Человек в мире культуры: прагматика и метафизика современности

Размер: px
Начинать показ со страницы:

Download "Человек в мире культуры: прагматика и метафизика современности"

Транскрипт

1 Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина» Кафедра культурологии Человек в мире культуры: прагматика и метафизика современности Материалы IX Международного философско-культурологического симпозиума Рязань 2014

2 УДК ББК Ч39 Рецензенты: А.С. Соколов, д-р ист. наук, проф. (ФГБОУ ВПО «Ряз. гос. радиотех. ун-т») В.А. Горнов, канд. ист. наук, доц., зав. кафедрой (ФГБОУ ВПО «Ряз. гос. ун-т имени С.А. Есенина») Ч39 Человек в мире культуры: прагматика и метафизика современности : материалы IX Международного философско-культурологического симпозиума / отв. за вып. А.В. Пронькина ; Ряз. гос. ун-т имени С.А. Есенина. Рязань, с. ISBN Сборник IX Международного философско-культурологического симпозиума «Человек в мире культуры: прагматика и метафизика современности» является результатом серьезного научного труда 50 участников конференции из вузов России, Украины, Киргизии, Бельгии, Китая, Швейцарии. Авторы сборника затронули понастоящему широкий круг проблем, связанных с постоянно усложняющейся и быстро меняющейся современностью: метафизика аксиологических оснований и социокультурных трансформаций ХХI века; социокультурное пространство городских и сельских территорий: означивание и присвоение; культура информационного общества; культура суперпотребления; прагматика и метафизика повседневности; современное искусство: прагматика и метафизика; современная социокультурная среда: место и виртуальное место. В подготовке сборника симпозиума приняли участие культурологи, философы, социологи, психологи, педагоги, а также специалисты социокультурной сферы, исследующие проблему человека в культуре. человек в мире культуры, культура, социум, философия, культурология, социокультурные исследования, человек, личность, индивидуум, метафизика, прагматика, современность, современная культура, традиционная культура, социокультурные трансформации, социокультурное пространство, информационная культура, информационное общество, потребление, культура потребления, суперпотребление, современное искусство, социокультурная среда, виртуальная культура, культура информационного общества, медиакультура, медиаискусство. УДК 008 ББК 71.0 Тексты сборника представлены в авторской редакции. Мнения авторов статей могут не совпадать с мнениями издателей. Пронькина А.В., отв. за вып., 2014 Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Рязанский государственный университет ISBN имени С.А.Есенина»,

3 Уважаемые коллеги! Перед вами сборник IX Международного философско-культурологического симпозиума «Человек в мире культуры: прагматика и метафизика современности». Авторы сборника затронули по-настоящему широкий круг проблем, связанных с постоянно усложняющейся и быстро меняющейся современностью: 1. Метафизика аксиологических оснований и социокультурных трансформаций ХХI века; 2. Социокультурное пространство городских и сельских территорий: означивание и присвоение; 3. Культура информационного общества; 4. Культура суперпотребления; 5. Прагматика и метафизика повседневности; 6. Современное искусство: прагматика и метафизика; 7. Современная социокультурная среда: место и виртуальное место. В подготовке сборника симпозиума приняли участие культурологи, философы, социологи, психологи, педагоги, а также специалисты социокультурной сферы, исследующие проблему человека в культуре. Dear colleagues! You are holding a volume of articles of the IX International Philosophical and Cultural Studies Symposium Man in the World of Culture: pragmatics and metaphysics of modernity. The volume s authors touched truly wide spectrum of issues related to continuously perplexing and rapidly changing modernity: 1. Metaphysics of axiological foundations and socio-cultural transformations of the twenty-first century; 2. Socio-cultural space in urban and rural areas: denotation and seizure; 3. Culture of information society; 4. Super-consumption culture; 5. Pragmatics and metaphysics of everydayness; 6. Contemporary art: pragmatics and metaphysics; 7. Modern socio-cultural environment: space and virtual space. Philosophers, sociologists, psychologists, education, business and cultural studies professors as well as sociocultural sphere professionals investigating issues related to the person in the world of culture contributed to the symposium s volume. 3

4 4 СОДЕРЖАНИЕ Агапова Н.Г. Человек в пространствах образования и культуры...8 Акимова М.А. Непреходящие проблемы в фокусе актуальных геополитических событий 14 Акулина Н. Философия кружева: символика образов и цвета от истоков до подиума 19 Анисина Е.А., Маркин Р.Е. Роль и место театра в современной России (по материалам социологического исследования в г. Рязани).23 Антипина А.П. Доминирующие тенденции эволюции архитектурных форм в пространстве провинциального города (на примере г. Рязани)..28 Денисова Т.Ю. Роль оракулов в исполнении судьбы в греческом мифе 31 Дэн Л., Чэнь Х., Ян Ю. История китайских фразеологизмов.37 Ежова Е.Ю. Художественная культура современности: реальность, выходящая за контуры 39 Злотин В.Я., Иманов Р.М. Городская идентичность современного Баку...43 Злотина Т.В. Жизнь как событие бытия. Два образа осуществления: М. Хайдеггер и М. Бахтин...47 Иванова И.И. Культурознание и современное познавание культуры.54 Исаева Е.В. Проблема культуры повседневности в гуманитарном знании...59 Кечина Э.А. Национально-культурная специфика образа человека в языковом сознании носителей русской и арабской культур.65 Ковригина Е.П.

5 К вопросу об актуальности проекта музеефикации достопримечательного места «Поле Вожской битвы» «Мирный град на поле боя». 68 Кононенко Е.А. Необходимость создания информационного портала (сайта) «Дворянские усадьбы в Рязанском крае» как способа актуализации, сохранения и воспроизведения информации в современной социокультурной среде..72 Кочеткова Ю.О. Создание этнической деревни в Рязанской области: анализ потенциала территории 76 Ледовских Н.П. Экзистенциальный анализ как метод культурологического исследования художественного творчества...80 Лощинина Т.Н. Информационное общество и духовная безопасность 85 Меркулова Н.Г. Гигиеническая культура в системе культуры повседневности (на материале центральной России).87 Меркулова Н.Г. Ночь как хронотоп современной городской культуры...91 Мыськина Т.О. Семантика орнамента в декоративноприкладном искусстве Дагестана...95 Овчинникова Е.А. Особенности неофициальной живописи эпохи «застоя»...98 Першин С.И. Многовариантность научной фантастики в пространстве современного художественного творчества 101 Пришвина И.Н. Историко-этнографическая и архитектурная среда исторического поселения федерального значения город Касимов как феномен культурного наследия.105 Пронькина А.В. «Поттериана» как один из мифологических конструктов современной массовой культуры.108 Ребер Л.А., Ребер О. 5

6 К вопросу о золотом сечении в колористике..118 Серѐгин Р.А. Фотография как репрезентативный язык современной культуры.123 Симонова И.А. Среда обитания: по местам человека информационного общества 127 Соколовская В.В. Художественный образ и выразительные средства в танцевальном искусстве 131 Соловьев А.В. Миф в культуре информационного общества 135 Суворкина Е.Н. Прагматика специализированного уровня современной субкультуры детства.145 Суркова А.А. Мелкая пластика в системе художественной культуры (на примере Рязанского края) Суслова Л.А. К проблеме формирования информационной культуры личности Теняева О.В., Селезнева И.А. Феномен «чужого» в современном обществе: гомосексуальность 156 Тихомирова Г.А. Вопросительные предложения в заголовках российских газет 161 Фролкина Ю.В. Основные принципы и технологии популяризации современного художественного творчества в условиях арт-галереи..166 Фуберт Э. Культурный мост между Бельгией и Россией Ху И. Символика растений в русской и китайской культуре..175 Хуан Г. Китайские и международные шахматы: сравнительный анализ Чжан И. 6

7 Положение русской женщины в современном обществе.184 Шамова Л. Рязанские народные промыслы в условиях социокультурной трансформации XXI века: проблемы и перспективы..186 Шахова И.В. Религиозные мотивы в современном художественном творчестве Шильцова Ю.В. Социально-психологические проблемы адаптации старшего дошкольника в современных условиях 195 Ян Л. Усадебная культура в романе И.С. Тургенева «Дворянское гнездо» 200 7

8 8 Агапова Н.Г., доктор философских наук, профессор кафедры культурологии РГУ имени С.А. Есенина Человек в пространствах образования и культуры Образование как процесс и результат становления человека в качестве культурного существа должно включать в себя все основные стороны взаимодействия его с культурой, ее основными пространствами и подпространствами. С одной стороны, сама культура, рассматриваемая в ее филогенезе, является продуктом индивидуального и коллективного творчества людей, реализации их креативного потенциала, с другой, в ходе онтогенеза отдельно взятого человека он сам в определенной мере и степени становится продуктом, то есть творением культуры, носителем того, что ему удалось усвоить из ее богатств ориентиров, средств и способов организации своей жизни и деятельности. Но что означает и представляет собой сам процесс образования человека как культурного существа в контексте всего цикла функционирования и развития культуры в целом? «Завершая рассмотрение цикла функционирования культуры, пишет по этому поводу М.С. Каган, мы возвращаемся к человеку, поскольку он является не только творцом культуры, но и ее творением. Распредмечивая человеческое содержание, заключенное в предметности культуры, человек вбирает его в себя, усваивает его и присваивает, становясь тем самым культурным существом. Естественно, что обретаемое им при этом богатство культурных качеств по своему строению подобно тому, какое составляло ансамбль «сущностных сил» людей, творивших «вторую природу», и что тем самым те, кто ее распредмечивает, уподобляется тем, кто в ней себя опредмечивал» [1, с. 300]. Вместе с тем, М.С. Каган указывал на различие, с одной стороны, способностей, необходимых для продуктивного творчества культурных предметов и образцов, а с другой, способностей, обеспечивающих успешные процессы их распредмечивания, освоения и репродукции. Отмеченное «уподобление» культурных качеств людей, характеризующих их как творцов культуры, как тех, кто усваивает продукты этого творчества и, наконец, как тех, кто является уже их новыми носителями при всей структурной изоморфности этих качеств, предполагает поэтому дальнейший их анализ и сопоставление в контексте развертывания единого процесса и пространства образования как сложного феномена культуры. Очевидно, что сами по себе эти культурные качества, будучи взаимно дополняющими друг друга, ни по содержанию, ни по своему строению не могут рассматриваться как находящиеся в отношениях полного тождества. Более того, при дальнейшем рассмотрении они выступают, скорее, как три различные и в определенных отношениях противоположные друг другу по своему содержанию и самому строению группы культурных

9 качеств и способностей, в силу чего они и могут дополнять друг друга, образовывать специфические отношения и связи между процессами создания людьми новых культурных предметов, последующего распредмечивания и усвоения их содержания, а затем уже прямого и непосредственного их использования в своей деятельности. В этих разных человеческих культурных качествах и способностях находят свое выражение различные стороны единого процесса простого и расширенного воспроизводства и развития культуры как условия, обеспечивающего, в свою очередь, нормальное функционирование и развитие человеческой деятельности в целом. Образование в этом процессе простого и расширенного (т.е. обогащаемого инновациями) воспроизводства культуры выступает как центральный элемент механизма социального наследования. Оно (образование) может выполнять свою функцию в ее полном объеме и качестве только в том случае, если все эти стороны проявлений человека как культурного существа, то есть и как носителя культуры, и как субъекта, активно и самостоятельно овладевающего новыми ее богатствами, и как ее творца, будут формироваться в процессе его становления. Состав приобретаемых при этом человеком культурных качеств должен включать в себя, соответственно такому пониманию, не только разные, но и в определенном смысле противоположные элементы. Одни из них необходимы для обеспечения нормального функционирования человека как существа, воспроизводящего усвоенную им в ходе образования и существовавшую еще до него культуру поведения и деятельности, другие для эффективногоусвоения новых ее богатств, выражающихся в том числе в инновациях, третьи для самостоятельного совершенствования, творческого изменения и развития самой культуры. Тем самым человек, будучи в результате процесса его образования творением культуры, сам затем становится ее творцом, чем кладется, по выражению М. С. Кагана, «начало нового витка спирали» в процессе развития культуры в целом [1, с. 300]. Таким образом, в самом процессе образования должны быть заложены такие условия, которые могли бы в полной мере обеспечить проявление и становление этих различных личностных качеств и способностей, связанных с усвоением культуры, ее практическим использованием и, наконец, ее творчеством. Эти качества и способности, изоморфные, но не тождественные и даже в определенных отношениях противоположные по своей направленности, в то же время должны взаимно дополнять друг друга, а потому и должны присутствовать в процессе образования, рассматриваемом как в его стихийной и спонтанно протекающей форме, так и в форме социально организованной целенаправленной человеческой деятельности, порождая при этом разнонаправленные его парадигмальные ориентации. 9

10 Присмотримся к тому, каким образом могут быть при этом связаны друг с другом качества и способности, необходимые, с одной стороны, для творчества и создания новых культурных предметов, а с другой, для их усвоения, что представляет собой две основные стороны единого процесса и механизма воспроизводства культуры. Для примера можно сопоставить друг с другом состав тех культурно оформленных и социально организованных процедур, действий и операций, усвоение которых, с одной стороны, необходимо человеку для самостоятельного производства новых научных и прикладных, практико-методических знаний (различных по типу и уровню их обобщения и функциональному назначению), их опредмечивания в неких текстах как продуктах культурного творчества, а с другой, для нормального полноценного усвоения этих знаний, распредмечивания содержания готовых текстов, уяснения их культурных смыслов и значений. Одни из этих познавательных и коммуникативных процедур являются, таким образом, продуктивными, творческими по своим функциям, содержанию и составу культурно организованных действий и операций, другие, напротив репродуктивными. Таблица 1 Состав и содержание действий Состав действий Продуктивный тип Репродуктивный тип Мыслительные и Коммуникативные и мыслительные коммуникативные акты, акты, осуществляемые в позиции осуществляемые в позиции воспринимающего и понимающего исследователя и автора текстов. авторское содержание текстов. Содержание действий Мыслительное продуцирование Распредмечивание и осмысление и опредмечивание объектных и знаний, отраженных в текстах, нормативных знаний в текстах. содержание процесса получения Результат для автора которых элиминировано, а результат представлен вместе с процессом, формализован. к нему ведущим. Далее мы можем выделить, соответственно, и рассмотреть два таких типа знаний, различающихся по уровню их обобщения, как эмпирические и теоретические, и проследить различие и взаимосвязь познавательных и коммуникативных процедур, противоположно направленных и взаимно дополняющих друг друга в общем механизме воспроизводства культуры, где есть разные «места» сначала для организованного культурного производства, а затем и воспроизводства этих знаний, осуществляемом в ходе их усвоения, то есть в традиционно понимаемом образовательном процессе репродуктивного типа. 10

11 Выделенные выше познавательные процедуры и действия продуктивного и репродуктивного типов предстают как противоположные по своему составу, способам и операциональному содержанию, вместе с тем, однако, как взаимно дополняющие друг друга. Поскольку знания в продуктивном пространстве культуры только добываются и фиксируются одними людьми в ходе исследовательских действий, а затем другими усваиваются благодаря репродуктивным по своему характеру действиям распредмечивания содержания готовых текстов, все действия еще никак не сказываются на самой деятельности, для улучшения и повышения культуры которой эти знания нужны. То есть при этом мы опустили такое важное и основное для всей системы человеческой деятельности «место», где эти полученные различными способами знания применяются, так сказать, по их прямому функциональному назначению, то есть в собственно практическом поведении и деятельности как людьми, создававшими эти знания, так и теми, кто их усвоил в ходе своего образования. Заметим, однако, что в этом месте, или пространстве, осуществляется уже воспроизводство не культуры как таковой, а самой практической материальной и духовной или художественной человеческой деятельности, в которой полученные знания выступают в качестве элементов культуры ее организации и осуществления и используются либо как готовые средства и способы, либо как исходные материалы для последующего преобразовательного процесса. Производство и усвоение знаний как необходимых элементов культуры человеческой деятельности, таким образом, не тождественны процессу их применения, использования в качестве этих элементов в последующей практической деятельности. В то же время процесс производства знаний может сам выделиться в силу разделения труда в особый тип и разновидности профессионально организованного и культурно оформленного производства научных, технических, технологических, методических, методологических и т.д. знаний, с обслуживающими их процессами обеспечения культурными средствами, а также трансляции и усвоения этих средств новыми субъектами. С другой стороны, процесс усвоения знаний выделяется как особый вид деятельности, т.е. учебная деятельность, а его организация и помощь со стороны носителей культуры в усвоении знаний оформляется как социально организованная и обеспеченная своими сервисными звеньями педагогическая практика [2]. Важно учитывать вместе с тем и такое важное обстоятельство, что для тех (исследователей и проектировщиков), кто производит сами новые знания, процесс образования, дальнейшего окультуривания их как субъектов деятельности, не прекращается, а напротив, осуществляется в наиболее развитой и продуктивной его форме, а именно: как процесс самообразования, совпадающий в данном случае в значительной мере с процессом самого производства культурных ценностей, а точнее, сопровождающий этот последний процесс в особом рефлексивном по отношению к нему пространстве. Они производят эти знания и делают 11

12 открытия, прежде всего, «для себя», а затем уже оформляют их для последующего использования и другими людьми в их деятельности. Образование, таким образом, взятое в различных его формах (продуктивной и репродуктивной), пронизывает все процессы производства и воспроизводства культуры человеческой деятельности, и поэтому в определенном смысле культура и образование тождественны друг другу. Вместе с тем, есть и существенные различия, если рассматривать культуру и образование как сферы человеческой деятельности с разными функциями. Так, если в процессе действительного творчества, выделенные выше познавательные продуктивные действия людей порождают объективно новые знания как культурные предметы и содержания, а репродуктивные процедуры позволяют другим людям, входящим в мир человеческой деятельности, лишь в той или иной степени правильно и полно их усвоить и тем самым приобщиться к ним, то в специально организованном процессе образования, образовательной деятельности дело обстоит несколько иначе. В процессе образования и продуктивные, и репродуктивные действия и операции становятся тождественными друг другу с точки зрения оценки их основной учебной функции. При этом исследовательские действия и текстопорождающие коммуникативные процедуры, оформляющие их продукты носят характер условных, по выражению В.В. Давыдова и В.С. Лазарева, «квазиисследовательских» или «квазипроектировочных». Учащиеся могут, таким образом, с субъективной точки зрения находиться в процессе творчества, делать для себя «открытия», которые, однако, с объективной культурологической позиции, представляют собой не более чем «изобретение велосипедов». В этом специально организованном педагогом процессе мыслительных и коммуникативных действий, продуктивных, то есть творческих по своему характеру происходит усвоение учащимися уже имеющихся в культуре предметных знаний. Неявным образом они учатся при этом одновременно и тому, как производить эти процедуры и действия, и при условии долгого и многократного их повторения под руководством педагога и при его организующей помощи могут усвоить в некоторой степени культуру их правильного осуществления. Этот развивающий способности к продуктивным действиям эффект продуктивного процесса обучения может быть значительно усилен при условии рефлексивного выделения, явного осознания и целенаправленного оформления и тренировки процедур самостоятельного применения нормативной, организующей, то есть общей культурной составляющей этих исследовательских и коммуникативных действий. Использование в процессе образования тем или иным образом организованных условных исследовательских и проектировочных процедур, осуществляемых самими учащимися в качестве средств и способов получения и усвоения новых знаний усложняет, таким образом, всю образовательную деятельность, что позволяет получать в результате ее 12

13 двойные продукты: с одной стороны усваиваются программные предметные знания, с другой, формируются способности (с той или иной мерой их рефлексивной культурной оформленности и степенью освоенности) к самостоятельному продуцированию и фиксации новых знаний в текстах соответствующего типа. Репродуктивные же процедуры и действия, выделенные выше, на первый взгляд, полностью соответствуют природе образовательного процесса как такового в традиционном его понимании. Здесь нет, казалось бы, дополнительных надпредметных по своему содержанию действий, имитирующих нечто другое и культурно более значимое, кроме исполнительских по своей природе действий по решению «квазипрактических» задач, имитирующих применение усваиваемых предметных знаний в обычной повседневной практике или в будущей профессиональной деятельности. Выделенные же выше процедуры восприятия, запоминания, понимания содержания текстов с целью выявления их культурных значений и смыслов это прямые учебные действия, направляемые на усвоение новых знаний различного уровня и типа. Но так дело представляется только на первый и поверхностный взгляд. В действительности же двойное культурное содержание и усвоение его имеет место и в рамках репродуктивного типа обучения. Если предметом рефлексии, культурного оформления и последующего усвоения становятся сами отмеченные репродуктивные процедуры работы с готовыми текстами, схемами, демонстрируемыми образцами, то это второе содержание образования, связанное с формированием соответствующих общекультурных мыслительных и коммуникативных способностей, или общеучебных умений, представляется как более значимое и применимое затем в процессах самообразования субъектов практически в любой области человеческой деятельности. Таким образом, здесь также возникает возможность говорить о формировании человека как субъекта, владеющего общезначимой человеческой культурой организации и осуществления своей самостоятельной образовательной деятельности, представленной в репродуктивных ее формах. Человек здесь предстает как более развитое по своему уровню творение культуры, возникшее благодаря рефлексивному выделению, оформлению и усвоению принципиально нового культурного содержания, обеспечивающего сам образовательный процесс адекватными ему средствами и способами. Человек, освоивший знания и умения не только узкопредметного и прагматического назначения, но уже и надпредметного общекультурного уровня, становится, таким образом, в большей мере и степени существом, способным к своему дальнейшему самообразованию как в контексте реализации им творческих видов и отдельных креативных элементов деятельности, так и в ходе освоения новых профессиональных навыков с помощью репродуктивных форм самообучения. 13

14 В индивидуальных процессах и траекториях образования отдельных людей соотношения креативных и репродуктивных компонентов, а также общекультурных метапредметных содержаний могут в значительной степени варьироваться, что зависит не столько от природных психофизиологических предпосылок, сколько от той социокультурной среды и системы образования, в которой посчастливилось оказаться человеку. С общей же культурфилософской и системно-деятельностной точки зрения несомненной представляется необходимость целостного единого образовательного пространства, позволяющего в полной мере сформировать и реализовать потенциал и репродуктивных, и творческих способностей человека, необходимых ему в дальнейшей жизни и деятельности как полноценному культурному существу: носителю культуры, субъекту, осваивающему ее новые уровни, и ее творцу. Современная система образования предстает в таком контексте рассмотрения как объединяющая в себе разноуровневые и в определенной степени даже разнонаправленные процессы и виды образовательной деятельности, преимущественным образом формирующие в совершенно разной мере и степени разные качества людей как носителей существующей культуры, как активных субъектов, способных самостоятельно овладевать ее богатствами и, наконец, как людей, способных к ее проблематизации и самостоятельному творчеству, осуществляемому в рамках усвоенных ими высших культурных форм. Объединить все эти разнонаправленные и разноуровневые процессы в составе единой «современной» парадигмы не просто чрезвычайно сложно практически, но и теоретически представляется весьма трудным делом. Речь здесь должна идти о другом: каким образом можно объединить в составе непротиворечивого и системно организованного целостного процесса образования, или в едином образовательном пространстве, элементы различных образовательных парадигм и систем, нацеленные на решение столь разных, но в то же время необходимых для реализации основных функций образования общекультурных задач. Таким образом, мы подходим к необходимости рассмотрения вопросов о полипарадигмальности современного образования, необходимости и возможности гармонизации и синтеза образовательных парадигм в рамках единой целостной системы образования и поиска ответов на них в контексте культурфилософского системно-деятельностного подхода. Список источников: 1. Каган М.С. Философия культуры. СПб., Щедровицкий Г.П. Об исходных принципах анализа проблемы обучения и развития в рамках теории деятельности / Избранные труды. М., Акимова М.А., аспирант кафедры культурологии

15 15 РГУ имени С.А. Есенина Научный руководитель Ледовских Н.П., доктор философских наук, профессор Непреходящие проблемы в фокусе актуальных геополитических событий Очередные геополитические потрясения, а на этот раз это события, именуемые в СМИ как «Украинский кризис», вновь и вновь заставляют обращаться к проблематике человека вообще и человеческого общежития в частности. Промежуточные результаты вышеозначенных событий, а именно размежевание народонаселения по идеологическим основаниям и как следствие отсоединение Крыма от Украины, дают повод предполагать отсутствие в Украине интегрированного гражданского общества. Уместно вспомнить, что на недопустимость положения человека вне гражданского общества указывал ещѐ Томас Гоббс, который называл подобное положение «естественным состоянием» и полагал, что оно «не может быть ничем иным, как войною всех против всех (bellum omnium contra omnes), и во время этой войны у всех есть право на всѐ» [2, с. 280]. По словам Гоббса, все люди согласно собственной природе стремятся выйти из «этого несчастного и отвратительного состояния». Но тем самым Гоббс вовсе не утверждает абсолют природного детерминизма такого стремления. Он пишет: «я не отрицаю того, что люди стремятся к взаимному объединению, подчиняясь требованию природы. Но гражданские сообщества не есть простые объединения людей, но объединения, основанные на договоре, для создания которых необходимы взаимные верность и соглашения» [2, с. 285]. Исходя из логики приведѐнных положений философии Томаса Гоббса, и сообразуясь с доступной для наблюдения социокультурной действительностью, можно сделать следующий вывод: тот факт, что Украина обладает постоянно проживающим, на еѐ территории, населением не даѐт основания к безусловной уверенности в наличии, на этой же государственной территории, гражданского сообщества ибо «человек способен к жизни в обществе не от природы, а благодаря знанию. Более того, хотя человек от природы стремится к жизни в обществе, отсюда не следует, что он рождается способным жить в обществе. Ибо одно дело стремиться, другое быть способным» [2 с. 285]. И вот здесь, в свете геополитических событий вокруг «Украинского кризиса», возникает, как представляется, закономерный вопрос: способен ли человек/человечество к интеграции в принципе, и обходится в процессе своей жизни и деятельности без войн, революций и каких бы то ни было конфликтов вообще? Казалось бы, украинский народ (если не в целом, то

16 частично) переживший не так давно (по меркам истории) в составе Российской империи, а затем СССР ужасы революции, Гражданской войны, Второй мировой войны, в ходе которой было применено ядерное оружие, должен прийти к убеждению не просто воздерживаться от действий способных привести к вооружѐнной конфронтации но и делать всѐ возможное для недопущения кровопролития. По факту - люди при первой возможности готовы взяться за оружие и вступить в открытое вооружѐнное противостояние. Так в чѐм же причина подобного поведения? Сообразно принципу каузальности (причинности), для разрешения поставленного вопроса, представляется целесообразным обратиться к историческому опыту человечества. Общеизвестно, что Всемирную историю, как единый всемирноисторический процесс, можно представлять и изучать в различных формах. К примеру, через хронологию природных катаклизмов, значимых научных открытий, но наиболее показательным будет представление Всемирной истории через историю вооружѐнных конфликтов (войн, революций и пр.). Показательность подобного подхода определяется тем, что: во-первых, позволяет условно делить единый всемирно-исторический процесс на сравнительно небольшие хронологические периоды; во-вторых, наглядно характеризует субъект этого самого процесса человека/человечество. Представляется, что взгляд на Всемирную историю через призму вооружѐнных конфликтов неминуемо ведѐт к осознанию, в общем-то, очевидного: 1) история человечества - в первую очередь, история войн; 2) история (конкретно история войн), сама по себе, не способна ничему учить, но способна (как прошлое) предопределять будущее (поскольку насилие порождает насилие). В свою очередь, рефлексия (в логической форме в особенности) подобных суждений не способна привести к достижению результатов обладающих достаточной объяснительной ценностью 1, поскольку порождает бесконечную череду вопрошания, которая, так или иначе, сводится к непреходящей проблематике самопознания и познания человека человеком. Поиск выхода из этой «дурной бесконечности», как говориться, «по законам жанра», в конечном итоге сводится к осознанию того, что: «все суета и томление духа!» (Еккл 2:17) ибо «Когда я обратил сердце мое на то, чтобы постигнуть мудрость и обозреть дела, которые делаются на земле, и среди которых человек ни днем, ни ночью не знает сна, тогда я увидел все дела Божии и нашел, что человек не может постигнуть дел, которые делаются под солнцем. Сколько бы человек ни 1 С одной стороны, здравый смысл, основанный на личном опыте, и подкреплѐнный постулатами христианской этики подсказывает, что человек/человечество вполне в состоянии обходится без войн, революций и каких бы то ни было конфликтов. С другой стороны, научное знание, включая знание истории, свидетельствует об обратном пока у отдельного человека, сообщества, государства, имеются частные интересы, будут существовать межличностные, межгрупповые, межгосударственные конфликты, в основе которых лежит конфликт интересов. 16

17 трудился в исследовании, он все-таки не постигнет этого; и если бы какой мудрец сказал, что он знает, он не может постигнуть этого» (Еккл 8:16,17). Да, с подобным спорить сложно, хотя бы потому, что даже в первом приближении, имеющаяся в распоряжении современного человечества совокупность гуманитарного знания о человеке отличается мозаичностью, фрагментарностью, плюрализмом, теоретической нестрогостью. Но, по нашему глубокому убеждению, сложившееся положение дел, в числе прочего, не должно служить основанием к тенденции расширения и усиления политического волюнтаризма. Думается, большинство реальных и мнимых проблем современного человека суть не что иное, как результат влияния господствующей парадигмы представляющей личность человека с одной стороны как нечто цельное/неделимое, с другой, как единичное/уникальное. Проблема видится в том, что подобный подход в немалой степени нивелирует истинность гуманитарного знания, особенно в той его части, что относится к познанию природы человека вообще человека как родового существа. Дело в том, что: - Во-первых: на практике, учѐный, как вариант психолог, изучает не абстрактного человека, а конкретных индивидов Иванова, Петрова, Сидорова, а вот результаты исследования интерпретирует уже на уровне предельного абстрагирования человека. Возникает вопрос: правомерно ли совмещать подобную практику с идеологией уникальности, неповторимости каждой отдельной личности? Однозначного ответа нет. Более или менее ясно одно на уровне повседневности (в «сфере человеческой обыденности» по Э. Гуссерлю), с еѐ здравым смыслом, основанным на обыденном знании, подобная схема срабатывает всѐ реже. Как следствие социальная атомизация и социальная аномия. - Во-вторых: доминирующая практика представления «личности» (Эго, Я, Самости и т.д.) как элементарной частицы, неделимого «первокирпичика» психосоциальной природы человека, не позволяет разрешить дилемму индивидуальной уникальности человека, поскольку на данном уровне анализа люди действительно имеют существенные различия. Следовательно, неразрешимыми остаются проблемы межиндивидуальной, межэтнической, межнациональной коммуникации в части обретения взаимопонимания. В контексте «Украинского кризиса» можно наблюдать определѐнные проявления рассматриваемой проблематики. На данный момент, определѐнная часть населения Украины с лѐгкостью готова поверить в расхожий миф, что на генетическом уровне свинья является ближайшим родственником человека, и не верит в тот факт, что на психологическом уровне житель северо-западной части Украины намного ближе к жителю юго-восточных регионов (и наоборот), чем к англосаксу. Было бы большим заблуждением полагать, что обсуждаемая проблематика актуальна исключительно в отношении Украины. Социально- 17

18 культурная и социально-политическая установка на уникальность/неповторимость индивида (этноса, нации) нивелирует онтологию общности как таковой, представляя любое общество как «воображаемые сообщества» (Б. Андерсон). В этом свете, народонаселение любого государства если и интегрировано, то исключительно в форме «пространственного, или механического соседства (скопления)» (П.А. Сорокин), иначе говоря - территориально объединѐнной совокупности индивидов. В этой связи представляется уместным отметить определѐнную парадоксальность современной прикладной политики всех уровней, которая в пику декларируемому продолжает стратегию дезинтеграции человечества. В частности, в свете вышесказанного, такая мантра отечественной политики как «единство в многообразии» [4], воспринимается далеко не однозначно и ассоциируется скорее с девизом США «Из многих - единое», чем с «единообразие в различии» русского философа Ивана Ильина [3, с. 28]. И, тем не менее, несмотря на непреднамеренное создание впечатления безысходности, будет неверным на основе всего вышесказанного сводить пафос данной работы исключительно к бесплодному алармизму. Существует определѐнная уверенность, что в арсенале современного гуманитарного знания имеется достаточно средств для формулирования предпосылок способных обеспечить мирное сосуществование человеческого сообщества на принципах взаимопонимания, и одним из самых эффективных инструментов в предстоящей работе, представляется категория «идентичность». Предвосхищая правомерный скепсис, заметим следующее. Сегодня нет смысла полемизировать с многоголосой критикой практики необоснованного расширения спектра применения категории «идентичность», она справедлива. Но и нет достаточных оснований соглашаться с тем, что «современная выпуклость «идентичности» как категории практики не требует ее применения в качестве категории анализа» [1, с. 75]. Именно существующая форма употребления данной категории и именно в прикладной сфере во многом определяет ревизионистскую позицию к большинству известных теорий личности. Предельно утрируя, ситуацию можно представить следующим образом. Нам заявляют - есть некая фундаментальная сущность (именуемая «Я», «Самость» и т.п.) которая в определѐнный момент должна выстроить (найти, собрать, сформировать и т.п.) собственную идентичность (эгоидентичность, я-концепция, я-образ). Пусть так. Но, в таком случае, какова природа подобной сущности? Каковы механизмы еѐ активности? Что конкретно здесь призван объяснять термин «идентичность»? Однозначных ответов нам не известно. Предполагается, что теоретический анализ психосоциальной природы человека на более элементарном уровне, нежели уровень «Я» по сути, переход от рассмотрения формы к рассмотрению содержания, приведѐт к 18

19 выявлению дополнительных аналитических и объяснительных возможностей категории «идентичность». При этом подразумевается, что любые изыскания в этой области автоматически способствуют возникновению гипотетической возможности получения качественно новых знаний о природе человека. Список источников: 1. Брубейкер Р., Купер Ф. За пределами «идентичности» /Ab Imperio, , с Гоббс Т. Сочинения в 2 т. Т. 1/Пер. с лат. и англ.; Сост., ред. изд., авт. вступ. ст. и примеч. В. В. Соколов. М.: Мысль, 1989, 624с. 3. Ильин И.А. О русском национализме. Сборник статей. М.: Российский Фонд Культуры, 2007, 152 с. 4. Путин В.В. Россия: национальный вопрос, 23 января Режим доступа: 19 Акулина Н., студентка 1 курса отделения Росписи ткани Рязанского филиала ФГБОУ ВПО «Высшая школа народных искусств (институт)» Научный руководитель Плавинская Л.С., кандидат филологических наук Философия кружева: символика образов и цвета от истоков до подиума Сказочный мир кружева, загадочное переплетение нитей, создающих невероятные узоры, погружает нас в мир волшебства и фантазии. Но какой он, на самом деле, этот мир? Что скрывают в себе эти узоры? Сохранило ли свое смысловое наполнение? Отразились ли характерные особенности кружева Рязанской губернии в современной моде? Этим вопросам посвятим данную работу. «Плетеное кружево возникло в Западной Европе во второй половине XVI века и получило широкое распространение. Большим спросом кружево пользовалось и в России»[3]. Из-за дороговизны ввозимых кружевных изделий его могли позволить себе только царские семьи, но уже в XVII веке кружевные мастерские постепенно появлялись при царских дворах и в помещичьих усадьбах. Плели кружево и в Рязанской губернии: с XVIII века в здесь сложилась традиция многопарного шелкового кружева, при этом различали Рязанское, Скопинское и Михайловское кружево. По способу плетения в Рязанской области применялись: численная, многопарная, многопарная сканная и сцепная техники, но всех их объединяло одно они служили не только украшением костюма, но и несли в себе особый смысл, читаемый в цвете и орнаменте.

