СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ СОДЕРЖАНИЕ

Размер: px
Начинать показ со страницы:

Download "СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ СОДЕРЖАНИЕ"

Транскрипт

1

2

3 СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ СОДЕРЖАНИЕ 1. Военные науки 26 Богданов Д. Ю., Никанчик Н. А. Методический подход к оценке качества решений по материальному обеспечению войск в ходе боевых действий (операций).. 3 Гринюк В. И., Фомин С. А., Феденков А. В. Основы возникновения и содержания вооруженного конфликта, боевого применения в них общевойсковых соединений и частей 8 Киреев В. Н., Шатько В. И. Роль снайпера на войне 19 Крюков Н. П. Метод определения эмерджентности (системного эффекта) и оценки величины прироста потенциальных боевых возможностей группировки авиации и зенитных ракетных войск воздушных сил при их совместном применении.. 28 Мельник В. Г., Калинин В. М. Обоснование возможности использования единого показателя пропускной способности для оценки эффективности функционирования сетей военной связи 36 Павловский А. А., Верлуп С. В. Национальная безопасность на государственной границе: выбор системной основы совершенствования 43 Рулько Е. В., Герцев А. В. Подход к моделированию рефлексивного управления в системе имитационного моделирования военных действий 54 Стракович О. А., Гремчук М. С., Касинский В. А. Анализ факторов, влияющих на систему артиллерийской разведки отдельной механизированной бригады 59 Цыганков В. Н., Банников В. Ю., Долудо С. В. Оценка эффективности системы восстановления автомобильной техники 65 Шостак В. Г., Климович В. И. Проблемы эксплуатационной надежности и эффективности автомобильной техники 70 Шумилов В. Г. Взаимосвязь и взаимозависимость военного образования и военной науки Технические науки Германович И. П., Акулич С. В., Комаров И. Н. Особенности построения и функционирования системы поддержки принятия решений при организации противодействия средствам радиолокационной разведки космического базирования 88 Кун А. А., Шабан С. А., Еромин А. М., Сидорович О. В., Мороз А. Н. Синтез квазиоптимального контура телеуправляемой ракеты 95 Куренёв В. А., Аникеев С. В. Прием сигналов в системах с фазовым сверхбыстрым сканированием диаграмм направленности 103 Лапука О. Г., Спесивцев В. В. Внеосевое сопровождение как способ повышения эффективности ракетной атаки групповой воздушной цели 108

if ($this->show_pages_images && $page_num < DocShare_Docs::PAGES_IMAGES_LIMIT) { if (! $this->doc['images_node_id']) { continue; } // $snip = Library::get_smart_snippet($text, DocShare_Docs::CHARS_LIMIT_PAGE_IMAGE_TITLE); $snips = Library::get_text_chunks($text, 4); ?>

4 2 Тарасенко П. Н., Миронов Д. Н. Мобильный шиномонтажный комплекс 116 Трофименков А. Л., Кардаков В. И., Гринкевич В. И. Методы тестирования и реконфигурирования программируемых логических интегральных схем 124 Шейников А. А., Суходолов Ю. В., Санько А. А. Оценка ресурса работоспособности авиационных коллекторных электрических машин постоянного тока по параметрам напряжения их внешней цепи Гуманитарные науки Абдуллаев С. Военно-патриотическое воспитание молодежи 136 Маслов Ю. В. Преподавание дисциплины «Иностранный язык» в военном вузе как процесс гуманитаризации военного образования 142 Мещеряков С. А. Особенности охраны особо важных государственных объектов в зарубежных странах 148 Мезенцев М. М. Национальная безопасность Беларуси в социальной сфере 158 Плешаков Д. К. Эволюция политической мысли в контексте классической философской традиции 167 Свекла В. И. Их мужество и подвиг - основа воспитания высокой нравственности и патриотизма молодежи Беларуси (к 80-летию со дня утверждения почетного звания «Герой Советского Союза») 176 СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

5 3 1. ВОЕННЫЕ НАУКИ МЕТОДИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ОЦЕНКЕ КАЧЕСТВА РЕШЕНИЙ ПО МАТЕРИАЛЬНОМУ ОБЕСПЕЧЕНИЮ ВОЙСК В ХОДЕ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ (ОПЕРАЦИЙ) УДК Д. Ю. Богданов, Н. А. Никанчик* В статье предложен методический подход к оценке качества решений по материальному обеспечению войск в ходе боевых действий (операций), основанный на оценке степени рациональности решений, исходя из прогнозируемых результатов их практической реализации. In article the methodical approach to an estimation of quality of decisions on material maintenance of armies is offered during the operations (operations), based on an estimation of degree of rationality of decisions, proceeding from predicted results of their practical realization. Анализ содержания научных исследований и научных дискуссий последних лет позволяет утверждать, что оценка качества управленческих решений различного рода - это сложная в методологическом плане проблема (задача). Вместе с тем решать ее приходится достаточно часто, например в ходе оценки возможности и целесообразности применения для решения тактических (оперативных) задач того или иного комплекса научно-методических средств (того или иного математического аппарата). Не является исключением и материальное обеспечение (МатО) войск как основной вид тылового обеспечения [1, 2], эффективность которого прямо зависит от качества принимаемых решений. Под решением в широком смысле понимается процесс и результат выбора способа и цели действий из ряда альтернатив в условиях неопределенности [3-5]. В более узком смысле решение - это нахождение ответа на какой-то вопрос (применительно к задаче, проблеме). Необходимо отметить, что любое управленческое решение, в том числе и решение по МатО войск, проходит стадии выработки, принятия и осуществления. При этом под выработкой решения следует понимать подготовку какого-либо варианта решения к его принятию (анализ исходной информации, выявление проблемы, постановка задачи, поиск альтернативных путей ее решения, распределение их по степени предпочтительности, проработка одного из них). Принятие решения - это волевой акт, выражающий осознанное намерение действовать определенным образом, т. е. выбор пути достижения поставленной цели. В свою очередь осуществление решения - это практическая реализация задач, поставленных в принятом решении. В связи с вышеизложенным можно утверждать, что процесс выработки и принятия решения по МатО будет составлять основу организации МатО войск в бою (операции), а качество принятых решений обусловит ожидаемую эффективность МатО. Действительно, более качественное решение по МатО обеспечивает более полное использование возможностей сил и средств в соответствии с поставленными задачами, а значит и более полную реализацию потенциальных возможностей системы МатО. Качество решений, вырабатываемых и принимаемых в условиях ведения войсками боевых действий (операций), будет зависеть от целого ряда факторов, наиболее значимыми из которых являются [3-5]: качество исходной информации (достоверность, достаточность, точность, форма представления); квалификация (компетентность) лица, принимающего решение (ЛИР); используемый механизм управления и базирующиеся на нем методы работы ЛПР; ресурс времени на выработку и принятие решения. В соответствии с этими факторами могут быть определены основные качественные СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

6 4 характеристики принимаемых решений, а также основные требования, предъявляемые к управленческим решениям (таблица 1). Таблица 1 - Основные характеристики качества управленческих решений Факторы, влияющие на качество решений Качество исходной информации Квалификация (компетентность) ЛПР Используемый механизм управления, методы работы ЛПР Ресурс времени на выработку и принятие решения Качественные характеристики управленческих решений Достоверность Обоснованность Оперативность Требования к управленческим решениям Адекватность объективным данным обстановки Логическая непротиворечивость; аргументированность Быстрота выработки Своевременность принятия Принятое решение по МатО войск при условии его полной практической реализации обусловливает определенную степень реализации потенциальных возможностей системы МатО, т. е. определенную степень эффективности МатО. В связи с этим можно выделить следующие варианты решений (рисунок 1): нерациональные (не приводят к достижению цели, не решают проблемы); рациональные (приводят к достижению цели, позволяют решить проблему с той или иной эффективностью); оптимальные (приводят к достижению цели, позволяют решить проблему наилучшим образом). С V Нерациональные Не решают проблемы Позволяют решить проблему Позволяют решить проблему наилучшим образом Рисунок 1 - Структура вариантов принимаемых управленческих решений Таким образом, основной квалиметрической характеристикой управленческих решений (результатом количественного измерения их качества) может считаться степень рациональности, т. е. характеристика, отражающая численное значение степени эффективности достигаемого (прогнозируемого) результата. Для оценки качества решений по МатО войск в бою (операции) может быть использован общий подход к оценке качества управленческих решений [3-5], адаптированный к специфике объекта исследования. В соответствии с этим подходом перед началом работы по выработке решения должны быть определены цели предстоящих действий, т. е. конкретные результаты (задачи), которые предполагается получить (решить) после реализации решения в определенных условиях в фиксированном интервале времени. В конце работы по выработке решения в сравнении с этими целями должна быть проведена оценка альтернативных вариантов решения для выбора и принятия наиболее предпочтительного варианта. Эта оценка производится на основе определенного набора показателей и критериев. Показателями СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

7 5 качества принимаемых управленческих решений при этом считаются числовые значения, количественно выражающие возможную (ожидаемую) степень успешности выполнения поставленных задач в предстоящих (предполагаемых) действиях [6, 7]. Критериями качества решений - числовые значения показателей эффективности, в сравнении с которыми успешность выполнения поставленных задач оценивается качественно. Применительно к процессу МатО войск в боевых действиях (операциях) основная цель функционирования системы МатО может быть сформулирована как постоянное поддержание уровня обеспеченности войск запасами материальных средств (МатС) на необходимом (заданном) уровне. Исходя из того, что основные виды МатС в ходе боя (операции) расходуются войсками фактически непрерывно (рисунок 2), эта цель достигается посредством своевременного и полного удовлетворения потребности войск (восполнением расхода и потерь МатС путем их поставки - рисунок 3). Qi, РСЕ 3.5 3,0 2,5 2,0 эбласть допусти мых зн чений Q ъ Q i0 Qii 1,5 1, to - 4 h? 6 ~h I S Qi2 Qi = f (t) t, сут Рисунок 2 - График изменения уровня обеспеченности войск запасами МатС i-го вида в ходе боя (операции) без учета их поставки Анализ графика изменения уровня обеспеченности войск запасами МатС в ходе боя (операции) без учета их поставки (рисунок 2) показывает, что к началу боя (операции) (to) обеспеченность войск МатС i-го вида (Q i0 ), как правило, будет полной, что соответствует боеспособному состоянию войск по показателю «обеспеченность запасами МатС». Вместе с тем вследствие непрерывного расхода и потерь МатС обеспеченность будет постоянно снижаться в соответствии с зависимостью Q i = f (t), вследствие чего к моменту t 1 достигнет значения Q i i, что будет соответствовать ограниченно боеспособному состоянию войск, а к моменту t2 достигнет предельно допустимого значения Qi2, после чего войска утратят боеспособность по данному показателю. Таким образом, основной задачей МатО войск в ходе боя (операции) будет обеспечение нахождения значений параметра Q i в интервале (Q i0... Q i2 ), т. е. необходимо выработать такое решение по МатО войск, практическая реализация которого (периодическое повышение уровня обеспеченности войск за счет восполнении расхода и потерь в результате подвоза МатС) позволит поддерживать уровень обеспеченности войск в указанном интервале значений (рисунок 3). СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

8 6 При этом основным показателем рациональности вырабатываемых решений (рисунок 3) будет минимальное значение показателя обеспеченности войск запасами МатС (Q i min), достигаемое в результате практической реализации принятого решения (чем ближе значение Q i min к Q i0, тем более рациональным может считаться выработанное решение), а критерием рациональности - предельное значение показателя обеспеченности Qi2 (решения, в результате практической реализации которых Q i min < Q i2, могут считаться нерациональными). Qi, РСЕ 3.5 3,0 Q,0 Q, A Q i Qr, Q, min 1,5 1, ; h t z t r t Qii Q,2 Qi = f (t) t, сут Рисунок 3 - График изменения уровня обеспеченности войск запасами МатС i-го вида в ходе боя (операции) с учетом реализации решения по поставке Представленный график (рисунок 4) демонстрирует вариант динамики обеспеченности войск запасами МатС i-го вида в ходе боя (операции) с учетом реализации рационального варианта решения по поставке. При этом предполагается, что в момент времени tz в довольствующий орган поступает заявка на поставку МатС; к моменту t r эта заявка обрабатывается (вырабатывается и принимается решение на поставку МатС); а к моменту t p принятое решение практически реализуется. Минимальное значение показателя обеспеченности войск запасами МатС (Qi min) не выходит за пределы области допустимых значений, т. е. принятое решение удовлетворяет критерию рациональности. В свою очередь степень рациональности принятого решения характеризуется величиной AQ, = Q i0 - Q, min: чем меньше значение данной величины, тем выше степень рациональности принятого решения. Таким образом, на основе предложенного методического подхода может проводиться качественная и количественная оценка альтернативных вариантов решения по МатО войск в ходе боевых действий (операций) в целях выбора (принятия) наиболее приемлемого варианта решения. При этом обоснованность вырабатываемых решений будет прямо зависеть от качества используемого научно-методического (математического) аппарата, который должен удовлетворять требованиям достоверности результатов расчетов и оперативности их получения. СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

9 7 Список литературы 1. Горбач, С. А. Научно-методический аппарат оценки эффективности системы материального обеспечения Вооруженных Сил / С. А. Горбач, Д. В. Мацнев, Д. Ю. Богданов // Вестн. Воен. акад. Респ. Беларусь С Горбач, С. А. Анализ и классификация факторов, определяющих эффективность тылового обеспечения войск в современных условиях / С. А. Горбач, Д. В. Мацнев, И. С. Аверин // Наука и воен. безопасность С Алтухов, П. К. Основы теории управления войсками / П. К. Алтухов. - М.: Воениздат, с. 4. Егоров, А. И. Основы теории управления / А. И. Егоров. - М.: ФИЗМАТЛИТ, с. 5. Иванов, Д. А. Основы управления войсками в бою / Д. А. Иванов, В. П. Савельев, П. В. Шеманский. - М.: Воениздат, с. 6. Жуков, Г. П. Военно-экономический анализ и исследование операций / Г. П. Жуков, С. Ф. Викулов. - М.: Воениздат, с. 7. Квалиметрический мониторинг анализа и решения проблем тылового обеспечения в локальных войнах и вооруженных конфликтах: моногр. / Г. Е. Носков [и др.]. - СПб.: ВАТТ, с. *Сведения об авторах: Богданов Денис Юрьевич, Никанчик Николай Александрович, УО «Военная академия Республики Беларусь». Статья поступила в редакцию г. СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

10 ОСНОВЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И СОДЕРЖАНИЯ ВООРУЖЕННОГО КОНФЛИКТА, БОЕВОГО ПРИМЕНЕНИЯ В НИХ ОБЩЕВОЙСКОВЫХ СОЕДИНЕНИЙ И ЧАСТЕЙ 8 УДК В. И. Гринюк, С. А. Фомин, А. В. Феденков* В статье на основе исследования конфликтов установлены различия между конфликтом и войной. Уточнено понятие «вооруженный конфликт». Определены причины и факторы возникновения вооруженных конфликтов. Рассмотрены основы боевого применения общевойсковых соединений и частей в вооруженном конфликте. In this article during the research study of conflicts the differences between a conflict and a war was identified. The concept of «armed conflict» was clarified. The causes andfactors of armed conflicts were identified. The basics of combat employment of combined arms formations and units in armed conflict were considered. В последние десятилетия среди военных исследователей и специалистов идут ожесточенные споры о характере будущих войн и той роли, которую будут играть в них вооруженные силы. На рубеже XX-XXI веков заметное развитие получили идеи информационной, бесконтактной, сетевой и сетецентрической войны. Как свидетельствует анализ взглядов зарубежных военных специалистов, сегодня приоритеты в вооруженной борьбе смещаются в сторону минимального привлечения войск для решения боевых задач. Изречение Сунь-Цзы «Сто раз сразиться и сто раз победить - это не лучшее из лучшего, лучшее из лучшего - покорить чужую армию, не сражаясь» сегодня можно считать основой военной политики США и их партнеров по НАТО (концепция «предотвращения конфликтов и урегулирования кризисов»). Исследованию вопросов современного характера вооруженной борьбы, тенденций его изменения пристальное внимание уделяет и белорусская военная наука. Современный мир полон противоречий, развитие которых объективно приводит к конфликтным процессам в социальных системах различного масштаба (более 30 вооруженных инцидентов ежегодно). Конфликты пронизывают все сферы жизни человеческого общества, изменяя его и тем самым выступая универсальным механизмом его эволюции [1]. Конфликты обладают целым рядом негативных характеристик. Кроме того, особое место занимают вооруженные конфликты. Они уносят миллионы человеческих жизней, приводят к разрушениям и опустошениям, требуют затрат огромных материальных ресурсов, наносят существенный вред природе. Без глубокого освоения исторического опыта, уроков вооруженных конфликтов второй половины XX и начала XXI века трудно должным образом осмыслить сущность тех явлений и процессов в военном деле, которые существуют и происходят в настоящее время. Вооруженный конфликт и его основное содержание Общеизвестно, что научным фундаментом любой современной теории, в том числе и военной, является исторический опыт. Практика жизни подтверждает, что фактически ни один принципиально важный вопрос современной науки вообще и военного искусства в частности не может быть успешно решен без всестороннего учета и творческого использования этого опыта, поскольку он является не только базой движения вперед, но и движущей силой, фактором развития. Однако использование прежней методики при анализе вооруженных конфликтов дает малоэффективные результаты. Необходимо как можно скорее сформировать новую систему подходов к вооруженным конфликтам, к исследованию их характера и содержания. Ход и содержание вооруженных конфликтов всегда находились в прямой зависимости от целей военной конфронтации, уровня подготовленности сил и эффективности средств, от физико-географических условий театра военных действий (ТВД). В зависимости от влияния СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

11 9 этих и ряда других факторов формы и способы боевых действий подразделялись на классические, которые использовались при ведении вооруженной борьбы в условиях сплошных фронтов, и специальные (неклассические), которые применялись при очаговом (партизанском) характере вооруженной борьбы [1]. Каждый вооруженный конфликт характеризуется военно-политическим и военностратегическим содержанием, которые отражают цели и масштабы противостояния, способы ведения боевых действий, привлекаемые силы и средства для выполнения поставленных задач. В последние десятилетия как никогда ранее стала ощущаться органическая связь между политикой и дипломатией, с одной стороны, и военной мощью государства - с другой. Все чаще именно армиям приходилось дополнять усилия политиков в решении не чисто военных задач. При этом военные действия как в вооруженных конфликтах, так и в операциях по поддержанию мира (Босния, Сомали, Руанда, Гаити, Косово, Ирак, Ливия и т. д.) стали сопровождаться четко спланированными психологическими акциями, активной дипломатией и целенаправленной пропагандой. Военно-политическое содержание любого вооруженного конфликта включает в себя следующие типовые компоненты: военно-политические и оперативно-стратегические цели; масштабы конфликта и способы его развязывания; используемые силы и средства; формы и способы вооруженной борьбы; продолжительность и интенсивность военных действий; методы политического урегулирования; итоги и результаты военной конфронтации [2]. Устойчивым фактором в содержании вооруженных конфликтов современности является участие в них иностранных государств, как правило, развитых в экономическом или финансовом отношении. Они оказывают непосредственную помощь в строительстве армий конфликтующих сторон и оснащении их боевой техникой, занимаются подготовкой военных кадров, предоставляют финансовые льготы, поддерживают ту или иную сторону в международных и региональных организациях. Характерной особенностью вооруженных конфликтов является использование территорий, на которых велись (или ведутся) боевые действия, в качестве полигонов для испытания новых образцов оружия и военной техники. Реактивные самолеты, самолеты-снаряды, противотанковые ракеты, вертолеты огневой поддержки, кассетные авиабомбы, тактические и оперативно-тактические ракеты, средства радиоэлектронной борьбы, комплексы ПВО, крылатые ракеты, самолеты-невидимки, аппараты космической разведки - все это впервые нашло реальное боевое применение в условиях вооруженных конфликтов [3]. Таким образом, вооруженные конфликты возникают, ведутся и развиваются как определенная система, характеризующаяся группой взаимосвязанных типичных элементов. Раскрытие их динамики дает важные дополнительные критерии при формировании устойчивой методики оценки содержания «периферийных» войн и конфликтов. В ходе исследования вооруженных конфликтов установлено, что имеется ряд существенных показателей, позволяющих определить различия между вооруженным конфликтом и войной [1]. Во-первых, война обусловливается наличием коренных противоречий - экономических, политических и ведется с решительными целями. Разрешение назревших противоречий соответствует жизненно важным национальным интересам. В вооруженном конфликте, как правило, на первый план выдвигаются незначительные территориальные притязания, национально-этнические, религиозные и другие противоречия, производные от основных. Во-вторых, война ведет к качественному изменению состояния всей страны и вооруженных сил в целом. Государственные институты начинают выполнять специфические функции. Усиливается централизация власти, концентрация всех сил страны, перестраивается экономика и весь быт общества для достижения победы. Производится полная или частичная мобилизация экономики и вооруженных сил. Вооруженный конфликт, в отличие от войны, в основном определяет только состояние вооруженных сил или их части. Боевые действия, как правило, ведутся частью боевого состава войск мирного времени. В-третьих, в войне применяются все формы борьбы: правовая, дипломатическая, экономическая, вооруженная и другие, - а вооруженные конфликты преимущественно ограни- СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

12 10 чиваются столкновениями с применением оружия, хотя не исключается применение других форм, но в меньшем масштабе. В-четвертых, правовую основу войны характеризуют такие признаки, как акт ее объявления (этого требует Гаагская конвенция 1907 г.); разрыв дипломатических отношений между воюющими государствами и аннулирование договоров, которыми регулировались мирные отношения этих государств; вводится военное положение на территории воюющих государств (отдельной страны или части ее территории в случае гражданской войны) и ряд других. Таким образом, вооруженный конфликт не содержит основных признаков, присущих войне как особому состоянию общества, а также необходимых правовых признаков, определяющих его как войну. Следовательно, понятие «вооруженный конфликт» не тождественно понятию «война» и наоборот. И ни одно из них не может служить в качестве общего, как это мы имеем в случае с понятием «военный конфликт», главным признаком которого является только лишь применение военной силы. Из этого следует известное правило: любая война есть вооруженное столкновение, но не любое вооруженное столкновение является войной [1, 2, 4]. Такой подход позволяет уточнить понятие «вооруженный конфликт». Вооруженный конфликт - одна из форм разрешения национально-этнических, религиозных и других некоренных противоречий с применением средств вооруженного насилия, ограниченная целями, задачами, местом (территорией), временем и размахом боевых действий, не переходящих в состояние войны. Для него свойственны пограничные столкновения, вооруженные инциденты и военные акции, которые так же, как и в войне, являются формами разрешения политических, территориальных, религиозных и национальноэтнических противоречий с незначительным по масштабам применением вооруженного насилия как внутри одной страны, так и за ее пределами, в которых достигаются ограниченные политические цели. Вооруженный конфликт характеризуется боевыми действиями между вооруженными силами (их частями) двух или более государств или, по крайней мере, между правительственными войсками и иррегулярными вооруженными формированиями в рамках одной страны и отсутствием официального объявления войны [1, 2, 5, 6, 7]. Вооруженный конфликт, как правило, делится на два этапа: этап предупреждения и этап пресечения (рисунок 1). Р о л ь с и л и с р е д с т в в о о р у ж е н н о й б о р ь б ы Сдерживания 1 Уничтожения и урегулирования О с н о в ы д е й с т в и й i Меры и действия без применения оружия или с Решительные действия с широким ограниченным его применением, направленные применением оружия, направленные на на мирное урегулирование вооруженного конфликтных формирований полный разгром и уничтожение вооружен- противника Рисунок 1 - Основные этапы вооруженного конфликта СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

13 11 В ходе боевой практики конца XX - начала XXI веков была выработана новая форма оперативных действий по локализации вооруженных конфликтов (борьба с диверсионноразведывательными силами (ДРС) противника и незаконными вооруженными формированиями (НВФ)) - специальные действия. Специальные действия - организованное применение в специальных формах сил и средств объединений, соединений и воинских частей Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований для достижения поставленных целей в мирное и военное время в определенном районе. Целью специальных действий является снижение потенциала (информационного, политического, экономического, финансового, научно-технического, морально-психологического и военного) вероятного противника, используемого им на всех этапах противоборства. В зависимости от целей и характера решаемых задач специальные действия делятся на контрдиверсионные (контртеррористические), разведывательно-боевые (разведывательнодиверсионные) и вспомогательные специальные действия. Специальные действия проводятся на стратегическом (оперативно-стратегическом), оперативном (оперативно-тактическом) и тактическом уровнях. Целью специальных действий на тактическом уровне является срыв (снижение эффективности) применения воинских частей и подразделений противника в зоне ответственности объединения (соединения), нейтрализация действий ДРС противника и НВФ. Специальные действия как форма применения разнородных сил и средств может включать: демонстрацию силы; боевые действия объединений, соединений и воинских частей ВС, сил специальных операций, других войск и воинских формирований; прикрытие участков государственной границы; локализацию района конфликта; охрану и оборону коммуникаций и важных государственных объектов; обеспечение режима военного или чрезвычайного положения. Одним из элементов специальных действий (специальной войсковой операции) являются специальные войсковые действия (СпВД). Специальные войсковые действия - комплекс целенаправленных и взаимосвязанных по задачам, месту, времени и способам войсковых мероприятий тактического уровня (охранных, режимных, разведывательных, боевых), осуществляемых специально выделенными воинскими частями и подразделениями Вооруженных Сил, в составе объединенной группировки, во взаимодействии с другими войсками и воинскими формированиями и направленных на уничтожение диверсионно-разведывательных сил противника и незаконных вооруженных формирований [8]. Главная особенность СпВД состоит в том, что они готовятся и проводятся против НВФ, которые, как правило, не вступают в открытые вооруженные столкновения с войсками, а наносят удары исподтишка, используя тактику действий «слабого» против «сильного», изнуряя и изматывая противника. Рассмотрим суть понятия «специальные войсковые действия»: специальные действия - основная доля их содержания отводится не традиционным (не классическим), а именно специальным действиям, основу которых составляют контрпартизанские, антидиверсионные, контртеррористические действия; войсковые действия - при уничтожении (разгроме) ДРС противника и НВФ применяются действия воинских частей и подразделений Сухопутных войск в составе объединенной группировки войск, создаваемой для проведения специальных действий (специальной войсковой операции). Появление подобных действий обусловлено тем, что традиционные виды боя - наступление и оборона - уже не охватывают всего многообразия содержания вооруженного противоборства с ДРС противника и НВФ, поэтому возникла потребность в применении специальных войсковых способов боевых действий. СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

14 12 Условия, причины и факторы возникновения вооруженных конфликтов Отличительной чертой вооруженных конфликтов является разнообразие условий их развязывания, ведения и завершения. Для более объективной оценки необходимо рассматривать не только ограниченные группы условий, схожие для анализируемых войн и вооруженных конфликтов, но и все остальные условия. Анализ и учет всей совокупности условий, влияющих на деятельность войск (сил) дают достоверный материал для определения результатов их участия в вооруженных конфликтах. Таким образом, комплексное их осмысление с применением всего многообразия методов военно-исторического исследования, включающих в себя всеобщий диалектико-философский метод, общенаучные (общелогические) методы, отдельные методы других наук, а также свои специфические методы и приемы, позволяют правильно понять и объективно оценить исследуемое событие как целое, закономерное и взаимосвязанное с другими событиями. Непременными условиями возникновения вооруженных конфликтов являются: наличие «соперника» с противоположными интересами; эволюция военно-политического кризиса до того момента, когда нет уже иного решения, кроме военного; обладание силами и средствами для ведения активных военных действий; наличие мощного информационного, идеологического и пропагандистского обеспечения. Вплоть до начала 90-х годов ХХ века главным источником конфронтации и основной причиной возникновения вооруженных конфликтов считались противоречия между лагерями капитализма и социализма, а также их военными организациями - НАТО и Варшавским Договором. Однако ни распад СССР, ни трансформация мировой системы социализма, ни ликвидация Варшавского Договора не привели к исчезновению вооруженных конфликтов. Сохранились и большинство причин их возникновения. Более того, события конца XX и начала XXI веков внесли множество корректив в военную политологию и конфликтологию. Главным образом они касаются специфики протекания вооруженных конфликтов в системе новых международных отношений, когда объективные факторы возникновения той или иной кризисной ситуации (этническая и религиозная рознь, сепаратистские и автономистские движения и т. д.) стали превалировать над идеологическими факторами противоборства двух мировых систем [2]. В основе возникновения вооруженных конфликтов лежат как долговременные (глубинные) причины, так и непосредственные (ситуационные). Их анализ позволяет понять механизм зарождения вооруженной конфронтации и ее развитие, особенно на начальной стадии. В основе возникновения вооруженных конфликтов, развязанных после Второй мировой войны, лежит ряд долговременных причин [2]: 1) соперничество (геополитическое, геостратегическое, геоэкономическое и др.) государств на международной арене. Некоторые вооруженные конфликты были вызваны претензиями отдельных государств на роль региональных «центров силы»; 2) военно-политический кризис. Многие военно-политические кризисы и вооруженные конфликты возникли из-за попыток великих держав удержать в сфере своего влияния государства, с которыми до возникновения кризисных отношений поддерживались колониальные, союзнические или иные межгосударственные связи (Лаос, Конго, ГДР, Венгрия, Чехословакия и др.). К особому виду военно-политических кризисов данного ряда следует отнести вооруженные конфликты между государственно оформившимися частями одной и той же разделенной по политико-идеологическим, религиозным и социально-экономическим признакам нации. Эти войны отличает острый и бескомпромиссный характер ведения боевых действий (Корейская война, конфликт между Севером и Югом Вьетнама, между Севером и Югом Йемена); 3) стремление национально-этнических общностей к самоопределению. Подобное стремление нередко принимало различные формы борьбы - от антиколониальной до сепаратистской. Однако не во всех случаях фактор национально-освободительной борьбы (или националистических движений) является самодостаточным для возникновения военно- СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

15 13 политических кризисов. В относительно высокоразвитых странах с устойчивыми традициями демократического правления межнациональная борьба обычно принимала форму умеренных по размаху этнолингвистических и этнокультурных движений, не приводя к серьезным внутренним потрясениям и тем более к военно-политическому вмешательству со стороны других государств (Канада, Ирландия, Испания). Мощный рост национально-освободительного движения в колониях стал возможным после резкого ослабления колониальных держав в ходе и после окончания Второй мировой войны. В свою очередь, системный кризис, вызванный распадом мировой системы социализма и ослаблением СССР (а позднее России), привел к возникновению многочисленных националистических (этноконфессиональных) движений на постсоциалистическом и постсоветском пространстве. Рассматривая сущность националистических движений, следует отметить, прежде всего, их массовость и остроту, которые, как правило, являются следствием внутриполитических условий в государстве-источнике. К данным условиям следует отнести: невозможность или затруднительность ассимиляции национальных меньшинств из-за глубинных культурных, этнополитических и этноконфессиональных различий проживающих в данном государстве народов; активность политической элиты национальных движений, отстаивающей свои требования в национальном вопросе давлением на правительство, вплоть до угрозы применения силы; отказ или нежелание центрального руководства идти на переговоры с лидерами национальных меньшинств. Специфическим продолжением этнических кризисов стали конфликты антирасистской направленности, а также конфликты, вызванные борьбой наций за обретение своей исторической родины или компактной территории для построения собственного государства; 4) ирредентистские движения. Хотя ирредентистские движения были относительно малочисленными среди националистических движений, тем не менее их лозунги всегда таили в себе мощный взрывной потенциал. В конце XX века ирредентизм наглядно проявляется в ряде государств Центральной Африки, в бывшей Югославии, в отдельных регионах постсоветского пространства; 5) сепаратистские (реже автономистские) движения. При столкновении интересов Центра и национальных меньшинств из-за распределения тех или иных материальных и духовных ценностей возникают сепаратистские (реже автономистские) движения. Причиной кризиса в данном случае являются не только территории и природные богатства, но и виды деятельности, источники доходов, власть, престиж и социальный авторитет. Обострение такой ситуации может привести к внутригосударственному вооруженному конфликту - к конфронтации интересов государства и отдельных этнических групп. Успех сепаратистского (автономистского) движения зависит от политической зрелости его лидеров, социальной поддержки масс, реакции правящих кругов, от степени боеспособности вооруженных формирований, оперативно-стратегической значимости конкретного национального района, а также от международной обстановки в целом. Особый тип вооруженных конфликтов составляют конфликты, вызванные межгосударственными территориальными спорами. Они возникают, как правило, в тех случаях, когда спорные территории имеют военно-стратегическое или особое экономическое значение для обоих «претендентов». Нередко к конфликтным ситуациям приводят попытки пересмотра пограничных межгосударственных договоров, а также отказ государств (как правило, молодых) признать прежние административные границы, которые были определены для них в рамках колониальных империй или некогда единых многонациональных федераций (Иран, Ирак, Индия, бывшие Югославия и СССР, Перу, Эквадор и т. д.). В данном контексте нельзя не отметить один важный аспект, который стал своеобразной «новинкой» в теории конфликтологии последнего времени. Имеется в виду коалиционное сокращение вооруженных сил по периметру границ соседних государств. (Примером служит СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

16 14 подписанное в мае 1997 года соглашение между Россией, Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном и Китаем «о взаимном сокращении вооруженных сил в районе границы») [2]. Непосредственные причины возникновения вооруженных конфликтов в широком плане могут быть определены как специфические события, изменения и действия, которые носят провоцирующий характер и воспринимаются другими государствами как угроза их жизненно важным интересам. Они могут быть классифицированы по отдельным видам. Важнейшие из них - политические (вербальные) акты, которые, как правило, включают в себя протесты, угрозы, обвинения, ультимативные требования и т. д. Ситуативной причиной конфликтов могут стать также вызывающие внешнеполитические действия, часто включающие элементы подрывной деятельности, коалиционные мероприятия государств против оппонента, дипломатические санкции, денонсации или нарушения договоров. (К примеру, Суэцкий кризис 1956 года разразился сразу же после решения Египта о национализации Суэцкого канала. Подобные действия Каира были восприняты в Лондоне и Париже как непосредственная угроза западным интересам в ближневосточном регионе. Последовали бомбардировки египетской территории, а затем и высадка англо-французского десанта). После Второй мировой войны конфликты зачастую инициировались внутриполитическим вызовом правящему режиму. Это могли быть обвинения руководства страны в средствах массовой информации, попытки государственного переворота, массовые акты саботажа, терроризм, покушения на государственных деятелей, демонстрации, забастовки, сопротивление введению чрезвычайного (или военного) положения, нарушение конституционного строя, усиление повстанческих движений и т. д. (Внутригосударственные вооруженные столкновения в Иордании в 1958 году стали следствием попытки государственного переворота, направленного на свержение короля Хусейна. В поддержке мятежников были обвинены Сирия, Египет и косвенно - СССР. По причине некоторых из вышеперечисленных вызовов разразились конфликты в Венгрии, ЧССР, Индонезии и ряде других государств). Межгосударственный военно-политический кризис, затем перерастающий в вооруженный конфликт, может быть вызван внешним ситуационным изменением, которое предполагает появление у оппонента специфического оружия или новейших систем, изменение в балансе сил на глобальном и региональном уровнях и т. п. (Карибский кризис и Октябрьская война 1973 года на Ближнем Востоке). Наиболее распространенной непосредственной причиной вооруженных конфликтов являются также насильственные военные действия - пограничные столкновения, нарушения границ ограниченными силами, вторжения в воздушное пространство, морские инциденты, бомбардировки объектов на территории другого государства... Таким образом, военный конфликт может быть вызван и ненасильственными военными действиями, к которым относятся: демонстрация военной силы, проведение военных учений и маневров, мобилизация вооруженных сил, изменение в дислокации армейских частей и подразделений, угрожающее передвижение войск и т. д. (вооруженный конфликт между США и Китаем в рамках Корейской войны, который был вызван пересечением объединенными войсками ООН 38-й параллели и их приближением к китайской границе). В общем же динамика влияния непосредственных причин на возникновение вооруженных конфликтов развивалась по определенной схеме. Конфликт не возникал, если в начальный стадии одна из сторон доводила до другой свои «пожелания и просьбы», и оппонент сразу же уступал. В случае столкновения интересов и сопротивления оппонента кризис перерастал в фазу конфронтации. Таким образом, к основным условиям развязывания современных вооруженных конфликтов можно отнести: 1) постепенное нарастание напряженности в отношениях между государствами или коалициями государств, обострение военно-политической и военно-стратегической обстановки в определенном регионе мира. Нежелание (или неумение) федеральных (местных) властей вести эффективную превентивную войну с антигосударственным терроризмом; СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

17 15 2) стремительное ухудшение отношений между государствами или коалициями государств, резкое обострение военно-политической и стратегической обстановки в отдельном (конкретном) регионе мира; 3) постепенное втягивание государства в военные конфликты, уже развязанные и развивающиеся в соседних с ним странах. Наиболее характерными (типичными) способами развязывания современных вооруженных конфликтов являются: а) прямое открытое нападение одной или нескольких стран на суверенное государство (Суэцкий кризис 1956 г., нападение Израиля на Египет, Сирию и Иорданию в 1967 г., нападение арабской коалиции на Израиль в 1973 г., нападение Ирака на Кувейт в 1990 г.); б) использование для ввода войск марионеточных режимов (Вьетнамская война); в) нападение на суверенную страну вооруженных формирований, подготовленных на территории сопредельных стран (война в Анголе, конфликт в Никарагуа); г) развязывание боевых действий локальными группировками с последующим усилением их за счет метрополий (войны в Алжире и Мозамбике); д) интенсивные антиконституционные действия отдельных сепаратистских, террористических, бандитских и иных экстремистских организаций и движений внутри государства, федерации (Россия, Югославия, Афганистан). Основными причинами возникновения вооруженных конфликтов являются политические, экономические, национальные, территориальные, религиозные и иные противоречия между различными национальными группами. Данные противоречия проявляются в следующих факторах: в противоправной деятельности националистических и других организаций; создании иррегулярных вооруженных формирований; территориальных спорах, порожденных в свое время формально-бюрократическим произвольным определением границ республик и автономных образований; многообразии религиозных и национальных традиций и подмене ими действующих законов; несовпадении национальных и государственных интересов в первую очередь в экономике; росте организованной преступности, контрабандной деятельности, незаконном обороте наркотиков в масштабах, угрожающих безопасности граждан и общества; нападениях на арсеналы, склады оружия, предприятия, производящие вооружение, военную, специальную технику и имущество, организации, учреждения и структуры, имеющие штатное оружие, в целях его захвата; незаконном распространении на территории государства оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и других средств, осуществлении диверсий и террористических актов. Основы боевого применения общевойсковых соединений и частей в вооруженном конфликте Боевая практика показывает, что общевойсковые соединения и части совместно с другими частями и подразделениями родов войск и специальных войск, а также с частями и подразделениями силовых структур государства привлекаются для решения задач по предупреждению и пресечению вооруженного конфликта в пределах территории и в непосредственной близости от границ государства при угрозе его безопасности, территориальной целостности и жизненно важным интересам в соответствии с официально принятыми в государстве законами и правовыми актами. Опыт применения общевойсковых соединений и частей в вооруженных конфликтах показывает также, что результат выполнения каждой конкретной задачи определяется множеством факторов как объективного, так и субъективного порядка. На успех решения задачи самым решительным образом влияют сами войска (соединения, воинские части), ее выполняющие, их моральный дух, боевая выучка, вооружение; организаторский талант и искусство СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

18 16 командиров и начальников; тактика действий ДРС противника и НВФ, степень их подготовленности и оснащения; оперативная обстановка в районе вооруженного конфликта и т. д. Однако, как бы ни были многообразны факторы, определяющие успех действий в каждом отдельном случае, существуют некоторые общие принципы тактики общевойсковых соединений и частей, следование которым является важным условием обеспечения эффективности их применения. Основными принципами применения общевойсковых соединений и частей при предупреждении и пресечении вооруженного конфликта являются: поддержание в постоянной боевой готовности общевойсковых соединений и частей, предназначенных для предупреждения и пресечения вооруженного конфликта; соответствие боевых задач соединений, воинских частей их боевым возможностям; высокая активность, решительность и непрерывность ведения боя; внезапность действий и применение военной хитрости (обман противника); согласованное совместное применение родов войск и специальных войск, других войск и воинских формирований при предупреждении и пресечении вооруженного конфликта и поддержание непрерывного взаимодействия между ними; решительное сосредоточение основных усилий общевойсковых соединений и частей на выполнение главной задачи; маневр подразделениями и воинскими частями, ударами и огнем; всесторонний учет и полное использование морально-политического фактора в интересах выполнения поставленной задачи; всестороннее обеспечение боя; поддержание и своевременное восстановление боеспособности общевойсковых соединений и частей; твердое и непрерывное управление войсками; непреклонность в достижении намеченных целей, выполнении принятых решений и поставленных задач [1, 8]. Рассмотренные принципы и раскрытие их содержания позволяют скорректировать сущность основ применения общевойсковых соединений и частей при предупреждении и пресечении вооруженного конфликта. Применение общевойсковых соединений и частей при предупреждении и пресечении вооруженного конфликта - это система взаимосвязанных мероприятий организационного характера, направленная на своевременное вскрытие взрывоопасной ситуации в районе назревающего вооруженного конфликта и на его оперативное предупреждение и пресечение, а также согласованных по цели, пространству и времени практических действий общевойсковых соединений и частей ВС во взаимодействии с частями и подразделениями органов пограничной службы, ВВ МВД, органов государственной безопасности в целях недопущения разрастания масштабов вооруженного конфликта и скорейшего урегулирования его мирным путем [9]. Данное определение требует постановки целей и задач применения общевойсковых соединений и частей в условиях предупреждения и пресечения вооруженного конфликта. Главными целями применения общевойсковых соединений и частей в вооруженном конфликте должны быть: в ходе предупреждения вооруженного конфликта: своевременная локализация района вооруженного конфликта и прекращение противоправных действий на возможно более ранней стадии в интересах создания предпосылок для урегулирования спорных вопросов мирными средствами; обеспечение общественной безопасности и стабильности [1]; в ходе пресечения вооруженного конфликта: разгром и ликвидация ДРС противника и НВФ; восстановление законности и правопорядка, обеспечение общественной безопасности и стабильности, оказание помощи мирному населению и создание условий для урегулирования вооруженного конфликта с применением военной силы [1]. Для достижения вышеперечисленных целей общевойсковым соединениям и частям в ходе предупреждения и пресечения вооруженного конфликта необходимо будет решать определенные специфические задачи. СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

19 17 Анализ вооруженных конфликтов показал, что на этапе предупреждения конфликта общевойсковые соединения и части могут привлекаться для решения следующих задач: ведение разведки; участие в локализации района конфликта; усиление охраны и обороны важных государственных и военных объектов; участие в демонстрации военной силы; участие в обеспечении общественной безопасности и правового режима чрезвычайного положения; оказание содействия по усилению государственной (административной) границы; оказание помощи органам МВД и частям (подразделениям) ВВ в борьбе с преступниками и отдельными группировками, представляющими собой угрозу для нарушения общественного порядка в районе вооруженного конфликта. На этапе пресечения вооруженного конфликта основными задачами могут быть: разгром и ликвидация вооруженных формирований противника, террористических групп и организаций, их баз, центров подготовки, складов и коммуникаций; пресечение вооруженных столкновений в районе вооруженного конфликта; участие в проведении мероприятий по разоружению (изъятию оружия) населения в районе конфликта; усиление охраны общественного порядка и безопасности в районах, прилегающих к району конфликта. При этом основными способами выполнения задач в ходе ведения специальных войсковых действий на тактическом уровне будут: наблюдение; подслушивание; поиск, прочесывание; захват и допрос пленных; захват и изучение документов, образцов ВВСТ; блокирование; выставление заслонов, КПП, огневых точек; засада; налет, атака, штурм; огневое поражение, обстрел; реализация разведывательных данных; диверсия; преследование; охрана важных государственных и военных объектов; сопровождение колонн; оказание помощи подразделениям МВД в борьбе с мелкими группами НВФ, в изъятии оружия у местного населения и др. Общевойсковым соединениям и частям выполнять вышеперечисленные задачи необходимо будет в тесном взаимодействии с частями и подразделениями ВВ МВД, органов пограничной службы и государственной безопасности. Следовательно, содержание задач, выполняемых общевойсковыми соединениями и частями, будет зависеть от масштабов привлечения других войск и воинских формирований и в каждом конкретном случае, детализироваться на основании правовых рамок, определяемых законодательными актами. Таким образом, применение соединений и воинских частей Вооруженных Сил убедительно подтверждает их решающую роль в защите государства от противоправных вооруженных выступлений десантно-диверсионных сил противника и незаконных вооруженных формирований, как источников дестабилизации внутриполитической обстановки внутри государства и как сил, способных втянуть государство в вооруженный конфликт. Рассмотренные основы боевого применения общевойсковых соединений и частей в вооруженном конфликте нуждаются в дальнейшем совершенствовании. В том числе нуждаются в пересмотре имеющиеся способы применения общевойсковых соединений и частей в целях разработки новых эффективных способов применения общевойсковых соединений и частей во взаимодействии с подразделениями и частями ВВ МВД, органов пограничной службы, государственной безопасности с учетом тенденций их развития на ближайшую и дальнейшую перспективу. Список литературы 1. Корабельников, А. А. Действия общевойсковых соединений и частей в вооруженных конфликтах: военно-теоретический труд / А. А. Корабельников, С. А. Батюшкин. - М.: Изд. акад., Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века / под ред. В. А. Золотарева. - М.: Кучково поле, Полиграфресурсы, Вооруженные конфликты: предотвращение и урегулирование в политике СССР ( ). - М.: Воениздат, Локальные войны на современном этапе // Воен. мысль СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

