: ароматом карамели, ванили и ещё каких-то неведомых вкусняшек наполнялись близлежащие дворы и подъезды, перебивая даже стойкий запах кошачей маркировки... Вдыхая запах блаженства, мечталось о том, что стóит только немного подождать и вырасти, и... можно будет пойти работать на «Laim у»! И вот оно счастье! Шоколадные реки, карамельные берега! Хотя... была ещё парочка профессий в запасе ну мало ли что... Например? Например, мороженщица. Это раз... Нет, мороженщица это не тетка, которая просто продает мороженое, это «волшебница, мечта моя...», которая 5

6 его создает прямо на ваших глазах... наполняя вафельный хрустящий стаканчик мороженым... Шоколадным... или сливочным... а было ещё и с изюмом... Продавщица молочных коктейлей... Это два... В металлический стакан выливалась определенная порция сока, причем на твой выбор, небольшой, но всё-таки... второй компонент мороженое, потом все это вставлялось в таинственный аппарат, что-то включалось, он начинал убийственно гудеть, и через определенное время, когда всё затихало, из металлического стакана в твой такой ма-а-аленький стаканчик лился густой сметаной вожделенный коктейль... Мест, где можно было полюбоваться процессом и продегустировать результат оного, было не так уж много: в кинотеатре «Pionieris» (сейчас там ночной клуб «Essential»... что уже не удивляет...), в магазинчике, на ступеньках, на ул.ленина, почти на углу Дзирнаву, этого дома уже нет в живых... там вечная автостоянка... и в Универмаге... нынешняя Galerija Centrs... Так вот, «Laimа»... Вернее, перекресток ул.палидзибас и ул.миера... Кстати, Миера раньше называлась очень премиленько... Старая Покойницкая! Правильно, потому что вела на кладбище... Так вот, напротив «Lаim ы», через Палидзибас, на долгие годы прописался овощной магазин... Почему-то за овощами мы не ходили на рынок, а именно сюда... Скорей всего на рынке раньше торговали преимущественно частники, и поэтому всё было гораздо дороже, чем в магазине... А тут тебе и картошечкаморковочка, и квашенья-соленья, и томат-паста в огромной жестяной банке на развес, и соки в трехлитровых банках. Ну не бывало зимой свежих помидоров, разноцветной паприки, папайи и прочей маракуйи... И не умер никто... вот как вот вам не странно... а скорей даже наоборот... Зато летом пожалуйста, полнейшее разнообразие: и огурцы с помидорами, и сливы с виноградом, и арбузы в полосочку... И теперь как бы не в цветочек... Хотя... Благодаря карвингу... (от англ. carving вырезание), овощи и прочие фрукты и в частности арбузы расцветают такими букетами... что я уж и не знаю... если вся эта красота предназначена для тупого поедания, то как у них рука поднимается... или рот открывается... такими шедеврами хрумкать! А на другом углу, прямо на трамвайной остановке, обосновалась забегаловка. Под ёмким названием «Минутка»... Теперь там всё время меняющий названия магазинчик... Я ее (забегаловку) запомнила с детства только потому, что в этом же доме (повезло же людям! к слову, потом так же повезет и нам...) на третьем этаже, где балкон, жила моя подруга-одноклассница... А поскольку в «Минутке», видимо, не предусматривался туалет для посетителей, а подъезд рядом, то сами понимаете, возможность наткнуться в тусклоосвещенном подъезде на писающего пьяного дяденьку подстерегала постоянно... Третьим гигантом промышленности, приютившемся на ул. Палидзибас, 6

7 уже на углу с ул.а.барбюса (А.Briānа) являлся завод шампанских вин... Там, честно говоря, мне совсем не хотелось работать, когда вырасту... поэтому мы не будем на нем останавливаться вовсе... Но главное назначение улицы Палидзибас было в том, что по ней проходила дорога на огород. В районе нынешней «Арены Рига» и улицы Skanstes... Тоже интересное название... Skanste, по-русски шанц... Одно из значений... военный окоп, редут, небольшое укрепление... Именно данное укрепление там и было построено графом А.