Вадим Чернышев. Модерация Мы одна космическая семья, это всем ясно. Конечно общего много. Да благословит нас Архитектор! Кстати, об этом. Расскажи мне об Архитекторе.

Save this PDF as:
 WORD  PNG  TXT  JPG

Размер: px
Начинать показ со страницы:

Download "Вадим Чернышев. Модерация Мы одна космическая семья, это всем ясно. Конечно общего много. Да благословит нас Архитектор! Кстати, об этом. Расскажи мне об Архитекторе."

Транскрипт

1 Мы одна космическая семья, это всем ясно. Конечно общего много. Да благословит нас Архитектор! Кстати, об этом. Расскажи мне об Архитекторе. Архитектор это тот, кто создал Вселенную из яйца. Он вдохнул жизнь во все уголки нашего мира и благословил Ксаркс богатой природой и благоприятным климатом для своих детей, то есть для нас. Я не знаю, как называете его вы, земляне, но уверен идея та же. В разных интерпретациях, но да. Друг, а что ты знаешь о темной материи? Можно спросить. Об этом спросить лучше у демиургов или скользящих в эфире, мы на Ксарксе мало её изучили. Знаем, что есть и как использовать её для прыжков, как превращать в чистую энергию, как говорить с ушедшими к Создателю через неё, как Подожди, вы разговариваете с умершими через темную материю? Я правильно понял? И судя по вышесказанному, вы очень много знаете об этом виде материи. Иван, всё относительно. Если сравнивать нас с вами, то мы просто боги, не обижайся. Если сравнивать наше развитие с остальными расами союза Триникса, то мы до середины не дотягиваем. А если с демиургами или первородными эфирными расами, то мы никто. Поэтому много или мало мы знаем говорить некорректно. Надо измерять все вещи уровнем удовлетворения потребностей для развития и счастливой, оптимально-динамической жизни. Никто не вечен и это неизбежность. Но вот ситуацию когда все не счастливы можно избежать. Понимаешь? Понимаю, очень хорошо тебя понимаю, Друг. Но ты не ответил на счет мертвых. Есть практики на моей планете, позволяющие общаться с теми, кто во тьме. На самом деле это тоже фигуральное выражение. Но подумай сам, если мы сквозь темную материю проходим, ныряем, то есть прыгаем через неё, модифицируясь, а потом выныриваем при обратной трансформации, то, что тебя удивляет в общении с теми, кто там уже навсегда? А с биологической стороны как ты это объяснишь? А ты не прост, Иван Дробышев, не прост. Иногда классификация наук по направлениям есть большая ошибка. И объяснить некоторые явления можно лишь объединив все знания в единый, общий поток. Поэтому я тебе скажу как на духу. Ты не объяснишь этот феномен ни с биологической, ни с физической, ни с астрономической точек зрения. Но любой писатель с фантазией сделает это с легкостью, потому что объясняет он это понятиями эфирными. Кстати, в вашей таблице элементов, вы почему-то исключили самый главный элемент, хотя сначала его написали. Какой? Эфир! Ты меня слушаешь?! Да, просто к некоторым твоим умозаключениям не готов, прости. Не страшно. Архитектор все делает через эфир. А вы себе взяли и глаза закрыли. Оно конечно удобней, но до поры до времени. Правда, так можно навсегда слепыми остаться. Ещё год назад я считал, что мы одни во Вселенной. А сейчас я на межгалактической конференции представляю Землю. Притом моя планета об этом даже не догадывается. Мы живем каждый в своем углу, со своими предрассудками, без желания познавать, улучшать свою жизнь. В нашем мире правит жестокость, жадность, тщеславие и скудоумие. Там на поверхности нет никому дела до эфира. Не печалься. Когда моя цивилизация была молодой, мы переживали и не такое. Лекса, а как вы познакомились с профессором? Здесь, он пришел со своей коллегой искать неисправности на базе. Странно, как человек мог пройти защиту? рептилоид внимательно смотрел на Дробышева Иван, у кого ты получил волновой пропуск? Дробышев вжался в кресло и чувствовал себя как на допросе. А можно я не буду отвечать. Это тайна. На базе тайн нет, профессор. Если ты здесь, то обязан быть откровенным. Но я не могу об этом говорить. Иногда бывает такая ситуация