20 Русские кружевницы, осваивая технику плетения, вносили в кружево много нового, обогащали его традиционными русскими орнаментами и цветами. Во многих деревнях и городах возникали целые кружевные промыслы, в которых кружево плели на продажу. А в конце XIX века плетеное кружево являлось промыслом в 17 губерниях, в том числе и в рязанской. При этом отдельные орнаменты, узоры, цветовые сочетания становились «паспортом» отдельных населенных пунктов. Основным мотивом рязанского кружева в XVIII веке являлся растительный орнамент из-за которого его и называли «травчатым», «веткой травчатой», «веткой с виноградом». Со временем узоры несколько геометризировались, но название осталось неизменным. А в изделиях конца XIX столетия о растительной основе орнамента можно только догадываться настолько изменился их внешний вид в сторону геометрии. Геометрические символы несли свою символику. Считалось, что через круг (круговую черту) не смогут перешагнуть ни ведьмы, ни злой дух, ни сама смерть. Треугольник являлся олицетворением наиболее значимого символа. В зависимости от его расположения он обретал новую символику. Например, изображение равнобедренного треугольника было символом мужской и солнечной силы, означал огонь, восхождение. А перевернутый треугольник был ему противоположен. Он означал женское начало и луну, являлся символом дождя, плодовитости, но главное представлял Великую Мать. Квадрат в свою очередь считался символом земли, постоянства, нравственных устремлений, пропорциональности, честных намерений. Ромб ассоциировался с непорочностью Девы Марии, плодородием. В кружеве рязанской области преобладали растительные орнаменты, зоологические, реже геометрические. «Растительный орнамент состоит из стилизованных листьев, цветов, колосьев и лоз, чаще всего такой орнамент использовался для украшения одежды и посуды»[1]. Этот орнамент символизировал связь человека с природой. Так, например, лилия отражала чистоту, была символом плодородием и невинностью. Подсолнух по своему внешнему виду походил на солнце и поэтому он относился к символу солнцепоклонничества. Гвоздика отождествляла обручение, материнскую любовь, помолвку. Колосья олицетворяли плодородие и достаток. Зоологический (зооморфный) орнамент состоит из различных стилизованных изображений в кружеве животных и птиц. Часто невозможно понять какое животное (птица) изображено, потому что они созданы воображением людей. Такие изображения часто носили охранительные функции, являлись оберегами. Так, изображение петуха являлось символом солнца, отождествлялось с храбростью, бдительностью, мужеством, надежностью. Ворон ассоциировался с птицей-вестником, символизировал разум, память, проницательность. Голубь почитался и почитается до сих пор во всем мире как символ надежды, мира, любви, безмятежности и чистоты. 20

21 Счастье в браке, верность, просвещение, бдительность несет изображение гуся. К характерным чертам кружева можно также отнести и цветопись. Орнамент Михайловского кружева, как одного из наиболее известных в Рязанской области, состоит из полос, плетется цветными нитками. При этом каждый цвет имеет свое значение, а в сочетании с другими наполняется символическим, философским смыслом. Так, красный обозначал жизнь, свободу, любовь, огонь, страсть, кровь, а позже революцию. Желтый цвет символизировал легкость, свет, солнце, тепло. Зеленый ассоциировался со спокойствием и миром. Голубой отождествлял верность, бесконечность, спокойствие, мир. Черный был символом торжественности, позже скорби. Белый изначально нес энергию скорби и лишь позже начал отражать целомудрие, чистоту, невинность. С течением времени кружевоплетение получило широкое распространение в костюмах, наполняя их особым философским смыслом, как нельзя лучше дополняло одежды. Затем - стало предметом моды, делало образ завершенным, поэтому продавалось и за границей. Но даже перестав нести символико-охранную функцию, все равно размещалось на самых «уязвимых» с точки зрения древних славян местах: рукавах, вороте, подоле, т.е. там, где человек по поверьям был открыт для нечистой силы и болезней. С течением времени декоративное назначение кружева возросло, из-за чего многие традиционные техники перестали быть актуальными. Так, в конце XIX века сцепной способ плетения вытеснил кружево в парной технике, т. к. он был менее трудоемким. Во второй половине XX века парное кружево исчезло совсем. Отражая национальный характер, сцепное кружево иностранного происхождения быстро приобрело истинно русский характер благодаря введению форм предметов и орнамента. «Империалистическая война годов, затем гражданская война нанесли большой урон развитию народных промыслов, спрос на кружева упал, экспорт их за границу прекратился»[5]. И только в 1927 году в городе Михайлов появляется артель тружениц, благодаря которой к 50-м годам кружево начинает не только заново развиваться, но и видоизменяться. Оно становится шире, а рисунок становится ярче в своем цветовом разнообразии, орнамент приобретает декоративные черты. Кружево становится усложненным и более употребляемым в быту, однако не до конца утрачивает свое философское предназначение. В настоящее время актуальным является не только отделка кружевом, но и стилизация интерьера и одежды с помощью кружева под старину. Однако кружевные узоры и в настоящее время выплетаются не просто по бездумным схемам, а каждый узор имеет свою собственную символику, дает особую нагрузку на эмоциональное восприятие в целом, особенно за счет цвета. И, не смотря на то, что мы давно уже не «читаем» знаков на одежде, не уделяем должного внимания роли цвета и его значению, все 21

22 равно в настоящее время сохраняются традиции цветового наполнения кружева, объясняя это обычной сочетаемостью цветов. Символическим до сих пор остается и орнамент, и цвет изделий. К традиционным цветам, присутствующим в кружевных изделиях современности относятся: красный, синий, зеленый, желтый и черный. Об эмоциональном восприятии цветов человеком и их философском смысле говорят и в современной научной литературе, а также в психологии: Красный «низкий» цвет, результат абсолютного источника света на землю. Он один из важнейших оберегов в ряду других цветов в славянском орнаменте. Само слово «красное» означает еще и «красивое», «прекрасное». Так же определяются и другие цвета: Желтый означает состояния, связанные с позитивной энергетикой: веселье, разрядка напряженности, радость, праздник, красота, игра. Знак земли и женского начала инь. Зеленый это цвет растительности; несет позитивное настроение, символизирует весеннее возрождение природы, молодость и надежду. Синий означает синеву безоблачного неба. Это символ божественности, таинства, благородства и духовной чистоты. Черный в большинстве стран ассоциируется с черным небом, глубинами пещер, колодцев и ям, скрывает в себе нечто таинственное и опасное [1]. Конечно, современные костюмы уже не несут такой яркой символической нагруженности, чаще всего они носят лишь декоративный характер. В индустрии современной моды часто используется не полностью кружевной костюм, а только, например, отделка воротников, костюмов, платьев. Видоизменяется и символика кружева или исчезает из него совсем, но модельеры неизменно создают свои коллекции, опираясь на символику, цвет и форму, а значит орнамент. Зато символика кружева начинает встречаться в росписях тканей, которые, возможно, пронесут эту символику, историю развития кружева через столетия и оно снова станет востребованным, как это было в XIX в., во время «бурного» развития «высокой моды». Тогда кружево, благодаря Чарльзу Фридерику Ворду, стало одним из основных видов отделки костюма. В XX и XXI веках это триумфальное шествие народных традиционных орнаментов продолжили Ив Сен Лоран, Кристиан Диор, Кензо Токадо, Вячеслав Зайцев, Марк Джейкопс, Нину Ричи, Элен Саб, Валентин Юдашкин и др. Коллекции этих модельеров не раз отражали особенности философии цвета и орнамента народного костюма, а декоративные детали нередко выполненные из кружева до сих пор подчеркивают тенденцию составления наряда в соответствии с философией гармонии цвета, формы, орнамента, фактуры. Думается, что в современном мире человек, пусть и подсознательно, но нуждается и ищет способы защиты себя. Здесь как нельзя кстати на помощь приходит охранносимволическая, культурно-философская символика орнамента и цвета. 22

23 23 Список источников: 1. Александров В.Н. Культура России в ХХI веке прошлое в настоящем, настоящее в будущем. Материалы V Международной научной студенческой конференции. СПб., 6-7 мая Бауер В., Дюмоц И., Головин С. Энциклопедия символов. М., Ивахнова М. Энциклопедия рукоделия. М., Рязанское кружево. Режим доступа: http: // Дата доступа: Художественно-историческая справка о традициях кружева и вышивки. Режим доступа: http: // Дата доступа:

24 Анисина Е.А., кандидат культурологии, доцент, РГУ имени С.А. Есенина Маркин Р.Е. кандидат искусствоведения, доцент, РИ(ф)МГУКИ Роль и место театра в современной России (по материалам социологического исследования в г. Рязани) Театр социокультурный институт, который ведѐт свою деятельность в особых условиях, имеет свою особую сферу деятельности духовное производство, выполняет особую роль в жизни общества. Он не просто приобщает публику к сценическому искусству, он даѐт ценностнонормативную базу, транслирует образцы поведения, пропагандирует этические, моральные нормы, осуществляет коммуникативную, эстетическую, педагогическую, познавательную и другие функции. За годы своего существования театр прошѐл долгий и трудный путь. И всегда он играл огромную роль в общественной жизни. В Древней Греции апофеозом Великих Дионисий главного афинского праздника были состязания театральных постановок. Государство заботилось о том, чтобы все свободные граждане были настоящими театралами. И действительно: состоятельные греки платили за посещение театра, а малоимущим, по закону Перикла, назначали и выдавали теорикон («зрелищные деньги»). Актѐры за своѐ участие в постановках получали гонорар из государственной казны. Соревнующиеся авторы удостаивались не только почестей, но и премий. При выборе драматургов для «состязаний» руководствовались, прежде всего, моральной стороной представленных пьес. Главное, чтобы мысли, благородные и возвышенные, получили возможно более широкое распространение и признание. Искусство театра было одним из важнейших средств воздействия на умы и души граждан. Прошли века, пала Древняя Греция, был разрушен Рим Античный театр ушѐл с исторической арены. Веру в Зевса, Аполлона и Диониса сменила другая вера Появился другой театр. И его рождение и становление связано, прежде всего, с безграничными возможностями воздействия на зрителя, т.е. на общество. Литургические и полулитургические драмы, миракли и мистерии, фарсы, соти и моралите И театральных деятелей начинают привечать власть имущие. Образуются и распадаются театральные труппы, приглашаются гастролѐры, строятся специальные здания, Людовик покровительствует Мольеру, Елизавета Великая Шекспиру, а российская Елизавета учреждает первый российский профессиональный императорский (читай государственный) театр. 24

25 В 1784 году Фридрих Шиллер пишет: «Более чем какое-либо иное общественное учреждение в государстве, театр есть школа практической мудрости, путеводитель по гражданской жизни, верный ключ к сокровеннейшим тайникам человеческой души. < > Театр есть общий канал, по которому от мыслящей, лучшей части народа струится свет истины, мягкими лучами распространяясь затем по всему государству» [3; с. 267, 268]. И в ХIХ веке отношения театра и власти не менялись. Так же государство содержало «Комеди Франсез», так же из госказны шли деньги в Большой и Малый, в Марииинку и Александринку Одних актѐров любили, других ненавидели, «не давали хода» одним авторам и благоволили другим, пропускали одни пьесы и запрещали другие. А театр по-прежнему оставался кафедрой, с которой можно сказать, сделать много добра. И публика ждала! И негодовала, если что не по ней! Вспомним, какая неожиданная была развязка на премьере «Ревизора», когда после закрытия занавеса, среди гула неодобрения, возмущения и осуждения лишь один человек поднялся и стал аплодировать сам Император. Искусство театра продолжало оставаться одним из важнейших средств воздействия на умы и души граждан. При Николае I цензура, как говорится, лютовала. Проблемы с цензурой будут у всех более-менее заметных литераторов, занимающихся драматургией. И потом тоже. И у великих тоже Н.В. Гоголя и А.Н. Островского, Л.Н. Толстого и И.С. Тургенева, Н.А. Некрасова и М.Е. Салтыкова-Щедрина А уж в ХХ веке, в Советском Союзе Театр был обречѐн жить под неусыпным оком партии, под идеологическим колпаком. Вспомним истории с запрещѐнными спектаклями, вспомним сквозь какое горнило «переделок», «доработок», «поправок», «подчисток» доходили всѐ-таки до зрителя спектакли М. Захарова и Г. Товстоногова, А. Эфроса и А. Гончарова, О. Ефремова и множества других замечательных советских постановщиков, а легендарный любимовско-можаевский «Живой» с Валерием Золотухиным в главной роли шѐл к зрителю двадцать (!) лет. Наша Рязань, в этом плане, достойно представлена в истории советского театра. Так и не увидела театральная публика прекрасный острый спектакль Рязанского ТЮЗа «Солдат и мальчик» В. Приставкина в постановке Евгения Козловского. А сколько «копий было поломано», прежде чем зрители увидели «Любовь, джаз и чѐрт» Ю. Грушаса семь, так называемых, «сдач спектакля худсовету» (!), трижды сдавали «Бойкот» по повести В. Железникова «Чучело» и «Остановите Малахова!» В. Аграновского Лишь дважды был показан «Чинарский манифест» А. Чхаидзе, даже шекспировский «Сон в летнюю ночь» был отнесѐн к «неправильным» постановкам и снят властями с репертуара сразу после премьеры. Театр продолжал будоражить умы и души, заставлял размышлять над жизненными проблемами, влиял на общественную жизнь. 25

26 А что сегодня? Каковы взаимоотношения государства и театра? Влияет ли как-то театральная постановка, спектакль на общественное сознание, на формирование общественного мнения? Воздействует ли на человека как «школа практической мудрости»? Как повлияло на театр отсутствие цензуры, полная свобода творчества, вхождение в «рынок, который всех и вся расставит по своим местам»? Какова новая реальность? XXI век изменил эстетические потребности и систему ценностей бывшего советского человека, трансформировал их иерархию, поменял приоритеты и ориентиры в общественном сознании. Государственная политика современной России направлена на снижение затрат в социальной сфере вообще, и на театральное дело в частности. Патерналистская политика проводится для очень небольшой части самых известных театров. Остальные театры вынуждены «добывать» деньги. Надежды на современных Мамонтовых и Морозовых не оправдались. Самоокупаемость театра, его работа без дополнительного финансирования, существование только за счѐт собственных средств утопия. Новые экономические условия, в которые поставлены российские театры зарабатывание денег, поиск внебюджетных источников финансирования, да плюс к этому агрессия шоу-бизнеса, мощный информационный поток, обрушившийся на голову современника, «клиповая» направленность в общественном сознании, заставляют искать нишу, которую можно и должно занять в современной реальности, обретать собственную прочную опору для деятельности, для самого факта существования. А опора эта, если стратегия государства такова, что от любой деятельности требуется, прежде всего, экономическая эффективность, видится в публике, которая «голосует ногами», т.е. приобретает билеты в театр, и в меценатстве и спонсорстве, когда финансовые вливания покрывают часть средств, потраченных на постановки и прокат спектаклей. В Рязани было проведено исследование, нацеленное на анализ влияния объективных и субъективных факторов на формирование публики, на удовлетворѐнность ею своих театральных запросов. Эмпирическую базу настоящего обследования составили материалы, собранные на территории г. Рязани в ноябре-декабре 2013 г. Результаты проведенного исследования показывают, что 41% горожан является постоянным зрителем рязанских театров. Каждый пятый респондент хотя бы раз в год посещает театр (21%). В то же время почти треть опрошенных практически не посещают театры г. Рязани. В результате можно выделить три типа рязанской театральной публики: «постоянная публика», «эпизодическая» и «случайная». Для уточнения причины нежелания посещать театрально-зрелищные учреждения более трети из них (37%) утверждают, что у них нет свободного времени, 40% не смогли сформулировать причину. При массовых опросах общественного мнения 26

27 это вполне допустимо и нормально. Необходимо отметить, что более активным театральным зрителем являются респонденты в возрасте от лет. Студенческая молодежь и представители старшего поколения предпочитают другие виды и формы досуга. Исследование зафиксировало, что каждый четвертый респондент целенаправленно ходит в театр, а именно повысить свой культурный уровень (таблица 1). Более половины респондентов посещают театр с целью отдохнуть, развлечься, приятно провести время. Причины посещения театров Таблица 1 Почему Вы ходите в театр? Отдохнуть, развлечься 41% Посмотреть игру любимого актера 1% Отвлечься, уйти от повседневных забот 8% Увидеть и пережить то, что я не могу увидеть 1% и пережить в жизни Разумно провести свободное время 5% Развить свой эстетический вкус 10% Другое 26% Для уточнения мотивов посещения театров и выбора конкретного спектакля (театра) респондентам был задан вопрос: Что имеет для вас значение при выборе спектакля? 64% респондентов ответили, что название и тема; 40% участие в спектакле любимых артистов; 30% мнение знакомых, друзей и родственников. Таким образом, сегодня для театральных зрителей основным мотивом все-таки продолжает оставаться название спектакля. Наиболее востребованным театральным жанром у респондентов является комедии 69%, хотя театралы предпочитают и серьезные спектакли 51% (таблица 2). Таблица 2 Спектакли, какого жанра Вы хотели бы увидеть? (открытый вопрос, не более двух позиций) Комедии 69% Музыкальные 14% Трагедии 13% Драма 29% Психологические драмы 9% Экспериментальные 10% Другого 3% 27

28 Современные условия жизни, зрительские запросы, отношение к театру с позиции «panem et circenses» (лат.: «Хлеба и зрелищ») заставляют говорить о комфортности, удобствах при посещении театров, поскольку значительная часть населения посещает данные учреждения культуры «для отдыха», развлечения. Поэтому при решении посетить театр 26% обращают внимание на удобство подъезда, парковки и подхода к зданию; 18% учитывают качество работы обслуживающего персонала (билетеры, гардеробщики и др.); для 15% респондентов важен внешний и внутренний вид учреждения; каждый седьмой обязательно желает посетить буфет. Перевод государством театра в сферу досуга, в сферу услуг означает, что театральная деятельность коммерция, бизнес, деятельность, которая должна себя по крайней мере окупать. Совершенно не беря в расчѐт, что и в Древней Греции театр находился, как бы мы сейчас сказали, на гособеспечении, и в Средние века театральные труппы были под покровительством «сильных мира сего», и в советское время доходы в театральном деле никогда не превышали расходов. Интересно посмотреть «расходную книгу» МХТ за дореволюционный период, почитать письма К.С. Станиславского, где он касается темы финансирования. Вывод делается, как сейчас модно говорить, однозначный. Если бы не меценатские вливания всего семейства Алексеевых, Саввы Морозова и купцов и промышленников их круга, Московский художественный (общедоступный) театр прекратил бы своѐ существование ещѐ в ХIХ веке. И театр, выживая в новых экономических условиях, пошѐл путѐм рынка. Предложил почтеннейшей публике сначала «весѐлые пьески лѐгкого содержания», потом откровенную «чернуху», потом эпатаж Главное в театр идут. И о театре говорят. А в каком контексте не важно. Все силы, способы и средства хороши для привлечения зрителя и денег. Этот девиз, увы, и поныне актуален. Критерием деятельности театрального учреждения со стороны государства становится «успешность», заполняемость зала, а, следовательно, «золотой телец», для добычи которого всегда все средства хороши Как не вспомнить Аристотеля, который в «Этике Никомаха», ещѐ на заре театральной критики, отмечал: «Шутки свободного человека отличаются от шуток человека рабского образа мыслей точно так же, как шутки образованного от шуток необразованного» [1; с. 96]. Коммерциализация культуры, искусства, в том числе и театрального, привела к снижению общего культурного уровня населения. Театр работает «на потребу» публики. И невзыскательные вкусы формируют невзыскательный репертуарчик, нацеленный на проведение досуга: чтоб было поярче, помузыкальней, посмешней Отдых, развлечение вот цель, сверхзадача возможность отвлечься надо от повседневных забот Театр удовлетворяет запросы Николай Васильевич Гоголь писал: «Искусство 28

29 упало. Высокие доблести, величие духа всѐ, что способно поднять, возвысить человека, является редко. Всѐ или карикатура, придумываемая, чтоб быть смешной, или выдуманная чудовищная страсть, близкая к опьянению, которой все стараются изо всех сил дать права гражданства» [2; с. 391]. Как сегодня написано! Но не всѐ так грустно. Всѐ-таки остались люди, которые делали и делают в театре то, ради чего разумное население продолжает ходить в театр формирует общественное сознание, будоражит душу зрителя, а не удовлетворяет потребности «миддла». Ведь для большинства рязанцев (38%), участвовавших в опросе, важно то театральное действо, которое они увидят на сцене. В России объявлен Год культуры. И прикладываются немалые усилия, чтобы второстепенные функции, которые выполняет театр зрелищная, развлекательная всѐ-таки оставались второстепенными, а на первый план выходили бы эстетическая, познавательная, коммуникативная Список источников: 1. Цит. по: Варнеке Б.В. История античного театра М.- Л.:Искусство, с. 2. Гоголь Н.В. Из записной книжки 1842 года // Гоголь и театр: сборник М.: Искусство, с. 3. Шиллер Ф. Театр, рассматриваемый как нравственное учреждение // Истоки режиссѐрской мысли: хрестоматия / Автор-сост. Маркин Р.Е. Рязань: РИД, с. 29 Антипина А.П., студентка 5 курса отделения культурологии РГУ им. С.А. Есенина Научный руководитель Ледовских Н.П., доктор философских наук, профессор Доминирующие тенденции эволюции архитектурных форм в пространстве провинциального города (на примере г. Рязани) В современном мире происходят глобальные изменения в социальной и культурной среде. Местом концентрации социокультурных трансформаций и выразителем этого процесса становится город как особая организация пространства, как особый социум, объединяющий различные сообщества и субкультуры, а также как центр политической, административной, экономической жизни. Город всегда был и остается одним из сильнейших и полнейших воплощений культуры. Полифункциональность города обуславливает проблематику и методологию его познания. Еще в начале ХХ века И.М. Гревс писал: «Надо уметь подойти к сложному предмету познания, в частности понять город, не только описать его, как красивую плоть, но и почуять, как глубокую, живую душу,

30 уразуметь город как мы узнаѐм из наблюдения и сопереживания душу великого или дорогого нам человека». Городское пространство является ведущей организационной формой поселений. Познание города позволяет изучить генезис, сущность и общие закономерности развития и функционирования социокультурной системы и ее элементов. Изменения (социальные, культурные, политические, экономические), с одной стороны, находят свое отражение в городе не только в его физическом облике (планировке, застройке), но также нематериальных составляющих (геокультурный образ, ментальность). С другой, сам город и его жители являются активной силой, которая инициирует данные изменения. Что же представляет собой понятие «городское пространство»? Городское пространство это, в первую очередь, социальное пространство. Подойти к определению городскому пространству следует, безусловно, с точки зрения географии. Городское пространство расположено на определѐнном ландшафте. Ландшафт, на котором располагается городское пространство, является урбанизированным ландшафтом, т.е. это природный ландшафт, преобразованный человеком за счѐт городской архитектуры и инфраструктуры. При этом, необходимо понимать, что урбанизированный ландшафт отнюдь не предопределяет наличие на нѐм городского пространства - в еще незаселѐнном микрорайоне или в Припяти ландшафт урбанизированный, но городское пространство там отсутствует. Когда говорят об умирающих городах речь идѐт именно о гибели городского пространства - архитектура и инфраструктура сохраняется, но теряет социальный смысл [2, с. 21.]. Таким образом, городское пространство феномен частично социологический. Оно подразумевает совокупность социальных процессов, локализующихся на определѐнном урбанизированном ландшафте. Однако, ошибочно делать вывод, что городское пространство можно приравнять в рамках социологии к городскому сообществу. Городское сообщество, вопервых, может вовсе не обладать пространственным выражением в ландшафте, во-вторых, городское пространство может быть структурировано в отношении как многих городских сообществ, так и в отношении совокупности отдельных индивидов вне пространственно обусловленных групповых характеристик. Городское пространство это урбанизированный ландшафт, на котором располагается некоторая совокупность сообществ и/или индивидов, находящихся в определѐнном отношении к этому ландшафту. Города занимают важное место в истории вообще и в истории культуры в частности. Лейтмотивом исследования Н.П.Анциферова «Книга о городе» является мысль о том, что все дороги в город ведут, города места встреч, города узлы, которыми связаны экономические и социальные процессы, города центры тяготения разнообразных сил, которыми живѐт человеческое общество [2, с. 39]. Со времени своего 30

31 возникновения города становятся не только центрами человеческой деятельности, развития ремесел, материальной и духовной культуры, но и объектами исследования многих наук. В его русле общегуманитарного знания и разрабатывались долгое время сложные и дискуссионые вопросы, связанные с познанием города. В истолковании понятия «город» (греч. polis; лат. civitas, urbs) существуют различные подходы: социологический, культурологический, семиотический, системный, синергетический и другие [3, с. 47.]. Социальная жизнь общества, ее иерархическая структура и политическое устройство всегда реализовывались в пространственной среде города. Город, будучи пространством для социальных процессов, был практически их материальным отпечатком. В Рязани архитектура, в том числе и храмовая, развивалась также в соответствии с общественными и политическими изменениями в городе. Было высказано весьма правдоподобное предположение, что первый Успенский собор в Переславле выстроен князем Олегом в связи с переносом столицы княжества в этот город. При введении патриаршества рязанский епископ Митрофан получил в 1589 г. сан архиепископа [1, с. 34.]. Повидимому, в связи с этим он предпринял перестройку Успенского собора с целью придать ему большую величественность. Таким образом, собор был четырехстолпный и пятиглавый, что типично для зодчества Москвы того времени; он был поставлен на относительно высокий цоколь, раз к его дверям вели входы о пяти ступенях, т.е. уровень пола от уровня земли поднимался на высоту примерно до 1 м. Вторжение поляков в начале XVII в. с его пожарами и разорением, как и события последующих десятилетий, внесли в архитектурный облик города существенные изменения. Появляется новый план застройки города, в храмовой архитектуре появляется многошатровость [4, с. 56.]. Примерно со второй трети XVII столетия в русской культуре, в связи с некоторым сближением с Западной Европой и проникновением светских научных знаний, начинается разрушение средневековой религиознофеодальной идеологии и зарождение искусства нового времени, повлекшее за собой появление такого явления, как обмирщение, выразившееся в некотором отходе от религиозных канонов в церковной архитектуре. Появляются двухшатровые храмы, их появление до сих пор не объяснено, но некоторые исследователи связывают это явление со светеским зодчеством, в частности с военно-оборонительным. В XVIII веке в Рязани проводились административные реформы, направленные на усиление местной администрации, так как увеличилось количество выступлений рабочих людей. Причиной волнений явилась тяжелая эксплуатация работных людей. В 1778 г. образовывается Рязанская губерния. Если до этого периода самыми величественными и красивыми создавались в основном церкви, то в XVIII века в городах уделяется большое значение внешнему виду обычных жилых зданий, а также появляющихся 31

32 театров, идет массовое строительство ратушей, школ, больниц (так называемых гошпиталей), домов для сирот. В XVIII веке происходит укрепление в народе чувства национальной гордости, сознания величия и мощи Русского государства. Решающее влияние на развитие русской культуры первой половины XIX в. оказали такие исторические события, как Отечественная война 1812 г. и восстание декабристов в 1825 г. Они вызвали рост национального самосознания, возникновение революционной идеалогии, а в конечном результате повлияли на зрелость и расцвет русского искусства, которых оно достигло в первой половине XIX в. Все это не могло не найти своего отражения в развитии культуры Рязанского края. Гуманистические идеалы русского общества отразились в высокогражданственных образцах зодчества этого времени. Главенствующий стиль этого времени зрелый, или высокий, классицизм. В конце XIX начале XX столетия в России, как и в ряде других стран мира, капитализм вступил в монополистическую стадию своего развития. Но одновременное существование монополистического капитализма и многоукладной экономики привело к тому, что уже «конец XIX века застает в России самое острое противоречие между потребностями всего общественного развития и крепостничеством, которое в виде помещичьих дворянских латифундий, в виде отработочной системы хозяйства является тормозом хозяйственной эволюции, источником угнетения, варварства, бесконечных форм татарщины в русской жизни» [1, с. 71.]. В Рязанской губернии с слабо развитой промышленностью и наличием крупнейших крепостнических пережитков эти противоречия оказывались так же отрицательно, как и на развитии других районов страны. В XXI веке развитие системы расселения, городов и связей между ними становится важнейшим условием сохранения территориальной целостности России как фактора ее суверенного развития. Состояние центров городов, сохранность архитектурного наследия: за время массовой застройки окраин не велось комплексной реконструкции городских центров (за исключением административных и общественных комплексов). Из-за недостатка средств в полной мере не восстанавливались исторические здания. Есть опасность утраты памятников архитектуры национального и мирового значения, особенно в провинциальных городах. 32 Список источников: 1. Бакушина, Е.В. Рязань. Памятники архитектуры. Объекты культурного наследия федерального значения [Текст] / Е.В. Бакушина, Е.А. Зернова, М.В. Князева. Рязань: Зерна-Слово, с. 2. Бофилл, Р. Пространства для жизни [Текст] / Р. Бофилл. М.: Стройиздат, с. 3. Беккер, А.П. Современная городская среда и архитектурное наследие [Текст] / А.П. Беккер, А.Р. Щенков. М.: Стройиздат, с. 4. Михайловский, Е.В. Рязань. Памятники архитектуры и искусства [Текст] / Е.В. Михайловский. М.: Искусство, с.

33 33 Денисова Т.Ю., кандидат философских наук, доцент кафедры философии Сургутского государственного университета Роль оракулов в исполнении судьбы в греческом мифе Смертным известно о настоящем. Богам начала и их концы. О том, что близится, о предстоящем знают только, склоняясь над шелестящим листом пергамента, мудрецы. К. Кавафис Размышления о судьбе как о неведомом грядущем, как о предназначенном именно тебе уделе, были свойственны человеку во все времена. Идея судьбы, вне зависимости от характера и цели ее трактовок и концепций, остается универсальной онтологической, экзистенциальной, аксиологической проблемой, сохраняющей свою значимость в любую эпоху. При том, что судьба признается непреложным исполнением общего космического порядка, с древнейших времен и до сего дня человек пытается приоткрыть завесу тайны над будущим, обращаясь к гаданиям, разного рода предсказателям, пытаясь угадать предстоящее по каким-либо знакам. Но зачем? Если судьба воплощение порядка, почему бы просто не довериться этому порядку? Если судьба неизбежна, каждому ли достанет мужества посмотреть в лицо неизбежному? Не проще ли просто встретить его в назначенное время? Многие и сегодня, и прежде не хотели бы знать дату своей будущей смерти. Существует знание невыносимое, тяжкое для человека потому-то, например, Вергилий в дантовской «Божественной комедии» закрывает Данте глаза во время путешествия по аду. Он указывает Данте на ужасных Эриний, бессильно грозящих местью, не позволяя взглянуть на Горгону: Закрой глаза и отвернись; ужасно Увидеть лик Горгоны; к свету дня Тебя ничто вернуть не будет властно [3, c. 57]. Невозможность возвращения «к свету дня» может быть понята не только в буквальном смысле, как возвращение мертвого к жизни, но и как невозможность стать прежним, способным продолжать обычную человеческую жизнь после того, как ты встретился с нечеловечески чудовищным.

34 Однако люди всегда хотели знать судьбу, и не только потому, что боялись неизвестного больше, чем известного, и уж, конечно, не для того, чтобы действовать в соответствии с предсказанием. Если что-то суждено оно произойдет, знаешь ты об этом или нет. Знать необходимо, чтобы предотвратить, исправить, попытаться обойти. В том и парадокс, что признание существования судьбы побуждает к тому, чтобы померяться с ней силами, противостоять, обмануть, отменить, изменить. Европейская традиция отношения к судьбе как проекту, в который живущий способен внести свои коррективы и, соответственно, наличие живой и творческой активности в отношении к предсказаниям, ведет свое начало из греческой мифологической картины мира, не имеющей общего с поздним эллинистическим и латинским фатализмом. Все разнообразие техник прорицания и «отвода» дурных предсказаний разгадывание снов, приснившихся в храмах, гадания по внутренностям животных, полету или крику птиц, плеску воды и шелесту листьев священного Зевсова дуба, случайным встречам, первому слову прохожего, затмениям и дыму ладана, не говоря уже о предсказаниях Дельфийского оракула и попытках извлечения универсальных истин из поэм Гомера, было направлены на поиски знаков, с помощью которых судьба вступает с человеком в диалог. Сама идея судьбы у греков означала, что мир представлялся человеку структурированным и управляемым законами, из чего следовало, что его можно рационально постичь и даже попытаться принять участие в его управлении. При этом сопричастность человека целому Космоса реализуется не только в процессе действий по преодолению сужденного, то есть актуально, но и интенционально: сами по себе гадания, толкования оракулов, предсказания выражают неутолимую жажду овладения временем, не принадлежащим точке «теперь». То, что тебе по-настоящему принадлежит это теперь. Но существование длится дольше «теперь», да и, собственно, человек чувствует себя по-настоящему причастным только тому, что больше «здесь и теперь». Нельзя быть хозяином чего-то на мгновение. Расшифровывая знаки, достигая знания о будущем, которое только предстоит, человек тем самым овладевал своим будущим, а, значит, в какой-то мере овладевал временем. Время представало не в виде цепи из последовательно чередующихся звеньев, а сразу все целиком, в единстве своих условных частей. Однако узнать судьбу было непросто по многим причинам. Во-первых, о судьбе вопрошалось божество, от воли которого судьба не зависела. Более того, боги сами порой прибегают к оракулам: так, Зевс у Гомера благодаря оракулу узнает о жребии Гектора и Ахилла, а в трагедии Эсхила «Прометей прикованный» пытается узнать свою судьбу у героя Прометея. Во-вторых, результат вопрошания (ответит ли божество) зависел от благосклонности богов, обусловленной качеством и временем 34

35 жертвоприношения (боги узнавали о жертвоприношении только тогда, когда находились на Олимпе, поэтому порядок жертвоприношения был строго регламентирован), а также рядом других причин. В-третьих, божество не вступало с вопрошавшим в непосредственный контакт. Диалог между ними происходил при посредничестве медиумов (жрецов, пифий). Мифы описывают героев, несущих аполлоническую миссию предсказаний и отвода предсказанного зла. Среди них Абарис, прибывший из страны Гипербореев, который находил всюду дорогу с помощью золотой стрелы Аполлона (либо использовал ее в качестве удостоверения, что он научился читать оракул у самого Аполлона) [5, c.96]; Аристей из Проконнеса, душой которого завладевал Аполлон, когда он входил в состояние экстаза. Большой известностью пользовался Гермотим из Клазомен, умевший покидать свое тело и, благодаря этому, предрекавший будущее (враги сожгли его тело во время одного из таких чудес, и душа не смогла больше обрести места обитания). Аристотель считал, что Гермотим был первым или одним из первых, кто высказал мысль о том, что мир создан и управляется Умом (Met., I A, 3, 984 b 18) [1, c.73]. Среди толкователей оракулов встречались и люди с неоднозначной репутацией: так, афинянину Ономакриту то ли приписывают сочинения легендарного Орфея, то ли, напротив, автором орфических произведений и был Ономакрит, которого Геродот и Плутарх обвиняют в мошенничестве [5, c.98]. Знаменитый Эпименид Критский, проспавший много лет в пещере Зевса, и благодаря этому обретший пророческие способности, не только предсказывал будущие события, но и выступал в роли жреца-очистителя, освобождавшего человека от посланного демонами зла [6, c.254]. В Дельфийском святилище Аполлона посредничество осуществлялось двойное между Аполлоном и вопрошающим находились пифия, чьи бессмысленные выкрики должны были перевести в стихотворную форму мудрые старцы. Предсказание становилось благозвучнее, но не выигрывало во вразумительности. И, в-четвертых, предсказание звучало темно («Сивилла же бесноватыми устами, по Гераклиту, несмеянное, неприкрашенное, неумащенное вещает, и голос ее простирается на тысячу лет чрез бога», - пишет Плутарх в «Оракулах Пифии» (Гераклит, фр. 75, 95 DK) [5, c. 235]), неоднозначно, и допускало разные, порой противоположные интерпретации. Крез, как известно, предсказание о том, что, начав войну, он погубит великое царство, понял как обещание победы, а не предостережение, чем оно в действительности было, и был разбит. Иногда понять прорицание можно было только тогда, когда судьба уже исполнилась, как это случилось с Эдипом. Дешифровка предсказания происходила в соответствии с определенной технологией, либо благодаря особому герменевтическому дару толкователей. Все оракулы выражались туманно, поскольку заключали в себе не конкретную и детализированную проекцию в скорое будущее, а 35

36 лишь указание самого общего свойства. Как писал Гераклит, «Владыка, чье прорицалище в Дельфах, и не говорит, и не утаивает, а подает знаки» (14 фр., DK 93) [5, c.193]. Для Гераклита такая форма оракула то есть то, что оракул не отсылал непосредственно к вещам и событиям, а заставлял осмысливать нечто в контексте Логоса сущего в целом [8, s. 172], стала образцом для его собственных афористических высказываний «логосов». Гераклитовы «логосы» напоминают оракулы именно потому, что не ставят целью пояснить что-либо другому, разъяснить смысл ради другого, а являются феноменом внутренней мыслящей речи. По словам А.В. Ахутина, в процессе высказывания «загадочная бытийность (предмета высказывания Т.Д.) лишь растет и уплотняется в речи, развертывается в фигурах речи внутренней, то есть в мыслящем разговоре с самим собой» [2, c. 476]. То есть оракул сам по себе выполняет, помимо других своих задач, задачу артикулирования, проявления в бытии, пока в качестве туманного проекта, перспективы будущего, обозначения контуров «тайной гармонии» Космоса, которая, согласно Гераклиту, «лучше явной», обнаружения порядка Целого во всей возможной его несокрытости. Человек, как правило, не способен верно расслышать голос Логоса; он не узнаѐт, а толкует оракул, а потому любое предсказание логос бытия, воплощение космического порядка, неизбежно является источником различных толкований и смыслов. Отсюда важный вопрос: какое отношение имеет неизреченный логос оракула к сказанному и истолкованному, рок к речению? Зависит ли исполнение от истолкования? Участвует ли толкователь в осуществлении судьбы, влияет ли толкование на дальнейшие события? Очевидно, да. В соответствии с оракулом человек начинает действовать, словно запуская механизм судьбы. «Человеческое толкование оракула (откровения или «факта») приводит в действие сверхчеловеческие судьбы, словно нуждающиеся в этом толковании, чтобы стать судьбами», пишет А.В. Ахутин [2, c. 454]. Пример царя Эдипа, ставшего не только жертвой, но и инструментом судьбы, классическое подтверждение этой мысли. Вне зависимости от желания, человек участвует в конструировании реальности, становясь соработником судьбы. В греческих трагедиях классического периода часто звучит мысль о том, что судьбу невозможно узнать порой еще и потому, что она просто не существует в оформленном, готовом виде. Нет раз и навсегда заданного сценария событий на все времена вперед, судьба действительно последовательно и постепенно «прядется». Прометей у Эсхила знал о грядущем наказании: 36 Ведь я и сам Предвидел все грядущее, и нет Нежданных бедствий для меня. Я должен Свою Судьбу переносить легко:

37 37 Нельзя преодолеть необходимость [7, c. 226]. Он знал также и о своем близящемся освобождении («но, удрученный тысячами мук, избегну я оков»), но возражал предположению, что вернет свое былое могущество: О нет, еще верховная судьба Подобного исхода не решила [7, c.239]. Особенно важно здесь это «еще не решила». Вынесение окончательного вердикта не просто отсрочено во времени, оно не имеет достаточных оснований до определенных событий, до определенных действий героев. Хотя Прометей и знает о грядущей судьбе Зевса, он хранит ее в тайне, и не потому только, чтобы не гневить Тучегонителя неприятным известием, но и потому, что судьба должна до времени оставаться тайной. Так, на вопросы Ио: «Моим блужданьям будет ли конец?» он отвечает: «Поверь, тебе не знать об этом лучше» [7, c.243]. «Не знать об этом лучше» и толкователю, и вопрошающему. Толкователю оттого, что знание тяжко, когда ты чувствуешь себя бессильным транслятором плохих вестей: «Увы! Как страшно знать, когда от знанья один лишь вред!» восклицает слепой прорицатель Тиресий в трагедии Софокла «Эдип-царь» [4, c. 18]. Впрочем, и Эдипу тоже лучше бы не знать своей судьбы ведь осуществляется предсказание именно потому, что Эдип пытается избегнуть его исполнения. Может быть, это происходит потому, что именно изреченное предсказание нельзя изменить? Недаром связаны между собой понятия «рок» и «речь», что сближает латинский фатум и греческий Логос. Одно из значений понятия «фатум» речение, сформулированный приговор, изреченная воля богов. Логос, в первую очередь также означал именно слово, речь, а не «имя» и не «учение». В этом значении оно сохраняется и позже: «Ἐν ἀρχῇ ἦν ὁ Λόγος, καὶ ὁ Λόγος ἦν πρὸς τὸν Θεόν, καὶ Θεὸς ἦν ὁ Λόγος» «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». Причем понимать Логос следует не только как существующую от века неизменную истину, но и как процесс ее эманации в акте речения; процесс связывания метафизического целого с физическим единичным, вкладывания смысла целого в единичные вещи, либо выявление в отдельных вещах их неявных, прячущихся за поверхностной очевидностью, глубинных смыслов, постижимых лишь через Целое. Судьба же, остающаяся тайной, есть всего лишь проект, который еще может подвергнуться воздействию обстоятельств, действий, прихотливому потоку событий. То есть судьба вершится в существовании бурливом потоке событий, возможностей, случайностей, и потому не может быть намертво застывшей. Пытаясь изменить предначертанное конкретного удела, человек не «избегает неизбежное», он помогает осуществлению

38 судьбы как всеобщего порядка. Познавая свою судьбу в мире познает себя и мир. Действуя строит себя и перестраивает мир. До человека мир, Космос не является «готовым». Обладая порядком, он не навязывает его человеку, не принуждает, а, прислушиваясь и присматриваясь к нему, высказывает и являет себя через человека. То есть актуализация судьбы в процессе спонтанного существования человека по сути представляет гармонизацию общего плана разумной телеологии Целого со стихийной неопределенностью индивидуальной воли. Мир, в который человек встроен в соответствии с его порядком, но соучаствует в этом порядке в согласии с собственными выборами и решениями, больше не чужой. Список источников: 1. Аристотель. Метафизика // Аристотель. Сочинения. В 4-х тт. Т.1. / Вст. Ст. и прим. И.Д. Рожанского. М.: Мысль, Ахутин А.В. Античные начала философии. СПб.: Наука, Данте Алигьери. Божественная комедия. Песнь девятая, / Пер. с итал. М. Лозинского. М.: Правда, Софокл. Эдип-царь // Софокл. Трагедии / Пер. с древнегреч. С.Шервинского; коммент. Н. Подземской. М.: Искусство, Фрагменты ранних греческих философов. Ч. I. От эпических теокосмогоний до возникновения атомистики. М.: Наука, 1989.; Diels H. Die Fragmente Der Vorsokratiker, Band 1 / Neunte Auflage herausgegeben von W. Kranz / H. Diels, W. Kranz. Berlin: Weidmannsche Verlag Buchhandlung, Элиаде М. Шаманизм. Архаические техники экстаза: Пер. с фр. В.Трылис. М.: Акад. Проект, Эсхил. Прикованный Прометей // Античная Литература. Греция. Антология. Ч.1. / Сост. Н.А. Федоров, В.И. Мирошенкова. М.: Высш. Шк., Hölscher U. Anfängliches Fragen. Studien zur frühen griechischen Philosophie. Göttingen: Vandenhoeck & Ruprecht, Дэн Ливэнь 邓 丽 雯 Педагогический университет Центрального Китая 华 中 师 范 大 学, Ухань 武 汉 Ян Юйин 杨 玉 莹 Чанчуньский политехнический университет 长 春 工 业 大 学, Чан Чунь 长 春 Чэнь Хао 陈 昊, Хэйлунцзянский университет 黑 龙 江 大 学, Харбин 哈 尔 滨 Научный руководитель Лаврентьев В.А., доктор филологических наук История китайских фразеологизмов 38

39 Китайские фразеологизмы это достояние национальной культуры, сохранившееся на протяжении тысяч лет. Китайские фразеологизмы, как правило, связаны с историей Древнего Китая и подкреплены красочными легендами. Они, как картины разных периодов в китайской истории, отражают огромный исторический опыт народа, быт и культуру нации. В Китае есть фразеологизм 凿 壁 偷 光 (продолбить стену, чтобы пользоваться светом соседа, в значении даже в тяжѐлых условиях не перестать учиться). История этого фразеологизма связана со следующими событиями в жизни Куан Хэн знаменитого чиновника в ранней династии Хань (кит. 西 汉 ). Куан Хэн родился в крестьянской семье. Из-за нищеты ему не удалось получить образование в школе, но у него было такое сильное стремление к учѐбе, что маленький Куан Хэн просил образованного родственника научить его грамотно писать. В древнем Китае книги стоили очень дорого. Бедняки не могли себе позволить их покупать. Поэтому во время страды Куан Хэн бесплатно работал на помещиков, чтобы взять у них книги. С самого утра Куан Хэн работал в поле. У него оставалось мало времени для учебы, что его очень волновало. Поэтому он решил, что нужно читать и ночью. Куан Хэн был настолько беден, что не мог себе позволить купить даже одну свечу. Однажды ночью Куан Хэн ложился в кровать, вспоминая о прочитанном, и вдруг увидел линию света сквозь щель стены. Он придумал продолбить отверстие в стене. При помощи света соседа Куан Хэн прочитал множество книг и наконец стал знаменитым человеком. Его история передавалась из поколения в поколение. Таким образом 凿 壁 偷 光 вошёл в традицию Китая и получил широкую известность как китайский фразеологизм. Китайский фразеологизм 邯 郸 学 步 буквально переводится как «Подражая другим без успеха, потеряешь то, что раньше было». Данное устойчивое сочетание используется в тех случаях, когда речь идет о вреде бесполезного подражания. «邯 郸» (Хань Дань) название города, «学 步» (Сюе Бу) «научиться правильно ходить». Происхождение идиомы «邯 郸 学 步» связано с историей, которая произошла 2000 лет назад. Говорят, что в эпоху Чжаньго в небольшом городке царства Янь жил один молодой человек. Он совсем не думал о пище и одежде и, привлекательный внешне, был крайне неуверен в себе. Он постоянно чувствовал свою неполноценность, считал себя во всѐм хуже других. Его родственники и соседи посоветовали ему преодолеть этот недостаток, но он думал, что они «суются в чужие дела», и не принимал в расчет их мнение. Через какое-то время молодой человек начал сомневаться даже в своей походке, считал ее ужасной и уродливой. Однажды он встретил нескольких людей, которые рассказывали, как изящно ходят люди в городе Хань Дань. Поскольку именно эта проблема его волновала, он сразу обратился к ним с вопросами. Однако, увидев его, люди засмеялись и ушли. Молодой человек даже не мог представить себе, каким изящным был стиль шагов в городе Хань Дань, и 39