Меньшиковым по приказу Петра I... На территории Pilsētas ganības, за старым ипподромом, располагалось целое огородное государство под таинственным названием «Lapeņu kolonija»... О чем можно было ещё мечтать! В центре города, в минутах двадцати пешей прогулки от дома вот тебе природа, во всей своей красе! Оазис в городской каменной пустыне! Почему Лапеню, почему колония, как-то раньше не задумывалось... А сейчас возник вопрос кому же стоит сказать безгранично огромное спасибо за свое счастливое детство, проведенное на экологически чистых продуктах и свежем воздухе? Если не особенно заморачиваться... то вероятно, просто каким-то Лапеням, взявшим и основавшим там огородное товарищество... Но это если не заморачиваться... На самом-то деле всё оказалось гораздо интереснее... lapene это беседка. Колония беседок. Вот почему только «колония»...? Есть же другие красивые слова... во всяком случае, по-русски посад, слобода, застава, наконец... Или просто у нас ассоциации неправильные... как колония, так для несовершеннолетних, строгого режима... и т.д и т.п... Можно было просто назвать Лапенес... И всё. А еще, оказывается, есть (это уже для любителейфилологов) «лапéня» это холодный суп польско-литовско-белорусского происхождения, сотворенный из первой зелени, со сметанкой и яйцом... Как мы всё-таки... однако... братья, дорогие мои! Теперь на месте огородов магистраль, спортивные комплексы и автосалоны... Но было принято решение одной из тамошних улиц присвоить имя Lapeņu... Ну хоть какая-то память... Возвращаемся, друзья! Поворачиваем направо, к центру... К огромной территории «Lаim ы» приклеились дворами дома под номерами 105, 103 и 101 по ул.ленина... Это традиционные доходные дома с магазинами, застройки начала Brīvības 103 и 105 7

8 двадцатого века... Номер 105 (1904 г.р) отличается нарядностью, даже точнее, расфуфыренностью, просто... пироженка в шесть этажей с кремовыми завитушками и вечным магазином инструментов внизу... Раньше медицинских, теперь то ли рабочих, то ли садовых... А через проезд дом под номером 103, младшенький, разница в 10 лет, от того же папы, очень плодотворного архитектора начала века Августа Витте! Причем родство угадывается безо всякой генетической экспертизы: оба дома венчают угловые башенки буквально на одно лицо... что придает проезду между домами архитектурную законченность и логичность... «Стотретий» только на первый взгляд кажется родственником победнее, он не так витиевато украшен, но зато поражает размахом! Замок! Цитадель! С огромным количеством подъездов, со всех сторон: и с улицы, и с торца, и со двора, со внутренними двориками, с массивными лифтами... 3десь располагался целый, как раньше говорили, комбинат питания... И столовая, и кулинария (кто-нибудь знает, куда всё-таки правильно ставить ударение)... И в 101 доме пекарня. В детстве, при наличии бабушки, столовая, согласитесь, была вещью абсолютно бесполезной, а вот кулинария... это совсем другое дело! Сколько там было всяких вкустностей... И булочки на любой манер, и кремы, и желе разноцветные... А треска жареная, стоившая копейки! Сколько поколений котов на ней было выращено и откормлено! А котлетки по 11 копеек розовенькие, панированные сухариками... Вот вроде бы домашние, и с лучком, и с чесночком, и вообще, на чистейшем мясе а... просто отдыхали! В новые времена помещения столовой и кулинарии объединились, и пошло-поехало: то автосалон, то казино, то опять застывают за темными окнами в предвкушении новых владельцев... А вот и покинутые магазины дома Слава Богу, дождались обновления фасада... А раньше, слева от входа, соперничая с «Lаim ой», расточала ароматы вышеупомянутая пекарня, а справа располагалась парикмахерская... Она была маленькой и уютной... мужчины как-то не припоминаются... скорей всего это была исключительно дамская парикмахерская! Прямо на входе кассир, она же, по совместительству... их всё: и подметала состриженные разноцветные кудри клиентов, и что-то приносила, уносила, поэтому на месте бывала крайне редко... А в самом уголке «авансзала», под настольной лампой, как рыбка в аквариуме, молчаливая и сосредоточенная маникюрша. А по левую руку зал... Яркий свет, зеркала, куча флакончиков на столиках, крутящиеся (!!!) кресла... и отражения, отражения, отражения! Сколько сказочных часов было проведено там, в ожидании мамы... A грохочущие, огромные фены в зале мойки и сушки... как серебряные грибы из fantasy на кос- 8