20 18 5. Краткий словарь специальных терминов для руководящего состава ВС РФ. - М.: ЦВСИ ГШ, Department of Peace and Conflict Research. SIPRI Yearbook of World Armament and Disarmament Stockholm, Connaughton R. M. Swords and Ploughshares. Coalition Operations the Nature of Future Conflict and the UN,L., Боевой Устав Сухопутных войск: в 3 частях (батальон, рота). Бобруйск: СВ, Ч II. 9. Батюшкин, С. А. Основы боевого применения общевойсковых формирований в вооруженных конфликтах: учеб. материал / С. А. Батюшкин. - М.: Изд. акад., Воробьев, И. Н. Специальные войсковые действия в вооруженном конфликте / И. Н. Воробьев, В. А. Киселев // Воен. мысль *Сведения об авторах: Гринюк Владимир Иванович, Фомин Сергей Анатольевич, Феденков Артем Владимирович, УО «Военная академия Республики Беларусь». Статья поступила в редакцию г. СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

21 19 РОЛЬ СНАЙПЕРА НА ВОЙНЕ УДК В. Н. Киреев, В. И. Шатько* Сегодня практически нет таких вооруженных сил, где не было бы снайперов. При этом роль снайперов в современных вооруженных конфликтах постоянно возрастает. Статья посвящена истории возникновения и становления в вооруженных силах воинской специальности «снайпер», принципом применения которой было и остается правило: один выстрел - одно попадание. Today, there is no army in the world that has no snipers. Moreover, the role of snipers in contemporary warfare is ever increasing. The article deals with the emergence and evolution in the armed forces of the «sniper» specialty which was and still is based on the «one shot, one hit» principle. Военный энциклопедический словарь трактует, что снайпер (от английского слова sniper - стреляющий из-за укрытия) - это специально обученный стрелок, в совершенстве владеющий искусством меткой стрельбы, маскировки и наблюдения. Вооружается винтовкой с оптическим прицелом. Поражает цели, как правило, с первого выстрела. Слово «снайпер» появилось в английской армии в годы Первой мировой войны [1]. Появление снайперов обусловливалось практикой, которая показывала, что один тщательно подготовленный стрелок способен в ходе боевых действий поразить не только несколько десятков, но даже и несколько сотен солдат противника, оставаясь при этом невредимым. От войны к войне значение стрелка, способного одним выстрелом поразить солдата или офицера противника, возрастало. Особую роль в подъеме значения снайперов сыграла советско-финляндская война гг. Эта странная война, рассчитанная на 1-2 недели, продолжалась 3,5 месяца, хотя и велась в условиях подавляющего превосходства Красной Армии над финской. Многие советские солдаты и офицеры совсем не были готовы к тому, что им придется столкнуться с малыми, очень подвижными отрядами лыжников, многочисленными минами-ловушками и знаменитыми снайперами-«кукушками». Наибольшую опасность представляли одиночные финские автоматчики и снайперы, засевшие на деревьях в белых маскировочных халатах и совершенно сливавшиеся со стволом и ветками, запорошенными снегом. Советские бойцы прозвали их «кукушками», видимо, за одиночество и «древесный» образ жизни. «Кукушки» имели задачу выводить из строя командный состав. Наши командиры и политработники очень скоро перестали носить далеко видные знаки различия, но «кукушки» все же ухитрялись узнавать начальников по кобуре пистолета, портупее, командирским полушубкам и стреляли без промаха. Ни на минуту нельзя было снять маскхалат, чтобы не выделиться из среды бойцов» [2]. Тактика партизанской войны и мелких диверсий, проводимая малочисленной финской армией, принесла свои плоды: потери советских войск были огромными (более 330 тыс. человек, из них около 85 тыс. убитыми и умершими от ран и болезней). При этом есть немалое основание полагать, что значительная часть солдат и офицеров была уничтожена именно снайперами. Это же подтверждает и «советский диверсант 1» - И. Г. Старинов: «Опустошение территории при отходе командование финской армии дополняло действиями партизанских снайперов и различного рода минами. Все это составляло значительные трудности для Красной Армии» [3]. Самым известным финским снайпером был капрал Симо Хейя, который за 105 дней советско-финской войны уничтожил более 500 красноармейцев [4]. Характерно, что, по сути, финны применили против Красной Армии ту самую тактику «малой войны», которая в 1920-е годы была разработана советскими военачальниками - М. Фрунзе, М. Уборевичем, А. Егоровым, В. Примаковым. Так, М. Фрунзе еще в 1921 году писал в статье «Единая военная доктрина и Красная Армия», что «если подготовка к «малой СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

22 20 войне» будет проводиться систематически и планомерно, то и этим путем можно создать для противника такую обстановку, в которой при всех своих технических преимуществах он окажется бессильным перед сравнительно плохо вооруженным, но полным инициативы, смелым и решительным противником» [5]. Умелые действия финских войск заставили пересмотреть программы боевой подготовки советских войск, в результате чего Красная Армия оказалась готовой к широкому использованию снайперов в составе подразделений. Финскими снайперами были отработаны основные тактические приемы, которые позднее советские воины с успехом применили против германских войск. Например, работа снайпера в контакте с пулеметчиком и подрывниками. Советские снайперы также придумали зимнее укрытие под названием «финский сугроб», использование ложных позиций для отвлечения противника, минирование покидаемой «лежки» и многое другое. Подготовка снайперов в СССР до Великой Отечественной войны проводилась в соединениях и воинских частях сухопутных войск, морской пехоте, войсках НКВД, организациях Осоавиахима и Всеобуча. К июню 1941 года в Вооруженных Силах было достаточное количество подготовленных стрелков. В начальный период Великой Отечественной войны в частях Ленинградского фронта зародилось снайперское движение после объявления Военным советом фронта соревнования по большему истреблению гитлеровских солдат и офицеров и вскоре распространилось на все Вооруженные Силы и войска НКВД. Советскими снайперами применялись: снайперская винтовка образца 1891/1930 года, автоматическая снайперская винтовка системы Симонова образца 1936 года (АВС-36, самозарядная винтовка Токарева (СВТ-40), глушитель типа «БраМит» (прибор братьев Митиных) [6]. На протяжении войны роль и значение снайперов в поражении живой силы противника постоянно возрастало. Не случайно в отчетах о боевых действиях часто упоминались в одном ряду с потерями от артиллерии и авиации потери от огня стрелкового оружия снайперов противника. Для стимулирования снайперского движения вводились неофициальные звания типа «знатный снайпер», выдавались именные винтовки. 21 мая 1942 года вместе со знаком «Гвардия» был утвержден нагрудный знак «Снайпер». Этого знака удостаивался тот, кто уничтожил не менее десяти фашистов. А за пятьдесят уничтоженных фашистов снайпер представлялся к ордену Славы III степени. Впервые задачи снайпера определяются в боевом уставе пехоты 1942 года. Так, первоочередная задача снайпера заключалась в уничтожении снайперов, офицеров, наблюдателей, орудийных и пулеметных расчетов, экипажей остановившихся танков, низколетящих самолетов противника и вообще всех важных появляющихся на короткое время и быстро исчезающих целей. Предполагалась caмостоятельность снайперов в выборе позиции, целей и ведении огня. Указывались задачи снайперов и в ходе боя в особых условиях - в лесу, в населенном пункте[7]. В целях распространения боевого опыта в годы войны проводились встречи, совещания, слеты снайперов. Опытные бойцы делились секретами своего мастерства на страницах дивизионных и армейских газет. Так, например, в 8-й армии выпустили специальные открытки, посвященные лучшим снайперам. Здесь же была создана песня о снайпере Миронове, которая пользовалась популярностью во многих частях армии [7]. Благодаря усилиям командования снайперское движение в войсках росло и крепло. К концу 1942 года огнем снайперов было уничтожено до 40 тысяч вражеских солдат и офицеров. Только в боях за Сталинград снайперы 62-й армии истребили более 6 тысяч гитлеровцев. Особо выделялись в снайперском движении войска НКВД. Так, например, за годы войны в 23-й дивизии НКВД было подготовлено снайпера. Снайперские команды соединения только за два года (с июня 1941 года по июль 1943 года) уничтожили фашистов. Снайперская команда 31-й дивизии НКВД, части которой несли службу по охране железных дорог в центре России, дважды выезжала на стажировку на фронт. За время боевой практики в 1942 году ротой снайперов только за один месяц было уничтожено немецких солдат и офицеров. В 1943 году, во время второго выезда на фронт, команда снайперов СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

23 21 этой дивизии за два месяца истребила оккупанта, потеряв при этом 7 человек убитыми и 11 ранеными. Снайперы 228-го полка 35-й дивизии войск НКВД на участке 91-й стрелковой дивизии летом 1942 года в составе 45 человек под командованием старшего лейтенанта И. Путилина за 12 дней истребили 503 солдата и офицера противника [7]. Кроме нанесения потерь фашистам на передовой, снайперы очень эффективно уничтожали немецкие диверсионно-разведывательные группы в тылу наших войск. При анализе тяжелых потерь, понесенных немецкими разведывательными группами, В. Шелленберг отметил «трудность противодействия специальным силам НКВД, чьи части почти на 100 % укомплектованы снайперами» [8]. В начале 1943 года, с 18 января по 14 февраля, был проведен слет снайперов войск НКВД. На нем были подведены итоги боевой работы снайперов за 1942 год, обобщен опыт, намечены пути дальнейшего развертывания снайперского движения в частях войск. На слет прибыл 291 участник. После проведенной конференции и 4-дневных инструкторскометодических занятий с 29 января по 9 февраля участники слета в составе сводного батальона проходили боевую стажировку в боевых порядках 49-й армии, в результате которой ими было ликвидировано фашистских солдат и офицеров. За уничтожение фашистских оккупантов 28 наиболее отличившихся снайперов были награждены медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги». В мае 1943 года заместитель наркома внутренних дел СССР отмечал, что за год в войсках НКВД подготовлено снайпера, из которых прошли боевую стажировку в частях действующей армии на передовых позициях. По учету снайперов, подтвержденному командованием частей и соединений, из строя выведено убитыми и ранеными фашистских солдат и офицеров [7]. Не отставала от НКВД и Красная Армия. Так, летом 1943 года при подготовке обороны Курского выступа в каждом стрелковом полку готовились специальные снайперские команды по человек. Порой снайперам приходилось решать несвойственные им задачи: вести огонь по самолетам, собакам с подрывными зарядами-вьюками и другим нетипичным целям. Об эффективности применения снайперов говорят факты. Так, десять лучших снайперов Красной Армии уничтожили свыше солдат и офицеров противника. Их результаты приведены в таблице. Таблица - Результаты боевой деятельности лучших снайперов Красной Армии в годы Великой Отечественной войны Фамилия, имя Воинское звание, часть Число поражений Ильин Николай Гв. старшина, снайпер 50-го гв. стр. полка (15-я гв. стр. дивизия) 494 Сидоренко Иван Капитан, помощник нач. штаба 1122-го стр. полка (334-я стр. дивизия) Около 500 Буденков Михаил Гв. ст. сержант, снайпер 59-го гв. стр. полка (21-я стр. дивизия) 437 Охлопков Федор Сержант, снайпер 234-го стр. полка (179-я стр. дивизия) 429 Дьяченко Федор Ст. сержант, снайпер 187-го стр. полка (72-я стр. дивизия) 425 Петренко Степан Гв. ст. сержант, снайпер 59-го гв. стр. полка (21-я гв. стр. дивизия) 422 Галушкин Николай Лейтенант, командир взвода 49-го стр. полка 418 Гордиенко Гв. сержант, снайпер 50-го гв. стр. полка (15-я гв. стр. Афанасий дивизия) 417 Харченко Федор Ст. сержант, комсорг батальона 13-го стр. полка (2-я стр. дивизия) 387 Гончаров Петр Гв. ст. сержант, снайпер 44-го гв. стр. полка (154-я гв. стр. дивизия) 380 Примечание. Всем перечисленным в таблице снайперам было присвоено звание Героя Советского Союза [9]. СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

24 22 Наибольшее количество фашистов за один бой уничтожил снайпер 82-го полка 23-й стрелковой дивизии сержант Николай Красношапкин 26 августа 1942 года. При отражении атаки он уничтожил 39 немцев, из них 11 - из снайперской винтовки, а остальных - гранатами, но при этом сам погиб от разрыва снаряда. Отдельно следует сказать о снайперах-женщинах. Уже в первые месяцы Великой Отечественной войны всему миру стали известны имена девушек-снайперов Людмилы Павличенко, Натальи Ковшовой, Марии Поливановой. Людмила Павличенко, снайпер 54-го стрелкового полка 25-й дивизии Приморской армии, в боях за Одессу и Севастополь уничтожила 309 гитлеровских солдат и офицеров (это наивысший результат среди снайперов-женщин). Наталья и Мария, на счету которых свыше 300 гитлеровцев, прославили свои имена беспримерным мужеством 14 августа 1942 года. В тот день неподалеку от деревни Сутоки (Новгородская область) Ковшова и Поливанова, отбивая натиск гитлеровцев, были окружены. Последней гранатой они подорвали себя и окруживших их немецких пехотинцев. Одной из них тогда было 22 года, другой 20 лет. Как и Людмила Павличенко, они были удостоены звания Героя Советского Союза. Следуя их примеру, многие девушки решили овладеть снайперским мастерством, чтобы участвовать в боях с оружием в руках. Вначале они обучались сверхметкой стрельбе непосредственно в воинских частях и соединениях. А в мае 1943 года была создана Центральная женская школа снайперской подготовки, из стен которой вышли свыше девушек-снайперов. За время боев воспитанницы этой школы истребили более фашистских солдат и офицеров. Безусловно, нельзя не сказать и о том, каким образом фиксировались результаты советских снайперов. Здесь следует обратиться к материалам совещания, состоявшегося летом 1943 года у заместителя председателя Совета Народных Комиссаров К. Е. Ворошилова. По воспоминаниям снайпера Владимира Пчелинцева, присутствовавшие на совещании предложили ввести единый, строгий порядок учета результатов боевой работы, единую для всех «Личную книжку снайпера», а в стрелковом полку и роте - «Журналы учета боевой деятельности снайперов». Основанием для учета количества уничтоженных фашистских солдат и офицеров должен служить доклад самого снайпера, подтвержденный очевидцами (ротными и взводными наблюдателями, артиллерийскими и минометными корректировщиками, разведчиками, офицерами всех степеней, командирами подразделений и т. д.). При подсчете уничтоженных гитлеровцев каждого офицера приравнивать к трем солдатам. Как отмечают фронтовики, на практике в основном учет так и велся. Не соблюдался, пожалуй, последний пункт. О роли советских снайперов в годы войны красноречиво говорят немецкие письма. Вот что писали солдаты вермахта своим родным: «Русский снайпер - это что-то ужасное. От него не скроешься нигде. В траншеях нельзя поднять голову. Малейшая неосторожность - и сразу получишь пулю между глаз». «Снайперы часами лежат на одном месте в засаде и берут на мушку всякого, кто покажется. Только в темноте можно чувствовать себя в безопасности». «В наших окопах висят транспаранты: «Осторожно! Стреляет русский снайпер» [10]. Еще снайперы использовались в наших разведывательно-диверсионных группах, которые отправлялись за линию фронта. В типовой состав каждой группы входили командир, радист, подрывник, помощник подрывника, снайпер и два автоматчика. Только летом 1942 года на советско-германском фронте действовало 387 таких групп. О том, какое значение придавалось снайперам в борьбе с противником, говорит тот факт, что 28 июля 1943 года Верховный Главнокомандующий Сталин принял в Кремле лучших снайперов Красной Армии и войск НКВД. Это событие способствовало дальнейшему подъему снайперского движения по уничтожению немецко-фашистских захватчиков. Снайперское движение активно развивалось и в армии противника. Среди немецких снайперов тоже были асы. Так, весной 1942 года, когда шли ожесточенные бои за Севастополь, Людмила Павличенко вступила в поединок с немецким снайпером и выиграла его. СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

25 23 Когда она вынула снайперскую книжку гитлеровца, прочла: «Дюнкерк». Рядом стояла цифра. Еще и еще французские названия и цифры. Более четырехсот французов и англичан приняли смерть от его руки. Он открыл свой счет в Европе в 1940 году, сюда, в Севастополь, его перебросили в начале сорок второго, и цифра «сто» была прочерчена тушью, а рядом общий итог - «пятьсот» [10]. Немецкие снайперы использовали 7,92-мм снайперский карабин системы Маузера К98 и 7,92-мм снайперскую винтовку системы Вальтера G-43 (W), которые по своим характеристикам не уступали советским образцам [11]. В годы Великой Отечественной тактика снайперов была весьма разнообразной. Они действовали как в составе подразделений, так и отдельными группами, парами и поодиночке. Причем им всегда предоставлялись самостоятельность и возможность реализовывать свою инициативу. Очень эффективной была работа снайперов на позиции в паре. Один из них, именовавшийся снайпером-наблюдателем, обычно с помощью оптических приборов осматривал местность, обнаруживал и указывал цели, определял результаты стрельбы и давал поправки: по дальности - в метрах, боковые - в тысячных или в фигурах. Другой (снайперистребитель) вел огонь. Парами они могли вести круглосуточное наблюдение, под прикрытием друг друга принимать пищу или оборудовать позицию. Количество пар, участвующих в боевых действиях, зависело от наличия снайперов, ожидаемого сопротивления противника и продолжительности операции. Чаще снайперы использовались в определенной очередности на ключевых позициях, а не все сразу. Снайперы, как правило, использовались в районах с хорошей видимостью. Для выполнения боевой задачи снайпер располагался на отдельной, тщательно замаскированной позиции. При появлении цели стрелок быстро оценивал ее значение (т. е. определял, стоит ли стрелять по этому объекту вообще), выжидал момент и стремился поразить цель первым выстрелом. Для того чтобы произвести наибольший психологический эффект, вначале поражались цели, находящиеся как можно дальше от линии фронта: меткий выстрел ниоткуда, сразивший человека, чувствовавшего себя в полной безопасности, повергал других солдат противника в состояние шока. Наиболее эффективными были действия снайперов в обороне. В этих условиях обычно применялись три основные формы боевой работы: снайпер (снайперская группа) располагался среди своих позиций и не позволял противнику свободно перемещаться, вести наблюдение и разведку; снайпер (снайперская группа) вел свободную охоту вдали от своих позиций; основная задача - уничтожение командного состава, создание нервозности и паники в ближайшем тылу противника (так называемый «снайперский террор»); групповая охота, т. е. действия группы снайперов в четыре-шесть человек с задачами вывода из строя ключевых объектов при отражении атак противника, обеспечение скрытности при перемещениях своих войск, имитация повышения боевой активности на данном участке фронта. И лишь в отдельных случаях снайперы применялись централизованно в масштабе роты или батальона. После освобождения территории СССР снайперы НКВД активно использовались в контрпартизанских действиях против банд на Украине, в Прибалтике и на Кавказе, где исход боя часто предопределялся не мощью тяжелого оружия, а огнем снайперов. По окончании Второй мировой войны снайперы широко использовались в локальных войнах и вооруженных конфликтах. Но это произошло не сразу. Так, боевые действия американской армии в Корее показали, что имеются недостатки в применении снайперов. Американские подразделения редко полагались на них, несмотря на то, что в некоторых случаях использовались контрснайперская стрельба и огонь на подавление. Рекомендации, появившиеся в результате корейской войны, указывали на необходимость создания централизованных снайперских школ, использования квалифицированного СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

26 24 личного состава, а также обучения командного состава тому, как правильно использовать возможности снайперов. В результате в армии Соединенных Штатов в годах была организована школа снайперов. При этом программа обучения снайперов, учитывавшая боевой опыт Второй мировой войны, определяла, что: лучшей активной защитой от вражеских снайперов является подготовленный снайпер; навыки, требуемые от снайпера, должны превосходить навыки среднего стрелка; снайпер должен иметь специальное оружие; слабая или незаконченная подготовка и отсутствие боевого опыта ограничивают использование снайперов; пехотные командиры должны быть обучены правильному использованию снайперов [12]. Однако эта программа оказалась недолговечной из-за непонимания и недооценки значения снайпера фактически во всей американской армии. Штатная должность снайпера была упразднена. Следовательно, когда с началом боевых действий во Вьетнаме возникла острая нужда в снайперах, американские генералы с удивлением узнали, что своих снайперов у них практически нет (насчитали всего лишь несколько человек). Доходило до того, что вьетнамцы совершенно открыто располагались на дистанции от 700 до 1000 метров от американских подразделений и корректировали огонь своих минометов. В этих условиях корпус морской пехоты США, более склонный к партизанским методам войны, в середине зимы 1965 года первым в американской армии воссоздал снайперские школы. Постепенно подобные школы стали возникать и в полках сухопутных войск. Партизаны больше не чувствовали себя в безопасности: американские снайперы ограничили свободу передвижения их на поле боя. Особенно отличились снайперы корпуса морской пехоты Ч. Маухинни (103 подтвержденных попадания) и К. Хескок (93 попадания), а также стрелок из сухопутных войск А. Уодрон (113 попаданий). А разведывательно-снайперский взвод 1-й дивизии корпуса морской пехоты за шесть лет боевых действий уничтожил около солдат противника, хотя за все годы в составе этого подразделения побывало всего 46 человек. В среднем для уничтожения одного солдата противника данное подразделение тратило 1,5 пули - против патронов, затрачиваемых пехотой. Тем не менее только после Вьетнама корпус морской пехоты учредил полноценную школу снайперов в Куантико (штат Вирджиния). Сухопутные войска последовали его примеру еще позднее - в 1987 году [12]. К сожалению, для армий большинства государств характерна недооценка значения снайперских действий в условиях «малой войны». Советская, а следом за ней и Российская армия не стали исключением. Так, в Афганистане советские войска были вынуждены начинать применение снайперов практически с нуля. Подводя итоги советско-афганской войны, российские военные специалисты признают, что армия рано отказалась от штатных снайперов, персонального отбора лучших стрелков и их целенаправленной подготовки. Даже при насыщенности подразделений в бою тяжелым оружием и техникой, одиночный снайперский огонь продолжает играть важнейшую роль в исходе столкновения. Участник боевых действий на территории Республики Афганистан А. Григорьев вспоминал: «В сентябре 1985 года в районе Доханан-Гори, западнее Пули-Хумри, всего два моджахеда, удачно выбрав огневую позицию, полдня удерживали два батальона 149-го полка, пока наши бойцы на руках не втащили на гору БМП-2 и огнем ее автоматической пушки не размазали стрелков по камням» [5]. Современные конфликты низкой интенсивности резко повысили роль снайперов в боевых действиях. Боевая практика показывает, что несколько хорошо подготовленных и экипированных стрелков иногда способны сыграть решающую роль в исходе боевого столкновения. Вот как описывает боевую работу снайпера в условиях вооруженного конфликта участник боевых действий в Нагорном Карабахе А. Чернов: «Атака начинается с рубежа метров (иногда между позициями до 150 м) внезапным броском всего формирования. СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

27 25 Тут снайперу, как говорится, и козыри в руки. Обычно я выбирал позиции метрах в 50 за позициями своих войск, в виноградниках или многочисленных развалинах. Как правило, не успевают атакующие пройти и 50 метров, как их встречает хоть и беспорядочная, но довольно плотная стрельба. В силу понятных причин они тут же сбиваются с темпа и залегают. Это тот самый момент, который нужен снайперу, работающему в обороне. Командиры противника бегают, пытаясь поднять солдат... Этот этап длится поразному: от 5 до 10 минут, затем либо атака продолжается, либо наступающие окапываются. В сумятице боя как раз и можно сделать 5-6 прицельных выстрелов» [5]. В ходе боевых действий в Чечне Российская армия столкнулась с необходимостью борьбы со снайперами бандформирований. О необходимости ведения активной контрснайперской борьбы говорит памятка «Как противостоять снайперу», выпущенная в ходе ведения боевых действий в Чеченской республике. Вот ее основное содержание: «1. Снайпер противника, как правило, действует не один, а в составе снайперской группы. 2. Снайпер, вооруженный снайперской винтовкой иностранного производства, малокалиберной спортивной винтовкой, карабином, винтовкой СВД с ночным прицелом, оснащенный биноклем ночного видения, вместе со стрелками группы, вооруженными автоматами с ночными прицелами, способен обнаружить тебя и поразить днем на расстоянии до 500 метров и более, ночью - до 300 метров. 3. Снайпер в первую очередь поражает наиболее важные и уязвимые цели. Помни, что он может охотиться и за тобой. 4. Четкие ориентиры и хорошо различимые рубежи облегчают снайперам противника ведение прицельного огня. Маскируй место своего расположения, оборудуй 2-3 запасные позиции, как можно чаще меняй их. 5. Снайперы действуют с заранее оборудованных основной и запасных огневых позиций, которые выбирают в неприметных местах, обеспечивающих им хороший обзор. В городе, имея мощную группу прикрытия (15-20 чел.), снайпер занимает главенствующие высотные здания. В составе небольших групп (3-4 чел.) он оборудует огневую позицию на нижних и средних этажах в глубине помещений, что облегчает ему переход на запасную позицию. Всегда осмотри прилегающую местность, определи на своей позиции недоступное для возможного снайперского огня место и займи его. 6. Снайпер противника поражает цель в самые уязвимые, не прикрытые бронежилетом части тела и голову. Никогда не пренебрегай средствами бронезащиты. При перемещениях не подставляй противнику уязвимые места. 7. Снайперы как днем, так и ночью активно работают при звуковой маскировке одиночных винтовочных выстрелов интенсивной стрельбой. Неприцельная стрельба противника может свидетельствовать о начале работы снайперов. 8. Снайперские группы противника, включающие несколько автоматчиков и гранатометчика, действуют дерзко: стрелки, как правило, ночью, провоцируют ответный огонь с наших позиций, снайпер противника по вспышкам выстрелов быстро выявляет цели и поражает их. Будь выдержанным, не обнаруживай себя, отличай имитацию от самих действий противника. 9. Излюбленной тактикой снайперов противника, особенно ночью, являются действия из засад, секретов. 10. Снайперов, ведущих наблюдение, можно обнаружить днем - по солнечным бликам, ночью - с помощью приборов наблюдения. Не включай прибор ночного видения, не убедившись, что противник не осматривает местность с использованием таких же приборов. 11. Время непрерывного боевого дежурства снайпера может быть различным. Произведя один-два выстрела, он меняет огневую позицию. Будь предельно внимательным при наблюдении. 12. Снайперы противника могут действовать в полной изоляции и маскироваться не только от федеральных войск, но и от своих. Ведя наблюдение, особое внимание обращай на СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

28 26 скрытые подступы и места, удобные для расположения огневых средств и наблюдательных пунктов, которые могут прикрывать снайперы. Обнаружению снайперских пар противника способствуют даже незначительные демаскирующие признаки: блеск, шум, качание веток, появление новых предметов, изменения в их положении и форме и т. д. 13. При поиске снайпера помни, что им может быть и старик, и подросток, и женщина-беженка. Характерные синяки на плече выдают их» [13]. Локальные войны и вооруженные конфликты конца ХХ - начала XXI века дали очередной толчок в применении снайперов. В ходе ведения боевых действий в Южном Ливане, Ливии, Южной Осетии, Сирии большую роль сыграли и продолжают играть снайперы как для дестабилизации обстановки, так и при борьбе с различного рода сепаратистскими формированиями. Так, одним из недостатков, выявленных в боевых действиях «Хезболлы» против израильской армии в 2006 году, все военные специалисты отмечают «недостаточное использование снайперов [14]. В ходе грузино-южно-осетинского конфликта грузинской стороной активно использовались специальные подразделения, в штате которых находилось значительное количество снайперов. Основной урон в живой силе южноосетинским ополченцам и российским войскам был нанесен именно ими [15]. Таким образом, исторический опыт показывает, насколько значительна роль снайперов при ведении боевых действий. Большую роль снайперы сыграли в советско-финской войне, в ходе которой финские стрелки-одиночки нанесли значительный ущерб советским войскам. Великая Отечественная война - особый этап в развитии снайперского дела. Большое значение придавалось снайперам в Вооруженных Силах Советского Союза. Появляются и активно действуют на советско-германском фронте подразделения снайперов. Возникает и всячески поддерживается снайперское движение, совершенствуются способы применения снайперов, изучается и распространяется их боевой опыт. В послевоенный период о снайперах практически забыли, поэтому основным участникам локальных войн и вооруженных конфликтов приходилось начинать их подготовку почти с нуля. Современные вооруженные конфликты подтверждают возрастание роли снайперов в вооруженной борьбе, особенно в условиях, когда боевые действия ведутся небольшими группами, в противостоянии с незаконными вооруженными формированиями, различными повстанческими и террористическими группами. В настоящее время школы по подготовке снайперов существуют в армиях большинства государств мира. Это одно из свидетельств того, что роль снайпера на войне попрежнему остается одной из важнейших. В Республике Беларусь подготовка снайперов осуществлялась в 7-й школе разведывательных подразделений 72 объединенного учебного центра Министерства обороны. В настоящее время школа сращена, а снайперов готовят в воинских частях. Список литературы 1. Военный энциклопедический словарь. - М.: Рипол классик, Ваупшасов, С. А. На тревожных перекрестках: записки чекиста / С. А. Ваупшасов. - 3-е изд. - М: Политиздат, Старинов, И. Г. Мины ждут своего часа / И. Г. Старинов. - М.: Воениздат, Энгл, Э. Советско-финская война / Э. Энгл, Л. Паананен. - М.: Воениздат, Рязанов, О. Снайперы в «Малой войне» / О. Рязанов // Братишка , Дек. 6. Федосеев, С. Из истории российского снайпера / С. Федосеев // Братишка , Окт. 7. Елагин, В. На позициях снайперы / В. Елагин // Войсковой вестн СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

29 27 8. Тарас, А. Е. Войска спецназначения во Второй мировой войне / А. Е. Тарас. - Минск: Харвест, Докучаев, А. Русский снайпер - это что-то ужасное / А. Докучаев // Солдат удачи Павличенко, Л. Говорят снайперы / Л. Павличенко // Солдат удачи Шунтиков, В. Н. Оружие Вермахта / В. Н. Шунтиков. - Минск: Харвест, Тарас, А. Е. Коммандос / А. Е. Тарас. - Минск: Харвест, Как противостоять снайперу (памятка) // Солдат удачи Операция «Достойное возмездие» (12 июля - 15 августа 2006 г.): информ.-аналит. обзор. - Минск: ВА РБ, Грузино-южноосетинский вооруженный конфликт (август 2008 г.): информационно-аналитический отчет 4. - Минск: НИИ ВС РБ, *Сведения об авторах: Киреев Владимир Николаевич, Шатько Вячеслав Иванович, УО «Военная академия Республики Беларусь». Статья поступила в редакцию г. СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

30 28 МЕТОД ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЭМЕРДЖЕНТНОСТИ (СИСТЕМНОГО ЭФФЕКТА) И ОЦЕНКИ ВЕЛИЧИНЫ ПРИРОСТА ПОТЕНЦИАЛЬНЫХ БОЕВЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ ГРУППИРОВКИ АВИАЦИИ И ЗЕНИТНЫХ РАКЕТНЫХ ВОЙСК ВОЗДУШНЫХ СИЛ ПРИ ИХ СОВМЕСТНОМ ПРИМЕНЕНИИ УДК ; Н. П. Крюков* Приведен метод определения эмерджентности (системного эффекта) на основе теории информации для оценки величины прироста потенциальных боевых возможностей группировки Воздушных Сил с помощью коэффициента эмерджентности, учитывающий эффект системности. The article deals with the emergency (system effect) determination method on the basis of informational theory for evaluation of Air Forces grouping potential combat capabilities growth with the help of emergency coefficient considering system effect. Постановка проблемы в общем виде. Боевые возможности Воздушных Сил, как сложной системы военного назначения в борьбе с воздушным противником, определяются такими характеристиками, как боевая мощь, производительность ресурсов, потенциал боеспособности. Они слагаются из совокупности боевых возможностей авиационных, зенитных ракетных и радиотехнических соединений (частей), входящих в их состав, так как именно они в ходе боевых действий уничтожают средства воздушного нападения (СВН) в воздухе и на земле, защищают войска и объекты от ударов противника. Анализ исследований и публикаций. Методика определения потенциала боеспособности подразделений и частей авиации и противовоздушной обороны (ПВО) приведены в ряде работ [1, 2]. По энергетической сути боевой потенциал адекватен той работе, которую могут выполнить авиационные, зенитные ракетные и радиотехнические войсковые формирования (ВФ), находящиеся в определенном количественном и качественном состоянии при нанесении противнику ущерба (поражающего воздействия любого вида). За счет объединения авиационных и противовоздушных частей с непосредственным их подчинением единому командиру и соответственно возможности осуществления системного подхода к процессу подготовки и ведения боевых действий повышаются потенциальные боевые возможности войск, т. е. [3]: БВъс = {БВ Ш + БВиво) К 0 ф, где БВ ВС - боевые возможности Воздушных Сил (ВС); БВ ав, БВ ПВО - боевые возможности частей авиации, частей противовоздушной обороны; K o - коэффициент, характеризующий качество работы управления (K^) и обеспечения (Kc,6). Используя методические подходы и положения, изложенные в [3], можно записать: Ко =f(k ynp ; К 0 б); Ф - коэффициент эмерджентности системы (войск) или уровня системности, характеризующий дополнительные качества системы. Таким образом, в рамках единой организационной структуры войск (сил) проявляется системный эффект по повышению боевых возможностей. Это является результатом получения новых боевых качеств системы (созданного видом вооруженных сил - Воздушными Силами), что происходит за счет сочетания исходных качеств двух отдельно существовавших систем. Формулирование целей статьи (постановка задач). Отсутствие необходимых количественных зависимостей между основными оперативными нормативами, которые СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

31 29 определяют соотношение между родами войск, родами авиации, уровнями иерархии органов управления, их составом и показателями эффективности действий Воздушных Сил в различных вариантах организационных структур, вызывает необходимость учитывать большое количество показателей и параметров, которые влияют на потенциальные боевые возможности. В частности, основываясь на положениях классической теории информации К. Шеннона [4], А. Харкевича [5], в качестве количественной меры взаимосвязи факторов и показателей системы военного назначения, такой как Воздушные Силы, и прироста их потенциальных боевых возможностей целесообразно использовать такой показатель, как количество информации. В классической теории информации К. Шеннона, А. Харкевича понятие «информация» определяется на основе анализа поведения классического макрообъекта, который может переходить только в четко фиксированное альтернативное состояние, например монета может упасть или на орел, или на решку. Если эти варианты равновероятны, то при реализации одного из них получаем информацию в один бит. При реализации одного из P равновозможных состояний получаем численное значение информации [6]: I (бит) = log 2 P. (1) Однако макрообъекты, согласно положениям квантовой теории, могут быть одновременно в двух и более альтернативных для классических объектов состояниях. Такие состояния называются смешанными. При этом наблюдаются эффекты, которые имеют квантовый, системный, эмерджентный, нелинейный характер. Основным отличием эмерджентной теории информации от классической является то, что учет свойства системности проводится как учет фундаментального и универсального свойства всех рассматриваемых объектов. При этом в формуле (1) показатель P указывает на количество состояний объекта или на количество взаимодействующих объектов. В соответствии с концепцией эмерджентной теории информации в выражение (1) введен параметр ф, который учитывает квантовые системные эффекты, т. е. возможность нахождения объектов в смешанных состояниях. В результате количество состояний объекта, или количество взаимодействующих объектов, растет. Следовательно, растет и количество информации, которую получаем при переходе объекта в другое состояние [6]: I = l0g2 P 9, (2) где ф - коэффициент эмерджентности системы (структуры войск) или уровня системности ( ф < 1 - деструктивная система, ф = 1 - классическая система, ф > 1 - система синтетическая). Для деструктивных систем (объектов) свойства целого меньше свойств частей (объектов). Для классических систем они совпадают, для синтетических (объектов) свойства целого больше свойств частей. В данном случае выдающийся кибернетик У. Эшби доказал, что у системы тем больше возможностей в выборе поведения, чем крепче степень согласования поведения ее частей (т. е. чем больше она соответствует названию «система»). Более того, он указал, что источником эмерджентности является взаимодействие отдельных частей этой системы. Он также увязывал уровень системности или уровень системной организации по степени взаимодействия этих частей. В подтверждение этого положения приводится пример [6] интерференции электронов на двух щелях с помощью рассеивателей фотонов на электроны (рисунок 1). СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

32 30 Рисунок 1 - Классический объект, интерференции нет Когда длина волны фотонов меньше расстояния между щелями, видно, как электрон проходит через одну из щелей. Если обозначить количество электронов, прошедших через щель 1, как N 1 (x), которые попали на экран в точке с координатой (x), а количество электронов, прошедших через щель 2, как N 2 (x), то в данном случае наблюдается классическое распределение N 12. Это является простой суммой распределения N 1 и N 2, полученной соответственно между щелями 1 и 2 [6]: N12(x) = N1(x) + N2(x). (3) Когда длина волны фотонов совпадает с расстоянием между щелями или больше нее, то электрон, проходя через экран, «накрывает» две щели одновременно (рисунок 2). Рисунок 2 - Квантовый объект, интерференция есть В этом случае за ними наблюдается сложная интерференционная картина, которая не отражает сумму или суперпозицию классических распределений по первой и второй щелям, т. е. не является их суммой. При введении обозначений амплитуды вероятности попадания электрона в точку (х) экрана через щель 1 - a 1 (x), через щель 2 - a 2 (x), а также через первую и вторую одновременно - a 12 (x), формулы можно записать так [6]: N12(x) = (a1(x) + a2(x)) 2 ; (4) Ni 2 (x) = NI (x) + N 2 (X) + 2 VNI (x) N 2 (X). (5) Сопоставляя зависимости (3) и (5), видно, что квантовый эффект прохождения электрона через две щели одновременно приводит к появлению дополнительного прироста количества электронов. Этот дополнительный прирост учитывает системный эффект, который СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

33 31 заключается в том, что состояние объекта в квантовой теории приводит к возможности пребывания объекта в смешанных состояниях. Таким образом, информационное рассмотрение сложных активных систем, которые способны организоваться (человек и системы с участием человека), а также рассмотрение квантовых систем приводит к необходимости разработки эмерджентной теории информации, в которой используется обобщенное понятие информации, учитывающей эффект системности с помощью коэффициента эмерджентности. Изложение основного материала исследования. Используя этот подход для систем военного назначения, в том числе для воинских частей авиации и зенитных ракетных войск (ЗРВ) Воздушных Сил, рассмотрим численный пример расчета коэффициента эмерджентности для варианта, когда все средства поражения воздушных целей противника и наземных его объектов равновероятны и имеют определенный боевой потенциал (БП). Пусть истребительная авиация (ИА) будет действовать по средствам воздушного нападения в воздухе самостоятельно, количество самолетов в группировке с боевым потенциалом P 1 = 12 ед. Зенитные ракетные войска, действующие по СВН, также самостоятельно, составом зенитных ракетных комплексов (ЗРК) с боевым потенциалом P 2 = 20 ед. В данном варианте эффект боевых действий ( W6 a ) мы получаем от боевого потенциала P 1 или P 2. При одновременных действиях истребительной авиации и ЗРВ, когда управление их действиями осуществляется с единого командного пункта (КП), в едином воздушном и информационном пространстве, при тесном взаимодействии этих средств (воинских формирований), появляется дополнительный эффект боевых действий, исходя из выражения (5), который эквивалентен боевому потенциалу AP 12 = 32 ед. [6]: P6.a= P1 + P2 + AP12 =12 ед ед ед. = 64 ед. (6) Сравнивая (6) и (5), видим, что новое дополнительное состояние создается за счет квантовых и системных эффектов, математически в теории информации и квантовой механике учитываемое абсолютно аналогично. Поэтому мы считаем, что этот подход правомерно использовать при разработке теории применения родов войск (на примере авиации и ЗРВ) Воздушных Сил. Если в первом случае мы применяем самостоятельно ИА, то получаем информационный эквивалент, или эквивалент боевого эффекта (W ед.), равный 1 1 (W 1 ) = log 2 P 1 ~ 3,58 бит информации (единиц боевого эффекта). Во втором случае соответственно: 1 2 (W 2 ) = log 2 P 2 ~ 4,32 бита информации (единиц боевого эффекта). В третьем случае мы уже получаем не I 3 (W 3 ) = log 2 (P 1 + P 2 ) ~ 5,0 бита (W ед.), как того можно было бы ожидать, если бы не было системного эффекта, а 1 С ( Ж б. д ) = log 2 P б, з ~ 6,0 бит (W ед.), т. е. на 1 бит (одну единицу боевого эффекта) больше. Таким образом, когда применение родов войск Воздушных Сил рассматривается как применение элементов системы (системы воздушной (противовоздушной) обороны), мы получаем больше информации или боевого эффекта (W 6. 3 ), чем при рассмотрении их применения как автономных объектов, то есть вне системы. Это можно объяснить тем, что дополнительная информация (дополнительный эффект боевых действий) - это и есть информация о системе, о ее новом боевом состоянии и о том, как это влияет на поведение самого объекта. Дополнительный эффект боевых действий (AW^), эквивалентный боевому потенциалу AP 12 = 36 ед., или 36 дополнительных состояний ИА и ЗРВ, в третьем случае, создались за счет системного эффекта (эмерджентности) и являются смешанными, созданными во время одновременного наличия в родах войск (авиации и ЗРВ) свойств, полученных при тесном их взаимодействии. Таким образом, можно записать, что при применении группировки войск СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

34 32 мы получаем новый, суммарный потенциал боевого применения Рб. д = Pi + P 2 +ЛР 12, а учитывая (2) и (6), получаем: Исходя из этого ^. д =1о8Ад=1О8 2 (^+^) ф. (7) log 2 (^+P 2 ) log 2 (^+P 2 ) 5,17 ' ' Итак, для рассматриваемого варианта действий ИА и ЗРВ с определенным боевым потенциалом, когда они применяются одновременно, а управление их действиями осуществляется с единого КП, системный эффект применения составляет 1,19. С использованием данного подхода проведены расчеты коэффициента эмерджентности для вариантов боевого состава родов войск (вар. 1, 2, 3, 4) и вариантов группировок Воздушных Сил, по количеству и составу взаимодействующих родов войск (вар. А, В, С). Вычисление прироста коэффициента эмерджентности в зависимости от количества взаимодействующих родов войск в группировке Воздушных Сил выполнено для следующих вариантов применения войск: вариант А1 - по средствам воздушного нападения противника в воздухе действуют исключительно ЗРВ; вариант А2 - уничтожение СВН осуществляется ударной авиацией (УА) на аэродромах противника во взаимодействии с ИА, которая выполняет функции прикрытия УА и уничтожает СВН противника в воздухе; вариант А3 - по СВН в воздухе действуют ЗРВ во взаимодействии с ИА; вариант А4 по СВН противника в воздухе действуют ЗРВ во взаимодействии с ИА, одновременно по СВН на аэродромах противника, во взаимодействии с зенитными ракетными войсками и ИА, действует ударная авиация. В варианте А группировка Воздушных Сил насчитывает в своем составе: ЗРВ - 4 дивизиона С-300 с БП 36 у. е. [1-3]; ВА - 3 авиационные эскадрильи (аэ) - 30 МиГ-29 с БП 147 у. е. [1-3]; ударной авиации - 2 аэ - 20 СУ-24М с БП 60 у. е. [1-3]. Данные расчетов приведены в таблице 1. Таблица 1 - Результаты расчета коэффициента эмерджентности для варианта А боевого состава группировки ЗРВ, авиации ВС и вариантов их применения Вар. группировки Вариант А Состав группировки ВС А1 А2 А3 А4 Количество ВФ ЗРВ, БП (P 1 ) Количество ВФ ИА, БП (P 2 ) Количество ВФ УА, БП (P 3 ) 4 див одна ае - 49 две ае див три ае див три ае две ае - 60 Суммарный БП (Р с =Р 1 + P 2 + P 3 ) Суммарный БП с дополнительным БП (P б.д= P1 +P2 +Рз +AP123) Значение W 3 = log 2 P G 5,17 6,77 7,56 7,92 Значение Ж бз = log 2 P 6s 5,17 7,77 8,56 8,92 Значение коэф. эмерджентности ф 1 1,15 1,13 1,13 Прирост эмерджентности, % 0 0,15 0,13 0,13 Прирост коэффициента эмерджентности (системного эффекта) в зависимости от количества и состава взаимодействующих родов войск группировки Воздушных Сил для варианта А составляет %. В варианте В группировка Воздушных Сил насчитывает в своем составе: ЗРВ - 8 дивизионов С-300 с боевым потенциалом 72 у. е.; ВА - 4 ае - 40 МиГ-29 с боевым потенциалом 196 у. е.; ударная авиация - 3 авиационные эскадрильи - 30 СУ-24М с боевым потенциалом 90 у. е. Данные расчетов приведены в таблице 2. СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