40 эта проблема его долго и сильно мучила. Наконец он решил поехать в далѐкий Хань Дань, чтобы научиться ходить так же красиво. Как только он прибыл в Хань Дань, он увидел много интересного: у детей походка была живой, у пожилых людей степенной, а у женщин красивой. Поэтому он решил набраться от всех понемногу. Через полмесяца у него закончились все деньги, но он не только не научился ходить по-новому, но и забыл, как ходил раньше, поэтому ему пришлось обратно домой ползти. Данная история описана в книге Чжуан-цзы (известного китайского философа, жившего предположительно в IV веке до н.э. (в эпоху Сражающихся царств), входящего в число учѐных Ста Школ). Позже фразеологизм 邯 郸 学 步 стали использовать в случаях, когда речь идет о тех, кто слепо имитирует других, теряя при этом свои особенности. 囫 囵 吞 枣 (Ху лунь тунь цзао) проглатывать целиком, то есть учить, не вникая в смысл. В древности был один человек, который всегда произносил каждое слово вслух, читая книгу. Он очень много читал, но никогда не думал о смысле и правде книги, при этом считал себя очень высокоэрудированным мудрецом, прекрасно разбирающимся в древнем и современном. Однажды он встретился со своими друзьями, один из которых сказал: «В мире редко бывает гармония. Вот, например, фрукты: груши полезны для зубов, но вредны для желудка; финики помогают желудку, но вредят зубам». Все посчитали его слова очень разумными. В это время, чтобы показать себя, наш «умник» сказал: «Все очень просто. Когда ешь груши, не ешь мякоть, тогда не повредишь желудок; когда ешь финики, глотай и косточки, тогда не испортишь зубы». На столе как раз стояла тарелка с финиками, он взял один, положил в рот. Друзья отговаривали его, но он не обратил на них внимания и проглотил финик целиком. Через секунду финик застрял у него в горле, и ему пришлось обращаться к врачу. А друзья шутили: «То, что ты сделал, это «ху лунь тунь цзао!». Фразеологизмы китайского языка это устойчивые обороты речи, как в русском и в любом другом языке. Они имеют определенную форму и остаются такими, какими закрепились в языковой практике. Фразеологизмы это отражение национальной культуры, хранители тайн истории, императорских династий и великих сражений, народная мудрость и юмор утончѐнных эстетов. Ежова Е.Ю., доктор культурологии, профессор кафедры культурологии РГУ имени С.А. Есенина Художественная культура современности: реальность, выходящая за контуры 40

41 Художественная культура, как творческая созидательная деятельность человека, аккумулирующая ценности прошлого и настоящего, включающая в себя многофункциональные возможности искусства, совершенствует человеческую личность, способствует развитию еѐ творческого потенциала в условиях непрерывного и мощного развития человеческого общества. Актуальным является анализ проблемного поля художественной культуры современности как феномена и как конструкта личности, социализирующейся в интенсивно меняющихся культурных реалиях. Отдельное направление в современной культурологической науке представляет анализ теории культуры с позиции переосмысления категории художественного, введения понятия «парадигма искусства». Согласно этим идеям развитие искусства рассматривается как смена парадигм без признания единой теории художественного. Раскрываемая авторами (А. Ю. Демшина, В.М. Дианова, Н.Б. Маньковская, Ю.В. Осокин, В. В. Савчук, Т. Н. Суминова, Е. В. Рубцова, Е. Н. Шапинская, Ю. В. Яковец; Ж. Бодрийяр, А. Данто, К. Дженкс, Г. Дебор, М. Дессуар, А. Каплан, Ю. Кристева, Ж. Липовецки, А. Мальро, Д. Мэннерс, М. де Серто, А. Силверс) ситуация множественности подходов, выход за рамки классического понимания, установки постмодернизма, появление невиданных ранее синтетических видов, поиски универсального художественного языка, стилевой плюрализм претендуют на звание новой парадигмы искусства. Наличие этих концепций означает состояние переходности, которое выражается в переосмыслении самого понятия «художественное», пересмотре эстетического идеала, появлении новых способов выражения художественной картины мира. Их стремление объяснить динамику и суть происходящих изменений определяют современную ситуацию как «художественный дискурс» (У. Эко). В рамках каждой парадигмы формируется особое видение искусства, конституирующее как сам акт творчества, так и оценку его результатов. В зарубежных теориях парадигма нового типа обозначается как «постхудожественная», в русле которой внимание сосредоточено на проблемах языка искусства как способа обоснования специфики понимания искусства, как основы, оформляющей артефакты и придающей им художественный статус. Классическое видение проблем художественной культуры связано с рассмотрением ее центрального звена искусства с позиций красоты и общественной значимости со времен античности до ХХ века и формированием категорий классической эстетики, позволявших рассматривать все, создаваемое художественной деятельностью, на основе «законов прекрасного». Усложнение современных представлений о мире привело к утрате эстетикой монополии в сфере изучения искусства, поскольку она оказалась несоразмерной этим изменениям. 41

42 Интенсивные изменения в мире искусства вызвали смещение интереса ученых в направлении онтологической проблематики, попыток объяснения «смысла и направленности всеобщего художественно-исторического процесса» (О.А. Кривцун), что способствовало конституированию философии искусства в качестве ведущего знания. В русле анализа «художественного дискурса», а также исследованиях, посвящѐнных вопросам культурной динамики, одно из приоритетных мест занимает эволюция художественной культуры. Анализ ее качественных характеристик свидетельствует о формировании некой новой противоречивой художественной реальности, по-иному воздействующей на формирование и развитие личности в современном мире, главными характеристиками которой становятся креативность, диалоговое мышление, стремление к освоению изменяющегося социокультурного опыта. Особого внимания заслуживает выявление и обоснование ведущих тенденций и закономерностей развития художественного в современном пространстве культурного многообразия. Методологический потенциал культурологии создает возможности для осмысления, интерпретации, оценки действительности, моделирования деятельности, понимания художественной культуры и ее центрального звена искусства, представляющего художественную картину мира как особый способ интерпретации бытия. Обращение к онтологической проблематике философии искусства способствует освоению системы художественной рефлексии. Ведущим в ней определено понятие «искусство», представленное в философском словаре как «многомерное образование, принципиально открытое для включения новых смысловых элементов, порождаемых художественноэстетическим опытом человечества, в том числе развитием интеркультурных связей, коммуникаций, обменов, технологий» [1,С.442]. Появление всех граней этого явления прежде всего, реакция художественноэстетического сознания на «глобальный, еще не встречавшийся в истории человечества перелом в культурно-цивилизационных процессах, вызванный научно-техническим прогрессом последнего столетия» [2]. Специфика художественного, представляет собой наполненное динамикой и противоречивостью мировое художественное пространство, синтетический характер которого формируется взаимодействием локальных моделей и складывающихся инновационных форм. Динамика развития художественной культуры личности может быть представлена следующим понятиями: выразительное, представляемое, трансформируемое; диалог, полилог; восприятие, осознание, рассуждение, переосмысление, интерпретация. Личность при этом оказывается включѐнной в процесс формирования единой общечеловеческой художественной культуры как образования качественно нового пространства, отличающегося синтетическим характером, открытостью, 42

43 утверждением новых художественных стилей, стремлением к трансформации, раздвижению рамок коммуникации. Одновременно наблюдается усиление интереса к национальным достижениям, поиску внутренних ресурсов и освоению культурного наследия. При этом локальные модели находятся в состоянии непрерывного поиска и присоединения к полифонии, внедрения инноваций, что раздвигает границы существующего видения художественной картины, приобщает к поликультурному опыту и в то же время обращает к способам совершенствования своих специфических черт. Сегодняшний ландшафт художественной культуры отличается преобладанием экспериментирования и безграничности авторских практик, что требует своего осмысления как с позиций философскокультурологического, так и с позиций художественного дискурса. Опережающий характер художественных практик, во-первых, создает новые синтетические виды искусства и жанры-мутанты; а во-вторых концентрирует в своем смысловом поле рефлексию позиций иррационализма и новейших философских течений (постмодернизм, постструктурализм, деконструктивизм, концептуализм, идеи психоанализа и другие потоки посткультуры); в-третьих, требует научного осмысления, достигнутого в художественной деятельности, что может получить свое решение в русле культурологии, исследующей соотнесение текста с культурным контекстом нынешнего этапа; в-четвѐртых сохраняются классические направления, фундаментальные эстетические категории которых, претерпевая существенные изменения, находятся в поле динамики культурных ценностей. Само существование художественного в нынешней культурной ткани отличается сложностями и противоречиями; оно представляется наполненным цитатами, отголосками, клипами разных культур. Приведенные элементы, содержащие художественное и нехудожественное, но активно продвигающиеся в современные артпрактики, создают специфику процессов, кардинально пересматривающих представления о художественной культуре. Центральная категория «художественного» требует уточнения в связи с проблемами изменения специфики искусства. При этом необходимо отметить, что классические характеристики искусства: красота, прекрасное, образность, выразительность, отражение, уступают место новым понятиям: «сломы», «изгибы», «разрывы», «складки», «наложения», «вклинивания», определяющим процессы в экспериментальных творческих практиках. Происходящие явления ставят вопрос о появлении «новой художественности», в сферу которой попадают процессы и предметы, первоначально не относящиеся непосредственно к искусству, к примеру, «реди-мейд», элементы коллажа, инсталляции и др. В интенсивных поисках системных качеств и структурных компонентов художественной культуры формируется ее измененный 43

44 феноменологический облик. Проблема единого противоречивого мирового художественного пространства, порождающего существующую и или всѐ же не существующую (по ряду мнений только оформляющуюся) новую синтетическую глобальную художественную культуру, занимает значительное место в философско-культурологических и искусствоведческих исследованиях. Формами ее репрезентации западные исследователи считают постмодернистские практики, художественную транскультуру, неоманьеризм (А. Бонито Олива), где представлено смешение культур, меланж фигуративного и абстрактного, идеи повторного употребления, конверсии разных начал [3]. Утверждается также понимание художественной культуры как информационной системы, образующей «глокальное» (К. Э. Разлогов) информационное гипертекстовое пространство, виртуальную реальность. Новая информационная медиасреда создает равные возможности представителям разных культур и обеспечивает ресурсы как для создания продуктов арттворчества, так и для их потребления, что значительно расширяет сферу художественной коммуникации. Как наглядно ощутимые процессы динамики художественного в современном поликультурном пространстве следует выделить бинарные оппозиции: поликультурный контекст художественная идентичность; синтез дифференциация; ориентиры на преемственность использование заимствованных вариаций. Это позволяет раскрыть смысл происходящих явлений. При этом необходимо подчеркнуть, что основу механизма развития художественной культуры личности, понимания современной специфики и задач искусства составляет ее субъектная позиция: способность субъекта к переосмыслению происходящих динамических изменений и взаимодействия инновационных элементов. Художественная культура личности в данном аспекте сама выступает как способ полилога в современном обществе, а субъект культуры становится автором культурного пространства, критически оценивая появляющиеся идеалы и культурные ценности. Список источников: 1. Новейший философский словарь / сост. А. А. Грицанов. Минск, С Лексикон нонклассики. Художественно-эстетическая культура XX века // Под ред. В.В. Бычкова. М.: РОССПЭН, с. 3. Бонито Олива А. Искусство на исходе второго тысячелетия. М., с. 44 Злотин В.Я., доцент кафедры социологии Восточно-украинского национального университета им. В. Даля, кандидат философских наук, доцент Иманов Р.М., директор Издательского Дома

45 (ОАО «Шарг-Гарб», Баку, Азербайджан), кандидат философских наук, доцент Городская идентичность современного Баку Розгляд територіальної (міської) ідентичності (city identity), плідно, на нашу думку, на підставі концепції «уяви спільності» (термін Б. Андерсона), а саме: на підставі єдності території проживання, історії та традицій, соціокультурного досвіду і способу життя. Важливою рисою формування міської ідентичності Баку стало взаємне ознайомлення через сусідські і дружні контакти з традиціями, національними та релігійними свят (Новрузбайрам, Паска, Пессах i др.), національною кухнею, а також і табу різних етнічних груп. Рассмотрение территориальной (городской) идентичности (city identity), плодотворно, по нашему мнению, на основании концепции «воображенной общности» (термин Б. Андерсона), а именно: на основании единства территории проживания, истории и традиций, социокультурного опыта и образа жизни. Важной чертой формирования городской идентичности Баку стало взаимное ознакомление через соседские и дружеские контакты с традициями, национальными и религиозными праздниками (Новруз-байрам, Пасха, Пассах и др.), национальной кухней, а также с табу разных этнических групп. Consideration of territorial (urban) identity (city identity), fruitfully, in our opinion, based on the concept of «community of imagination» (the term by B. Anderson), namely on the basis of the unity of the territory of residence, history and traditions, socio-cultural practices and lifestyles. An important feature of urban identity formation Baku became mutual acquaintance through neighborly and friendly contacts with the traditions, national and religious holidays (Novruz, Easter, Pessah etc.), national cuisine, as well as the taboo of different ethnic group. Ключові слова: бакінец, бакінці, міська ідентичність, соціальний маркер, споживчі практики, толерантність. Города это одни из самых устойчивых форм людских сообществ (тривиальная социологическая мысль). Проблема территориальных идентичностей продолжает осмысливаться и концептуализироваться на постсоветском пространстве. Распространенным является понимание территориальной (городской) идентичности (city identity) как восприятие индивидом себя в качестве представителя «воображенной общности» (термин Б. Андерсона) на основании единства территории проживания, истории и традиций, социокультурного опыта и образа жизни. Место проживания индивида имеет огромное значение для человека и входит в число важнейших параметров повседневного существования личности, наряду с работой, семьей и социальной микросредой. 45

46 Важным индикатором, при помощи которого можно определить социальную принадлежность индивида, его «социальный портрет», является социальный маркер. Социальные маркеры имеют различные формы (одежда, хобби, стиль жизни, имидж, культурные интересы и формы досуга, район проживания и пр.). Бакинец как социальный маркер, «бакинский» стиль жизни, представление о бакинцах как особой «нации», неповторимость города, его особая аура формируется во 2-й половине XX века. Это время оттепели, которое не тождественно современному пониманию свободы. Хотя, как отмечал английский социальный антрополог Э. Геллнер, современное понимание свободы предполагает, что идентичность не предписывается человеку, а появляется в результате выбора. Предметом нашего исследования стала городская идентичность г. Баку 60-х годов XX в. - начало XXI в. Когда мы используем понятие «современный Баку», то имеем в виду именно период, охватывающий 60-е гг. XX в. - первое десятилетие XXI в. Баку являлся одним из крупнейших промышленных и культурных центров Советского Союза. В 60-е гг. ХХ в. тут сформировалась большая (более 1 млн. чел.) полиэтническая и поликультурная социальная общность, в которой были представлены с одной стороны азербайджанцы, которые сами по себе имеют разное, в большей части смешанное этническое происхождение (тюрки, лезгины, талыши, авары, курды, таты, удины и др.), а с другой представители некоренных Кавказских этносов, эмигрировавших в Баку преимущественно в годы вхождения Азербайджана в состав Российской Империи, и в особенности на волне первого нефтяного бума, начиная с конца ХIХ века (русские, евреи, грузины, армяне, татары, украинцы, немцы и другие). Этот набор сформировался неслучайно, а под воздействием определенных факторов. Важнейшими из них стали, во-первых, организованная государством миграционная политика, целью которой было заполнение рабочими и специалистами предприятий тяжелой, оборонной, легкой промышленности. Ведь Баку был не только городом-столицей Азербайджана, но и центром всего Кавказского региона, а особенно Центрального Кавказа. Влияние этого центра распространялось частично на Северный Кавказ и Среднюю Азию (ту часть, что прилегала к Каспийскому морю). Его военное, политическое и экономическое влияние трудно было переоценить. Во-вторых, стремление огромного количества советских людей жить в климатически комфортном, требующем специалистов в самых разнообразных областях, имеющем солидную социальную инфраструктуру, толерантном (в Баку не имел места антисемитизм) городе. Как отмечал Р. Бадалов, возникло представление о «бакинцах» как особой нации, и, следовательно, отличающихся не только от тех, кто «не азербайджанцы», но и от самих «азербайджанцев» [1]. 46

47 В «бакинской» субкультуре причудливо сплетались космополитизм, толерантность, уважение к женщинам и старшим, трепетное отношение к детям, важность имиджа, стремление к достижению высоких статусов, гостеприимство и т.д. Генезис этой субкультуры лежит как в разнообразных этнических культурах, привнесенных в регион, так и специфическом переломлении азербайджанской культуры, ставшей городской культурой в XX веке. Разнообразные социальные практики, присущие большому городу (Баку был одним из крупнейших городов СССР), социализировали большие этнические и возрастные группы, прививали им те нормы и ценности, которые позволяли им успешно функционировать в сложном социуме. Важной чертой формирования городской идентичности Баку стало взаимное ознакомление и обогащение через соседские и дружеские контакты с традициями, национальными и религиозными праздниками (Новруз-байрам, Пасха, Рамазан-байрам, Курбан-байрам, Пассах и др.), национальной кухней, а также и табу разных этнических групп (оскорбление религиозных чувств, приставание к женщине, использование ненормативной лексики в присутствии старших и женщин). Эти запреты не носили категорического характера, но их нарушение могло привести к серьезным конфликтам и социальным санкциям. Поэтому бакинцы старались не попадать в неприятные ситуации. Особенно, если социальные санкции применялись со стороны старшего поколения. Не собираясь идеализировать общественную ситуацию в Баку второй половины XX века, необходимо отметить, что многие гости города и туристы отмечали дружелюбие бакинцев, их толерантность, стремление помочь в сложной ситуации, подсказать и даже проводить гостей города, оказавшихся в затруднительном положении. Важной стороной городской идентичности бакинца были потребительские практики. При том, что дефицит качественных потребительских товаров был повсеместным в Советском Союзе, молодые жители Баку, как и некоторых других городов (Москва, Ленинград, Одесса, Львов, Тбилиси, Таллин и др.) тщательно следили за своей одеждой и внешностью. Идеологическая кампания преследования «стиляг» была реакцией правящего режима на новые потребительские практики молодежи 60-х годов прошлого столетия. Через несколько десятилетий это превратится в «потребительскую революцию». Безусловно, уровень и качество потребления определяется местом потребителя в социальной структуре. Поэтому лучше всего были «экипированы» студенты, дети представителей номенклатуры и торговых работников. Но даже молодые рабочие, служащие и дети социально незащищенных слоев населения значительную часть своих доходов направляли на покупку если не самых модных, то дорогих и красивых образцов одежды, обуви, аксессуаров и даже ювелирных изделий. Быть хорошо одетым и ухоженным было очень важно для бакинской молодежи. 47

48 Кроме того, те, кто был «продвинут» в потреблении, считался в общественном мнении преуспевшим в жизни (получил высшее образование, имеет высокий социальный статус или большие доходы). Это значит, что человек самореализовался, что в Баку было очень важно для парня или девушки. Другой важной чертой бакинской идентичности была высокая культура поведения. Дети воспитывались, социализировались в разных семьях и социальных кругах, но уважительное отношение к старшим, запрет на использование на публике ненормативной лексики, табу на оскорбление молодого человека, находящегося в обществе девушки, готовность помочь людям, оказавшимся в затруднительном положении, доброжелательность все это нормативно закреплено в «социокультурном коде» жителя Баку до сегодняшнего дня. Память о жизни в Баку сохраняется в сознании многих бакинцев, которые проживают в настоящее время в 178 странах мира. Общение через социальные сети, создание виртуальных сообществ людей, родившихся или проживавших в Баку, независимо от их этноса, возраста и социального положения, свидетельствует о том, что «дух места» или Genius loci (Вергилий), является частью их социокультурного опыта и образа жизни. Основные выводы: 1. Проблема территориальных идентичностей продолжает осмысливаться и концептуализироваться на постсоветском пространстве. Распространенным является понимание территориальной (городской) идентичности (city identity) как восприятие индивидом себя в качестве представителя «воображенной общности» (термин Б. Андерсона) на основании единства территории проживания, истории и традиций, социокультурного опыта и образа жизни. 2. Место проживания индивида имеет огромное значение для человека и входит в число важнейших параметров повседневного существования личности, наряду с работой, семьей и социальной микросредой. 3. Для территориальной идентичности бакинца важнейшее значение имело то, что называется «духом места», или Genius loci (Вергилий). Быть бакинцем было, не просто проживать в крупнейшем южном городе Советского Союза, но и принадлежать к особой статусной группе, который давался жителям нескольких крупнейших городов страны (Москва, Ленинград, Киев, Рига, Одесса и некоторые другие). Такая принадлежность позволяла получить определенные преимущества, которых были лишены жители многих населенных пунктов СССР. Это высококвалифицированная работа, престижное образование (в т.ч. по редким специальностям), способы проведения досуга, возможность приобрести не всегда доступные для других товары народного потребления, наличие разных референтных групп, красивая ландшафтная среда (парки, бульвары, набережные) и пр. Список источников: 48

49 1. Бадалов Р. Баку: город и страна // Азербайджан и Россия: общества и государства - Под ред. Д.Е. Фурмана. М., С Злотина Т.В., кандидат философских наук, доцент Луганский государственный университет внутренних дел им Э.А. Дидоренко, г. Луганск (Украина) Жизнь как событие бытия. Два образа осуществления: М. Хайдеггер и М. Бахтин «Поскольку бытие и время имеют место только в событии, этому последнему принадлежит та особенность, что им человек как тот, кто внимает бытию, выстраивая в собственном времени, вынесен в свое собственное существо. Так сбывающийся человек принадлежит событию». М. Хайдеггер «Бытие и время» «Весь теоретический разум только момент практического разума, т.е. разума нравственной ориентации единственного субъекта в событии единственного бытия» М.М. Бахтин «К философии поступка» Размышляя над важнейшими, определяющими событиями собственной и общественной жизни, человек когда-нибудь приходит к вопросам: в чем смысл моей жизни и кто его задает? А что есть бытие, и как соотносится бытие с единственной человеческой жизнью? В какой степени человек принадлежит времени, способен его выражать, либо противостоять времени и обществу, утверждая свое неповторимое творческое «я»? Так мыслящий субъект погружается в онтологические, экзистенциальные и персоналистские проблемы. В этой статье автор обращается к некоторым аспектам онтологических размышлений выдающихся мыслителей ХХ века М. Хайдеггера и М. Бахтина. Не зная друг о друге, они искали ответы на сходные вопросы и приходили к близким, но далеко не совпадающим умозаключениям, соответствующим личности и судьбе каждого из них. Хотя и в разной степени, их философии обрели этическое звучание, а жизнь осуществлялась в соответствии с ценностями и осознанным смыслом своего существования. М. Хайдеггер ( ) и М.М. Бахтин ( ), были глубоко укоренены в своей - немецкой и русской - национальной культурноязыковой традиции, создали свою герменевтику, используя методы которой, оба пришли к необходимости выделения особого экзистенциала «событие», придав ему ключевое значение и сходный с категорией статус. О «событии» в категориальном статусе, как и о событии самой жизни эта статья. Обычно событием мы называем то, что произошло, случилось, заметное, важное, значимое явление или факт в жизни человека и общества.

50 Обратимся к этимологии, которая, по образному определению Хомякова, «есть беседа с прошедшими, с мыслию минувших поколений, вычеканенною ими из звуков». Не только современный, но и скрытый, почти забытый смысл продолжает жить в языке и определять наше мышление в культуре. Ближе всего к первоначальному смыслу слова «событие» нас отнесет словарь В.И. Даля, где мы увидим, что двести лет назад оно понималось как, «событность кого с кем, чего с чем, пребывание вместе и в одно время; событность происшествий, совместность, по времени, современность», то есть, подразумевалось пребывание вместе в одном пространстве и времени. Кроме этого, словарь указывает, что «событие» это «то, что сбылось». Обратим внимание также на то, что событие относятся к группе слов с прозрачной этимологией, ранний смысл достаточно легко прочитываются. В дальнейшем «событие» всегда употреблялсь для обозначения явлений и фактов в жизни человека и общества. Природные катаклизмы (извержения вулканов, смерчи, наводнения и пр.) становились событиями лишь при наличии: 1) вовлеченности людей в эти процессы, 2) их существенного влияния на человеческую жизнь, 3) осознания этого влияния самими людьми. Сложнее обстоит дело с судьбой этого понятия в философии. В этой статье мы остановимся лишь на аспектах использовании его объяснительного потенциала в нетрадиционной философии ХХ века, ориентированной на постижение человеческого существования. «Событие» (Ereignis) стало одним из центральных терминов фундаментальной онтологии М. Хайдеггера, которая, замысливалась и осуществлялась как отрицание всей классической метафизики прошлого. Экзистенциал получает разработку в загадочном и завораживающем произведений мировой философии «Бытие и время» (1927 г.). С 1936 года, по словам Хайдеггера, «Ereignis» является ведущим словом его мышления. Ему отводится объяснительно-связующая роль ключевого понятия в постижении взаимопревращения и взаимосоответствия бытия и времени, а также своеобразного индикатора динамики отношений между человеком и бытием. На несколько лет раньше в 1921 году в разодранной войнами и революциями советской России в Витебске М.Бахтин пишет свой трактат «К философии поступка». Главная задача, которую ставит перед собой молодой мыслитель выработка мировоззренческой концепции, объединяющей мир культуры и человеческой жизни. Бахтин создает свою концепцию во внутренней полемике с Риккертом, с одной стороны, и философией жизни Зиммеля, с другой. Решение сугубо философской проблемы происходит на социально-историческом фоне разрастающегося трагического разрыва между окружающей жизнью и миром культуры в постреволюционном отечестве. Историческая реальность, безусловно, влияет на сознание философа, отношение к ней определяет особый 50

51 нравственный пафос трактата, характер выработанных в нем нетрадиционных императивных этических понятий. Бахтин ищет свои философские основания. По аналогии с Аристотелем он называет свой замысел «первой философией», и в этом беспредпосылочном учении о бытии должен быть найден ответ на вопрос, как соединить мир культуры и мир человеческой жизни. Поставленная задача определяет понимание категории бытия русским мыслителем. В отличие от Хайдеггера, Бахтин не ставит перед собой глобальной задачи создания новой универсальной онтологии. Персоналиста Бахтина волнует мир человека и мир культуры, а бытие для него сводится к проблеме бытия человека, но чаще всего и, как правило, это бытие творческого человека в культуре. Размышляя, Бахтин приходит к необходимости введения оригинального понятия «бытие событие», в чем-то перекликающегося с хайдеггеровским «Ereignis». Среди многочисленных интерпретаций хайдеггеровского творчества, автору наиболее близка позиция Э.Ю. Соловьева, на чей анализ «Ereignis» в дальнейшем мы будем опираться. Итак, человеческое существование раскрывается как событие, и для выявления его содержания Хайдеггер обращается к глубинным этимологическим смыслам в немецком языке: «Er-eignis» можно перевести как «с-бытие», «с-бывание». Кроме этого у немецкого «Ereignis» имеется дополнительный смысл. Корень «-eigen-» означает «свой», «собственный», и, соответственно, «событие» становится «о-собствливанием чего-либо», «обретением им своего собственного содержания» [1. С. 362]. Выстраивается смысловой ряд, вполне соответствующий экзистенциальному и персоналистскому пониманию реализации подлинного человеческого существования: «Событие сбывание обретение своего собственного содержания. Быть событием, означает «быть самим собой», «осуществиться», «состояться», и в этом суть всякой человеческой биографии. «Dasein» (здесь бытие) или индивидуальное человеческое существование, осуществляется, сбывается, становится событием, посвящая себя своему призванию, утверждению неотъемлемо личного взгляда на вещи, своей судьбе. Само Dasein, развивает далее мысль Хайдеггер, не есть нечто наличное, оно изначально есть бытие возможность, и именно возможность является самой глубокой онтологической характеристикой «здесь бытия». Вопрошание о том, «что я есть в возможности?», «каково мое истинное предназначение?» присуще только человеку, и является главным отличием Dasein от всего сущего. Человек всегда может стать иным, чем является в настоящий момент, и в этом смысле он модальностен. На основе рефлексии по поводу своих нереализованных задатков у него может развиться модальное отношение обязанности по отношению к себе самому, и в нем фундаментальная онтология находит основу и источник всех других типов долженствования. 51

52 Возможности в человеке самое важное. Но из этого не следует, что человек является творцом своей судьбы. Каждый индивид «предназначен к некоторой форме существования, ему суждено стать тем, чем в возможности он всегда уже был». «Dasein, пишет Хайдеггер, существует таким образом, что оно всегда уже понимает умеет может и соответственно не понимает не умеет не может чем-то быть [1. С. 383]. Возможности человека представляют основную проблему и неизвестно кем заданную тайну отдельного человеческого существования. Э. Соловьев делает правомерный вывод о том, что в хайдеггеровской трактовке экзистенциала «бытие возможность» присутствует скрыто телеологический и скрыто финалистский взгляд на человека, а также секуляризированное перетолкование лютеровской идеи призвания божественного предопределения. Наряду с ощущением необходимости индивидуальной реализации в каждом человеке присутствует и противоположная онтическая тенденция, которая проявляется в осознании себя в качестве уже осуществленного, ставшего. Человек хватается за случайные вероятности и шансы жизненных успехов, озабочен самосохранением и выживанием, приспосабливается к мнениям окружающих, реализует свое существование по линии конформизма. Интересно, что и в состоянии «неподлинного существования» Dasein продолжает раскрываться как событие. Хайдеггер не задает этической трактовки пониманию события и «несобственного бытия». Не этика, а онтология является областью неустанных спекуляций немецкого мыслителя. По мнению В.Н. Семеновой, «несобственная экзистенция не означает, что в ней заключено «меньше» бытия или что она представляет собой «низшую» ступень бытия. Хайдеггер полагает, что несобственность, возможно, как раз наиболее полно и раскрывает Dasein в его активности, деловитости и жизненности» [3]. Да и подобный модус неподлинности, несобственности Dasein, полагает В.Н. Семенова, является необходимым условием обретения им своего подлинного существования. Едва ли не единственное место в тексте «Бытия и времени», в котором упоминается об ответственности, следующее: «Понимая зов, Dasein дает наиболее своей самости поступать в себе из своей выбранной способности быть. Лишь так оно может быть ответственным» [3. С ]. Выбирая в качестве приоритета осуществление своей самости, а это может быть что угодно, например: реализация таланта (который, кстати, может оказаться и криминальным), любой наклонности или психологической особенности, например, к мессианскому вождизму или просто лидерству любой ценой, человек способен оказаться вне нравственного поля, если при этом он не обладает моральной ответственностью перед людьми и миром культуры. Ответственность же, зависимая лишь от выбранного Dasein направления реализации своих возможностей, перестает быть нравственной и превращается в ответственность за реализацию этих возможностей. 52

53 Справедливо будет сказать, что Хайдеггер поглощен задачей постижения бытия, его цель научить внимать бытию, вопрос о моральных ценностях им не ставится вообще. Можно согласиться с А. Гусейновым, который считает, что в широком смысле сама установка на то, чтобы ««слушать бытие» становится своеобразным императивом, несущим в себе этический смысл» [4. С ]. Но прав и Э. Соловьев, увидевший в хайдеггеровском учении о Dasein «отрешение от нравственности во имя секулярного немецко-романтического призрака божественного призвания» [1. С. 385]. Действительно, имморалистски воспринятая установка на реализацию своей уникальной неповторимости может быть чревата непредсказуемыми последствиями. А теперь вновь М. Бахтин оригинальный философ, в своей мировоззренческой основе определившийся во внутреннем диалоге с западно-европейской, и в первую очередь, немецкой философской традицией, выдающийся филолог, а по своей личностной сути русский интеллигент. Понятие «событие» входит в философскую рефлексию Бахтина в период, когда диалогическая концепция пребывала еще на стадии предварительной интуиции («К философии поступка») и только лишь зарождалась («Проблемы автора и героя в литературной деятельности»). Внимательное чтение неопубликованных при жизни трактатов витебского периода приводит к выводу, что Бахтин в них использует «событие» в обоих значениях: и как значимое, важное явление человеческой жизни, и, временами, как со-бытность кого-то с кем-то, или с чем-то, то есть в первоначальном смысле этого слова, зафиксированном словарем В.И. Даля. Заметим, что оба эти значения прекрасно коррелируются друг с другом, и первое, более современное неявно дополняет второе, исконное, придавая ценностный смысл со-бытию как совместному бытию с кем-то (человеком) и с чем-то (культурой, природой и т.д.). Мы также убеждаемся, что искомая связь реализующейся человеческой индивидуальности и ответственности за нравственное содержание собственной реализации обосновывается Бахтиным в его первом произведении «К философии поступка», в процессе решения основной проблемы трактата: восстановления единства жизни и культуры. Главную связующую роль при этом выполняют два важных понятия его мировоззрения: «событие» и «поступок». Поступок, пишет Бахтин: «как двуликий Янус глядит в разные стороны: в объективное единство культурной области и в неповторимую единственность переживаемой жизни, но нет единого и единственного плана, где оба лика взаимно себя определяли бы по отношению к одному единственному единству. Этим единственным единством и может быть только единственное событие совершаемого бытия». [5, С.12]. 53

54 Исследователи уже не раз обращали внимание на то, что «поступок» и «событие» в текстах Бахтина плавно переходят друг в друга, почти сливаясь по смыслу, и обладают общими характеристиками. Что же такое поступок (событие) в понимании М. Бахтина? Это ответственный, единственный, неповторимый, уникальный акт, который ценностно окрашен, нудителен (т.е. внутренне не отпускает, требует себя к обязательному исполнению), всегда осуществляется по принципу «не-алиби в бытии». Ему нельзя сказать «нет», нельзя устраниться, объявить о своей непричастности. Поступок всегда совершается «на границах бытия». Это акт его расширения, изменения. В точке осуществления поступка «бытие становится неравным себе самому», ибо в него входит новое «событие бытия». Таким образом, новое событие входит в бытие поступком, при этом поступок является пограничной частью события, которое разделяет с ним общие характеристики: ответственность, единственность, эмоциональную окрашенность, нудительность, не алиби в бытии. Итак, поступок это событие свершающегося бытия, которое является единственным способом соединения двух миров: культуры как совокупности ценностей и мира человеческой жизни. Поступок всегда так или иначе подлежит оценке моей или других, ему не свойственно пребывать вне морали. В противном случае это будет не поступок, а просто действие. И именно поступок, как нравственно-оцениваемое действие становится в концепции Бахтина событием бытия. И пусть основные признаки экзистенциалы (нудительность, не алиби в бытии и др.) как бы притягивают поступок событие к центру исхождения, то есть к «я» «единственному», здесь нет и не может быть эгоцентризма. Его цель не просто самовыражение «единственного» «я», а расширение и углубление бытия (культуры и жизни) в результате нравственно ответственного действия. В этой связи проясняется и смысл бытия: постоянное и непрерывное смыслопорождение творчество. Полагаем, что именно благодаря обоснованию связи «поступоксобытие» Бахтину удалось преодолеть то, что явно проступает в хайдеггеровской Dasein-аналитике, и о чем уже шла речь выше, а именно: имморализм в подходе к реализации подлинных возможностей Dasein на пути его сбывания в бытии. Итак, можно сделать вывод, что поступок как событие бытия есть нравственно-ответственный акт, создающий, осваивающий и утверждающий культурную ценность. Жизнь человека должна стать (таков пафос М. Бахтина) непрерывной цепью поступания: жизнью поступком. М. Бахтин говорит от первого лица, и это еще более придает произведению характер глубоко личного документа, утверждающего кредо автора на всю последующую жизнь. В бесконечном море смыслов каждая личность должна определить свою область, свое смысловое поле, к которому она причастна, перед 54

55 которым ответственна, то есть найти себя. И далее именно в этой сфере необходима «инициатива поступка по отношению к смыслу» [5. С. 43], которая не может быть случайной. Каждая мысль, и даже чувство должны быть поступком ответственным актом выражения и утверждения своего единственного и неповторимого внутреннего мира, своего творческого «я». Мысль, как открывшийся мне смысл, должна быть инкарнирована - укоренена в бытии, в противном случае «ведь можно пройти мимо смысла и можно безответственно провести смысл мимо бытия» [5. С. 44 ]. И Хайдеггеру, и Бахтину выпало жить и заниматься интеллектуальным творчеством в период тоталитарных режимов. Разными по продолжительности были в судьбе каждого из них эти периоды. У Хайдеггера это время нацистского правления с 1933 по 1945 год, у Бахтина почти вся творческая жизнь прошла под сенью тоталитарного «совиного крыла». По-разному складывались и взаимоотношения обоих философов с этими режимами. Через 3 месяца после прихода нацистов к власти в 1933 году М. Хайдеггер станет ректором Фрайбургского университета, а вскоре вступает в национал-социалистическую партию. После разгрома фашизма и денацификации Германии философ заявлял, что это решение он принял после долгих раздумий о благе университета и в связи с настоятельными рекомендациями вышестоящих властей, что в переводе на философский язык мыслителя может быть определено как «онтическая тенденция в реализации самости Dasein». В действительности пребывание в нацистской партии для Хайдеггера не было лишь проявлением конформизма. Национал-социалистический период в биографии философа обусловлен внутренней логикой самого его философского учения, а энтузиазм и активность, проявленные Хайдеггером в 1933 году после назначения его фюрер-ректором, подтверждают, что философ воспринимал происходящее с германской нацией в этот период провиденциально-онтологически, в духе собственного учения и видел в национал-социализме дорогу к подлинной реализации Dasein. М.М. Бахтин, оставался всегда далеким от политики и погруженным в науку. В начале двадцатых годов по отношению к новой власти он настороженно-нейтрален, но не враждебен, ему даже в чем-то импонирует присущая марксизму установка на активное преобразовательное действие, чему есть подтверждение на страницах трактата. После ареста и ссылки в 1928 году философ осознает в полной мере удушающую силу идеологического диктата и уходит во внутреннее диссидентво. После семилетней ссылки и ампутации ноги последует тихая жизнь провинциального преподавателя и напряженная творческая работа на стыке культурологии, литературоведения, филологии, лингвистики, эстетики при почти полной невозможности в течение более чем тридцати лет публиковать свои труды. Реализация себя как философа в пограничных 55

56 научных сферах. Создание диалоговой концепции, генерация идей, эвристически ценных для культурологии и философии. Итак, подведем итоги. И Мартин Хайдеггер и Михаил Бахтин в своем творчестве сбылись, состоялись, обрели свое собственное содержание и вошли событием в бытие, расширив и углубив культуру ХХ - начала ХХI века. Оба повлияли на гуманитарное сознание нашего времени, обострив перед нами вечные вопросы человеческого существования, на которые еще предстоит искать ответы. В то же время, принадлежа каждый своему времени и месту, выразили присущий именно этому времени и этому месту (ХХ век: Россия советского периода и Германия) тип личности с его особой проблематикой. Размышляя над событием бытия М. Хайдеггера и М. Бахтина, приходишь к выводу, вытекающему из их текстов: «сбывающийся человек принадлежит событию», но «его теоретический разум не вправе существовать в отрыве от разума нравственной ориентации». Список источников: [1] Соловьев Э.Ю. Судьбическая историософия Мартина Хайдеггера / Э.Ю. Соловьев. Прошлое толкует нас. Очерки по истории философии и культуры. М., [2] Семенова В.Н. Бытие и время // Энциклопедия История философии.- Минск, [3] Хайдеггер. М. Бытие и время. - Харьков, [4] Гусейнов А.А. История этических учений. - М.,2003. [5] Бахтин М.М. К философии поступка // М.М. Бахтин. Работы 1920-х годов. Киев, Иванова И.И., доктор философских наук, профессор Кыргызско-Российский Славянский университет Культурознание и современное познавание культуры Как заметил еще американский культурантрополог Л.А. Уайт, термин «культура» каждый предпочитает понимать по-своему [9]. Для одних культура научаемое поведение, для других только его абстракция. Для одних культурой являются только объекты материальной природы, для других любые, кроме материальных. Некоторые изображают культуру как совокупность идей, но при этом яростно спорят между собой о том, где именно такие идеи обитают в сознании изучаемых людей или всего лишь в сознании изучающих их этно- и антропологов. Иными словами, к культуре относят все, что хоть как-то связано со способностью человека к символизации: идеи, верования, отношения, чувства, действия, модели поведения, обычаи, законы, институты, произведения и формы искусства, фетиши, язык, инструменты, орудия труда, механизмы и т.д., и т.д. В результате к настоящему времени трактовок и определений культуры накопилось множество сотен.