9 мическую тему! Причем они вечно ломались, не включались и что ещё хуже... не выключались... Потом, пекарню перестроили под гремевший в свое время коктейль-бар «Malvīne», вот тут-то и вспомнился печальный опыт моей подругиодноклассницы... В подъезде вечные лужи и толпы писающих мальчиков... А парикмахерская превратилась в магазин занавесей... Вы уже догадались... Да, это Мой Дом... С самого рождения... Как позже, уже в наши дни, утверждал управляющий, он был построен для работников «Laim ы»... После освобождения Риги, в 44-м, многие дома пустовали... И наш дом не был исключением... По мере заселения и обживания, все знакомились и дружились... Такое ощущение, что дверь не закрывалась с утра до самого вечера... Всё время кто-то забегал, заходил рассказать, поделиться, пожаловаться, порадоваться... Самими близкими и географически, и фактически оказались жильцы соседней коммунальной квартиры. Одна семья и две одиноких дамы....вечно хлопочущая тетя Хена, при двух дочках и муже портном, розовощеком дяде Яше, оставшимся навечно в нашей семье главным ответчиком за всё, заменив А.С.Пушкина: «А за свет кто будет платить? Дядя Яша?» И так на все случаи жизни... А Тетя Хена, после моего рождения, каждый раз приходя к нам в гости, и глядя на подрастающее дитя, говорила с завидным постоянством: «Какая красивая девочка, а полгода назад, не хотела вас расстраивать, бил такой страшный рэбьонок!» Одна из одиноких соседок, непонятно с чего, наводила на меня тихий ужас: маленькая, сухонькая, замкнутая старушка, всегда в чем-то темном и в шляпке... Звали её мадам Стикс. Хорошая фамилия, главное, редкая... Жила тихо и умерла незаметно... А вторая дама, Маргота Петровна, опаленная каким-то страшным героическим антифашистким прошлым, работала где-то на взморье администратором в гостинице, что открывало удивительные возможности по добыче всего и вся, как себе лично, так и всем имеющимся друзьям и знакомым... Ответственная должность не могла не наложить свой отпечаток... Она вплывала величаво в квартиру, как лайнер «Михаил Калинин», имея заранее при себе ответы на абсолютно любые вопросы... Даже, если ей их никто и не задавал... Когда появился мультик про Карлсона, фрекен Бок мне показалась просто срисованной с Марготы Петровны... Практически, дом 101 это три дома, 1911 года рождения, расположенные друг за другом (архитектор П.Линденберг). Первый, уличный, самый парадный: лифт, два входа главный, и черный для прислуги... На черной лестнице, достаточно крутой... в прямом значении... (ею, в принципе, к тому времени уже почти никто не пользовался: у нас, например, черный вход был всю мою жизнь заставлен холодильником) с сильно облупившимися, даже 9

10 поросшими травой, небезопасными балконами... Так вот, на черной лестнице у нас был штаб... Да-а-а-а... Велась беспощадная борьба против девчонок(!!!) Собрав вокруг себя... нет, давайте всё по порядку... Сначала посмотрев фильм «Черный тюльпан» с Аленом Делоном в главной роли, даже в двух главных ролях... Не помните?! Александровская улица. Начало XX века. Ни 101 дома, ни 103- го ещё нет Короче, один бандит благородного происхождения, собрав подобающую компанию, громит и грабит близживущих вельмож... Нет, он далеко не Робин Гуд, он не раздает награбленное трудовому народу! Он просто грабит... Но у него есть брат на одно лицо, только моложе, гораздо благородней и романтичней, и по счастью... тоже А.Делон! Была там, конечно, и какая-то любовная линия, но тогда это было совсем не интересно... И при чем там был черный тюльпан? Традиция у него была такая, перед нападением на очередного буржуя, присылать тому черную метку черный тюльпан, в красивой бархатной коробочке... Отчего и получил в народе эту кликуху... Бандит бандитом, а романтик! В конце концов, наказания избежать не удается и все толстосумы вздыхают облегченно... Вот тут-то и появляется граф де Сан- Прэ-младший и с криком: «Нет! Черный тюльпан жив!» повергает всех в панический ужас! Очень эффектно! Очень! Да, чуть не забыла самое главное: у Черного Тюльпана был шрам... уже не помню на какой щеке... который, в свою очередь, являлся