35 33 Таблица 2 - Результаты расчета коэффициента эмерджентности для варианта В боевого состава группировки ЗРВ, авиации ВС и вариантов их применения _Вар. группировки Вариант В Состав группировки ВС - В1 В2 В3 В4 Количество ВФ ЗРВ, БП (Л) Количество ВФ ИА, БП (P 2 ) Количество ВФ УА, БП (P 3 ) 8 див две ае - 98 три ае див ае див ае три ае - 90 Суммарный БП (Р с =Р 1 + P 2 + P 3 ) Суммарный БП с дополнительным БП (Рб.д= Р1 +Р 2 +Р3 +АР123) Значение W 3 = log 2 Р с 6,17 7,55 8,07 8,48 Значение Ж бд = log 2 Р бз 6,17 8,55 9,07 9,48 Значение коэф. эмерджентности ф 1 1,13 1,12 1,12 Прирост эмерджентности, % 0 0,13 0,12 0,12 Прирост коэффициента эмерджентности в зависимости от количества и состава взаимодействующих родов войск группировки Воздушных Сил для варианта В составляет %. В варианте С группировка ВС насчитывает в своем составе: ЗРВ - 18 дивизионов С-300 с боевым потенциалом 168 у. е.; ВА - 5 ае - 50 МиГ-29 с боевым потенциалом 245 у. е.; ударная авиация - 4 авиационные эскадрильи - 40 СУ-24М с боевым потенциалом 120 у. е. Данные расчетов приведены в таблице 3. Таблица 3 - Результаты расчета коэффициента эмерджентности для варианта С боевого состава группировки ЗРВ, авиации ВС и вариантов их применения ' ' ^^Вар. группировки Вариант С Состав группировки ВС ' С1 С2 С3 С4 Количество ВФ ЗРВ, БП (Р0 Количество ВФ ИА, БП (Р 2 ) Количество ВФ УА, БП (Р 3 ) 18 див три ае ае див ае див ае ае Суммарный БП (Р с =Р1 + Р 2 + Р 3 ) Суммарный БП с дополнительным БП (Рб.д= Р г +Р 2 +Р3 +ЛР Ш ) Значение W 3 = log 2 Р с 7,39 7,55 8,69 9,06 Значение Ж бд = log 2 Р бз 7,39 8,55 9,69 10,06 Значение коэф. эмерджентности ф 1 1,12 1,12 1,11 Прирост эмерджентности, % 0 0,12 0,12 0,11 Прирост коэффициента эмерджентности (системного эффекта) в зависимости от количества и состава взаимодействующих родов войск Воздушных Сил для варианта С составляет 11-12%. По результатам расчетов построен график прироста коэффициента эмерджентности (рисунок 3), на котором мы отмечаем, что при увеличении количественного состава группировки Воздушных Сил наблюдается уменьшение коэффициента эмерджентности на 2-4 %. СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

36 34 Рисунок 3 - График изменений прироста коэффициента эмерджентности в зависимости от количества и состава взаимодействующих родов войск Это соответствует закону роста эмерджентности [6, 7]: чем больше элементов (родов авиации и родов войск) в системе, тем большую долю боевого эффекта, содержащегося в ней, составляет дополнительный эффект. Кроме того, мы видим зависимость темпа роста боевого эффекта от количества элементов в системе: во-первых, чем меньше элементов в системе, тем быстрее растет боевой эффект; во-вторых, чем выше уровень системности, тем большая доля боевого эффекта находится во взаимосвязях ее элементов. Выводы и перспективы дальнейших исследований. В целом можно сделать вывод, что при комплексном одновременном применении различных родов авиации и родов войск ВС и управлении их действиями с единого КП, в едином информационном (воздушном) пространстве при их тесном взаимодействии за счет проявления системного эффекта растут боевые возможности группировки Воздушных Сил. Список литературы 1. Семон, Б. Й. Сучасний метод бойових потенцiалiв в задачах планування розвитку та застосування тактично! авiацii: моногр. / под ред. Б. Й. Семона, О. Б. Леонтьева. - Кшв: НУОУ, с.: ш Грищенко, В. П. Методи визначення бойових потенцiалiв для виршення теоретичних i практичних завдань обгрунтування та ощнки системи зештного озброення / В. П. Грищенко, О. М. Загорка, О. В. Дейнега // Зб. наук. праць (12). - С Роман, В. ВВС - ХХ1. Справочник по организации и боевому составу ВВС. Т. 1: Европа (без СНГ) по состоянию на / В. Роман. - М.: АВИА-РЕТРО, с.: ил. 4. Шеннон, К. Имитационное моделирование систем. Искусство и наука / К. Шеннон; пер. с англ. - М.: Мир, Харкевич, А. А. Избранные труды: в 3 т. / А. А. Харкевич. - М.: Наука. - Т. 3: Теория информации. Опознание образов с. 6. Луценко, Е. В. Автоматизированный системно-когнитивный анализ (АСК) в управлении активными объектами (системная теория информации и ее применение в исследовании экономических, социально-психологических, технологических и организационнотехнических систем): моногр. / Е. В. Луценко. - Краснодар: КубГАУ, с. СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

37 35 7. Луценко, Е. В. АСК - анализ как метод выявления когнитивных функциональных зависимостей в многомерных зашумленных фрагментированных данных / Е. В. Луценко // КубГАУ, 03 (11) [Электронный ресурс] Режим доступа: ej.kubagro.ru/2005/03/19/p19.asp. * Сведения об авторе: Крюков Николай Петрович, Институт авиации и противовоздушной обороны Национального университета обороны Украины им. И. Черняховского г. Киев. Статья поступила в редакцию г. СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

38 36 ОБОСНОВАНИЕ ВОЗМОЖНОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЕДИНОГО ПОКАЗАТЕЛЯ ПРОПУСКНОЙ СПОСОБНОСТИ ДЛЯ ОЦЕНКИ ЭФФЕКТИВНОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ СЕТЕЙ ВОЕННОЙ СВЯЗИ УДК В. Г. Мельник, В. М. Калинин* Излагается новый взгляд на обоснование и выбор наиболее существенных показателей эффективности функционирования сетей военной связи. Рассматривается возможность использования показателя пропускной способности в качестве единого показателя для оценки эффективности сетей, имеющих различные принципы передачи информации, способы разделения ресурса и коммутации. Предлагается общий подход к оценке эффективности функционирования разнородных сетей, позволяющий проводить их сравнительный анализ и расчет основных параметров. The new view on a substantiation and a choice of the most essential indicators of efficiency offunctioning of networks of military communication is stated. Possibility of use of an indicator of throughput as a uniform indicator for an estimation of efficiency of the networks having various principles of information transfer, ways of division of a resource and switching is considered. The general approach to an estimation of efficiency offunctioning of the diverse networks Is offered, allowing to carry out their comparative analysis and calculation of key parametres. Основная функция сети военной связи любого уровня - транспортная функция передачи (доставки) информации определенного вида от источника к получателю с заданными показателями качества обслуживания, а конечный результат функционирования сети - услуги электросвязи, предоставляемые должностным лицам системы управления войсками [1, 4, 11, 13]. Достижение цели функционирования сети связи осуществляется при постоянно меняющихся условиях ее функционирования. Так, сети военной связи функционируют в условиях частого изменения своей структуры и топологии вследствие воздействия разнородных факторов, в том числе средств поражения противника. Кроме того, на эффективность сетей военной связи влияет изменение технического состояния средств связи, состава пользователей (абонентов) и их требований, предъявляемых к качеству связи. Качество обслуживания пользователей услугами связи зависит от возможностей сети обеспечить требуемые вероятностно-временные характеристики (ВВХ) передачи (доставки) сообщений [1, 2, 9, 13, 14]. Эти возможности определяются такими характеристиками функционирования сети, как пропускная способность, живучесть, надежность функционирования информационных направлений и сети связи в целом. При этом необходимо учитывать, что пропускная способность, живучесть, надежность функционирования сети, а также достоверность передачи информации при воздействии различных дестабилизирующих факторов постоянно изменяются и их изменение невозможно заранее предугадать. Поэтому в процессе функционирования сети необходимо не только обеспечение транспортных функций доставки сообщений с заданными ВВХ, но и решение целого ряда прикладных задач, включающих постоянный контроль состояния сети и ее отдельных элементов, а также целенаправленное воздействие на них в целях поддержания требуемого уровня качества обслуживания при наличии внешних и внутренних противодействующих факторов. Другими словами, чтобы обеспечивать необходимые объемы передаваемых сообщений и установленное качество каналов (трактов), на сети связи должен быть обеспечен постоянный контроль за характеристиками ее функционирования и поддержанием основных параметров в пределах заданных значений, т. е. должно быть организовано оперативное и эффективное управление сетью связи. При этом задачи управления должны решаться как на этапе планирования, так и в процессе функционирования сети [2, 7, 9, 13]. Выбор группы (системы) показателей эффективности функционирования сети связи зависит от возможности оценки (расчета, измерения) конкретного показателя, степени его СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

39 37 влияния на характеристики сети, а также сложности технической реализации процесса управления этим показателем [1, 2]. Характеристики функционирования сетей военной связи описывают сети как по степени их соответствия целевому предназначению, так и по возможности обеспечения на них заданных ВВХ и эффективности использования канального ресурса. Эти характеристики выступают в виде конкретных числовых показателей, что позволяет оценивать сети на соответствие нормированным требованиям и проводить количественные оценки того или иного варианта их построения. Основными характеристиками функционирования сетей военной связи являются [1, 2]: 1) оперативно-технические, дающие описание сетей с точки зрения целевого предназначения и возможности обеспечения заданных ВВХ. Наиболее существенные из них - пропускная способность, живучесть и быстродействие сетей; 2) технико-эксплуатационные, представляющие описание технического состояния, степени и характера загрузки элементов сетей: надежность функционирования направлений связи и сети в целом, качество обслуживания заявок и др. Важнейшие показатели эффективности сети военной связи - качество обслуживания пользователей и степень использования каналов (трактов) связи, которая зависит как от организационно-технического построения сети, метода коммутации, алгоритма функционирования, так и от загрузки каналов ветвей и пропускной способности сети [1, 2, 4]. Следует отметить, что основные характеристики функционирования и показатели эффективности сетей связи во многом определяются технологией коммутации, которая реализована на транзитных узлах сети. В настоящее время не существует общепринятого строгого перечня характеристик функционирования и показателей эффективности, пригодных для сетей с различными принципами организации информационного обмена и коммутацией. Например, для сетей с коммутацией каналов и сетей с коммутацией пакетов основная причина отсутствия единой методики оценки эффективности заключается в различных объемах поступающей в эти сети нагрузки, различных требованиях к ВВХ доставки разнородного трафика, различных дисциплинах обслуживания заявок и др. Так, в [1] показано, что большие объемы речевых и факсимильных сообщений, требующие значительного времени занятия канального ресурса, могут экономически эффективно передаваться по сети коммутации каналов, на которой реализована дисциплина обслуживания с явными потерями. Характеристики функционирования сети с коммутацией каналов будут определяться с точки зрения обслуживания больших объемов поступающей нагрузки и времени занятия обслуживающих приборов коммутационных систем, выраженной в эрлангах. В то же время высокоскоростные данные, имеющие прерывистый (интерактивный) характер с очень высокими требованиями по своевременности доставки и достоверности передачи, следует передавать по сети коммутации пакетов, на которой реализована дисциплина обслуживания с ожиданием. Канальный ресурс сети используется в этом случае очень эффективно и распределяется одновременно между большим количеством пользователей. Соответственно, основные характеристики функционирования сетей с коммутацией пакетов будут определяться с учетом среднего времени доставки пакетов из конца в конец, скорости передачи пакетов и сообщений (бит/с), производительности коммутационных центров и т. д. Поэтому, с одной стороны, рассматривать характеристики функционирования сетей военной связи с различными принципами передачи информации и коммутации следует с учетом их различия, с другой - необходимо помнить, что теоретическая база при анализе характеристик сетей связи все-таки одна - это теория телетрафика, а отличия заключаются лишь в выбранной модели обслуживания заявок - например, с явными или условными потерями [5, 7, 10]. В то же время целый ряд характеристик функционирования, в том числе живучесть и надежность, определяются одинаково для любых сетей связи [2, 3, 6]. Пропускная способность является основной и важнейшей оперативно-технической характеристикой сети связи. Она отражает главное предназначение сети военной связи СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

40 38 и характеризует ее свойство обеспечивать передачу определенного объема информации от источников к потребителям при заданных ВВХ качества обслуживания [2, 4, 9, 13]. Вместе с тем для первичных и вторичных сетей связи понятие пропускной способности имеет различный смысл. В первичных сетях, функционирование которых не зависит от характера потоков сообщений, способов и дисциплин обслуживания заявок, пропускная способность элементов сети (направления, ветви, коммутационные системы) определяется числом каналов в этих элементах и их пропускной способностью. При этом пропускная способность аналогового канала определяется в соответствии с известной формулой Шеннона как максимально достижимая скорость передачи, зависящая от ширины полосы пропускания канала связи и отношения мощности сигнала к мощности шума [2, 3]. Пропускная способность дискретного канала связи с независимыми ошибками полностью определяется вероятностью ошибки на бит. Поэтому под пропускной способностью цифровой первичной сети обычно понимают максимальное число бит (элементов, символов, знаков, комбинаций, пакетов), которое может быть пропущено всеми каналами данной сети в единицу времени, т. е. максимальную скорость передачи (бит/с). В отличие от первичных сетей, оценка пропускной способности вторичных сетей с коммутацией каналов простым числом этих каналов или только скоростью передачи будет неточной, поскольку не учитывает выполнение заданных требований по качеству обслуживания. Пропускная способность направлений и ветвей вторичной сети зависит от класса потока вызовов, мощности ветвей, типа коммутационной системы, дисциплины обслуживания вызовов, величины явных или условных потерь, качества обслуживания [1, 9, 14]. Объем информации, передаваемой по вторичным сетям, определяется различными показателями - числом сообщений, слов, групп, комбинаций, знаков и т. д. Однако эти показатели в большинстве практических случаев несопоставимы, поскольку разнородные сообщения (речевые, документальные, данные, видео) имеют различные символы, знаки, длину. Наиболее общим показателем, учитывающим объем передаваемой информации различного вида, является время, необходимое для передачи сообщения через каналы сети. Чем больше объем передаваемого сообщения, тем больше время занятия обслуживающих приборов (каналов, трактов) сети, т. е. тем больше нагрузка, создаваемая потоками передаваемых сообщений в единицу времени. По этой причине пропускную способность сети связи с коммутацией каналов целесообразно оценивать по главному показателю - исполненной нагрузке, которая выдается получателям информации, однако при этом необходимо учитывать качество обслуживания заявок [1, 4]. Для своевременного предоставления ресурсов сети военной связи с автоматической коммутацией каналов реализуют дисциплину обслуживания с явными потерями, при которой количественная оценка качества обслуживания - величина потерь (по вызовам, нагрузке, времени). Очевидно, что чем больше время занятия каналов и меньше потери, тем больше нагрузка, исполненная элементами сети, т. е. тем больше ее пропускная способность. Таким образом, наиболее важной составляющей качества функционирования сети военной связи является пропускная способность - свойство сети при заданных внутренних параметрах обеспечивать передачу определенной величины трафика (нагрузки) с заданными требованиями. При этом под внутренними параметрами сети понимается ее структура и состав (системы коммутации, узлы, каналы, линии, тракты связи), а также соотношение количества работоспособных и неработоспособных элементов. Поэтому пропускная способность (ПС) сети зависит не только от сетевых ресурсов и возможностей, но еще от устойчивости сети и качества передачи. Требования по показателю ПС задаются, как правило, по отдельным информационным направлениям связи. В общем случае эта характеристика количественно может быть определена величиной интенсивности нагрузки, обслуженной сетью или ее элементами с заданной вероятностью, либо числом переданных сообщений определенной длительности при нормированной величине потерь p (по времени, нагрузке или вызовам), т. е. СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

41 39 где Y(p) - величина пропускной способности; Л(р)~ число сообщений, переданных в единицу времени (один час) с вероятностью q = l-p, t - время передачи i-го сообщения. Для сети связи, ресурс которой определяется количеством типовых каналов, обеспечивающих передачу сообщений, за единичный ее элемент может быть принята ветвь (пучок каналов), соединяющая два смежных коммутационных центра (КЦ). Hp) i=i Используя одно из понятий обслуженной нагрузки [1, 5, 10], пропускная способность любой ветви m может быть представлена как среднее число каналов V m (p m ) из общего числа V m в этой ветви, постоянно занятых в определенный период времени передачей сообщений при вероятности потерь поступающих на нее заявок p m. При этом полагается, что где Y m (p m ) - пропускная способность данной ветви, Эрл. V M = \YM (2) На цифровых сетях военной связи, где количество каналов не может служить оценкой величины обслуженной нагрузки (например, на сети с динамическим распределением ресурса или в ряде случаев на сети с коммутацией пакетов), а выражение величины нагрузки в эрлангах затруднено, данный подход к определению пропускной способности оказывается неприемлемым. Поэтому на практике ветвь часто отождествляется с цифровым трактом (ЦТ) или совокупностью ЦТ, соединяющих два смежных КЦ [2, 4]. Основным параметром ЦТ, определяющим его возможности по передаче определенного объема информации, является скорость передачи (бит/с). Однако в явном виде скорость передачи в ЦТ не дает полного представления о реальном объеме передаваемых по нему сообщений с заданным качеством обслуживания заявок, предшествующих этим сообщениям. При этом показатель качества обслуживания совместно с ресурсом ветви сети связи (или ее ЦТ) определяет способность этого ресурса обеспечить передачу определенного числа сообщений средней нормированной величины (длительности). Так, при обмене информацией в реальном масштабе времени длительность передачи в одних случаях определяется пользователем ресурса сети (абонентом), а в других - скоростью передачи ЦТ и типом терминала пользователя. В любом случае ЦТ, характеризующийся своей скоростью передачи информации С, может рассматриваться как отдельный элемент модели многолинейной однофазной системы массового обслуживания (СМО), пропускная способность которого определяется выражением (1). С другой стороны, рассматривая ЦТ, можно констатировать, что максимальный объем передаваемых по этому тракту сигналов в единицу времени (например, в секунду) характеризуется величиной С, что фактически и определяет потенциальный ресурс данного ЦТ [1, 9]. Однако этот потенциальный ресурс на реальной сети, как правило, по различным причинам не может быть использован (реализован) в полном объеме по целому ряду причин [2, 8]. Для идеального (абсолютно надежного) ЦТ в первую очередь должны рассматриваться две из них: необходимость выделения части ресурса для передачи различного рода служебных сигналов и простой ресурса, характерный для обслуживающих приборов СМО и обусловленный необходимостью обеспечения требуемой (заданной) величины показателей качества обслуживания. При этом ресурс ЦТ, выделяемый для обмена служебными сигналами С с, является для типовых условий функционирования цифровых сетей связи величиной в большинстве случаев постоянной [6, 8, 10]. Таким образом, для передачи необходимых СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

42 40 объемов оперативной информации остается ресурс ЦТ, определяемый информационной скоростью С и = С - С с. Для ЦТ, разделенного на типовые (условные) каналы V со скоростью передачи в каждом канале С к, ресурс С и можно представить как с и = с к г. (3) В этом случае пропускная способность ЦТ, являющегося эквивалентом ветви сети связи, определяется из выражения (2): К(р)\ = СУ я (р). (4) Величина С к V-V m (p m ) обусловливает простой ресурса ЦТ, обеспечивающий допустимый (заданный) показатель качества обслуживания. При этом величина V m (р т ) численно равна нагрузке, обслуженной ЦТ в единицу времени с качеством q m = 1 - р т и скоростью передачи C. Для ЦТ, разделенного на i групп каналов, имеющих разные скорости передачи С к, ресурс С и может быть представлен суммой вида [5, 9]: п!=1 П где V i - число каналов /-й группы, при этом общее число каналов V = У" I ]. г= 1 Согласно (2) и (4) пропускная способность в этом случае определяется величиной = (5) где Y (Pi) - пропускная способность i-х групп каналов. Тогда для оценки ЦТ можно использовать выражение п = (6) При этом следует отметить, что формула (5) справедлива только в случае поступления на каждую i-ю группу каналов однотипных потоков заявок и одинакового качества обслуживания для всех групп. Обобщением формул (5) и (6) является выражение!=1 п K(p)\ = H c,v mi ip=p mi )- ( 7 к )!=1 Для ЦТ без разделения ресурса на каналы передачи существует определенная средняя занятость ресурса в единицу времени потоками заявок от разноскоростных источников, обслуженных с заданным качеством [1, 4]. Это означает, что в установившемся режиме функционирования ЦТ средняя величина занятого ресурса С и (р) в общем объеме ресурса С и при вероятности потерь поступающих заявок p определяется количеством сообщений, передаваемых по ЦТ от всех i-х групп источников. При этом средняя величина занятого ресурса ЦТ СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

43 41 есть сумма средних занятых ресурсов каждой скоростью С и (р.) при заданном качестве обслуживания: п С И (Р) = Т 1=1 С = W Пропускная способность i-й части ресурса будет определять долю информации, переданной по ЦТ с установленной для него скоростью Сi при заданном качестве обслуживания: = (8) В свою очередь, применение статистического уплотнения речевых сообщений [1, 4] приводит к увеличению пропускной способности, что следует учесть введением в формулу (8) соответствующего коэффициента: (9) где г г - коэффициент статистического уплотнения в /-м цифровом потоке (г ( > 1). При передаче информации в виде пакетов наличие в их адресной части дополнительных (служебных) бит ведет к снижению пропускной способности ЦТ [6, 8]. При этом коэффициент у г, определяющий долю служебной информации в пакете, может изменяться в пределах от 0 до 1. Тогда пропускная способность ЦТ будет определяться суммой пропускных способностей i-х частей занятого ресурса: w, ^ с (рм, tt Наличие единого показателя для сетей связи, использующих различные способы разделения ресурса, упрощает их оценку, облегчает проведение сравнительного анализа сетей и создает единую базу для расчета их основных параметров. Cj,. Список литературы 1. Вторичные сети военной связи / под ред. А. В. Лисовского. - СПб.: ВАС, Ермишян, А. Г. Теоретические основы построения систем военной связи в объединениях и соединениях: учеб.: в 3 ч. - СПб.: ВАС, Ч. 1: Методологические основы построения организационно-технических систем военной связи. 3. Жигадло, В. Э. Архитектура телекоммуникационных сетей. - СПб.: ВУС, Новые сетевые технологии в системах управления военного назначения / под ред. Н. И. Буренина. - СПб.: ВУС, Корнышев, Ю. Н. Теория телетрафика / Ю. Н. Корнышев, А. П. Пшеничников, А. Д. Харкевич. - М.: Связь, Сети коммутации пакетов / под ред. В. С. Семенихина. - М.: Радио и связь, Теория сетей связи / под ред. В. Н. Рогинского. - М.: Радио и связь, Шварц, М. В. Сети связи. Протоколы, моделирование и анализ. - М.: Наука, Щербина, Л. П. Основы теории сетей военной связи. - СПб.: ВАС, Якубайтис, Э. А. Информационные сети и системы. - М.: Радио и связь, СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

44 Голубцов, С. Г. Методика оценки эффективности функционирования полевой опорной сети связи объединения по пропускной способности / С. Г. Голубцов, В. М. Калинин // Вестн. Воен. акад. Респ. Беларусь (9). - С Мельник, В. Г. Система управления объединения и направления ее совершенствования // Тез. докл. IX ВНК УО «ВА РБ», Минск, марта 2007 г. / ВА РБ. - Минск, С Калинин, В. М. Методика обоснования требований к пропускной способности узлов связи пунктов управления / В. М. Калинин, В. Г. Мельник // Вестн. Воен. акад. Респ. Беларусь (27). - С Чаура, М. И. Методика расчета пропускной способности системы связи / М. И. Чаура, В. Г. Мельник // Вестн. Воен. акад. Респ. Беларусь (30). - С Сведения об авторах: Мельник Владимир Григорьевич, Калинин Владимир Митрофанович, УО «Военная академия Республики Беларусь». Статья поступила в редакцию г. СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

45 43 НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ НА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ГРАНИЦЕ: ВЫБОР СИСТЕМНОЙ ОСНОВЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ УДК :355 А. А. Павловский, С. В. Верлуп* Раскрывается актуальность осмысления и своевременного решения проблемы совершенствования научно-теоретической составляющей обеспечения безопасности страны на Государственной границе сообразно методологической базе Концепции национальной безопасности Республики Беларусь. The judgment's relevance and timely solution of the problem of improvement of a scientifictheoretical component of providing the State's border security according to the National security concept of the Republic of Belarus is discovered in this article. Современная геополитическая ситуация убедительно подтверждает актуальность аксиомы о том, что национальная безопасность суверенной страны начинается с государственной границы. Именно на этом рубеже, с одной стороны, в отношениях между интересами стран, граждан и социальных институтов возникают и проявляются противоречия, которые могут стать предпосылками возникновения угроз устойчивому и прогрессивному функционированию как конкретной страны, так и региональной и международной стабильности, с другой - начинает работать система их своевременного выявления и адекватного реагирования. Республика Беларусь с момента приобретения суверенитета также столкнулась на своей государственной границе с необходимостью решения крайне важной проблемы эффективного противодействия уже существующим и принципиально новым формам и видам долгосрочных и устойчивых угроз национальным интересам, таким, как: территориальные претензии со стороны соседних стран; активизация разведывательной и иной противоправной деятельности спецслужб сопредельных государств и третьих стран деструктивного характера; проявление национализма и противоречий религиозного характера; расширение экономической экспансии, трансграничная организованная противоправная деятельность, связанная с терроризмом, контрабандой наркотиков, оружия, транзитной незаконной миграцией, возникновением других опасных для жизни и здоровья граждан и социально-экономической стабильности общества криминальных проявлений. В связи с этим важной составляющей процесса реализации устойчивой политики социальноэкономического развития страны выступает и остается непрерывное осмысление и своевременное совершенствование научных подходов, способствующих реальному повышению эффективности действий сил и средств обеспечения национальной безопасности на установленной законодательством методологической основе. Данными обстоятельствами обосновывается как теоретическое, так и прикладное значение рассматриваемой темы и определяется цель данной статьи. В качестве методологической базы анализа и исследования проблемы обеспечения национальной безопасности на государственной границе продуктивными представляются следующие подходы. Во-первых, исходно данный фрагмент практики должен познаваться по законам системного подхода, то есть национальную безопасность правомерно рассматривать как развивающийся, открытый и одновременно - закрытый, сложный, противоречивый, нелинейный и одновременно - линейный, многоуровневый и многоплановый, институциональный, вертикально интегрированный управляемый системный объект. Перечисленные характеристики являются набором его главных сущностных признаков. Далее правомерно вести речь о том, что национальная безопасность есть система, которая имеет свои границы функционирова- СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

46 44 ния - пространственные, временные и качественные 1. Пространственная указывает на расположение ее элементов и системы в целом в пространстве, в связи с чем принципиальными являются следующие моменты: а) в международно-правовом оформлении и понимании она совпадает и проходит по линии государственной границы, которая становится в этом случае внешней границей системы национальной безопасности 2. В этом значении внешняя граница очерчивает на местности периметр того конкретного пространства, в пределах которого государство призвано защищать такие основополагающие институты, как независимость, территориальная целостность и суверенитет; б) внешняя (она же государственная) граница системы национальной безопасности констатирует (именно констатирует) статус территории государства не просто в системе физико-географических, а прежде всего геополитических, геостратегических, региональных координат; на этой основе показывает реальную роль и значение страны в регламенте мировой системы обеспечения всеобщей и региональной международной безопасности, а также выстраивает систему отношений с другими странами, в том числе в составе союзов (сообществ). Таким образом, государственная граница правомерно сохраняет статус одного из главных самостоятельных элементов системы национальной безопасности суверенной страны; данный элемент и система соотносятся как частное к общему. Речь идет о том, что государственная граница хотя и представляет собой относительно самостоятельную подсистему с соответствующими атрибутами, но в силу системного закона регламент ее функционирования строго подчиняется закономерностям жизнедеятельности национальной безопасности как системы более высокого порядка; статус государственной границы имеет универсальный характер, так как она выступает единым сущностным признаком, по сути - атрибутомконстантой любой абстрактно взятой системы обеспечения национальной безопасности. Во-вторых, сформулированные отечественным законодателем нормы и требования являются установками для руководства и исполнения в национальном правовом пространстве [1-3]; закрепленные в межгосударственных актах - приоритетными направлениями гармонизации и унификации организационно-правовой базы международного сотрудничества, прежде всего, с российскими партнерами в рамках развития соответствующих форм интеграции Беларуси и России, на настоящий момент - в рамках Союзного государства [4-6]. Руководствуясь избранными подходами, выделим и рассмотрим суть следующих главных составляющих исследуемой проблемы: во-первых, установки действующего законодательства в сфере обеспечения национальной безопасности на государственной границе и применяемый для этого понятийный аппарат, во-вторых, - степень научно-теоретической разработанности данной сферы с точки зрения единого понимания и применения. Первый аспект характеризуется тем, что в практике государственного управления в Законе Республики Беларусь «О Государственной границе Республики Беларусь» выделена такая область деятельности, как государственная пограничная политика, определяемая данным законом как составная часть внутренней и внешней политики Республики Беларусь, 1 Временная граница системы характеризует период ее существования как целостной системы во времени; качественная (на основе избранных критериев) определяет характер взаимодействия системы с внешней средой, прежде всего, интенсивность и параметры возмущающих воздействий, пороговые значения индикаторов, характеризующих устойчивость и направленность развития, сохранение системой заданной сущности и содержания. При этом система национальной безопасности - это система, которая активно взаимодействует с внешней средой. 2 Бесспорно, что с точки зрения организации эффективного управления процессом обеспечения национальной безопасности суверенной страны также крайне необходим и непрерывный информационноаналитический мониторинг фактов, событий и явлений, возникающих и развивающихся за ее пределами в целях их оценки и анализа как реальных или потенциальных источников внешних вызовов, рисков и угроз национальным интересам. СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

47 45 представляющая собой деятельность уполномоченных государственных органов (должностных лиц), направленную на обеспечение пограничной безопасности [2]. Здесь же раскрывается, что пограничная безопасность - это составная часть национальной безопасности Республики Беларусь, представляющая собой состояние защищенности политических, экономических, информационных, гуманитарных и иных интересов личности, общества и государства на Государственной границе и в пограничном пространстве, обеспечиваемое в соответствии с настоящим Законом и иными актами законодательства Республики Беларусь, в том числе путем осуществления охраны Государственной границы, функционирования пунктов пропуска через Государственную границу, предупреждения и пресечения правонарушений на приграничной территории. В контексте рассматриваемой проблемы отметим, что в указанном правовом акте через категорию «цель» определяется содержание понятия «охрана государственной границы» - охрана Государственной границы осуществляется в целях, во-первых, - недопущения противоправного изменения Государственной границы, во-вторых, - обеспечения национальной безопасности Республики Беларусь и, в-третьих, - соблюдения физическими и юридическими лицами законодательства о Государственной границе [2]. Для характеристики второго аспекта проблемы продуктивными представляются следующие выводы С. Галунова, которые, по нашему мнению, наиболее адресно раскрывают суть вопроса обеспечения пограничной безопасности [7]. Ее актуальность, подчеркивает указанный автор, заключается в том, что «...понятие «пограничная безопасность» (ПБ) - важный современный концепт, широко используемый исследователями и лицами, принимающими решения. Интерес к термину возрастает в связи с обострением проблем, имеющих трансграничное измерение: региональных конфликтов, нелегальной миграции, деятельности международных террористов и транснациональных преступных группировок. Необходимость обустраивать новые межгосударственные границы также побуждает оперировать понятием «пограничная безопасность» - например, вследствие интенсификации легальных и нелегальных трансграничных потоков товаров, мигрантов, услуг. Часто рост интенсивности таких связей опережает способность государств реагировать на них соответствующим образом». При этом сущность данной проблемы, как справедливо отмечает С. Голунов, заключается в том, что «.в современной специальной литературе эмпирические разработки в сфере ПБ мало подкреплены теоретическими изысканиями. Это объясняется промежуточным положением предметного поля подобных исследований: оно находится на пересечении исследований безопасности, которые, в свою очередь, связаны с теорией международных отношений (ТМО) и науки о границах (лимологии). Недостаточная устойчивость проблематики усугубляется размытостью понятийного аппарата. На столь зыбкой основе нелегко построить стройную теорию, хотя практическое значение проблематики ПБ служит важным стимулом для работы в данном направлении. Трудности возникают уже при определении термина. Чем является пограничная безопасность: целью или процессом, в ходе которого само состояние пограничной безопасности обеспечивается посредством реагирования на вызовы? Если исходить из первого толкования, то мы вынуждены констатировать: достичь цели можно лишь тогда, когда известны ее четкие и измеримые критерии. Однако те цели, которые ставятся теоретиками и практиками в сфере ПБ, ни четкому определению, ни измерению зачастую не поддаются. Так, эксперты Пограничной службы ФСБ России полагают, что ПБ - это то состояние пограничных отношений, при котором обществу, государству и его гражданам не наносится вреда [8, с. 8]. Выявить и измерить точные параметры такого состояния невозможно, и поэтому научная ценность такой версии определения оказывается под вопросом. Не проще и с другой версией. Если рассматривать обеспечение пограничной безопасности как движение к расплывчатой идеальной цели, то в чем познавательная значимость такого концепта? Некоторые исследователи сомневаются в целесообразности употребления понятия ПБ, предлагая использовать вместо него получивший распространение в странах ЕС термин «пограничный менеджмент». Такое словосочетание смещает акцент на отсутствие СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

48 46 чрезвычайности, постулирует заурядность, обыденность пограничных проблем, необходимость отказа от абсолютизации интересов безопасности при их решении. Однако полностью вывести обсуждение пограничных проблем из комплекса вопросов обеспечения безопасности вряд ли возможно. Во-первых, подавляющее большинство вопросов, которые приходится решать на границе, относятся к нетрадиционным аспектам безопасности. Следовательно, ПБ - это, по сути, одна из форм безопасности, пусть и «мягкой» [7]. В данном контексте следует добавить: российские исследователи всегда подчеркивали, что пограничная безопасность есть одна из развивающихся точек зрения в контексте обеспечения национальной безопасности. Это понятие по ряду принципиальных аспектов смыслового характера не может в полной мере раскрывать суть национальной безопасности на государственной границе, поэтому в теории и практике приоритетным является подход о понимании данного фрагмента общественных отношений как «обеспечение национальной безопасности в сфере защиты и охраны государственной границы». Таким образом, пограничная безопасность остается одной из активно обсуждаемых и актуальных научно-теоретических современных проблем в сфере обеспечения национальной безопасности на государственной границе. В практическом же отношении принципиально, что обеспечение пограничной безопасности установлено законодателем как прямая задача, поставленная уполномоченным для ее решения субъектам (прежде всего, органам пограничной службы), которая как любая правовая норма подлежит обязательному и неукоснительному выполнению [3]. Исходя из этого, руководствуясь типовым алгоритмом действий, субъект управления должен: а) на начальном этапе (по сути, этапе построения требуемой модели будущей деятельности и выбора пути ее реализации) уяснить замысел и цель предстоящих действий для выработки сообразного порядка их выполнения. Иными словами, получить ответы на два главных взаимообусловленных вопроса «Что нужно делать и каким это сделанное должно быть?» и «Что и как следует предпринять, какие действия и в какой последовательности осуществить для получения того, что нужно? То есть - достижения цели». В данном случае, следуя логике нормы законодательства, для обеспечения пограничной безопасности необходимо осуществить определенные меры, в число которых так же входят: охрана государственной границы; функционирование пунктов пропуска через государственную границу; предупреждение и пресечение правонарушений на приграничной территории (при этом не указываются их виды и квалификационные признаки (то есть каких), а также такая важная в общепринятой системе противодействия правонарушениям мера, как их выявление); б) определить и учесть особенности условий, в которых будет решаться задача обеспечения пограничной безопасности. Главные из них, по мнению авторов, состоят в том, что при попытке построить модель практических действий, исполнитель может столкнуться со следующими исключающими друг друга моментами: - если обеспечение пограничной безопасности (как составной части национальной безопасности) есть самостоятельная задача, то одним из путей решения ее является охрана государственной границы. Последняя также является самостоятельной задачей, решаемой в целях обеспечения национальной безопасности, но возникает потребность уточнить следующий аспект - роль и место пограничной безопасности в системе отношений «национальная безопасность - охрана государственной границы». Речь идет о том, что законодатель уже прямо указал одну из ее целей - обеспечение национальной безопасности. Таким образом, правомерно вести речь о возможном наличии предпосылок, снижающих результативность данной деятельности, а именно тех, которые теория называет появлением в процессе управления дублирования и параллелизма; - принципиально важно, что приступая к решению задачи, связанной с организацией охраны государственной границы, исполнитель будет опираться и использовать уже имеющуюся достаточно разработанную и научно-обоснованную правовую и теоретико- СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

49 47 прикладную базу, позволяющую осуществлять и управлять данным видом деятельности на должном уровне. Иными словами, применять проверенные практикой знания, описывающие главные и взаимообусловленные элементы-константы, присущие любой деятельности, взаимодействие которых обеспечивает целостность и без обязательного набора которых сама деятельность невозможна по определению. Такими являются знания об объекте и субъектах охраны государственной границы, целях и задачах, системе форм и методов действий, используемых силах и средствах и условиях их эффективного применения, об измерителях и критериях конечного результата, других составляющих. Также имеются обоснованные подходы, определяющие охрану государственной границы как систему, элементами которой являются установленные законодателем виды деятельности, реализация которых нацелена в комплексе на обеспечение эффективности и надежности охраны государственной границы. Это войсковые действия и контрольнопропускная деятельность (по сути последняя является подвидом охраны границы, но согласно указанию законодателя, определена в качестве одного из путей обеспечения пограничной безопасности); разведывательная и оперативно-розыскная, погранпредставительская, военнотехническая, административно-правовая и уголовно-правовая деятельность. В то же время, по нашему мнению, приступая к решению задачи обеспечения пограничной безопасности, исполнитель, в отличие от вышеуказанной ситуации, может исходить только из общих нормативных указаний, чего объективно недостаточно для организации завершенных действий. Иными словами, перед соответствующими субъектами возникает резонный вопрос: что нам, кроме общего определения понятия пограничной безопасности, известно о том, что необходимо и в каком порядке сделать для ее обеспечения? Прежде всего, о четко сформулированных теоретико-прикладных и организационноправовых основах, раскрывающих содержание обязательных элементов деятельности 3, осуществляемой для обеспечения пограничной безопасности (например, об ее объекте и предмете, целях и задачах, формах и методах, других). При этом нами подразумевается, что задача обеспечения пограничной безопасности решается одновременно с задачей охраны государственной границы, исходя из чего, при сопряжении данных видов деятельности и их системообразующих элементов, объективно возникает еще ряд требующих ответа вопросов. Например, в каком соотношении и подчиненности находятся объект и предмет пограничной безопасности и охраны государственной границы, что здесь первично, а что вторично? В такой формулировке вопрос актуален в отношении и других элементов - целей и задач, форм и методов и т. д. Таким образом, необходимость практического исполнения органами пограничной службы Республики Беларусь задачи обеспечения пограничной безопасности и недостаточность ее должного теоретико-методического обеспечения, обусловливает потребность своевременного осмысления сложившейся ситуации и определения комплекса мер и действий, необходимых для устранения данного противоречия. Иными словами, проблемы системного 3 Речь идет о познании с позиций теории деятельности, ядром которой является положение о том, что какая-либо проблема или задача практики рассматривается как результат деятельности. Деятельность понимается как система, обязательными элементами которой являются: потребности и интересы, объект и предмет, субъект, цель (мотив) и желаемый результат) и задачи, требующие решения для ее достижения, формы и методы, силы и средства, конечный (желаемый или реальный) результат; принципиально, что без набора указанных элементов любая деятельность невозможна по определению. Деятельность как процесс имеет соответствующие законы и принципы, регулирующие отношения как между указанными элементами, динамику, статику и ход реализации как этих элементов, так и саму деятельность в целом. Материальной и целеполагающей сущностью деятельности людей, социальных групп и институтов является практика, которая представляет основу освоения и преобразования объективной действительности, развития общества и познания. Как по своему содержанию, так и по способу осуществления, практика носит общественно-исторический характер, является главным критерием определения истинности деятельности; дает науке фактический материал для теоретического осмысления, определяет строй, объективное содержание и направления мышления человека. СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

50 48 выбора основы совершенствования знаний в сфере организации и управления процессом обеспечения пограничной безопасности, сообразных методологическим установкам Концепции национальной безопасности Республики Беларусь (далее - Концепция). Под проблемой системного выбора в нашем случае понимается проблема выбора такой формы организации базы знаний, которая обладает фундаментальными свойствами, способствующими единому пониманию: а) сущности и содержания деятельности соответствующих органов государственного управления Республики Беларусь по обеспечению баланса интересов личности, общества, государства и их защите от внутренних и внешних угроз в сфере обеспечения национальной безопасности на Государственной границе; б) подходов к формированию и реализации государственной политики обеспечения национальной безопасности на государственной границе; в) методологической основы совершенствования актов законодательства, документов планирования и организации взаимодействия в интересах обеспечения национальной безопасности на государственной границе с учетом новых угроз, вызовов и рисков. В вопросе избрания формы организации искомой базы важно отметить наличие определенных темпов теоретико-прикладных разработок, нацеленных на обеспечение органов пограничной службы научными знаниями в сфере пограничной безопасности. Но имеющиеся знания, как показывает анализ практики, при возникновении на государственной границе реальных проблемных ситуаций не в полной мере обеспечивают методическим материалом действия уполномоченных субъектов управления, прежде всего, на предмет упреждающего и адекватного реагирования на такие ситуации. Одна из возможных причин такого противоречия заключается, по нашему мнению, в следующем. В качестве основного способа организации деятельности сегодня в отечественной практике обеспечения пограничной безопасности более активно используют и рассчитывают на имеющиеся знания, но при этом не учитывают в полной мере другую всегда присутствующую объективную составляющую - наличие соответствующего объема незнания. Основой незнания выступает отделение неизвестного от известного, умения в сомнении, уточнении, обнаружении противоречия, своевременное выявление которых базируется на прочном фундаменте. научных знаний! Под научными знаниями нами понимаются новые результаты познания, которые характеризуются двумя важнейшими параметрами: объективной истинностью и логической обоснованностью. Производными от них являются такие качества знаний, как их системность, эссенциальность (раскрытие сущности), предсказательная сила (опережение практики), общезначимость, понятийно-терминологический аппарат. Цель их получения должна проявляться в новизне подлежащих решению задач, в ее когерентности относительно уже добытых знаний (предпосылок исследования), в ее актуальности. Соответственно должен быть научным и путь достижения цели, то есть метод и сопутствующие ему средства (философские допущения, логические законы, принципы научных теорий и т. п.), то есть обладать такими качествами, как предметность, целесообразность, предельная общность относительно исследуемой области; отвечать критерию рациональности, носящему историческипреходящий характер 4 [9]. Таким образом, системный выбор искомой основы правомерно и логично определять исходя из оценки степени обеспеченности знаниями данной сферы. Иными словами, результатов ответов, как определить сферу нужного научного незнания познаваемого объекта (то есть, фрагмента практики) и в каком объеме оно существует? как структурировать незнание и определить пути устранения выявленного незнания? 4 Принципиально, что в этом процессе в обязательном порядке следует учитывать и наличие в познаваемой сфере знаний, именуемых житейскими, то есть выработанными в результате разнообразного опыта, прошедших длительное и строгое испытание временем и показавших свою продуктивность. Такого рода знания именуются здравым смыслом; служат интересам осуществляемой деятельности, выступают необходимой опорой для образования научных знаний и создают предпосылки для их дальнейшего развития [9]. СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

51 49 В рассматриваемом контексте объектом выступает деятельность, осуществляемая для обеспечения пограничной безопасности Республики Беларусь, и которая, в свою очередь, определяется как составная часть, по сути - подсистема системы национальной безопасности Республики Беларусь. Это означает (выше нами этот аспект подчеркивался), что регламент рассматриваемой деятельности должен в обязательном порядке подчиняться методологии функционирования Концепции, в основе которой четко просматривается системнодеятельностный подход. Методами получения ответов на поставленные вопросы предлагается избрать: теоретическое моделирование - построение модели системы обеспечения национальной безопасности на государственной границе, сообразной методологии Концепции и модели системы обеспечения пограничной безопасности на основе других законодательных актов; сравнительный анализ наличия элементов в исследуемых моделях систем (таблица). По нашему мнению, возможности предлагаемого подхода состоят в том, что позволяют наглядно увидеть, во-первых, набор установленных Концепцией элементов модели системы деятельности, осуществляемой для обеспечения национальной безопасности, которые для других субъектов становятся обязательными для проектирования моделей соответствующих подсистем их действий, в данном случае - деятельности, связанной с обеспечением пограничной безопасности; во-вторых, степень наличия в структуре исследуемой деятельности должных элементов, а в случае их отсутствия - набор «белых пятен», которые, одновременно, по сути, становятся единицами анализа, направлениями и задачами разработок, нацеленных на выработку материала, требуемого для совершенствования научной составляющей процесса обеспечения пограничной безопасности. При этом данный метод соответствует требованию законодателя, так как используется для формулирования понятий основных видов (сфер) национальной безопасности - политической, экономической, научнотехнологической, других 5. Речь идет о том, что ключевыми единицами определений, на основе которых законодатель раскрывает сущность понятийного аппарата, а также предпосылками его единого понимания являются «национальные интересы», «состояние защищенности» и структурированные «внешние и внутренние угрозы». Следовательно, для выработки понятия «национальной безопасности на государственной границе» путем следования общей формуле Концепции необходимы указанные выше соответствующие материалы. Без них возможно формирование только рамочного рабочего определения искомого понятия с оговоркой используемых допусков. Поэтому допустим, что нам в теоретико-прикладном плане известно содержание таких понятий, как национальные интересы Республики Беларусь на Государственной границе (личности, общества и государства), угрозы этим интересам, другие соответствующие термины. 5 Например, военная безопасность - это состояние защищенности национальных интересов Республики Беларусь от военных угроз. При этом законодатель определяет как систему национальных интересов, так и систему внешних и внутренних угроз в военной сфере, что принципиально важно для организации практической деятельности, связанной с решением данной задачи [1]. СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