57 Между тем, еще Аристотель настаивал на том, чтобы в системе реальных и номинальных определений приоритет отдавался все-таки первым, так что если следовать данному требованию, то исходить надо не просто из того или иного толкования феномена культуры, а из намерения раскрыть именно его сущность. Однако один и тот же объект может иметь лишь одну сущность, поэтому чрезмерность дефиниций культуры остается признать либо тем крайне сложным случаем поиска сущности, когда ориентированный на данный поиск когнитивный процесс весьма растянут во времени, либо методологическим нонсенсом. Неслучайно тот же Л.А. Уайт восклицал по поводу избытка культуро-дефиниций: «Интересно, как повели бы себя физики, если бы у них существовало столько же различных представлений об энергии!» [4, С. 87]. Как бы, тем не менее, мы ни относились к возникшей определительной множественности, следует признать, что в русскоязычном исследовательском дискурсе современным знанием культуры стала культурология. Между тем, следует также признать, что во взаимосвязи «культура культурология» имеется порочный круг: культурологию не удается эффективно определить без дефиниции культуры, а дать удовлетворительную дефиницию культуры невозможно вне культурологии как специально для этого предназначенной науки. И хотя проблематичными являются оба компонента указанной взаимосвязи, «разорвать» круг, думается, все-таки возможно. Для этого, в качестве первого шага, из всех методологических приемов, используемых при дифференциации научного знания, базовым необходимо будет признать классический подход деление наук по предмету. Культура же при этом должна рассматриваться не как предмет, а всего лишь как объект изучения. При таком подходе конкретные аспекты, выделяемые в культуре представителями тех или иных исследовательских областей этнографами, антропологами, археологами, историками, искусствоведами, литературоведами, текстологами, краеведами, социологами, религиоведами и пр., превратят исходный объект в соответствующие предметы. Понятно, что таковые будут, как и прежде, многочисленными и разными, но зато их многообразие станет упорядоченным и, главное, рационально осмысленным. Кроме того, наконец-то появится реальная возможность отразить содержание культуры во всем его богатстве и полноте, хотя итоговая полнота, напоминающая скорее мозаику, будет все еще далека от интегральной целостности. В самом деле, необходимая здесь интегрирующая функция должна принадлежать некоторой внешней теоретико-методологической сфере, а культурология таковой не является. Между тем, не исключается и другой принцип деления наук о культуре по основным типам исследовательских методологий. Таковыми, как известно, считаются рационально-объяснительный и описательноинтерпретативный (культурно-контекстуальный) подходы. Однако даже с учетом всей перспективности такого деления для развития 57

58 культурологических приемов исследования (в том числе с учетом имеющегося здесь герменевтического ресурса) следует признать, что в логико-методологическом плане данный классификационный принцип оказывается наиболее проблематичным. В частности, реализация такого принципа не позволяет добиться ни того, чтобы члены деления полностью исключали друг друга, ни того, чтобы сумма их объемов совпала с объемом делимого. Иными словами, даже последовательное соблюдение логических правил классификации приводит к нарушению логики. Еще менее удачными видятся примененные к культурологическому знанию классификации, произведенные по специфическим целям или «уровням познания и обобщения» [11, С. 373], поскольку на практике они разрушают сами логико-методологические основания операции деления. В самом деле, целей, признанных для культурологии специфическими, немало и в других сферах гуманитаристики. Что касается «уровней познания и обобщения», то, как справедливо замечает А.Я. Флиер, «Здесь прежде всего имеет место разделение культурологии на фундаментальную... и прикладную...» [11, С. 373]. В то же время он, как и вообще большинство культурологов, настаивает на следующем: «Тем не менее собственно культурология является вполне эмпирической (курсив И.И.) наукой, исследующей конкретно-исторические явления культуры и выявляющей универсальные закономерности...» [11, С. 372]. Но поскольку фундаментальная (и, следовательно, теоретическая) наука не может быть эмпирической, а на эмпирическом уровне нельзя выявить упомянутые «универсальные закономерности», то получается очередная методологическая нестыковка. Таким образом, направление поиска через определение культурологией своего места среди прочих наук о культуре (как предмете, а не объекте) антропологии (социальной, культурной и пр.), этнологии, этнографии, этнометодологии, востоковедения, антропогеографии, истории (в том числе истории техники), археологии, краеведения, музееведения, консервации и реставрации историко-культурных объектов, искусствоведения, литературоведения, эстетики, этномузыкологии, иконологии, мифологических теорий, культурной семантики, семиотики культуры, антропологической лингвистики, этнолингвистики, культурноисторической психологии, этноэкологии, теории культуры и пр. приходится признать тупиковым. А если сюда добавить еще и сложившиеся на сегодня дифференциации внутри самой культурологии гуманитарную 2, историческую, социальную, прикладную, культурологию науки, психоаналитическую и невообразимо еще какую культурологию, да к тому 2 Особенно настораживает квалификация гуманитарной культурологии: «...гуманитарная культурология пребывая в смысловом пространстве гуманитаристики как таковой, не просто находится в одном ряду с...гуманитарными дисциплинами как одна из них, но предстает как своеобразная метанаука...» [3, С.156]. 58

59 же вспомнить о сложностях взаимоотношений культурологии с культурфилософией (философией культуры) и феноменологией культуры, то блуждания по лабиринту культурознания покажутся бесконечными. Одно, тем не менее, останется в создавшейся ситуации определенным невозможность настаивать на том, что сама по себе культурология уже является некоторой частной, самостоятельной наукой. Между тем, если учесть междисциплинарный социальногуманитарный статус культурологии, можно предположить, что проблема ее вычленения из предметной «размытости» проистекает именно отсюда. Однако тут же возникают контраргументы в виде наличия технических наук и технологий: с одной стороны, к культурологии их напрямую не отнесешь (хотя бы в силу ее ценностно-регулятивного характера), а с другой, техника является одним из самых типичных проявлений и компонентов культуры. Кроме того, нельзя сбросить со счетов давно утвердившуюся методологическую традицию междисциплинарного соединения технических наук отнюдь не с гуманитарным или социальным знанием, а с математическим или естественным (и, как следствие, получения естественно-технических наук). Неужели те более или менее устоявшиеся на сегодняшний день дисциплинарные классификации, известные как деления знания на науки о природе и науки о духе или же на науки о природе и науки о культуре, утрачивают смысл? Думается, ответ на этот и связанные с ним вопросы следует искать главным образом в особенностях постнеклассической рациональности в парадигме функционирования современного научного знания. Включенная в историческую динамику рациональностей, культурология оказывается частично в неклассической парадигме, но главным образом все-таки в постнеклассической. А это значит, что характерный также и для нее переход от частнонаучных к общенаучной картине мира оказывается не возвратной тенденцией, как это справедливо для наук, возникших еще в «классический» период, а изначальным пунктом развития. Вот почему культурология являет собой не какую-то одну частную науку, а исходно междисциплинарный комплекс, обладающий, к тому же, синергийным характером. Иными словами, она избавлена от необходимости интегрировать свое знание, поскольку самим актом рождения обязана ранее состоявшейся интеграции научного знания, да к тому же еще и произошедшей в антропноаксиологическом ключе: сколько пониманий культуры, столько культурологий [6, С. 274]. При этом важно, что культурология как интегративный комплекс является соответствующим соединением не любого знания, а только сугубо 59

60 научного. Именно это обстоятельство отличает ее от культуроведения 3, хотя подобная точка зрения разделяется далеко не всеми. Скажем, для Ю.В. Рождественского «культуроведение» просто тождественно «культурологии» [7, С. 8], а для А.Я. Флиера тоже тождественно, но не любой «культурологии», а только понимаемой в широком смысле как совокупности «...частных научных дисциплин, изучающих отдельные подсистемы культуры...» [11, С. 372]. Впрочем, оба автора сходятся в главном: и культуроведение, и культурология должны фигурировать лишь в качестве научного знания. А куда в таком случае отнести формы пусть связанной с культурой, но паранаучной (по выражению В.Л. Рабиновича, «околокультурологической») деятельности философию и теологию культуры, умение управлять ею? И вообще, так ли уж обязательно всякому знанию непременно «рядиться в научные одежды»? Та же теология культуры, например, имеет в западном интеллектуализме высочайший престиж без всяких претензий на звание науки [1, С. 1046; 5, С. 403]. По факту, в область культуроведения (культурознания) оказываются включенными не только культурологические науки, но и широкий спектр паранаучного знания, не только когнитивная сфера, но и обслуживаемая ею практическая деятельность. Что касается термина «культурология», то он закрепился за обозначением только научного знания, причем эмпирического и существующего лишь в форме особого междисциплинарного комплекса, а не в виде отдельной науки. Специфичность же данного комплекса заключается в том, что природа его синергийности заставляет признать за культурологией статус не одной лишь социально-гуманитарной, но и, вдобавок, гуманитарно-технической науки, а также в том, что внутри него нельзя решить вопросы принципиального характера: эмпирический уровень знания позволяет осуществлять лишь первичные обобщения и систематизации, не способные подняться до производства теоретических оснований. Это значит, что перед культурологической наукой нужно ставить только адекватные ей задачи. Кроме того, следует расширить спектр собственно культурологических дисциплин и в исторической, и в «консервационной» части, а также формально закрепить сложившиеся здесь реалии. Далее, разработку теории культуры необходимо вернуть в епархию философских наук. С одной стороны, это внесет некоторую определенность во взаимоотношения культурологии и философии, а с другой, позволит корректно решить целый ряд методологических задач. В частности, станет возможным обосновать целесообразность использования культурологией не столько эмпирических, сколько герменевтических 3 Термин «культуроведение», как и «культурознание», предложен П.А. Флоренским, в то время как «культурология» заимствована из англоязычной литературы, в которой сейчас практически не используется. 60

61 методов исследования, а также разработать специфическую для нее технику применения универсальной герменевтики. Пока же приходится признать, что произведенная пятнадцать лет назад оценка состояния российской культурологии в целом оказывается верной и сейчас: «Культурология в России пока еще находится в стадии формирования в качестве целостного направления познания и в силу того отличается известной мозаичностью, неструктурированностью, низким уровнем синтезированности своих философских, социологических, исторических и гуманитарных составляющих, недостаточным осмыслением социальных функций и познавательных целей» [10, С.371]. Но означает ли это, что в данной области вообще отсутствует какая-либо положительная динамика? Неужели российское культурознание, отважившееся выступить в качестве культурологии, так и остановилось на этапе заявлений о благих намерениях? По-прежнему ли главными его отличительными чертами являются «мозаичность», «неструктурированность», «недостаточное осмысление социальных функций и познавательных целей»? Думается, что ответ на эти принципиальные для культурологии вопросы она сможет получить главным образом из философской методологии науки. Конечно, если захочет такой ответ услышать. Список источников: 1. Ершова И.И. Теология культуры //Религиоведение. Энциклопедический словарь. М., История культурологии / Под ред. А.П. Огурцова. М., Кондаков И.В. Гуманитарная культурология //Культурология. XX век. Энциклопедия. Т.1. СПб., Кравченко А.И. Хрестоматия по культурологии. М., Мак-Ким Д.К. Вестминстерский словарь теологических терминов. М., Рабинович В.Л. Культурология //Словарь философских терминов /Науч. ред. В.Г. Кузнецов. М., Рождественский Ю.В. Введение в культуроведение. М., Современные философские проблемы естественных, технических и социальногуманитарных наук /Под общ. ред. В.В. Миронова. М., Уайт Л.А. Понятие культуры //Антология исследований культуры. Т.1. Интерпретация культуры. СПб., Флиер А.Я. Культурологическое образование //Культурология. XX век. Энциклопедия. Т.1. СПб., Флиер А.Я. Культурология //Культурология. XX век. Энциклопедия. Т.1. СПб., Исаева Е.В., магистрант 1 курса отделения культурологии РГУ имени С.А. Есенина Научный руководитель Еременко Т.В., доктор педагогических наук 61

62 62 Проблема культуры повседневности в гуманитарном знании Интерес наук о человеке к феноменам повседневной жизни стал свидетельством кризиса гуманитарного знания, имевшего место в ХХ веке, а также одной из попыток выхода из него. Появление сферы повседневного в качестве предмета исторической науки, социологии, культурной антропологии вызвала бурные дискуссии в научной среде по поводу того, соответствует ли данная тематика предметному полю соответствующих дисциплин. Эти дискуссии сопровождались появлением новых направлений в гуманитарных науках, являющихся результатом междисциплинарного взаимодействия последних. К таким направлениям относятся, прежде всего, история повседневности, социальная история, культурная история, историческая антропология, социальная антропология, культуральные исследования. Тематика исследований, относимых в настоящее время к проблематике повседневности, стала формироваться еще в ХIХ веке и концентрировалась вокруг изучения предметной среды, быта и обычаев народов, населявших Европу. Начинались данные изыскания в рамках европейских этнографических школ, на основе которых стали формироваться национальные традиции бытописательства и истории частной жизни как в странах Европы (Э. Фукс, П. Гиро, А. Бокуэ, Г. Хартман, М. и К. Квеннеллы и др.), так и в России (Н. И. Костомаров [1] и др.). Свидетельством интереса к проблемам повседневности в исторической науке стали статьи в журнале «Анналы экономической и социальной истории», издававшемся Л. Февром и М. Блоком. С этого момента начинается развитие так называемой «школы «Анналов», которая положила начало направлению, известному как «новая историческая наука». Последователи школы «Анналов», сконцентрировавшись на изучении повседневной жизни, во многом определили тематическую область дальнейших исследований сферы повседневного. Вопросы истории повседневной жизни рассматривались в работах таких историковисследователей, как Ф. Бродель [2], Ж. Дюби, Ж. Ле Гофф, П. Шоню и др. Интерес к сфере повседневного как к тематике исторического исследования возрос в 70-е и 80-е годы ХХ века, что было связано с так называемым «культурным поворотом» в исторической науке, связанным с именами таких представителей новой исторической науки, как Э. Ле Руа Ладюри [3], Ф. Арьес, Р. Шартье и др. В последней четверти ХХ века складываются научные направления, связанные с тем, что повседневность стала выступать в качестве специфического предмета гуманитарных наук. Сюда относится, прежде всего, немецкая школа «История повседневности», основателями которой являются Х. Медик и А. Людтке [4], а также итальянская школа «микроистории», к числу основателей которой относятся К. Гинзбург [5], Дж. Леви и Э. Гренди. Появились новые

63 междисциплинарные направления, в поле интереса которых попадали и сфера повседневной жизни. К таким направлениям следует отнести социальную историю (new social history) (Ю. Кокка [6], В. Конце, Л. Тилли, Дж. Скотт, П. Стирнз и др.), культурную историю (Ф. Фюре, М. Озуф [7] и др.) и историческую антропологию (Дж. Эллиот, К. Томас, Н. Дэвис и др.). Тематика исследований этих научных направлений в области изучения повседневной жизни во многом пересекалась, во-первых, с тематикой новой исторической науки, а, кроме того, с социологией и антропологией (этнологией). Проблематика, связанная с изучением повседневной жизни, начала формироваться в культурной антропологии на рубеже 1930-х 40-х годов. Методы культурной антропологии (этнологии) были использованы, в частности, в работах М. Мид [8] применительно к современному обществу. Во второй половине ХХ века методологический аппарат антропологии претерпел значительные изменения. К. Гирц [9] выдвинул концепцию «насыщенного описания» культуры, положившего начало так называемой «символической» или «интерпретативной» антропологии, методы которой оказались применимы для анализа феноменов повседневной жизни. Структурно-антропологическая концепция К. Леви-Стросса [10] положила начало структурализму как новому методу наук о человеке. Среди представителей французского структурализма отдельные проблемы повседневной жизни рассматривались, прежде всего, в работах Р. Барта [11], Ж. Бодрийяра и М. Фуко [12]. Пересечение предметных областей гуманитарных наук, сближение методов научного поиска, стирание ранее существовавших и общепризнанных междисциплинарных границ привели к тому, что одно и то же исследование может тематически и методологически относиться сразу к нескольким научным направлениям. Для обозначения этой тенденции развития наук о человеке был предложен обобщающий термин «культуральные исследования», область интереса которых, однако, вышла за пределы проблематики сферы повседневного. К числу авторов, работающих в данном направлении можно отнести Р. Хоггарта [13], С. Холла [14], Г. Поллок и целый ряд других. Оригинальные подходы к изучению повседневной жизни были представлены в работах Й. Хейзинги [15] и польской исследовательницы М. Оссовской [16], оказавшихся востребованными отечественной культурологией. Из отечественных исследований в области повседневности следует отметить достижения московско-тартуской семиотической школы и, прежде всего, работы Ю.М. Лотмана [17]. Необходимо также упомянуть и последователей «школы Анналов», прежде всего, А.Я. Гуревича [18]. Однако, лишь начиная с середины 80-х годов ХХ века можно говорить об увеличении интенсивности исследований повседневной жизни, развернувшихся в нескольких направлениях. В отечественной этнографии к ним можно отнести работы А.К. Байбурина, И.В. Утехина, Т.Б. Щепанской 63

64 и др., в отечественной социологии В.В. Волкова. Отечественная историческая наука на рубеже 80-х и 90-х годов прошлого века также активно стала заниматься проблематикой истории повседневной жизни. Началось издание сборников научных трудов и альманахов по истории повседневности, социальной и исторической антропологии, таких, как, например, «Одиссей. Человек в истории». Сформировалась отечественная школа изучения истории повседневной жизни, возглавлявшаяся С.В. Журавлевым и Ю.Л. Бессмертным. В рамках культурологического подхода можно выделить фундаментальные исследования М. С. Кагана [19], Г. С. Кнабе [20], выводящие на феномен повседневности одно из ведущих мест в системном поле культуры. Рассматривая диалектику повседневности, С.Г. Кнабе обращает внимание на предметы бытового обихода, эстетику костюма, жизненную среду, общение с искусством и др. Заметным явлением научной жизни стала монография В. Д. Лелеко [21], в которой разработана теоретическая модель повседневности в рамках культурологии, лежащая в основе исследования пространства повседневности в европейской культуре. Автор раскрывает культурные смыслы основных зон повседневного пространства: тела человека, дома, поселения. Многочисленные грани повседневности в рамках социологической науки рассмотрены И.Т. Касавиным и В.П. Козырьковым. Работами обозначенных авторов были заложены принципы научного анализа повседневности как системного явления. В исследованиях В.П. Козырькова [22] представлены образы повседневности, среди которых: повседневность как проза жизни; повседневность как область рутинных явлений и тривиального знания; повседневность как индивидуальный жизненный мир; повседневность как профанное пространство; повседневность как обыденный мир (при этом понятия «повседневность» и «обыденность» чѐтко разводятся). В структуре повседневности выделяются различные виды пространства, в которых одновременно пребывает человек: физическое, перцептуальное (доступное непосредственному восприятию) и концептуальное (культурное). С конца 90-х годов ХХ века проблематика повседневности оказалась широко представленной в монографиях и диссертационных исследованиях, например, В.Д. Лелеко и С.Л. Тесля. Повседневность как модус речевой деятельности присутствует также в проблемном поле отечественной филологии. Уникальным эпистемологическим феноменом стали отечественные изыскания в области «культуры повседневности», сформировавшиеся в рамках отечественной культурологии и философии культуры (Б.В. Марков [23], С.Т. Махлина [24], С.Л. Тесля, М.И. Козьякова [25] и др.). В первое десятилетие нынешнего века широкое распространение получили работы в области социальной антропологии и культуральных исследований (Г.И. Зверева [26], Т.Ю. Дашкова [27], О.В. Хархордин и др.), в которых представлен широкий спектр тем, относящихся как к 64

65 проблематике современной российской повседневной жизни, так и к реалиям недавнего исторического прошлого нашей страны. Значительный вклад в теоретико-методологическую проработку проблемы повседневности внесла Н.Л. Пушкарева [28], в работах которой было проанализировано становление истории повседневности в качестве предмета различных наук о человеке в ХХ веке. Подробный анализ феноменологической традиции социологии повседневности проводится в статье И.Т. Касавина [29]. Работы Л.Д. Гудкова [30], Н.Н. Козловой [31], Н.Л. Пушкаревой посвящены методологическим аспектам изучения повседневной жизни в исторической науке и социологии. В качестве предмета повседневности Л.Д. Гудков выделяет так называемые «изнаночные стороны» жизни общества: зонирование пространства обитания в быту; хронометраж времени; формы досугового поведения; ролевые структуры и функции в разных контактных группах; особенности языковой личности; специфика межличностного взаимодействия в специальных учреждениях; аспекты девиантного поведения, преодоления отклонений в социализации личности; порядки социализации разных общественных; порядок сна, его жилищные интерьеры и прочие вещественные аксессуары; формы питания; ритуалы ежедневные и праздничные, модификации этикета; статусные значения пользования техникой; место в компьютерной «паутине»; многие другие стороны бытовой, но по-своему знаковой сферы жизни современного человека. Проблема повседневности в последние десятилетия прочно вошла в сферу социально-гуманитарных наук. В зависимости от сферы интереса различные науки рассматривают разные аспекты повседневности. Долгое время повседневность рассматривалась с точки зрения ее описания, что во многом является предметом исследования исторических наук, при этом глубинный анализ еѐ внутренней сущности нередко утрачивался. Это обусловило необходимость теоретического обоснования феномена повседневности в исторических, социологических, культурологических, психологических, этнографических и других исследованиях. В настоящее время под понятием «культура повседневности» подразумевается совокупность обыденных культурных явлений и процессов, повторяющихся в относительно неизменном виде на протяжении жизни нескольких поколений и составляющих в совокупности определенную традицию мышления и поведения человеческих общностей, коллективов, масс. Несмотря на относительную консервативность и неизменность, культура повседневности имеют свою историю, поскольку соответствующие ментальные структуры, хотя и очень медленно, но исторически изменяются от одной эпохи к другой. Будучи тесно связана с природными и климатическими условиями, этническим и национальным своеобразием определенного народа, исторически сложившимся бытом, обрядностью, трудовой деятельностью, досугом, культура повседневности несет на себе печать регионального, эпохального и этнокультурного своеобразия. Вместе с тем следует констатировать, что ни одна из 65

66 гуманитарных наук, претендующих на изучение сферы повседневности, не выработала теоретически обоснованного представления о ней. Отсутствуют также обобщающие исследования, позволяющие оценить и сопоставить результаты различных научных подходов к изучению феноменов повседневной жизни. В научной литературе отсутствуют работы по теоретическому осмыслению повседневности как предмета наук о человеке и не в полной мере обоснованы методы ее культурфилософского анализа. Все это говорит о том, что в гуманитарном знании о повседневности имеет место ряд проблем теоретико-методологического плана. Повседневная жизнь как культурно-значимый феномен является открытием науки XX в. Пик научного интереса к повседневности приходится на последнюю треть XX в. Вторая половина прошлого столетия и, особенно, последняя его треть время, когда складывается и обретает зрелые формы новый исторический тип повседневности. Бурное развитие междисциплинарного повседневноведения можно рассматривать и как ответ на культурно-исторический вызов обыденности, и как интегральную часть новой повседневности, ее теоретическое обоснование. Озабоченность повседневностью признак глобальной смены ее исторических типов, прихода новой повседневности, которая становится доминирующей, нуждается в идеологическом обосновании и поддержке, требует теоретического осмысления. Новая повседневность, приковав к себе внимание значительной части современного гуманитарного знания, тем самым заявила о своих притязаниях на культурную значимость, на ту нишу, которая традиционно принадлежала высокой культуре. 66 Список источников: 1. Костомаров, Н.И. Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетиях. [Текст] /Костомаров Н.И., Забелин И.Е. О жизни, быте и нравах русского народа. - М.: Республика, С Бродель, Ф. Структура повседневности: Возможное и невозможное [Текст] // Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм. XV XVIII вв.: В 3 т. Т. 1. М.: Прогресс, с. 3. Ле Руа Ладюри, Э. Застывшая история [Текст] / Э. Ле Руа Ладюри; пер. с франц. Н.В. Ефремовой // THESIS 1993 Вып 2. С Людтке, А. История повседневности в Германии: Новые подходы к изучению труда, войны и власти. [Текст]: монография. / Людтке А.; пер. с англ. и нем. К.А. Левинсона и др.; под общ. ред. и с предисл. С.В. Журавлева. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); Германский исторический институт в Москве, с.: илл. 5. Гинзбург, К. Мифы эмблемы приметы. Морфология и история. [Текст] / Карло Гинзбург М.: Новое издательство, с. 6. Кокка, Ю. Социальная история между структурной и эмпирической историей [Текст] / Юрген Кокка; пер. А.Н. Родионова. //THESIS 1993 Вып. 2. С Фюре Франсуа, Озуф Мона, // Французский ежегодник М., С Мид, М. Культура и мир детства. [Текст] / Маргарет Мид; сост. и предисл. И. С. Кона. М.: Наука, с. 9. Гирц, К. Интерпретация культур. [Текст] / К. Гирц; пер. с англ. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), с. (Серия «Культурология. XX век»)

67 10. Леви-Стросс, К. Структурная антропология. [Текст] / Клод Леви-Стросс, пер. С.И. Иванова. М.: АСТ: Астрель, с. 11. Барт, Р. Система Моды. Статьи по семиотике культуры [Текст]. / Барт Р.; пер. с фр., вступ. ст. и сост. С. Н. Зенкина. М.: Издательство им. Сабашниковых, с. 12. Фуко, М. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук. [Текст] / Мишель Фуко; пер. с фр. В. П. Визгина и Н. С. Автономовой. СПб.: А-cad, с. 13. Hoggart, R. Speaking to Each Other. V. II / R. Hoggart. L.: Chatto and Windus, Hall, S. Popular culture and the state / S. Hall // Popular culture and social relations. Buckingham, Bristol, Хейзинга, Й. Осень Средневековья: Исследование форм жизненного уклада и форм мышления в XIV и XV веках во Франции и Нидерландах // Сочинения: В 3 т. / Йохан Хейзинга; сост. и пер. Сильверстов Д. В. М.: Прогресс-Культура, Т с. 16. Оссовская, М. Рыцарь и буржуа: Исследование по истории морали. [Текст] / Оссовская М.; общ. ред. А.А. Гусейнова; вступ. ст. А.А. Гусейнова и К. А. Шварцман. М.: Прогресс, с. 17. Лотман, Ю. Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства (XVIIIнач. XIX века). [Текст] / Лотман Ю. СПб.: Искусство СПБ, с. 18. Гуревич, А.Я. Проблемы средневековой народной культуры. [Текст] / А.Я. Гуревич М.: Искусство, с. 19. Каган, М. С. Введение в историю мировой культуры. Кн.1. [Текст] / Каган М. С. СПб.: Петрополис, с. 20. Кнабе, С. Г. Диалектика повседневности [Текст] / Кнабе С.Г. //Материалы и лекции по истории культуры и культуры античного Рима. М., С Лелеко, В.Д. Пространство повседневности в европейской культуре. [Текст] / Лелеко В.Д. СПб.: Петрополис, с. 22. Козырьков, В.П. Образцы повседневности и проблема их целостности // Наука и повседневность: Основания науки в цифровом обществе. Материалы 4-й межвузовской конференции. Вып. 4. Н.-Новгород, С Марков, Б.В. Храм и рынок. Человек в пространстве культуры. [Текст] / Б.В. Марков. СПб.: Алетейя, с. 24. Махлина, С.Т. Семиотика культуры повседневности [Текст]: монография / Махлина С.Т. СПб.: Алетейя, с. 25. Козьякова, М.И. История. Культура. Повседневность. Западная Европа: от античности до XX века. [Текст] / Козьякова М.И. М.: Весь мир, с. 26. Выбор метода: изучение культуры в России 1990-х годов. Сб науч. статей / Сост. и отв. ред. Г.И. Зверева. М., РГГУ с. 27. Дашкова, Т.Ю. ТЕЛЕСНОСТЬ ИДЕОЛОГИЯ КИНЕМАТОГРАФ. Визуальный канон и советская повседневность [Текст] / Дашкова Т.Ю. М.: НЛО, с. 28. Пушкарѐва, Н.Л. Предмет и методы изучения повседневности [Текст] / Пушкарѐва Н.Л. // Этнографическое обозрение Касавин, И.Т. Повседневность в контексте феноменологической социологии. [Текст] / Касавин И.Т. // Социемы Гудков, JI. Д. "Культура повседневности" в новейших социологических теориях / Л. Д. Гудков // Общие проблемы культуры: Обзорная информация. М., Вып. 1. С Козлова, Н.Н. Социология повседневности: переоценка ценностей [Текст] / Козлова Н.Н. // Общественные науки и современность С Кечина Э.А., кандидат филологических наук, старший преподаватель Рязанского государственного медицинского университета им. И.П. Павлова

68 68 Национально-культурная специфика образа человека в языковом сознании носителей русской и арабской культур При мысли великой, что я человек, всегда возвышаюсь душою. В.А. Жуковский «В последнее время в философии, лингвистике, лингвокультурологии наметилась тенденция к более полному изучению человека его природы, внешности, внутреннего мира, менталитета и т.д.» [1, с.6]. По-прежнему эпицентром философских споров и дискуссий остаѐтся проблема изучения ценностного мира человека, а также проблема специфики ценностных ориентаций представителей различных культур. Ценности, как известно, составляют ядро любой культуры. «В результате взаимодействия различных типов социокультурного знания» [2, с.69], а также в зависимости от исторической эпохи и типа культуры вырабатывается система «ценностных ориентаций», имеющая определѐнный смысл и значение. Освоение ценностей окружающего мира, которое происходит в процессе субъектогенеза, способствует в дальнейшем формированию системы основополагающих и общепринятых ценностных ориентаций, которые наделяют все элементы пространства человеческой жизни аксиологической значимостью и выступают связующим звеном между человеком, его внутренним миром и окружающей действительностью [3, с. 222]. В этой связи актуальным становится вопрос о статусе и значимости самого человека, а также вопрос о специфике отношения к человеку и его восприятие представителями различных национальных культур. В нашем случае речь пойдѐт о национально-культурной специфики образа человека, отражѐнного в языковом сознании носителей двух культур: русской и арабской. В качестве материала для сопоставительного анализа были использованы данные свободного ассоциативного эксперимента, проведенного среди русских и арабских студентов в Рязанском государственном медицинском университете им. акад. И.П. Павлова. Полученные ассоциаты (150 реакций русских и 205 реакций арабских студентов) на слово-стимул «человек» дифференцировались нами на основе метода семантического гештальта Ю.Н. Караулова. С помощью этого метода были сформированы семантические зоны ассоциативного поля слова-стимула «человек», что в дальнейшем позволило определить общее и специфическое в содержании образа человека в языковом сознании носителей русской и арабской культур. Ответы респондентов в тексте статьи выделены курсивом. Прежде всего, и русским, и арабам свойственно определять человека как часть животного природного мира. При этом человек как существо биологическое у арабских студентов представлено наиболее частотным ассоциатом животное, в отличие от русских респондентов, которым

69 свойственно выделять человека в большей степени не как животное, а как существо, называющееся homo sapiens. Как часть природного мира, человек обнаруживает в себе сочетание природных и социальных качеств, которые находятся в диалектическом взаимодействии, корректируя друг друга. Как часть общества, человек в процессе социализации осваивает и принимает выработанные в социуме нормы и правила поведения, социальные функции и роли, учится строить отношения с другими людьми. Таким образом, в процессе освоения человеком родовой, общественной сущности у него происходит формирование необходимых социальных качеств, благодаря которым он становится Личностью. Именно так определили человека как существо социальное как русские, так и арабские студенты. Как для русских, так и для арабов человек является частью общества, в которое он интегрирован как его гражданин. Однако если русские носители культуры осознают ценность человека как индивидуума и индивидуальности, то по мнению представителей арабской культуры человек не живѐт автономно, а скорее является частью органического целого человечества, цивилизации, мира и вселенной, то есть воспринимается как член определѐнного набора общностей и является существом коллективным. С точки зрения русских студентов человек обладает статусом и имеет значимость, он репрезентируется как центральная фигура всего происходящего и главное действующее лицо: человек создатель и светило, он обладает силой, властью и могуществом, он всемогущ как Бог и гениален, подобно идеалу итальянского Ренессанса, яркому примеру homo universalis Леонардо да Винчи. Что касается арабов, то в отличие от русских им свойственно воспринимать человека как Творение Божие. Для них образ человека коррелирует с образом первочеловека, который воплощает в себе идею единого человечества и его единого корня, поэтому человек это Адам и сын Адама. Однако, если изначальное происхождение от Адама, от которого ведѐт свой род каждый человек, то источником происхождения, безусловно, является Бог. Человек изобретение Бога, он является творением, которое появилось благодаря величию Бога. Но по сравнению с творцом и создателем мира сего он слаб, он только раб божий. «Если задать себе вопрос, какова наиболее типичная характеристика человека в культуре ислама, то ответом будет слово «раб». В этой связке человек как раб, Бог как господин и осмысляется в исламе человек и его положение». Однако понятие «раб» по причинам исторического и социального плана лишено привычной для нас негативной коннотации и ассоциируется в арабском (исламском) сознании не с «несвободой», а с поклонением. Человек верит в Бога, потому что он верующий, мусульманин и вместе с тем человек зависим от Бога, прежде всего, в силу двойной слабости своей природы: нравственной человек грешен и онтологической человек смертен. Осознавая тленность человека, арабские респонденты признают 69

70 неотвратимый факт его смерти как конечности жизненного пути. Действие человека не меняет ничего в этом мире, но, тем не менее, оно является ответственным действием, которое прямо соединяют человека с Божьей волей [4]. Отметим, что и русские, и арабы в одинаковой мере признают уникальную способность человека мыслить, думать, творить, поскольку человек наделѐн важным качеством, выделяющим его из природного мира разумом. Это качество позволяет человеку заниматься познавательной деятельностью, результатом которой является аккумуляция новых знаний. Благодаря накопленным знаниям человек как исследователь, мыслитель, учѐный имеет возможность продуцировать идеи, выступать инициатором различных новшеств. Как единственное в мире существо человек одарѐн сознательным отношением к жизни, которое проявляется в понимании еѐ смысла и цели. Стремление человека найти и реализовать смысл своей жизни выступает в качестве ведущей движущей силы и задаѐт определѐнный вектор жизнедеятельности, а отсутствие смысла порождает у него состояние экзистенционального вакуума [5]. Некоторые ассоциаты позволили нам выявить приоритеты арабских студентов в ценностно-смысловых ориентациях. Арабские респонденты выделяют любовь как ценность межличностных отношений, работу как ценность профессиональной самореализации человека. Однако на первом месте находятся свобода и один из фундаментальных элементов в системе ценностей ислама братство (д-р Хаммуда Абдул Ати). Среди человеческих качеств русские и арабские респонденты выделяют доброту и честность. Самым типичным качеством человека у русских респондентов является качество хороший, эксплицирующее общую, нейтральную оценку человека. Для носителей арабской культуры важную роль играют такие коммуникативные качества, как общительность, любезность и почтительность. По-разному определяется наличие отрицательных качеств, свойственных человеку. Если у русских студентов это злость, то у арабских способность человека на предательство, обман и ложь. Таким образом, с точки зрения русских и арабских респондентов человек является носителем природных и социальных качеств, обладает специфическими чертами, выделяющими его из природного мира, что позволяет рассматривать его как сложную социоприродную целостность, как существо многомерное и уникальное. Вместе с тем во взглядах респондентов наблюдаются определѐнные расхождения на природу человека, обусловленные национальнокультурными особенностями, ценностными ориентациями и установками, а также религиозным контекстом мировосприятия. Если в сознании носителей русской культуры человек представлен как значимая фигура, обладающая высоким аксиологическим статусом, то границы 70

71 рефлексивного осмысления человека в сознании арабских респондентов обусловлены пониманием его как «раба Бога» в традициях ислама. Список источников: 1. Маслова, В.А. Homo lingualis в культуре. М., С Мамонтов, А.С. Язык и культура: сопоставительный аспект изучения. М.: Институт языкознания РАН, С Здравомыслов, А.Г. Потребности, интересы, ценности. М., С Смирнов, А.В. Нравственная природа человека: арабо-мусульманская традиция / Этическая мысль: Ежегодник. М.: Институт философии РАН, С Леонтьев, Д.А. Виктор Франкл в борьбе за смысл / вступит. стат. к книге В. Франкл. Человек в поисках смысла. M., Прогресс, С Ковригина Е.П., магистрант 1 курса отделения культурологии РГУ имени С.А. Есенина Научный руководитель Меркулова Н.Г., кандидат культурологии, доцент К вопросу об актуальности проекта музеефикации достопримечательного места «Поле Вожской битвы» «Мирный град на поле боя» Туризм является одной из ведущих и наиболее динамичных отраслей мировой экономики. Данная отрасль хозяйства является фундаментальной основой многих развитых и развивающихся стран мира. Туризм играет значительную роль в формировании валового внутреннего продукта, активизации внешнеторгового баланса, создании дополнительных рабочих мест и обеспечении занятости населения. В 2012 году, по данным Всемирного совета по туризму и путешествиям (WTTC), мировая индустрия гостеприимства показала результаты, заметно превосходящие другие отрасли мировой экономики, включая производство, розницу, финансовые услуги и коммуникации. Вклад туризма в глобальный ВВП составляет 9%, а число занятых в отрасли достигло 260 млн. человек. Таким образом, впервые одно рабочее место из 11 во всем мире создано туриндустрией. На долю отрасли пришлось 10% всех новых рабочих мест, появившихся в 2012 году. Экономический вклад туризма и путешествий, если считать прямой, непрямой и опосредованный эффект, составил в 2012 году $6,6 трлн. (ежегодный рост в пределах $500 млрд.), а также $765 млрд. в виде инвестиций и $1,2 трлн. экспортных услуг (в ценах 2012 года). Культурный туризм занимает сегодня лидирующие позиции в мире. Россия, обладая огромным историко-культурным и природным туристическим потенциалом, использует его не более чем на 20%. Развитие

72 культурного туризма невозможно представить без такой важной составляющей, как музеи. Именно благодаря их концепциям развития исторические, природные и культурные памятники выживают. С каждым годом отмечается все большая взаимосвязь между турфирмами и музеями. И это оказывается выгодным обеим сторонам. Появление новых музейных программ способствует росту интереса к музею не только в родном, но и в соседних регионах. Пропаганда турфирмами деятельности того или иного музея способствует росту его посещаемости. При этом следует отметить, что отечественный турист за последние несколько десятилетий сильно изменился. Знакомство с зарубежной музейной практикой, появление значительного числа частных отечественных музеев, стремящихся выделиться из общей массы подобных заведений оригинальностью предлагаемых программ, сделало его более требовательным. Теперь простое знакомство с экспонатами за стеклом туриста не удовлетворяет. Ему хочется действа. Музей под открытым небом излюбленный тип музеев у посетителей. Часто гости воспринимают его в большей мере как рекреационную среду, сферу отдыха. Сегодня подобные музеи являются неотъемлемой частью индустрии туризма. В мире существует множество музеев под открытым небом, различных по концепции, экспонируемым предметам, территориям, формам работы. И именно музеи под открытым небом дают наибольшее количество возможностей для развития культурного туризма. Направленные на сохранение материального и духовного наследия, они позволяют не только познакомиться с артефактами существующей в их рамках культуры, но и погрузиться в нее. Территория Рязанской области является одним из древнейших очагов культуры и искусства Центральной России. Она имеет богатую историю и культурное наследие, обладает достаточной инфраструктурой для развития на ее территории различных видов туризма, в том числе и культурнопознавательного. Рязанский регион обладает значительным историко-культурным потенциалом. На его территории располагается большое количество разнообразных культурных объектов, способствующих развитию туристских программ. Однако, в первую очередь, из-за недостатка государственного финансирования, процесс этот протекает достаточно вяло. Существующие концепции музеефикации исторических мест затянуты на неопределенные сроки и не предлагают четкого плана действий относительно объектов музеефикации. Это тормозит и социальноэкономическое развитие региона в целом. Одно из таких проблемных мест находится в Рыбновском районе, селе Глебово-Городище. 72

73 Рыбновский район ближайшая к московскому региону точка на карте Рязанской области, в связи с этим, можно сделать вывод, что развитие туристских ресурсов здесь в перспективе наиболее выигрышно для всего Рязанского региона. Окрестности села Глебово-Городище являются уникальным историческим, археологическим и природным памятником. Эта уникальность состоит в большой плотности археологических объектов, относящихся к разным эпохам. Археологи обнаружили здесь три селища эпохи бронзы (второе тысячелетие до нашей эры), три памятника раннего железного века (первое тысячелетие до н.э. начало первого тысячелетия н.э.), 23 средневековых поселения IX-XVII веков, два средневековых городища и восемь сооружений Вожской засеки. По мнению историков, здесь располагалось одно из древнейших поселений славян на территории нынешней Рязанской области. Возможно, отсюда началось освоение славянами бассейна реки Оки. Здесь, на высоком холме, находился город-крепость Глебов. Здесь же, по мнению историков, произошла битва между русским войском под предводительством великого князя московского Дмитрия Ивановича и ордой мурзы Бегича [1, 2]. Рядом с городищем расположены селища, которые, скорее всего, являлись посадами и слободами, и остатки оборонительных сооружений, входивших в систему укреплений Вожской засеки. Городище обследовалось в 1921 г. Н.И. Лебедевой, в 1948 г. А.В. Никитиным, в 1949 г. В.И. Зубковым, в 1956 г. А.Л. Монгайтом, в 1983 г. И.Л. Чернаем, в 2003 г. В.М. Буланкиным, в 2004 г. В.В. Судаковым. Имеющиеся данные позволяют говорить о том, что в домонгольское время здесь находился довольно крупный город, а в XVI-XVII вв. мощный оборонительный узел Вожской засеки. И.Л. Чернай отмечает, что по концентрации значительного числа оборонительных сооружений, их разнообразию и тактической взаимосвязи район с. Глебово-Городище не имеет себе равных в Рязанской засечной черте. Для увековечивания места победной битвы русских с ордынцами на реке Воже Постановлением Правительства Рязанской области 20 от 6 февраля 2009 г. «Полю Вожской битвы» был присвоен статус достопримечательного места. С 2003 года здесь проводится военно-исторический фестиваль праздник, посвященный битве, которая произошла 11 августа 1378 года. Именно тогда здесь, за два года до славной победы на Куликовом поле, был нанесен первый серьезный удар по силам ордынцев. Однако уникальнейшее место, привлекающее ежегодно тысячи людей, при помощи существующей концепции музеефикации хотят превратить в традиционный музей коллекционного типа (в основе музея коллекционного типа лежит коллекция предметов, соответствующая профилю музея) и базу археологов. В пользование Рязанского историко- 73