необычайно важной деталью моего образа... Представляете? Пигалица, окруженная стайкой мальчишек, с акварельным нарисованным шрамом... носится по лестницам и дворам! Должность атамана влекла за собой... ответственность и за эстетическое воспитание своего «коллектива» я приводила их домой слушать хит сезона, пластинку «Бременские музыканты»... А наушников тогда не было, и бабуле приходилось изо дня в день, по нескольку раз, наслаждаться творчеством горячо любимого Геннадия Игоревича Гладкова... Дай Бог ему здоровья... Второй дом, он значительно проще: вход только один, значит, прислуга тут уже не предусматривалась, на те же шесть этажей лифта уже нет... В подвале, во времена моего детства квартира дворника по фамилии Высоцкий... Помню только одно он всегда ходил в рабочем халате и сапогах... У них с женой была взрослая дочь... Реня... Она была больна... Это было заметно с первого взгляда... И я её побаивалась... Потому что во время приступа, именуемого в народе припадком, она выбегала во двор и кричала нечелове- 10

11 ческим голосом... Какая-то личная трагедия... В этом же доме жила портниха Татьяна Константиновна, курившая папиросы и кашлявшая как вулкан Этна... Мамина молодость была украшена работами Татьяны Константиновны, и по достижении мной возраста барышни, мастер перешел ко мне по наследству... В числе её произведений: школьное платье, правда, я из него быстро выросла, платье для выпускного... правда, оно мне не нравилось... но я почему-то постеснялась сказать об этом ещё до того, как оно было сшито... зато была черная юбка, полусолнце, тоже сшитая в десятом классе, которую я носила лет... пятнадцать... Татьяна Константиновна закуривала папиросу, но не садилась за стол, а по-девичьи коленями становилась на стул, нависая над столом, и рассказывала, рассказывала... смеялась... закашливалась... внутри всё клокотало и всхрипывало... как вулкан Этна... Запомнилась одна история из её молодости... она её очень часто повторяла... она сшила себе красно-черное платье и одевала под него лодочки одну красную, вторую черную... Эффект был просто убийственный! Не трудно себе представить! Между вторым и третьим домами уютненько располагался липовый... в прямом смысле... садик с детской площадкой, в виде грибка и песочницы... Позже третий двухэтажный домик, вообще оказался отлученным от своих двух шестиэтажных собратьев, теперь к нему можно добраться только через двор стотретьего дома...??? А потому что в проезде, соединяющем дворы второго и третьего домов... построили квартиру. Да! Человеческая фантазия безгранична! И у людей получилось пол-квартиры в доме 101, а вторая половина в доме И в советское время, наверное, это не имело большого значения, а в новые времена всё запуталось окончательно, потому что на дом 101 владельцы нашлись, и он стал «хозяйским», а дом 103 остался «безхозным»... Вот такие вот чудеса случаются! Напротив, в доме под номером 102, долгие годы располагался комиссионный магазин, «комиссионка», ужасно дорогущая... За всю нашу с ней совместную жизнь на ул.ленина я единственный раз воспользовалась её услугами: купила сказочно белые мохеровые нитки... Не устояла... Потом долгие годы там был магазин канцтоваров, потом гамаков, а теперь велосипедов... Необходимые в хозяйстве вещи, скажу я вам... Рядом, через подворотню, пристроился сотый дом, в котором во времена моего детства находилась Первая городская детская поликлиника... Душераздирающие воспоминания... Дом под номером 99 сразу бросается в глаза роскошным убранством (атланты-кариатиды)... потому как жемчужина Brīvības 99 арт-нуво и создание величайшего архи- 11