52 50 Таблица - Теоретическая модель системы обеспечения национальной безопасности на государственной границе (сообразно методологии Концепции) (Источник - собственная разработка авторов) Структура модели системы обеспечения Элементы пограничной безопасности на государственной границе на основе Концепции 1. Национальные интересы: а) стратегические; б) основные в главных сферах жизнедеятельности: политические; экономические; научно-технические; социальные; демографические; информационные; военные; экологические 2. Угрозы, риски и вызовы национальной безопасности на государственной границе в основных сферах жизнедеятельности 3. Внутренние источники угроз, рисков и вызовов интересам национальной безопасности на государственной границе в основных сферах жизнедеятельности 4. Внешние источники угроз, рисков и вызовов интересам национальной безопасности на государственной границе в основных сферах жизнедеятельности 5. Объекты и субъекты обеспечения национальной безопасности на государственной границе. Объекты: объекты деятельности и критически важные объекты как объекты защиты 6. Цель и основные задачи обеспечения национальной безопасности на государственной границе 7. Принципы обеспечения национальной безопасности на государственной границе 8. Основные направления (меры) нейтрализации внутренних угроз (рисков; вызовов) национальной безопасности на государственной границе 9. Основные направления (меры) защиты от внешних угроз (рисков; вызовов) национальной безопасности на государственной границе: - прогнозирование, выявление, предупреждение и нейтрализация рисков, вызовов и угроз; - недопущение ущерба национальным интересам; - упреждение и минимизация ущерба национальным интересам 10. Силы и средства обеспечения национальной безопасности на государственной границе 11. Основные функции системы обеспечения национальной безопасности на государственной границе 12. Индикаторы (показатели) и критерии эффективности деятельности субъектов обеспечения национальной безопасности на государственной границе Структура модели системы обеспечения пограничной безопасности на основе других законодательных актов Действующая норма в процессе обеспечения пограничной безопасности определяет необходимость защиты следующих национальных интересов: политических; экономических; информационных; гуманитарных (данный вид в действующей Концепции отсутствует), иных Группа мер ссылочного характера (подразумевается, что они уже известны и определены законодателем). Группа мер императивного характера (указаны законодателем), а именно: - реализация государственной пограничной политики; - охрана Государственной границы; - функционирование пунктов пропуска через Государственную границу; - предупреждение и пресечение правонарушений на приграничной территории СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

53 51 На основании вышеизложенного считаем правомерным под национальной безопасностью на государственной границе понимать состояние защищенности национальных интересов Республики Беларусь в сфере охраны Государственной границы, в пунктах пропуска через Государственную границу и связанных с ними объектах, а также на приграничной территории от политических, экономических, научно-технических, социальных, демографических, информационных, военных и экологических угроз. По нашему мнению, данная формулировка более строго соответствует «букве и духу» Концепции, в связи с чем может использоваться в научно-исследовательской работе, связанной с решением теоретико-прикладных задач повышения эффективности обеспечения национальной безопасности, а также для характеристики процессов и явлений в данной сфере социальной практики. Что же касается понятия «пограничная безопасность», то его определение, данное законодателем, выступает для органов власти и управления официальной точкой зрения в сфере теоретико-прикладного и организационно-правового обеспечения данного вида деятельности. Рассмотренные положения позволяют предложить систему совершенствования научного обеспечения национальной безопасности Республики Беларусь на Государственной границе, включающую следующие компоненты: 1. Своевременная разработка обозначенной сферы путем выделения в качестве самостоятельного такого направления, как формирование отечественной теории решения исследовательских проблем и задач обеспечения национальной безопасности на государственной границе, включающей следующие линии (темы) разработок: - отечественная теория государственных границ в условиях участия Республики Беларусь в ОДКБ, создания и становления Союзного государства, единого экономического и таможенного пространства, других объединений (союзов); - информационный компонент обеспечения национальной безопасности на государственной границе (информационное противоборство и технологии); - модели, сценарии, прогнозы и решения в сфере пограничной безопасности (например, «Индикаторы (показатели) и критерии состояния национальной безопасности на государственной границе 2020», «Необезопасность Государственной границы 2025: вызовы, риски и угрозы»; или, используя российские подходы, «Пограничный комплекс 2030» и т. п.). При этом предлагаемое направление рассматривается нами как основа диалектики познания проблем в системе отношений «Республика Беларусь, гражданин и общество - национальная безопасность - Государственная граница». 2. Непрерывная реальная гармонизация в целях унификации подходов, используемых субъектами обеспечения национальной и коллективной безопасности, в данном случае, - пограничными ведомствами Беларуси и России к пониманию сущности и содержания данной деятельности. Речь в первую очередь идет о том, что российская сторона сегодня практически не применяет понятия «пограничная безопасность»; данная сфера общественных отношений и причинно-следственных связей описывается понятиями «безопасность Российской Федерации в пограничной сфере» и «безопасность государственной границы Российской Федерации». Принципиально, что российский законодатель четко определяет организационноправовые основы деятельности соответствующих исполнителей и возникающие при этом новые аспекты, а именно: а) перечень основных угроз интересам и безопасности Российской Федерации в пограничной сфере, а также необходимых мер противодействия; б) задачи обеспечения безопасности государственной границы Российской Федерации и, что особенно важно, главные направления их эффективного решения [10-12]. При этом также следует учесть: - нормы российских правовых актов, в отличие от отечественных, достаточно четко регулируют сферу отношений, именуемых «государственная пограничная политика» [13]; СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

54 52 - наличие межгосударственного правового акта по вопросу проведения Беларусью и Россией единой пограничной политики [4] и отсутствие такого документа в Республике Беларусь. 3. Своевременное внедрение теоретико-прикладных разработок, имеющих возможность реальной реализации. Перспективными представляются два следующих предложения: а) в рамках реализации такой меры, определенной Концепцией защиты от внешних угроз национальной безопасности как развитие по периметру внешних границ Республики Беларусь пояса добрососедства, полезными здесь представляются следующие результаты исследования проблемы совершенствования сотрудничества пограничных ведомств Республики Беларусь и Российской Федерации в интересах обеспечения региональной пограничной безопасности Союзного государства, такие как: - введение в научный оборот применительно к белорусскому участку внешней границы Союзного государства ряда новых понятий, таких как «Западный пограничный регион Союзного государства», «Зона пограничной безопасности» (зона - греч. «пояс»), «Западная зона пограничной безопасности Союзного государства»; - создание в пределах территорий приграничных областей Беларуси и России региональной «Западной зоны пограничной безопасности Союзного государства» как межведомственного невоенного института, призванного в комплексе способствовать расширению существующего правового пространства сотрудничества пограничных ведомств Беларуси и России как предпосылки повышения эффективности их взаимодействия между собой и с другими субъектами обеспечения национальной безопасности государств-участников; - для практической реализации данного института предлагалась совместная разработка и внедрение в практику целевой региональной программы сотрудничества с одноименным названием [14; 15]. б) подготовка информационно-справочного научного издания с рабочим названием «Режим государственной границы Республики Беларусь в материалах и документах». Цель издания - поддержка деятельности Государственного пограничного комитета и МИД Республики Беларусь, связанной с обеспечением устойчивого развития международных отношений на основе использования впервые систематизированных открытых актов режима Государственной границы Республики Беларусь и сопредельных стран (в рамках функционирования пограничных ведомств стран ЕС, России, СНГ); предисловие к изданию оформлять также на английском языке. На первый взгляд, возможность обобщения и сведения указанных актов в единое целое очевидна, но как показал анализ, такого рода изданий нет в изученной практике - это и становится нововведением (элементом инновационного подхода). Важно, что подготовка не потребует проведения специальных исследований (соответственно, интеллектуальных, материальных и временных затрат); время и затраты будут необходимы только на систематизацию материала (нормативных правовых актов), редактирование и издание. В то же время применение издания способствует усилению позиций Республики Беларусь в международном сотрудничестве за счет подкрепления вербального взаимодействия официальным материалом, прежде всего, содержанием предисловия; его презентация в информационных сетях будет характеризовать законодательный и интеллектуальный потенциал, в данном случае пограничного ведомства и МИД Республики Беларусь, что в комплексе способствует укреплению международного авторитета нашей страны. В заключение считаем важным отметить, что интересам эффективной реализации предлагаемых подходов может способствовать корректировка идеологии научноисследовательской работы (НИР) в интересах обеспечения национальной безопасности Республики Беларусь на Государственной границе, а именно, переход на иную основу понимания сущности пограничной безопасности как постоянно развивающегося системного объекта, приобретающего новые качества. В таком понимании пограничная безопасность - это объект с будущими характеристиками - необезопасность на государственной границе; главные цели НИР - своевременная выработка высокого качества знаний и их систематизация, прежде всего, в отношении моделей развития необезопасности в среднесрочной и долгосрочной перспективе с учетом развития и изменений геополитической ситуации в регионе. СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

55 53 Список литературы 1. Концепция национальной безопасности Республики Беларусь: Указ Президента Респ. Беларусь от 9 нояб г Минск, с. 2. О Государственной границе Республики Беларусь: Закон Респ. Беларусь, 21 июля 2008 г. 419-З // Национальный интернет - портал Республики Беларусь. URL: &p2={NRPA} (дата обращения: ). 3. Об органах пограничной службы Республики Беларусь: Закон Респ. Беларусь, 11 ноября 2008 г. 454-З З // Национальный интернет-портал Республики Беларусь. URL: ttp://pravo.by/main.aspx?guid=3871&p0=h &p2={nrpa} (дата обращения: ). 4. Концепция пограничной политики Союза Беларуси и России: утв. Решением Высш. Совета Союза Беларуси и России от 28 апр г Минск: БИ, с. 5. Программа действий Российской Федерации и Республики Беларусь по реализации положений Договора о создании Союзного государства от 8 декабря 1999 г. 6. Концепция безопасности Союза Беларуси и России: утв. Решением Высш. Совета Союза Беларуси и России от 28 апр г Галунов, С. Безопасность пограничных пространств / С. Галунов // Международные процессы. Журн. теории междунар. отношений и мировой политики. URL: (дата обращения: ). 8. Проблемы пограничной политики государства и пути их решения: монография / М. Л. Гришин [и др.]. - М.: БДЦ-пресс, с. 9. Берков, В. Ф. Научность как методологическая категория / В. Ф. Берков // Проблемы управления (17). - С Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года: утв. Указом Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. 537) // Совет Безопасности Российской Федерации. URL: (дата обращения: ). 11. О Государственной границе Российской Федерации: Закон Рос. Федерации, 1 апр г (в ред. Федерального закона от 29 нояб г., 148-ФЗ) // Гарантинформационно-правовой портал. URL: (дата обращения: ). 12. О Пограничной службе Российской Федерации: Закон Рос. Федерации, 4 мая 2000 г., N 55-ФЗ // Гарант-информационно-правовой портал - URL: (дата обращения: ). 13. Основы пограничной политики Российской Федерации: утв. Президентом Рос. Федерации 5 окт г. // Безопасность, оборона, государственная граница: сб. нормативных правовых актов. - Вып. VII - М.: Федеральная пограничная служба Рос. Федерации, С Павловский, А. А. Перспективные направления развития и применения Пограничных войск Республики Беларусь в интересах пограничной безопасности Союзного государства / А. А. Павловский. - Минск: Гос. комитет пограничных войск Респ. Беларусь, Акад. воен. наук, с. 15. Верлуп, С. В. Пути совершенствования взаимодействия оперативных органов пограничных ведомств Республики Беларусь и Российской Федерации в интересах обеспечения региональной пограничной безопасности Союзного государства / С. В. Верлуп. - Минск: ИНБ Респ. Беларусь, с. *Сведения об авторах: Павловский Александр Алексеевич, Верлуп Сергей Владимирович, УО «Военная академия Республики Беларусь». Статья поступила в редакцию г. СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

56 54 ПОДХОД К МОДЕЛИРОВАНИЮ РЕФЛЕКСИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ В СИСТЕМЕ ИМИТАЦИОННОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ УДК Е. В. Рулько, А. В. Герцев* В статье дано обоснование необходимости учета рефлексивного управления в процессе принятия решений моделируемым объектом в целях обеспечения адекватности принимаемых им решений, а также предложен подход к его реализации. In article the substantiation of necessity of the account of reflective management in decision-making process by modelled object, for the purpose of maintenance of adequacy of decisions accepted by it is given, and also the approach to its realisation is offered. Основной задачей научно-исследовательского центра моделирования военных действий УО «ВА РБ» является создание системы имитационного моделирования военных действий, которая представляет собой комплекс агрегированных моделей, воспроизводящих характерные особенности функционирования тех или иных реальных объектов. Главное требование к такой системе - адекватное воспроизведение событий реальных военных действий. Необходимо, чтобы поведение автономных модельных объектов было максимально приближено к поведению реальных объектов в тех же условиях обстановки. Анализ исторического опыта ведения вооруженной борьбы свидетельствует в пользу того, что успех военных действий во многом зависит от умения командира творчески подойти к задаче управления и способности перехитрить противника. Для формализации данного вида мыслительной деятельности противоборствующих сторон наиболее близким по сути является математический аппарат рефлексии. Основная идея рефлексивного управления заключается в том, что принимающий решение в условиях противоборства ставит себя мысленно на место противника и, имитируя его рассуждения, принимает решение за противостоящую сторону, которое затем учитывает при планировании своих действии. Подобный процесс может повторяться несколько раз, т. е. полученное таким образом решение может использоваться для повторной имитации рассуждений противника с учетом того, что данное решение в той или иной степени противнику известно. В связи с этим вводится понятие ранга рефлексии. Если решение принимается без учета решения противника, то ранг рефлексии равен нулю. Если при принятии решения считается, что противник имеет нулевой ранг рефлексии и полученное при таком предположении решение противника учитывается при планировании своих действий, то имеет место рефлексия первого ранга и т. д. [1]. В настоящее время отсутствуют какие-либо методики использования алгоритмов учета эффекта рефлексии в управлении в чистом виде на практике, при этом информация носит в основном описывающий и обобщающий характер [2] или касается в большей степени психологических аспектов [3, 4]. Широкое распространение и освещение получили различные алгоритмы теории игр [5-7]. Это дает возможность адаптировать ряд известных на сегодняшний день подходов к решению задач моделирования управленческой деятельности командира. Однако известные алгоритмы теории игр только опосредованно реализуют рефлексивное управление и не могут использоваться для моделирования такового в чистом виде, что вызывает необходимость разработки методики моделирования рефлексивного управления в системе имитационного моделирования военных действий. Любая система имитации рефлексивной управленческой деятельности должна позволять отвечать на вопрос - каким должно быть рациональное поведение моделируемого объекта в данных условиях обстановки - реальной или сформированной в результате перебора наиболее вероятных вариантов. СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

57 55 Сегодня на практике в этих целях наиболее часто используются системы ситуационного управления, и подобная тематика достаточно хорошо проработана как в теории, так и на практике. Пусть имеется некий модельный объект S1 и его противник S2. Для описания алгоритма рефлексивного управления модельным объектом S1 введем систему обозначений. Через R обозначим решение противника S 2, через SR - решение модельного объекта S 1, а через X - вариант поведения модельного объекта S1, соответствующий решению SR. При проведении рассуждений в процессе принятия решения используются описания обстановки, рассматриваемые как с позиции стороны, принимающей решение, так и с позиции противника. Описание обстановки различно для каждой из сторон и зависит от степени их информированности. Обозначим через П 2 2 и П 2 совокупности предложений, составляющих описание обстановки с точки зрения систем S 1 и S 2. Система S 1 имеет некоторые предположения об информированности S 2, которые можно выразить совокупностью предложений П\ - описанием представления об обстановке системы S 2 с точки зрения S 1. Аналогично S 2 располагает описанием предоставления П\ об обстановке системы S 1 с точки зрения S 2. Кроме описаний обстановки, при рефлексивном управлении используется понятие доктрины. Под доктриной понимается совокупность правил принятия решений, которую мы будем обозначать через D\ и D 2 соответственно для S1 и S2. Через D 2 (D l ) обозначим доктрину соответственно для S 2 (S 1 ) с точки зрения S 1 (S 2 ). Представления системы 51 о представлениях системы S2 относительно системы S1 обозначим как D 22. Доктрину системы S 1, предполагаемую системой S 2 с точки зрения системы S 1 обозначим как D 21. Аналогичным образом можно обозначать представления о представлениях для более высоких рангов рефлексивного управления [1]. По сути дела, доктрина будет являться набором решающих правил системы ситуационного управления. Под структурой информированности SU 1 будем понимать совокупность собственной информированности П\, представлений системы S 1 о информированности системы П\, представлений системы S 1 о представлениях системы S 2 относительно системы S 1 - П доктрины D j и т. д. Под структурой доктрин SD будем понимать совокупность собственной системы S 1, доктрины системы S 2 с точки зрения системы S 1 - D\, доктрины системы S 1, которая предполагается системой S 2 с точки зрения системы S 1 - D 21, и т. д. Формализованный вариант поведения моделируемого объекта обозначим через X. Под показателем успешности развития событий М будем понимать значение, характеризующее успешность того или иного варианта поведения моделируемого объекта, определяемое по методу анализа иерархий [8] на основании показателей состояния выполняемой задачи, состояния моделируемого объекта и других параметров. Под итоговой вероятностью P будем понимать условную вероятность структуры информированности и структуры доктрин. Необходимым этапом, предшествующим моделированию, является формализация набора вероятных структур информированности SIl\ - SIJl и набора структур доктрин SDl - SD\ моделируемого объекта, а также соответствующих им вероятностей PSn\ - PSn\ и PSD\ - PSD\. При этом информация, касающаяся структуры информированности, может быть частично или полностью сформирована в процессе моделирования. Аналогичным образом может быть сформирована информация о структуре доктрин (за исключением собственной доктрины D j ). В таком случае будет иметь место адаптивное управление. СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

58 56 Для произвольного ранга алгоритм учета рефлексии в процессе имитации управленческой деятельности можно описать следующим образом: если текущее состояние системы С сист принадлежит множеству проблемных ситуаций C, т. е. в текущий момент времени имеет место описанная проблемная ситуация, организуется цикл перебора возможных сочетаний вероятных структур информированности Sill - Sill и вероятных структур доктрин SDl - SD\ моделируемого объекта. Для каждого из их возможных сочетаний осуществляется последовательное принятие решений системой ситуационного управления за противника, на основании которых принимаются решения за моделируемый объект в иерархии рефлексивных рассуждений. После принятия окончательного решения моделируемым объектом SR n и вывода соответствующего ему варианта поведения X n организуется вложенный цикл перебора альтернативных сочетаний вероятных структур информированности Sn\ - SII\ и вероятных структур доктрин SI)\ SD\ моделируемого объекта, включающий также и текущий вариант сочетания вероятной структуры информированности S^ и вероятной структуры доктрин SDj, определенный внешним циклом. Затем для текущего варианта поведения моделируемого объекта X n, определяемого внешним циклом, и сочетания вероятной структуры информированности и структуры доктрин, определяемого внешним циклом, путем проведения имитационных экспериментов находится система показателей M 1 - M m успешности развития событий и соответствующих им альтернативных вариантов доктрины и информированности противника с соответствующими им условными вероятностями. После завершения внутреннего цикла перебора альтернативных вариантов структур информированности и доктрин для рассматриваемого во внешнем цикле варианта поведения моделируемого объекта X n осуществляется подсчет общего показателя успешности развития событий M o для рассмотренных во внутреннем цикле альтернативных сочетаний структур доктрин и структур информированностей: г - т i - О где F (Pi, Mi) - функция, определяющая формализованную систему предпочтений моделируемого объекта - его предпочтение между надежными или рискованными, но наиболее результативными вариантами. В случае если моделируемый объект «предпочитает» менее эффективные, но и менее рискованные решения, то решающий вес в формировании значения будет иметь итоговая вероятность Pi, по сравнению с показателем успешности развития событий Mi. В противном случае, если решающий вес в формировании значения будет иметь показатель успешности развития событий Mi, объект будет склонен к «авантюризму». В качестве конечного варианта поведения моделируемого объекта выбирается вариант из множества с наибольшим значением M o. Обобщенная методика учета рефлексивного управления представлена на рисунке. Рисунок - Методика рефлексивного управления (начало) СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

59 57 Рисунок - Методика рефлексивного управления (окончание) Таким образом, учет рефлексивного управления позволяет принять решение за моделируемый объект, учитывающее возможный ход противника. Кроме того, моделирование процессов рефлексивного управления позволяет на основе решения обратной задачи определить, какой должна быть структура информированности противника, чтобы он принял то или иное решение, и на основе этого сформировать с учетом предполагаемой структуры информированности противника конкретные предложения по введению его в заблуждение или навязыванию ему ложной стратегии. Список литературы 1. Булойчик, В. М. Военно-прикладные вопросы математического моделирования. Основы теории математического моделирования боя и боевых действий / В. М. Булойчик. - Минск: ВА РБ, с. 2. Новиков, Д. А. Рефлексивные игры / Д. А. Новиков, А. Г. Чхартишвили. - М.: Синтег, с. СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

60 58 3. Лефевр, В. А. Контуры фундаментальной психологии / В. А. Лефевр. - М.: Прогресс, с. 4. Лефевр, В. А. Конфликтующие структуры / В. А. Лефевр. - М.: Сов. радио, с. 5. Дрешер, М. Стратегические игры. Теория и приложения / М. Дрешер. - М.: Сов. радио, с. 6. Суздаль, В. Г. Теория игр для флота / В. Г. Суздаль. - М.: Воениздат, с. 7. Петросян, Л. А. Теория игр / Л. А. Петросян. - М.: Высш. шк., с. 8. Саати, Т. Принятие решений при зависимостях и обратных связях / Т. Саати. - М.: ЛКИ, с. *Сведения об авторах: Рулько Евгений Викторович, Герцев Андрей Владимирович, УО «Военная академия Республики Беларусь». Статья поступила в редакцию г. СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

61 59 АНАЛИЗ ФАКТОРОВ, ВЛИЯЮЩИХ НА СИСТЕМУ АРТИЛЛЕРИЙСКОЙ РАЗВЕДКИ ОТДЕЛЬНОЙ МЕХАНИЗИРОВАННОЙ БРИГАДЫ УДК О. А. Стракович, М. С. Гремчук, В. А. Касинский* В статье проанализированы факторы, влияющие на функционирование системы артиллерийской разведки в оборонительном бою отдельной механизированной бригады и определены направления снижения их негативного влияния на исход боя. The article analyzes the factors affecting the artillery reconnaissance in a defensive battle separate mechanized brigade and determined the ways of reducing their negative impact on the outcome of the battle. История войн и вооруженных конфликтов убедительно свидетельствует о постоянном возрастании роли огневого поражения в вооруженной борьбе. Ход и исход боев, операций и сражений все больше становится зависимым от средств огневого поражения сторон. Дальнобойность, точность и скорострельность современных огневых средств позволяют осуществлять глубокое и эффективное огневое поражение. Анализ проведенных командно-штабных учений и штабных тренировок в ВС РБ показывает, что при отражении вооруженной агрессии основная часть задач огневого поражения противника в операциях ВС РБ будет возлагаться на ВВС и РВиА. При этом доля участия РВиА в огневом поражении противника (ОПП) при отражении вторжения ударных группировок сухопутных войск может составлять до 75 %, а в тактической и ближайшей оперативной глубине - до 85 %, что обусловливает необходимость обеспечения эффективного применения рода войск [1]. Однако сегодня задачи обеспечения РВиА разведывательными данными об объектах огневого поражения практически полностью возлагаются на артиллерийскую разведку (АР), которая является лишь составной частью тактической разведки. В целях наиболее эффективного использования возможностей имеющихся сил и средств АР в бою осуществляется планирование АР, которое основывается на прогнозировании ее результатов. Прогнозирование результатов АР заключается в определении значения показателя степени вскрытия объектов системой АР и возможных ее результатов в ожидаемых условиях ведения оборонительного боя бригадой и включает: оценку ожидаемого состава и характера действий противника; определение объема задач системы артиллерийской разведки бригады при ведении оборонительного боя; анализ объектов артиллерийской разведки; анализ влияния физико-географических условий на ведение артиллерийской разведки; оценку состава и состояния сил артиллерийской разведки отдельной механизированной бригады; оценку соответствия возможностей системы артиллерийской разведки отдельной механизированной бригады (омбр) по обеспечению выполнения ей боевых задач в современном оборонительном бою; оценку достоверности, точности и оперативности разведывательных данных артиллерийской разведки. Рассмотрим указанные элементы. К факторам, характеризующим деятельность противника и влияющим на эффективность АР, относятся: состав объектов разведки, время их пребывания в районе (на позиции, марше); степень их маскировки; состояние системы противодействия ПВО, ПРО, РЭБ противника и ожидаемый порядок их применения; огневая деятельность артиллерии противника. Однако для проведения анализа названных факторов прежде необходимо определить состав, характер действий и количество объектов противника, поражаемых артиллерией отдельной механизированной бригады в оборонительном бою. СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

62 60 Известно, что АР является видом боевого обеспечения РВиА, и объем задач системы АР омбр может выражаться количеством объектов, составляющих объем задач ОПП артиллерией бригады в оборонительном бою. Под объектами ОПП артиллерией омбр будем понимать силы и средства вооруженной борьбы, инженерные сооружения, которые могут эффективно поражаться артиллерией бригады и снижать боевой потенциал противника. Анализ планирования ОПП при проведении штабных тренировок и командноштабных учений в соединениях и воинских частях показал, что исходя из возможностей артиллерии бригады объектами ОПП в обороне могут быть: основные элементы пунктов управления дивизий, пункты управления бригад (полков), батальонов и им равных, пункты управления разведкой и РЭБ; наземные элементы разведывательно-ударных комплексов, пункты управления оружием, центры (пункты) управления и оповещения авиации и ПВО; артиллерийские (минометные, зенитные) батареи (взводы); роты (батареи) в районах сосредоточения, взводы в боевом порядке и на огневых позициях; вертолеты на посадочных площадках; радиолокационные станции и посты полевой артиллерии, ВВС и ПВО; взводы (секции) ЗУР на стартовой позиции; основные элементы складов боеприпасов и горючего; мосты, узлы коммуникаций и другие важные объекты [2]. Тогда вероятный объем задач огневого поражения противника в обороне, при наличии достаточного количества боеприпасов и отсутствии ограничений по режиму огня, может быть представлен в таблице 1. Таблица 1 - Объем задач огневого поражения противника в обороне Наименование объекта огневого поражения противника артиллерией Количество объектов (ед.) Взвод САУ 60 Взвод РСЗО 24 Минометный взвод 48 Рота батальона 1-го эшелона 64 Отдельные установки ПТУР, ПТО и танки 646 Рота батальона бригадных резервов 12 КП и ПКП бригад 6 КП (ПКП) бригад, полков, батальонов 36 РПЦ, РПП, РТЦ и РТП частей Р и РЭБ 25 ППУ и ПНО ВВС; ПУО, РЛП и РТП ПВО 37 ПТРез бригад и дивизий 1-го эшелона 8 Группа вертолетов на посадочной площадке 4 Зенитная батарея малой дальности 24 Взвод (пусковая установка) ЗУР средней дальности 16 Пункт хранения боеприпасов и ГСМ бригад 1 -го эшелона 4 Узел коммуникаций, железных дорог 2 ИТОГО 1016 Из анализа данных таблицы 1 видно, что объем задач по обеспечению артиллерии омбр разведывательными данными об объектах огневого поражения в обороне может составлять до 16 наименований объектов противника с общим количеством 1016 единиц противника. Большинство объектов подвижные, а стационарные и малоподвижные объекты составляют соответственно 1-2 % и 5-7 % состава группировки. При этом % объектов - групповые, % объектов войсковой группировки будут представлять собой различные колонны. Доля укрытых объектов может составлять не более %. Наибольшая их часть СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

63 61 будет находиться в полосе глубиной до 40 км от переднего края, где размещается % из них. С учетом характеристик объектов противника уточним, что технические возможности и принципы работы имеющихся сил и средств АР позволяют обнаруживать лишь часть из них. К таким объектам относятся батареи (взводы) САУ, буксируемые артиллерийские батареи (взводы), батареи (взводы) РСЗО и минометные батареи противника, атакующие батальоны противника и их КП, а также ПКП наступающих бригад, взводы ЗУР малой дальности и зенитной артиллерии противника [3, 4]. Вместе с тем согласно [5] для гарантированного достижения требуемой степени огневого поражения группировки войск противника объем задач АР необходимо увеличивать на 15 % в сравнении с объемом задач ОПП артиллерией омбр. На основании изложенного, проведены расчеты ожидаемого объема задач для системы АР омбр в оборонительном бою. В таблице 2 приведены объекты, которые могут вскрываться силами и средствами системы АР омбр в оборонительном бою. Анализ данных таблиц 1, 2 показывает, что объем задач системы АР омбр в оборонительном бою может составить до 9 типов объектов с общим их количеством до 1076 объектов. При этом задача вскрытия батарей (взводов) САУ и РСЗО и минометных батарей (18-30 %), располагающихся, как правило, вне видимости с переднего края обороны, будет решаться главным образом средствами звуковой и радиолокационной АР. Таблица 2 - Объем задач системы АР омбр в оборонительном бою Номер группы и наименование объекта АР Количество объектов (ед.) Взвод САУ 70 Взвод РСЗО 30 Минометный взвод 54 Рота батальона 1-го эшелона 74 Отдельные установки ПТУР, ПТО и танки 680 Колонна роты батальона бригадных резервов 8 ПКП наступающей бригады, КП атакующего батальона 48 Взвод (пусковая установка) ЗУР малой дальности 94 Взвод (пусковая установка) ЗУР средней дальности 18 ИТОГО 1076 Известно [6], что основными объектами огневого поражения в обороне являются групповые и одиночные объекты противника, непосредственно оказывающие воздействие на обороняющиеся части и подразделения омбр, а также огневые средства, ведущие огонь по принципу «вижу-поражаю». Следовательно, 754 объекта огневого поражения (роты батальонов 1 -го эшелона и отдельные установки ПТУР, ПТО и танки) наблюдаются с переднего края обороны наших войск, поэтому могут вскрываться средствами наземной оптической (оптико-электронной), а при их движении в условиях плохой видимости, станциями наземной радиолокационной АР. Роты батальонов бригадных резервов противника могут быть обнаружены лишь при выдвижении их к переднему краю и появлении в зоне видимости средств наземной оптической (оптико-электронной) и радиолокационной АР, то есть, когда данные объекты будут представлять собой колонны подразделений выдвигающихся резервов противника. Проведенный анализ объектов для разведки и огневого поражения артиллерией омбр в оборонительном бою, действующей на направлении сосредоточения основных усилий ОК показал, что эти объекты АР можно условно разделить на две категории. К первой из них отнести объекты, разведывательные сведения о которых добываются непосредственно силами и средствами АР бригады. Ко второй группе - объекты, разведывательные сведения о которых обобщаются органами управления АР из разведывательных сведений, поступающих от других видов разведки. СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

64 62 Таким образом, объем задач артиллерийской разведки омбр в оборонительном бою может составить 1016 из 1076 объектов ОПП артиллерией омбр, или 93 % от общего количества. При этом около 67 % объема ее задач составляют объекты, наблюдаемые с переднего края обороны, 30 % - артиллерийские подразделения противника на ОП. Указанные показатели свидетельствуют о доминирующей роли сил и средств артиллерийской разведки омбр в обеспечении разведывательными сведениями средств ОПП. Известно, что цели, поражаемые артиллерией, могут быть наблюдаемыми и ненаблюдаемыми. При этом поражение наблюдаемых целей осуществляется, как правило, способом, который позволяет получить наиболее точные установки для стрельбы и, следовательно, компенсировать ошибки разведывательных данных. Поскольку основная масса объектов для АР, которые поражаются артиллерией омбр, представляют собой наблюдаемые с переднего края обороны элементы боевых порядков атакующего противника, то эффективность их огневого поражения может оцениваться непосредственным наблюдением, а огонь при необходимости корректироваться. Это позволяет принимать к огневому поражению объекты атакующего противника исходя из огневых возможностей артиллерийских подразделений и необходимой эффективности поражения. Анализ объектов АР показывает, что они в основном являются групповыми высокоманевренными объектами. Это обстоятельство вызывает необходимость в ходе выработки решения на их поражение оценивать достоверность, точность и своевременность разведывательных данных. Рассредоточенность боевых порядков артиллерии противника обусловливает целесообразность считать объектами АР не артиллерийские батареи, а огневые взводы на ОП. Это увеличит объем разведывательных задач, но позволит повысить достоверность, точность и своевременность разведывательных данных и, следовательно, эффективность огневого поражения. Таким образом, наиболее жесткие требования по достоверности, точности и оперативности будут предъявляться к разведывательным данным об огневых взводах САУ и РСЗО противника. Их высокая маневренность, рассредоточенность и нелинейность построения боевых порядков вызывает необходимость считать основными объектами не артиллерийские батареи, а их огневые взводы на ОП. Вместе с тем на возможности средств АР существенное влияние оказывают физикогеографические условия района боевых действий. Изучение влияния физико-географических условий Республики Беларусь на ведение АР показывает, что вследствие полузакрытого рельефа местности эффективность оптико-электронной и наземной радиолокационной АР снижается в 1,5-5 раз. Известно, что эффективность звуковой разведки значительно зависит от условий распространения звуковых волн. Согласно [5] лесные массивы, водоемы, промышленные и гражданские сооружения переотражают звуковые волны и препятствуют их распространению. Поэтому можно утверждать, что полузакрытый характер рельефа местности РБ будет отрицательно влиять на ведение звуковой разведки. Это подтверждает и сравнение приведенных в [7] значений вероятности обнаружения объектов звуковой разведкой в условиях открытой и полузакрытой местности, показывающее, что полузакрытый рельеф местности в 1,5-2 раза снижает эффективность звуковой разведки. Рассмотрим факторы, характеризующие организацию и ведение АР. К ним относятся: время ведения разведки, в том числе в светлое время суток; высота полетов средств воздушной разведки, районы их полетов; распределение средств разведки по задачам, рубежам и направлениям [3]. Однако учет только этих факторов для анализа влияния организации и ведения АР нельзя признать достаточным. Названные факторы отражают лишь некоторые исходные данные для планирования действий имеющихся сил и средств АР и его результаты. На наш взгляд, факторами, характеризующими организацию АР, следует также считать: количество и состояние ее сил и средств, порядок сбора и способы обработки разведывательных сведений в системе АР. Проведенный анализ влияния факторов, обусловленных характером организации и ведения АР показывает, что количество имеющихся радиолокационных средств АР в омбр СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26'2014

65 63 не соответствует потребности. Вследствие этого кратность перекрытия полосы АР в оборонительном бою значительно ниже требуемой (даже с учетом подразделений усиления) и не позволяет достичь требуемой кратности перекрытия средствами радиолокационной артиллерийской разведки даже направления сосредоточения основных усилий. Применяемые способы обработки разведывательных сведений на пункте управления АР омбр в бою значительно увеличивают время разведки объектов и поэтому снижают качество разведывательных данных. На оснащении подразделений АР омбр находятся технически и морально устаревшие средства разведки. Их относительно низкие ТТХ усугубляются ухудшающимся техническим состоянием, вследствие чего до 50 % сил и средств АР омбр в оборонительном бою могут оказаться не готовыми к применению. Таким образом, рассмотренные факторы еще раз подтверждают приведенное выше положение о необходимости переоснащения подразделений АР более совершенными средствами или внедрения более эффективных способов действий указанных подразделений. Очевидно, что поиск новых способов действий предпочтительнее (прежде всего, с экономической точки зрения) и требует проведения дальнейших исследований. Переходя к рассмотрению соответствия возможностей системы АР возлагаемому на нее объему задач, необходимо отметить, что проведенные в [8] расчеты свидетельствуют об ограниченности указанных возможностей и их недостаточности. Наиболее сложно стоит проблема борьбы с высокоманевренными объектами противника. Ожидаемая степень вскрытия ОП артиллерии противника системой средств радиолокационной, звуковой и воздушной разведки в условиях РЭП составляет по самоходной артиллерии всего 7-13 %. Кроме того, увеличение объема задач системы АР омбр в оборонительном бою сопровождается повышением требований к достоверности, точности и оперативности добываемых разведывательных данных. Оценка точности определения координат разведанных объектов системой АР омбр в оборонительном бою показывает, что они соответствуют требованиям огневого поражения артиллерией бригады только по минометным подразделениям противника. Исходя из этого, для достижения требуемой эффективности огня артиллерии необходимо оснащение АР омбр новыми средствами радиолокационной и звуковой разведки, способными определять координаты объектов противника с точностью м. Вместе с тем оценка оперативности разведывательных данных, добываемых системой АР омбр в оборонительном бою, показывает, что она не удовлетворяет требованиям огневого поражения. Низкая техническая пропускная способность средств АР и производительность обработки разведывательных сведений на пункте управления АР не позволяют подготовить своевременные разведывательные данные о большинстве высокоманевренных объектах. Для эффективной борьбы с ними система АР омбр должна быть способна вести разведку, затрачивая на добывание разведывательных данных о высокоманевренных объектах противника не более 1 минуты [8]. Следовательно, система АР омбр в оборонительном бою не способна обеспечивать поражение высокоманевренных объектов противника. Таким образом, возможности АР омбр в оборонительном бою не соответствуют выполняемым задачам по количеству и качеству добываемых разведывательных данных для ОПП, что обусловливает необходимость поиска путей повышения эффективности системы АР омбр в оборонительном бою. Список литературы 1. Земсков, О. А. Ракетные войска и артиллерия на современном этапе. Дальнейшие пути их развития / О. А. Земсков. // Армия С Методика оперативно-тактических расчетов при планировании огневого поражения противника ракетными войсками и артиллерией в операциях (бою): учеб. пособие. Кн. IV. - Л.: ВАА, С Пособие по проведению оперативно-тактических расчетов при планировании артиллерийской разведки. - М.: Воениздат, С. 96.

66 64 4. Справочник по типовым наземным объектам вооруженных сил основных капиталистических государств. - М.: Воениздат, с. 5. Артиллерийская разведка: учеб. - М: Воениздат, С Методика оперативно-тактических расчетов при планировании огневого поражения в штабе ракетных войск и артиллерии в операции (бою). - М.: Воениздат, Ч Артиллерийская разведка: учеб. - Минск: ВА РБ, С Головко, Л. И. Пути совершенствования артиллерийской разведки для повышения эффективности огневого поражения противника в оборонительном бою мсд: дис.... канд. воен. наук / Л. И. Головко. - Л.: ВАА, С *Сведения об авторах: Стракович Олег Анатольевич, Гремчук Михаил Степанович, Касинский Владимир Александрович, УО «Военная академия Республики Беларусь». Статья поступила в редакцию г.

67 65 ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ СИСТЕМЫ ВОССТАНОВЛЕНИЯ АВТОМОБИЛЬНОЙ ТЕХНИКИ УДК В. Н. Цыганков, В. Ю. Банников, С. В. Долудо* В статье представлены методики оценки эффективности системы автомобильной техники соединения и объединения. In the article the technique of an estimation of overall performance of divisions with use of mathematical methods is considered. восстановления repair-regenerative Основу подвижности и маневренности войск в современном бою составляет автомобильная техника (АТ). Насыщенность боевых порядков войск АТ ведет к массовому выходу ее из строя. Основным источником восполнения потерь является восстановление вышедших из строя машин в ходе боя. Для своевременного восстановления вышедшей из строя АТ предназначена система восстановления. В современных условиях для обеспечения требуемого уровня восстановления особую важность приобретает вопрос рационального использования сил и средств системы восстановления, повышения эффективности работы за счет сокращения непроизводительных затрат времени на перемещение мастерских, свертывания и развертывания их при производстве ремонта, рационального планирования работы системы и т. д. Все это может быть достигнуто корректной и правильной оценкой эффективности функционирования системы восстановления АТ. В соответствии с требованиями руководящих документов [1, 2] восстановление АТ включает: техническую разведку, эвакуацию, ремонт машин и ввод их в строй. Таким образом, исходя из решаемых задач система восстановления АТ структурно может быть разделена на подсистемы: технической разведки, эвакуации, ремонта. В большинстве случаев в воинских частях, соединениях, объединениях эффективность системы восстановления АТ оценивается по эффективности подсистем эвакуации и ремонта [3]. Подсистему ремонта оценивают с помощью коэффициента освоения ремонтного фонда: Е п = Р ^тр где Мр- количество отремонтированных машин, ед.; М т р - объем ремонтного фонда, ед. Эффективность подсистемы эвакуации оценивают с помощью коэффициента, характеризующего степень освоения эвакуационного фонда: Е -Мэ ' " V где М э - возможности ремонтно-восстановительной части по эвакуации автомобильной техники, ед.; Р э - объем эвакуационного фонда, ед.

68 66 Однако такая методика оценки не учитывает качество восстановленных автомобилей, а только их количество. АТ, в зависимости от ее целевого предназначения, типа и вида машин, в различной степени влияет на выполнение боевых задач подразделением, частью, соединением и объединением в целом. Существенным недостатком является еще и то, что эффективность системы восстановления в целом вообще не оценивается. Исходя из того, что воинские части в соединении (соединения в объединении) подразделяются на боевые (общевойсковые, РВиА, ПВО), боевого обеспечения (разведки, РЭБ, связи, инженерные и т. д.), тылового и технического обеспечения, в реальных условиях на основании нормативных правовых актов [1, 2, 3] восстановление машин осуществляется в зависимости от их принадлежности, степени важности и степени влияния на выполнение боевых задач. Это воздействие должно учитываться в определении эффективности системы восстановления АТ для обеспечения полного ее соответствия целевому предназначению. В связи с вышеизложенным было предложено [4] оценивать эффективность функционирования системы восстановления АТ с помощью обобщенного показателя - уровня выполнения задачи по восстановлению, представляющего собой сумму произведений коэффициентов восстановления машин j-го приоритета и весовых коэффициентов значимости этих же приоритетов, который определяется по зависимости, полученной методом аддитивной свертки: т }=1 где m - количество приоритетов; j - номер приоритета; A- - весовой коэффициент значимости j-го приоритета; К- - коэффициент восстановления машин j-го приоритета. Коэффициент восстановления машин j-го приоритета может быть определён по выражению Kj-M,, где M v j - количество машин j-го приоритета, восстановленных в ходе боя, ед.; Mfyj - количество машин j-го приоритета, вышедших из строя в ходе боя, ед. Весовые коэффициенты значимости приоритетов определяются методом экспертных оценок в зависимости от значимости каждого приоритета в выполнении боевых задач. Преимуществом данного показателя является то, что он наиболее полно характеризует альтернативы и учитывает влияние приоритетов в восстановлении. Кроме того, он учитывает не только количественный состав восстановленных автомобилей, но и степень важности каждого из них в выполнении боевых задач. Однако проведенный анализ показывает, что такая методика может успешно использоваться для оценки эффективности системы восстановления АТ на уровне объединения. На войсковом уровне ее применить достаточно сложно в связи с относительно небольшим количеством АТ и, как следствие, невозможностью достоверно спрогнозировать выход АТ из строя и восстановление ее по принятым приоритетам. Для оценки системы восстановления АТ соединения был выбран другой подход [5]. Как отмечалось выше, система восстановления АТ - это совокупность множества отдельных

69 67 подсистем, наиболее значимыми из которых являются техническая разведка, эвакуация вышедшей из строя АТ, ремонт неисправной АТ. Каждая из подсистем осуществляет относительно самостоятельный процесс и характеризуется частными показателями эффективности его выполнения. Таким образом, обобщенный показатель эффективности системы восстановления АТ можно представить функцией от частных показателей подсистем восстановления с учетом весомости вклада каждой: 3 / =1 /=1,2,3, где Ж вос - обобщенный показатель оценки эффективности системы восстановления АТ при ведении боевых действий; i - значение номера подсистемы системы восстановления АТ: 1 - подсистема технической разведки, 2 - подсистема эвакуации, 3 - подсистема ремонта; Ai - весовой коэффициент частного показателя эффективности i-й подсистемы системы восстановления АТ, определяемый методом экспертных оценок; Wi - частный показатель оценки эффективности (уровень выполнения задачи) i-й подсистемы системы восстановления АТ, который определяется из выражения ж- i К K imp где Ki - показатель эффективности i-й подсистемы системы восстановления АТ, соответствующий оцениваемому варианту выполнения этой задачи; K im p - требуемая величина показателя эффективности i-й подсистемы системы восстановления АТ. Показатели эффективности выполнения каждой из задач восстановления в конкретных условиях зависят от показателей эффективности входящих в них мероприятий и имеющихся ресурсов. Если невыполнение каждого из мероприятий, входящих в задачу, приводит к срыву ее выполнения, то взаимосвязь показателя эффективности выполнения задачи с показателем эффективности мероприятий определяется в виде произведения [5]: N i к/ = ]~[ % > /=1 где N - число частных показателей эффективности выполняемых мероприятий i-й задачи восстановления АТ соединения; ку - частный показатель эффективности j-го мероприятия i-й задачи восстановления АТ соединения. В противном случае взаимосвязь определяется суммой N i ц = X % / =1 Значения весов (A t ) определяются методом экспертных оценок, а их упорядочение (ранжирование) - по методу непосредственной оценки [6, 7].