74 архитектурного музея-заповедника переданы участки у села Глебово- Городище площадью 1,9 га. На них планируется: - создание хозяйственной базы для обслуживания территории памятника; - строительство здания музея площадью 350 м2; - создание экспозиции; - создание туристической инфраструктуры; - создание базы археологической экспедиции строительство здания 150 м2 [3]. Данные сведения представлены непосредственно в концепции, расшифровки же плана не предполагается, однако можно понять, что основные мероприятия здесь направлены на создание отдела коллекционного типа Музея-заповедника «Рязанский кремль». Консерватизм, представленный в данном плане, явление для учреждений культуры весьма распространенное. Однако насколько окупаемым может оказаться данный проект и какую культурно-познавательную ценность он несет собой? Традиционным музеем коллекционного типа сейчас никого не удивить. Глебово-городище вошло в историю как поле боя, однако не стоит забывать что в первую очередь это крупный средневековый городкрепость. В связи с этим, актуальной является идея создания альтернативной концепции «Мирный град на поле боя», реализация которой явилась бы средством повышения культурно-туристской привлекательности региона, популяризации историко-культурного достояния Рязанской земли, сыграла бы роль в формировании инвестиционной привлекательности музея под открытым небом «Мирный град на поле боя» как средства социальноэкономического развития социокультурного ландшафта региона. Список источников: 1. Чернай, И.Л. Оборонительные сооружения Рязанских Засек в свете новых археологических данных [Текст] // Куликово поле: Материалы и исследования / Отв. ред. к.и.н. А.К. Зайцев; Рецензенты: д.и.н. Э.Г. Истомина, д.геогр.н. В.П. Гричук; Государственный Исторический музей. М., с. 2. Челяпов, В.П. Проблемы локализации места Вожской битвы [Текст] // Н.И. Троицкий и современные исследования историко-культурного наследия Центральной России / В.П. Челяпов. Т. 1. Археология. Тула, С Рязанский историко-архитектурный музей-заповедник [Электронный ресурс] // Программа комплексного развития РИАМЗ ( годы). Режим доступа: ryazankreml.ru/images/upload/koncepcia.pdf. Дата доступа: г. 74 Кононенко Е.А., магистрант 2 курса отделения культурологии РГУ имени С.А. Есенина, специалист по учебно-методической работе РГУ имени С.А. Есенина

75 75 Научный руководитель Ледовских Н.П., доктор философских наук, профессор Необходимость создания информационного портала (сайта) «Дворянские усадьбы в Рязанском крае» как способа актуализации, сохранения и воспроизведения информации в современной социокультурной среде «Предмет истории то в прошедшем, что не проходит, как наследство, урок, неоконченный процесс, как вечный закон. Изучая дедов, узнаѐм внуков, то есть, изучая предков, узнаѐм самих себя. Без знания истории мы должны признать себя случайностями, не знающими, как и зачем мы пришли в мир, как и для чего в нѐм живѐм, как и к чему должны стремиться, механическими куклами, которые не родятся, а делаются, не умирают по законам природы, жизни, а ломаются по чьему-то детскому капризу» В.О. Ключевский Сегодня очень остро встаѐт проблема изучения и сохранения историко-культурного наследия дворянских усадеб Рязанского края. Происходит постепенное разрушение исторических памятников, являющихся достоянием русской культуры. Большинство дворянских усадеб с течением времени превращаются в руины, которые невозможно отреставрировать. Как отмечал известный исследователь русских усадеб Н.Н. Врангель: «Всюду в России: в южных губерниях, на севере и в центре можно наблюдать тот же развал старого, развал не только денежный, но развал культурный, невнимание и нелюбовь к тому, что должно украшать жизнь. Тогда как в Европе из рода в род много столетий переходят и хранятся имения и сокровища предков, в России наперечѐт несколько поместий, находящихся двести лет в одной семье. И нет ни одного примера дошедшей до нас целиком сохранившейся помещичьей усадьбы XVIII века» [1]. В настоящее время на территории Рязанской области находятся 848 объектов культурного наследия (памятника истории и культуры), из них 189 стоят на федеральной охране, 324 на региональной, 15 на местной (муниципальной), 320 выявленных объектов культурного наследия, 255 памятников истории и культуры расположены на территории города Рязани [2]. Что касается дворянских усадеб, то по мнению исследователей их сохранилось не более 5%. В Рязанском крае немало замечательных усадебных ансамблей, поражающих красотой и соответствующих определѐнной исторической эпохе. В период времени (вт. половина XVIII XIX вв.) на территории Рязанского края был создан целый ряд усадебных комплексов, представляющих собой знаковое явление отечественной и мировой культуры, сочетающих в себе лучшие черты творчества мастеров русского зодчества: это ансамбль в псевдоготическом стиле в селе Красном

76 Михайловского уезда; усадебный комплекс в селе Истье Пронского уезда (ныне Старожиловский район); село Кирицы (Спасский район) усадебный комплекс бывшего владения С.П. фон Дервиза, усадебные комплексы начала XIX века в селе Стенькино Рязанского уезда (ныне Рязанский район) и в селе Большая Алешня Ряжского уезда; усадьба дворян Протасьевых в селе Протасьев угол Сапожковского уезда (в настоящее время Чучковский район); имение Быкова Гора, принадлежавшее дворянам Нарышкиным в Шацком уезде (Шацкий район); усадьба А.Р. Баташѐва в Гусь-Железном в Касимовском уезде (ныне Касимовский район); усадьба А.И. Кошелева в селе Песочня Сапожковского уезда (ныне Путятинский район). Эти места представляют собой «зону помещичьего предпринимательства» промышленного и сельскохозяйственного, с ними связаны имена известных помещиков-дворян построивших не только храмы, но и прекрасные усадебные комплексы, многие из которых на данный момент имеют статус российских достопримечательностей. Необходимость создания проекта информационного портала «Дворянские усадьбы Рязанского края» подчѐркивается не только тем, что следует попытаться привлечь внимание общественности к проблемам сохранности и реконструкции дворянских усадеб, а также возможностью популяризации истории усадеб как памятников культурного наследия. Данные выводы подтвердило анкетирование, в котором приняли участие студенты гуманитарных специальностей (1,2,3,5 курсы, ОЗО); инженеры; сотрудники компъютерной фирмы; сотрудники приборного завода. Получились интересные результаты. При ответе на вопрос «Интересна ли сегодня история дворянских усадеб? Большинство опрошенных (70%) ответило положительно. Интересна ли сегодня история дворянских усадеб? Да Нет Причиной разрушения дворянских усадеб 45% респондентов назвали «падение у населения интереса к своей истории, к своему прошлому». Из способов возрождения дворянских усадеб предлагаются: привлечение 76

77 внимания общественности, в том числе государства (61%); музеефицирование (31%); привлечение государственных и спонсорских средств (28%). Способы возрождения дворянских усадеб 28,1% 31,3% 61% привлечение внимания общественности музеефицирование привлечение финансовых средств Выбирая из средств, которые могли бы привлечь внимание к проблеме представители различных социальных групп склонились к нескольким вариантам ответов: студенты отметили необходимость использования СМИ; инженеры, сотрудники компьютерной фирмы, сотрудники завода выбрали СМИ и создание сайта. Средства привлечения внимания к проблеме (общая) СМИ Сайт Реклама И наконец степень осведомлѐнности о проблеме: низкая у лиц 20, лет (большинство студентов не имеют понятия, о том где в Рязанской области находятся дворянские усадьбы, и даже о том что они вообще есть в Рязанской области); средняя у лиц лет (это те респонденты, которые вместе с правильными ответами давали и неверные: к дворянским усадьбам 77

78 относили как Кирицы, так и с. Константиново, музей усадьбу И.П. Павлова в Рязани); «высокая» у лиц старше 40 лет (чѐтко и правильно отвечали на поставленные вопросы). Степень осведомленности о проблеме Оценка Старше 40 лет От 30 до 40 От 20 до 30 До 20 Возрастные группы К сожалению, мы вынуждены констатировать, что основная масса соотечественников фактически не знает собственные традиции, особенно молодежь, что может привести в ближайшее время к катастрофическим последствиям. Очевидно, что знание истории усадеб, их уникальной судьбы приводит к пониманию того, насколько высоко духовна, самобытна и уникальна отечественная культура. Именно здесь мы находим яркие образцы чести, достоинства, верности долгу. Учитывая, что большинство усадеб находятся на грани исчезновения или требуют значительных финансовых средств для обеспечения их сохранности, для организации их как современных культурных центров, необходимо как можно быстрее вмешаться в ситуацию. Одним из эффективных средств станет создание информационного портала, который аккумулирует имеющиеся исторические знания, позволит выявить проблемные места, даст толчок новым исследованиям и, будем надеяться, ускорит процессы сохранения и развития культурного потенциала Рязанской области, туристической и экскурсионной деятельности в регионе. На страницах этого сайта необходимо представить генезис дворянских усадеб, их богатство и многообразие, выявить составляющие усадебной культуры, которая дала блестящие образцы архитектурных и парковых ансамблей, искусство интерьера, представить плоды творческого вдохновения поэтов, музыкантов, живописцев, образцы семейного общения, верность народным традициям и восприимчивость к лучшим чертам западной культуры, что обеспечит преемственность поколений, их насыщение новым знанием об исторических корнях дворянских культурных «гнѐзд». 78

79 В качестве вывода хочется процитировать слова известного русского учѐного Н.Н. Врангеля: «Боже мой, какая страшная перемена произошла с тех пор в России, как хочется теперь какого то нового завоевания земли, новой культуры, новых людей и нового искусства! И как безумно до слѐз жаль этой старой, милой, дорогой и ласковой поэзии помещичьего быта, этих мечтательных времѐн, как жаль развалившегося, сгнившего ларинского дома и тех признаков близкой старины, что улетели от нас» [3]. Список источников: 1. Врангель, Н.Н. Старые усадьбы [Текст] / Н.Н. Врангель. М., С Портал культуры и туризма Рязанской области [Электронный ресурс] // Режим доступа дата доступа Врангель, Н.Н. Старые усадьбы [Текст] / Н.Н. Врангель. М., С Кочеткова Ю.О., магистрант 2 курса отделения культурологии РГУ имени С.А. Есенина Научный руководитель Меркулова Н.Г., кандидат культурологии, доцент Создание этнической деревни в Рязанской области: анализ потенциала территории В современных условиях культурной глобализации остро встаѐт проблема сохранения этнического многообразия и национальной самобытности. Глобализация это всеобщий и многосторонний процесс культурной, идеологической и экономической интеграции государств, государственных объединений, этнических общностей, что представляет собой сопутствующее явление современной цивилизации. Страны и народы всего мира существуют в условиях растущего взаимовлияния. Ускоренные темпы развития цивилизации и хода исторических процессов поставили вопрос о неизбежности глобальных взаимоотношений, об их углублении, укреплении и ликвидации изоляции стран и народов. Изолированность от мира, замкнутость в собственных рамках была идеалом общества аграрного типа, для современного общества характерен тип человека, вечно преступающего установленные границы и обретающего новый облик, всегда движимого, прежде всего, мотивами обновления и изменения. Для процесса глобализации характерно сближение деловой и потребительской культуры между разными странами мира и рост международного общения. С одной стороны, это приводит к популяризации национальных культур в мировом масштабе. С другой стороны, популярные международные культурные явления могут вытеснять национальные. Многие это расценивают как утрату национальных культурных ценностей и борются за возрождение национальной культуры.

80 В связи с этим процесс глобализации вызвал стремительное этнокультурное возрождение, сопровождающееся повсеместным ростом интереса людей к собственной национальной самобытности. Множество людей, вследствие роста образовательного и культурного уровня, стремится познакомиться с жизнью разных народов в наиболее полном объеме, что может быть достигнуто различными путями и в том числе развитием этнического туризма. Высокие уровни урбанизации и развития информационных технологий современного мира создают глубокую «пропасть» между городскими и сельскими жителями, а также приводят к постепенному «забыванию» населением истоков своей культуры. При этом, чем больше людей концентрируются в городах, тем сильнее их влечет исконная народная культура. Чем больше единообразия в мегаполисах, тем интереснее становится людям культурное многообразие народов и этнических групп. Изменение туристских предпочтений привело к формированию новой модели туристического рынка, в котором укрепляет свои позиции такое понятие, как этнокультурный ландшафт, где поддерживается традиционный уклад жизни со всеми его атрибутами кухней, архитектурой, ремеслами и другими деталями народной культуры. Этнический туризм становится новым перспективным направлением туристской деятельности в мировом масштабе, однако в России он еще только набирает обороты. Несмотря на это, есть регионы, в которых этнический туризм или отдельные его подвиды уже стали визитной карточкой региона. Актуальная институция этнического туризма этнодеревня, являющаяся многофункциональным комплексом, который может включать в себя этнографические музеи под открытым небом, гостиницы, места общественного питания, досугово-развлекательные центры этнической (этнографической) направленности. Такие примеры есть в Оренбурге, Ростовской области, Краснодарском крае, Республике Коми и на многих других территориях, в том числе, в местах проживания коренных народов севера на Ямале, в Ханты-Мансийском автономном округе, Якутии. Территория Рязанской области также обладает богатым, но не реализованным потенциалом для развития этнотуризма. Красота и многообразие природных ландшафтов и памятников природы, сравнительно благоприятная экологическая среда и климатические условия, обилие рек, озер, искусственных водоемов, лечебных грязей и минеральных источников позволяют формировать рекреационно-туристское направление развития Рязанской области. В регионе имеются 3 крупных комплекса, в которых активно идѐт развитие экологического туризма: Окский заповедник, Национальный парк «Мещерский» и Ерлинский парк-дендрарий. Рязанская область обладает и серьезным историко-культурным потенциалом. Значительное количество памятников удачно сочетается в 80

81 регионе с устойчивостью традиций, исторически сложившейся культурнохозяйственной специализацией отдельных территорий и разнообразием ландшафтов. Историко-культурный потенциал Рязанской области формируется такими элементами, как: 1) исторические города; 2) объекты культурного наследия; 3) центры и музеи народных художественных промыслов; 4) музеи и музеи-заповедники; 5) памятники археологии. 1. Исторические города. На территории области распложено 8 городов со статусом исторических Рязань, Касимов, Михайлов, Ряжск, Скопин, Спас-Клепики, Спасск, Шацк. По ценности историко-культурного наследия Рязань и Касимов относятся к категории городов, имеющих наследие особой значимости. Остальные относятся к категории исторических городов, имеющих ценное наследие. 2. Объекты культурного наследия. В Рязанской области насчитывается более 800 памятников архитектуры. Наиболее ценными историкокультурными памятниками являются памятники г. Рязани (ансамбль Рязанского Кремля с Успенским собором, архитектурные ансамбли улиц Соборной, Астраханской, Почтовой) и г. Касимова. Особое место занимают присущие только Рязанщине комплексы усадьбы с конными дворами в Красном, Старожилово, Кирицах, Каргашино, Большой Алешне, а также производственные постройки XVIII-XIX вв., связанные с железоделательными заводами (Истье, Коленцы), образующие специфические промышленно-усадебные комплексы. Подобная зона исторического производства имеется и в Касимовском районе Гусь- Железный, Сынтул и Елатьма. В настоящее время на территории Рязанской области располагается около 80 культовых зданий федерального (общероссийского) значения. Их них около 5 сооружений мусульманские, основная часть которых располагается в г. Касимов и Касимовском районе. Остальные объекты православные. Одними из основных культовых сооружений являются: 1) Свято-Иоанно-Богословский монастырь (Рыбновский район, с. Пощупово) с чудотворной иконой Иоанна Богослова, святым источником; 2) Свято-Успенский Вышенский женский монастырь (Шацкий район, с. Выша) с мощами святителя Феофана-затворника; 3) Свято-Николо-Чернеевский (Донской) мужской монастырь (Шацкий район, с. Старочернеево); 4) Свято-Дмитриевский мужской монастырь (Скопинский район, с. Дмитриево); 5) Солотчинский Рождества Святой Богородицы женский монастырь (г. Рязань, п. Солотча). 81

82 3. Центры и музеи народных художественных промыслов и ремесел исторические поселения и местности, сохраняющие и развивающие народную художественную культуру и ремѐсла. Ведущими промыслами в Рязанской области являются: михайловское кружево, кадомский вениз, скопинский гончарный художественный промысел, шиловское лозоплетение. 4. Музеи и музеи-заповедники являются важным элементом историкокультурного потенциала области. В Рязанской области 38 музеев, среди которых, в первую очередь, следует выделить федеральный Рязанский историко-архитектурный музей-заповедник и входящее в его состав городище Старую Рязань, имеющий уникальные коллекции древнерусского искусства, археологическую, этнографическую. Городище Старая Рязань расположено на месте нахождения древней столицы Рязанского княжества, которая в декабре 1237 года была осаждена полчищами хана Батыя [1]. 5. Памятники археологии: крепости, городища различных исторических эпох. Отдельное внимание следует уделить «этнографическим событийным мероприятиям» на территории области, которые ежегодно привлекают большое количество туристов в регион. Наиболее яркими из них можно назвать Театрализованный праздник «Битва на Воже» театрализованный праздник, посвященный исторической битве на реке Воже. Основу праздника составляет оригинальное театрализованное действие, сюжетно связанное с историческими событиями. Не менее интересным является Международный фестиваль кузнецов, который проходит в старинном селе Истье, где можно увидеть мастерклассы кузнецов-экспериментаторов, инсценировку одного из старинных русских обрядов кузнечной свадьбы, выступление фольклорных коллективов Рязанской области и участников военных клубов. В целом можно отметить, что, несмотря на имеющиеся богатые культурно-исторические традиции, территория Рязанской области в настоящее время характеризуется недостатком центров культурнодосугового характера с историко-этнографической направленностью, с дифференцированным ассортиментом предоставляемых услуг, что является залогом доходности и конкурентоспособности региона. Ещѐ одна из ярко выраженных проблем региона это отсутствие оборудованных территорий для семейного отдыха. Указанные проблемы можно решить путѐм создания на территории области этнической деревни, которая, в первую очередь, будет ориентирована, прежде всего, на семейный отдых с предоставлением комплекса услуг культурно-образовательного и развлекательного характера. Кроме того, экспозиции объекта могут посещаться организованными группами учащихся средних и высших учебных заведений. Этническая деревня должна находиться в живописном, экологически чистом районе, где будут сочетаться первозданный вид природы и комфорт 82

83 современной гостиницы. Важным элементом объекта должна выступать компактность сосредоточения всех элементов инфраструктуры и диверсифицированный пакет услуг. Кроме того, посетителям экспозиций должны быть предоставлены услуги профессиональных экскурсоводов. Создание этнической деревни позволит организовать качественно новый центр культуры и искусств, направленный на сохранение этнической самобытности населения области, а также создать яркий туристический объект, что, в свою очередь, позволит привлечь в регион дополнительное количество отдыхающих, создать новые рабочие места и экономические предпосылки для развития прилегающих территорий. Список источников: 1. Музеи [Электронный ресурс] // Правительство Рязанской области. Режим доступа: Загл. с экрана: Ледовских Н.П., доктор философских наук, профессор РГУ имени С.А. Есенина Экзистенциальный анализ как метод культурологического исследования художественного творчества Для культуролога художественное творчество является важным артефактом определенного периода исторического развития, ярко свидетельствующим о его доминирующих культурных тенденциях. Искусство появляется в определенное время, создается конкретными людьми, обремененными соответствующими условиями существования, воспитания, жизненными факторами. Совершенно очевидно, что художественное творчество в точности отражает, скрупулезно фиксирует все особенности того или иного времени. Чаще всего именно здесь мы находим констатацию только наметившихся сдвигов общественного сознания, т.е. мастера их видят, улавливают первыми, задолго до того, как они со всей очевидностью станут проявляться в других формах человеческой деятельности и подтверждаться иными источниками. Совсем недавно бельгийские ученые в результате исследований пришли к выводу, что мозг людей, связанных с художественным творчеством действительно отличается большим количеством извилин. Таким образом, анализируя художественные произведения в исторической перспективе, мы с уверенностью можем обозначить все параметры общественного существования соответствующего периода. Форма, цвет, линии, сочетание звуков, вербальные и невербальные знаки раскрывают глубинный смысл опредмеченных результатов человеческой мысли, эмоций и переживаний, создают некий гипертекст, который и предстоит декодировать зрителю или слушателю. Современное искусство

84 подчиняется тем же законам. Главное уметь не только смотреть, но и видеть, не только слушать, но и слышать, а экзистенциальный анализ становится довольно точным методом, а может быть и ключом к пониманию не только художественного творчества в целом, но и характера динамики доминирующих культурных тенденций. Экзистенциализм (фр. Existentialisme, от лат. existentia существование), особое направление в философии XX века, ставшее скорее культурным движением, возможно как ответ экзистенциальному вакууму прошлого столетия. Кьеркегор, К. Ясперс, А. Камю, Ж.-П. Сартр, Симона де Бовуар, М. Хайдеггер особо подчеркивали, что человек способен мыслить и осознавать своѐ бытие, а, следовательно, рассматривается как ответственный за своѐ существование, за самого себя, свои действия и поступки, если он хочет стать самим собой. Э. Гуссерль, М.Хайдеггер, М. Босс, Л. Бинсвангер уделяли особое внимание проблеме экзистенциального анализа. Психологи нашли этот метод одним из самых эффективных в своей практике. В частности, В. Франкл рассуждает о смыслопологании в человеческой жизни и убедительно доказывает, что если смысл утерян или не найден, человек не жизнеспособен [1]. Что такое смысл? При всей разности подходов при определении содержания этой категории учеными различных областей знания, смысл рассматривается как некий субъективный образ, возникающий при понимании чего-либо [2]. Направленность на смысл и ориентация на дело (целеполагание) это то, что нужно человеку для существования. В. Франкл предложил термин «экзистенциальный вакуум» для характеристики ситуации потери смысла, а, следовательно, возможной гибели субъекта. Под субъектом в данном случае можно понимать не только некоего индивидуума, но сообщество единомышленников, страну, и в целом некую эйкумену, в основе духовной жизни которой лежат сравнимые ценности. Следовательно, не только человек, но и общество имеет свои смыслы, целеполагание, которые и могут быть прочитаны в художественных артефактах с использованием метода экзистенциального анализа. При этом, за основу анализа должен быть взять рационализм, рациональное объяснение анализируемых произведений. Нужно отметить, что речь идет не только о реализме. Реализм понятен, прозрачен, даже если наполнен глубоким философским смыслом. Но рациональное объяснение, как известно, имеет место быть и в случае истолкования произведений искусства самых разных стилей и направлений, в том числе весьма далеких от реализма. В частности, религиозные представления дают целостный смысл, подразумевая трактовку потустороннего, ирреального мира, понятного, хорошо структурированного, реально существующего для верующего человека. Экзистенциальный анализ помогает увидеть имманентные особенности той или иной веры, ее аксиологическую направленность. 84

85 Так например, христианство католическое и православное, судя по сопровождающему их визуальному ряду, диаметрально противоположны в интерпретации окружающего мира. Достаточно сравнить два сюжета «Распятия», как это сделала Н.А. Дмитриева. Приведем текст полностью, не смотря на объемность цитаты. «Перед нами икона Дионисия Распятие пишет автор. Мы помним, сколько драматизма, подчас грубого, «вопиющего», вносили в этот сюжет романские и готические художники. Что же у Дионисия? Несмотря на лирический оттенок печали, господствует мажорный тон. Христос стоит на кресте, грациозно изогнувшись, ничто не говорит о его страданиях, раскинутые руки кажутся широким жестом благословения. Нет ни крови, ни судорог. Набедренная повязка сияет девственной белизной. Ступни ног не скручены, как на готических распятиях, а непринужденно стоят на нижней перекладине креста. Ангелы вьются кругом легко, как бабочки. Ласкающая глаз, светлая и богатая гамма цветов начинает и довершает ощущение радости: Христос распят, но он жив. Это песня, у которой заранее известен хороший конец, и потому мелодия исполнена бодрости, даже когда слова печальны. Сопоставим эту икону с другим «Распятием», принадлежащим чешскому Вышебродскому мастеру и написанным на целое столетие раньше. Оно являет пример перерастания готической концепции в ренессансную и лишний раз убеждает в том, что такой выход был органичен для готики; «грубая» правда переживания предполагала, как дальнейший шаг, поиски телесной, материальной убедительности. В чешском распятии перед нами доподлинно замученный человек, о котором не думаешь, что он может воскреснуть. Фигуры уже почти объемны и тщательно моделированы светотенью. Однако они помещены на гладком золотом фоне. В сочетании объемных фигур с плоским фоном есть стилевое противоречие: возникает потребность устранить золотой фон и дать глубину, пространство. В иконе Дионисия фон тоже плоскостной, но он вызывает ощущение воздушности и не давит на фигуры. К тому же сами фигуры лишены объема, почти невесомы, такие фигуры не могли бы «жить» в реальной пространственной среде, но в сказочном мире иконной доски они чувствуют себя прекрасно, тут они на месте. В их расположении на плоскости больше изящества и свободы, чем у фигур чешского распятия, как бы скованных и условно прикрепленных к фону. Икона Дионисия совершенно очевидно художественно более цельное и совершенное творение, чем готический алтарный образ чешского мастера, но вместе с тем и более архаическое по своим художественным принципам, застывшее в них. Это совершенство «в своем роде», от которого трудно ждать дальнейшей эволюции. В готическом же «Распятии», переходном, стилистически не устоявшемся, сделан шаг к чему-то новому» [3]. Если использовать метод Н.А. Дмитриевой и для сравнения добавить «Распятие» Маттиаса Грюневальда ( ), где Христос мученик на 85

86 кресте: пальцы рук и ног сведены судорогами, изможденное, худое тело; капли крови на лбу из ран от тернового венка; кровоточит грудь, пронзенная копьем воина; тело безвольно висит на прибитых мощными гвоздями руках и ногах [4]. Это изображение позволяет продолжить мысль Дмитриевой и предположить к чему новому был сделан шаг к новому понимаю взаимоотношения человека и Бога, где последний, судя по его страданиям, мало отличался от человека земного. Этим актом человек изменил и свое местоположение в земной иерархии, теперь человек не только «тварь», но и творец, поскольку подобен Богу. Таким образом, экзистенциальный анализ позволяет связать воедино художественный артефакт, художника, время, выявить доминирующие тенденции этого времени. Художественное творчество, созданное в рамках знаково-символической системы, вполне поддается рациональному объяснению, пониманию, выявлению смыслопологания. Особенно интересно использовать метод экзистенциального анализа применительно к современному художественному творчеству. Под современным, в данном случае, имеем ввиду и середину вторую половину прошлого века. В частности, творчество Сальвадора Дали. Во многом, оно объяснено самим Дали в книге «Тайная жизнь Сальвадора Дали, рассказанная им самим» (1942 г.), где он утверждает, что часть его картин могли бы спасти мир, если бы люди не разучились слышать и видеть. Можно предположить, что сказанное относится к известному полотну «Мягкая конструкция с варѐными бобами (предчувствие гражданской войны)» (1936 г.). Художник пишет человека, терзающего самого себя и, судя по лицу, получающего от этого огромное удовольствие. Гражданская война брат на брата. Точнее метафоры, чем у Дали не придумаешь. Другие, излюбленные образы мастера хорошо известны муравьи, расплавленные часы и телефонные трубки и т.п. Каждый зритель вкладывает свой смыл в увиденное. Можно часами гадать, что это может значить. В 1945 году американский мультипликатор Уолт Дисней предложил Дали на основе его образов создать мультфильм. Раскадровку к фильму рисовали в течение восьми месяцев (в конце 1945 начале 1946) Сальвадор Дали и художник Джон Хенч из студии Диснея. Однако, проект был закрыт, по одним данным из-за финансовых проблем, связанных со Второй мировой войной, по другим из-за ссоры между создателями фильма. В 1999 племянник Диснея, Рой Эдвард Дисней, решил вернуть к жизни забытый проект. Продюсером мультфильма стал Бейкер Бладуорт, а режиссѐром французский мультипликатор Доминик Монфэри, впервые выступивший в этом качестве. Воспользовавшись помощью самого Хенча, а также дневниками Гала, супруги Дали. Группа из двадцати пяти аниматоров «расшифровала» замысловатые рисунки Дали и Хенча и воплотила проект в жизнь [5]. 86

87 Результатом является короткометражный мультипликационный фильм, выполненный в технике традиционной (рисованной) анимации с использованием компьютерной графики под названием Destino, выпущенный в 2003 году компанией «Уолт Дисней». Destino на итальянском, испанском и португальском означает «судьба». Можно вспомнить и более известный первый сюрреалистический фильм С. Дали и Л. Буньюэля «Андалузский пес». Оба кинематографических шедевра наполнены множеством предполагаемых смыслов, как собственно и все сюрреалистические полотна С. Дали, а точнее далеко не всегда понятными образами, которые с трудом связываются между собой, а чаще всего вообще не связываются. В результате сколько зрителей, столько и мнений, или вообще никаких мнений, экзистенциальный вакуум. Любой, придуманный человеком фантастический мир полон смыслов. Человек воспринимает его как некую реальность. Виртуальная реальность, то же реальность. Речь не идет о том, насколько это во благо человека. Однако, художественное творчество нередко демонстрирует состояние экзистенциального вакуума, а это, как уже говорилось, свидетельство глубоко больного общества. Список источников: 1. См.: Франкл В. Человек в поисках смысла: Сборник. М.: Прогресс, 1990.; Он же: Ска-зать жизни «Да!»: психолог в концлагере. М.: Апрель Пресс; ЭКСМО-Пресс, Новейший философский словарь: 3-е изд., исправл. Мн.: Книжный Дом (Мир энциклопедий). C Дмитриева Н.А. Краткая история искусств. М.: Искусство, С. 198, Hugh Honour, John Fleming. A World History of Art. Seventh Edition. London: Laurence King Publishing, P См.: Destino // Википедия. Режим доступа: 87 Лощинина Т.Н., магистрант 2 курса отделения культурологии РГУ имени С.А. Есенина Научный руководитель Агапова Н.Г., доктор философских наук Информационное общество и духовная безопасность «Кто владеет информацией тот владеет миром» Уинстон Черчилль сделал эту фразу крылатой. Современное общество это в первую очередь информационное общество, главным продуктом которого является информация. Массовая коммуникация формирует новый тип личности с особым мышлением и поведенческими реакциями, поэтому Интернет обладает огромными возможностями для манипулирования сознанием,

88 программирования стереотипов поведения и мировосприятия. Интернет стал для школьников важнейшим инструментом коммуникации. Подростки не просто пользуются Интернетом, зачастую это важная социокультурная среда обитания, способ жизни при содействии информационных технологий [3]. Через интернет дети и подростки открывают для себя мир, формируют собственную личность. Интернет дает пользователю огромные возможности как высокотехнологичный источник коммуникации, как инструмент поиска и получения информации. С развитием Интернета резко возросло число тех, кто использует его возможности в неблаговидных целях. Хорошо знакомые виды преступлений перешли в сеть, появились новые виды преступлений, связанные с интернетом. Попадая в интернет из самых защищенных и безопасных мест из дома и из школы дети и подростки относятся с большим доверием к киберпространству, воспринимая его как безопасную среду. Но как и в реальной жизни, ребенок в интернете сталкивается с множеством проблем, с нелегальным и опасным контентом и другими неприятностями [5]. В силу этого Интернет легко становится еще одним значимым источником стрессов в информационном обществе. Подавляющее большинство жизненных стрессовых ситуаций в той или иной форме можно встретить в виртуальной реальности. Например, конфликты случаются как в реальной, так и в виртуальной жизни пользователей. И в том, и в другом случае конфликты это мощные стрессоры, приводящие к переживанию негативных эмоций. Если человек в реальной жизни эмоционально реагирует на сложные и проблемные ситуации, то есть большая вероятность того, что, сталкиваясь в интернете с негативными ситуациями коммуникации (например, оскорбления и унижения со стороны других пользователей), с насилием, жестокостью, сексуальными домогательствами и пр., он будет также испытывать высокий уровень стресса. К рискам социализации детей и подростков в сети относятся: столкновение с недостоверной, опасной, противоправной информацией; негативное влияние на развитие личности; нарушение прав человека; возможность интернет зависимости; негативное влияние на психическое здоровье; снижение культурного уровня и многое другое. Проблема контакта с нежелательным, негативным контентом в этом плане является одной из самых острых. Размещение такого контента может иметь противозаконный характер, при этом ответственность за вред, нанесенный оборотом такой информации, включающей, например, изображения сцен насилия и жестокости, напрямую не урегулирована законодательством [2]. Благодаря высокоразвитым технологиям и увеличению аудитории Интернета, все больше организаций и движений (в том числе связанные с духовной жизнью общества) стремятся укрепить свои позиции с помощью сетевых ресурсов. Если в реальной жизни человеку наладить контакт с новыми религиозными движениями обычно довольно затруднительно (не 88

89 всякий подросток будет разговаривать с навязчивыми людьми и принимать предлагаемые ими брошюрки), то в Интернете это сделать значительно легче: попасть на сайт подобной организации можно по случайной ссылке или всплывающему окну [4]. Как показывает практика, стать жертвой нового религиозного движения (НРД) может стать самый обычный пользователь сети, путешествующий по сайтам, особенно это опасно для детей и подростков. Еще лет назад деятельность новых религиозных движений была локализована пространственными границами города, района, области, то сейчас, благодаря информационно-коммуникационным технологиям и прежде всего Интернету, их деятельность становится элементом воздействия на огромную аудиторию. В итоге адепты новых религиозных движений получили возможность вступать в дискуссии, спорить, отстаивать свою идеологию, убеждения в интернет-ресурсах, где численность аудитории может колебаться от нескольких десятков до сотен тысяч человек [1, С. 52]. Такие ресурсы воздействия на сознание молодежи сравнимы с потенциалом традиционных СМИ, только никак не контролируемых государством и обществом. Под видом «обмена мнениями» в Интернете сторонники новых религиозных движений получили возможность вести пропаганду, вербовать новых сторонников и увеличивать количество «сочувствующих». Эта проблема в настоящее время недооценивается в России. Поскольку у детей и подростков система ценностей только формируется, необходимо быть осведомленным о возможных угрозах для их духовной безопасности. Феномен духовной безопасности является неотъемлемой частью национальной безопасности. Духовные ценности нередко выступают в качестве источников права и стратегических политических задач, а религиозные установки населения явно или скрытно влияют на политические процессы, культуру, правосознание, законопослушность, правопорядок, семейный уклад и социальный статус человека. В целях обеспечения духовной безопасности современного российского общества необходимо акцентировать внимание на деятельности тех новых религиозных организаций, которые несут реальную опасность для духовного здоровья общества. Список источников: 1. Бурова Л.А. Новые религиозные движения в социокультурном пространстве современного общества: Диссертация... канд. филос. наук / Л.А. Бурова Ростов-на- Дону, с Бурьянов С.А. Свобода совести и светскость государства в России [Электронный ресурс]. Режим доступа: Загл. с экрана [просмотрен ]. 3. Дети в информационном обществе [Электронный ресурс]. Режим доступа: Загл. с экрана [просмотрен ]. 4. Назарова О. Опасность вовлечения подростков в секты [Текст] / О.Назарова // Справочник классного руководителя О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию: Федеральный закон от 29 дек г. 436-ФЗ [Электронный ресурс]. Режим доступа: Загл. с экрана [просмотрен ].

90 Меркулова Н.Г., кандидат культурологии, доцент, заведующий кафедрой культурологии РГУ имени С.А. Есенина Гигиеническая культура в системе культуры повседневности (на материале центральной России) Под культурой повседневности следует понимать реализацию культуры, ее ценностей и смыслов в каждодневном бытии человека или сообщества людей. Повседневная жизнь сфокусирована на удовлетворении жизненно необходимых телесных и духовных потребностей человека. Культура повседневности включает в себя мир повседневной жизни и повседневных практик, а также знания в виде опыта жизнедеятельности, ценности, нормы, традиции, верования, образцы поведения, умения и навыки, необходимые для жизни в социальной и культурной среде. Неотъемлемой частью культуры повседневности является гигиеническая культура, поскольку содержание в чистоте тела, а также одежды, обуви, рабочего места, домашнего пространства человека играет весомую роль в образе жизни людей. Гигиеническая культура это совокупность гигиенических норм, ценностей, знаний и средств гигиены, правил поведения, гигиенических привычек и эстетических представлений, связанных с чистотой и здоровьем тела, выработанных обществом. На формирование гигиенической культуры оказывает влияние ряд факторов, среди которых природные условия; религиозные представления; историко-национальное, социально-экономическое развитие и научнотехнический прогресс; культурные и экономические связи народов. Гигиеническая культура на Руси была на сравнительно высоком уровне. Русские люди имели обычай мыться в бане, причем это было привычным для всех слоев населения. В баню ходили минимум раз в неделю, а нередко и чаще. Был еще один оригинальный способ мыться в русской печи. После приготовления еды стелили внутрь солому, и человек осторожно, чтобы не испачкаться в саже, залезал в печь. В Древней Руси большое значение имела народная косметика, которая развивалась, в основном, в гигиеническом направлении. Заботясь о красоте кожи лица и тела, использовали для этой цели природные факторы (солнце, воду, тепло и холод), пищевые продукты (молоко, простоквашу, ржаной хлеб, сметану, хлебный квас, мед, толокно, растительное и сливочное масло, огурцы, яйца), целебные свойства многих 90

91 растений, среди которых ромашка, зверобой, подорожник, чистотел, лопух, дубовая кора, крапива, мята. В «Домострое» памятнике древнерусской литературы XVI века подробно описываются приемы влажной уборки помещения, говорится, как мыть и скрести полы, стены, столы и скамейки в избе, как содержать в порядке сени и крыльцо, куда стелить рогожу, а где насыпать сено, чтобы можно было обтереть ноги. Авторы «Домостроя» требовали, чтобы все, взрослые и дети, мыли руки перед едой, перед приготовлением пищи и перед всякой работой. В книге содержалось немало рецептов приготовления блюд, где обращалось внимание и на чистоту посуды [1]. В период Нового времени западная культура значительно повлияла на российскую повседневную культуру, послужив импульсом к изменению телесного канона и формированию новых стандартов поведения. Для решения задачи приобщения русского дворянства к европейским стандартам жизни и правилам приличия по указанию Петра I в 1717 г. издается сборник наставлений «Юности честное зерцало или Показание к житейскому обхождению». Можно сказать, что с этого времени в России формируется новый, отличный от средневекового телесный канон: тело все больше «окультуривается», природное в нем подавляется под воздействием социальных процессов, люди вынуждены сдерживать естественные проявления («не надлежи плевать», «рыгать, кашлять», «сия есть немалая гнусность, когда кто сморкает, якобы в трубу трубит») [2]. Контроль за сдерживанием ведется не столько лично индивидом, сколько осуществляется со стороны общества и государства. Один из важнейших аргументов запрета на неприличное поведение «ибо так делают крестьяне». Такое противопоставление культуры нравов было характерно для средневековой Европы, в России же дворянское сословие начинает отделяться от остальной части населения со времен Петра I. В России XIX века все большее развитие получает гигиена. Высокая заболеваемость заразными болезнями и смертность от них возбуждали вопрос об улучшении общественного быта в гигиеническом отношении и предупреждении этих болезней. Общественное движение в России и нарастание революционного подъема после поражения в Крымской войне, тяжелые санитарно-бытовые условия русского крестьянства, повлиявшие на начало революционнодемократического периода русского освободительного движения, придавали особую окраску развитию гигиены в России во второй половине XIX века и обусловили самобытные черты в деятельности большинства отечественных гигиенистов: их исследования имели социальную направленность; ученые подробно рассматривали вопросы охраны здоровья больших групп населения, в частности крестьянства и малообеспеченных слоев населения городов. 91

92 Гигиеническая культура советского периода связана с процессами стандартизации и унификации во всех сферах человеческой жизнедеятельности, начиная от бытовых практик и заканчивая государственной политикой. Важная роль в советском здравоохранении уделялась пропаганде чистоты и гигиены, которой занимались государственные учреждения. В каждой поликлинике, в школе, пионерских лагерях и детских садах, в продуктовых магазинах, аптеках, столовых на видном месте висели яркие плакаты с лозунгами: «Мойте чисто руки», «Мойте руки перед едой», «Чистота залог здоровья». Кроме того, издавались книги по домоводству, содержащие рекомендации по соблюдению как личной гигиены, так и гигиены жилища. Социальный стандарт советской эпохи был определен идеологией. Для этого времени характерно «отсутствие» частной жизни, так как в ней принимали активное участие соседи, коллеги по работе, партия, страна, государство; коллективизм культивировался постоянно и повсеместно. Так, типичной деталью советской эпохи становятся коммуналки, где «выравнивали» частную и общественную жизнь советских людей, а повседневные, даже гигиенические, практики лишались приватного характера. В коммуналках был важен не столько принцип эстетики, сколько принцип гигиены. Ушли в прошлое тяжелые бархатные занавеси, собирающие пыль, диваны с подушечками, тяжелая и громоздкая мебель, занимающая много места, все это было объявлено буржуазным вкусом, мещанством. Теперь отдавалось предпочтение легкой, нейтральной мебели, которую легко чистить от пыли и грязи. Общие коридоры окрашивались в «практичный» цвет: например, темно-зеленый или коричневый. Еженедельно все места общественного пользования подвергались уборке, чистке и мытью с хлоркой строго в соответствии со списком, составленным «старшим» по квартире. В общественном сознании прочно укрепилось представление об «общем» как грязном и «своем» как чистом (общий унитаз грязный, а индивидуальные стульчаки, висящие на гвоздях по стенам, чистые; собственное семейное корыто чистое, тогда как общая ванна грязная). Еженедельный душ по выходным наиболее характерный ритм для жильцов коммунальных квартир. На этом фоне более интенсивные гигиенические процедуры могли казаться подозрительными. Строительство индивидуальных квартир, получившее особое развитие с середины 1950-х гг., создавало более благоприятную инфраструктуру для приватности и дифференциации быта. Однако это не позволяло преодолеть тенденцию к унификации, порожденную монополистической организацией производства. Гигиеническая культура постсоветской России обусловлена изменением социально-экономической ситуации, появлением различных 92