12 тектора Михаила Осиповича Эйзенштейна, знаменитого папы знаменитого сына... В нем находилась «уцененка» магазин уцененных товаров. Уцененных... просто по причине неликвидности или каких-либо мелких дефектов. Предвестник нынешних second hand ов! Забегу немного вперед... и расскажу о магазине «Умелые руки». Фактически три магазина под одной вывеской находились в двух (а раньше была уверена, что это один дом) домах, где сейчас уживаются кафе «Флора», магазин домашней одежды и замечательный магазинчик «100 идей»... Домá, в которые буквально упирается пешеходный переход от Театра Оперетты! Нет, друзья мои, может, кому-то больше по душе и «La Rocca», а для меня это здание навсегда останется Театром Оперетты... Хотя он никогда не являлся моим любимым очагом культуры... даже не взирая на расположение «буквально-через-дорогу»! Запомнился театр в дни спектаклей... караваном автобусов, привозивших зрителей со всех концов нашей республики... Заботилось государство о культурном досуге своих трудящихся! А во времена маминого детства там был кинотеатр «Спартак»... О сколько было пролито девичьих слез над отечественными и трофейными историями Любви! Запомнился ещё открытый стол, лоток, прямо у входа в Театр... это уже гораздо позже... Там по каким-то определенным дням продавали пластинки... Это было очень удобно потому что ближайшее место, где можно было их преобрести во всей красе и многообразии, это был магазин... если не ошибаюсь... «Sonate» на ул. Кирова, по нашему Элизабетес... Так вот, «Умелые руки»... Чего там только не было! На все вкусы, хобби и таланты! Для мужчин с руками из нужного места просто Клондайк! Начиная со всяких тонких радиоштучек, шурупов-гаек и заканчивая уголками-швеллерами, листами пластика, фанеры и прочими изделиями деревообрабатывающей промышленности! Но, сами понимаете, меня это тогда не интересовало вовсе... А вот в магазинчике для женских увлечений было за что зацепиться девчачьему взору: спутанные обрезки ниток, как цветных, так и одноцветных, просто килограммами! (Сидели вечерами, всей семьей, и разматывали, точнее сказать, распутывали эти отходы чьего-то славного производства... Воспитывает в ребенке терпение и усидчивость...) А бабуля потом крючком вывязывала настоящие произведения! Обрезки трикотажа, различных тканей, глаза разбегались! Все мои куклы были одеты в платья от «Умелых рук»... И ведь как классно было придумано ничего не пропадало, всё шло в дело... Чуть подалее к центру, на автобусной остановке, в 85-м доме (1912 г.р., архитектор Эйжен Лаубе, яркий представитель национального романтизма), где на верхних этажах располагались райком комсомола и райисполком Пролетарского района г.риги Перекресток улиц Бривибас, Миера и Матиса. Конец 30-х 12

13 находились: табачный магазинчик, маленький, вечно хранивший полумрак и папиросный дух; витаминный центр потому что, как уверяет моя мама, там не продавались лекарства, а исключительно витамины и прочие перевязочные материалы; фотоателье... и магазин «Соки-воды». А на самом углу столовая... Нашла недавно фотографию действительно углового дома, разрушенного во время войны Ну и конечно, главная достопримечательность этого квартала воротавход на Матвеевский рынок! Правда, при рождении, в 1902 году, он был назван Александровским, по месту жительства (ул.александровская), а вход в него был с улицы Матиса... И с папой ему ужасно повезло, дай Бог каждому как никак главный архитектор города Рейнгольт Шмелинг. И родственники один другого краше и именитее и Рижский русский театр, и первая Городская больница, и Агенскалнский рынок, и Пожарное депо на Ханзас, а школ... так вообще не перечесть! А т.н. базарный дом, закрывающий своим телом базар от ул.бривибас, или наоборот... был построен только в 1938 году. В 70-х там располагалась целая череда магазинов: и обувные, и цветочный, и готового платья и какието мастерские... В принципе, сейчас всё то же самое, только названия другие... Рынок в нашей семье назывался базаром и вроде бы «ближе-некуда», но его частыми гостями в то время назваться рука не поднимается... Поэтому ярких воспоминаний детства кот наплакал... Всё пространство нынешних автостоянки и нового павильона занимали торговые ряды, частично под навесом, частично под открытым небом... Учитывая восточное происхождение слова «базар»... наш Видземский... всё-таки больше рынок... Торговаться у нас было не принято, поэтому в частном секторе царили доброжелательность и вежливость... Обращения к покупательницам... преимущественно... старорежимные: дама, мадам, kundze... Помню перед Лиго все прилавки утопали в ромашково-васильковых букетах с пряным аиром, а также в украинских венках из гофрированной бумаги, с развевающимися ленточками (это было для девочек) и в сомбреро и гусарских киверах (для мальчиков)... Космополитичный праздник у нас какой-то получается, чесслово! То вiнок-карабуля вместо Jāņu vainag a, то шашлык латышское национальное блюдо! Небольшое лирическое отступление... Была я как-то в начале 80-х в Москве проездом... Время позволяло, решила перекусить... Далеко ходить не хотелось... Прямо около Рижского вокзала нашла кафе с неожиданным 13