70 68 В целях определения частных показателей оценки эффективности каждой подсистемы системы восстановления АТ соединения при ведении боевых действий были разработаны математические модели функционирования всех подсистем [5]. Исходя из сущности процесса восстановления для построения данных моделей использовался аппарат теории массового обслуживания, разработанный применительно к системам такого типа [8, 9]. Показатель, рассчитанный с использованием математических моделей, основанных на теории массового обслуживания, позволяет учесть такие характеристики системы восстановления, как число ремонтных органов, их структуру и взаимосвязь, пропускную способность (производительность) каждого ремонтного органа, интенсивность потока заявок на производство ремонтно-восстановительных работ и ряд других факторов. Исследования показали [5], что оценивать эффективность подсистем системы восстановления целесообразно с использованием нижеперечисленных показателей. Эффективность функционирования подсистемы технической разведки определяется по выражению ж, =, 1 Мн где Жi - частный показатель оценки эффективности (уровень выполнения задачи) подсистемы технической разведки системы восстановления АТ соединения; M о б - математическое ожидание числа обнаруженных неисправных машин силами и средствами технической разведки соединения в ходе боя; М н - математическое ожидание числа машин, вышедших из строя в ходе боя. Эффективность функционирования подсистемы эвакуации системы восстановления АТ определяется по формуле ж = M эв М пэв где Ж2 - частный показатель оценки эффективности (уровень выполнения задачи) подсистемы эвакуации системы восстановления АТ соединения; М эв - математическое ожидание числа эвакуированных машин в ходе боя; М пэв- математическое ожидание числа машин, подлежащих эвакуации. Эффективность функционирования подсистемы ремонта системы восстановления АТ определяется следующим образом: Ж = М п М пр где Жз - частный показатель оценки эффективности (уровень выполнения задачи) подсистемы ремонта системы восстановления АТ соединения; Мр - математическое ожидание числа отремонтированных машин в ходе боя; М п р - математическое ожидание числа машин, подлежащих ремонту. Обобщенный показатель эффективности системы восстановления АТ омбр будет иметь вид ^восат ^ ai V W \ + а эв^2 + «рем^з

71 69 Данная методика позволяет качественно оценить эффективность системы восстановления АТ воинской части и соединения, эффективность каждой подсистемы (технической разведки, эвакуации, ремонта), выработать рекомендации по повышению эффективности функционирования подсистем и системы восстановления в целом. Таким образом, представленные методики обладают высокой степенью достоверности для оценки эффективности системы восстановления АТ объединения и соединения. На основании выполненной оценки появляется возможность выработать рекомендации по повышению эффективности системы восстановления АТ. Список литературы 1. Инструкция о порядке организации автотехнического обеспечения ВС РБ: утв. приказом М-ва обороны Респ. Беларусь от г Минск, Техническое обеспечение подразделений в бою: учеб. / Г. А. Осипов [и др.]. - Минск: ВА РБ, с. 3. Автотехническое обеспечение: учеб. пособие / Э. С. Пухальский [и др.]. - Минск: БНТУ, с. 4. Цыганков, В. Н. Повышение эффективности восстановления автомобильной техники в корпусной оборонительной операции: дис.... канд. воен. наук / В. Н. Цыганков. - Минск: ВА РБ, с. 5. Совершенствование методики оценки эффективности системы восстановления автомобильной техники отдельной механизированной бригады: отчёт о НИР, шифр «Восстановление» / науч. рук. В. Н. Цыганков. - Минск, с. 6. Бешелев, С. Д. Математико-статистические методы экспертных оценок / С. Д. Бешелев, Ф. Г. Гуревич. - М.: Статистика, с. 7. Жуков, Г. П. Военно-экономический анализ и исследование операций / Г. П. Жуков, С. Ф. Викулов. - М.: Воениздат, с. 8. Вентцель, Е. С. Теория вероятностей: учеб. для ВУЗов / Е. С. Вентцель. - М.: Высш. шк., с. 9. Вентцель, Е. С. Исследование операций / Е. С. Вентцель. - М.: Сов. радио, с. *Сведения об авторах: Цыганков Виктор Николаевич, Банников Владимир Юрьевич, Долудо Сергей Валерьевич, УО «Военная академия Республики Беларусь». Статья поступила в редакцию г.

72 70 ПРОБЛЕМЫ ЭКСПЛУАТАЦИОННОЙ НАДЕЖНОСТИ И ЭФФЕКТИВНОСТИ АВТОМОБИЛЬНОЙ ТЕХНИКИ УДК В. Г. Шостак, В. И. Климович* В статье рассматриваются теоретические и практические вопросы надежности и качества эксплуатации автомобильной техники в целях повышения эффективности автотехнического обеспечения деятельности войск. Применен программно-целевой подход, позволяющий комплексно учитывать различные факторы, от которых зависит эффективность эксплуатации. The article examines the theoretical and practical issues of reliability and operating quality automotive equipment to improve efficiency autotechnical ensure troop activity. Applied targetoriented approach, which allows to consider various complex factors that affect operational efficiency. Одним из направлений совершенствования автотехнического обеспечения является полное, своевременное и качественное удовлетворение потребностей войск в автомобильной технике (АТ) при ведении ими операций и в мирное время. Оперативность доставки личного состава, ракет, оружия, боеприпасов и материальных средств зависит от состояния АТ, обученности личного состава и органов управления автотехническим обеспечением, рациональной организации и проведения технического обслуживания и ремонта. Однако в настоящее время техническое состояние парка автомобильной техники и условия ее эксплуатации улучшаются сравнительно медленно. Это объясняется рядом причин объективного и субъективного характера. Одной из них является несистемный подход к проблемам надежности и эффективности АТ, рассмотрение ее задач выборочно и в недостаточной связи с целями системы автотехнического обеспечения деятельности войск. Эксплуатация АТ является одной из подсистем автотехнического обеспечения (АТО). Ее значение для повышения эффективности АТО весьма велико. Эффективность эксплуатации АТ и функционирования АТО в целом зависит не только от финансовых затрат на поддержание исправности и технической готовности АТ к выполнению задач по предназначению. Она зависит также от интенсивности производства автомобилей современных марок и модификаций, периодичности обновления парка машин, организации эксплуатации и ремонта в войсках. Поэтому повышение эффективности АТО неразрывно связано с совершенствованием всех его составляющих и должно рассматриваться комплексно. Цели, задачи и применяемые в эксплуатации методы связаны с понятием о качестве изделия (объекта АТ, агрегата, механизма, системы, детали) при его функционировании в определенных условиях. Рассмотрим влияние качества и надежности на эффективность работы АТО. Качество - совокупность существенных свойств предмета, отличающих его от других [1]. Качество определяет степень готовности изделия (объекта) к выполнению функций, заданных при его проектировании, изготовлении и эксплуатации. Свойство изделия может характеризоваться одним или несколькими параметрами (характеристиками), которые выражаются количественными показателями. Количественные показатели отдельных деталей, узлов, агрегатов и систем определяют надежность изделий (объектов) в целом. К основным эксплуатационным свойствам военных автомобилей относятся: надежность, обслуживаемость, грузоподъемность или вместимость, подвижность (динамичность), экономичность, эргомичность и ряд других свойств в зависимости от их назначения. Надежность определяет качество автомобиля в течение его жизненного цикла и является комплексным свойством, состоящим из безотказности, ремонтопригодности, долговечности и сохраняемости (рисунок 1).

73 71 Рисунок 1 - Структурная схема взаимосвязи качества и эксплуатационных свойств автомобиля Надежность автомобильной техники при эксплуатации будем рассматривать как активный элемент ее управления и совершенствования. В связи с этим введем понятие реализуемых показателей надежности, которые определяют эффективность функционирования АТО в Вооруженных Силах. На формирование реализуемых показателей надежности оказывает влияние организация эксплуатации и ремонта, воздействуя на которую, можно управлять эффективностью функционирования АТО. При этом в системе эксплуатации и ремонта существенное место должно быть уделено оценке состояния объектов управления - автомобильной технике, силам и средствам, реализующим и восстанавливающим ее качество. При таком подходе реализуемые показатели надежности характеризуют качество объектов АТ в течение всего срока их эксплуатации, что повышает значение надежности как при управлении работоспособностью объектов АТ, так и при функционировании системы технического обслуживания и ремонта и системы АТО в целом. Проблемы повышения эффективности АТО и системы эксплуатации АТ необходимо также рассматривать с позиций программно-целевого подхода. В соответствии с ним определяются цели эксплуатации и программа достижения данных целей. Подобный подход требует рассмотрения всех факторов, влияющих на эффективность эксплуатации, в том числе надежности АТ как ее комплексного свойства, организации технического обслуживания и ремонта и др. Совокупность подобных факторов позволит рассмотреть эксплуатацию АТ

74 72 в виде дерева целей, а методы их достижения - в виде дерева систем или решений. В свою очередь это позволит выявить важнейшие факторы, которые в наибольшей степени влияют на эффективность функционирования системы АТО, определить наиболее обоснованные решения по ее совершенствованию на различных уровнях управления системой с учетом имеющихся у нее резервов и показателей (вероятность безотказной работы, математическое ожидание числа исправных машин, параметр потока отказов, коэффициент технической готовности), рассмотренных в работах [2, 3]. Проанализируем основные свойства эксплуатационной надежности АТ в целях нахождения тех из них, которые могут быть подвергнуты структурированным и организационным изменениям на современном этапе развития системы эксплуатации в Вооруженных Силах. Большая часть первоначальных свойств автомобиля, составляющих его качество, например надежность, экономичность, динамичность, безотказность, производительность и некоторые другие, ухудшаются по мере работы (старения) автомобиля (рисунок 2, таблица 1). t П к - показатель качества; t - время или пробег (тыс. км) Рисунок 2 - Схема изменения показателя качества П к по мере работы автомобиля Таблица 1 - Изменение некоторых показателей качества Модель автомобиля Параметр Изменения по интервалам пробега, тыс. км УАЗ-469 1,2 0,5 0,3 0,15 Наработка ЗИЛ ,32 0,15 0,1 на отказ «Урал-4320» 1 0,45 0,32 0,25 и неисправность, КамАЗ ,4 0,22 0,18 тыс. км КрАЗ ,9 0,7 0,6 УАЗ ЗИЛ-130 «Урал-4320» КамАЗ-4310 Расход запасных частей, % КрАЗ УАЗ-469 0,92 0,89 0,83 0,67 ЗИЛ-130 0,89 0,83 0,74 0,62 «Урал-4320» КТГ, % 0,83 0,74 0,62 0,50 КамАЗ ,82 0,73 0,61 0,5 КрАЗ-255 0,80 0,78 0,72 0,7 Проведенные исследования [2, 3] и обобщение имеющегося опыта показали, что такие важнейшие свойства автомобиля, как производительность и работоспособность, изменяются по времени работы экспоненциально: W t =Ж exp \-k t-l ; K( t ) = K 1 ех Р -!)L (1)

75 73 где W (/), А, (!) - производительность и коэффициент технической готовности (КТГ) автомобилей на первом году эксплуатации; W\ и А, - средняя производительность и КТГ на первый год эксплуатации; к и к 1 - коэффициент изменения показателей качества во времени. При эксплуатации АТ нас интересуют не только начальные показатели качества П к1 (см. рисунок 2), но, прежде всего, динамика изменения этих показателей качества в течение всего периода эксплуатации П к (t). Количественное изменение процесса изменения показателей качества во времени осуществляется с помощью важнейшего свойства изделия - надежности. Надежность - свойство любого изделия, в том числе автомобиля, выполнять заданные функции, сохраняя во времени значения эксплуатационных показателей в заданных пределах. Иными словами, надежность - качество изделия в течение процесса использования и хранения. Автомобиль является сложной системой, состоящей из подсистем, агрегатов и механизмов, называемых элементами. В свою очередь, элементами агрегатов или механизмов являются детали. При изучении надежности обычно идут от элемента к системе, а при постановке задачи управления - от системы к элементу. Современный автомобиль состоит из тыс. деталей, из которых около 7-9 тыс. изменяют показатели качества при работе. Причем 3-4 тыс. деталей имеют срок службы меньше, чем у автомобиля, деталей влияют на безопасность движения, а деталей лимитируют, ограничивают его надежность. Именно две последние группы деталей являются главными объектами внимания сферы производства, а также эксплуатации [4]. При работе автомобиль взаимодействует с окружающей средой, а его элементы - между собой. Взаимодействие элементов характеризуется физическими величинами - конструктивными параметрами: размерами, взаимным расположением и перемещением деталей, зазорами и т. д. Техническое состояние автомобиля или агрегата определяется совокупностью изменяющихся свойств, характеризуемых текущим значением конструктивных параметров: Y1; Y2;...; Yn. Например, для двигателя - это размеры деталей цилиндро-поршневой группы и кривошипно-шатунного механизма; для тормозов - тормозных накладок и барабанов (дисков) и т. д. Возможность непосредственного измерения конструктивных параметров без частичной или полной разборки агрегатов и механизмов ограничена, поэтому при определении технического состояния часто пользуются косвенными величинами - диагностическими параметрами: Si, S 2 ;...; S n, которые связаны с конструктивными параметрами и дают о них достаточную информацию. Например, о техническом состоянии двигателя можно судить по изменению его мощности, расходу масла, прорыву газа в картер, содержанию продуктов износа в масле и т. д. [4]. Множественная связь между параметрами технического состояния и диагностическими параметрами наглядно представляется с помощью диагностической матрицы (таблица 2). В таблице в качестве примера взяты четыре параметра технического состояния Y 1 ; Y 2 ; Y 3 ; Y4, которые в совокупности могут характеризоваться пятью диагностическими параметрами S1; S 2 ; S3; S4; S5. Если достижение параметрами технического состояния допустимого значения может быть оценено соответствующими контрольно-диагностическими параметрами, то в пересечении вертикальных столбцов и горизонтальных строк отмечается единица. Если данный диагностический параметр не позволяет судить о параметре технического состояния, то отмечается нуль. Диагностическая матрица позволяет предварительно выбрать наиболее информационные диагностические параметры, а также определить наиболее целесообразную технологическую последовательность контроля - кодовое дерево систем проверок. Так, для диагностической матрицы (таблица 2) минимальное число проверок равно двум при рациональной последовательности.

76 74 Таблица 2 - Диагностическая матрица Диагностические параметры Параметры технического состояния (неисправности) Y1 Y2 Y3 Y4 S S S S S Сначала проводят проверку по диагностическому параметру S 5. Если при этом зафиксирован отказ (S 5 = 1), то продолжают проверку по параметру S 3, для выявления причин отказа - Y 3 (при S 3 = 1) или Y 2 (при S 3 = 0). Если при первой проверке не было зафиксировано отказа (S 5 = 0), то, используя диагностический параметр S 3, выявляют причину отказа - Y 1 (при S 3 = 1) или Y 4 (при S 3 = 0). Обычно различают параметры выходных рабочих процессов, определяющих основные функциональные свойства автомобиля или агрегата (мощность двигателя, тормозной путь); параметры сопутствующих процессов (нагрев, вибрация, содержание продуктов износа в масле); геометрические параметры, определяющие связи между деталями и связи между агрегатами и механизмами (зазор, ход). По мере работы автомобиля значения конструктивных и диагностических параметров изменяются от начальных или номинальных значений до предельно допустимых, которые, как правило, регламентированы технической документацией (правилами дорожного движения). Продолжительность работы автомобиля, измеряемая в часах, километрах пробега, называется наработкой. Наработка до предельного состояния, которая определена в технической документации, называется ресурсом L pi. Состояние автомобиля, при котором он способен выполнять заданные функции с параметрами, значения которых установлены технической документацией, называется работоспособностью. Если продолжать эксплуатировать автомобиль за пределами L pi, наступает отказ, т. е. событие, заключающееся в нарушении работоспособности. Состояние работоспособности характеризуется значением параметра технического состояния (при его возрастании) Y n < Y t < Г д, а отказа У < У я. Отказ автомобиля - нарушение его работоспособности, приводящее к прекращению транспортного процесса, т. е. остановке, невыполнению поставленной задачи или сроков доставки грузов, опозданию на выезд или преждевременному возврату его в парк. Все другие отклонения технического состояния автомобиля от установленных норм являются неисправностями автомобиля. Техническое состояние автомобилей, агрегатов и механизмов изменяется под влиянием как постоянно действующих причин, обусловленных работой самих механизмов, так и случайных причин или внешних условий, при которых работает автомобиль. Основными, постоянно действующими причинами являются: изнашивание - деформация, усталостные разрушения, коррозия и физико-химические изменения материалов. Обычно указанные причины дают специфические внешние проявления отказов или неисправностей, зависящие от конструкции детали или механизма, действующих сил, окружающей среды. Так, отказы у автомобиля по внешним признакам проявления на пробеге от 2 до 100 тыс. км распределяются следующим образом (таблица 3) [2, 4]. Надежность, определяющая изменение качества во времени, является комплексным сложным свойством, включающим безотказность, долговечность, ремонтопригодность и сохраняемость (см. рисунок 1).

77 75 Таблица 3 - Распределение отказов по внешним признакам Виды отказов (неисправности) Отказы, % Износ 36 Пластическая деформация и разрушение 16 В том числе: обрыв, срыв, разрыв, срез 10 вытягивание, изгиб, смятие 6 Усталостные разрушения 12 В том числе: трещины 8 поломки 3 выкрашивание 1 Температурные разрушения 8 В том числе: перегорание, замыкание, подгорание 5 пригорание 2 закоксовывание 1 Предельные сроки хранения 5 Некачественное техническое обслуживание 19 Прочие 4 Всего 100 Безотказность автомобиля - это его свойство непрерывно сохранять работоспособное состояние в течение определенного времени или наработки (пробега). Безотказность проявляется через количество образцов АТ, выходящих из строя по техническим причинам при выполнении поставленных задач. Для оценки безотказности применяют следующие основные показатели: вероятность безотказной работы; среднюю наработку до и между отказами; интенсивность отказов для невосстанавливаемых изделий; параметр потока отказов для восстанавливаемых изделий. В зависимости от назначения АТ ее наработка может измеряться в различных единицах. Например, наработка автомобильной техники оценивается километрами пробега, двигателя - моточасами. Параметр потока отказов автомобилей изменяется в широком диапазоне и зависит от наработки АТ с начала эксплуатации, внешних условий и профессиональной обученности водителей. Чем выше уровень профессиональной обученности, например, водителей, механиковводителей, тем меньше они допускают ошибок, приводящих к авариям и поломкам, тем выше качество выполняемых работ по техническому обслуживанию и ремонту АТ, следовательно, меньше величина со. Зная значение ю, можно прогнозировать ремонтный фонд (количество АТ, вышедшей из строя по техническим причинам и требующей ремонта) при выполнении боевых задач, например марша. Применительно к автомобилю рассматривают безотказность в течение выполнения задачи (она особенно важна), определенного заданного пробега, диктуемого задачей на перевозку (перевозка материальных средств, личного состава, несение боевого дежурства,

78 76 использование при проведении учений и др.), или между очередными видами технического обслуживания. В последнем случае показатели безотказности характеризуют эффективность и качество проведенного технического обслуживания. Оценка безотказности по интервалам пробега в течение всего срока работы автомобиля характеризует темп его старения. Долговечность автомобиля является свойством сохранять работоспособное состояние до наступления предельного состояния при установленной системе технического обслуживания и ремонта (ТО и Р). Основным показателем долговечности АТ является межремонтный ресурс до среднего и капитального ремонта. Например, межремонтный ресурс нового автомобиля ЗИЛ-131 составляет 160 тыс. км до капитального и 80 тыс. км до среднего ремонта. При определении надежности эти показатели обычно рассматривались как для отдельных узлов и деталей, так и для агрегатов и автомобилей. Для узлов и деталей указанные показатели определяются при проведении их ремонта или реже - списания. Для агрегатов определяются ресурсы до ремонта и между ремонтами. Для автомобилей, кроме ресурсов до ремонта, определяются и нормируются ресурсы и сроки службы до их списания. Ремонтопригодность - свойство автомобиля, заключающееся в приспособленности к предупреждению и обнаружению причин возникновения отказов и повреждений, поддержанию и восстановлению работоспособного состояния путем проведения технического обслуживания и ремонтов. Ремонтопригодность проявляется через количество АТ ремонтного фонда, восстановленной ремонтными средствами за установленное время. Основным показателем ремонтопригодности является среднее время восстановления Т в - математическое ожидание продолжительности восстановления работоспособного состояния образца в часах т 1=1 где t i - продолжительность устранения i-го отказа, ч; m - количество отказов. Среднее время восстановления машины зависит от наработки с начала эксплуатации, внешних условий и уровня натренированности личного состава в выполнении работ по обслуживанию и текущему ремонту в любых условиях. Так, опыт эксплуатации АТ показывает, что около 60 % машин, имевших отказы функции движения, восстанавливаются водителями с привлечением сил и средств технического обслуживания за время до 2 ч; примерно % машин восстанавливаются водителями с помощью сил и средств ремонтных подразделений и частей за время до 6 ч; остальные неисправные машины требуют большего времени на восстановление. Сохраняемость - свойство автомобиля сохранять исправное и работоспособное состояние в течение и после срока хранения. Она характеризуется средним сроком сохраняемости изделий. Основным показателем сохраняемости АТ является средний срок сохраняемости - продолжительность пребывания ее в режимах хранения и (или) транспортирования. При этом изменения значений показателей безотказности, ремонтопригодности и долговечности, обусловленные ее хранением и транспортированием, находятся в допустимых пределах. Средний срок сохраняемости устанавливается в годах. Как показывает анализ, оценка надежности автомобилей производится с использованием десятков показателей, частично регламентированных стандартами, важнейшие из которых приведены в таблице 4.

79 77 Таблица 4 - Перечень основных показателей эксплуатационной надежности автомобилей и их составных частей Наименование для автомобиля Применяемость для агрегата (узла) Показатели безотказности Средняя наработка на отказ + + Средняя наработка на отказ и неисправность + + Среднее количество отказов за каждые 5 тыс. + + пробега Среднее количество отказов и неисправностей + + за каждые 5 тыс. пробега Показатели долговечности Средняя наработка между капитальным + - ремонтом (КР) Наработка до КР + - Средний ресурс до и между КР - + Ресурс до КР - + Показатели ремонтопригодности (эксплуатационной технологичности) Периодичность ТО + - Трудоемкость ТО + + Удельная трудоемкость, связанная с ТО + + Удельная трудоемкость, связанная с текущим + + ремонтом (ТР) Анализ изучения и опыт службы при наблюдении за автомобилями может дать вероятностную характеристику свойствам надежности. Эти характеристики необходимы для рациональной организации ТО и Р автомобилей при определении нормативов эксплуатации, управлении качеством ТО и Р и др. Вводя фактор времени в оценку качества (см. рисунок 2), можно рассматривать понятие о реализуемом показателе качества, т. е. среднем показателе качества за заданный или фактический срок службы или пробег автомобиля П й t. Реализуемый показатель для КТГ с учетом формулы (1) будет определяться: t t=i - kl t. (2) Реализуемый показатель качества характеризует вклад данного свойства в конечный продукт. Например, важным при определении производительности является уровень работоспособности, одним из показателей которой является КТГ [4]: W = 365X T (\-X H )qypl cc, (3) где W - производительность, тыс. км/год; А, н - коэффициент нерабочих дней; q - номинальная грузоподъемность, т; у - коэффициент использования грузоподъемности; [3 - коэффициент использования пробега; Ь сс - среднесуточный пробег, км. Естественно, что при расчете производительности необходимо учитывать не начальное значение КТГ, так же как и других показателей, а реализуемое в данных условиях X Tt. Подобный подход необходим и при анализе других показателей, особенно экономических. На рисунке 3 приведен график изменения накоплений стоимости израсходованных запасных частей при работе автомобиля грузоподъемностью 5 т [4]. Подобные изменения реализуемых показателей отражаются как на эффективности работы автомобилей, так и на

80 78 потребных ресурсах подразделений технического обслуживания и ремонта для проведения ТО и Р. Из рисунка 2 и формулы (2) следует, что реализуемый показатель качества зависит от начального значения показателя качества; интенсивности его изменения; срока службы автомобиля год Рисунок 3 - Изменение накоплений стоимости израсходованных запасных частей Начальное значение показателя качества определяется уровнем и технологией производства с учетом требований эксплуатации. Срок службы автомобиля зависит не только от его конструкции и условий эксплуатации, но и от баланса между потребностью и объемом производства и поставки данных автомобилей, например для Вооруженных Сил. Наконец, интенсивность изменения первоначальных показателей качества изделия зависит от сферы производства и эксплуатации. Последняя, применяя рациональную систему ТО и Р и более совершенную производственную базу, может активно влиять на реализуемые показатели качества. Например, в зависимости от наличия и обеспеченности подразделений технического обслуживания и ремонта, КТГ парка АТ может отклоняться на % от требуемого уровня. Около 20 % всех отказов и неисправностей являются следствием некачественного проведения технического обслуживания и ремонта. Следующим основным показателем является оценка профессионального мастерства водителей (таблица 5), которая существенно влияет на показатели эксплуатационной надежности автомобиля [2]. При одинаковом стаже, образовании, возрасте и классности водители имеют разные уровни профессионального мастерства, которые сказываются на надежности автомобилей: количество отказов изменяется в 3,8 раза, а простои - в 5,7 раза. Таблица 5 - Показатели надежности автомобилей в зависимости от профессионального мастерства водителей Группа водителей Высокого профессионального и с большим стажем работы Невысокого профессионального и с большим стажем работы мастерства мастерства Показатели надежности дни простоя число отказов % в ремонте на 1000 км % 0, , ,0 384 Таким образом, реализуемый показатель качества и эксплуатационная надежность автомобилей зависят от комплекса объективных и субъективных факторов и неизбежно уменьшаются при их использовании и хранении. Рационально организуя систему эксплуатации и ремонта, можно лишь поддерживать техническое состояние и показатели надежности в заданных пределах, что и реализуется в Вооруженных Силах путем нормированного расхода ресурса и планово-предупредительных технического обслуживания и ремонта в пределах жизненного цикла автомобилей [5]. Такая система эксплуатации и ремонта АТ длительное время функционирует в Вооруженных Силах без существенных изменений и коррекции. Но естественное снижение надежности автомобилей выпуска последних десятиле-

81 79 тий прошлого века и ограниченное обновление парка машин в настоящее время предопределяют необходимость поиска внутренних резервов системы организации эксплуатации для выполнения требований надежности автотехнического обеспечения деятельности войск на современном этапе их развития. Не изменяя сущности системы, рассмотрим возможность и аргументацию разделения срока службы автомобилей в два этапа (в Вооруженных Силах и гражданских организациях) с сокращением и поддержанием заданных параметров надежности и технической исправности АТ. Особенно велико влияние на состояние технической и боевой готовности срока службы автомобилей. Использование автомобилей с большим общим пробегом или сроком хранения резко ухудшает их эксплуатационные качества: сокращается КТГ и, как следствие, увеличивается вероятность невыполнения задачи, резко возрастают трудовые и материальные затраты и потребность в рабочей силе, меняется характер ремонтных работ - увеличивается их сложность, растет потребность в сложном ремонтном оборудовании и запасных частях. В парке растет количество автомобилей и агрегатов, прошедших различные виды ремонта и регламентированного технического обслуживания (РТО), проведенные силами подразделений ТО и Р. В результате автомобили имеют невысокие показатели надежности. Поэтому для выполнения задач АТО требуется больше автомобильной техники, так как работоспособность каждого автомобиля и показатели качества значительно сокращаются при старении (см. рисунок 2) [2]. Кроме того, трудоемкость обслуживания и ремонта, а следовательно, и потребность в производственной базе и персонале для обслуживания и ремонта возрастают. Анализ автомобильного парка гражданских организаций, а также проведенные расчеты по основным показателям в работах [2, 3] показали, что если при интенсивном использовании и списании автомобилей через 7 лет потребность в парке принять за 100 %, то при списании через 10 лет среднегодовой состав парка необходимо увеличить для выполнения того же объема требуемых задач на 11 %, а при списании через 12 лет и более - на 17 % и выше. Потребность в парке, списание автомобилей которого осуществляется через 5 и 7 лет, соответственно составляет 92 и 100 % (таблица 6) [4]. Таблица 6 - Ресурсы для обеспечения перевозок при различных сроках службы автомобилей до списания, % На постоянный объем выполняемых На автомобиль задач по перевозкам Срок службы потребность автомобиля потребность затраты в производственной затраты производственная в парке на ТО и Р базе для ТО и Р на ТО и Р база автомобилей Однако в таблице представлены данные для интенсивности использования автомобильной техники в гражданских организациях. По-другому выглядит состояние автомобильной техники в Вооруженных Силах, так как сроки до ее списания существенно отличаются в сторону увеличения. Например, увеличение срока службы автомобилей с 18 до 24 лет вызывает дополнительные затраты на ТО и Р и производственную базу на %, а с 24 и более лет увеличивает годовые затраты на те же цели на %. В настоящее время на базах хранения и в воинских частях имеется большое количество автомобилей в возрасте свыше 24 лет, которые находятся на хранении или ограниченно используются, и их надежность в недостаточной мере отвечает требованиям нормативных и правовых актов Министерства обороны. Автомобили МАЗ различных модификаций, выпускаемые в нашей республике, имеют гарантийный ресурс км пробега или 10 лет хранения. Их эксплуатационная надежность распределяется: при 1-3 годах эксплуатации в группе транспортных машин воз-

82 80 никает от одного до четырех отказов по конструктивным недостаткам, затем отказы уменьшаются, и КТГ возрастает. Все отказы в период гарантийного срока эксплуатации устраняются заводом-изготовителем по рекламациям. От 3 до 7 лет отказы могут быть как по конструктивным недостаткам, так и вследствие низкого мастерства водителей. При нахождении автомобилей на хранении с ограниченным расходом ресурса в группе строевых и боевых машин, их эксплуатационная надежность распределяется аналогичным образом. Анализ приведенных выше данных показывает, что в качестве возможного варианта использования автомобилей МАЗ армейского назначения им необходимо уменьшить срок службы до 12 лет. При таком сроке службы автомобили можно разделить на промежуточные сроки эксплуатации. Например, 7 лет автомобиль эксплуатируется в воинской части, затем 3 года находится на хранении в целях обеспечения деятельности территориальных войск, а после 10 лет реализуется в народное хозяйство. Автомобиль после лет эксплуатации в войсках еще представляет собой определенную ценность для предприятий промышленности и агропромышленного комплекса. При развертывании войск он может быть использован для обеспечения мобилизационной потребности. Для обеспечения повседневной деятельности войск взамен убывших закупаются новые образцы АТ отечественного производства. Снятие с учета и реализация автомобилей в возрасте лет обеспечит сокращение состава парка автомобилей, находящихся на длительном хранении, а также затрат на ТО и ТР и вложений на их производственную базу и ее содержание. При этом уменьшение на один автомобиль затрат на ТО и Р сокращается на 22 %, а удельные финансовые вложения в производственную базу - на 27 % [4]. Такой подход позволит поддерживать боевую готовность парка АТ воинской части в состоянии, обеспечивающем решение задач по предназначению, сократить расходы на техническое обслуживание и ремонт и обеспечить достаточное количество АТ для формируемых подразделений при их мобилизационном развертывании. Дополнительно отметим, что ступенчатая эксплуатация автомобилей двойного назначения в армии и в гражданских условиях приняты в ряде развитых стран Запада. Таким образом, рациональная организация эксплуатаций автомобильной техники определяет пути и методы наиболее эффективного управления АТО для полного и качественного выполнения боевых задач, перевозки личного состава и грузов в мирное время, при наиболее полной реализации технических возможностей конструкции автомобилей и обеспечения заданных уровней эксплуатационной надежности. Кроме того, она позволит оптимизировать материальные и трудовые затраты на эксплуатацию и ремонт АТ, что актуально для современного этапа развития и совершенствования Вооруженных Сил. Список литературы 1. Новая российская энциклопедия: в 12 т. / А. Д. Некипелов [и др.]. - М.: Энциклопедия: Инфра-М, с. - Т. VII. 2. Шостак, В. Г. Повышение эффективности автотехнического обеспечения территориальных войск при выполнении ими задач территориальной обороны: дис.... канд. воен. наук / В. Г. Шостак. - Минск, С Шостак, В. Г. Методика проведения экспертного оценивания средней наработки на отказ АТ, поступающей на укомплектование ТВ / В. Г. Шостак, А. Е. Назин // Сб. науч. ст. Воен. акад. Респ. Беларусь С Кузнецов, Е. С. Управление технической эксплуатацией автомобилей / Е. С. Кузнецов. - М.: Транспорт, с. 5. Инструкция о порядке автотехнического обеспечения Вооруженных Сил. - Минск: МО РБ, *Сведения об авторах: Шостак Валерий Георгиевич, Климович Виктор Иосифович, УО «Военная академия Республики Беларусь». Статья поступила в редакцию г.

83 81 ВЗАИМОСВЯЗЬ И ВЗАИМОЗАВИСИМОСТЬ ВОЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ И ВОЕННОЙ НАУКИ УДК В. Г. Шумилов* В статье рассматриваются вопросы, касающиеся развития системы подготовки офицерских кадров, а именно: делается акцент на подготовку специалиста в области государственного и военного управления. The article discusses the issues concerning of development of officers' corps, with an emphasis on training specialists in the area of state and military command and control. Свою военную безопасность Республика Беларусь (РБ) обеспечивает исходя из принципов оборонной достаточности и стратегического сдерживания потенциальной агрессии, отдавая приоритет невоенным средствам. Первостепенное внимание уделено развитию в обществе патриотизма, воспитанию у граждан чувства ответственности за защиту Отечества, повышению мотивации военной службы, укреплению кадрового потенциала Вооруженных Сил, других войск, воинских формирований и военизированных организаций [1]. Русский военный историк и ученый А. А. Керсновский в своей книге «Философия войны» писал: «Хорошая Стратегия всегда исправит посредственную Тактику - тогда как искусство и героизм ротных командиров никогда не выправят промахов Главнокомандующего» [2]. Именно такой подход к обучению слушателей факультета Генерального штаба Вооруженных Сил (факультет ГШ) учреждения образования «Военная академия Республики Беларусь» (Военная академия) и должен обеспечить достижение и выполнение квалификационных требований к выпускнику по специальности «Государственное и военное управление», а для профессорско-преподавательского состава факультета ГШ это и честь, и особая ответственность. Процесс обучения на факультете ГШ, его содержание и организация объективно зависят от уровня развития военной науки, способов ведения вооруженной борьбы и защиты государственных интересов. Выпускник факультета ГШ должен быть всесторонне подготовлен к выполнению своих функциональных обязанностей в любых условиях. Эту зависимость выражает диалектический принцип соответствия содержания обучения на факультете ГШ потребностям профессиональной деятельности офицеров оперативно-стратегического уровня. «В современных условиях военная безопасность государства в решающей степени зависит от кадров, от нашей возможности выдвинуть на самые ответственные стратегические участки военного строительства свежие интеллектуальные силы, - отметил в своем выступлении при открытии факультета ГШ перед слушателями и профессорскопреподавательским составом генерал-полковник Леонид Мальцев. - Факультет Генерального штаба Вооруженных Сил призван обеспечить подготовку профессиональной военной элиты, способной командовать соединениями, объединениями и видами Вооруженных Сил, руководить управлениями центрального аппарата Министерства обороны и Генерального штаба в современных условиях». История подготовки высокопрофессиональных военных кадров для службы Генерального штаба (квартирмейстерской службы) на территории Беларуси берет свой отсчет с 1820 г., когда по решению императора Николая I в Могилеве было создано двухлетнее офицерское училище. В стенах этого военного учебного заведения офицеры изучали основы стратегии, получали практику в сопоставлении «военных обозрений», съемке местности, оформлении «диспозиций и реляций». До создания Императорской военной академии (в последующем академии Генерального штаба) Могилевское офицерское училище являлось ведущим образовательным центром по подготовке кадров штабного профиля.

84 82 Стремление включить военную науку в учебный процесс возникло одновременно с созданием системы военного образования. Особую остроту эта проблема приобрела во второй половине XIX века в связи с развитием различных научно-педагогических школ. Так, известный русский военный ученый-педагог Г. А. Леер считал, что творческий процесс познания обучаемыми теории военного дела заключается в учебном повторении пути, пройденного военной наукой, через критический анализ истории войн. По его мнению, в результате этого процесса формируется личность военачальника, способного практически применять осознанные положения военной теории. Поэтому многие учебники тактики и стратегии того времени были сочетанием учебного материала и собственно научного исследования, а не изложением его конечных результатов или обобщенного опыта. Взаимоотношения военной науки и военного образования можно условно представить схемой: военная наука - руководящие (уставные) документы - учебные материалы - процесс обучения. Основные положения военной науки (законы, закономерности, принципы), как правило, присутствуют в учебном процессе в виде определений с некоторыми комментариями во вводных курсах, лекциях, вступительных главах учебников, учебных пособий. В последующем, при изучении видов военных действий, способов вооруженной борьбы, эти положения в подавляющем большинстве случаев не упоминаются. Цель научной работы в Вооруженных Силах - научное обеспечение национальной безопасности Республики Беларусь в военной сфере. Научная работа в Вооруженных Силах организуется на основе Закона Республики Беларусь от 21 октября 1996 г. 708-XIII «О научной деятельности» [3], Декрета Президента Республики Беларусь от 5 марта 2002 г. 7 «О совершенствовании государственного управления в сфере науки» [4]. Она представляет собой скоординированную по целям, задачам, времени и ресурсам совокупность организационных и обеспечивающих мероприятий, позволяющих на практике осуществлять и реализовывать научную деятельность. Научная деятельность в Вооруженных Силах - это творческая деятельность, направленная на получение новых знаний по проблемам военной науки, а также на использование научных знаний для разработки способов их применения на практике. Продолжить лучшие традиции белорусской военной школы подготовки офицерского корпуса сегодня призван созданный в Военной академии факультет Генерального штаба Вооруженных Сил. Начало обучения офицеров в 2006 г. на факультете ГШ завершило создание цикла подготовки военных кадров в национальной системе высшего военного образования. 12 августа 2006 г. Министром обороны Республики Беларусь утверждена эмблема факультета ГШ, которая является официальным символом, отражающим историческую преемственность факультета с Могилевским офицерским училищем и особенность функционального предназначения по подготовке офицеров оперативно-стратегического звена. Одной из приоритетных задач для факультета Министр обороны РБ определил: «...Формирование и развитие национальной научной военной школы по проблемам развития теории военной стратегии и оперативного искусства». Научная работа на факультете является одним из основных видов деятельности и направлена на развитие военной теории и практики в интересах обеспечения военной безопасности и обороны Республики Беларусь. Следовательно, основными задачами научной работы на факультете ГШ в период его становления в гг. были: участие профессорско-преподавательского состава в военно-теоретических исследованиях, проводимых государственным учреждением «Научно-исследовательский институт Вооруженных Сил Республики Беларусь» (НИИ ВС); создание системы подготовки соискателей ученых степеней как составляющей системы подготовки научно-педагогических работников высшей квалификации; участие руководящего и профессорско-преподавательского состава факультета в проведении военно-научных (научно-практических) конференций и научных семинаров, написа-

85 83 нии научных статей и докладов, а также в проведении исследований на основных мероприятиях оперативной подготовки Вооруженных Сил; развитие навыков слушателей при проведении военно-научных исследований путем их активного вовлечения в работу военно-научного общества; подготовка и издание учебных и других пособий. На базе факультета ГШ с 2007 г. и по настоящее время успешно действует Белорусское региональное отделение Академии военных наук Российской Федерации (БРО АВН), объединяющее в своем составе более 100 ведущих военных ученых республики. Данная общественная военно-научная организация объединила ученых многих структурных подразделений Министерства обороны (Генерального штаба), Национальной академии наук, Военной академии, Научно-исследовательского института Вооруженных Сил, Академии управления при Президенте РБ, Института национальной безопасности, Института пограничной службы и ряда других организаций. Основные исследования, проводимые учеными БРО АВН с начала его создания, были направлены: на научное обоснование направлений развития двустороннего международного сотрудничества между Республикой Беларусь (РБ) и Российской Федерацией (РФ) в военной сфере; широкое и разностороннее освещение в первую очередь через публикации в научных изданиях и СМИ положительных моментов в развитии сотрудничества между РБ и РФ в военной сфере, пропаганду идеи о необходимости объединения усилий по защите Союзного государства; научное обоснование облика региональной группировки войск (сил) (РГВ (с)), целесообразных путей совершенствования ее состава и способов применения в целях недопущения агрессии против РБ и РФ; завершение создания военно-научной школы исследования проблем теорий военной стратегии и оперативного искусства; эффективное использование военно-научного потенциала, знаний и опыта военнонаучных школ АВН для обеспечения военной безопасности Союзного государства; постоянный мониторинг и анализ событий, происходящих в мире в области эскалации и развития военных конфликтов, в целях выявления закономерностей и законов развития современного военного искусства и научного обоснования направлений строительства и развития Вооруженных Сил («обеспечить условия, чтобы теория освещала путь практике»); активное участие в реализации Концепции строительства и развития Вооруженных Сил РБ до 2020 г. Эти направления позволили объединить усилия военных, решающих разноплановые задачи, но направленные на достижение главной цели - обеспечение военной безопасности государства. При этом была обеспечена для членов БРО АВН возможность выражать объективные, независимые суждения, вырабатывать альтернативные предложения по актуальным проблемам, решаемым военной наукой. Факультету ГШ с введением стандарта образования 2-го поколения I ступени в 2010 г. были уточнены задачи на научную работу с учетом инновационности развития системы образования. Анализируя одну из причин «кризисных явлений в развитии и функционировании военной науки», пришли к мнению, что слабым звеном в подготовке офицерских кадров оперативно-стратегического уровня является отсутствие учебной дисциплины, которая бы представляла военную науку на этом уровне как определенную систему научных знаний, имеющих ярко выраженную практическую направленность, необходимых выпускникам факультета ГШ как постановщикам научных задач в органах военного управления. В соответствии с этим разработали и ввели в новый учебный план учебную дисциплину «Философско-методологические основы современной науки и военно-научных исследований» объемом 40 учебных часов, что позволяет в настоящее время развивать у слушателей соответствующие знания и умения, а на практике:

86 84 применять принципы методологии науки, диалектической логики, законы и категории диалектики, отдельные методы постклассической философии при решении проблем теоретического и практического характера, связанных с военной службой, исследовательской и педагогической деятельностью; разбираться в социальных процессах, оценивая их, прежде всего, с позиций национальных интересов государства и духовно-идеологических основ развития белорусского общества; использовать рекомендации методологии науки, рациональную философию как методологию науки, основные средства научного познания при осуществлении военного и государственного управления; самостоятельно проводить военно-научные исследования. Принято понимать, что теория должна освещать путь практике, но в настоящее время происходит наоборот - теория уже после военного конфликта оценивает, что и почему так происходит. В современных условиях идет осознание сущности и содержания форм и видов военных действий. Военная мысль стала развиваться в направлении сетецентрических (ассиметричных) действий. В развитие этого в период с 2011 по 2013 гг. коллективом факультета ГШ совместно с сотрудниками НИИ ВС выполнена научно-исследовательская работа «Обоснование рациональных направлений инновационного развития Вооруженных Сил исходя из требований их готовности к отражению агрессии противника в условиях ведения современных войн», шифр «Сеть». Основными задачами научной работы на факультете ГШ в период гг. были определены: повышение эффективности и результативности участия профессорскопреподавательского состава в научно-теоретических исследованиях, проводимых НИИ ВС с определением их практической реализации; самостоятельное проведение (участие) научных исследований и апробаций наставлений (руководств); дальнейшее развитие системы подготовки соискателей ученых степеней как составляющей системы подготовки научно-педагогических работников высшей квалификации; участие руководящего и профессорско-преподавательского состава факультета в проведении военно-научных (научно-практических) конференций и научных семинаров, написании научных статей и докладов, а также в проведении исследований на основных мероприятиях оперативной подготовки Вооруженных Сил; совершенствование умений и навыков слушателей при проведении военно-научных исследований путем их активного вовлечения в работу военно-научного общества; создание условий для зарождения военно-научных школ по военной стратегии и оперативному искусству; подготовка и издание учебников и учебных пособий, а также монографий. Следует согласиться, что военное образование, являясь необходимым условием развития военной науки, не может быть вне ее. Вместе с тем, по нашему мнению, одного лишь введения нового предмета в учебный процесс явно недостаточно для усиления взаимосвязи военной науки и военного образования, повышения научности обучения. Основные положения военной науки (законы, закономерности, принципы), как правило, присутствуют в учебном процессе в виде определений с некоторыми комментариями во вводных курсах, лекциях, вступительных главах учебников, учебных пособий. В последующем при изучении видов военных действий, способов вооруженной борьбы, эти положения в подавляющем большинстве случаев не упоминаются. В настоящее время в оперативной подготовке преобладает следующая схема: изучение нормативного (уставного) положения - его обоснование - практическое применение в различной обстановке. Предполагается, что в этой схеме военная наука присутствует в виде уставных положений.

87 85 На наш взгляд, для формирования профессионально подготовленных, обладающих творческим мышлением военных специалистов и создания на этой основе условий развития военной науки целесообразно перейти к другой схеме обучения: от противоречивой сущности явлений военного дела - к законам (закономерностям), принципам военного искусства и построенным на их основе правилам и способам действий, далее - к практическому применению этих правил и способов. Другими словами, изучение основ военной науки должно быть «встроено» в изучение учебных дисциплин, в дополнение к введенной новой учебной дисциплине. В образовательном процессе важно не только соотношение военной науки и учебного материала в соответствующей дисциплине, не менее существенен и дидактический аспект проблемы - соотношение процесса научного познания и процесса обучения. В ряде работ высказывается мысль о необходимости использовать методы науки для развития познавательной самостоятельности, творческих способностей обучающихся, т. е. о сближении обучения и познания. Общая схема включения военной науки в систему подготовки офицерских кадров оперативно-стратегического уровня может выглядеть следующим образом. Используя методы научного исследования, ученые разрабатывают теорию военного искусства (законы, закономерности, принципы, правила, способы действий, в том числе и нормативного характера), которая закладывается в основу уставных документов. В соответствии с квалификационными требованиями выбираются законы (закономерности), принципы и правила, которыми должны овладеть обучающиеся, т. е. определяется, что они должны знать и уметь. Далее подбираются известные исторические или прогнозируемые события, показывается их противоречивая сущность, анализируется возможный ход и исход, делаются обобщения с последующим «учебным» выходом на результаты научных исследований (законы, закономерности, принципы, правила и способы действий), отраженные в руководящих документах. Именно познание законов (закономерностей) и принципов военного искусства должно составлять фундаментальную часть теоретической подготовки офицерских кадров оперативно-стратегического звена. Наиболее сложным является первый этап формирования рассматриваемой схемы процесса познания - выбор законов (закономерностей) и принципов военного искусства, включаемых в научное содержание оперативно-стратегических дисциплин (цикл специальных дисциплин). Эти основополагающие категории теории военного искусства характеризуются сложными взаимосвязями, наличием различных классификаций, уровней детализации и изменчивостью в процессе развития военного дела. Законы (закономерности) очень близки к сущности явлений, т. е., чтобы понять сущность военных действий, необходимо понять сущность соответствующих законов и закономерностей, а не просто ознакомиться с их перечнем, определениями и кратким разъяснением. Вместе с тем при изучении законов (закономерностей) военного искусства необходимо учитывать, что в каждый момент времени они реализуются не однозначно, а в виде противоречивых тенденций. Принципы, как следствия законов (закономерностей), представляют собой форму разрешения противоречивой сущности явлений вооруженной борьбы. Принципы военного искусства также имеют основанием существующие вне сознания людей законы вооруженной борьбы, но они отличаются от законов военного искусства тем, что более конкретно определяют направление практической деятельности войск, представляют собой знания о способах, формах военных (боевых) действий войск на основе действия законов вооруженной борьбы. Следовательно, принципы могут только неявно содержать причинно-следственные связи явлений и зачастую в учебной литературе представляются в виде правил подготовки и ведения военных действий, с которых начинается теория вопроса, тем более что многие принципы имеют эмпирическое происхождение, а не являются результатом теоретического процесса познания.