93 стилей жизни, внедрением ценностей индивидуализма, с одной стороны, и появление всевозможных товаров и услуг с другой. Тенденции глобализации и вестернизации, хлынувшие в страну после 70-летнего вакуума, транслировали и транслируют потребительские ценности и стандарты западного образа жизни. Советская идеология сменилась культом потребления. Структурные воздействия (наличие выбора и технические усовершенствования товаров) обусловливают появление новых стандартов гигиенических практик. Люди имеют возможность индивидуализировать ванную и туалетную комнаты, выбирать необходимое и желаемое. На смену функциональности приходит эстетика. Ванная и туалетная комнаты помимо утилитарного назначения теперь выполняют и репрезентирующее. Вещи, товары ценятся уже не столько за их функциональность, утрачивается принцип реальности вещей, их заменяют фетиш, имидж, модель, проект. Для дифференциации товаров и услуг используется семиотическое значение бренда, вступают в силу знаки, символы, заложенные в него. Под брендом в данном случае понимается идея, образ, узнаваемый потребителем. Брендом может являться как страна-производитель, например Дания, Германия (датский дизайн, немецкое качество), так и непосредственно торговая марка (Damixa, Grohe, Glass, Jacuzzi), вместившая в себя ожидания и образы и ставшая брендом. Можно констатировать, что в отличие от советского периода на сегодняшний день сужается сфера интимного за счет вывода целого ряда ее тем в сферу публичного, сдвигается порог чувствительности. Темы, которые в советское время являлись приватными в силу разных причин, вынесены на всеобщее обозрение: реклама на телевидении, имеющем федеральный охват, средств женской гигиены, средств, позволяющих манипулировать запахами (дезодоранты), средств для очистки кожи и избавления от прыщей, средств против целлюлита. Это естественное следствие изменений в системе организации производства. Сбыт товаров в условиях плотной конкуренции требует массированной рекламы, что сложно сделать в отношении товара, попадающего в категорию «интимных вещей». Гигиенические практики людей в постсоветской России трансформировались функционально, они уже не являются столь однозначными, как раньше. Постепенно сантехническая продукция, в частности ванны и душевые кабины, переходят из разряда гигиенических товаров в разряд товаров «оздоровительных». Подобная тенденция демонстрирует еще один сдвиг в бытовой культуре постсоветской России: гигиенические практики становятся практиками здоровья и красоты. Однако еще одной отличительной особенностью современной России является то, что произошла стратификация и дифференциация людей по уровню доходов. Нынешнее время предлагает изобилие товаров и услуг, 93

94 ограниченное зачастую лишь одним уровнем материального достатка. Вследствие этого гигиенические практики у одних категорий населения трансформировались, превратились в оздоровительные и омолаживающие процедуры, а у других остались в том же виде, что и были в советское время, то есть сугубо функциональными. Список источников: 1. Домострой [Электронный ресурс]. Режим доступа: Заглавие с экрана. Просмотр Развитие гигиены в XVIII веке [Электронный ресурс]. Режим доступа: Заглавие с экрана. Просмотр Меркулова Н.Г., кандидат культурологии, доцент, заведующий кафедрой культурологии РГУ имени С.А. Есенина Ночь как хронотоп современной городской культуры Ночь в космическом пространственно-временном континууме является неизбежностью циклического проявления. Психика человека с самого начала его жизни на Земле испытывает воздействие ночи, остро рефлексирует по поводу наступления ночи, культурно осваивает ночь. Поэтическое освоение ночи принято связывать с эпохой романтизма, а научное осуществляется только на рубеже XX-XXI вв., в эпоху информационной культуры. Сегодня время ночи не ограничивает деятельность человека. Запрет на темное время суток почти растворился и люди стали использовать его для того, что не успели сделать днем. Ночь насыщают все большими событиями. Это и экстрим, гонки, спорт, театры, кино, клубы и, конечно же, шоппинг. В России уже сейчас множество крупных продуктовых сетей, работающих круглосуточно; в торговых центрах проводят акцию «Ночь распродаж». Уже сейчас многие call-центры работают 24 часа в сутки для тех людей, которые пользуются ночным сервисом. Как правило, это люди с ненормированным рабочим графиком. Все вышеперечисленное говорит о том, что жить и работать ночью в мегаполисе оказалось куда удобнее, чем днем. Это подтверждает статистика: количество «ночных» жителей постепенно растет, а их потребности в ночных услугах становятся все более разнообразными. В XXI в. понятие «ночной» постепенно приобретает праздничный характер. Ночь в современной культуре время развлечений, с чем связано появление ночных клубов как организованной формы досуга. Таким образом, можно говорить об изменении представлений человека относительно времени и о ночной деятельности как о своеобразной

95 новой фазе развития человечества. О новой стороне жизни заговорила пресса и телевидение, все чаще появляются научные статьи и сборники, посвященные данной проблематике, отдельные менеджерские ходы («Ночь пожирателей рекламы», «Ночь музеев», «Ночь распродаж») разрослись в массовую индустрию ночного досуга и ночных услуг. Актуальность исследования ночи как социокультурного феномена подтверждается циклом научных конференций на данную тему, регулярно проводимых в Государственном институте искусствознания (Москва), начиная с 2004 г. (организатор и модератор профессор Е.В. Дуков). В поле научного взгляда участников конференций входят такие проявления современной ночной культуры, как ночные клубы, мюзиклы, реклама, граффити, молодежные «ночные» субкультуры, ночное радио, игорный бизнес, развитие современных форм маскарада. Ученые, пытаясь выявить основания их появления, по крупицам формируют не только общую теорию феномена ночи, но и рассматривают ночь как единство пространственновременных характеристик современной городской культуры. Ночь как хронотопная характеристика определяется своей физической сущностью и влиянием на психофизиологию человека. Природнокосмический феномен ночи исследователи связывают с наступлением темноты и циркадной цикличностью биологических ритмов в природе. Тьма ночи оказывает блокирующие действие на органы зрения и чувств человека, поэтому одной из первых психологических реакций человека на ночь является страх. Регулярность наступления стрессовой ситуации погружения в ночь вызывает потребность противодействия, которое реализуется в развитии феномена любопытства. Интерес и любопытство это предпосылка к игре воображения. Помимо прочего, психологическим результатом воздействия ночной стихии на человека становится чувственное переживание своей телесности. Отсутствие возможности воспринимать окружающую среду посредством зрения компенсируется, в первую очередь, обострением осязания тело человека становится чутким приемником внешних воздействий. Отождествив себя со своим телом, в ночной тьме человек ощущает себя единичным и, по сути, одиноким, он остается наедине с собой. Ночь это приватное время, когда человек возвращаетесь к самому себе в своих глубинных асоциальных желаниях. Ночь магична, эротична и креативна. Однако человек, боясь темноты, ассоциирует ночь со смертью. Это вызывает противоположные реакции человеческого сознания, что находит отражение в искусстве: «ночь» становится частой героиней поэзии, музыки и живописи. Хронотоп как единство художественного пространства-времени впервые концептуально и методологически раскрыл М.М. Бахтин [1]. В сфере социально-гуманитарного знания под хронотопом понимают пространственно-временной континуум, в котором протекает жизнь 95

96 человека и общества. Ночь как хронотопная характеристика представляется местом и временем осуществления различных социокультурных практик. Хронотоп ночи в социокультурном и художественном пространстве представляет собой многомерную матрицу, элементы которой образуют сложные корреляционные связи. Так, ночное физиологическое может принимать облик культурного (фрагменты бессознательного как художественные образы), социального (например, интимная близость как брачная ночь) или асоциального (ночь как время нарушения табу), природное замещаться технологическим (например, фонарь вместо луны), геофизическое становиться метафорическим (зима как ночь года), сакральное перерождается в развлекательное (телетрансляции Рождественской и Пасхальной служб). Современный человек в полной мере овладел хронотопом ночи. С развитием цивилизации ночь перестала быть синкретической геокосмической данностью и в значительной мере утратила регулятивные функции биологической цикличности. Свет все ярче озаряет ночь больших и малых городов, на смену ночной тьме приходит искусственный день, ночной хронотоп становится все более социально освоенным и равнозначным дневному. Тем самым, можно сказать, что человек научился распоряжаться темным временем суток, как ему удобно. Двойное семиотическое преобразование дневного и ночного пространства (естественный день искусственная ночь; искусственный день естественная ночь) достаточно часто встречается в культуре новейшего времени и давно стало нормой современного человека. Освоение ночного пространства через многообразные деятельностные и духовные практики человека сформировало в его сознании систему символов и архетипов коллективного бессознательного, связанных с категориями ночи и тьмы, с осмыслением бесконечности бытия и места человека в этом бытии. Архетипами, вслед за К.-Г. Юнгом, обозначаем проявляющиеся в символически-образной форме базовые устремления людей [2]. Извечное соответствие понятий «день-ночь» понятиям «жизньсмерть» часто обозначают как «архетип архетипов», считая его значимым основанием для формирования духовности человечества. Обращаясь также к символике, следует отметить, что бинарная оппозиция дня и ночи в традиционной картине мира это свет и тьма, жизнь и смерть, добро и зло, мужское и женское, верх и низ, тепло и холод, лето и зима, «чистое» и «нечистое», явное и тайное. Пространственно-временные характеристики современной городской культуры определяются ускоренным темпом жизни, высокой плотностью застройки городской территории, наличием большого числа транспортных магистралей, зданий и сооружений социокультурного (дворы, улицы, проспекты, площади, парки) и инженерного (шоссе и транспортные развязки, железнодорожные узлы и вокзалы, водопроводные и телекоммуникационные сети) назначения, наличием крупных магазинов и 96

97 торговых центров. Неотъемлемыми признаками города являются движение, автомобили, люди, шум, пробки, стройки, реклама, искусственный свет. Город как центр стягивания социокультурного пространства впитывает в себя не только материальные и социальные ресурсы региона, но и фокусирует наивысшие формы культуры данного общества. С этой точки зрения можно говорить о власти города над окружающим сельскохозяйственным пространством и возникновении городской иерархии среди городских центров различных регионов. Необходимо отметить, что город порождает феномен одиночества в толпе, возможность долго ни с кем не общаться, замену личных контактов телефонными звонками, возможность почти бесконтрольно заниматься сомнительными и преступными делами. Характерная черта городской жизни и городской культуры транспортная усталость, возникающая вследствие ежедневных переездов на большие расстояния и тесноты в общественном транспорте. Нервные перегрузки могут вызываться также более напряженным, чем на селе, и равномерным трудовым ритмом, стоянием в очередях, ажиотажным спросом и дефицитом, митингами и демонстрациями, постоянным нахождением в толпе (на улицах, в транспорте, магазинах), оторванностью от живой природы. Следует подчеркнуть, что современный город живет и работает, как днем, так и ночью. Ночной тип деятельности, досуг и развлечения получили широкое распространение. В современном городе теперь все возможно купить и продать круглосуточно, а иногда даже не выходя из дома. Смысловая природа ночи как хронотопа современной городской культуры связана с восприятием ее как совокупности специализированных социальных институтов, равноправной дню, но со своим особым функционалом. Современная городская культура освободилась от ритмов природы, как это было в традиционной культуре. Ночь охватила не только область досуга и развлечений, но и проникла в сферы бизнеса, труда, подтверждением чему служат акции «Ночь Карьеры. От заката до успеха», «Ночь фотографов», «Ночь в библиотеке», «Ночь в музее», «Ночь пожирателей рекламы», «Ночь пожирателей Хеннесси», «Ночь шоппинга», реализуемые при поддержке как государственных и муниципальных властей, так и коммерческих и общественных организаций. В основном, все ночные мероприятия ориентированы на категорию людей, которая ведет активный образ жизни, для которых ночь это время не только сна, но и пространство для самореализации. 97 Список источников: 1. Бахтин, М.М. Формы времени и хронотопа в романе. Очерки по исторической риторике [Текст] / М.М. Бахтин // Вопросы литературы и эстетики. М., С Юнг, К.-Г. Архетип и символ [Текст] / К.-Г. Юнг. М., с.

98 98 Мыськина Т.О., соискатель кафедры культурологии РГУ имени С.А. Есенина Семантика орнамента в декоративно-прикладном искусстве Дагестана Во многих областях научного знания существует особый интерес к системам знаков, которыми пользуется человек. Характерный только для человека способ выражения своего отношения к внешнему миру, средству метакоммуникации и самопрезентации, исследовался и продолжает вызывать исследовательский интерес у культурологов, антропологов, историков, искусствоведов и представителей других гуманитарных наук. В примитивном искусстве присутствовала тенденция передать те или иные сообщения, закодированные с помощью красочных описаний, аллегорий и символов, а также орнамента как сообщения из символов и знаков. В орнаментальной традиции представлены элементы различных научных знаний о мире, которые вплетены в нить последовательностей и картин мира различного времени, что оставляет свой след на орнаментальных сообщениях [1]. Следует заметить, что существующий подход к орнаменту только как к украшению связан с «затуханием» (забыванием) символического элемента орнаментов в культурно-историческом времени, и поэтому он (орнамент) стал играть знаково-подчиненную роль. А там, где и знаковость отсутствует, орнаментальный мотив выявляет для нас свои качества узора бессюжетного для «бескорыстного любования», тогда как в основе закономерностей и механизмов восприятия, и, прежде всего, знакового восприятия действительности лежит психофизиология восприятия, оценки и понимания орнамента, и, в связи с этим, эмоционального переживания человека. Орнамент рассматривался и с точки зрения принципа симметрии, как его видел английский математик Герман Вейль. Он интересовался «орнаментом как одним из проявлений творчества человека, обусловленного законами симметрии, заложенными в силу действия гравитации в живой и мертвой природе на нашей планете и признаваемыми человеком за один из законов красоты. Он совершенно справедливо увидел в симметрии гармонию, объясняя создание человеком предметов искусства, в частности орнамента, по законам симметрии как проявление в искусстве его гармонизирующего начала, то есть внесение гармонии в пропорции, композиции» [2, с. 12]. Орнамент, обладая ритмической структурой, использует и базируется на предрасположенности нашего сознания выявлять закономерности. Таким образом, человек ищет упорядоченность в окружающем его мире, так как предрасположенность к отысканию порядка помогает ему лучше воспринимать окружающее и запоминать воспринятое. Поэтому отыскание

99 и открытие таких закономерностей доставляет удовлетворение, поскольку упорядоченность, в отличие от хаоса, воспринимается как нечто красивое и эстетически единое, и системное в воспринимаемом объекте [1]. Сущностным качеством декоративно-прикладного искусства выступает его духовность. Она является основой и объясняет его природу, определяет его роль по отношению к человеку и обществу. Духовность произведений декоративного искусства состоит в особом способе закрепления освоения мира: обобщение эстетически значимого в окружающем мире выражено в создании такого элемента утилитарно используемого предмета (орнамента, формы, декора), который заставляет относиться к нему особым образом, как к оберегу, символу; в результате художественность созданного элемента «прерывает» его утилитарность. Дагестанское декоративно-прикладное искусство вплоть до XIX века сохраняло свой архаичный характер, основанный на древнейших представлениях о мироздании. Изображения на древних изделиях следует рассматривать как отражение в символических образах религиозных представлений. В религиозных верованиях древних дагестанцев существовал пантеон божеств, которые являлись олицетворением природных стихий. Некоторые из них ассоциировались с определенными животными. Кроме того, зооморфные изображения также являлись воплощением «желанных» животных, тех, которое представляли для человека промысловый или хозяйственный интерес: бараны, быки, козлы, лошади. Позднее, ислам запрещал передавать образы живых существ, поэтому мастерство дагестанцев стало развиваться только в изображении различных вариантов растительного орнамента. Через простейшие геометрические формы: четыре вертикальные линии Аллах, квадрат Кааба, треугольник око Всевышнего, Пятиугольник пять заповедей ислама; сложенные в определенном порядке и образующие геометрический орнамент, они передавали информацию сакрального содержания [3]. Традиционный комплекс женских украшений Дагестана, особенно повседневный комплекс, был сконцентрирован на голове. Это связано с социально дифференцирующей функцией украшений: по головным украшениям можно было определить социальный статус женщины ее возраст (так, число и размеры украшений сводились к минимуму у пожилых женщин; самые большие носили незамужние девушки, что подтверждает сакральное защитное значение этого украшения), замужество (украшения, надеваемые только после свадьбы), состоятельность (по количеству и стоимости). Самой древней и распространенной формой головных украшений являлись разнообразные круглые височные серьги и розетки, связанные с солярной символикой; они могли быть декорированы изображением древа жизни и птички, связанным с представлениями о древе жизни как первоисточнике жизни на земле. Символы древа жизни по представлениям горцев приносили в дом достаток; фигурирующие на женских украшениях, они оберегали детородную функцию женщины. 99

100 Серьги в виде колец-бубенчиков отражали архаические представления, встречающиеся у многих народов мира, о магической силе звонкого звука, отгоняющего злых духов [4]. Все существующие с древнейших времен символы, орнаменты и изображения на украшениях и оружии Дагестана несут в себе функции помощников и оберегов. Поэтому, в отличие от ювелирных изделий равнинных территорий, подверженных изменениям соответственно требованиям моды, формы и орнаменты декоративного искусства дагестанцев сохранили первоначальный облик. Так, например, характерными элементами, без которых не обходился ни один предмет в дагестанской среде, являются символы Богини-матери: розетки солнечные диски; часто в основе орнамента использовался мотив древа жизни, а также разнообразные птицы; в декоре присутствуют образы животных: кони, змеи символы подземного чѐрного Бога [5]. В эпоху бронзы пряжки украшались вставками железа, скульптурными и рельефными изображениями (голова барана, змея, орнаментальная полоса), но, главным образом, гравированными композициями. На одних пряжках геометрические рисунки, исполненные гравировкой, состоят из меандра, свастики, волнистых линий, кружков, четырехугольников, заштрихованных полос. Эти фигуры покрывают поверхности вещей во всевозможных комбинациях. На других пряжках встречаются изображения зверей: оленей, собак или волков. Животные одного вида помещаются на предмете в одном вертикальном ряду [5]. Часть женских украшений сохраняла значение амулетов. В футлярчиках ювелирной работы некоторые молодые женщины носили листочки с молитвой от сглаза, злых духов. Эти листочки складывали треугольником или квадратом, обтягивали шелком, украшали нарядным галуном, тесьмой и мелкими монетами. Эти амулеты с украшениями пришивали к платью под рукавом. Амулетами являлись и некоторые украшения из камня, а также «отгоняющего зло» айвового дерева. Всевозможные обереги были особенно характерны для детской одежды, в том числе для одежды девочек. Это были всевозможные пришивные бляхи, раковины каури, камешки, отгоняющие зло [4]. На оружии дагестанцы «писали» изречения из Корана, надписи на арабском языке, магические цифры: считалось, что четные цифры и соответствующие им буквы имеют благоприятное воздействие на владельца клинка [6]. Также сам металл имел «охранные» свойства, был амулетом, защищал от злых духов. Орнамент геометрический, растительный, встречались также изображения животных: оленей, собак, хищников семейства кошачьих, а также змей, рыб, ведь считалось, что человек, обладающий изображениями животных, приобретал и их привлекательные черты: силу, ловкость, быстроту. Можно говорить и об определенном символическом значении изображений животных: олень, как частый персонаж охотничьих мифов, мог быть как тотемом, так и древнейшим олицетворением 100

101 солнца; козел мог восприниматься также в качестве первопредка, но мог вовлекаться в обряды в качестве персонажей, связанных с культом плодородия; баран чаще всего выступал олицетворением достатка и благополучия, но распространено было использование бараньей головы (знака барана) как символа верховной власти; бык символизировал стихии «нижнего» мира, но позже радикально меняет семантику в сторону главной идеи древних землепашцев: он начинает выступать в качестве оплодотворяющей силы полей. Кроме того, с определенного времени бычьи рога стали атрибутом мужских персонажей, облеченных властью; конь, лошадь образ также полисемантичный: ему приписывали функции проводника в царство мертвых, прослеживается его связь с водной стихией, однако чаще всего конь фигурировал как олицетворение солнца [7]. Но созерцая магические знаки и веря в их силу, древний человек испытывал и эстетическое удовлетворение, которое передается на генетическом уровне и нам. Безусловно, со временем магический смысл многих понятий был утрачен, некоторые значения гармонично воссоединились с символами ислама (треугольник Око Всевышнего, квадрат Кааба), что-то продолжало передаваться по традиции без вкладывания сакрального содержания. Бурному развитию орнаментики содействовал и ислам, запрещающий изобразительные мотивы в искусстве. Важно и то, что необычайное развитие орнаментальной культуры народов Дагестана является следствием не только его природного вкуса и чувства гармонии, но и результатом развитого абстрактного мышления и удивительно образного мировосприятия. Поэтому орнамент это не только музыка для глаз, но и всегда определенная информация, которую наиболее полно могли передавать ковры, вышивки, а также художественная обработка металла. Список источников: 1. Привалова, В.М. Семантика орнамента в семиотике культуры (Антропологическая проекция ритуала в геометрическом орнаменте). [Текст] / В.М. Привалова. М., Вейль, Г. Симметрия. [Текст] / Г. Вейль. М, Маммаев, М.М. Декоративно-прикладное искусство Дагестана. Истоки и становление [Текст] / М.М. Маммаев. Махачкала, Гаджиева, С.Ш. Одежда народов Дагестана XIX начала XX в. [Текст] / С.Ш. Гаджиева. М., Эпоха бронзы Кавказа и Средней Азии Ранняя и средняя бронза Кавказа [Текст] / Под редакцией К.Х. Кушнарева, В.И. Марковина. М., Аствацатурян, Э.Г. Кавказское оружие. Государственный Исторический музей [Текст] / Э.Г. Аствацатурян. М., Амброз, А.К. Хронология древностей Северного Кавказа V-VII вв. [Текст] / А.К. Амброз. М., Овчинникова Е.А., студентка 5 курса отделения культурологии РГУ им. С.А. Есенина

102 Научный руководитель Ледовских Н.П., доктор философских наук, профессор Особенности неофициальной живописи эпохи «застоя» Согласно К. Аймермахеру, представившаяся после периода культурной изоляции и ограничительных догматических подходов к искусству возможность узнать о разнообразных формах художественного выражения, а также первые эксперименты художников, направленные на то, чтобы преодолеть свою интеллектуальную и эмоциональную ограниченность в области искусства и таким путем реагировать на социальные, этические и общекультурные явления, привели к различным результатам. А именно зарождению неофициальных стилей. Наиболее большее распространение получили соц-арт и концептуализм [1, с. 115]. Как утверждает О.В. Холмогорова, «термин «соц-арт», родившийся как ответ на американский поп-арт, проникавший в конце 60-х годов в среду московского андеграунда. Соц-арт смог преодолеть барьер сопоставить исповедуемые двумя «непримиримыми» мирами системы ценностей, обнаружив одинаково поверхностную, этикеточную сущность обеих. Но неверно было бы сводить богатую «родословную» такого сложно комбинированного, как соц-арт, явления лишь к западным «праотцам». «Опорная составляющая понятия «соц» часто провоцирует на неверное истолкование соц-арта как искусства социального, что позволяет причислять к нему целый круг сложившихся в начале 80-х годов художников, чье действительно социально заостренное творчество направлено на вскрытие глубоких общественных ран. Однако бичевание, обличение или надрывная проповедь, звучащие в их работах, скорее попадают в арсенал критического реализма, оголяющего нервы ради болезненного, но сознательного врачевания. Соц-арт же принципиально деструктивен по отношению к тому социальному мифу, в рамках которого он работает, и прежде всего по отношению к его парадно-рекламной вывеске, роль которой долгие годы виртуозно исполнял так называемый социалистический реализм» [2, с. 35]. Итак, соц-арт ярчайшее направление неофициальной живописи 70-80х годов. Главная его цель ироническое отражение действительности, появившееся в ответ на сильную идеологическую пропаганду. Путем иронии соц-арт стремился противостоять ей. В конце 60-х годов ХХ века в московской неофициальной культуре зарождается качественно новое направление концептуализм. Концептуальная живопись лишена средств художественной выразительности. Это направление требует от зрителя не теоретических знаний по истории искусств, необходимых для анализа произведения, а 102

103 непосредственно психологических усилий. Или же стремятся направить сознание зрителя к саморефлексии. Согласно Е.А. Бобринской, художники концептуалисты пытаются свести произведение искусства к изначальным предпосылкам его существования и восприятия. И тем или иным способом они всегда обнаруживают в качестве такого основания язык. То, что мы привыкли считать актом непосредственного, чисто зрительного восприятия при созерцании произведений изобразительного искусства, раскрывается в концептуализме как иллюзия. Первые работы художников концептуалистов реализуются прежде всего в традиционных станковых формах живописи и графики. Картину, объект и перфоманс можно считать основными сферами реализации московского концептуализма. Если середина семидесятых годов была временем своеобразного равновесия различных видов искусства, т. е. картина, объект и перфоманс обладали примерно равными правами для представительства направления, то с конца семидесятых и в начале восьмидесятых годов можно отметить возрастающий интерес к объекту и перфомансу. В более поздние 80 е появляется инсталляция [3, с. 43]. Наиболее яркими представителями неофициальной живописи в московском концептуализме стали: Илья Кабакова, Римма и Валерй Герловины, Андрей Монастырский и группа «Коллективные действия» («КД»), Творчество Виктора Пивоварова, Ивана Чуйкова, Эдуарда Гороховского, Никиты Алексеева в отдельные периоды также было связано с концептуализмом, хотя и не ограничивается им одним. Кроме того, к концептуализму в той или иной степени относится творчество В. Бахчаняна, И. Макаревича, Е. Елагиной, А. Жигалова, Н. Абалаковой, Н. Паниткова, В. Котлярова (Толстый), Г. Кизевальтера, С. Гундлаха, В. Скерсиса, В. Захарова, Ю. Альберта, братьев С. и В. Мироненко, С. Волкова и некоторых других. К концептуальному направлению могут быть отнесены отдельные работы групп «Мухомор» [3, с. 47]. Существует традиционное представление о картине как о средстве условной репрезентации внешней для нее реальности. Важно то, что картина изображает, обозначает нечто, находящееся за ее пределами. Концептуальное произведение строится так, что во-первых, показывает символическую природу изображения, а во-вторых, картина перестает быть носителем каких-либо семиотических характеристик. Живопись концептуалистов строится по плану «на картине изображена картина». Или является цитатой, но не показывающая текст частично, а передающая его подробное изложение. Нельзя не согласиться с Е. Бобринской, что перемещение изображения на периферию картинного поля и своеобразное поглощение его пустым картинным пространством стало одним из важных моментов в сложении концептуальной стилистики уже в ряде работ конца 60-х начала 70-х годов 103

104 И.Кабакова («Диван-картина», «Иван Трофимович едет за дровами», «В углу», «Лежат внизу», «Бердянская коса») и В. Пивоварова («Размышление у окна», «Лестница») [3 с. 61]. В конце 60-х годов Кабаков делает серию картин, на пустой поверхности которых едва заметно само изображение. Картина не столько демонстрирует что-то, сколько улавливает угасающий отзвук изображения. Постоянно ускользающее и расплывающееся в пустом пространстве изображение требует для своего постижения не просто взгляда на поверхность, но погружения в нее. Оно не может быть «схвачено» сразу и требует сосредоточенного всматривания, времени на созерцание. Однако «пойманная» картинка оказывается настолько ничтожной и банальной, что интерес к ней угасает молниеносно. И перед зрителем остается просто пустая поверхность картины со следами плохо загрунтованных швов и слабым мерцанием на ней чего-то. Пустое пространство снова притягивает внимание, и взгляд снова начинает погружаться в него. Этот процесс «раскачивания» сознания, в принципе рассчитанный на бесконечность, подобен движению часового маятника и не имеет ни цели, ни направления. Точнее всего его было бы уподобить игре, т.е. свободной от утилитарности деятельности, цель которой она сама. «Таким образом, концептуализм направление, сочетающее в себе непосредственный процесс создания произведения, а так же процесс его анализа. Именно потому концептуальное искусство представляет собой не самодостаточные предметы для эстетического переживания, а попытку по своему сформулировать понятие «искусство», исследовать условия эстетического восприятия и особый характер функционирования предметов искусства. Но осуществить стремится посредством традиционных средств выражения. А так же распространения новых: инсталляция и перфоманс. Произведения концептуального творчества всегда демонстрируют прежде всего условия, обеспечивающие восприятия того или иного предмета окружения как произведения искусства. Иначе концептуализм заинтересован в проблемах функционирования искусства» [3, с. 119]. Список источников: 1. Аймермахер, К. От единства к многообразию: Разыскания в области «другого» искусства 1950-х х годов [Текст]/ К. Аймермахер. М.: Российск. гос. гу.манит. ун-т, с. 2. Холмогорова, О.В. Соц-арт [Текст]/ О.В. Холмогорова. М.: Галарт, с. 3. Бобринская, Е.А. Концептуализм [Текст]/ Е.А. Бобринская. М.: Галарт, с. Першин С.И., студент 5 курса отделения культурологии РГУ имени С.А. Есенина 104 Научный руководитель Пронькина А.В.,

105 кандидат культурологии, доцент Многовариантность научной фантастики в пространстве современного художественного творчества Отметим, что в данной статье мы будем понимать фантастику, по большей части, как особого рода тематическую специфику произведений художественного творчества. Отношение к фантастическому, как определяемому только на тематике, т.е. предметности произведения искусства, не так уж и нейтрально, во всяком случае, оно предполагает два определенных следствия. Прежде всего, привязывая понятие фантастики к содержанию, мы делаем его сравнительно независимым от стилей и эпох искусства, появляется потенциальная возможность выявлять фантастические элементы в культуре едва ли не всех времен и народов. Отсюда тематическое определение фантастики превращает ее в трансисторическую эстетическую категорию. В настоящее время фантастика проявляется в следующих областях художественного творчества: литература, музыка, кинематограф, живопись. Научная фантастика в литературе. Появление научной фантастики было вызвано промышленной революцией в XIX веке. Если раньше фантастика представляла собой некую область потустороннего, мистического, то зародившаяся научная фантастика стала жанром литературы, описывающим достижения науки и техники, перспективы их развития и т. д. Теперь фантастика описывала реальный мир, преображаемый наукой (к худу или к добру) и по-новому открывающийся взгляду исследователя. Классическим примером такого типа фантастики являются произведения Жюля Верна и Герберта Уэллса. В ХХ веке значительный вклад в развитие научной фантастики как жанра внесли американские писатели представители наиболее технологически развитого государства. В работах всемирно известных авторов, таких как Рей Бредбери, Айзек Азимов, Роберт Хайнлайн, поднимались философские проблемы путей развития человечества, обсуждались последствия внедрения технологий. С наступлением эпохи постмодерна, ознаменовавшим собой падение границ жанров, научная фантастика породила новые направления и поглотила элементы более старых жанров, таких как утопия, антиутопия, космоопера и альтернативная история. К тому же, после прошедших практически друг за другом двух мировых войн, и так называемой «холодной войны» будущее человечества стало рассматриваться в негативном свете и привело к распространению антиутопических произведений («451 по Фаренгейту Р. Бредбери», «Град обреченных» братьев Стругацких). Научная фантастика в музыке. Как отмечает А.В. Скоробогатов, «для начала оговоримся, что следует считать музыкальным «отражением» 105

106 фантастики. Прямым отражением фантастики в музыке условно назовем использование музыкантами фантастических тем в лирике песен, то есть фантастичность смыслового наполнения. Косвенным же отражением будем называть все другие проявления фантастичности в музыке, как то общий фантастический фон творчества, фантастические темы в оформлении альбомов или в названиях, позаимствованных из литературы. К косвенным отражениям также можно отнести музыкальные приемы, техники и стили, создающие иллюзию фантастичного, нереального, внеземного» [1]. Хотя подобные ощущения в большей степени являются субъективными и зависящими от чувственного восприятия; и четкого деления групп и исполнителей на эти две категории произвести будет трудно, так как часть музыкантов начинали с косвенного отражения и переходили к прямому, другие наоборот, начинали с прямого и затем постепенно уходили от фантастической концепции, оставляя лишь общий фон, стиль. Большим блоком «фантастической музыки» условно можно назвать так называемые саундтреки к фантастическим фильмам, то есть музыку, специально написанную для экранизаций фантастики. Уже на заре кинематографа экранизации «Дракулы» и романов Жюля Верна сопровождались определенной музыкой для создания атмосферы. Эти простенькие (по нынешним меркам) саундтреки с полным правом можно назвать прародителями одного из необъятнейших направлений современной фантастической музыки. Ныне ни один фильм не обходится без полноценного саундтрека. Фантастических тем касались такие группы, как The Beatles и Pink Floyd, Iced Earth. Также именно фантастические сюжеты стали прародителями электронной музыки. Это направление породило целую плеяду исполнителей, использующих в своих произведениях фантастические сюжеты: Kraftwerk, Tangerine Dream, Space. Не избегают фантастических сюжетов и такие группы как Iron Maiden (песни «To Tame a Land», «Futureal», «When Two Worlds Collide», «Brave New World», «Satellite The Final Frontier») и еѐ российские аналоги группы Ария и Кипелов (песни «Матричный бог», «Пророк», «Чужой», «Симфония огня»). Научная фантастика в кинематографе. Первые фантастические фильмы появились уже в первые годы существования кинематографа, и длились всего несколько минут, были чѐрно-белыми и немыми. Акцент делался не на персонажах или сюжете, а на какой-либо фантастической технологии. Экранизации литературных произведений почти сразу стали одним из самых популярных направлений кинематографа. Поскольку «короткий метр» не позволял перенести произведение на экран хоть сколько-нибудь полно, кинематографисты обычно или выбирали какой-то выигрышный эпизод книги, или же делали адаптацию, которая сводила сюжет книги к нескольким существенным эпизодам. Поскольку фантастика давала к тому же возможность привлечь зрителя чудесами спецэффектов, понятно внимание кинематографистов к этому направлению. 106

107 Появление звука вызвало в кинематографе радикальные изменения, которые привели к быстрой смене лидеров, поколений и приоритетов. В кинофантастике новые веяния не просто сменили приоритеты, но и создали возможность выхода этого направления практически на первый план зрительского интереса правда, не сразу. Развитие кинофантастики в 1960-х годах шло под сильным влиянием прорыва человечества в космос. В этом десятилетии всю кинофантастику затмил один-единственный фильм Стэнли Кубрика «2001: Космическая одиссея» (по мотивам рассказа Артура Кларка «Страж»). Это был настоящий прорыв в области визуальных эффектов, эпического размаха, правдоподобного изображения космоса и психоделической нагрузки сюжета. Бюджет картины, вышедшей на экран 6 апреля 1968, составлял 10,5 миллионов долларов очень приличная сумма по тем временам. Семидесятые и восьмидесятые годы ознаменовались тем, что в кинофантастику бодрым шагом вошла мистика и самая натуральная паранойя. В качестве примера последней можно привести такие фильмы, как «Тихий бег» (космо-экологическая антиутопия), «Планета обезьян» (эволюционная антиутопия с многочисленными продолжениями), «Западный мир» (нелегкие взаимоотношения человека с роботами), а также мрачноватый «THX 1138» Джорджа Лукаса. В это же время переживала расцвет чисто «земная» фантастика, сфокусированная на роботах. На нашей планете осталось очень мало людей, которые не видели «Терминаторов» (1984, 1991) Джеймса Кэмерона и «Робокопа» Пола Верховена фильмы, доказавшие, что грамотный сюжет и умопомрачительные спецэффекты превращают обычную, в общем-то, фантастику в шедевр. В девяностые растущая популярность киберпанка и интернета привела к возникновению особой разновидности «компьютерной» кинофантастики это «Газонокосильщик» (1992) Б. Леонарда, «Джонни Мнемоник» (1995) Р. Лонго, и, конечно же, апофеоз жанра «Матрица» (1999) братьев Вачовски. Появление стимпанка породило выход таких фильмов, как «Дикий. Дикий Вест» Б. Зонненфельда и «Лига выдающихся джентельменов» С. Норрингтона. К концу ХХ века в развитии фантастического кинематографа наметилось несколько закономерностей, которые и определили то, что мы будем смотреть в будущем. Во-первых, резко увеличились расходы киностудий на производство «блокбастеров» чаще всего ими становятся именно фантастические фильмы. К сожалению, в общем потоке стали встречаться дорогие, красивые, но абсолютно идиотские пустышки например, «Аватар» (2009) Дж. Кэмерона. И все же приятно, что иногда нам попадаются настоящие шедевры кинофантастики, снятые буквально «за копейки» например, «Эквилибриум» (2002) Курта Уиммера. Во-вторых, кинофантастика перестала быть развлечением детей и высоколобых эстетов. Она стала более универсальной в основном за счет своей зрелищности, 107

108 которая обеспечивается немыслимым для других жанров количеством спецэффектов. Научная фантастика в живописи. Научно-фантастическая живопись явление не слишком популярное. Как правило, подобная живопись сводится либо к эскизам к фильмам, иллюстрациям к книгам и комиксам, оформлению видеоигр (работы Г. Гигера, С. Уинстона, Ю.П. Швеца, Г.И. Курнина, Д. Дуурсимы, Д. Брома и т.д.). Таким образом, появившись в XIX веке, веке господства науки и техники, научная фантастика сразу же стала «флагманом человеческой мысли», выгодно отличаясь от уже существующих жанров художественного творчества наличием прогностической функции, позволяя тем самым произвольно моделировать возможный мир будущего. Являясь по сути литературоцентричной категорией, научная фантастика проявляет себя в зависящих от литературы жанрах: кинематографе, музыке, видео и компьютерных играх, живописи и дизайне. На данный момент научная фантастика делится на «твердую» и «мягкую», в зависимости от рода фантастического допущения. Однако, после наступления эпохи постмодерна и произошедшей коммерциализации литературы произошло смешение разновидностей фантастики, привнеся в научную фантастику элементы таких жанров, как альтернативные история и география, киберпанк, стимпанк, космоопера, военная фантастика, и т.д. Поскольку наличие у фантастики как жанра будущего неоспоримо, необходимо не только пристальное еѐ изучение, но и выработка у зрительско-читательской аудитории эстетических критериев, позволяющих отличать подлинное искусство от «дешевых подделок». Список источников: 1. Скоробогатов А.В. Плеер для фэна. Фантастические отражения в музыке [Эл. ресурс] / А.В. Скоробогатов Режим доступа: Дата доступа: г. 108 Пришвина И.Н., магистрант 1 курса отделения культурологии РГУ имени С.А. Есенина Научный руководитель Агапова Н.Г., доктор философских наук Историко-этнографическая и архитектурная среда исторического поселения федерального значения город Касимов как феномен культурного наследия Понятия «историко-этнографическая среда» и «архитектурная среда» сегодня являются общеупотребительными. Так называют городскую среду,

109 запечатлевшую в своем архитектурном облике, предметах быта, национальной кухни, этнической идентификации ход исторического развития города. Сегодня объектами изучения, восприятия, интереса выступают не только отдельные выдающиеся памятники прошлого, но и вся исторически сложившаяся городская среда. В этой связи особого внимания заслуживают малые исторические города: их специфика в том, что именно историкоэтнографическая и архитектурная среда в качестве комплексного, совокупного объекта культурного наследия выступает основным носителем архитектурного и этнографического своеобразия. Как отмечает О.Г. Севан, динамику развития и культурный потенциал исторических городов необходимо рассматривать в контексте соответствующих историкокультурных регионов. Одним из таких регионов является Рязанская область в целом и город Касимов как историческое поселение федерального значения. Основные факторы, определяющие культурную ценность историкоэтнографической и культурной среды города Касимов можно разделить на две группы: факторы времени и факторы места. Факторы времени это результат длительного, эволюционного культурно исторического развития, в котором можно выделить основные этапы: 1) «дорегулярная» эпоха, когда на естественной основе природного ландшафта, водных и сухопутных путей была заложена историческая градостроительная основа города; 2) этап регулярных преобразований конца XVIII первой половины XIX вв., когда сложилась целостная планировочная структура города, сформировался его силуэт, было возведено в камне большинство архитектурных доминант, утвержден первый генеральный план города. Феномен историко-этнографической и архитектурной среды города Касимов определяется, в первую очередь, ее принципиальной неповторимостью. Сегодня создание среды с такими свойствами невозможно в принципе, так как исторические условия решительно изменились. Во-первых, в ХХ в. городская среда стала создаваться так быстро, что ее формирование перестало быть эволюционным, утратило спонтанность и преемственность традиций конкретного места, превратившись в запланированный и предрешенный (даже в деталях) процесс. Во-вторых, в прежние века в силу малой «подвижности» человека и ограниченности культурных контактов историко-этнографическая и архитектурная среда обладала ярко выраженным региональным своеобразием, которое также было продуктом традиционной культуры. В настоящее время под влиянием глобализации это своеобразие быстро исчезает. 109

110 И наконец, третье утверждение эстетики модернизма уничтожило единый и общепринятый художественный вкус, основанный на классической традиции, который раньше был присущ не только зодчимпрофессионалам, но и самородкам. Так, город Касимов можно по праву считать историко-архитектурным памятником под открытым небом, созданным местным архитектором «самоучкой» Иваном Сергеевичем Гагиным. В совокупности эти факторы ведут к тому, что даже сознательно повторить историко-этнографическую и архитектурную среду города, искусственно создать ее в современных условиях невозможно, что актуализирует ее ценность. Факторы места редкое географическое положение: город Касимов расположился на левом берегу реки Оки на высоких холмах, изрезанных оврагами, что издревле сделало город мощным центром притяжения («город на семи оврагах»). В XIX веке в городе начинает развиваться промышленность, которая в ряде случаев основывалась на местных промыслах, что способствовало превращению города в крупный социальнокультурный и экономический центр к началу ХХ в. В настоящее время историческая часть города в большинстве своем сохранилась без изменений и является хранилищем традиций, носителем культурной преемственности, пространством традиционных форм жизни и быта. С позиций эстетики необходимо отметить целостность и единство историко-архитектурного облика, выразительность силуэта, высокий художественный уровень рядовой каменной застройки. Общим свойством историко-этнографической и архитектурной среды малых исторических городов, в том числе и Касимова можно считать ее аутентичность, то есть сохранение исторически сложившихся пространственных, образно-эстетических, архитектурно-художественных, ландшафтных, этнографических характеристик, что обеспечивает культурную преемственность и социальную стабильность. Главным инструментом сохранения памятников истории и культуры, а также сохранение окружающей природной и рукотворной среды города являются определение зон охраны объектов культурного наследия. За счет бюджета Рязанской области в 2012 году был разработан проект охранных зон города Касимов и в 2014 году планируется завершение работы по определению границ исторического поселения и предмета его охраны. Согласно Федеральному закону 73 «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», муниципальным образованием может быть принято решение об отнесении достопримечательного места, представляющего собой целостный историко-культурный, этнографический и природный комплекс, к историко-культурным заповедникам. Таким местом в городе Касимове является площадь Соборная и улица Набережная. Здесь сосредоточено наибольшее количество объектов культурного наследия и в настоящее время ведется работа по созданию нормативной базы. Необходимо 110

