Елена Гинзбург. Прощай, любимый!

Save this PDF as:
 WORD  PNG  TXT  JPG

Размер: px
Начинать показ со страницы:

Download "Елена Гинзбург. Прощай, любимый!"

Транскрипт

1 Елена Гинзбург Прощай, любимый! Кажется, Бернард Шоу сказал: «Нет в мире женщины, способной сказать «прощай» меньше чем в тридцати словах»... А я и пары-то не могу подобрать... Или я не женщина... И не сказать ничего... тоже не могу... Двадцать лет всё-таки... Лезут всякие глупости... «Я к вам пишу чего же боле?...» И перо гусиное, и канделябр, и оплывшие свечи, а за окном одинокая ночь, и скупая женская слеза, а может, и вовсе не скупая... и няня где-то на подходе... «Ах, няня, няня, я тоскую...» Какая... няня? Да не буду я тебе ничего говорить, ты и сам всё прекрасно понимаешь... Сейчас ещё дойдем до банального «а ты помнишь... а как мы... а как ты...» Как спевала наша незабвенная... «Уходя-уходи! Затвори за собой плотно двери!»... Слушай, я даже представить себе не могла, открывая твою дверь... что вся моя прежняя жизнь останется там, за порогом, что начинается... Какие-то мы... пафосом припугнутые... Что начинается... новая, потрясающая, удивительно счастливая жизнь! А всё-таки здорово, что мы не обладаем даром предвиденья... Иначе... я бы... просто не вошла... я бы испугалась... Как чего?! В одночасье мир вверх дном! Как плотину прорвало... Не от кого защищаться... Не надо подыскивать слова, чтоб тебя поняли, и притворяться, что ты понимаешь... Все вокруг говорят на одном, на одном с тобой языке... Языке Музыки... Все слегка поэты, чуточку композиторы, капельку художники... Все молоды, щедры и талантливы... Все просто гениальны! Что ты! Никак не меньше! Все фонтанируют, все влюблены! Дни пересыпались калейдоскопом новых знакомств, дружб, песен, музык, мыслей и слов... Зато ночами мы оставались с тобой вдвоем. Только ты и я. Дворикколодец... пожарная лестница... уходящая ввысь... дымок сигареты, посылаемый в вечность и прямоугольник ночного неба... Полубелые ночи, получерные сны... И в свете волшебной луны рождались стихи! Навсегда, ни за что, никогда это всё из отроческих стихов о любви до гроба... Пожалуйста, не смейся, я говорю абсолютно серьезно... я точно знаю, что уже никогда и ни за что я ничего подобного, даже близко... не напишу... Мы жили тогда образами и чувствами... А теперь цифрами и фактами... «А вы слышали, что эти паразиты опять придумали... на столькото процентов... а тот министр то сказал, а этот, наоборот ничего не сказал, хотя и должен был...» Ты заметил, как мы сейчас общаемся... мы торопимся, делимся проблемами, делимся наперебой, чтобы успеть всё поделить... А чувство осталось одно как страшно жить... или окончательный пофигизм, как у инфузории туфельки... О... Спасибо, что напомнил... туфли надо в ремонт сдать... Из чего они, гады, набойки делают? Ты как думаешь? Из ластика, наверное...

2 Слушай... а был бы такой ластик... чтоб можно было стереть... чтонибудь... или кого-нибудь... ну кто тебе не очень нравится... ой, я бы стёрла... парочку, тройку физиономий... Да ладно, не надо меня одёргивать, не надо... Ты как затрапезный романтик... Тебе все замечательные, все хотят как лучше, все жертвы обстоятельств! Я б тебе сказала, чего они жертвы! Они тебе наобещали с три короба, а ты и развесил... и внимаешь... и внимаешь... «Воздушный шарик думал, что в него вдохнули жизнь. А на самом деле его просто надули...» Тебя просто тупо использовали, использовали твоё имя... Выжали все соки... я не горячусь... я абсолютно спокойна... и теперь твоё имя это единственное, что у тебя осталось... В конце концов... они отберут у тебя и его... Причём нежно... Ты прости меня... прости... понимаешь, не всегда зависит от нас... Я знаю, что ты знаешь... Мы всегда... друг друга с полуслова... Да, конечно, никто не умирает... Конечно, встретимся, и не раз... Нет, да ну что я маленькая... нюни распускать... Ты тоже... держись... Ну, ладно... тогда всё... счастливо... Нет, я не сказала тебе самого главного... В этом дурацком мире нет ничего... в чём можно быть уверенным... до конца... но одно я знаю... совершенно точно... что бы с нами не случилось... В памяти многих, многих людей ты останешься Залом Вагнера... Навсегда... Прощай, любимый!