88 86 Разнообразная трактовка принципов военного искусства говорит не только об их объективном видоизменении с учетом новых факторов и специфики составных частей триады военного искусства - стратегии, оперативного искусства и тактики. В определенной степени это объясняется тем, что из виду упускается «вторичный» характер принципов по отношению к законам вооруженной борьбы, что принципы не являются исходным пунктом исследования. Однако в подавляющем большинстве учебно-методических работ основные принципы представляются как носящие «первичный» характер, вне связи с основополагающими законами. Следовательно, основу теоретического раздела должен составлять процесс познания, а не априорное провозглашение установленных наукой и практикой законов (закономерностей) и соответствующих принципов военного искусства с последующим переходом к конкретным правилам и способам действий. Построение фундаментальной подготовки на основе изучения законов (закономерностей) и принципов военного искусства позволит создать базовые условия для развития у офицеров оперативно-стратегического уровня умения выполнять должностные обязанности в сложных условиях обстановки. Для этого при разработке теории вооруженной борьбы военная наука должна не ограничиваться поиском их особенностей, а в интересах военного образования выявлять прежде всего общие причинно-следственные связи явлений. Военный руководитель, усвоивший законы (закономерности), принципы, способы ведения военных (боевых) действий в целом и их основные варианты, значительно легче будет адаптироваться к разнообразным, в том числе и неожиданным условиям, которые не предусматривались в процессе обучения. Следующим шагом к постановке задач в развитии научной работы (на долгосрочную перспективу) для факультета ГШ предполагается: фундаментальная (академическая) наука (при приоритете ГУ «НИИ ВС» совместно с факультетом Генерального штаба Вооруженных Сил) - разработка вопросов развития теории вооруженной борьбы, теории военного искусства, строительства и развития Вооруженных Сил Республики Беларусь, повышения их боевой готовности и боеспособности, проблем военной теории, практики и военной экономики с учетом перспектив развития средств и способов вооруженной борьбы: разработка новых теорий военной науки и их реализация: теории стратегического сдерживания; коллективной военной безопасности; территориальной обороны; миротворческой деятельности (операций); защиты от оружия на новых физико-химических принципах. Результат военно-научного прогноза будет востребован через 5-10 лет; прикладная наука (при приоритете научных структурных подразделений вида Вооруженных Сил, рода войск и специальных войск, ГУ «НИИ ВС» совместно с факультетом Генерального штаба Вооруженных Сил) - научное обоснование перспектив развития теорий военной стратегии, оперативного искусства и тактики в тесном взаимодействии с совершенствованием вооружения и военной техники, разработки новейших способов их применения, эксплуатации и ремонта. Результат военно-научного прогноза будет востребован через 3-5 лет; вузовская наука (при приоритете ведущих факультетов (кафедр) учреждения образования «Военная академия Республики Беларусь» и военных факультетов ВУЗов Республики Беларусь совместно с научными структурными подразделениями) - внедрение в учебный процесс современных компьютерных и образовательных технологий и организация обучения с использованием компьютерных военных игр; организация взаимодействия со структурными подразделениями Министерства обороны (Генерального штаба Вооруженных Сил), проведение прикладных исследований, направленных на решение военно-научных, научно-

89 87 технических задач, совершенствование профессионального образования военнослужащих и управления качеством образования. Результат военно-научного прогноза будет востребован через 4-5 лет. Приближение процесса обучения к естественному, реальному процессу познавательной деятельности человека является решающим условием формирования творческого мышления. Обучение через постижение противоречивой сущности явлений может иметь высокую эффективность. В случае, когда принципы, правила и способы действий не объявлены, а только заданы исходные данные для движения к ним, процесс обучения приобретает творческий, индивидуальный характер. В настоящее время в соответствии с Кодексом РБ об образовании [5], Общегосударственным классификатором РБ ОКРБ «Специальности и квалификации» [6], подготовка в национальной системе высшего образования для Вооруженных Сил офицеров оперативно-стратегического звена осуществляется на базе имеющегося у них высшего военного оперативно-тактического образования по специальности I ступени высшего образования «Государственное и военное управление» группы специальностей «Управление воинскими формированиями на оперативно-стратегическом и стратегическом уровнях, обеспечение их деятельности» направления образования «Военное дело». В целях развития национальной системы высшего военного образования офицеров оперативно-стратегического звена и приведения ее к общегосударственной системе высшего образования планируется с учебного года перевести обучение офицеров оперативно-стратегического звена на новые образовательные стандарты высшего образования II ступени с углубленной подготовкой специалистов в практико-ориентируемой магистратуре, обеспечивающей получение степени «Магистр государственного и военного управления». Таким образом, военное образование должно в необходимом объеме включать изучение проблем войны и мира, источников, причин, сущности, характера, типов войн и вооруженных конфликтов, мировоззренческих и методологических основ военной науки и др. Важно, чтобы положения военной науки, необходимые для конкретной научной и практической деятельности специалистов военного дела, не просто заучивались в виде априорных утверждений, а были «рабочим инструментом» этой деятельности. Список литературы 1. Концепция национальной безопасности Республики Беларусь. - Минск, Керсновский, А. А. Философия войны / А. А. Керсновский. - М.: АНКИЛ-ВОИН, С О научной деятельности: Закон Респ. Беларусь от 21 окт г. 708-XIII. 4. О совершенствовании государственного управления в сфере науки: Декрет Президента Респ. Беларусь от 5 марта 2002 г Об образовании: Кодекс Респ. Беларусь от 13 янв г Общегосударственный классификатор Республики Беларусь ОКРБ «Специальности и квалификации». *Сведения об авторе: Шумилов Вячеслав Григорьевич, УО «Военная академия Республики Беларусь». Статья поступила в редакцию г.

90 88 2. ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ ОСОБЕННОСТИ ПОСТРОЕНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ СИСТЕМЫ ПОДДЕРЖКИ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ ПРИ ОРГАНИЗАЦИИ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ СРЕДСТВАМ РАДИОЛОКАЦИОННОЙ РАЗВЕДКИ КОСМИЧЕСКОГО БАЗИРОВАНИЯ УДК И. П. Германович, С. В. Акулич, И. Н. Комаров* В статье описаны особенности построения системы поддержки принятия решений, основные этапы и возможные режимы ее функционирования. Авторами вводятся и раскрываются понятия фактической и обобщенной зон обзора средства радиолокационной разведки космического базирования. The special features of the expert support system of the recommendations providing for the implementation of counteraction to means of radar space observing system is given in the article. The main stages of the work of the system are showed by the authors. The possible modes of operation of the system is described in the article. The terms of integrated and actual scanned area of the means of radar space observing system are given. Особенности и специфика процесса современных боевых действий, необходимость подготовки и принятия решений в условиях неопределенной и быстроменяющейся обстановки, неизбежные тяжкие последствия при просчетах делают прогнозирование развития событий боевых действий, их хода и исхода одной из важнейших функций в деятельности командиров. Важная роль в этом процессе отведена математическому моделированию, в частности компьютерным системам моделирования. Важным направлением данного процесса является организация противодействия средствам радиолокационной разведки (РЛР) космического базирования. Основная роль здесь принадлежит лицу, принимающему решение (ЛПР), например командиру, организующему противодействие, а результат зависит от его профессиональных знаний, творческих способностей, опыта и интуиции. Математическое моделирование исследуемого процесса позволяет оценить рациональность принятого решения в целом и каждого его элемента в отдельности с применением системы поддержки принятия решений (СППР). Основу СППР составляет комплекс математических моделей с соответствующей информационной поддержкой, включающей опыт решения задач организации противодействия и обеспечивающей использование необходимых правил принятия решений в процессе выработки рациональных решений. В состав СППР входят следующие функциональные элементы (рисунок): база данных СППР; модель космического аппарата (КА); модель скрываемого объекта; модуль управления СППР и прогнозирования степени опасности обнаружения скрываемых объектов средствами РЛР космического базирования; модуль выработки рекомендаций для принятия решений на проведение мероприятий противодействия средствам РЛР космического базирования. Информационный обмен между функциональными элементами СППР описан в [1]. Рассмотрим их описание. База данных (БД) СППР предназначена для хранения информации о КА, скрываемых объектах, мероприятиях противодействия. Эта информация заносится в БД СППР специалистом информационного сопровождения СППР. Пользователями информации БД СППР являются: лицо, принимающее решения; специалист информационного сопровождения СППР; модель движения космического аппарата; модель скрываемого объекта; модуль управления СППР и прогнозирования степени опасности обнаружения.

91 89 Основные компоненты информации БД СППР: для КА: название КА; параметры орбиты КА; тактико-технические характеристики радиолокатора с синтезированной апертурой (РСА) КА; параметры зоны обзора (ЗО) КА для трех режимов работы: полосового с одним лучом, полосового с несколькими лучами, телескопического. для скрываемого объекта: название объекта; эффективная отражающая поверхность (ЭОП) объекта; геометрические размеры стационарного объекта; характеристики мобильного объекта; для мероприятий противодействия: стоимость и время проведения мероприятия противодействия; основные характеристики мероприятий противодействия и др. Данные о мероприятиях Комплекс рекомендуемых мероприятий противодействия Рисунок - Функциональные элементы СППР Модель космического аппарата включает две составляющие: модель движения КА, которая предназначена для имитации движения КА путем формирования подспутниковой точки на земной поверхности и отображения ее на цифровой карте местности (ЦКМ); модель формирования ЗО, которая предназначена для расчета координат границ ЗО в трех режимах обзора и отображения на ЦКМ ЗО для заданного режима работы РСА. Задачи, решаемые моделью КА: расчет текущих геодезических координат подспутниковой точки; расчет текущих прямоугольных координат подспутниковой точки; расчет прямоугольных координат границ ЗО для трех режимов обзора в системе координат с началом в подспутниковой точке, ориентированной в направлении ее перемещения;

92 90 расчет текущих прямоугольных координат границ ЗО для заданного режима работы. Входные данные модели КА: название КА; параметры орбиты КА; тактикотехнические характеристики РСА КА; характеристики режимов работы РСА КА для трех режимов обзора: полосового с одним лучом, полосового с несколькими лучами, телескопического; период прогнозирования; текущее значение модельного времени; координаты стационарных объектов для телескопического режима обзора. Выходные данные модели КА: характеристики РСА КА; текущие прямоугольные координаты границ фактической ЗО для текущего режима работы; текущие прямоугольные координаты границ обобщенной ЗО. Модель скрываемого объекта предназначена для имитации движения мобильного объекта, имитации применения мероприятий противодействия для стационарного объекта, регистрации значений показателей степени опасности обнаружения объекта. Входные данные модели скрываемого объекта: название объекта; ЭОП объекта; геометрические размеры стационарного объекта; характеристики мобильного объекта; стоимость и время проведения мероприятия противодействия; свойства мероприятия противодействия; значения показателей степени опасности обнаружения объекта; текущее значение модельного времени. Выходные данные модели скрываемого объекта: ЭОП стационарного объекта; геометрические размеры стационарного объекта; прямоугольные координаты объекта; номера мероприятий противодействия, применяемых для стационарного объекта; номера возможных маршрутов перемещения мобильного объекта. Модуль управления СППР и прогнозирования степени опасности обнаружения реализует математическую модель прогнозирования степени опасности обнаружения скрываемых объектов средствами РЛР космического базирования, описанную в [2]. Он предназначен для управления режимами работы СППР, анализа оперативной обстановки, расчета значений показателей степени опасности обнаружения объектов. Входные данные модуля управления СППР и прогнозирования степени опасности обнаружения скрываемых объектов: текущие прямоугольные координаты границ фактических ЗО КА; текущие прямоугольные координаты границ обобщенных ЗО КА; характеристики РСА КА; ЭОП стационарных объектов; геометрические размеры стационарных объектов; характеристики фона в районе расположения объектов; прямоугольные координаты объектов; номера мероприятий противодействия, применяемых для стационарных объектов; номера возможных маршрутов перемещения мобильных объектов. Выходные данные модуля управления СППР и прогнозирования степени опасности обнаружения скрываемых объектов: значения показателей степени опасности обнаружения объектов без учета применения мероприятий противодействия; значения показателей степени опасности обнаружения объектов с учетом применения мероприятий противодействия; значения показателей эффективности противодействия; номера мероприятий противодействия, применяемых для стационарных объектов; номера возможных маршрутов перемещения мобильных объектов; значение резервного времени, оставшегося на проведение мероприятий противодействия; сигналы управления моделями скрываемых объектов, режимами отображения информации на ЦКМ. Модуль выработки рекомендаций СППР реализует методику выработки рекомендаций для принятия решений при организации противодействия средствам РЛР космического базирования, описанную в [3]. Входные данные модуля выработки рекомендаций: мероприятия противодействия, применяемые для стационарных объектов; стоимость и время проведения мероприятий противодействия; возможные маршруты перемещения мобильных объектов; значения показателей степени опасности обнаружения объектов. Выходные данные модуля выработки рекомендаций: мероприятия противодействия, рекомендуемые для стационарных объектов; маршруты перемещения, рекомендуемые для мобильных объектов.

93 91 Последовательность функционирования СППР представлена следующими этапами: настройка режимов работы СППР; формирования множества КА; формирование множества скрываемых объектов; расчет показателей степени опасности обнаружения; формирование комплекса мероприятий противодействия; формирование рекомендаций по организации противодействия; отображение рекомендуемого решения на ЦКМ. На этапе «Настройка режимов работы СППР» задается интервал времени прогнозирования, выбирается режим работы СППР, настраиваются ее параметры. Далее вводятся исходные данные по КА (значения кеплеровских элементов орбиты), тактико-технические характеристикам РСА и его режимам работы, скрываемым объектам, мероприятиям противодействия. Ввод исходных данных осуществляется с использованием информации, хранящейся в БД СППР (см. рисунок). На этапе «Расчет показателей опасности обнаружения» для фактических и обобщенных ЗО осуществляется расчет вероятности обнаружения отдельных стационарных объектов, математического ожидания числа обнаруженных объектов в группах стационарных объектов, длительности пребывания в ЗО и кратности попадания в ЗО для мобильных объектов. На этапе «Формирование рекомендаций по организации противодействия» осуществляется расчет и сравнительный анализ значений показателей эффективности противодействия обнаружения для различных схем применения мероприятий противодействия и выбор оптимальных среди них. На данном этапе СППР функционирует в автоматизированном режиме при участии ЛПР. Функционирование СППР возможно в двух режимах: реализация фактических и обобщенных ЗО КА. Эти режимы отличаются особенностями реализации имитационной модели КА и расчетов показателей степени опасности обнаружения. Рассмотрим особенности реализации расчетов показателей степени опасности обнаружения в этих режимах. Под фактической будем понимать ЗО КА, формируемую в соответствии с заданным режимом обзора его РСА. Режим обзора РСА конкретного КА может задаваться как детерминированно, так и случайно. В режиме реализации фактических ЗО КА расчет показателей степени опасности обнаружения производится с учетом попадания скрываемых объектов в фактические ЗО КА. Детерминированный режим обзора РСА КА может быть задан на этапе подготовки исходных данных СППР, после добавления КА из БД в имитационную модель КА. При этом ЛПР должен определить тип обзора РСА КА: левосторонний, правосторонний или двусторонний. Случайный режим обзора может быть включен ЛПР перед запуском имитационного эксперимента. При этом выбор режима и стороны обзора КА будет осуществляться случайно с заданной ЛПР периодичностью. Значение периода изменения режима обзора и стороны КА выставляется в минутах. Выбор режима и стороны обзора РСА КА является случайным событием, каждое наступление которого в СППР происходит по истечении периода изменения режима обзора и стороны КА. При этом осуществляется розыгрыш двух дискретных случайных величин: «номер режима обзора» и «номер типа обзора». Вероятности значений этих случайных величин ЛПР записывает при подготовке исходных данных в таблицу по представленному ниже образцу. Таблица 1 Режим (сторона) 1 (левая) 2(правая) 3 (обе) Вероятность режима обзора Р22 Р23 Р24 Вероятность стороны обзора Р Р34

94 92 В таблице 1 в скобках записан тип режима обзора, цифра перед скобками означает номер режима (1 - полосовой с одним лучом, 2 - полосовой с несколькими лучами, 3 - телескопический). В ячейках таблицы 1 в строке «Вероятность режима обзора» - вероятности включения 1, 2 и 3-го режима обзора соответственно, строке «Вероятность стороны» - вероятности соответствующего типа обзора. СППР осуществляет контроль вводимых значений: сумма значений вероятностей в каждой из строк таблицы должна быть равна 1. При невыполнении этого условия выдается сообщение об ошибке и возможность пуска имитационного эксперимента блокируется. В таблице 2 представлен пример заполнения таблицы при равновероятном включении режима обзора и преимущественном включении лево- или правостороннего типа обзора. Таблица 2 Режим (сторона) 1 (левая) 2(правая) 3 (обе) Вероятность режима обзора 0,33 0,33 0,34 Вероятность стороны обзора 0,4 0,4 0,2 Розыгрыш вышеупомянутых дискретных величин осуществляется следующим образом. Формируется значение базовой случайной величины а [4], которая имеет равномерное распределение на [0;1). Далее значение искомой дискретной случайной величины рассчитывается в соответствии со следующим выражением: 1, если а < р 2 ; 2, если P i2 <a< P i2 + P i3 ; 3, если P j2 +P j3 <a < 1, где i - номер строки таблицы 1. Например, для третьей строки таблицы 2 данное выражение будет выглядеть таким образом: ^ 3 = 1, если а < 0,4; 2, если0,4<а<0,8; 3, если 0,8 < а <1. Кроме выбора режима и стороны обзора, при реализации фактических ЗО КА в СППР также предусмотрен розыгрыш следующих случайных событий: выбор объекта для телескопического режима обзора КА; обнаружение объекта, попавшего в фактическую ЗО. Выбор объекта для телескопического режима обзора КА может осуществляться как с учетом важности объекта, так и без ее учета (признак устанавливается ЛПР перед началом моделирования). Выбор без учета важности осуществляется равновероятно: все объекты, доступные для обзора КА, РСА которого работает в телескопическом режиме, могут быть выбраны с одинаковой вероятностью. Если же установлен признак выбора объекта для телескопического обзора с учетом важности, то вероятность такого выбора объекта возрастает пропорционально его важности. Розыгрыш события «обнаружение объекта» осуществляется так: если а < Робшу, то событие произошло, иначе - не произошло (а - значение базовой случайной величины, Р о б н у - вероятность обнаружения i-го объекта j-м КА). При функционировании СППР в режиме реализации фактических ЗО КА для каждого момента модельного времени на ЦКМ отображаются следующие элементы: подспутниковые точки КА; фактические ЗО КА; объекты скрытия.

95 93 По окончании прогона СППР в этом режиме отображаются значения показателей опасности обнаружения для каждого из скрываемых объектов и их интегральные значения. В связи с наличием вышеуказанных случайных факторов, влияющих на результаты моделирования, необходимо выполнить несколько прогонов СППР, что приведет к значительному увеличению времени моделирования. Для уменьшения вычислительных затрат и соответственно времени моделирования в режиме реализации фактических ЗО КА предусмотрены две формы функционирования СППР: отображение и экспресс-расчет. В режиме отображения СППР вышеуказанные элементы отображаются на ЦКМ в процессе моделирования. Данный режим функционирования используется для создания тактических ситуаций на заданные моменты времени, визуального контроля моделируемых событий и предусматривает только один прогон СППР. Формирование модельного времени в данном случае осуществляется программным таймером с шагом At ~ 0,1 с. При этом ЛПР имеет возможность увеличить коэффициент использования модельного времени, что позволяет уменьшить длительность прогона СППР в 5-6 раз. В режиме экспресс-расчета СППР предусматривает выполнение расчетов без отображения обстановки на ЦКМ. Данный режим используется для выполнения нескольких прогонов СППР в целях сбора статистики результатов моделирования. Количество прогонов определяет ЛПР перед началом моделирования. Формирование модельного времени в данном случае осуществляется программным датчиком с шагом At = 0,1 с. Рассматриваемый режим реализации фактических ЗО КА является имитационным, способ формирования модельного времени - At [5]. Под обобщенной будем понимать ЗО КА, формируемую в результате совмещения возможных режимов обзора его РСА. В режиме реализации обобщенных ЗО КА СППР расчет показателей опасности обнаружения объекта может осуществляться с учетом или без учета телескопического режима работы РСА КА. Этот признак устанавливается ЛПР перед началом моделирования. Вероятности гипотез о текущем режиме работы РСА КА ЛПР записывает при подготовке исходных данных в таблицу 1. При использовании данного режима функционирования СППР для анализа только мобильных объектов в целях сокращения времени моделирования возможно исключение из расчетов вероятности обнаружения объектов. Этот признак устанавливается ЛПР перед началом моделирования. Так как в данном режиме отсутствуют случайные факторы, влияющие на результаты расчетов (нет розыгрыша событий), то он предусматривает только один прогон СППР в форме экспресс-расчета. По окончании прогона СППР отображаются значения показателей опасности обнаружения для каждого из скрываемых объектов и их интегральные значения. Режим реализации обобщенных ЗО КА завершается расчетом математического ожидания числа обнаруженных объектов, рассчитываемого с помощью соотношений, описанных в [2]. Рассматриваемый режим реализации обобщенных ЗО КА является аналитикоимитационным, способ формирования модельного времени - At. Модельное время формируется программным датчиком с шагом At = 0,1 с. Выводы: 1. В данной СППР оценивается эффективность возможных решений и на этой основе вырабатываются рекомендации по организации мероприятий противодействия средствам РЛР космического базирования. Ее использование целесообразно при решении следующих задач военных действий: маскировка стационарных объектов, выбор маршрута и графика перемещения мобильных объектов, выбор района и периода размещения скрываемых объектов, определение благоприятных периодов военных действий в заданном районе.

96 94 2. Особенностями режима реализации фактических ЗО КА являются: детерминированный или случайный выбор режима и стороны обзора КА; две формы функционирования СППР: отображение на ЦКМ подспутниковых точек КА, фактических ЗО КА, объектов скрытия и экспресс-расчет; реализация одного прогона СППР в режиме отображения и нескольких прогонов в режиме экспресс-расчета; случайный выбор объектов для телескопического режима обзора КА с учетом или без учета важности; розыгрыш события «обнаружение объекта». 3. Особенностями режима реализации обобщенных ЗО КА являются: расчет вероятностей обнаружения скрываемых объектов с учетом гипотез о режимах работы РСА КА и кратности перекрытия их обобщенных ЗО; расчет времени пребывания и кратности попадания скрываемых объектов с учетом обобщенных ЗО КА. Список литературы 1. Германович, И. П. Подход к принятию решения при противодействии средствам радиолокационной разведки космического базирования / И. П. Германович, С. В. Акулич // Сб. науч. ст. Воен. акад. Респ. Беларусь С Германович, И. П. Математическая модель прогнозирования степени опасности обнаружения скрываемых объектов средствами радиолокационной разведки космического базирования // Вестн. Воен. акад. Респ. Беларусь (39). - С Германович, И. П. Методика выработки рекомендаций для принятия решения на проведение мероприятий противодействия / И. П. Германович, В. М. Булойчик, С. В. Акулич // Сб. науч. ст. Воен. акад. Респ. Беларусь С Вентцель, Е. С. Исследование операций. Задачи, принципы, методология: учеб. пособие для вузов / Е. С. Вентцель. - 4-е изд. - М.: Дрофа, с. 5. Шевченко, А. А. Управление временем при проектировании имитационных моделей / А. А. Шевченко // Приклад. информатика С * Сведения об авторах: Германович Инна Петровна, Акулич Сергей Вячеславович, Комаров Иван Николаевич, УО «Военная академия Республики Беларусь». Статья поступила в редакцию г.

97

98

99

100

101

102

103

104

105 103 ПРИЕМ СИГНАЛОВ В СИСТЕМАХ С ФАЗОВЫМ СВЕРХБЫСТРЫМ СКАНИРОВАНИЕМ ДИАГРАММ НАПРАВЛЕННОСТИ УДК В. А. Куренёв, С. В. Аникеев * В статье рассмотрен принцип приема сигналов в системах со сверхбыстрым сканированием диаграмм направленности. Приведены рисунки, иллюстрирующие данный принцип. Представлена краткая информация об энергетических характеристиках принимаемых сигналов. В основе систем со сверхбыстрым сканированием диаграмм направленности лежит формирование особым образом селектирующих импульсов. This article deals with the approach of the signals receiving in the direction diagrams ultraspeed scanning systems. The pictures are given to illustrate this approach. The short information is given about power characteristics of the receiving signals. The direction diagrams ultraspeed scanning systems are performed on the base of especial way forming of the selection impulses. В радиолокационных однопозиционных системах со сверхбыстрым сканированием осуществление поворота волнового фронта, а следовательно, и положения луча в пространстве возможно частотным и фазовым методами. Наиболее развитая теория применения частотно-зависимых антенн приведена в работах D. E. N. Davies [1], М. Сколника [2, с ] и В. В. Чапурского [3]. Попытка решения задачи формирования волнового фронта требуемой геометрии фазовым методом не привела к практически значимым результатам. Однако от этого рассматриваемая задача своей актуальности не потеряла. В статье описывается случай, когда скорость сканирования обеспечивает условие малости времени переходных процессов по сравнению со временем установившегося режима [4]. Метод сверхбыстрого сканирования предполагает сканирование луча антенны в режимах передачи и приема в пределах заданного сектора обзора за время длительности импульса передатчика. При этом в направлении цели излучается часть импульса передатчика, а отраженные сигналы могут быть приняты только из определенных, заранее известных томографических слоев видимости. В случае линейного закона качания луча в пространстве образуется периодическая структура из слоев видимости в виде дуг окружностей, ограниченных величиной сектора сканирования и перекрывающих весь диапазон просматриваемой дальности. Расстояние между слоями видимости равно где с - скорость света в свободном пространстве; т и - длительность импульса. Разрешающая способность системы по дальности равна где ширина диаграммы направленности; 2 Ar = d, Ф Ф - ширина сектора сканирования. В конечном счете результирующая разрешающая способность системы определяется не длительностью импульса передатчика, а длительностью излучаемых в направлении цели и принимаемых от нее сигналов. Путем изменения ширины сектора сканирования при зондировании прямоугольными радиоимпульсами без внутриимпульсной модуляции можно управлять разрешающей способностью локатора, требуемым образом квантуя пространство наблюдения по дальности. Количество слоев видимости, являясь фиксированным, может быть увеличено за счет формирования дополнительных лучей, сканирующих в режиме приема с некоторой задержкой

106 104 относительно первого приемного луча. Изменяя эту задержку, можно передвигать всю систему слоев по дальности, обеспечивая обнаружение и формирование изображений всех объектов, находящихся в зоне обзора при произвольном направлении их движения. Периодический характер структуры из сканирующих по дальности слоев видимости обусловливает периодический характер сигналов на входе приемной системы. Форма и длительность каждого импульса в принимаемой пачке повторяет форму и длительность диаграммы направленности. Сущность метода сверхбыстрого сканирования заключается в сканировании луча антенны радиолокационной станции (РЛС) в заданном секторе за время длительности излучаемых импульсных сигналов [4, 5]. Рассмотрим ситуацию, изображенную на рисунке 1, и эпюры, представленные на рисунке 2. РЛС Рисунок 1 - К пояснению принципа сверхбыстрого сканирования ц и 6.(0 т а Рисунок 2 - Сигналы приемника и передатчика (а), закон сканирования диаграмм (б) б Пусть цель находится на дальности г ц и имеет угловую координату 6 Ц. Луч антенны при работе на передачу за время длительности импульса передатчика т и поворачивается на заданный угол Ф, затем мгновенно возвращается в исходное положение (на рисунке 2, б показано штриховкой). За время между импульсами Т г -т и он сканирует по тому же закону, обеспечивая за счет сдвига т ск прием отраженных сигналов из фиксированных слоев видимости. Форма и длительность принимаемых сигналов зависят от вида диаграммы направленности, закона качания луча, отношения ширины сектора сканирования к ширине диаграммы направленности, отражающих свойств и скорости движения лоцируемых объектов [4]. Если положение луча антенны, облучающей точечный неподвижный объект с угловой координатой

107 105 Ф 0 Ц = Qt 3, изменяется по линейному закону 0 а = Q t (Q = угловая скорость движения ^СК диаграммы направленности по сектору Ф; Г ск = т и период сканирования; т з - запаздывание принятого сигнала относительно начала периода сканирования), то зондирующий импульс, 2г ц излученныи в направлении цели, и отраженный сигнал, имеющии задержку т = - относис тельно зондирующего, по длительности меньше импульса передатчика и а (t) (на рисунке 2, а заштрихованы). Для полного приема отраженного сигнала в момент его прихода луч антенны должен находиться под тем же углом, под которым он находился в начале излучения импульса в направлении цели. Будем пока полагать это условие выполненным, например, за счет сдвига начала сканирования в режиме приема на требуемую величину т ск относительно окончания импульса передатчика. Исходным статистическим материалом для синтеза оптимального приемного устройства является смесь сигналов цели и помех. Будем считать, что передатчик РЛС генерирует сигнал известной формы u(t)e J<aot, комплексная запись закона модуляции которого ii(t) = и я (t)e'" (,) u a (t) и фазовую ф(?) модуляции зондирующего сигнала. Функция и (t), полагаем, нормирована так, что где T - длительность импульса передатчика. учитывает амплитудную 1 -\\u{tfdt = \, (1) -'о 0 Опуская для простоты случайные амплитудные и фазовые флуктуации сигнала и учитывая его запаздывание при распространении до цели и обратно, модель наблюдений в одном периоде повторения сигнала T можно записать в виде [6]: У(0 = ReG p [Q(Г -т ц -т 3 )] и(t-т ц )е** +n(t), (2) где Р ск - средняя мощность сигнала цели при приеме на антенну с качанием луча за время импульса; G p (Q/) - комплексная диаграмма направленности; 2 г 9 т ц = - и т 3 = - временные запаздывания сигналов, обусловленные дальностью и угловым положением цели; со 0 - несущая частота; n (t) - шум наблюдения, учитывающий внутриприемные шумы и шумы линий связи. В дальнейшем шум наблюдения полагаем белым с нулевым средним и корреляционной функцией R n,t 2 ) = (n(t,)n(t 2 )) = N 0 5(t, -t 2 ), где скобки означают статистическое усреднение.

108 106 Принимаемый вещественный сигнал (2) можно записать в компактной форме где s (t,x) - отраженный (полезный) сигнал; y(t) = s(t,x) + n(t), (3) М0 = 0 Ц (ОЛ(О Г ~ вектор измеряемых координат. В этих условиях подынтегральное выражение логарифма отношения правдоподобия, определяющее алгоритм приема без учета накопления, имеет вид AF у,к - Nq 1 s t,k у t -\s t,x 2, (4) где A, - оценочное значение вектора измеряемых координат. Отсюда получаем следующий алгоритм обработки сигналов цели в оптимальном приемнике (с точностью до постоянного слагаемого): AF у,х R e G n ~Q t-т -т, Ли t-т e J( ' v y t. (5) ^? 1Г Ц 3 J ц s \ у ^О Из (5) следует, что при использовании сверхбыстрого сканирования операции, выполняемые над принимаемым сигналом, остаются такими же, как и при обычном медленном сканировании. Возникают лишь особенности в формировании селектирующих импульсов, временное положение которых зависит не только от угловой координаты цели, но и от текущего значения дальности до цели, что обусловлено спецификой сверхбыстрого сканирования и необходимостью отсчета дальности по задержке принятого сигнала относительно начала импульса, излученного в направлении цели. В конечном счете, именно это обстоятельство определяет особенности приемника. Завершая рассмотрение особенностей оптимального приема сигналов в системах со сверхбыстрым сканированием, остановимся на их энергетических характеристиках. При отсутствии потерь в атмосфере мощность отраженного сигнала на входе приемника со следящей антенной равна [4]: Р = где р - импульсная мощность передатчика; l^'uf'u^^u (АтСу т^ G Hl, G^ - коэффициенты усиления приемной и передающей антенн; X - длина волны; а ц - эффективная отражающая поверхность цели. При сканировании луча антенны принятая энергия равна 3 (4л) 3 < ' Выразим для определенности коэффициенты усиления антенны на передачу и прием через заданную нормированную диаграмму направленности по мощности F p (Qt) : G Hl (Q0 = G H2 (Q0 = G max F/Q0, (6)

109 107 где G max = т Z) max - максимальное значение коэффициента усиления, равное произведению коэффициента полезного действия антенны и максимального значения коэффициента направленного действия антенны; F p (Qt) = ехр 4In (2)9~ 2 QV равным 0,5. Тогда, после интегрирования получим - для колокольной огибающей с уровнем отсчета ширины, Э- V 81п2 Ф отр ' Q РЛ^аЛ^ц где J = - энергия отраженного сигнала на входе приемника со следящей ан- (4 пуг: тенной. Разделив обе части (6) на длительность импульса передатчика T 0, найдем Р = ^ ^ Р ск у 81п2 Ф Следовательно, отношение сигнал - шум в системах со сверхбыстрым сканированием д ск связано с отношением сигнал - шум в системах со следящей антенной q при выбранной аппроксимации диаграмм направленностей соотношением с ' qск - л 9 0 ЬЬ2Ф 9 ' Таким образом, по сравнению со следящим приемом уменьшение отношения сигнал - шум за счет сверхбыстрого сканирования составляет такую же величину, как и в системах с обычным медленным сканированием при условии, что луч антенны в момент прихода отраженного сигнала находится под тем же углом, под которым он находился в начале излучения импульса в направлении цели. Рассматриваемые системы при известной величине т ск не уступают по энергетике системам с медленным сканированием, но уступают, как и последние, системам со следящей антенной. Список литературы 1. Davies, D. E. N. A fast electronically scanned radar receiving system / D. E. N. Davies // Brit. I. R. E С Справочник по радиолокации: в 4 т. / под ред. М. Сколника; пер. с англ. под общ. ред. К. Н. Трофимова. - Нью-Йорк, М.: Сов. радио, Т. 2: Радиолокационные антенные устройства / под ред. П. И. Дудника с. 3. Чапурский, В. В. Избранные задачи теории сверхширокополосных радиолокационных систем / В. В. Чапурский. - М.: МГТУ им. Баумана, с. 4. Гинзбург, В. М. Формирование и обработка изображений в реальном масштабе времени. Методы быстрого сканирования / В. М. Гинзбург. - М.: Радио и связь, с. 5. Коростылев, А. А. Пространственно-временная теория радиосистем / А. А. Коростылев. - М.: Радио и связь, с. 6. Куренёв, В. А. Статистический синтез и анализ оптимальных измерителей со сверхбыстрым сканированием диаграмм направленности / В. А. Куренёв. - Минск: ВА РБ, с. Сведения об авторах: Куренёв Вячеслав Александрович, Аникеев Сергей Валерьевич, УО «Военная академия Республики Беларусь». Статья поступила в редакцию г.

110 108 ВНЕОСЕВОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ КАК СПОСОБ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ РАКЕТНОЙ АТАКИ ГРУППОВОЙ ВОЗДУШНОЙ ЦЕЛИ УДК О. Г. Лапука, В. В. Спесивцев* Статья посвящена решению задачи увеличения дальности разрешения близкорасположенных воздушных целей по угловым координатам в аспекте решения проблемы радиолокационного наблюдения плотной группы в ходе ее ракетной атаки. Предложен и обоснован способ решения данной задачи на основе использования внеосевого сопровождения. Исследованы результаты применения данного способа с использованием имитационной модели наведения ракеты на парную групповую цель. Article is devoted to the task of increasing the range resolution of closely spaced air targets by angular coordinates in terms of solving the problem of radar surveillance dense group during its rocket attacks. Proposed and justified way to solve this problem through the use of off-axis tracking. Studied the results of applying this method using a simulation model of the missile's guidance on the male group goal. Летательные аппараты, находящиеся в сосредоточенном боевом порядке, так называемой плотной группе, являются наиболее сложной целью для атаки управляемым ракетным оружием ввиду отсутствия возможности разрешения отдельных целей по дальности, доплеровской скорости или угловым координатам. Сопровождение такой цели сопряжено с ростом флуктуационных ошибок измерения координат, что приводит к увеличению интенсивности флуктуаций перегрузки атакующей ракеты с соответствующим возрастанием индуктивного сопротивления, уменьшением ее скорости и максимальной дальности полета [1]. Однако наиболее существенный негативный фактор, проявляющийся при атаке групповой цели, - позднее разрешение отдельных целей в группе и связанная с этим невозможность обеспечения достаточного для поражения одного из летательных аппаратов конечного промаха. Способ увеличения разрешающей способности по дальности [2], основанный на использовании алгоритма оптимальной по критерию максимального временного сжатия цифровой обработки принимаемых сигналов, позволяет существенно увеличить дальность разрешения целей за счет некоторого проигрыша в отношении сигнал-шум. Однако разрешающая способность по дальности все равно остается ограниченной, поэтому в ситуации, когда цели относительно головки самонаведения (ГСН) атакующей ракеты расположены в общей картинной плоскости, то есть характеризуются примерно равными дальностями, единственной возможностью успешной атаки является их раннее разрешение по угловым координатам. Разрешающая способность РЭС по угловым координатам определяется минимальным углом между линиями визирования (ЛВ) двух целей, при котором обеспечивается их раздельное радиолокационное наблюдение (обнаружение, измерение координат). Минимальный угол (в радианах) между целями, определяющий разрешение, примерно равен ширине главного лепестка (ГЛ) диаграммы направленности антенны (ДНА), зависящей от эффективной ширины апертуры э ф антенны ГСН в соответствующей плоскости и длины волны X [3]: эф Увеличение разрешающей способности по угловым координатам можно обеспечить уменьшением ширины главного лепестка ДНА, которая обратно пропорциональна габаритным размерам антенны в соответствующей плоскости. Поэтому реализация данного способа

111 109 требует увеличения массы и габаритов антенных систем, что недопустимо ввиду имеющихся ограничений. С другой стороны, сужение ДНА может быть достигнуто путем уменьшения длины волны излучаемого сигнала, однако это приводит к увеличению удельного затухания распространяющейся электромагнитной волны и, как следствие, к уменьшению максимальной дальности радиолокационного наблюдения цели. Для решения задачи увеличения дальности углового разрешения при атаке плотной группы предлагается использовать способ, основанный на принудительном смещении ДНА в сторону одной из целей, который условно можно назвать внеосевым сопровождением (ВОС). Некоторым аналогом (прототипом) данного способа является режим сопровождения низколетящей цели, используемый в зенитно-ракетных комплексах малой дальности, например ЗРК 9К33М3 «Оса» [4]. Суть данного режима заключается в следующем. При малой высоте полета цели на вход приемного канала РЛС по главному лепестку ДНА поступает аддитивная сумма полезного (отраженного от цели) и мешающего (отраженного от подстилающей поверхности, находящейся в том же элементе разрешения) сигналов. Данные сигналы являются высококогерентными, а в связи с постоянно изменяющейся разностью их начальных фаз такое воздействие на угломестный канал эквивалентно воздействию когерентной помехи: в моменты противофазности создаются интенсивные угловые возмущения. Это приводит к существенному увеличению ошибок измерения угловых координат в вертикальной плоскости. Для минимизации данного эффекта минимальный угол места антенны РЛС ограничивается значением, соответствующим угловому положению «провала» ДНА между главным и первым боковым лепестком. Это обеспечивает прием мешающих отражений только боковыми лепестками ДНА, что существенно уменьшает их мощность. Для компенсации возникающих ошибок измерения угла места низколетящей цели в следящем угломере предусмотрено суммирование углового положения антенны с измеренным углом рассогласования в вертикальной плоскости. Предлагается использование данного принципа в целях увеличения дальности углового разрешения при атаке плотной группы: в ходе наведения ракеты ДНА ее ГСН принудительно смещается в направлении одной из целей. В результате дополнительного смещения равносигнального направления антенны происходит сдвиг эквивалентной дискриминационной характеристики (рисунок 1), в результате чего одна из целей смещается к краю монотон- Рисунок 1 - Дискриминационные характеристики угломерного канала без ВОС (сплошная) и с ВОС (пунктирная)

112 110 В процессе сближения с плотной группой увеличивается угловое расстояние между отдельными целями, в результате чего обеспечивается более ранний выход одной из них (в данном случае Ц1) за пределы монотонного участка эквивалентной дискриминационной характеристики, то есть за пределы области устойчивости канала углового автосопровождения. Вследствие этого переход на автосопровождение одной из целей происходит на большей дальности, что способствует увеличению времени, в течение которого может быть отработан конечный промах. Негативным фактором, сопровождающим использование ВОС, является смещение области устойчивости эквивалентной дискриминационной характеристики, что может вызвать срыв автосопровождения, к примеру, при маневрировании цели. Однако, учитывая крайне редкие случаи маневрирования целей в группе, этим фактором можно пренебречь. Для оценки требуемых направления и величины отклонения ДНА при ВОС необходимо определение формы эллипса ошибок сопровождения по угловым координатам в картинной плоскости (далее - эллипс ошибок), который характеризуется отношением полуосей и углом наклона большой полуоси. На форму эллипса ошибок оказывают влияние два фактора. Первый из них - внутренние шумы приемника, которые независимы и приблизительно равны по мощности в двух плоскостях. Второй фактор - это блуждание центра отражения, которое при атаке парной цели оказывает преобладающее воздействие только в одной плоскости: плоскости, содержащей обе цели. На начальном этапе наведения (на больших дальностях, то есть при относительно малых отношениях сигнал-шум и малом угловом расстоянии между целями) первый фактор оказывает преобладающее воздействие и, соответственно, способствует формированию близкой к круговой формы эллипса ошибок (рисунок 2, а). По мере приближения к парной цели, сопровождающегося увеличением отношения сигнал-шум и увеличением углового расстояния между целями, влияние второго фактора увеличивается, поэтому круг постепенно «вытягивается» (рисунок 2, б, в), при этом растет эксцентриситет эллипса ошибок. Предельным случаем, соответствующим доминированию второго фактора, является вырождение эллипса ошибок в отрезок прямой, содержащий обе цели, при котором эксцентриситет равен единице. Практическим подтверждением перечисленных аргументов являются полученные экспериментально результаты облетов радиолокатора подсвета и наведения ЗРК парой самолетов Су-25. Характеристики линейных ошибок сопровождения групповой цели в картинной плоскости представлены на рисунке 2, г. Из рисунка видно существенное преобладание ошибок сопровождения в плоскости, находящейся под углом -40 к горизонту, соответствующей пространственному расположению наблюдаемых целей. Для оценки параметров (угла наклона и отношения полуосей) эллипса ошибок необходима статистическая обработка ошибок измерения угловых координат А(З г, Ав г ;i-l,n, полученных в ходе радиолокационного сопровождения цели. Здесь N - количество отсчетов пеленгов, полученное за время оценки. Если считать, что ошибки сопровождения центрированы и распределены по гауссовскому закону, то для расчета искомых оценок могут быть применены известные соотношения [5]: 1 N П N N-ii!= 1 N e p-iii 1 ]_ = Z A P/ As /; a = -arctg 2 CT p CT E,=1 CT P" CT e Г о 9 ~ ~ ~ 2 2 ~ (Tp- ^Jcpcos ot + itpg sin2a + c s sin a; (1) (2) (3)

113 111 6 S > = ^dp sin 2 a - Kp e sin 2a + a 2 cos 2 a. (4) Здесь dp,ст Е - оценки СКО в плоскостях азимута (p ) и углу места (s) соответственно; - оценка коэффициента корреляции ошибок в плоскостях азимута и угла места; a - оценка угла наклона большой полуоси эллипса ошибок в исходной системе координат; ap-,a g ' - оценки СКО некоррелированных ошибок в ортогональных плоскостях, связанных с большой и малой полуосями эллипса ошибок, характеризующие относительные размеры данных полуосей Z, м Z, м в г Рисунок 2 - Ошибки оценки линейного положения целей при их радиолокационном наблюдении на дальностях 30 км (а), 15 км (б), 5 км (в). Экспериментальные результаты (г) Структурная схема контура углового автосопровождения, к примеру, с астатизмом 1-го порядка для реализации метода ВОС должна содержать дополнительные сумматоры S1.1 и S1.2 (в каждом из каналов пеленгации), на которые подаются сигналы смещения, вычисляемые в специализированном цифровом вычислителе (СЦВ) (рисунок 3).