111 отметить, что в настоящее время статус «исторического поселения» не дает никаких особых прав городу и не предполагает специальных обязанностей. Фактически не оговорены экономические и социальные условия, которые помогали бы восстановить архитектурную, этнографическую и историкокультурную среды. Несомненно, мы в самом начале пути, но приоритетные направления, которые определяются Министерством культуры РФ для малых городов исторических поселений будут реализовываться и в городе Касимове, и станут основой для разработки концепции создания историкоэтнографического и архитектурного музея-заповедника на территории города. Признание историко-этнографической и архитектурной среды малых городов феноменом российского культурного наследия подводит к необходимости ее изучения, сохранения и ревалоризации. Это особенно актуально в русле альтернативной стратегии развития малых исторических городов. 111 Пронькина А.В., кандидат культурологии, доцент РГУ имени С.А. Есенина «Поттериана» как один из мифологических конструктов современной массовой культуры «Из всех форм литературы волшебные сказки дают, по-моему, самую правдивую картину жизни» Гилберт Кийт Честертон Понятия «миф» и «мифология» разрабатывались по отношению к древним обществам и религиозным системам, однако в XXI столетии мы также имеем дело с мифами, которые по сравнению с традиционными имеют существенную специфику. Можно сказать, что современная эпоха оказалась временем второго рождения мифа, своеобразным социальным возвратом к мифологическому мышлению. Более того, стремление понять и объяснить происходящее заставляет человека обращаться к проверенной веками мифологической картине мира. Согласимся с А.Я. Флиером, который в предисловии к исследованию взаимодействия мифологии и культуры Л.Н. Воеводиной отмечает, что «миф может существовать и воздействовать на сознание людей (а порой и на бессознательные составляющие их психики) лишь в условиях «массовидности» культуры с жестко подавляемыми (или оттесняемыми на периферию «генеральной линии» культурного потока) индивидуальноличностными проявлениями человека. Так было и в период господства

112 архаического мифологического сознания, так происходит и ныне в условиях «массового общества» и его массовых форм культуры» [1]. Современный миф, таким образом, соединяет в себе рациональное, так как без него не может мыслить себя современный человек, и иррациональное, поскольку затрагивает в человеческой душе те точки, которые находятся вне сознания человека, вне рационализма. Подчеркнем, что мифология коренится не в сознании человека, а в его отношении к миру, в системе ценностей, в механизмах социальной регуляции поведения, формах и способах мировидения. Эффективность воздействия мифа связана с заранее заданной его истинностью. Так, реальность не всегда совпадает с тем, что о ней думают, ведь реальность существует по объективным законам, а ее образ чаще всего является порождением других образов того общества, где рождается тот или иной миф. Именно поэтому данный культурный срез и выстроенные в рамках него мифы видятся нам наиболее репрезентативными для постижения существования в современном социокультурном пространстве той или иной культурной системы: «миф как более близкое к архетипу, пишет Б.Г. Соколов, сберегает и транслирует в реальность изначальное отношение той или иной культуры к этой реальности, способ ее интерпретации, препарирования и использования. Собственно анализ мифа наиболее близко подходит к тому, чтобы отобразить тот взгляд на реальность, который выстроен той или иной культурой. Постигая мифическое, мы ближе всего подходим к постижению сути культуры, сути ее взгляда на мир» [2]. В данной связи особый исследовательский интерес представляет рассмотрение одной из наиболее ярких мифологических систем современности, выстроенных на основе так называемой «Поттерианы» серии из семи романов, написанных английской писательницей Дж. К. Роулинг. Эти книги своего рода хроника приключений юного волшебника Гарри Поттера и его друзей Рона Уизли и Гермионы Грейнджер, обучающихся в школе чародейства и волшебства Хогвартс. Основной сюжета становится идея противостояния главного героя тѐмному волшебнику лорду Волан-де-Морту, в чьи цели входит обретение бессмертия, очищение и доминирование магического мира. Начало «Поттерианы» было положено 30 июня 1997 года, когда лондонское издательство «Bloomsbury» опубликовало первый роман писательницы «Гарри Поттер и философский камень». Начальный тираж книги не превышал 1000 экземпляров, а его половина, что примечательно, была распространена среди английских библиотек. В то время в читательский успех издания мало кто верил, однако сегодня «Гарри Поттер» мировой бестселлер, серия книг общим объѐмом 4195 страниц, полностью или частично переведенная на 65 языков мира [3]. «Поттериана» медленно, но верно превратилась в «Поттероманию», а история волшебного мира в современную мифологию. 112

113 С точки зрения литературоведения, произведения Дж. К. Роулинг представляют собой классический образец английской волшебной сказки. С культурологической же точки зрения, сущность и значение романов видятся нам куда более глобальными. Конечно, в рамках одной статьи провести полный анализ «Поттерианы» не представляется возможным, однако вполне возможно перечислить и пояснить общие идеи, раскрывающие суть обозначенной проблематики. Итак, как мы уже отмечали, фабула «Поттерианы» теснейшим образом связана с мифологической традицией, что в значительной степени выражено в следующих моментах. Во всех книгах автора, помимо сюжетной линии, большое внимание уделяется фактической разработке и описанию волшебного мира, в которой происходит основное действие. Особая прелесть и оригинальность «вымышленной реальности» Роулинг заключается, прежде всего, в том, что, несмотря на сказочность, она является абсолютно реальной. Поясним: волшебный мир «Гарри Поттера» существует параллельно с современной нам реальностью, но вместе с тем скрыт от всеобщего взгляда, то есть доступен исключительно волшебникам. Используя терминологию Роулинг, мир для магов, а не маглов. Более того, физические границы магического мира теснейшим образом переплетаются с миром немагическим посредством колдовства. Так, например, вход в «Косой переулок» (своего рода центр сосредоточения волшебных товаров) осуществляется через бар «Дырявый котел» (его не могут увидеть маглы, вместо него они видят обычное здание); в качестве приглашенного в Министерство магии можно попасть через старую телефонную будку, набрав номер (в режиме английского языка на мобильном телефоне при включенной функции «Т9» получится слово «Magic»); саму Школу чародейства и волшебства «Хогвартс» от посторонних глаз скрывают руины старинного замка, а искателей острых ощущений предупреждает об опасностях табличка «Не входить, опасное строение!». Тем не менее, Роулинг не ограничивается простым описанием мира волшебного сообщества, она делает его живым, понятным, притягательным, но все же недоступным для простого обывателя. Каждый нюанс продуман до мелочей и реалистичен, что заставляет читателя в большей степени проникнуться идеей произведения и максимально поверить в существование засекреченного магического пространства кажется, будто Роулинг не придумала эту историю, а просто рассказала о параллельно существующем мире. Фантастическим существам в романах также уделяется огромное внимание, однако для наилучшего знакомства с ними Дж. К. Роулинг в 2001 году издает отдельную книгу-энциклопедию «Фантастические звери и места их обитания», где дает определение понятиям «фантастический зверь» и «фантастическое существо», указывает отличия между ними, описывает историю сокрытия магических зверей от неволшебного населения, приводит 113

114 классификацию зверей, принятую Министерством магии и т.д. По замыслу писательницы книга является обязательным учебным пособием для студентов первого курса «Хогвартса». Показателен и тот факт, что в мире магов обитает великое множество зверей и существ, большинство из которых не являются сугубо вымыслом автора, а довольно ярко вписаны в различные мифологические контексты. Так, например, василиск («Гарри Поттер и Тайная комната», 1998) мифическое создание с головой петуха, туловищем и глазами жабы и хвостом змеи. Василиски обладают ядовитыми клыками, когтями и дыханием, кроме того они способны убивать лишь одним своим взглядом. В Средние века они считались вполне реально существующими животными; единорог («Гарри Поттер и Философский камень», 1997) мифическое неукротимое животное, представляемое древними в виде необузданного коня с огромным рогом, который выступает на лбу на два локтя; феникс («Гарри Поттер и Тайная комната», 1998) мифологическая птица, обладающая способностью сжигать себя и затем возрождаться. Считалось, что феникс имеет внешний вид, похожий на орла с ярко-красным или золотисто-красным оперением. Предвидя смерть, сжигает себя в собственном гнезде, а из пепла появляется птенец. В метафорическом истолковании Феникс символ вечного обновления. В данном контексте интересен и персонаж, полностью созданный воображением автора, хотя и имеющий культурно-мифологические параллели дементор. Дементоры слепые существа, которые питаются человеческими, преимущественно светлыми, эмоциями, неся страх и сводя с ума. Сама Джоан Роулинг не раз призналась, что вдохновение к созданию дементоров пришло к ней из-за приступов депрессии, возникших в результате сложной жизненной ситуации. Особенно примечательны разумные существа, населяющие мир «Поттерианы». Это, прежде всего, домашние эльфы, гоблины, кентавры, оборотни, великаны, вейлы и русалки. Все они обладают необычными магическими способностями, часто неподвластными даже волшебникам. Вместе с тем, Роулинг не просто выстраивает систему отношений внутри магического сообщества, а показывает их как сложную социальную систему, не лишенную проблем и острых вопросов. Например, отношение магов и домашних эльфов. Из разных книг серии мы узнаем о том, как они выглядели, каково видение их положения в волшебном мире магами, каково их мироощущение и видение себя, своей миссии и т.п. Более того, вместе с главными героями читатель ощущает всю несправедливость и негуманность по отношению к домашним эльфам, лелеет желание помочь «бедным созданьям». Так, многие читатели разделяют довольно пассивную гуманистическую позицию Гарри Поттера (например, искренняя дружба с Добби, но довольно прохладные отношения с Кикимером) или активную деятельность Гермионы Грейнджер по созданию «Гражданской ассоциации 114

115 восстановления независимости эльфов» («Гарри Поттер и Кубок огня», 2000). Помимо географических и этнографических особенностей, автор последовательно раскрывает и социально-бытовую повседневность магического мира. От совершенно примитивных витальных подробностей, читатель переходит к знакомству с различными фактами и артефактами бытия волшебников. Несмотря, на, казалось бы, доминирующее положение в силу магических способностей, большинство магов всех возрастов оказываются своего рода простаками в вопросах организации жизнедеятельности. То, что Гарри Поттеру (или Гермионе Грейнджер) в силу первоначального немагического образования кажется вполне обычным, у магов вызывает шок, пренебрежение, восторг (нужное подчеркнуть), и наоборот, Гарри Поттер столкнувшись с элементами волшебства каждый раз приходит к новым (не всегда позитивным) открытиям, идеям, выводам. Так, когда Гарри Поттер впервые попадает в дом своего друга Рона Уизли, он с удивлением озираясь вокруг, постигает основы общежития определенной группы магического мира (Уизли древняя, но обедневшая чистокровная семья волшебников): «Кухня была маленькая и довольно тесная. В середине стоял выскобленный деревянный стол в окружении стульев. Гарри сел на краешек ближайшего стула и огляделся. Ему еще не доводилось бывать в домах волшебников. На противоположной стене висели часы с одной стрелкой. Вместо цифр шли надписи: «Время чая», «Время кормить кур», «Опоздание» и тому подобное. На каминной доске стопки книг. Гарри прочитал на корешках: «Заколдуй себе сыр!», «Чары, применяемые при выпечке», «Как в одну секунду приготовить пир. Чудодейственная магия!». < > Миссис Уизли суетилась у плиты, готовя завтрак < > Затем она коснулась грязной посуды в мойке волшебной палочкой, и та стала сама себя мыть, легонько позвякивая. < >» («Гарри Поттер и Тайная комната», 1998). Тему обратного интереса магического сообщества к быту маглов наиболее полно раскрывает фигура Артура Уизли. Глава обозначенного многочисленного семейства работает в Министерстве магии (Отдел ограничений по применению волшебства к изобретениям маглов) и искренне восхищен способностью немагического населения обходиться без волшебства, видя в каждой (даже вполне простой) вещи гениальность ее изобретателя. Особый интерес для данной статьи представляет и обращение к магическим артефактам, представленным в романах. Замысел Роулинг здесь также не ограничен вплетением в сюжет уже известных человечеству мифических предметов (волшебная полочка, философский камень, летучий порох, портал, волшебный шар и другие), но и созданием новых, 115

116 наделенных волшебными свойствами, вещей. С первых страниц произведения читатель постоянно сталкивается с удивительными историями и стоящими за ними гениальными изобретениями, подчеркивающими фундаментальность созданного автором мира. В «Гарри Поттер и философский камень» читатель сталкивается с феноменом Еиналеж (The Mirror of Erised англ. desire «желание») магическим зеркалом, которое играет важную роль в развитии сюжета первой книги. Своѐ название зеркало получило благодаря свойству показывать самые сокровенные желания человека (если читать название зеркала задом наперѐд, то получится слово «Желание»). Надпись на раме зеркала гласит (также в зеркальном отображении) «Я покажу не твое лицо, но желание твоего сердца». Зеркало Еиналеж из тех магических артефактов, которые кажутся созданными в шутку в нем больше интереса, чем пользы. Однако в рамках данной части «Поттерианы» зеркало выполняет две главные задачи поучительную и назидательную. Когда главный герой впервые сталкивается с Еиналеж, он видит рядом с собой родителей и родственников, которых никогда не видел прежде и так бы хотел иметь: «Поттеры улыбались и махали Гарри руками, а он жадно смотрел на них, прижавшись к стеклу, опершись на него ладонями, словно надеясь, что провалится сквозь него и окажется рядом с ними. Его переполнило очень странное, неиспытанное доселе чувство радость, смешанная с ужасной грустью. Он не знал, сколько времени простоял у зеркала. Люди в зеркале не исчезали, а он смотрел и смотрел на них, пока не услышал приведший его в чувство отдаленный шум. Гарри не мог рисковать ему нельзя было больше здесь оставаться < > Я вернусь, прошептал он и, с усилием оторвавшись от зеркала, поспешно вышел из комнаты» («Гарри Поттер и Философский камень», 1997). И, действительно, Гарри еще неоднократно будет возвращаться к артефакту, подарившему ему возможность общения с умершими родственниками, пока процесс не будет прерван директором школы. Профессор Дамблдор объясняя ему природу артефакта, отмечает: «Оно показывает нам не больше и не меньше, как наши самые сокровенные, самые отчаянные желания. Ты, никогда не знавший своей семьи, увидел своих родных, стоящих вокруг тебя. < > Однако зеркало не дает нам ни знаний, ни правды. Многие люди, стоя перед зеркалом, ломали свою жизнь. Одни из-за того, что были зачарованы увиденным. Другие сходили с ума оттого, что не могли понять, сбудется ли то, что предсказало им зеркало, гарантировано им это будущее или оно просто возможно?» («Гарри Поттер и Философский камень», 1997). Позиция учителя приводит Поттера к осознанию мысли о том, что жизнь может пройти мимо, пока люди цепляются за мечты, которые никогда не смогут или никогда не должны (что важно) исполниться. Поэтому он 116

117 вполне осознано воспринимает решение Дамблдора о переносе зеркала в другое помещение и просьбе никогда не искать его. Тем не менее, герою предстоит еще раз встретится с магическим артефактом сцена с философским камнем в главе «Человек с двумя лицами». Так от поучения, повествование перейдет к назиданию закреплению в сознании Гарри специфики волшебных свойств Еиналеж, лучшему пониманию законов жизни и себя самого. Еще одним магическим артефактом, который, безусловно, является краеугольным камнем мифо-философской стороны «Поттерианы», становятся крестражи. Крестраж (horcrux) объект (живой или неживой), в который темный маг заключает часть своей души, чтобы после смерти тела использовать ее и возродиться. Создание одного крестража даѐт возможность воскресить себя один раз, а создание множества крестражей приближает мага к истинному бессмертию. Конечно, последствия такого действия очевидно негативны, ведь расколоть свою душу можно лишь посредством древнего обряда и убийства. Главный злодей повествования Лорд Волан-де-Морт, стремясь к бессмертию, раскалывает собственную личность на семь частей; восьмая живет в нем самом до момента встречи темного волшебника и младенца Гарри в Годриковой лощине, когда сам того не ведая, теряя телесную оболочку он создает последний восьмой крестраж, вмещая частичку себя в сознание Поттера. В итоге, по сюжету мы знаем только о семи крестражах (включая самого Гарри), восьмой остается неизвестным и именно благодаря ему происходит последующее воскрешение темного Лорда, а искоренение зла неразрывно связывается с уничтожением крестражей. Любопытно, что возможно существует связь между тем, как крестраж был создан, и как уничтожен [4], какие личные характеристики были присущи темному волшебнику и какие были ему несвойственны. В частности, дневник Тома Реддла возможно был уничтожен Гарри Поттером с помощью клыка василиска из-за чувства любви; кольцо Марволо Мракса уничтожено именно Альбусом Дамблдором в результате сознательного отказа от власти; медальон Слизерина уничтожен Роном Уизли через осознание себя как личности и сознательным отказом от лидерства; чаша Пенелопы Пуффендуй уничтожена Гермионой Грейнджер в силу физического пола, который Волан-де-Морт не признавал как факт; диадема Кандиды Когтевран уничтожена, по сути, Винсентом Креббом из-за недостатка ума, который так ценила создательница артефакта и сам темный волшебник; Гарри Поттер уничтожен самим Волан-де-Мортом из-за страха смерти (с учетом пророчества), но первый имеет возможность вернуться, поборов страх перед неизбежным концом; и, наконец, змея Нагайна уничтожена Невиллом Долгопупсом при помощи мужества качества, которого темный волшебник полностью лишен. 117

118 Это обстоятельство вносит дополнительную осмысленность в социально-культурное значение романов Роулинг, заставляя смотреть на данное произведение не просто как на детскую сказку, но философскоэтическую систему оживших в новом контексте вечных ценностей. Безусловно, эти книги буквально заставили целое поколение детей и взрослых читать, думать и понимать важные вещи, возвратиться к гуманистическим идеалам бытия. Личные истории, так умело описанные автором, демонстрируют то, чем должна быть богата человеческая жизнь, к чему нужно стремиться, а чего избегать. Каждый человек, прежде всего человек, ему свойственны ошибки и заблуждения. Самая главная борьба это борьба с самим собой. Следовательно, у Роулинг на лицо некоторая относительность, дуалистичность и, одновременно, индивидуализированность категорий Добра и Зла, зависящая от многих факторов, но, главным образом, от личного выбора. «А теперь я должен вернуться, да? Как хочешь. У меня есть выбор? Конечно, улыбнулся Дамблдор» («Гарри Поттер и Дары Смерти», 2007). Все герои тем или иным образом делают свой выбор, и именно он определяет их дальнейшую судьбу, судьбу всего мира. Далее, продолжая разговор о мифологических основах «Поттерианы», хотелось бы обратиться к символическим связям и значениям элементов повествования. Прежде всего, это символические параллели в именах героев серии. Конечно, невозможно рассмотреть все существующие в пространстве текста личные имена, более того автор статьи не ставит перед собой такой цели, а лишь при помощи демонстрации символических связей усиливает восприятие «Поттерианы» не только как литературного произведения, но и как мифологической системы. В частности, после прочтения всех семи романов Роулинг, становится очевидным некоторая склонность писательницы избирать для своих героев имена, связанные с мировой историко-культурной традицией в совершенно разных ракурсах. Так, часть имен связана с библейскими или мифологическими героями (Алекто и Амикус Кэрроу, Аластор Грюм, Барти Крауч и Барти Крауч младший, Захария Смит, Люциус Малфой, Минерва Макгонагалл, Ремус Люпин, Фенрир Сивый и т.д.). Тем не менее, большее количество героев носят имена звѐзд и созвездий (особенно многочисленное семейство Блэк и его потомки Андромеда, Беллатриса, Регулус, Сириус и т.д.). Примечателен и тот факт, что личные имена, символически связанные с контекстом, накладывают отпечаток на характер и судьбу героев. Например, Меропа Мракс, Ремус Люпин и Сириус Блэк. 118

119 В древнегреческой мифологии Меропа единственная из Плеяд (дочерей Атланта и Плейоны), которая вышла замуж за смертного коринфского царя Сизифа. В «Поттериане» представительница древней магической семьи, ведущей свою историю от Салазара Слизерина и братьев Певереллов, средствами колдовства выходит замуж за магла Тома Риддла и производит на свет величайшего темного волшебника современности. Сокращенной формой имени Ремус (Remus) является имя Рем, известное своим параллелизмом с одним из двух братьев, основателей города Рима. Фамилия Люпин соотносится с латинским Lupus (волк) созвездие южного полушария неба, расположенное между Центавром и Скорпионом. Что также не случайно, Ремус еще ребенком подвергся нападению Фенрира Сивого и стал оборотнем. Кстати, имя Фенрир согласно германо-скандинавской мифологии огромный волк, сын Локи и Ангрбоды. Любопытно, что и друг Ремуса Сириус Блэк имел анимагическую форму громадного пса, ведь Сириус альфа созвездия Большого Пса, самая яркая звезда на небе. Не меньшее значение для «Поттерианы» имеет символика чисел. Среди наиболее часто встречаемых в эпопее, можно отметить числа 3, 4, 7 и 11. Число 3 в геометрии символизирует плоскость, которая определяется тремя точками. Тройка первое совершенное, сильное число, поскольку при его разделении сохраняется центр, то есть центральная точка равновесия. Олицетворяет трехчастную природу мира: небо, земля и воды; тело, душа и дух; рождение, жизнь и смерть; начало, середина и конец; прошлое, настоящее и будущее. Пифагор считал тройку символом гармонии, а Аристотель законченности. Соответственно в романах мы встречаем трех главных героев, трех школьных «врагов» (Драко, Крэбб, Гойл), три оборота маховика времени, три известные школы магии, «Турнир трех волшебников», три непростительных заклятья («Империус», «Круциатус», «Авада Кедавра»), три компонента зелья для возрождения темного Лорда (кость, плоть, кровь), трех братьев («Сказка о трех братьях»), три дара смерти (мантия-невидимка, воскрешающий камень, бузинная палочка) и т.д. Число 4 и его геометрический эквивалент квадрат обозначают Бога и сотворенный им материальный мир. Четыре стороны света, времени года, ветра, стороны квадрата... Четыре части встречаются в символике почти повсеместно, однако 4 довольно часто противопоставляется 3, одна часть которой становится избыточной. Это обстоятельство наблюдается и у Роулинг 4-й элемент является своего рода лишним во многих ситуациях. Например, Школу «Хогвартс» основали 4 волшебника и волшебницы Гриффиндор, Пуффендуй, Когтевран и Слизерин один из которых был «смутьяном» (Слизерин) и вскоре покинул школу; Гарри Поттер живет в доме 4 в семье состоящей из 4 человек, где он (по весьма понятным причинам) является лишним; в 119

120 конце первого года обучения факультет Гриффиндор оказывается на последнем 4 месте по количеству полученных баллов; даже «Турнир трех волшебников» на деле оказывается турниром четырех (Гарри становится лишним, но магический контракт обязывает его к участию) и т.д. Метафорически тройка число, символизирующее душу, дух, четыре тело, материю. В сумме три и четыре дают семь, образуя священную семерку общий символ для всех религий, начиная с культур Древнего Востока. У Роулинг: семь книг в «Поттериане»; в «Хогвартсе» учатся 7 лет; 7 детей в семье Уизли; Джинни Уизли (будущая Поттер) «седьмая дочь седьмой дочери»; порядковый номер Гарри Поттера в команде по квиддичу 7, а всего в команде 7 человек; из пророчества избранный родится на исходе 7 месяца; из замка «Хогвартс» в Хогсмит ведут 7 потайных ходов; 7 крестражей, сознательно созданных Волан-де-Мортом; «семеро Поттеров» и т.д. Одиннадцать, в сакральном эзотерическом смысле является числом, символизирующим понятие очищение, знак жизни и смерти, открывающий путь в высшие сферы бытия. Одиннадцать число большой магической силы. Оно символизирует развитие баланса или равновесия в человеке. Следовательно, совершенно неслучайно Роулинг избирает именно возраст 11 лет для начала магического обучения. Более того, число 11 неразрывно связано и с самим главным героем: число и месяц рождения Поттера в сумме дают 11 (31.07); числовое значение имени Гарри Поттер (Harry Potter) также равно 11; 11 лет шла первая война с Волан-де-Мортом; палочка Гарри была длинной 11 дюймов, вероятно палочка темного волшебника была той же длинны (палочкиблизнецы) и т.п. Число 11 в данном контексте означает обостренную восприимчивость, даже некоторую экстрасенсорность, интуицию, способность находить в себе такие скрытые резервы, которые непонятны и недоступны обычным людям, способность вести за собой людей, вдохновлять их. Именно таков и Гарри Поттер, вернее именно таким он станет как на страницах романа, так и в воображении читателя после битвы за «Хогвартс». Из совершенно обычного (как он считал) мальчика, он вполне заслуженно станет героем, образцом для подражания, дважды победив зло в лице Волан-де-Морта, и каждодневно побеждающий темные (негативные) начала в самом себе. От «этого не может быть, потому что не может быть никогда» герой действительно перейдет к «просто будь собой!». Он станет самим собой, а вместе с тем и весь магический мир получит возможность стать таким, каким он должен быть и перестать быть таким, каким он не должен быть никогда. Помимо числовой символики, цвет также имеет значительную роль в раскрытии мифологической компоненты магического мира «Поттерианы». В большей степени это представлено в колористическом решении 120

121 атрибутики факультетов: Гриффиндор красный и золотой; Пуффендуй желтый и черный; Когтевран синий и бронзовый; Слизерин зеленый и серебристый. Красный с золотом олицетворяет, прежде всего, силу и могущество, а если добавить фигуру льва, изображенную на гербе факультета, то становится очевидным его позиция по отношению к остальным мужественность, смелость, дерзость, храбрость и т.д. Цветовая символика Слизерина более многозначна от идеи болезненности древнейших родов, до их бессмертия и процветания. Желтый с черным у Пуффендуя (Hufflepuff) символизирует связь с наукой, наблюдениями и анализом, а отличительной чертой студентов факультета являются упорство и честность, однако симбиоз данных цветов может указывать также на отсутствии инициативы, решимости, смелости. Доминирующий цвет (синий) Когтеврана (Ravenclaw) символически определяет и склонность учащихся данного факультета «Остроумие сверх меры является величайшим сокровищем человека» или «Ума палата дороже злата!». Таким образом, мы имеем сложный нерасчленимый культурный текст, точнее гипертекст, постоянно отсылающий читателя к первоистокам и историко-культурным параллелям. Текст, включающий собственную этикофилософскую основу, социальную и нормативную структуру, историческую событийность, символический контекст, традиции и ритуалы. С точки зрения классификации, определить видовую принадлежность мифологичности не представляется возможным, так как «Поттериана» заключает в себе элементы космогонической, эсхатологической, культовой, героической и анимагической мифологий. Конечно, на первый взгляд может показаться, что простой детской книге придается уж слишком большое значение. Однако феномен «Гарри Поттера» является именно культурным феноменом потому, что с каждой новой книгой герои растут, постигая все новые и новые истины, а вместе с ними растут и читатели. Кроме того, сам текст значительно усложняется от первого до последнего романа, что «принуждает» читателя иметь не пассивную (приспособленческую), но активную (рефлексивную) позицию, заставляя видеть, думать, понимать, чувствовать, действовать. Смеем надеяться, что проникнувшись однажды философией правды, правильности, красоты и магии, читатель испытывает желание перенести эти непреложные истины на реальную действительность. Он более явственно увидит в какойто степени несовершенство социального бытия и собственной повседневности, и постарается максимально приблизить «сущное к должному». Не в этом ли состоит конечная цель любой мифологии? Список источников: 1. Воеводина, Л.Н. Мифология и культура [Текст] / Л.Н. Воеводина. М., С Соколов, Б.Г. Миф сегодня: мифы сегодня [Текст] / Б.Г. Соколов // Массовая культура России конца XX века (фрагменты к ). В 2-х ч. Часть II. / Под ред. Б.Г. Соколова и Е.Г. Соколова. СПб., С

122 3. Final Harry Potter is expected to set record [Электронный ресурс]. Режим доступа: et_record/. Проверено: Крестраж [Электронный ресурс]: Гарри Поттер Вики. Режим доступа: Проверено: Ребер Л.А., преподаватель Рязанского художественного училища имени Г.К. Вагнера, Ребер О., доктор медицины, г. Берн, Швейцария К вопросу о золотом сечении в колористике Цветоведение основная составляющая колористики и является наукой о природе цвета, его основных свойств и характеристиках, а так же закономерностях восприятия. Со времен античности и более раннего времени многочисленные исследователи задавали себе вопросы: «Что такое свет и цвет? Как они взаимодействуют? Почему мы видим мир цветным? Какие цветовые сочетания благоприятны для глаза»? И только в ХVII веке И. Ньютон сделал случайное открытие. В 1666 году, во время Великой чумы, Кембриджский университет был закрыт и Ньютон продолжил исследования природы света дома. Ставни на окнах были закрыты, а когда выглянуло солнце, через маленькое отверстие в ставне прошел яркий луч света и открылся на стене радугой. Затем Ньютон продолжил работу по изучению природы света, используя трехгранную призму. Ньютон выделил в этом ряду семь цветов. Семицветную полосу он назвал спектром. Такой же спектр представляет собой радуга и так благодаря злой иронии судьбы, Великой чуме ХVII века, человечество приблизилось к научному определению природы цвета. Рассматривая природу цвета Ньютон доказал опытным путем что свет это видимая человеческим глазом область электромагнитных излучений (электромагнитная энергия). Благодаря открытиям в XX веке, свет ведет себя как волна, а иногда как частицы. Современная наука определяет цвет как ощущение, возникающее в органе зрения человека при воздействии на него света. В цветоведении принято рассматривать цвет как волновое движение. Повторим физику цвета. Под волной понимают часть колебания, имеющую поступательное движение. Характеристиками световых волн являются ƛ (лямбда) длина волны, расстояние между двумя ближайшими гребнями. С скорость распространения всех видов электромагнитных колебаний, приблизительно равна км/час.

123 V частота число колебаний в единицу времени. Человеческий глаз воспринимает световые волны длиной от 380 нм до 760 нм, 1нм = 0,000001мм (одна миллионная миллиметра). Длинные волны от 760нм. Средние волны от 600 нм. Короткие волны от 500 нм. Из пропорции золотого сечения определим, что длинные волны так относятся к средним, как средние к коротким. Между теплым и холодным светом, согласно их длинам волн в нм, так же прослеживается золотая пропорция. Прежде чем определить золотое сечение, необходимо ознакомиться с понятием пропорции. В математике пропорция (лат. Proportion) это равенство между двумя отношениями четырех величин: a : b = c : d. Далее, для примера обратимся к отрезку прямой. Отрезок AB можно разделить на две равные части. Это будет соотношение равных величин AB: AC = AB : ВС. Эту же прямую можно разделить на две неравные части в любом отношении. Эти части пропорции не образуют. Отношение малого отрезка к большему или меньшего к большему есть, а соотношения (пропорции) нет. И, наконец, прямую AB можно разделить по золотому сечению, когда AB : AC, AC : BC. Это и есть золотое деление или деление в крайнем и среднем отношении. Из вышеизложенного следует вывод, что золотое сечение это такое пропорциональное гармоническое деление отрезка на неравные части, при котором весь отрезок так относится к большей части, как сама большая часть относится к меньшей, или другими словами, меньший отрезок так относится к большему, как больший ко всему, т.е. a : b = b : c или с : b = b : a. Световые волны не однородны. Они образуют спектр. Когда глаз человека воспринимает все световые волны одновременно, мы ощущаем белый дневной свет. Светлый предмет, который отразит все эти волны и они достигнут нашего глаза, называют белым. Но, световая волна может быть какой-либо одной длины и тогда она обладает способностью вызывать цветовое (хроматическое) ощущение. Предмет поглощает все световые волны, кроме какой-то одной, тогда от него отражается однородная волна и, попав в глаз человека, вызывает определенное ощущение. Глаз анализирует световые волны по их длине. Физиолог И.П. Павлов назвал глаз зрительным анализатором. Излучение с длиной волны около 730 нм, исходящее от светящегося тела или отраженное предметом, попадая на сетчатку глаза, вызывает ощущение, называемое «красным». Излучение с длиной волны 520 нм вызывает ощущение зеленого, а излучение с длиной волны 400 нм фиолетового. Если излучение идет от светящегося тела, оно интенсивно; мы говорим, что это красный свет (свет светофора). А если излучение идет от предмета, то оно менее интенсивно и мы говорим, что этот предмет красный (красный флаг, красная шапка). 123

124 Световая волна определенной длины «становится» цветом в нашем обычном понимании лишь в том случае, если она попала на сетчатку глаза человека и вызвала ощущение. Свет и цвет это по существу одно и то же. Различие между ними состоит в интенсивности излучения. Обыкновенный предмет, отражающий излучение, при определенных условиях может восприниматься как светящееся тело. Сетчатка человеческого глаза дает ясно различимые ощущения семи цветов: красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий и фиолетовый. Но она же дает до 130 промежуточных ощущений, названий для которых из одного слова у нас нет. Мы вынуждены пользоваться двойными названиями: красно-оранжевое, желто-зеленое, сине-фиолетовое и т.д. Всех ощущений от различных комбинаций световых волн глаз может дать бесчисленное множество, которое даже трудно вообразить. Ученые считают, что при помощи глаза человеческий мозг получает до 90 % информации. Человек, сам часть природы, вступает в контакт с остальной природой при помощи зрительного анализатора, создавая зрительные образы, имеет дело только со световыми излучениями. Он может ощупать предмет, понюхать его, попробовать на вкус и получить дополнительную информацию о предмете, но построение зрительного образа мозгом происходит только на основании светового излучения. Мы привыкли думать, что предмет имеет цвет, а глаз его видит, но привычка не всегда благо. Привычка превращается в преграду между сущностью явления и познающим умом. Притупляя мысли, успокаивая воображение, она мешает действовать. Мы не отдаем себе отчета в той грандиозной незамечаемой и неощущаемой нами работе, которую проделывают ежесекундно наш глаз и мозг со световыми излучениями, непрерывным потоком поступающими в него и рисующими на сетчатке, как на экране, образы мира. Глаз и мозг это одно целое и отделить их друг от друга невозможно. Естественно, нарисовавшийся на сетчатке образ внешнего предмета не остается там висеть, как картинка на стене. Мозг мгновенно «считывает» световую информацию, идет дальнейшая ее обработка. Говорят, что мысль быстрая, а обработка световой информации происходит еще быстрее. Она идет так быстро, что мы не успеваем подумать, как уже знаем, что за предмет находится перед нами. Материал для создания цветового образа содержится все в той же световой информации. Согласно современным представлениям, любой воспринимаемый цвет является продуктом работы мозга. Мозг каждого из нас «создатель» цвета. Невольно вспоминается вопрос Гѐте о том, существует ли цвет действительно вне нас или это лишь кажущийся цвет, порожденный собственным глазом. При объективировании световых впечатлений происходит вынесение наружу нарисованного светом на сетчатке образа предмета, в том числе и цветового образа. 124

125 Наш глаз устроен природой так, что мы хотим видеть вокруг все красивое, а это группа дополнительных цветов, которая радует наш глаз. Два цвета называют дополнительными, если их пигменты, будучи смешанными, дают нейтральный серый цвет. В физике два хроматических света, которые при смешивании дают белый свет, также считаются дополнительными. Два дополнительных друг другу цвета, такие как красный зеленый, синий оранжевый, желтый фиолетовый, расположены диаметрально противоположно на двенадцатичастном цветовом круге, но нуждаются один в другом. Когда дополнительные цвета расположены рядом, то максимально возбуждают друг друга и взаимоуничтожаются при их смешивании, образуя серо-черный тон. Каждый цвет имеет лишь один единственный цвет, который является по отношению к нему дополнительный. Если проанализировать пары дополнительных цветов, то найдем, что в них всегда присутствуют все три основных цвета красный, желтый, синий. Для каждого из цветов спектра сумма всех остальных образует его дополнительный цвет. Физиологически доказано, что как и явление остаточного изображения, что до сих пор необъяснимый факт появления в наших глазах при восприятии того или иного цвета одновременно и другого уравновешивающего его дополнительного цвета, который в случае его реального отсутствия спонтанно генерируется в нашем сознании. Закон дополнительных цветов является композиционной гармонией, потому что при его соблюдении в глазах создается ощущение полного равновесия. Контраст дополнительных цветов основан на закономерностях золотого сечения. И это подтверждается, если разделить длины волн холодных цветов на длины волн теплых цветов, то получаем золотую пропорцию, примерно равную 1,6. 125

126 126

127 Список источников: 1. Буймистру, Т.С. Колористика. НИОЛА-ПРЕСС с. 2. Денисов, В.С., Глозова, М.В. Восприятие цвета. Москва. ЭКСМО с. 3. Иттен, И. Искусство цвета с. 127 Серѐгин Р.А., магистрант 2 курса отделения культурологии РГУ имени С.А. Есенина, фотограф-дизайнер Фотостудии «РомаянА» Научный руководитель Ледовских Н.П., доктор философских наук, профессор Фотография как репрезентативный язык современной культуры Фотография сегодня является одним из основных объектов теоретической рефлексии феноменов визуальной культуры. На наш взгляд, данное обстоятельство не представляется случайным. Согласимся с известным исследователем фотографической проблематики в России Н. Сосной в том, что «на первый взгляд, фотография кажется тривиальным объектом, едва ли заслуживающим внимания. Это всего лишь изображение, получаемое фотоаппаратом и затем проявляемое при помощи химических веществ под воздействием света. Даже момент

Аннотация рабочей программы по Изобразительному искусству

Аннотация рабочей программы по Изобразительному искусству Аннотация рабочей программы по Изобразительному искусству Рабочая программа по изобразительному искусству создана на основе авторской программы «Изобразительное искусство» Л.Г. Савенкова, Е.А.Ермолинская,

Подробнее

Ценности и ценностные ориентации, их формирование и роль в развитии личности. Раитина М. С. Читинский государственный университет.

Ценности и ценностные ориентации, их формирование и роль в развитии личности. Раитина М. С. Читинский государственный университет. Ценности и ценностные ориентации, их формирование и роль в развитии личности. Раитина М. С. Читинский государственный университет. Ценностные ориентации личности - одно из основных структурных образований

Подробнее

Развитие личности и педагогические технологии. Маханова Ю.А. педагог дополнительного образования МОУ СОШ 1 г.серпухова

Развитие личности и педагогические технологии. Маханова Ю.А. педагог дополнительного образования МОУ СОШ 1 г.серпухова Любой технологический процесс начинается с изучения исходного материала, его свойств и пригодности для последующей обработки. То же самое происходит в педагогике. Сегодня всех педагогов объединяет общее

Подробнее

Глава 1. Человек и общество

Глава 1. Человек и общество Глава 1. Человек и общество 1.1. Природное и общественное в человеке (человек как результат биологической и социокультурной эволюции) Вопрос о человеке является самым важным в обществознании, поэтому его

Подробнее

НАУЧНОЕ ГИПОТЕТИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ КАК ДИДАКТИЧЕСКИЙ РЕСУРС

НАУЧНОЕ ГИПОТЕТИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ КАК ДИДАКТИЧЕСКИЙ РЕСУРС НАУЧНОЕ ГИПОТЕТИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ КАК ДИДАКТИЧЕСКИЙ РЕСУРС Л.А. Краснова (г. Москва) Направленность современных общественных тенденций даѐт основание характеризовать становящийся социум как общество информации,

Подробнее

ЦЕННОСТНОЕ ОТНОШЕНИЕ К РОДИТЕЛЬСТВУ И ЕГО ТРАНСФОРМАЦИЯ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ УСЛОВИЙ

ЦЕННОСТНОЕ ОТНОШЕНИЕ К РОДИТЕЛЬСТВУ И ЕГО ТРАНСФОРМАЦИЯ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ УСЛОВИЙ Н.П.Мальтиникова, г.курган ЦЕННОСТНОЕ ОТНОШЕНИЕ К РОДИТЕЛЬСТВУ И ЕГО ТРАНСФОРМАЦИЯ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ УСЛОВИЙ Рождение собственного ребёнка одно из самых значительных событий в жизни человека.

Подробнее

ОСНОВАНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

ОСНОВАНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ МАМЕДОВ НИЗАМИ МУСТАФАЕВИЧ доктор философских наук, профессор, академик РАЕН и РЭА, эксперт ЮНЕСКО ОСНОВАНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ процесс усвоения систематизированных знаний, умений и навыков, необходимых

Подробнее

Жизненный мир как философская категория

Жизненный мир как философская категория Серебренникова П.Н. Научный руководитель Емельянов Б.В. д-р филос. наук, проф. Жизненный мир как философская категория Рациональное мышление долгое время провозглашалось единственно достойным и уважаемым

Подробнее

Учебный план УДО «Школа им. Хинксона», реализующих программы дополнительного образования детей 2014 г.