14 названием «Рига». Ну-с, думаю, испробую нашей кухни в московском исполнении! Меню мне даже не показали. Оказалось, что в наличии имеются только два национальных блюда: суп харчо и шашлык! И ещё одно яркое воспоминание о базаре продавщица в белых нарукавниках при темносинем контейнере-термосе с жареными копеечными пирожками... И с мясом, и с рыбой, и что главное, с повидлом! Вкуснотища, да и только! Подавался пирожок в небольшом кусочке вощеной бумаги, в нее еще, кто помнит, масло заворачивали... Оттепель в отношениях с базаром наступила лишь в 90-е, в период закрытия маленьких магазинчиков и зачатия магазинов-гигантов... Тогда казалось, такие магазины только для крутых... А мы, люди простые, нам одна дорога на базар... на котором резко, практически диаметрально, поменялся контингент обслуживающего персонала... Новые времена выплюнули в торговлю инженеров, преподавателей и прочих никому не нужных ИТР... С продавцами стало о чем поговорить... Уже не только банальные светские темы о погоде-политике, а и о новинках в литературе, кинематографе, классической музыке... Идешь на базар, как на встречу со старыми друзьями... Обсудишь все новости, проблемы, тебе что-то посоветуют, ты что-то посоветуешь... Замечательно. Никакого Интернета не надо... Та-а-ак... Ворота мы прошли, теперь по курсу маленький сувенирный магазинчик, раньше по-моему там обитало Спортлото... или какое-то другое лотерейное чудо..., потом конфетный магазин, потом вино-водочный... Это я уже из детства... Что там находится теперь, проследить невозможно, всё меняется с космической скоростью... Так вот, за вино-водочным находился магазин-гастроном, в нашей семье прозванный «Матерным»... Это не намек на «вежливость» обслуживания! Просто там, сразу после войны, был магазин «Матери и дитя»... Сокращенно Матерный... А около него... если я не ошибаюсь, находились автоматы с газированной водой... Простая газировка 1 копейка, с сиропом 3 копейки... Весь город, можно сказать, пил с одного стакана... А квас в бидончиках! И никакие слухи об обнаруженных в квасовых бочках червях и разрезанных трупах не могли ослабить любви народной к этому здоровому и полезному напитку! На месте нынешней оптики находился магазин тканей... И не верьте теперешним фильмам, просто зло берет, что все ходили в серо-черном, темно-синем и грязно-коричневом! Не верьте. Тканей было много и они были разные. И потом, полстраны ходило в шмотках, купленных у мореманов или у счастливых обладателей щедрых заграничных родственников... Потом ещё имелись ателье мод, где было естественно дороже, но зато неповторимо... И 14

15 крутейший «Элегант», в котором, может не так и просто, но при огромном желании можно было заказать обувь на все вкусы и цвета... Как не странно, он жив!!! Правда из угловых апартаментов перебрался в соседний подвальчик на улочке А.Калниня... Но жив! А вот и аптека на углу... Закончилась Моя улица... От Таллинской до Мирной... Это так здорово, когда в городе сохраняются какие-то константы... Матвеевский рынок... Правда сильно изменившийся, перепланированный, перестроенный, но стоит, на своем законном месте... А на углу вечная аптека. Меняющая имена... интерьер-экстерьер... но аптека... И трамвайная остановка... И одиннадцатый трамвай в сторону Межапарка... Когда в детстве мы с мамой ходили гулять на Эспланаду, я любила играть в «экскурсовода»... Я с упоением рассказывала... даже не могу представить сейчас, что я там могла рассказывать... И вот теперь, уже через страшно подумать сколько лет, я опять и опять играю в экскурсовода... я иду и иду по Моей улице, освещенной воспоминаниями... и голубыми неоновыми звездами... Звездами моего детства