114 112 Алгоритм работы СЦВ должен включать: вычисление оценок параметров эллипса по измерениям ошибок сопровождения групповой цели в соответствии с выражениями (1)...(4); определение абсолютной величины дополнительного смещения 8 СМ в наклонной плоскости; определение составляющих смещения в плоскостях азимута и угла места в соответствии с оценкой угла наклона большой полуоси эллипса ошибок: PcM= 5 c M cosd; s CM =S CM sina. (5) Рисунок 3 - Упрощенная структурная схема угломерного канала при реализации режима внеосевого сопровождения Следует отметить, что введение в контур углового автосопровождения дополнительного смещения вносит ошибки в оценку угловых скоростей линии визирования ((3,8 ) в соответствующей плоскости. Для минимизации данных ошибок в каждом канале необходимо использовать дополнительные блоки компенсации с передаточной функцией W K (p), которые формируют корректирующие сигналы для соответствующих оценок. Передаточные функции блоков компенсации могут быть рассчитаны по эквивалентной структурной схеме с учетом допущения о линейности пеленгационной характеристики угловых дискриминаторов. Нетрудно убедиться, что для приведенной структурной схемы данные передаточные функции будут соответствовать последовательному соединению дифференцирующего и апериодического звена: К Р (6) Т к р + \ где Г к = 1/К - постоянная времени апериодического звена блока компенсации. Наиболее простым способом реализации внеосевого сопровождения является ступенчатое «включение» дополнительного смешения после того, как отношение большой и малой полуосей эллипса ошибок превысит некоторый порог, например, соответствующий 0,' ja,.- = 2. Превышение данного порога позволяет идентифицировать атакуемую цель как парную и с приемлемой точностью определить угловое положение большой полуоси эллипса СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

115 113 ошибок. Недостатком данного способа является скачкообразный выход рабочей точки за пределы центрального, наиболее линейного участка пеленгационной характеристики, что неизбежно приведет к появлению не скомпенсированной блоком компенсации ошибки измерения угловой скорости линии визирования. Альтернативой данному способу является плавное формирование сигналов смещения в соответствии с текущим измеренным отношением полуосей эллипса. При этом величину смещения предлагается определять в соответствии с выражением 8 СМ = К Д Р (7) Прокомментируем данный выбор. На больших дистанциях, когда ар- выражение в скобках будет примерно равно нулю, поэтому дополнительного смещения практически не происходит. При приближении к парной цели начнет уменьшаться отношение а Б - jd^, что приведет к плавному росту величины принудительного смещения пропорционально СКО dpфлюктуаций в плоскости большой полуоси эллипса: 5 СМ «. Выбор конкретного значения безразмерного коэффициента пропорциональности k G может осуществляться, к примеру, на основе его численной оптимизации при проведении факторного эксперимента с использованием имитационной математической модели процесса наведения управляемой ракеты на групповую цель. Предложенный способ реализации внеосевого сопровождения характеризуется рядом достоинств. Во-первых, появляется возможность его использования в любых тактических условиях, в том числе при атаке одиночной цели: в этом случае до конца самонаведения значение 8 СМ будет примерно равным нулю. Во-вторых, не требуется идентификации типа атакуемой цели (одиночная / групповая), а формирование сигнала управления происходит по единому алгоритму. В-третьих, выход одной из целей за пределы монотонного участка пеленгационной характеристики после разрешения плотной группы автоматически приведет к уменьшению отношения полуосей эллипса, а значит и уменьшению сигнала дополнительного смещения, что обеспечит «штатное» наведение ракеты на конечном участке траектории. Наконец, в-четвертых, плавное изменение сигнала смещения как альтернатива скачкообразному позволит обеспечить работу канала углового автосопровождения без значительных переходных процессов и в области малых угловых рассогласований, то есть на максимально линейном участке пеленгационной характеристики. Понятно, что не скомпенсированные ошибки при этом будут минимальными. Проиллюстрируем результаты использования внеосевого сопровождения с использованием имитационного моделирования. В качестве примера рассмотрим тактическую ситуацию ракетной атаки парной цели с дальности 30 км при разных расстояниях Д/ по фронту между целями. На рисунках 4 и 5 представлены графики зависимости дальности разрешения и конечного промаха от коэффициента пропорциональности k G. Из графиков рисунка 4 видно, что с увеличением значения к а дальность разрешения цели увеличивается. Как и следовало ожидать, увеличение расстояния между целями приводит к их более раннему разрешению по угловым координатам. Графики на рисунке 5 демонстрируют наличие оптимальных значений к а, при которых конечный промах минимален. Наличие значительных промахов при небольших углах смещения (малых к а ) объясняется поздним разрешением, из-за чего контур самонаведения не успевает отработать конечный промах. Увеличение промаха при чрезмерно больших значениях угла смещения связано с выходом рабочей точки пеленгации за пределы линейного

116 114 участка дискриминационном характеристики, что ведет к увеличению нескомпенсированных ошибок оценки угловой скорости линии визирования д1 Z5U м Д = 300 м, 3.5 д/ к ч "V-" ' Й 2.5 S > 1.5 О , ед. Рисунок 4 - Графики зависимости дальности разрешения от к 0 при различных расстояниях между целями Рисунок 5 - Графики зависимости конечного промаха от к а при различных расстояниях между целями Обобщая полученные результаты, можно сказать, что использование внеосевого сопровождения позволяет существенно увеличить дальность углового разрешения отдельных целей плотной группы. Оптимальное значение коэффициента пропорциональности к а обеспечивает минимизацию конечного промаха, а значит существенное повышение вероятности поражения цели. Важно, что использование метода внеосевого сопровождения не требует какой-либо аппаратурной доработки угломерных каналов, оно может быть обеспечено исключительно за счет совершенствования алгоритма управления.

117 115 Список литературы 1. Лапука, О. Г. Оценка величины индуктивного сопротивления ракеты, вызванного маневрированием цели / О. Г. Лапука // Вестн. Воен. акад. Респ. Беларусь С Спесивцев, В. В. Оптимальное временное сжатие сигналов при радиолокационном наблюдении плотной группы целей / В. В. Спесивцев // Вестн. Воен. акад. Респ. Беларусь (24). - С Дудник, П. И. Авиационные радиолокационные устройства: учеб. для вузов / П. И. Дудник, Ю. И. Чересов. - М.: Изд-во ВВИА им. Жуковского, Кашлев, А. Н. Принцип построения зенитного ракетного комплекса 9К33М3 / А. Н. Кашлев, В. Г. Бутенко. - М.: М-во обороны, Вентцель, Е. С. Теория вероятностей. 4-е изд. / Е. С. Вентцель. - М.: Наука, *Сведения об авторах: Лапука Олег Георгиевич, Спесивцев Виталий Валерьевич, УО «Военная академия Республики Беларусь». Статья поступила в редакцию г.

118 УДК МОБИЛЬНЫЙ ШИНОМОНТАЖНЫЙ КОМПЛЕКС П. Н. Тарасенко, Д. Н. Миронов* Предложен мобильный шиномонтажный комплекс, включающий базовое шасси МАЗ , съемный кузов-контейнер, оснащенный современным оборудованием, а также манипуляторную установку, предназначенную для приведения в действие устройств вывешивания колеса автомобиля с поврежденной шиной, отвертывания гаек крепления колеса и загрузки его в мастерскую. Оптимизация технологического процесса демонтажа поврежденной шины автомобиля показала, что предложенный мобильный шиномонтажный комплекс требует значительно меньших затрат времени для его проведения в сравнении с существующими аналогами. Proposed mobile tyro complex, including: chassis MAZ , wagon-container, equipped with modern equipment, as well as manipulating installation intended for actuation devices for hanging wheels of the vehicle with tires, loose nuts wheel attachment and upload it to the workshop. Optimization of technological process of dismantling the damaged tire of the car showed that the proposed mobile tire repair requires complex significantly less time-consuming for it in comparison with existing analogues. При ведении боевых действий значительная часть вышедшей из строя автомобильной техники потребует замены или ремонта автомобильных шин. Результаты расчетов, приведенные в работе [1], показали, что в наступательном бою механизированной бригаде в течение суток потребуется замена комплектов автошин, а в обороне Анализ оборудования и инструмента, применяемого в подвижных ремонтных мастерских МТО-АТ-М1, ПАРМ-1М1 и ПАРМ-3М1 для замены и ремонта автомобильных камер и шин, свидетельствует о том, что оно имеет низкие технические характеристики, требует значительных затрат физического труда водителей и ремонтников, морально устарело и не отвечает требованиям времени [2-5]. Для ремонта автошин военной автомобильной техники в полевых условиях в России создан мобильный шиномонтажный участок ПТОР производства ООО «УРАЛКОМПЛЕКТСТРОЙ», содержащий транспортное средство с кузовом-контейнером, внутри которого размещается (рисунок 1) [6]: стенд шиномонтажный Hofmann Monty 3300 GP; балансировочный станок Trommelberg CB 1920В; домкрат подкатной; ванна для проверки камер; стул и верстак слесарный, на котором установлен вулканизатор, настольносверлильный и заточной станки, а также закреплена документация; пост для накачивания шин КС-115 и шкаф с набором инструмента. Основными недостатками мобильного шиномонтажного участка ПТОР для ремонта и обслуживания автотранспортных средств являются: отсутствие собственного источника питания в мастерской, что не позволяет использовать его автономно в отрыве от источников электроэнергии; вывешивание поврежденного колеса подкатной тележкой, предназначенной для использования на бетонированной или асфальтированной площадке, в полевых условиях (бездорожья) будет затруднено; обеспечение шиномонтажным стендом Hofmann Monty 3300 GP монтажа и демонтажа шины колеса с максимальным диаметром 1000 мм, а балансировочным станком Trommelberg CB 1920В - шин с диаметром 900 мм, что не позволит производить шиномонтажные работы автомобилей КамАЗ-4310, «Урал-4320», МАЗ-6317 и других, имеющих диаметр колеса более 1000 мм;

119 117 отвертывание гаек поврежденного колеса торцовым ключом и загрузка его в кузовконтейнер без подъемно-транспортного оборудования, что требует значительных затрат времени и физических сил личного состава мастерской. 1 - кузов-контейнер; 2 - шкаф с набором инструмента; 3 - верстак слесарный; 4 - пост для накачивания шин КС-115; 5 - домкрат подкатной; 6 - ванна для проверки камер; 7 - балансировочный станок Trommelberg CB 1920В; 8 - стенд шиномонтажный Hofmann Monty 3300 GP; 9 - настольно-сверлильный станок; 10 - заточной станок; 11 - стул; 12 - вулканизатор; 13 - документация Рисунок 1 - Мобильный шиномонтажный участок ПТОР Для устранения вышеперечисленных недостатков, расширения технологических возможностей мобильного шиномонтажного участка и улучшения условий работы личного состава нами предложено создать новый мобильный шиномонтажный комплекс на базе продукции отечественных предприятий. В качестве составляющих элементов создаваемого мобильного шиномонтажного комплекса на основе проведенного в работах [1, 7] анализа предлагается: 1) использовать базовое шасси автомобиля МАЗ ; 2) установить на автомобиль МАЗ легкосъемный кузов-контейнер ООО «Мидивисана» с габаритными размерами 6058 х 2440 х 2170 мм [5]; 3) оснастить мастерскую новым высокопроизводительным технологическим оборудованием, приспособлениями и инструментами [1, 7]: бензиновой генераторной установкой Gesan G 15 TFH key; шиномонтажным стендом Ш-515Е [8]; балансировочным станком СБМП-200 [9]; манипуляторной установкой TwigaFlex [10], помещенной в проеме открываемой дополнительной двери с правой стороны кузова-контейнера; насосной станцией с гидроприводом серии НГР -2,8А63-1 для привода манипуляторной установки, гидравлического домкрата и гайковерта [7, 11]; вулканизатором Trommelberg NV 004 [12]; постом накачивания грузовых колес КС-115 [13]; компрессором для накачки шин «Remeza» СБ4/С-24.GM244 [14]; инструментом и материалами для ремонта шин и камер. Оборудование, инструмент и имущество в кузове-контейнере, разделенном на энергетический и рабочий отсеки, предлагается разместить с учетом обеспечения удобного доступа к ним и работы личного состава на рабочих местах (рисунок 2). В энергетическом отсеке, отделенном от рабочего шума изоляционной перегородкой, размещается: бензиновая генераторная установка Gesan G 15 TFH key и компрессор «Remeza» СБ4/С-24.GM244. В рабочем отсеке кузова-контейнера располагается все остальное технологическое оборудование шиномонтажного комплекса (рисунок 2).

120 118 При необходимости мобильный шиномонтажный комплекс выезжает на место нахождения автотранспортных средств, нуждающихся в ремонте. Перед началом работ его устанавливают на расстоянии 2,5-3 м от колеса автомобиля с поврежденной шиной (рисунок 3) напротив открываемой дополнительной боковой двери кузова-контейнера [7]. Ослабляют торцовым ключом гайки крепления поврежденного колеса. Приводят в рабочее положение манипуляторную установку и соединяют ее механизмом фиксации с устройством вывешивания колеса (рисунок 4, в), а также шланг гидравлического домкрата со шлангом подвода масла высокого давления к сменному исполнительному механизму от манипуляторной установки. Затем с помощью манипулятора устанавливают клинообразное основание с гидравлическим домкратом устройства для вывешивания колеса под картер моста колеса автомобиля с поврежденной шиной и с помощью насосной станции с гидроприводом приводят в действие гидравлический домкрат, вывешивающий колесо с поврежденной шиной автомобиля (рисунок 3) S бензиновая генераторная установка Gesan G 15 TFH key; 2 - компрессор «Remeza» GB4/G-24.GM244; 3 - откидывающиеся люки; 4 - энергетический отсек; 5 - шиномонтажный стенд Ш-515Е; 6 - электрообогревательное устройство; 7 - пост накачивания грузовых колес КС-115; 8 - вулканизатор Trommelberg NV 004; 9 - верстак; 10 - устройство для загрузки (выгрузки) колеса; 11 - устройство для вывешивания автомобиля с домкратом; 12 - стенд для балансировки колес СБМП-200; 13 - боковая дверь; 14 - манипуляторная установка TwigaFlex; 15 - насосная станция гидропривода серии НГР-2,8А63-1 Рисунок 2 - Схема размещения оборудования в кузове-контейнере Далее отсоединяют от манипуляторной установки устройства для вывешивания колеса и подсоединяют вместо него устройства для отвертывания гаек (рисунок 4, а) и отвертывают гайки крепления колеса автомобиля с поврежденной шиной. После этого отсоединяют от манипуляторной установки устройства для отвертывания гаек и подсоединяют приспособление крепления поврежденного колеса (рисунок 4, б), с помощью которого загружают снятое колесо в кузов-контейнер (рисунок 5) и устанавливают его на шиномонтажный стенд. Установка колеса на автомобиль после замены или ремонта поврежденной шины производится в обратном порядке. В целях поиска наилучшего технологического решения демонтажа поврежденной шины с автомобиля проведена оптимизация технологического процесса (ТП), в основу которого может быть положена идея нейросетевого моделирования [15].

121 / мастерская; 2 - манипуляторная установка; 3 - поврежденное колесо; 4 - поврежденный автомобиль; 5 - устройство для вывешивания автомобиля с домкратом Рисунок 3 - Схема вывешивания колеса поврежденного автомобиля 4 5 а - отвертывания (завертывания) гаек колеса: 1 - основание; 2 - быстроразъемное клинообразное соединение; 3 - шланг с рабочей жидкостью; 4 - гидравлический гайковерт; б - загрузки (выгрузки) колеса: 1 - основание; 2 - быстроразъемное клинообразное соединение; 3 - шланг с рабочей жидкостью; 4 - захваты; в - вывешивания поврежденного колеса: 1 - шланг с рабочей жидкостью; 2 - быстроразъемное клинообразное соединение; 3 - направляющая ось; 4 - гидравлический домкрат; 5 - клинообразное основание Рисунок 4 - Сменные устройства мастерская; 2 - манипуляторная установка; 3 - поврежденное колесо; 4 - поврежденный автомобиль; 5 - устройство для вывешивания автомобиля с домкратом; 6 - устройство для загрузки и выгрузки колеса в мастерскую Рисунок 5 - Схема загрузки (выгрузки) поврежденного колеса в мастерскую Оптимизация ТП заключается в том, что из числа возможных типов и видов технологических операций, образующих процесс, находят такую их последовательность, которая обеспечивает необходимые производительность и качество с наименьшими затратами [16]. Идея нейросетевого моделирования заключается в том, что каждую операцию ТП представляют как слой нейронной сети. Входные переменные X i - это выбранный вид выполнения операции ТП (вручную, с применением приспособлений или разработанного оборудования). Выходные переменные Y} характеризуют выполнение данного типа операции ТП и переход к следующему. Кружками в слоях обозначены различные типы операций ТП, каждый из которых может быть выполнен с применением различных видов оборудования, приспособлений или вручную. Оптимальный выбор вида операций ТП моделируем искусственным нейроном (процессором), схема которого представлена на рисунке 6.

122 120 Модель искусственного нейрона определяется уравнениями: Y t k ; ; ki- t =f S* t, S t Изменение параметров функции wj N k~ 1 I- k I- t = X W tj t -x k t../=о определяется моделями выбора вида операции, приспособлений и последовательного изменения весовых коэффициентов. Здесь время t удобно рассматривать как целочисленную величину, определяющую длительность совершения операции. Согласно концепции слоистой нейронной сети каждый слой содержит процессоры (нейроны), функционирующие по принципу пороговой логики, а именно, когда сумма воздействий на нейрон достигает пороговой величины, он передает сигнал с данного уровня на следующий. Применительно к рассматриваемой проблеме будем этот процесс связывать с процессом выполнения предыдущего вида операции и переходом к последующей. Рисунок 6 - Схема искусственного нейрона (процессора) В моделях искусственных нейронных сетей достижение некоторого состояния происходит за счет изменения параметров Wj сети (весовых коэффициентов). Системы такого типа, как правило, описываются дифференциальными уравнениями с переменными коэффициентами и называются адаптивными. Морфологическая матрица и соответствующий граф вариантов ТП с затратами на подготовку и выполнение операций ТП демонтажа поврежденной шины с автомобиля [17, 18] приведены в таблице и на рисунке 7. Таблица - Морфологическая матрица составляющих операций ТП демонтажа поврежденной шины с автомобиля Операции Координаты Затраты, Тип Вид вершин мин Ослабление га- Вручную - торцовым ключом 2б 3,0 ек крепления колеса Вывешивание Вручную - гидравлическим домкратом 3а 6,0 колеса с по- Подкатной тележкой 3б 4,0 врежденной Разработанным устройством для вывешивания 3в 3,0 шиной колеса автомобиля Отвертывание Вручную - торцовым ключом 4а 5,0 гаек и снятие Электрогайковертом 4б 3,0 колеса Разработанным устройством для отворачивания 4в 2,0 гаек колеса автомобиля

123 121 Операции Координаты Затраты, Тип Вид вершин мин Установка коле- Вручную в палатку на ручной шиномонтажный 6а 4 са на шиномон- стенд тажный стенд Вручную в мастерскую на шиномонтажный стенд 6б 5 Разработанным устройством для загрузки колеса 6в 2,5 в мастерскую на шиномонтажный стенд Обжатие Ручным шиномонтажным стендом 7а 9 покрышки На шиномонтажном стенде Hofmann Monty 3300 GP 7б 2 На шиномонтажном стенде Ш 515Е 7в 2 Снятие Ручным шиномонтажным стендом 8а 9 покрышки На шиномонтажном стенде Hofmann Monty 3300 GP 8б 2 с обода колеса На шиномонтажном стенде Ш 515Е 8в 2 Рисунок 7 - Граф вариантов ТП демонтажа поврежденной шины с автомобиля

124 122 Анализ трех методов технологического процесса демонтажа поврежденной шины с колеса автомобиля показал, что затраты времени на его проведение составляют при использовании оборудования и инструмента: поста вулканизационных работ ПАРМ-3М1-36 мин; мобильного шиномонтажного участка ПТОР производства ООО «УРАЛКОМПЛЕКТСТРОЙ» - 19 мин; предложенного мобильного шиномонтажного комплекса - 14,5 мин. На основании анализа существующих мобильных шиномонтажных участков и проведенных в работе исследований можно сделать следующие выводы: 1. Существующее в подвижных ремонтных мастерских оборудование для замены и ремонта автомобильных камер и шин имеет низкие технические характеристики, требует значительных затрат физического труда водителей и ремонтников, морально устарело и не отвечает требованиям времени. С учетом перспективы развития ВВСТ и повышенных требований, предъявляемых к системе технического обслуживания и ремонта, назрела необходимость в разработке новых модульных подвижных средств восстановления ВВСТ на базе отечественной промышленности. 2. Мобильный шиномонтажный участок ПТОР производства ООО «УРАЛ- КОМПЛЕКТСТРОЙ», предназначенный для ремонта автошин военной автомобильной техники в полевых условиях, требует значительных затрат времени и физических сил личного состава мастерской для отвертывания гаек поврежденного колеса и загрузки его в кузов-контейнер без подъемно-транспортного оборудования и не позволяет: производить шиномонтажные работы автомобилей КамАЗ-4310, «Урал-4320», МАЗ-6317 и других, имеющих диаметр колес более 1000 мм; использовать его автономно в отрыве от источников электроэнергии. 3. Разработаны рекомендации по созданию мобильного шиномонтажного комплекса на базе продукции отечественных предприятий, включающего базовое шасси МАЗ и легкосъемный кузов-контейнер производства ООО «Мидивисана». 4. Произведен подбор и предложен вариант размещения в кузове-контейнере мастерской шиномонтажного оборудования и манипуляторной установки, предназначенной для приведения в действие разработанных устройств: вывешивания колеса автомобиля с поврежденной шиной, отвертывания гаек крепления колеса и загрузки его в мастерскую. 5. Разработан оптимальный технологический процесс демонтажа поврежденной шины автомобиля с использованием нейросетевого моделирования и создана морфологическая матрица составляющих операций данного технологического процесса. 6. Разработанный мобильный шиномонтажный комплекс более производителен, требует меньших затрат времени и рабочей силы для проведения шиномонтажных работ в сравнении с существующими аналогами, а также улучшает условия работы личного состава. Список литературы 1. Тарасенко, П. Н. Мобильный шиномонтажный комплекс / П. Н. Тарасенко, Н. Г. Кушнер // Обеспечение пограничной безопасности и охрана Государственной границы Республики Беларусь: теория и практика: материалы 3-й науч.-практ. конф., Минск, 22 мая 2013 г.: в 3 ч. / ГУО «Ин-т пограничной службы Респ. Беларусь», редкол.: В. Ф. Качуринский [и др.]. - Минск, Ч С Руководство по унифицированным мастерским технического обслуживания и текущего ремонта автомобилей и гусеничных машин (МТО-АТ, МТО-4ОС, МТО-АТГ). - М.: Воениздат, с. 3. Ремонтно-слесарная мастерская МРС-АТ-М1. Руководство. - М.: Воениздат, с. 4. Подвижная автомобильная ремонтная мастерская ПАРМ-3М1. Руководство. - М.: Воениздат, с.

125 Разработка тактико-технических требований к подвижной ремонтной мастерской автомобильной техники на базе МАЗ-6317: отчет о НИР (шифр «ПАРМ-МАЗ») / Бел. нац. техн. ун-т; рук. темы П. Н. Тарасенко. - Минск, с. - Рег Мобильный шиномонтажный участок КРОН [Электронный ресурс]. - Режим доступа: - Дата доступа: Мобильный шиномонтажный комплекс для ремонта и обслуживания автотранспортных средств: пат Респ. Беларусь, МПК B 60P 3/14 ( ) / П. Н. Тарасенко, Н. А. Кушнер; заявитель: Бел. нац. техн. ун-т. - u ; заявл.: ; опубл // Официальный бюл. ВЫНАХОДСТВЫ, КАРЫСНЫЯ МАДЭЛ1, ПРАМЫСЛОВЫЯ УЗОРЫ / Нац. центр интеллектуал. собственности С Шиномонтажные стенды Ш-515Е (станки Ш-515Е для шиномонтажа). Инструкция по эксплуатации [Электронный ресурс]. - Режим доступа: - Дата доступа: Балансировочный станок для грузовых авто СБМП-200 Trucker [Электронный ресурс]. - Режим доступа: - Дата доступа: Навесная косилка Twiga Flex (Spearheаd) [Электронный ресурс]. - Режим доступа: - Дата доступа: Инстэл. Поставки промышленного гидравлического, абразив-струйного, грузоподъемного, криогенного и фланцевого оборудования. Сервисное обслуживание [Электронный ресурс]. - Режим доступа: - Дата доступа: Вулканизатор напольный - Trommelberg NV 004 [Электронный ресурс]. - Режим доступа: - Дата доступа: Пост накачивания грузовых колес КС-115 [Электронный ресурс]. - Режим доступа: - Дата доступа: Инструкция по эксплуатации компрессора Remeza СБ 4 / С-24.GM [Электронный ресурс]. - Режим доступа: - Дата доступа: Ярушкина, Н. Г. Основы теории нечетких и гибридных систем: учеб. пособие / Н. Г. Ярушкина. - М.: Финансы и статистика, с. 16. Савич, А. С. Технология и оборудование ремонта автомобилей: учеб. пособие / А. С. Савич, В. П. Иванов, В. К. Ярошевич. - Минск: Адук. i вых., с. 17. РД Сборник норм времени на техническое обслуживание [Электронный ресурс]. - Режим доступа: - Дата доступа: Отраслевые укрупненные нормы времени на капитальный и средний ремонт автомобильной техники в подвижных ремонтных подразделениях НВ. - М.: Воениздат, с. *Сведения об авторах: Тарасенко Петр Николаевич, Миронов Дмитрий Николаевич; УО «Белорусский национально-технический университет». Статья поступила в редакцию г.

126 124 МЕТОДЫ ТЕСТИРОВАНИЯ И РЕКОНФИГУРИРОВАНИЯ ПРОГРАММИРУЕМЫХ ЛОГИЧЕСКИХ ИНТЕГРАЛЬНЫХ СХЕМ УДК А. Л. Трофименков, В. И. Кардаков, В. И. Гринкевич* Одним из основных путей повышения надежности является создание систем, которые при отказах отдельных элементов способны поддерживать или восстанавливать свою работоспособность в течение заданного промежутка времени. В статье рассматриваются методы тестирования и реконфигурирования программируемых логических интегральных схем (ПЛИС). Использование в МРЛС «Роса-РБ» и РЛС «Восток» ПЛИС позволяет применять предложенные методы для восстановления отказа аппаратуры. One of the ways to improve the reliability is to create systems that in case of failure of individual elements are able to maintain or restore its performance over a specified period of time. The paper discusses methods for testing and reconfiguration of programmable logic devices (FPGA). Using FPGA in the radars «Rosa-RB» and «Vostok» allows to use of the proposed methods for the recovery of equipment failure. На современном этапе в ВС РБ поступает радиоэлектронная техника (РЭТ), которая характеризуется наличием большого количества различных цифровых устройств. Одним из основных элементов таких устройств являются ПЛИС. Широкое применение ПЛИС в РЭТ обусловлено гибкостью их внутренней структуры, которая позволяет сконфигурировать ПЛИС под текущие задачи конкретного проекта, и их высокой надежностью. Надежность ПЛИС в режиме эксплуатации характеризуется значением интенсивности отказов А э и рассчитывается с помощью выражения [1]: где К = (К к < + К орп к Е )к в к ь, А, - интенсивность отказов интегральных микросхем, обусловленная кристаллом; К - коэффициент температурного режима; А корп - интенсивность отказов интегральных микросхем, связанная с отказами корпуса; К - коэффициент эксплуатации; K Q - коэффициент качества; К - коэффициент продолжительности промышленного производства. Результаты расчета значений показателей надежности наиболее часто используемых типов ПЛИС приведены в таблице 1. Таблица 1 - Значения показателей надежности некоторых типов ПЛИС Параметр Типы ПЛИС ХС2S200 EP2S15F484C5N EPF10K200E V1 " 7, 1/ 4 4,65 7,169 4,953 К 3,486 3,486 3,486 W10" 7, 1/ч 1,117 2,222 1,117 КЕ Ка К ,1/ч 2,291 3,832 2,397 То, ч Из таблицы 1 следует, что средняя наработка на отказ ПЛИС составляет не более 50 тыс. часов при заявленных производителем более 1 млн часов. Кроме того, в процессе

127 125 эксплуатации ПЛИС подвержены влиянию отрицательных внешних воздействий, которые могут привести к их отказу. К таким воздействиям относятся электрические и механические перегрузки, воздействие высоких и низких температур окружающей среды, воздействие влажности, давления и атмосферных осадков, воздействие внешних непредвиденных экстремальных нагрузок. Поэтому для повышения коэффициента готовности объектов РЭТ (особенно в условиях войсковой эксплуатации) следует использовать методы и средства, способствующие быстрому восстановлению ПЛИС после возникновения отказов [2]. Field programmable gate arrays (FPGA), или ПЛИС представляют собой цифровые интегральные микросхемы, состоящие из прямоугольных матриц конфигурируемых логических блоков (CLB), сопряженных с блоками ввода-вывода (БВВ) [3]. Между CLB располагаются программируемые трассирующие линии. На рисунке 1 показана структура микросхемы Spartan-II, которая применяется в маловысотной РЛС «Роса-РБ». Дополнительно к набору CLB и БВB добавлена блочная память (Block RAM), которая не затрагивает основную матрицу CLB и блоки распределения тактовых сигналов (DLL). Рисунок 1 - Структура ПЛИС семейства Spartan-II В состав CLB входят триггеры, мультиплексоры и входовые логические генераторы (LUT) [3]. ПЛИС применяются в радиолокационных станциях, при обработке изображений, реализации процессорного ядра с необходимыми функциями ввода-вывода, реализации интерфейса между различными микросхемами и моделировании жесткой логики, т. е. ПЛИС представляет собой сложную систему [4]. Как и любая сложная система, устройства, собранные на ПЛИС, подвержены отказам. Отказами ПЛИС являются: короткое замыкание между трассировочными линиями, отказ CLB и отказ БВB. Для ПЛИС разработаны алгоритмы тестирования, позволяющие отыскать неисправные блоки и трассирующие линии. В соответствии с отказами ПЛИС вводится деление по объекту тестирования: на тестирование CLB, тестирование трассирующих линий и тестирование блоков ввода-вывода [5]. Одним из методов тестирования ПЛИС является метод встроенного самотестирования built-in self-test (BIST). Тестирование данным методом осуществляется за счет внутренних ресурсов ПЛИС. Простейший BIST-блок представляет собой генератор тестовых последовательностей, а также анализатор реакций выходов ПЛИС на поданные тестовые последовательности (рисунок 2). При тестировании ПЛИС на все тестируемые CLB в каждый момент времени подается тестовая последовательность. Исправность тестируемых CLB определяется путем сравнения выходных реакций тестируемых CLB. Тестирование ПЛИС реализуется в несколько этапов. Каждый этап подразумевает тестирование определенной части

128 126 CLB ПЛИС, оставшиеся CLB запрограммированы для выполнения функций генератора тестовых последовательностей и анализатора реакций выходов. На каждом новом этапе тестируемые и тестирующие CLB меняются местами. Достоинством данного метода тестирования является возможность параллельного тестирования большого числа CLB и отсутствие необходимости вводить в ПЛИС внешний генератор тестовых последовательностей и анализатор выходных реакций. Применение метода встроенного самотестирования не позволяет тестировать блоки ввода-вывода [6]. Рисунок 2 - Организация тестирования ПЛИС методом BIST Метод тестирования ПЛИС с использованием внешнего тестового воздействия позволяет тестировать блоки с помощью внешнего генератора тестовых последовательностей и внешнего анализатора выходных реакций. Схема представляет собой соединения блоков ввода-вывода с генератором тестовых последовательностей и соответственно с CLB. Оставшиеся блоки ввода-вывода соединяются с анализатором выходных реакций для анализа результата теста с каждого блока CLB (рисунок 3). Рисунок 3 - Организация тестирования ПЛИС с вводом внешних устройств Каждый блок CLB имеет три ввода и два вывода. Три ввода блока ^B используются для подачи на блок тестовой последовательности. Блоки не соединяются между собой. Выходной ответ теста поступает из блока CLB на блоки ввода-вывода и далее на анализатор выходных реакций. Одним из недостатков такого метода является то, что параллельное тестирование можно провести в определенном количестве блоков, ограниченном количеством ножек ПЛИС [7].

129 127 Тестирование трассировочных ресурсов производится аналогично тестированию CLB, при этом для ПЛИС достаточно всего лишь три различных конфигурации коммутационных матриц для тестирования всех трассирующих линий [8]. Тестирование ПЛИС позволяет обнаружить в ее структуре неисправные элементы. Для их изоляции и замены имеющимися резервными элементами применяются различные методы реконфигурирования. Первый метод подразумевает введение резервных блоков CLB в виде столбца и строки [9]. Введение резервного столбца дает возможность сохранить неизменными трассирующие линии внутри столбца. Однако общая проблема изменения длин связей при этом не решается, а отказ одного блока приводит к отбраковыванию целого столбца. Второй метод предлагает введение специальных шин, позволяющих заменить отказавший блок. После локализации отказавшего блока с помощью лазера перерезаются линии связи с отказавшим блоком и замыкаются связи с резервным блоком (рисунок 4). Такой метод является дорогостоящим, и поэтому он экономически неэффективен и реализуем только на заводе-изготовителе ПЛИС [10]. Рисунок 4 - Схема замены отказавшего блока CLB на резервный Описанные выше методы позволяют восстанавливать отказы блоков, но необходимо учесть и восстановление трассирующих линий связи, которые занимают до 90 % площади кристалла ПЛИС. Третий метод, который восстанавливает трассирующие линии связи ПЛИС, - это метод группового перемещения. Он достигается путем одновременного перемещения всех ячеек системы [11]. Такое перемещение гарантирует сохранение всех длин связей, кроме связей с блоками ввода-вывода (рисунок 5). Отказ трассирующей линии 1 ' О ип 012 ;= I;; L43 Jit ИЫ'ь^!" I тт X oil U ± ост Ц=г r п?? И) : -ГТ- - Da сяз а г б а - исходное расположение; б - горизонтальный сдвиг вправо Рисунок 5 - Схема реконфигурирования отказавшей линии связи

130 128 Четвертым методом реконфигурирования ПЛИС является метод разбиения матрицы ПЛИС на секции [5]. Метод подразумевает разбиение матрицы блоков ПЛИС на определенное количество одинаковых по размеру секций. Секция содержит определенное количество блоков CLB. В каждой секции выделяются резервные блоки CLB, которые не задействуются. Расположение входов и выходов каждой секции жестко фиксируется. При отказе какой-либо ячейки производится реконфигурация внутри секции, которая содержит отказавший блок. Изменение длин связей происходит только лишь внутри секции. Максимально возможные изменения длин связей определяются размером секций [12], однако при уменьшении размеров секций уменьшается и гибкость трассировочных линий, что приводит к невозможности реконфигурации из-за невозможности подключения линий связи к резервному блоку. Отличительными характеристиками пятого метода, предложенного в [13], являются сохранение задержек распространения сигналов после реконфигурирования системы, минимизация числа резервных ячеек, рассмотрение возможностей отказа связей и коммутационных матриц, а также возможность применения метода к дополнительным ресурсам ПЛИС. Сохранение задержек достигается путем помещения комбинационных схем в блоки, а входы и выходы блоков делаются синхронными. Процесс восстановления заключается в перемещении блоков внутри матрицы ПЛИС, при этом относительное размещение и трассировка внутри каждого блока сохраняются. Для создания блоков разработан алгоритм разбиения матрицы ПЛИС, который может достаточно гибко задавать размеры блоков. Упрощенный алгоритм представляет собой разбиение матрицы ПЛИС на блоки, при котором размер каждого последующего блока равен половине имеющегося свободного места на данном шаге и в то же время на каждом шаге делается сечение только по одному направлению (рисунок 6). На рисунке 6 градациями серого цвета показаны сформированные блоки, а белым цветом - резервная область. Такой способ разбиения позволяет путем перестановки блоков сделать любой отказавший блок CLB незадействованным. В этом заключается предложенный метод реконфигурации ПЛИС. При реконфигурации все связи внутри блока остаются неизменными, но меняются связи с блоками ввода-вывода и связи между блоками. Блок CLB Резервная область Трассирующая линия Рисунок 6 - Схема разбиения матрицы ПЛИС и изменения связей между блоками CLB Рисунок 6 показывает изменение связей при различных перестановках блоков. Для того чтобы любая конфигурация была возможной, необходимо, чтобы существовали все связи между блоками. Для трассировки связей как внутри блоков, так и между блоками используются одни и те же трассировочные ресурсы, значит, не исключена ситуация, когда после реконфигурации некоторые связи окажутся нереализуемыми. Во избежание подобных проблем предлагается зарезервировать все возможные внешние связи для каждой из конфигураций на начальном этапе проектирования и только после этого приступить к размещению и трассировке внутренней составляющей блоков. Необходимость резервирования внешних связей на начальном этапе является одним из недостатков данного метода. Таким образом, входящие в состав аппаратуры радиоэлектронных станций ПЛИС можно тестировать различными методами, с применением внешних и внутренних тестовых генераторов или системы автоматизированного проектирования. Для каждого метода тестирования и определенной серии ПЛИС необходимо создавать отдельные тестовые последовательности и проводить полную проверку ПЛИС, что значительно затягивает процесс поиска

131 129 неисправностей. Локализованный отказ восстанавливается реконфигурированием ПЛИС. Методы реконфигурирования позволяют произвести восстановление работоспособности ПЛИС с использованием систем автоматизированного программирования или алгоритмов перемещения блоков. Применение данных методов способствует предъявлению дополнительных требований к разработчику программного обеспечения ПЛИС. Они определяют объем резервирования CLB, трассирующих линий и блоков ввода-вывода, которые необходимы для восстановления работоспособности ПЛИС. Список литературы 1. Боровиков, С. М. Расчет показателей надежности радиоэлектронных средств / С. М. Боровиков, И. Н. Цырельчук, Ф. Д. Троян; под ред. С. М. Боровикова. - Минск: БГУИР, с. 2. Олейников, Л. Ф. Эксплуатация и ремонт вооружения и военной техники радиотехнических войск ПВО на этапе перевооружения / Л. Ф. Олейников. - М.: Воениздат, с. 3. Зотов, В. Ю. Проектирование цифровых устройств на основе ПЛИС XILINX в САПР WebPACK ISE / В. Ю. Зотов. - М.: Горячая линия - Телеком, с. 4. Максфилд, К. Проектирование на ПЛИС. Курс молодого бойца / К. Максфилд. - М.: Додека-XXI, с. 5. Уваров, С. С. Проектирование реконфигурируемых отказоустойчивых систем на ПЛИС с резервированием на уровне ячеек: дис.... канд. техн. наук: / С. С. Уваров. - М., Stroud, C. E. A designer's guide to built-in self-test / C. E. Stroud. - Kluwer Academic Publishers, Blvd, c. 7. Universal test complexity of field-programmable gate arrays / T. Inoue [et al.] // in Proc. 4th IEEE Asian Test Symp , Nov. - P Testing the interconnect of ram-based FPGAs / M. Renovell [et al.] // IEEE Des. Test Comput P Jason, L. Evaluation of a Field Programmable Gate Array Circuit Reconfiguration System / L. Jason // Dep. of the air force air univ , March. - P Emmert, J. M. Partial reconfiguration of FPGA mapped designs with applications to fault tolerance and yield enhancement / J. M. Emmert, D. Bhatia // Springer Lecture Notes P Hanchek, F. Methodologies for tolerating cell and interconnect faults in FPGAs / F Hanchek, S. Dutt // IEEE Trans. Comput , Jan. - Vol P Lach, J. J. Low Overhead Fault-Tolerant FPGA Systems / J. J. Lach, W. H. Mangione- Smith, M. Potkonjak // IEEE Transactions on Very Large Scale Integration (VLSI) Systems , June. - Vol. 6, No P Уваров, С. С. Проектирование реконфигурируемых отказоустойчивых систем на ПЛИС с резервированием на уровне ячеек / С. С. Уваров // Автоматика и телемеханика С *Сведения об авторах: Трофименков Александр Леонидович, Кардаков Владимир Иванович, Гринкевич Валентин Иванович, УО «Военная академия Республики Беларусь». Статья поступила в редакцию г.

132

133

134

135

136

137 135 Ah, мм t, ч 1, 2 - расчетные и экспериментальные зависимости износа щеток по высоте при коммутации 1,5-2 балла и 2-3 балла соответственно Рисунок 2 - Износ щеток по высоте при различной степени искрения Расхождение расчетных и экспериментальных данных (не более 5 %) можно объяснить разбросом параметров электрических машин, вызванных их конструктивными особенностями и технологическими причинами, а также погрешностью измерений. Таким образом, применение рассмотренных подходов позволяет автоматизировать процесс определения и прогнозирования технического состояния АЭМ в процессе эксплуатации, что в свою очередь способствует внедрению более экономичных методов технического обслуживания данного оборудования. Список литературы 1. Гольдберг, О. Д. Надежность электрических машин / О. Д. Гольдберг, С. П. Халемская. - М.: Академия, с. 2. Барзилович, Е. Ю. Эксплуатация авиационных систем по состоянию / Е. Ю. Барзилович, В. Ф. Воскобоев. - М.: Транспорт, с. 3. Яхъяев, Н. Я. Основы теории надежности и диагностика / Н. Я. Яхъяев, A. В. Кораблин. - М.: Транспорт, с. 4. Методология научных исследований в авиа- и ракетостроении / В. И. Круглов [и др.]. - М.: Логос, с. 5. Зонтов, А. В. Системы электроснабжения летательных аппаратов / А. В. Зонтов. - М.: ВВИА им. проф. Н. Е. Жуковского, с. 6. Давыдов, П. С. Эксплуатация авиационного радиоэлектронного оборудования: справ. / П. С. Давыдов, П. А. Иванов. - М.: Транспорт, с. 7. Вегнер, О. Г. Теория и практика коммутации машин постоянного тока / О. Г. Вегнер. - М.: Госэнергоиздат, с. 8. Шейников, А. А. Спектральная оценка качества коммутации коллекторных электрических машин постоянного тока / А. А. Шейников, Ю. В. Суходолов, B. Р. Вашкевич//Вестн. Воен. акад. Респ. Беларусь С *Сведения об авторах: Шейников Алексей Александрович, Суходолов Юрий Викторович, УО «Военная академия Республики Беларусь»; Санько Андрей Анатольевич, УО «Минский государственный высший авиационный колледж». Статья поступила в редакцию г.