Учебный план УДО «Школа им. Хинксона», реализующих программы дополнительного образования детей 2014 г. 02.03.2014 Утверждаю: Директор УДО «Школа им. Хинксона» Золоторев А.Ю. Учебный план УДО «Школа им. Хинксона», реализующих программы дополнительного образования детей 2014 г. Направленность программы 1

Подробнее

ГАЛУЗА А.В. «СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ОРГАНИЗАЦИОННО-УПРАВЛЕНЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ»

ГАЛУЗА А.В. «СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ОРГАНИЗАЦИОННО-УПРАВЛЕНЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ» РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Филиал РГСУ в г. Минске Кафедра психологии и конфликтологии УТВЕРЖДАЮ: Директор филиала РГСУ в г. Минске С.А. Полетаев Протокол Совета филиала 8 от 30

Подробнее

ОБРАЗОВАНИЕ В XXI ВЕКЕ: ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ, РЕШЕНИЯ. Шпер В.Л., Адлер Ю.П.

ОБРАЗОВАНИЕ В XXI ВЕКЕ: ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ, РЕШЕНИЯ. Шпер В.Л., Адлер Ю.П. ОБРАЗОВАНИЕ В XXI ВЕКЕ: ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ, РЕШЕНИЯ Шпер В.Л., Адлер Ю.П. 1 Что такое образование? Образова ние процесс усвоения знаний, обучение, просвещение. В широком смысле слова, образование процесс

Подробнее

Код УДК 34Р. П.П. Востриков

Код УДК 34Р. П.П. Востриков Код УДК 34Р П.П. Востриков ПУБЛИЧНЫЙ ИНТЕРЕС И ФУНКЦИИ ГОСУДАРСТВА: ЛОГИКА ВЗАИМОСВЯЗИ Категория публичного интереса представляет собой одно из оснований теории публичного права. Именно интерес является

Подробнее

Сальникова, Р.А. Ромашова, Н.С. Нижник. Ч.1. Стр. 164-168.

Сальникова, Р.А. Ромашова, Н.С. Нижник. Ч.1. Стр. 164-168. «Интерес» в правовом контексте права // Публичное, корпоративное, личное право: проблемы конфликтности и перспективы консенсуальности: Материалы 5-й международной научнотеоретической конференции. С-Пб.,

Подробнее

4.2. ОСНОВНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА ОСНОВНОГО ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ 4.2.1. ЦЕННОСТНЫЕ ПРИОРИТЕТЫ ОСНОВНОГО ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

4.2. ОСНОВНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА ОСНОВНОГО ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ 4.2.1. ЦЕННОСТНЫЕ ПРИОРИТЕТЫ ОСНОВНОГО ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ 4.2. ОСНОВНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА ОСНОВНОГО ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ 4.2.1. ЦЕННОСТНЫЕ ПРИОРИТЕТЫ ОСНОВНОГО ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ Цель реализации основной образовательной программы основного общего образования

Подробнее

ИСТОРИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ В КОНТЕКСТЕ ИНФОРМОЛОГИЧЕСКОГО ПОДХОДА. Г.В. Можаева Томский государственный университет

ИСТОРИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ В КОНТЕКСТЕ ИНФОРМОЛОГИЧЕСКОГО ПОДХОДА. Г.В. Можаева Томский государственный университет ИСТОРИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ В КОНТЕКСТЕ ИНФОРМОЛОГИЧЕСКОГО ПОДХОДА Г.В. Можаева Томский государственный университет Одной из особенностей современной науки является интеграция гуманитарных и естественных наук,

Подробнее

Б.3.В.11. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХХ НАЧАЛЕ ХХI ВВ.

Б.3.В.11. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХХ НАЧАЛЕ ХХI ВВ. Министерство образования и науки РФ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Мурманский государственный гуманитарный университет» (ГОУ ВПО МГГУ) Рабочая программа

Подробнее

ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС. Лекция 3 по курсу «Педагогика школы» для студентов 2 курса бакалавриата по направлению «Педагогическое образование»

ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС. Лекция 3 по курсу «Педагогика школы» для студентов 2 курса бакалавриата по направлению «Педагогическое образование» ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС Лекция 3 по курсу «Педагогика школы» для студентов 2 курса бакалавриата по направлению «Педагогическое образование» После этой лекции подумайте над следующим вопросом и обсудите

Подробнее

СОЦИАЛЬНО-ЛИЧНОСТНОЕ РАЗВИТИЕ ДОШКОЛЬНИКОВ В УСЛОВИЯХ РЕАЛИЗАЦИИ ФГТ.

СОЦИАЛЬНО-ЛИЧНОСТНОЕ РАЗВИТИЕ ДОШКОЛЬНИКОВ В УСЛОВИЯХ РЕАЛИЗАЦИИ ФГТ. 46 Е.В.Котова Педагог дошкольного центра. СОЦИАЛЬНО-ЛИЧНОСТНОЕ РАЗВИТИЕ ДОШКОЛЬНИКОВ В УСЛОВИЯХ РЕАЛИЗАЦИИ ФГТ. Жизнь выдвигает перед теорией и практикой образования и воспитания, кроме традиционных вопросов

Подробнее

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА «РАДУЖНЫЙ МИР ДОШКОЛЁНКА»

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА «РАДУЖНЫЙ МИР ДОШКОЛЁНКА» Муниципальное бюджетное образовательное учреждение дополнительного образования детей Центр творческого развития и гуманитарного образования г. Красноярск, пр. Мира, 44 www.24centre.ru e-mail: info@24centre.ru

Подробнее

Наш замечательный ученый Ефим Израилевич Пассов отмечает свой 85-летний юбилей.

Наш замечательный ученый Ефим Израилевич Пассов отмечает свой 85-летний юбилей. Наш замечательный ученый Ефим Израилевич Пассов отмечает свой 85-летний юбилей. Факультет иностранных языков Национального исследовательского государственного университета им. Н. П. Огарева, кафедра немецкой

Подробнее

Что есть философия. Специфика философского знания

Что есть философия. Специфика философского знания Что есть философия Специфика философского знания 1. Своеобразием философии, наряду со всеобщностью и абстрактностью, является А. Утверждение гуманистических идеалов, нравственных императивов, общечеловеческих

Подробнее

Проект и проектная деятельность (методические рекомендации)

Проект и проектная деятельность (методические рекомендации) Проект и проектная деятельность (методические рекомендации) В настоящее время в практике образования активно применяется метод проектов, который успешно решает не только учебные, но и воспитательные задачи.

Подробнее

В. А. Горский 2.7. Интеграция филологии и технологии

В. А. Горский 2.7. Интеграция филологии и технологии В. А. Горский 2.7. Интеграция филологии и технологии как основа формирования коммуникативной компетентности в объединениях учащихся научнотехнического профиля Задача подготовки учащихся к социальному и

Подробнее

Вся история образования представляет собой процесс приведения его в соответствие с изменяющимися социальными условиями. Немало-

Вся история образования представляет собой процесс приведения его в соответствие с изменяющимися социальными условиями. Немало- ОБРАЗОВАНИЕ КАК ОБЪЕКТ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ А.В.Перевозный Дифференциация это «1) разделение, расчленение, расслоение целого на части, многообразные и различные формы и ступени; 2) возникновение

Подробнее

ФОРМИРОВАНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ СТУДЕНТОВ В ЕСТЕСТВЕННО-НАУЧНОМ ОБРАЗОВАНИИ. e-mail: lilya_gvozdeva@mail.ru

ФОРМИРОВАНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ СТУДЕНТОВ В ЕСТЕСТВЕННО-НАУЧНОМ ОБРАЗОВАНИИ. e-mail: lilya_gvozdeva@mail.ru УДК 378:504 ФОРМИРОВАНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ СТУДЕНТОВ В ЕСТЕСТВЕННО-НАУЧНОМ ОБРАЗОВАНИИ 2013 Л. А. Гвоздева 1, Ю. Н. Широкобокова 2 1 канд. пед. наук, профессор каф. химии e-mail: lilya_gvozdeva@mail.ru

Подробнее

Рабочая программа учебного курса РУССКИЙ ЯЗЫК В ДЕЛОВОЙ И ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДОКУМЕНТАЦИИ

Рабочая программа учебного курса РУССКИЙ ЯЗЫК В ДЕЛОВОЙ И ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДОКУМЕНТАЦИИ Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Рязанский государственный университет имени

Подробнее

Роза Шамилевна Мошнина КОМПЕТЕНТНОСТНЫЙ ПОДХОД КАК ОСНОВА РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПА НЕПРЕРЫВНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В СООТВЕТСТВИИ С ФГОС ОО

Роза Шамилевна Мошнина КОМПЕТЕНТНОСТНЫЙ ПОДХОД КАК ОСНОВА РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПА НЕПРЕРЫВНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В СООТВЕТСТВИИ С ФГОС ОО Роза Шамилевна Мошнина КОМПЕТЕНТНОСТНЫЙ ПОДХОД КАК ОСНОВА РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПА НЕПРЕРЫВНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В СООТВЕТСТВИИ С ФГОС ОО Преобразования, происходящие в Российской Федерации в последние годы, повлекли

Подробнее

Массовая культура это сложный социальный феномен XX века, представляющий собой особый тип производства и потребления культурных ценностей,

Массовая культура это сложный социальный феномен XX века, представляющий собой особый тип производства и потребления культурных ценностей, Массовая культура это сложный социальный феномен XX века, представляющий собой особый тип производства и потребления культурных ценностей, характерный для массового общества. Антиподом массовой культуры

Подробнее

Рабочая программа учебного курса «Окружающий мир. 4 класс»

Рабочая программа учебного курса «Окружающий мир. 4 класс» Рабочая программа учебного курса «Окружающий мир. 4 класс» Пояснительная записка Предмет «Окружающий мир» изучается в начальной школе с 1 по 4 классы. Особое значение данного предмета заключается в формировании

Подробнее

Родителям о ФГОС ДО. Уважаемые родители!

Родителям о ФГОС ДО. Уважаемые родители! Родителям о ФГОС ДО Уважаемые родители! С 1 января 2014 года введен в действие Федеральный государственный образовательный стандарт дошкольного образования (ФГОС ДО). Что такое Федеральный государственный

Подробнее

АКТИВИЗАЦИЯ ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УЧАЩИХСЯ В.С.

АКТИВИЗАЦИЯ ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УЧАЩИХСЯ В.С. АКТИВИЗАЦИЯ ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УЧАЩИХСЯ В.С. Быков, О.Б. Мухина, Р.О. Шошин Южно-Уральский государственный университет, г. Челябинск olvk@susu.ac.ru Проблема активизации процесса обучения получила

Подробнее

ОБРАЗ ЧЕЛОВЕКА И ЧЕТЫРЕ ПАРАДИГМЫ ОБРАЗОВАНИЯ

ОБРАЗ ЧЕЛОВЕКА И ЧЕТЫРЕ ПАРАДИГМЫ ОБРАЗОВАНИЯ 76 А.В. Павлова ОБРАЗ ЧЕЛОВЕКА И ЧЕТЫРЕ ПАРАДИГМЫ ОБРАЗОВАНИЯ Каждая эпоха имеет свое представление или набор представлений о том, что есть Человек. В одни времена - это четкий, подробно описанный идеал,

Подробнее

Россия в мировом финансовом кризисе: проблемы выхода и иллюзии

Россия в мировом финансовом кризисе: проблемы выхода и иллюзии Федеральная таможенная служба Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российская таможенная академия» Владивостокский филиал Россия в мировом финансовом кризисе:

Подробнее

ПРОГРАММА СОБЕСЕДОВАНИЯ ПО ДИСЦИПЛИНЕ «ОБЩЕСТВОЗНАНИЕ»

ПРОГРАММА СОБЕСЕДОВАНИЯ ПО ДИСЦИПЛИНЕ «ОБЩЕСТВОЗНАНИЕ» ПРОГРАММА СОБЕСЕДОВАНИЯ ПО ДИСЦИПЛИНЕ «ОБЩЕСТВОЗНАНИЕ» Тема 1. Общие философские предпосылки для понимания общества как высшей формы движения материи. Различные подходы к определению общества. Основные

Подробнее

Послесловие ПОСЛЕСЛОВИЕ

Послесловие ПОСЛЕСЛОВИЕ ПОСЛЕСЛОВИЕ Каждая научная работа должна содержать новое знание, иначе она не является собственно научной. Исходя из этого, мы и хотели бы пояснить, что нового заключено в данной монографии. Краткое указание

Подробнее

Индивидуально-личностное развитие как приоритет отечественной педагогики

Индивидуально-личностное развитие как приоритет отечественной педагогики Индивидуально-личностное развитие как приоритет отечественной педагогики Приоритетными задачами современной системы образования в условиях её модернизации является повсеместное обеспечение подрастающему

Подробнее

Пояснительная записка

Пояснительная записка ПРОЕКТ БАЗИСНЫЙ УЧЕБНЫЙ (ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ) ПЛАН ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, РЕАЛИЗУЮЩИХ ОСНОВНУЮ ОБРАЗОВАТЕЛЬНУЮ ПРОГРАММУ НАЧАЛЬНОГО ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ Москва 2009 2 Пояснительная

Подробнее

Роль риторики в развитии выразительной связной речи.

Роль риторики в развитии выразительной связной речи. Роль риторики в развитии выразительной связной речи. Риторика (от греческого слова «ритор» оратор) одна из самых древних наук на земле. Ей примерно 2500 лет, если принять за точку отчета V IV век до нашей

Подробнее

ИНДИВИДУАЛЬНОЕ САМООПРЕДЕЛЕНИЕ И САМООРГАНИЗАЦИЯ КАК РЕЗУЛЬТАТ ПОДДЕРЖКИ ОДАРЕННЫХ ДЕТЕЙ З А С Е Д А Н И Е П Е Д А Г О Г И Ч Е С К О Г О С О В Е Т А

ИНДИВИДУАЛЬНОЕ САМООПРЕДЕЛЕНИЕ И САМООРГАНИЗАЦИЯ КАК РЕЗУЛЬТАТ ПОДДЕРЖКИ ОДАРЕННЫХ ДЕТЕЙ З А С Е Д А Н И Е П Е Д А Г О Г И Ч Е С К О Г О С О В Е Т А ИНДИВИДУАЛЬНОЕ САМООПРЕДЕЛЕНИЕ И САМООРГАНИЗАЦИЯ КАК РЕЗУЛЬТАТ ПОДДЕРЖКИ ОДАРЕННЫХ ДЕТЕЙ З А С Е Д А Н И Е П Е Д А Г О Г И Ч Е С К О Г О С О В Е Т А Гении падают с неба. И на один раз, когда он встречает

Подробнее

ФОРМИРОВАНИЕ ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ СТУДЕНТОВ ДЛЯ РЕАЛИЗАЦИИ ИДЕИ НЕПРЕРЫВНОГО ОЬРАЗОВАНИЯ Горшкова О. О. Сургутский институт нефти и газа (филиал

ФОРМИРОВАНИЕ ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ СТУДЕНТОВ ДЛЯ РЕАЛИЗАЦИИ ИДЕИ НЕПРЕРЫВНОГО ОЬРАЗОВАНИЯ Горшкова О. О. Сургутский институт нефти и газа (филиал ФОРМИРОВАНИЕ ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ СТУДЕНТОВ ДЛЯ РЕАЛИЗАЦИИ ИДЕИ НЕПРЕРЫВНОГО ОЬРАЗОВАНИЯ Горшкова О. О. Сургутский институт нефти и газа (филиал ТюмГНГУ) Динамичные перемены, происходящие в жизни

Подробнее

Цель исследовательской деятельности в начальной школе:

Цель исследовательской деятельности в начальной школе: Исследовательская деятельность это совместная учебнопознавательная, творческая или игровая деятельность учащихся, имеющая общую цель, согласованные методы, способы деятельности. Цель исследовательской

Подробнее

Законспектируйте его, используя вид конспекта - тематический обзорный (раскрывает конкретную тему с использованием нескольких источников).

Законспектируйте его, используя вид конспекта - тематический обзорный (раскрывает конкретную тему с использованием нескольких источников). Что такое конспект и как его составлять Конспект это последовательная фиксация информации, отобранной и обдуманной в процессе чтения. Конспект краткая запись содержания чего-нибудь, выделение главных идей

Подробнее

Современная научная школа в библиографоведении: особенности формирования

Современная научная школа в библиографоведении: особенности формирования Т. В. Захарчук Современная научная школа в библиографоведении: особенности формирования Рассмотрено влияние особенностей развития социально-гуманитарного знания и библиографоведения как научной дисциплины

Подробнее

1. Общие положения. Утверждаю Директор МБОУ «Борисовская СОШ 1 имени А.М. Рудого» Харитченко Л.А. Принято на заседании педагогического совета

1. Общие положения. Утверждаю Директор МБОУ «Борисовская СОШ 1 имени А.М. Рудого» Харитченко Л.А. Принято на заседании педагогического совета Утверждаю Директор МБОУ «Борисовская СОШ 1 имени А.М. Рудого» Харитченко Л.А. приказ 59 от 09.09.2013 Принято на заседании педагогического совета МБОУ «Борисовская СОШ 1 имени А.М. Рудого» протокол 9 от

Подробнее

Савельева В.В., учитель математики МОУ СОШ 2 СИСТЕМНО-ДЕЯТЕЛЬНОСТНЫЙ ПОДХОД ОСНОВА РЕАЛИЗАЦИИ ФГОС

Савельева В.В., учитель математики МОУ СОШ 2 СИСТЕМНО-ДЕЯТЕЛЬНОСТНЫЙ ПОДХОД ОСНОВА РЕАЛИЗАЦИИ ФГОС СИСТЕМНО-ДЕЯТЕЛЬНОСТНЫЙ ПОДХОД ОСНОВА РЕАЛИЗАЦИИ ФГОС Как известно, в основе современной стратегии модернизации российского образования лежат идеи личностноориентированного обучения. Обучения, при котором

Подробнее

ÁÎÅÂÎÅ ÁÐÀÒÑÒÂÎ ÑËÀÂßÍ ÍÀ ÇÀÙÈÒÅ ÌÈÐÀ

ÁÎÅÂÎÅ ÁÐÀÒÑÒÂÎ ÑËÀÂßÍ ÍÀ ÇÀÙÈÒÅ ÌÈÐÀ нии профессиональной пригодности к тем воинским должностям, которые являются вакантными. Не меньшее значение личностный аспект профессионального психологического отбора имеет и для призывников, поскольку

Подробнее

ФОРМИРОВАНИЕ КОНФЛИКТОЛОГИЧЕСКОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ В ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОМ СПЕЦКУРСЕ И.Е. Рудковская

ФОРМИРОВАНИЕ КОНФЛИКТОЛОГИЧЕСКОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ В ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОМ СПЕЦКУРСЕ И.Е. Рудковская ФОРМИРОВАНИЕ КОНФЛИКТОЛОГИЧЕСКОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ В ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОМ СПЕЦКУРСЕ И.Е. Рудковская Повышенная конфликтность современного мира придает особую актуальность формированию конфликтологической компетентности

Подробнее

Базисный учебный план общеобразовательных учреждений Российской Федерации

Базисный учебный план общеобразовательных учреждений Российской Федерации СТАНДАРТЫ ВТОРОГО ПОКОЛЕНИЯ Проект Базисный учебный план общеобразовательных учреждений Российской Федерации Москва «Просвещение» 2008 УДК ББК Серия «Стандарты второго поколения» основана в 2008 году Выпуск

Подробнее

Программа «ОТ РОЖДЕНИЯ ДО ШКОЛЫ»

Программа «ОТ РОЖДЕНИЯ ДО ШКОЛЫ» Программа «ОТ РОЖДЕНИЯ ДО ШКОЛЫ» Программа «ОТ РОЖДЕНИЯ ДО ШКОЛЫ» является инновационным общеобразовательным программным документом для дошкольных учреждений, подготовленным с учетом новейших достижений

Подробнее

в) Трудовыми умениями и навыками.

в) Трудовыми умениями и навыками. Модель выпускника основной общеобразовательной школы В соответствии с данными характеристиками в нашем образовательном учреждении выделяется следующая модель выпускника средней школы: Уровень обученности;

Подробнее

определение выводов по проведённой работе для научных рекомендаций. Основным методом данного исследования был опрос в виде анкетирования населения г.

определение выводов по проведённой работе для научных рекомендаций. Основным методом данного исследования был опрос в виде анкетирования населения г. Тарасова Кристина Алексеевна студентка специальности социальная антропология кафедра социальной антропологии, философии и религиоведения Читинский Государственный университет Отношение населения г. Чита

Подробнее

Томас Джексон МАСОНСТВО - ЭТО...

Томас Джексон МАСОНСТВО - ЭТО... http://memphis-misraim.ru Томас Джексон МАСОНСТВО - ЭТО... Иногда мне приходится самому сомневаться, что я в своем уме. Это происходит, когда я соглашаюсь написать статью на такую провокационную тему,

Подробнее

ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ НАУКИ Карякин Юрий Васильевич (Томск)

ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ НАУКИ Карякин Юрий Васильевич (Томск) ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ НАУКИ Карякин Юрий Васильевич (Томск) Объект и предмет науки, эти популярные термины в текстах научноисследовательской направленности, мы рассмотрим не традиционно. Трактуя термин наука

Подробнее

Индивидуальный учебный план веление времени В современных условиях процесс обучения должен формировать иной тип образовательной активности, задающий

Индивидуальный учебный план веление времени В современных условиях процесс обучения должен формировать иной тип образовательной активности, задающий Индивидуальный учебный план веление времени В современных условиях процесс обучения должен формировать иной тип образовательной активности, задающий определенные условия, действуя в которых, молодой человек

Подробнее

Докритический Кант о взаимоотношениях двух родов противоположностей. Ю. К. Протопопов (К алининградский государственный университет)

Докритический Кант о взаимоотношениях двух родов противоположностей. Ю. К. Протопопов (К алининградский государственный университет) I 6 Так, например, соотношение между вопросом и ответом в системе образования проследил Э. Фромм. Правда, он не занимался методическим исследованием проблемы. Ему это надо для различения двух способов

Подробнее

О СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ МЕТОДОЛОГИИ ЛОГИСТИКИ КАК НАУКИ И УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ

О СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ МЕТОДОЛОГИИ ЛОГИСТИКИ КАК НАУКИ И УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ УДК 658.78 Г.Г. Левкин (ОмГУПС) О СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ МЕТОДОЛОГИИ ЛОГИСТИКИ КАК НАУКИ И УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ Анализ учебной литературы и научных публикаций отечественных ученых в области логистики указывает

Подробнее

Ласько Павел Алексеевич Учебный процесс в вузе как инструмент формирования коммуникативной компетентности студента.

Ласько Павел Алексеевич Учебный процесс в вузе как инструмент формирования коммуникативной компетентности студента. Ласько Павел Алексеевич Учебный процесс в вузе как инструмент формирования коммуникативной компетентности студента. Учебный процесс в вузе, субъектами которого являются преподаватели и студенты, сложный

Подробнее

ВЛИЯНИЕ БЕДНОСТИ КАК СТИЛЯ ЖИЗНИ НА ОТНОШЕНИЕ К ЗДОРОВЬЮ. Социально-экономические изменения, которые произошли в Украине,

ВЛИЯНИЕ БЕДНОСТИ КАК СТИЛЯ ЖИЗНИ НА ОТНОШЕНИЕ К ЗДОРОВЬЮ. Социально-экономические изменения, которые произошли в Украине, ВЛИЯНИЕ БЕДНОСТИ КАК СТИЛЯ ЖИЗНИ НА ОТНОШЕНИЕ К ЗДОРОВЬЮ Коробка Л.Н. к.пс.н., доцент Социально-экономические изменения, которые произошли в Украине, негативно отразились не только на показателях здоровья

Подробнее

Учебно-исследовательская деятельность учащихся в процессе изучения математики

Учебно-исследовательская деятельность учащихся в процессе изучения математики В.А. Далингер Омский государственный педагогический университет Электронный научный журнал «Вестник Омского государственного педагогического университета» Учебно-исследовательская деятельность учащихся

Подробнее

Психолого-педагогическое обоснование проекта «Школа креативного мышления»

Психолого-педагогическое обоснование проекта «Школа креативного мышления» Психолого-педагогическое обоснование проекта «Школа креативного мышления» Современная жизнь требует от человека способности быстро ориентироваться в ситуациях неопределенности, находить новые нестандартные

Подробнее

ЦЕЛЬ, ЗАДАЧИ, ПРОДУКТ, ОЖИДАЕМЫЙ РЕЗУЛЬТАТ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГБОУ КШ 1778

ЦЕЛЬ, ЗАДАЧИ, ПРОДУКТ, ОЖИДАЕМЫЙ РЕЗУЛЬТАТ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГБОУ КШ 1778 ЦЕЛЬ, ЗАДАЧИ, ПРОДУКТ, ОЖИДАЕМЫЙ РЕЗУЛЬТАТ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГБОУ КШ 1778 Актуальность исследования. В условиях внедрения и реализации новых ФГОС, которые устанавливают требования к результатам

Подробнее

Формирование системы знаний учащихся о культуре безопасности на уроках ОБЖ И.В.Елистратов (г. Москва) В современном мире обществу нужны

Формирование системы знаний учащихся о культуре безопасности на уроках ОБЖ И.В.Елистратов (г. Москва) В современном мире обществу нужны Формирование системы знаний учащихся о культуре безопасности на уроках ОБЖ И.В.Елистратов (г. Москва) В современном мире обществу нужны высококвалифицированные кадры, что, наряду с другими актуальными

Подробнее

Надпредметный курс «Мир деятельности» недостающее ключевое звено в формировании универсальных учебных действий»

Надпредметный курс «Мир деятельности» недостающее ключевое звено в формировании универсальных учебных действий» Центр системно-деятельностной педагогики «Школа 2000...» АПК и ППРО Надпредметный курс «Мир деятельности» недостающее ключевое звено в формировании универсальных учебных действий» июнь 2012 года Первичный

Подробнее

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА «ШКОЛА СОВРЕМЕННОЙ ДЖАЗОВОЙ ХОРЕОГРАФИИ»

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА «ШКОЛА СОВРЕМЕННОЙ ДЖАЗОВОЙ ХОРЕОГРАФИИ» Муниципальное бюджетное образовательное учреждение дополнительного образования детей Центр творческого развития и гуманитарного образования г. Красноярск, пр. Мира, 44 www.24centre.ru e-mail: info@24centre.ru

Подробнее

Конспект урока математики в 1 классе по теме «Число и цифра 8»

Конспект урока математики в 1 классе по теме «Число и цифра 8» Конспект урока математики в 1 классе по теме «Число и цифра 8» Тип урока: урок объяснения нового материала (урок формирования первоначальных предметных навыков и УУД, овладения новыми предметными умениями)

Подробнее

Гуманное отношение педагога к детям как образовательная ценность

Гуманное отношение педагога к детям как образовательная ценность Источник Гуманное отношение педагога к детям как образовательная ценность Борноволокова Н. Факультет русской и западноевропейской филологии, 2 курс Научный руководитель: Залесова Н.В., ст.преподаватель

Подробнее

Конфликт. Способы разрешения.

Конфликт. Способы разрешения. Конфликт. Способы разрешения. Перов Д.М., Алиев А.А. ТМ2-111-об, препод. каф. русского языка, психологии и педагогики Новикова З.Н. Конфликт ситуация, в которой каждая из сторон стремится занять позицию,

Подробнее

Студенческий научный журнал «Грани науки». 2013. Т.1. С.43 47.

Студенческий научный журнал «Грани науки». 2013. Т.1. С.43 47. УДК 37.018.2 ОТНОШЕНИЕ УЧИТЕЛЕЙ К ФОРМИРОВАНИЮ У УЧАЩИХСЯ СТАРШИХ КЛАССОВ МОТИВАЦИИ К ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Галиева А.Ф. Елабужский институт ФГАОУ ВПО Казанский (Приволжский) федеральный университет,

Подробнее

И.С. Иванова г. Владимир, Владимирский государственный университет

И.С. Иванова г. Владимир, Владимирский государственный университет И.С. Иванова г. Владимир, Владимирский государственный университет ПОНИМАНИЕ ИГРЫ КАК ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ЯВЛЕНИЯ В РАЗЛИЧНЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ЭПОХИ Об обучающих возможностях игры известно давно. Педагоги с древних

Подробнее

Характеристика деятельности учащихся. Иметь представление о тематическом содержании коллекций главных художественных. музеев России.

Характеристика деятельности учащихся. Иметь представление о тематическом содержании коллекций главных художественных. музеев России. 4 5 ПРИМЕРНОЕ ТЕМАТИЧЕСКОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ УРОКОВ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОГО ИСКУССТВА в 7-м классе (5 ) Тема Музеи изобразительного Музеи России. Музеи мира. Музеи-дворцы, музеиусадьбы. Музеи Московского Кремля. Историко-художественные

Подробнее

СИСТЕМА УЧЕБНИКОВ «Открываю мир»

СИСТЕМА УЧЕБНИКОВ «Открываю мир» СИСТЕМА УЧЕБНИКОВ «Открываю мир» Е. И. Матвеева, И. Д. Патрикеева. Букварь Приоритетной задачей учебника является методическое обеспечение процесса формирования действий чтения и письма на основе фонематического

Подробнее

ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ ЮЖНОЕ ОКРУЖНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ. Государственное Бюджетное Образовательное Учреждение города Москвы

ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ ЮЖНОЕ ОКРУЖНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ. Государственное Бюджетное Образовательное Учреждение города Москвы ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ ЮЖНОЕ ОКРУЖНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ Государственное Бюджетное Образовательное Учреждение города Москвы СОШ с углубленным изучением английского языка 1375 дошкольное

Подробнее

Китайская мудрость гласит: «Расскажи мне, и я забуду, Покажи мне, и я запомню, Вовлеки меня, и я научусь»

Китайская мудрость гласит: «Расскажи мне, и я забуду, Покажи мне, и я запомню, Вовлеки меня, и я научусь» Китайская мудрость гласит: «Расскажи мне, и я забуду, Покажи мне, и я запомню, Вовлеки меня, и я научусь» Актуальность выбора проектной деятельности обусловлена: желанием педагога улучшить результаты коррекционно

Подробнее

ФИЛОСОФИЯ АЛЬБЕРТА ШВЕЙЦЕРА КАК НОВОЕ ЭТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ СИМОНЯН С. М.

ФИЛОСОФИЯ АЛЬБЕРТА ШВЕЙЦЕРА КАК НОВОЕ ЭТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ СИМОНЯН С. М. ՓԻԼԻՍՈՓԱՅՈՒԹՅՈՒՆ ԵՎ ԻՐԱՎՈՒՆՔ ФИЛОСОФИЯ АЛЬБЕРТА ШВЕЙЦЕРА КАК НОВОЕ ЭТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ СИМОНЯН С. М. История этичeской мысли берет свое начало с момента формирования теоретической мысли вообще. Начиная с

Подробнее

IMAGE OF CIVIL SERVANT Nasyrtinova L.H. Ural Federal University named after the first President of Russia B.N. Yeltsin Yekaterinburg, Russia

IMAGE OF CIVIL SERVANT Nasyrtinova L.H. Ural Federal University named after the first President of Russia B.N. Yeltsin Yekaterinburg, Russia ИМИДЖ ГОСУДАРСТВЕННОГО СЛУЖАЩЕГО Насыртинова Л.Х. ФГАОУ ВПО «Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина» Екатеринбург, Россия IMAGE OF CIVIL SERVANT Nasyrtinova L.H.

Подробнее

ИСТОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ИСТОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИСТОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Тема 1. Сущность научного познания Обыденное и научное экономическое мышление. Категории научного познания: идея, гипотеза, концепция, теория, сущность и явление,

Подробнее

КОНСУЛЬТАЦИЯ ДЛЯ ПЕДАГОГОВ ДОУ ПРОЕКТНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДЕТЕЙ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА

КОНСУЛЬТАЦИЯ ДЛЯ ПЕДАГОГОВ ДОУ ПРОЕКТНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДЕТЕЙ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА КОНСУЛЬТАЦИЯ ДЛЯ ПЕДАГОГОВ ДОУ ПРОЕКТНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДЕТЕЙ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА Одним из эффективных методов работы с детьми старшего дошкольного возраста 1 является метод проектной деятельности, который

Подробнее

Состав и система факторов, влияющих на качество образования

Состав и система факторов, влияющих на качество образования Состав и система факторов, влияющих на качество образования Кучерова Е.Н., ст. преподават ель ВФ ГОУ МГИУ Актуализация проблем качества образования на современном этапе во многом обусловлено децентрализацией

Подробнее

Итоговая контрольная работа по изобразительному искусству для 1 класса ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ. Живопись Графика Скульптура Архитектура ДПИ

Итоговая контрольная работа по изобразительному искусству для 1 класса ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ. Живопись Графика Скульптура Архитектура ДПИ Итоговая контрольная работа по изобразительному искусству для 1 класса Ф.И. учащегося ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ 1 Рассмотри репродукций, расположенных на доске. Определи, к каким видам пластических искусств они относятся.

Подробнее

ТЕХНОЛОГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ИНИЦИАТИВНОСТИ, САМОСТОЯТЕЛЬНОСТИ, ОТВЕТСТВЕННОСТИ ДОШКОЛЬНИКОВ. В Конституции Российской Федерации, в «Концепции модернизации

ТЕХНОЛОГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ИНИЦИАТИВНОСТИ, САМОСТОЯТЕЛЬНОСТИ, ОТВЕТСТВЕННОСТИ ДОШКОЛЬНИКОВ. В Конституции Российской Федерации, в «Концепции модернизации ТЕХНОЛОГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ИНИЦИАТИВНОСТИ, САМОСТОЯТЕЛЬНОСТИ, ОТВЕТСТВЕННОСТИ ДОШКОЛЬНИКОВ Монина Г.Б. к.пед. н., доцент 1. Актуальность проблемы В Конституции Российской Федерации, в «Концепции модернизации

Подробнее

Компетентность современного библиотекаря как основа информационной и социокультурной среды общества

Компетентность современного библиотекаря как основа информационной и социокультурной среды общества Компетентность современного библиотекаря как основа информационной и социокультурной среды общества Давлетярова Н.А. Директор НБ КГУ им. А. Арабаева, канд. ист. наук. В современном обществе главная миссия

Подробнее

МЕТАПРЕДМЕТНАЯ ТЕМА «ФОРМА И СОДЕРЖАНИЕ» НА УРОКАХ РУССКОГО ЯЗЫКА В НАЧАЛЬНОЙ ШКОЛЕ.

МЕТАПРЕДМЕТНАЯ ТЕМА «ФОРМА И СОДЕРЖАНИЕ» НА УРОКАХ РУССКОГО ЯЗЫКА В НАЧАЛЬНОЙ ШКОЛЕ. Витушкина Эмма Викторовна, Магнитогорск МЕТАПРЕДМЕТНАЯ ТЕМА «ФОРМА И СОДЕРЖАНИЕ» НА УРОКАХ РУССКОГО ЯЗЫКА В НАЧАЛЬНОЙ ШКОЛЕ. В статье представлен урок русского языка на тему: «Форма и содержание слова.

Подробнее

Специфика технического знания

Специфика технического знания Специфика технического знания В. В. ЧЕШЕВ (Томск) Технические науки длительное время не являлись объектом философских исследований. Этому способствовало убеждение, что они представляют собой прикладное

Подробнее

М.А.Худякова Готовность учителя начальных классов к реализации новых образовательных стандартов

М.А.Худякова Готовность учителя начальных классов к реализации новых образовательных стандартов Худякова М. А. Готовность учителя начальных классов к реализации новых образовательных стандартов // Новые стандарты в нестандартной школе: сборник учебно-методических материалов. Пермь, 2011. С. 4 9.

Подробнее

Как это случилось? Кризис семьи богословский кризис.

Как это случилось? Кризис семьи богословский кризис. Как это случилось? Кризис семьи богословский кризис. Альберт Молер Писавший в прошлом поколении социолог Кристофер Лэш (Christopher Lasch) указывал на ослабление семьи как на самое значимое и самое опасное

Подробнее

МУК «Централизованная библиотечная система» Алексеевского района и города Алексеевки

МУК «Централизованная библиотечная система» Алексеевского района и города Алексеевки МУК «Централизованная библиотечная система» Алексеевского района и города Алексеевки Проект подготовила: О. А. Старова Героико-патриотическое воспитание как фактор формирования гражданского сознания молодежи

Подробнее

ОСНОВНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

ОСНОВНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Севастопольский государственный университет» УТВЕРЖДАЮ Ректор

Подробнее

Сочинение. «История Конституции - основа демократии России» Конкурс сочинений «Конституция основа демократии» Автор Фомина Мария, ученица 9 «А» класса

Сочинение. «История Конституции - основа демократии России» Конкурс сочинений «Конституция основа демократии» Автор Фомина Мария, ученица 9 «А» класса Конкурс сочинений «Конституция основа демократии» Сочинение «История Конституции - основа демократии России» Автор Фомина Мария, ученица 9 «А» класса МБОУ «СОШ 1» 2013 год Конституция - основной закон

Подробнее

Самоопределение и формирование гражданской идентичности личности как задача развития подросткового возраста

Самоопределение и формирование гражданской идентичности личности как задача развития подросткового возраста Самоопределение и формирование гражданской идентичности личности как задача развития подросткового возраста Актуальность совершенствования системы общего образования определяется социальной и практической

Подробнее

Александр Ковалев. Ему можно было верить как исследователю и человеку *

Александр Ковалев. Ему можно было верить как исследователю и человеку * Александр Ковалев. Ему можно было верить как исследователю и человеку * Назову два обстоятельства, в силу которых я хочу рассказать о жизни и исследованиях Александра Дмитриевича Ковалева (1940-2011).

Подробнее

Формирование информационной культуры младших школьников

Формирование информационной культуры младших школьников Формирование информационной культуры младших школьников В последние десятилетия интерес к формированию информационной культуры детей, подростков, юношества со стороны специалистов неуклонно растет. Это

Подробнее

Наталия Правдина Чего хотят женщины

Наталия Правдина Чего хотят женщины Наталия Правдина Чего хотят женщины Чего хотят женщины: АСТ; Москва; 2007 ISBN 978-5-271-15991-6, 978-5-91207-038-9 Аннотация «Студия благополучия и успеха Наталии Правдиной» новая серия книг, издающихся

Подробнее

Социокультурные трансформации в образовании как результат влияния цифровых технологий

Социокультурные трансформации в образовании как результат влияния цифровых технологий Социокультурные трансформации в образовании как результат влияния цифровых технологий Всероссийская научно-практическая конференция Интернет и социокультурные трансформации И.Н. Бабич 22 апреля 2015 год

Подробнее

«Согласовано» «Утверждаю» Директор СПб ГБОУ ДПО УМЦ Комитета по культуре Директор СПб ДХШ 2. 2012 г. 29.08. 2012 г.

«Согласовано» «Утверждаю» Директор СПб ГБОУ ДПО УМЦ Комитета по культуре Директор СПб ДХШ 2. 2012 г. 29.08. 2012 г. «Согласовано» «Утверждаю» Директор СПб ГБОУ ДПО УМЦ Комитета по культуре Директор СПб ДХШ 2 Михайлова Е.С. Каракозова Е.Н. 2012 г. 29.08. 2012 г. Санкт-Петербургское государственное бюджетное образовательное

Подробнее

Т. Н. СИТНИКОВА И. Ф. ЯЦЕНКО ПОУРОЧНЫЕ РАЗРАБОТКИ ПО МАТЕМАТИКЕ. К УМК М.И. Моро и др. (М.: Просвещение) НОВОЕ ИЗДАНИЕ. 1 класс

Т. Н. СИТНИКОВА И. Ф. ЯЦЕНКО ПОУРОЧНЫЕ РАЗРАБОТКИ ПО МАТЕМАТИКЕ. К УМК М.И. Моро и др. (М.: Просвещение) НОВОЕ ИЗДАНИЕ. 1 класс Т. Н. СИТНИКОВА И. Ф. ЯЦЕНКО ПОУРОЧНЫЕ РАЗРАБОТКИ ПО МАТЕМАТИКЕ К УМК М.И. Моро и др. (М.: Просвещение) НОВОЕ ИЗДАНИЕ 1 класс МОСКВА «ВАКО» 2011 УДК 372.851 ББК 74.262.21 С41 С41 Ситникова Т.Н., Яценко

Подробнее

14.04.2014 . : , 2014 .

14.04.2014 . : , 2014 . Управление образования администрации г. Белгорода Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа 7 г. Белгорода ДОКЛАД НА НАУЧНО ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ПО МЕТОДИЧЕСКОЙ

Подробнее

Часть 2. Перечень элементов содержания, проверяемых в итоговой контрольной работе по предмету «Окружающий мир»

Часть 2. Перечень элементов содержания, проверяемых в итоговой контрольной работе по предмету «Окружающий мир» КОДИФИКАТОР планируемых результатов освоения основной образовательной программы начального общего образования по окружающему миру для проведения процедур оценки качества начального образования (для оценки

Подробнее

ИСТОРИЯ РОССИИ. ПЕРЕЧЕНЬ ВОПРОСОВ

ИСТОРИЯ РОССИИ. ПЕРЕЧЕНЬ ВОПРОСОВ ИСТОРИЯ РОССИИ. ПЕРЕЧЕНЬ ВОПРОСОВ РАЗДЕЛ I. История Руси - России(IХ ХVII века) Тема 1. Древняя Русь (IХ ХIII века) 1. На какой территории было создано Древнерусское государство? 2. Кем было создано Древнерусское

Подробнее