138 ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ ВОЕННО-ПАТРИОТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ МОЛОДЕЖИ УДК С. Абдуллаев* В статье рассмотрены система и основополагающие принципы военнопатриотического воспитания молодежи в Республике Туркменистан. Предложены основные критерии эффективности. The article deals with the system and basic principles of the military and patriotic youth upbringing in the Republic of Turkmenistan. It gives the main effectiveness criteria. Военно-патриотическое воспитание - многоплановая, систематическая, целенаправленная и скоординированная деятельность государственных органов, общественных объединений и организаций по формированию у молодежи высокого патриотического сознания, возвышенного чувства верности своему Отечеству, готовности к выполнению гражданского долга, важнейших конституционных обязанностей по защите интересов Родины. Цель военно-патриотического воспитания - развитие у молодежи гражданственности, патриотизма как важнейших духовно-нравственных и социальных ценностей, формирование у нее профессионально значимых качеств, умений и готовности к их активному проявлению в различных сферах жизни общества, особенно в процессе военной и других, связанных с ней, видов государственной службы, верности конституционному и воинскому долгу в условиях мирного и военного времени, высокой ответственности и дисциплинированности [1]. Для достижения поставленной цели требуется выполнение следующих основных задач: проведение научно обоснованной управленческой и организаторской деятельности по созданию условий для эффективного военно-патриотического воспитания молодежи; утверждение в сознании и чувствах молодежи патриотических ценностей, взглядов и убеждений, развитие чувства уважения к культурному и историческому прошлому Туркменистана, к традициям; создание новой эффективной системы военно-патриотического воспитания, обеспечивающей оптимальные условия развития у молодежи верности Отечеству, готовности к достойному служению обществу и государству, честному выполнению долга и служебных обязанностей; повышение престижа государственной, особенно военной, службы; создание механизма, обеспечивающего эффективное функционирование целостной системы военно-патриотического воспитания молодежи, проходящей службу в рядах Вооруженных сил Туркменистана. В современных условиях, когда решается проблема профессионализации личного состава Вооруженных сил Туркменистана, значительно возрастают роль и значение специфического компонента содержания военно-патриотического воспитания. Практическая реализация данного содержания призвана обеспечить: глубокое понимание каждым молодым человеком своей роли и места в служении Отечеству, основанном на высокой личной ответственности за выполнение требований военной и государственной службы; убежденность в необходимости выполнения функции защиты Отечества в современных условиях; формирование основных качеств, свойств, навыков, привычек, необходимых для успешного выполнения обязанностей в рядах Вооруженных сил Туркменистана. Основой содержания специфического компонента является любовь к Отечеству, верность граждан-

139 137 скому и воинскому долгу, воинская честь, храбрость, стойкость, самоотверженность, доблесть, мужество, взаимовыручка. Система этих и других ценностей является важным фактором создания современных войск и сил, характеризующихся высоким морально-психологическим состоянием, боевой выучкой, готовностью к выполнению сложных и ответственных задач по защите Отечества, и может быть условно разделена на три сферы: общественно-государственную - защита социально-экономических, духовных и других интересов туркменского народа, независимости, а также целостности страны, уважение к власти, понимание необходимости и правомерности преобразований, осуществляемых высшим руководством; патриотическую - любовь к Родине, своему народу, национальное самосознание, верность гражданскому и воинскому долгу, готовность к достойному служению Отечеству; военно-профессиональную - добросовестное отношение к военной службе, стремление к образцовому выполнению функциональных обязанностей, высокий уровень овладения воинской специальностью, честность, коллективизм и взаимовыручка, сохранение и развитие лучших воинских традиций, уважение к старшим, достоинство и соблюдение требований воинского этикета. Среди ценностей, наиболее полно представляющих данные сферы, выделяются патриотизм и готовность к достойному служению Отечеству, которые являются стержнем содержания военно-патриотического воспитания молодежи. Патриотизм - олицетворение любви к своей Родине, сопричастность с ее историей, природой, достижениями, проблемами, событиями [2]. К числу определяющих принципов, которые являются важным условием реализации целей и задач военно-патриотического воспитания, относятся признание высокой социальной значимости гражданственности, преданность органам государственной власти, патриотизм и готовность к достойному служению Отечеству, необходимость создания реальных возможностей осуществления целенаправленных усилий для их развития у молодежи Туркменистана. Среди основополагающих принципов военно-патриотического воспитания, представляющих собой исходные руководящие положения при осуществлении практической деятельности в указанной сфере, выделяются: научность; гуманизм; демократизм; подлинность исторического, культурного наследия Туркменистана, духовных ценностей и традиций; системность; преемственность и непрерывность в развитии молодежи с учетом особенностей ее различных категорий; многообразие форм, методов и средств, используемых в целях обеспечения эффективности воспитания; направленность на развитие возможностей, способностей и качеств каждой личности на основе индивидуального подхода; тесная и неразрывная связь с другими видами воспитания. Реализация этих принципов в процессе военно-патриотического воспитания молодежи призвана обеспечить развитие у нее нового, по-настоящему заинтересованного отношения к военной и государственной службе, готовности к достойному выполнению функции по защите Отечества и осуществляется по следующим основным направлениям: духовно-нравственное - осознание личностью высших ценностей, идеалов и ориентиров, социально значимых процессов и явлений реальной жизни, способность руководствоваться ими в качестве определяющих принципов, позиций в практической деятельности и поведении;

140 138 историческое - познание своих корней, осознание неповторимости Отечества, его судьбы, неразрывности с ней, гордости за сопричастность к деяниям предков и современников и исторической ответственности за происходящее в обществе и государстве; политико-правовое - формирование глубокого понимания конституционного и воинского долга, политических и правовых событий и процессов в обществе и государстве, военной политики, основных положений безопасности страны и военной доктрины, места и роли Вооруженных сил Туркменистана в политической системе общества и государства; патриотическое - воспитание важнейших духовно-нравственных и культурноисторических ценностей, отражающих специфику формирования и развития нашего общества и государства, национального самосознания, образа жизни, миропонимания и судьбы туркменского народа; профессионально-деятельностное - формирование добросовестного и ответственного отношения к труду, связанному со служением Отечеству, стремления к активному проявлению профессионально-трудовых качеств в интересах успешного выполнения служебных обязанностей и поставленных задач; психологическое - формирование у молодежи высокой психологической устойчивости, готовности к выполнению сложных и ответственных задач в любых условиях обстановки, способности преодолевать тяготы и лишения военной и других видов государственной службы, важнейших психологических качеств, необходимых для успешной жизни и деятельности в коллективе подразделения, части. Воспитание основывается на воинских традициях, представляющих собой устойчивые, исторически сложившиеся, передаваемые из поколения в поколение специфические формы отношений в военной организации общества в виде порядка, правил и норм поведения, духовных ценностей, нравственных установок и обычаев, связанных с выполнением учебно-боевых задач, организацией военной и других видов государственной службы и быта. Важнейшими воинскими традициями, оказывающими наибольшее воспитательное воздействие на молодежь, являются: верность Военной присяге и Боевому Знамени; служение интересам народа, а не отдельным политическим партиям и их лидерам; самоотверженность и самопожертвование в бою ради достижения общей победы; массовый героизм и мужество в период, когда решается судьба независимости Отечества; воинская доблесть, умение стойко переносить трудности военной службы; демократизм взаимоотношений между военнослужащими и взаимное доверие. Воспитание на воинских традициях включает: активное использование героических достижений, боевых традиций отечественных прославленных полков и дивизий для показа воинской доблести и славы воинов; приобщение ветеранов Великой Отечественной войны, участников вооруженных конфликтов к основным мероприятиям военно-патриотического воспитания; возрождение и обеспечение преемственности в создании и разработке образцов военной формы одежды, знаков воинской и иной символики и Вооруженных сил Туркменистана; насыщение воинских ритуалов эмоционально окрашенным чувством гордости за принадлежность к Вооруженным силам Туркменистана, другим войскам, своему виду, роду войск, соединению, части и т. д. Все эти направления органически связаны между собой, объединены в процессе практической деятельности целью, задачами, духовно-нравственными и мировоззренческими основами, принципами, формами и методами военно-патриотического воспитания. Военно-патриотическое воспитание молодежи - одно из направлений государственной молодежной политики Туркменистана на этапе переходного периода и на долговременную перспективу.

141 139 Система военно-патриотического воспитания включает: 1. Формирование и развитие социально значимых ценностей гражданственности и патриотизма в процессе воспитания и обучения в дошкольных учреждениях, в общеобразовательной и высшей школе, в других типах учебных заведений. 2. Массовую патриотическую и военно-патриотическую работу, организуемую и осуществляемую государственными и общественными органами и организациями, органами местной власти и управления, органами и организациями Вооруженных сил, военкоматами, организациями и объединениями воинов запаса, ветеранов и другими организациями. 3. Деятельность средств массовой информации, творческих союзов, особенно работников культуры и искусства, соответствующих научных, молодежных ассоциаций, организаций, в той или иной мере направленную на рассмотрение, освещение и поиск решения проблем патриотического воспитания, на формирование и развитие личности гражданина и защитника Отечества. Осуществление патриотического воспитания предполагает использование системы средств, которая включает три основных компонента: материально-технический, образовательный и организационный. Ориентированность воспитания патриотизма, готовности к достойному служению Отечеству на конечный результат предполагает достижение в процессе его функционирования достаточно высокой эффективности, которая, в свою очередь, характеризуется определенными критериями. Эффективность понимается как процесс достижения ее субъектами в ходе осуществляемой ими деятельности поставленных целей и задач, которые выражаются в конкретных положительных результатах по формированию патриотизма у молодежи; это рациональная, оптимальная организация всех звеньев данного процесса в соответствии с целью, стоящей перед ним, конкретными условиями и особенностями его осуществления [3]. Эффективность зависит от двух основных факторов: состояния объективных и субъективных условий в процессе воспитательной деятельности; внутренней слаженности, упорядоченности, организованности и степени взаимодействия основных компонентов в системе военно-патриотического воспитания (субъекты, их взаимосвязи, содержание, формы, методы, средства и др.). Основными критериями эффективности военно-патриотического воспитания являются: 1. Практически-результативный - действенность воспитания в плане обеспечения реального влияния на молодежь. 2. Оптимально-деятельностный - соответствие задач, содержания, форм, средств военно-патриотического воспитания потребностям, интересам, особенностям современной молодежи, ее стремлению к саморазвитию и к активной социализации, ориентированной также на достойное служение Отечеству. 3. Реализационно-целевой - готовность субъектов военно-патриотического воспитания правильно ставить и творчески решать задачи, находить конкретные пути повышения эффективности этой деятельности по достижению желаемого результата, совпадающего с ее целью и соответствующего основным интересам и устремлениям подрастающего поколения, имеющим также и социально значимую, патриотическую направленность. При определении эффективности военно-патриотического воспитания очень важно учитывать как количественные, так и качественные показатели, характеризующие степень воздействия проводимых мероприятий на сознание и поведение молодежи. Однако при всей важности количественных показателей решающую роль в определении эффективности военно-патриотического воспитания играют качественные критерии: глубина понимания и одобрения молодежью государственной политики, целей и задач Вооруженных сил, степень доверия политическому и военному руководству страны, морально-психологическое состояние подрастающего поколения, его готовность к выполнению воинского долга, достойному служению Отечеству.

142 140 Таким образом, критерии эффективности военно-патриотической работы позволяют определить не только данную деятельность в целом, но и ее отдельные стороны, не только ее результат, но и процесс его достижения, не только усилия субъекта, но и их реализацию, воплощенную в объекте. При определении основных направлений повышения эффективности системы военнопатриотического воспитания необходимо: прежде всего исходить из наличия в туркменском обществе и его военной организации необходимых предпосылок, огромного, невостребованного еще потенциала воспитания патриотизма, достойного служения Отечеству как реальной основы для создания условий для коренного улучшения этой деятельности; обеспечить тесную взаимосвязь в процессе воспитания различных, почти не связанных между собой структур и органов управления воспитательной работой. Руководители и организаторы воспитательной работы должны иметь все условия, располагать всеми необходимыми средствами для эффективного использования качественно новых форм и методов этой деятельности в целях достижения ее конечного результата. Следовательно, можно выделить такие основные направления и условия деятельности, как: информационно-разъяснительное обеспечение - активное использование средств массовой информации, особенно военно-периодической печати; научно-теоретическое обеспечение - значительная активизация исследований в сфере военно-патриотического воспитания молодежи, использование культурно-исторического, духовно-нравственного и других компонентов, важнейших достижений в области социальногуманитарных наук, а также современной военной мысли; педагогическое и методическое обеспечение - фундаментальная разработка комплекса учебных и специальных программ и методик по организации и проведению военнопатриотической работы в ее различных формах, использование многообразия педагогических форм и средств с учетом особенностей той или иной категории молодежи. Развитие и совершенствование форм и методов военно-патриотического воспитания. Регулярное издание соответствующей литературы, освещающей эту сферу деятельности с учетом инноваций, передового учебно-воспитательного опыта; кадровое обеспечение - организация системы подготовки специалистов, способных эффективно, на уровне современных требований решать задачи воспитания у молодежи высокого патриотизма, готовности к достойному служению Отечеству. Данный процесс мог бы включать не только базовое обучение руководителей и организаторов воспитательной работы среди различных категорий молодежи, но и их предварительный подбор, переподготовку и систему повышения квалификации. Реализация рассматриваемых направлений и создание необходимых условий предполагает в качестве одного из первых шагов поиск и разработку принципиально новых подходов, внедрение которых способствовало бы созданию качественно иных основ воспитания патриотизма, готовности к достойному служению Отечеству. В более конкретном плане речь идет о необходимости принятия на вооружение новой концепции военно-патриотического воспитания и долговременной комплексной целевой Программы, ориентированной на практическую реализацию основных положений этой концепции. Реализация основных направлений данной концепции, конкретизированных в системе мероприятий целевой Государственной программы, позволит решить многие назревшие проблемы в отношении подрастающего поколения, причем не только педагогического, но и социального, нравственного, политического и иного характера. Благодаря формированию и развитию у молодежи таких важнейших социально значимых качеств, как гражданская зрелость, любовь к Отечеству, ответственность, чувство долга, верность традициям, стремление к сохранению и приумножению исторических и культурных ценностей, готовность к преодолению трудностей, самопожертвование, намного возрастут ее возможности к активному участию в решении важнейших проблем общества

143 141 в различных сферах его деятельности, в том числе в военной и в других, связанных с ней, видах государственной службы. Улучшение качественных характеристик современной молодежи благотворно отразится на обществе в целом. Высокая духовность, нравственность, активная гражданская позиция, патриотическое сознание молодежи будут в огромной степени способствовать успешному решению задач, связанных с возрождением Туркменистана. Список литературы 1. Воспитательной работе - профессиональный подход: метод. пособие. - Ростов-н/Д, С Воспитательная работа в Вооруженных силах Российской Федерации: учеб. -метод. пособие / под ред. И. А. Липского. - М.: Воен. ун-т, Галанин, Ю. Еще раз о патриотическом воспитании / Ю. Галанин // Основы безопасности жизни *Сведения об авторе: С. Абдуллаев, Военный институт им. Сапармурата Туркменбаши Великого Министерства обороны Туркменистана. Статья поступила в редакцию г.

144 142 ПРЕПОДАВАНИЕ ДИСЦИПЛИНЫ «ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК» В ВОЕННОМ ВУЗЕ КАК ПРОЦЕСС ГУМАНИТАРИЗАЦИИ ВОЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ УДК Ю. В. Маслов* В статье рассматриваются вопросы обучения иностранному языку в учреждениях военного образования как средства углубления его гуманитарного характера. Автор подчеркивает, что иностранный язык является инструментом достижения такой цели. The article deals with the problem of FL teaching at establishments of military education as a means of making it more humanitarian in character. The author argues the necessity to view foreign languages as an instrument to achieve such aims. Проблема гуманитаризации образования, прямо связанная с решением задач воспитания и развития личности, стала актуальной в последние два десятилетия для всех национальных систем образования. Гуманитаризация - многомерный процесс. В Национальном докладе России на 43-й сессии Международной конференции ЮНЕСКО по образованию (1992) Э. Д. Днепров отмечал, что «гуманитаризация образования не только противостоит свойственному (...) прежней образовательной системе утилитарному технократизму, небрежению к человеку и духовным ценностям. Она связана и с общими планетарными изменениями в характере мышления человека конца XX столетия (...). Гуманитаризация направлена на поворот образования к целостной картине мира, и прежде всего - мира культуры, мира человека, на формирование гуманитарного и системного мышления. Одновременно она влечет повышение в учебном процессе статуса гуманитарных дисциплин при радикальном их обновлении» [7]. Н. Н. Романова (2009) дает краткую характеристику этапов гуманитаризации в высшем техническом образовании России [17, с ]. По словам автора, в технических вузах она началась в 1980-х гг. В это время учеными обоснована ее необходимость на всех ступенях образовательной системы. Автор делает вывод о том, что стоящая перед образованием задача до сих пор окончательно не решена в российском высшем техническом образовании. По справедливому замечанию М. И. Ломакина, гуманитаризация - это не просто внедрение в учебный план дисциплин социально-гуманитарного характера, а, скорее, насыщение всех дисциплин гуманитарным содержанием, развивающим мышление, формирующим взгляды человека, воспитывающим патриотизм [12, с. 52]. В настоящее время имеет место третий этап развития гуманитаризации, суть которого состоит в дальнейшей разработке ее содержания и технологий с учетом профиля и направлений профессионального образования. На повестке дня вопрос о разработке методики гуманитарного обучения, дальнейшее обоснование путей оптимизации речемыслительной практики студентов неязыковых вузов [17, с. 59]. Отечественные ученые отмечают, что, так как гуманитарные дисциплины нацелены на воспитание гражданских качеств личности, эффективное их преподавание становится «фактором национальной безопасности» [14, с ]. Действительно, развитая гуманитарная культура может помогать личности не поддаваться действию глобального манипулирования сознанием. Однако нельзя забывать при этом, что в развитии отечественной гуманитарной науки наблюдается сегодня ряд достаточно противоречивых тенденций [13]. Одна из тенденций, на взгляд автора, состоит в усиления эклектизма в теории (что неоднозначным образом сказывается на реальной практике преподавания гуманитарных дисциплин в вузах). Это связано в первую очередь с разрушением существовавших идеологических и политических стереотипов. За исторически короткий период вряд ли возможно творчески переработать большой объем гуманитарного знания, который

145 143 в одночасье сделался доступным широкому кругу работников образования. Более того, в разных регионах постсоветского образовательного пространства налицо различная социально-политическая обстановка, что является дополнительным «фактором хаоса». Не в последнюю очередь гуманитарная эклектика связана с тем, каким образом происходит знакомство с альтернативными теориями. В частности, очевиден факт того, что многие «новые» идеи нередко приходят в постсоветское пространство в «плохом переводе» (и в переносном, и в прямом смысле этих слов). В связи с этим возникает вопрос о роли дисциплины «Иностранный язык» (далее - ИЯ) в неязыковых вузах, которая в прошлом редко рассматривалась как средство творческого развития речемыслительных способностей личности. Причиной этого являлось отсутствие актуального социального заказа, психолого-педагогических условий, соответствующей методической квалификации преподавательского состава вузов. Традиционное обучение ИЯ в неязыковом вузе, оформившееся лет назад, мало связывалось с задачами развития мышления и способности к творчеству. Развивающие резервы ИЯ как обязательной вузовской дисциплины вплоть до сегодняшнего дня осознаются не в полной мере. Актуальна проблема занимаемой ниши ИЯ в структуре дисциплин высшего профессионального образования. Понятно, что изучение ИЯ - это, прежде всего, процесс общепрофессиональной подготовки (например, овладение умениями поиска и обработки новых знаний, содержащихся в иноязычном текстовом материале). С другой стороны, изучение ИЯ есть также процесс гуманитарной подготовки (освоение разных аспектов профессиональной культуры, существующей в странах изучаемого языка). Поэтому нельзя не согласиться с исследователями, указывающими на то, что в вузовской иноязычной подготовке оптимально сочетаются ее гуманитарный и профессиональный аспекты [9, с. 4-5]. Глобальным фактором, трансформирующим систему образования и усиливающим процессы ее «гуманитаризации», является сегодня ситуация информационного взрыва, в условиях которого специалист должен уметь не только воспринимать информацию, но и самостоятельно перерабатывать ее, отбирать необходимое для решения профессиональных задач. Все это требует смены приоритетов в применении образовательных технологий, поскольку очевидное первенство должно быть отдано технологиям, основанным на сотрудничестве. Ученые утверждают, что оптимальная форма инновационного образования - это обучение в сотрудничестве, реализуемое в обучающем общении [11, с ]. С этим утверждением вполне можно согласиться, особенно если речь идет о преподавании гуманитарных предметов на любой ступени непрерывного образования. Более того, сегодня преподавание ИЯ на любом этапе иноязычной подготовки невозможно представить вне контекста обучающего общения, поэтому сфера иноязычной подготовки по определению может становиться площадкой для инновационных экспериментов в контексте гуманитаризации. Неслучайно поэтому многие эксперименты, описанные в научных исследованиях, проводились на материале вузовского иноязычного образования. В последнее десятилетие место вузовской дисциплины «Иностранный язык» в типовых учебных планах существенно менялось. В Образовательном стандарте высшего образования первой ступени, введенном г., она отнесена к блоку социальногуманитарных дисциплин. В настоящее время дисциплина переведена в разряд «общепрофессиональных». Тем не менее нельзя отрицать, что изучение ИЯ носит ярко выраженный гуманитарный характер, поскольку суть процесса - развитие речемыслительной культуры личности специалиста. Более того, ИЯ в неязыковом вузе весьма непродуктивно изучать в отрыве от реальных профессиональных знаний. А этих знаний еще недостаточно (или нет вовсе) в тот период, когда обычно осуществляется вузовское обучение предмету (1-2 курсы). Из этого следует, что ИЯ в неязыковом вузе - это по необходимости дисциплина трансферентная

146 144 (интегральная). Преподавание ИЯ носит «вертикальный» характер в значительно большей степени, чем преподавание любых других дисциплин. О. И. Сафроненко (2006) справедливо отмечает, что статус ИЯ как вузовской дисциплины в настоящее время меняется в глобальном масштабе. Владение иностранным языком (особенно английским - главным языком международного общения) становится обязательной частью профессиональной и общей компетентности любого специалиста. Значительно дифференцируются сегодня содержание и формы иноязычной подготовки, которая все в большей степени «встраивается» в существующие образовательные программы. Вместе с тем, ряд вузовских дисциплин изучается на ИЯ [18, c ]. Следовательно, можно и нужно говорить об особой актуальности проблемы теоретического обоснования и практической реализации в условиях неязыкового вуза инновационных методических систем иноязычной подготовки специалистов. В условиях военного вуза решение этой задачи имеет достаточно специфичный характер. Известно, что большинство ученых считают обеспечение личностного развития будущего офицера Вооруженных Сил основной задачей современного учебновоспитательного процесса в военном вузе. Неслучайно поэтому исследователи ставят гуманитарные дисциплины в центр подготовки, рассуждая о них как о фундаментальном ядре содержания высшего военного образования. К этому сводится аксиологический подход к личностно-профессиональному развитию курсантов (Б. А. Федулов, 2000). Автор подчеркивает, что, например, для российского военного образования всегда были важны духовные ценности, в том числе национальная идея [20, с. 108]. Анализ работы зарубежных военных вузов свидетельствует о том, что гуманитарной подготовке отводится большое число учебных часов. Так, в военных образовательных учреждениях США гуманитарные дисциплины занимают на первом курсе - 50 % всего учебного времени, на втором - 30 %, на третьем - 60 % и на четвертом курсе - 70 % [9, с ]. Таким образом, зарубежный опыт говорит в пользу необходимости гуманитарной подготовки в военных вузах. Отечественные исследователи также внесли вклад в анализ тенденций развития высшей военной школы. В. И. Андреев (2007) указывает, что устойчивыми тенденциями выступают дальнейшая дифференциация вузовских структур, широкая информатизация, улучшение процесса профессионального отбора и всемерное обращение к личности будущего офицера. Особый интерес представляет отмеченная автором тенденция к «персонификации содержания обучения» [3, с. 156]. Такой взгляд на перспективы развития военного образования приводит нас к выводу о том, что неизбежно будет повышаться удельный вес его гуманитарной составляющей. При этом в среде ученых есть однозначное понимание того, что фактором, позитивно влияющим на результаты профессиональной деятельности, является владение иностранным языком [1, с ]. Изучение опыта организации преподавания ИЯ в военных вузах главного стратегического партнера Беларуси обеспечивает возможность значительно более эффективно реформировать систему военно-профессионального образования нашей страны. До недавнего времени в Российской Федерации существовало 57 военных вузов (из них 10 академий, 9 университетов и 38 институтов), кроме того, в гражданских вузах насчитывалось 22 филиала [4, с. 38]. Опыт работы военных вузов всегда тщательно изучался и анализировался. В настоящее время утверждена новая перспективная сеть военно-учебных заведений России. Она включает 17 вузов: 13 военных академий, два военных университета, два военных училища, а также 14 филиалов [20]. Изучение и обобщение этого опыта позволяет увидеть оптимальные пути проектирования военно-профессиональной подготовки в Республике Беларусь, так как системы образования во многом сходны и развиваются на одной и той же базе. Однако в военно-профессиональном образовании России имеется много трудностей, в том числе в сфере иноязычной подготовки. На сегодняшний день существует ряд

147 145 объективных противоречий. Часть из них касается проблем, связанных с недостаточным на сегодняшний день уровнем профессиональной компетентности педагогов военных вузов. В. Н. Гуляев (2003), анализируя развитие теории и практики проблемнодеятельностного подхода, подчеркивает, в частности, что объективная необходимость совершенствования образовательной практики конфликтует с реальными возможностями преподавательского корпуса, не способного быстро выйти за пределы сложившейся системы взглядов и стереотипов деятельности. Важным моментом представляется указание на то, что существует объективная потребность расширения «присутствия» гуманитарной культуры в высшем военном образовании, однако этот факт не в полной мере осознается как курсантами, так и руководством военных вузов [6, с. 11]. Ю. В. Серебреникова (2006) пишет о том, что в вузах военно-воздушных сил РФ сложилось противоречие между повышением требований к качеству образования и реальной практикой образовательной деятельности [19, с. 6]. Пути преодоления указанного противоречия, по мысли автора, лежат в области совершенствования подготовки профессорско-преподавательского состава, оптимизации содержания деятельности, повышения качества методического обеспечения образовательного процесса. Н. В. Зеленская (2008) отмечает, что в российских военных вузах наблюдается общее снижение творческой инициативности педагогов, в преподавании начинают доминировать схематизм и шаблон, теоретические знания нередко мало увязываются с практикой, предпочтение отдается информирующему типу обучения [8, с. 280]. Очевидно, что наличие указанных выше общих и частных проблем самым прямым образом сказывается на всех компонентах системы военно-профессионального образования и затрагивает все его блоки. Можно предположить, что особенно отчетливо все эти проблемы могут проявляться в преподавании гуманитарных дисциплин. Это может происходить потому, что одна из главных причин снижения эффективности обучения в высшей военной школе состоит в нарушении гармонии между процессами накопления (кумуляции) нового знания и приращением педагогического интеллекта всех субъектов образовательного процесса [6, с ]. Таким образом, требованиям момента не отвечает прирост профессиональной компетентности педагогов. Несмотря на то, что прямых указаний на это нет в научной литературе, логично предположить, что все указанные проблемы в той или иной степени характерны и для системы иноязычной подготовки: в обучающей деятельности преподавателей ИЯ военных вузов также имеется много недостатков. Так, С. В. Недбайло (2008) отмечает, например, что у курсантов 2 курса военных вузов сильно проявляется тенденция к желанию осуществлять саморазвитие, конструктивно общаться и понимать других людей [15, с. 115]. Однако данные тенденции могут оставаться нереализованными, в том числе потому, что низок уровень педагогического сотрудничества педагогов и курсантов [там же, с ]. Важно помнить, что компетентное профессиональное общение приобретает особую роль именно в отношениях субординации. Большую часть рабочего времени офицера, независимо от его специальности, занимает речевое общение с людьми [2, с. 29]. Между тем в воинских документах России нет положений, которые отражают требования к коммуникативному профилю личности будущего офицера. По данным одного из исследователей, значительная часть курсантов (в данном случае военного автомобильного института) не представляют себя в роли командира, организатора и воспитателя личного состава. По мнению большинства представителей данного контингента курсантов, в настоящее время снижается качество не только собственно инженерной подготовки, но и социально-психологической. Важные профессиональные качества, такие, как компетентность и коммуникативность, не получают должного развития [2, c. 6]. Именно поэтому многие исследователи подчеркивают необходимость преподавания «речевых» дисциплин в военном вузе на принципах интеграции. Ведь реальная практика показывает, что выпускники военно-технических вузов имеют значительные недостатки речевой культуры. Отмечается, что у технических специалистов бедный словарный запас,

148 146 они не владеют в достаточной мере профессиональной терминологией, их речь отличается излишней вязкостью и резонерством [2, с. 32]. Т. А. Пашкова (2001) описывает успешный опыт экспериментальной работы по развитию коммуникативной культуры курсантов. В описываемой модели важнейшее значение приобретают междисциплинарные связи, причем обязательным компонентом выступает дисциплина «Иностранный язык». Это один из немногих примеров, когда преподавание ИЯ выходит за привычные рамки. Так, в обучении на 1-3 курсах военного вуза в качестве существенного экспериментального фактора выдвигается система заданий, причем они предлагаются в рамках нескольких дисциплин: на 1-2 курсах это «Иностранный язык» и «Русский язык и культура речи», а на 2-3 курсах - «Иностранный язык» и «Философия» [16, с ]. Описанный Т. А. Пашковой эксперимент служит убедительным доказательством того, что дисциплина «Иностранный язык», во-первых, может выступать эффективным инструментом личностного развития курсантов, а во-вторых, не должна изучаться сама по себя, вне гуманитарного контекста. Практический вывод может быть следующий: проектирование МСО ИЯ должно включать в себя содержательные аспекты гуманитарной подготовки. Средством достижения такой цели могут выступать междисциплинарные связи разного вида, прежде всего, фактические и концептуальные. Пути преодоления указанных недостатков намечены во многих научных работах. В общих чертах они сводятся к следующему. Исследователи подчеркивают, что прежде всего необходимо более четко формулировать цели и определять содержание иноязычной подготовки в военном вузе с учетом реальных потребностей будущих специалистов и уровней обучения. На младших курсах преподавателям следует в полной мере реализовывать коммуникативную направленность обучения на базе бытовой, академической и общенаучной лексики с последующим усилением специализации. При разработке учебной документации (стандартов и др.) необходимо учитывать международные уровни владения иностранным языком, а также отечественную специфику. В условиях увеличения доли самостоятельной работы необходимо поднять уровень научной и методической организации самостоятельной работы курсантов. Список литературы 1. Аитов, В. Ф. Проблемно-поисковый подход к формированию иноязычной профессиональной компетентности студентов: на примере неязыковых факультетов пед. вузов: дис.... д-ра пед. наук: / В. Ф. Аитов. - СПб., с. 2. Аксенова, Л. Н. Формирование профессиональных коммуникативных умений у курсантов военно-технических вузов: дис.... канд. пед. наук: / Л. Н. Аксенова. - Челябинск, с. 3. Андреев, В. И. Педагогика высшей военной школы / В. И. Андреев. - УМК. - Минск: ВА РБ, с. 4. Арагилян, В. А. Развитие педагогического творчества преподавателей высших военных училищ тыла: дис.... канд. пед. наук: / В. А. Арагилян. - Ульяновск, с. 5. Ахметгареева, Р. К. Формирование профессионально значимых речевых умений у военных специалистов в системе дополнительного образования: дис.... канд. пед. наук / / Р. К. Ахметгареева. - Казань, с. 6. Гуляев, В. Н. Развитие теории и практики проблемно-деятельностного обучения в высшей военной школе: автореф. дис.... д-ра пед. наук: / В. Н. Гуляев. - М., с. 7. Днепров, Э. Д. Развитие образования в России. Национальный доклад на 43-й сессии Международной конференции ЮНЕСКО по образованию. - URL: (дата обращения: 15 августа 2012).

149 Зеленская, Н. В. Педагогическая концепция управления качеством подготовки офицерских кадров: дис.... д-ра пед. наук: / Н. В. Зеленская. - СПб., с. 9. Зимина, Е. В. Обучение курсантов военно-морских вузов иностранному языку в режиме непрерывного образовательного процесса: автореф. дис.... канд. пед. наук: / Е. В. Зимина. - СПб, с. 10. Карпова, Т. А. Педагогические основы гуманитарной подготовки офицерских кадров в США: дис.... канд. пед. наук: / Т. А. Карпова. - М., с. 11. Куклина, С. С. Коллективная учебная деятельность по овладению иноязычным общением: модель и ее реализация (базовый курс английского языка): дис.... д-ра пед. наук: / С. С. Куклина. - Курск, с. 12. Ломакин, М. И. Информатизация военно-гуманитарного образования / М. И. Ломакин, К. Е. Романов // Воен. мысль С Маслов, Ю. В. Современные тенденции в высшем гуманитарном образовании в странах постсоветского региона / Ю. В. Маслов // Науковi пращ. Серiя: Педагопка, психология и сощолопя. Вип. 5 (155). - Донецьк: ДонНТУ, с. - Ч. I. - С Мельникова, Л. Социогуманитарное образование как фактор национальной безопасности / Л. Мельникова, Ч. Кирвель, В. Карпинский // Бел. думка С Недбайло, С. В. Оптимизация педагогического сотрудничества преподавателей и курсантов в образовательном процессе военно-учебного заведения: дис.... канд. пед. наук: / С. В. Недбайло. - М., с. 16. Пашкова, Т. А. Формирование коммуникативной культуры военного специалиста в вузе в процессе изучения гуманитарных дисциплин: автореф. дис.... канд. пед. наук: / Т. А. Пашкова. - Тула, с. 17. Романова, Н. Н. Лингводидактическая система професисонально-коммуникативной подготовки специалистов в высшей техничежой школе: дис.... д-ра пед. наук: / Н. Н. Романова. - М., c. 18. Сафроненко, О. И. Система и качество языковой подготовки студентов в условиях многоуровневого образования в неязыковых вузах России: дис.... д-ра пед. наук: / О. И. Сафроненко. - Ростов н/д, с. 19. Серебреникова, Ю. В. Повышение эффективности образовательной деятельности профессорско-педагогического состава в вузах ВВС: дис.... канд. пед. наук: / Ю. В. Серебреникова. - М., с. 20. Федулов, Б. А. Личностно-профессиональное развитие курсантов высших военных учебных заведений: аксиологический подход: дис.... д-ра пед. наук: / Б. А. Федулов. - Барнаул, с. 21. Фаличев, О. Военные вузы - обратный ход / О. Фаличев // Воен.-промышлен. курьер С. 12. *Сведения об авторе: Маслов Юрий Всеволодович, УО «Военная академия Республики Беларусь». Статья поступила в редакцию г.

150 148 ОСОБЕННОСТИ ОХРАНЫ ОСОБО ВАЖНЫХ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОБЪЕКТОВ В ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ УДК С. А. Мещеряков* В статье изложены особенности охраны особо важных государственных в зарубежных странах. объектов The article describes the features of the protection of critical public facilities in foreign countries. Важный государственный объект (ВГО) - предприятие, учреждение или организация, определенные соответствующим органом государственного управления, осуществляющие деятельность в сфере, требующей обеспечения установленной государством системы безопасности, и имеющие для осуществления подобной деятельности разрешение органа государственного регулирования безопасности [2]. К ВГО относятся: предприятия, объединения, научно-исследовательские институты, конструкторские бюро и другие организации и объекты органов исполнительной власти и их отдельные подразделения, занятые разработкой, проектированием, производством, транспортировкой, хранением, испытанием, утилизацией продукции, сведения о которой составляют государственную и иную охраняемую законом тайну и включены в Перечень ВГО, подлежащих охране внутренними войсками, и представляющей собой повышенную опасность для населения и окружающей среды. Это предприятия ядерно-оружейного и ядерноэнергетического комплекса; предприятия промышленного комплекса по выпуску военной продукции; научно-исследовательские (исследовательские) институты и конструкторские бюро; базы государственных материальных резервов и склады готовой продукции и другие объекты. Кроме того, объекты научного, промышленного и военного назначения, содержащие ядерное топливо, отдельные системы, блоки и устройства, которые преобразуют энергию делящихся ядер в электрическую или другие виды энергии, а также предприятия, использующие в технологических процессах или хранящие делящиеся материалы, относятся к ядерно опасным объектам. Таковыми являются: атомные электростанции, ядерные энергетические установки, предприятия ядерно-оружейного и ядерно-топливного комплексов, хранилища отработанного ядерного топлива и радиоактивных отходов [2]. Поэтому в целях предотвращения проникновения посторонних лиц на территорию, недопущения преднамеренного или неосторожного вывода из строя технологического оборудования атомных электростанций (АЭС), бесконтрольного использования радиоактивных материалов вводится режим специальной безопасности (РСБ). Под режимом специальной безопасности понимается комплекс организационных, технических, охранных, режимных, оперативных мероприятий, правил и норм, направленных на предотвращение преднамеренного или неосторожного вывода из строя (повреждения, разрушения) АЭС, а также бесконтрольного использования радиоактивных материалов, следствием чего может явиться прекращение функционирования таких объектов, поражение персонала объекта и населения, радиоактивное заражение окружающей среды, либо использования радиоактивных материалов в иных преступных целях [11]. В современных условиях особый упор при охране важных государственных объектов делается на антитеррористическую защищенность атомных электростанций, крупных предприятий военно-промышленного комплекса. Активная деятельность диверсионно-разведывательных групп (ДРГ) агрессивной стороны и террористических организаций направлена на дестабилизацию работы объектов атомной и химической промышленности, газа и нефтедобычи, электроэнергетики, систем жизнеобеспечения городов, деловых финансовых центров, организации перевозки сырья и др.

151 149 Поэтому для определения критериев вводится понятие проектной угрозы, которое необходимо для того, чтобы можно было определить критерии создания систем физической защиты ядерных материалов (ЯМ) и ядерных установок (ЯУ), способных предотвратить осуществление акта ядерного терроризма или хищение ядерного материала. Проектная угроза, принятая в государстве, определяет, какие силы и средства должны иметь государство и каждая конкретная установка, какие мероприятия необходимо реализовывать при изменении обстановки, как осуществлять контроль над состоянием безопасности объектов и какие меры предпринимать к нарушителям. Так, события 11 сентября 2001 года в США потребовали переосмысления подхода к созданию как Государственной проектной угрозы, так и объектовой. Налицо реальная угроза для ЯУ с воздуха, включающая угрозу падения летательного аппарата, обладающего многотонной массой и большим количеством авиационного керосина. С другой стороны, события 1986 года с запроектной аварией на Чернобыльской АЭС показали, какими могут быть последствия в случае нештатных ситуаций на реакторной установке. Злоумышленниками ЯУ могут применяться в качестве потенциального заряда огромной мощности, использование которого возможно при наличии враждебно настроенных лиц, обладающих доскональными знаниями о функционировании систем аварийной защиты. Реальность содержания проектной угрозы необходимо периодически проверять. Проверки должны носить как плановый или периодический характер, так и внеплановый, связанный с получением новых данных о намерениях экстремистов или об их методах достижения цели. История разработки проектной угрозы ЯМ и ЯУ может быть проиллюстрирована на примере конкретно взятой страны. Так, в 1974 году в США была проведена грандиозная реорганизация энергетики, что вынудило Комиссию ядерного регулирования (КЯР), среди прочего, сформулировать новые критерии к физической защите ЯМ и ЯУ. В связи с этим из области ядерной безопасности были позаимствованы подходы к формированию концепции проектной угрозы по аналогии с проектной и запроектной аварией. Так, в соответствии с подходами, принятыми в США, целями физической защиты ядерных объектов могут быть: нанесение противнику поражения и недопущение «успешного» акта радиологической диверсии или хищения ядерных материалов прямого военного назначения (цель, выбранная Министерством энергетики США, правительственным органом, на который возложена функция надзора за военным применением ядерного материала); задержка противника до тех пор, пока внешние силы реагирования не прибудут для нейтрализации противника и предотвращения акта радиологической диверсии или хищения ядерного материала, который может быть использован в военных целях (цель, выбранная КЯР, правительственным органом, на который возложена функция надзора за коммерческим применением ядерной энергии). Именно США оказали и продолжают оказывать значительную методическую, консультативную помощь бывшим советским республикам в области физической защиты, и, в частности, в отношении разработки национальной проектной угрозы. Кроме того, благодаря хорошо организованным международным и региональным (соответственно, в США и в Чехии) учебным курсам по физической защите ЯМ и ЯУ с «американским» подходом ознакомились сотни специалистов из многих стран мира. Так, были проведены в последнее время ряд международных мероприятий в этой области: 9-я Украинская конференция по физической защите, учету и контролю ядерных материалов в г. Южно-Украинске, Южно- Украинская АЭС; «Опыт внедрения принципов культуры ядерной физической безопасности на Чернобыльской АЭС»; научно-практическая конференция на базе научноисследовательского института атомных реакторов (г. Димитровград) с участием президента Российской Федерации ( г.). Законом Украины «О физической защите ядерных установок, ядерных материалов, радиоактивных отходов, других источников ионизирующего излучения» физическая защита трактуется как деятельность, которая «направлена на защиту интересов национальной

152 150 безопасности Украины, предупреждение и прекращение актов ядерного терроризма, кражи или любого другого незаконного изъятия ядерного материала, радиоактивных отходов, других источников ионизирующего излучения, а также укрепление режима нераспространения ядерного оружия» [1]. В данное время в Украине находятся 5 атомных электростанций, на которых эксплуатируются с генерацией электроэнергии 15 ядерных энергоблоков (6 блоков на Запорожской АЭС, 3 блока на Южно-Украинской АЭС, 2 блока на Ровенской АЭС, 2 блока на Хмельницкой АЭС, эксплуатируются 2 исследовательских реактора. На стадии снятия с эксплуатации находится Чернобыльская АЭС (3 реактора), ЯМ находятся в разрушенном запроектной аварией четвертом энергоблоке, так называемом объекте «укрытие». В современных условиях особый упор при охране важных государственных объектов делается на антитеррористическую защищенность атомных электростанций, крупных предприятий военно-промышленного комплекса. Постоянно ведется целенаправленная работа по совершенствованию систем охраны объектов. Они оборудуются современными комплексами инженерно-технических средств охраны. Так, в Российской Федерации на подобных объектах разрабатываются и производятся новейшие образцы вооружения и техники, хранятся секреты государственной важности, около 50 % охраняемых внутренними войсками объектов относятся к потенциально опасным объектам и представляют реальную угрозу окружающей природной среде и населению страны. Охраняемые внутренними войсками Российской Федерации ВГО являются частью военно-экономического потенциала страны, представляют особый интерес для вероятного противника не только в военное время как объекты поражения, но и в мирное время как объекты разведки. Анализ служебно-боевой деятельности (СБД) соединений и воинских частей по охране ВГО и специальных грузов (СГ) показывает: ежегодно задерживается более 30 тыс. нарушителей, в том числе свыше за попытку проникновения на охраняемый объект через периметры, свыше на плавсредствах со стороны акватории. Войска ежегодно принимают участие в ликвидации последствий до 30 пожаров, взрывов, аварий и других происшествий. В зависимости от ведомственной принадлежности, секретности, ценности или опасности выпускаемого (применяемого) продукта все важные объекты Российской Федерации охраняются различными государственными и негосударственными военизированными структурами. Так, из всех радиационно-опасных производств и объектов страны лишь 50 % охраняются внутренними войсками. Безопасность остальных осуществляется ведомственными подразделениями охраны или вневедомственной охраной Министерством внутренних дел (МВД) России на договорной основе. В принципе такая же охрана существует в ряде стран дальнего зарубежья: США, Франция и т. д. К охраняемым внутренними войсками объектам относятся ВГО, СГ, закрытые административно-территориальные образования (ЗАТО), а также склады и военные базы окружных управлений материально-технического и военного снабжения МВД России. Они классифицируются по различным существенным признакам: по ведомственной принадлежности (постановлением правительства РФ определены объекты различных органов исполнительной власти государства, подлежащие охране внутренними войсками в мирное время); характеру работ и предназначению объекта (по данному признаку объекты делятся на производственные, научно-исследовательские, объекты проектирования, хранения); площади занимаемой территории (условно ВГО можно разделить на объекты большой территории - площадью более 5 км 2, средней - от 1 до 5 км 2 и небольшие - до 1 км 2 ); виду охраны (в зависимости от применяемых для охраны сил различают объекты войсковой охраны, охраняемые военнослужащими по призыву или по контракту; объекты, охраняемые вневедомственной охраной, и объекты, охраняемые службой безопасности объекта); способу охраны (выделяют объекты, охраняемые способом выставления часовых, оперативного дежурства караулов и смешанным способом).

153 151 Группировка сил и средств, создаваемая для обеспечения охраны объектов, называется системой охраны объектов. Она должна отвечать характеру и особенностям охраняемого объекта, степени его оборудования инженерно-техническими средствами охраны (ИТСО), обстановке на объекте и вблизи него, иметь глубину и обеспечивать надежность охраны, наиболее эффективное и экономное использование сил и средств [9]. Система охраны ВГО включает: караулы (гарнизоны, заставы), комендатуры и бюро пропусков объектов, контрольно-пропускные пункты (КПП) и места их расположения (участки охраны); посты (участки местности, акватории) несения службы часовыми (секретами, дозорами, патрульными, резервными группами), секторы наблюдения, ведения огня и маршруты движения, рубежи блокирования, посты усиления охраны; ИТСО; резервы (состав, размещение и направления действий); посты караульных собак и другие средства, используемые для усиления охраны; силы и средства администрации охраняемых объектов и взаимодействующих органов. Система охраны на каждом объекте определяется межведомственной комиссией в период подготовки объекта к приему под охрану [2]. Практика войск требует, чтобы силы и средства по охране объектов применялись комплексно, по установленным нормам. Это достигается рациональным построением системы охраны на основе умелого сочетания использования личного состава с активным применением ИТСО; соблюдением установленных норм использования личного состава; активным применением в охране объектов служебных собак. Важные государственные объекты можно классифицировать: по территориальному размещению относительно населенного пункта (ВГО могут располагаться как в населенных пунктах, так и вне их); степени секретности выпускаемой продукции (I категории - продукция (документы) с грифами секретности особой важности (далее - ОВ), совершенно секретная (далее - СС), секретная (далее - С); II категории - продукция (документы) с грифами секретности СС и секретная С; III категории - продукция (документы) с грифом секретности С; количеству сотрудников (от нескольких сот до нескольких десятков тысяч); режиму работы (с круглосуточным режимом работы, в одну или более смен); характеру опасности (ядерно опасные, радиационно опасные, химически опасные, биологически опасные, взрывоопасные и неопасные объекты). Система физической защиты ВГО и СГ - это комплекс организационных (административных, оперативно-розыскных, войсковых) мероприятий, инженерно-технических решений и мер, направленных на предотвращение несанкционированных действий по отношению к объекту (специальному грузу) или его системам, оборудованию, устройствам, материалам и продукции. Деятельность субъектов обеспечения безопасности ВГО осуществляется в рамках системы их физической защиты и заключается в практической реализации комплекса самостоятельных, взаимодополняющих и взаимосвязанных организационных и инженернотехнических мероприятий, направленных на предотвращение несанкционированных действий персонала или иных лиц по отношению к объекту или его системам, оборудованию, устройствам, материалам и продукции, которые могут прямо или косвенно привести: к аварийным ситуациям, влекущим за собой опасность для здоровья и безопасности персонала и населения; выводу из строя объекта или его жизненно важных центров; хищению ядерных материалов, продукции, способных создавать угрозу безопасности государства и населения; утечке информации, составляющей государственную тайну. Охрана объектов внутренними войсками осуществляется караулами, гарнизонами и заставами, а также выделяемыми от них войсковыми нарядами. Охране подлежит периметр и КПП объекта (ЗАТО), режимные здания и помещения на территории объекта. Для оптимизации вариантов охраны объектов и тактики действий караулов и подразделений при осложнениях обстановки совершенствуется система компьютерного моделирования, которая в настоящее время внедряется на атомных электростанциях. Под требованиями, предъявляемыми к охране объектов, следует понимать те основные качества (свойства),

154 152 которыми она должна обладать для предотвращения несанкционированных действий по отношению к объекту, его системам, оборудованию, устройствам, материалам и продукции. Основным требованием, предъявляемым к охране объектов, является надежность [11]. Вместе с тем опыт и практика СБД показывают, что охрана объектов должна быть непрерывной, активной, гибкой и иметь глубину. Требования, предъявляемые к охране, тесно взаимосвязаны, они дополняют друг друга. Выполнение данных требований достигается: умелым построением системы охраны и комплексным применением сил и средств; применением наиболее целесообразных способов охраны; эффективным и экономным применением личного состава; правильной организацией, четким и строгим соблюдением порядка при несении боевой службы военнослужащими. В настоящее время широко используется термин «безопасность», в который вкладываются следующие смысловые значения: освобождение от возможной опасности; предохранение от возможной опасности; опека; освобождение от возможного риска; защита; принятие эффективных контрмер против возможной опасности. Понятие «безопасность» может рассматриваться в различных аспектах, а именно: к функциональному аспекту относится такой элемент, как общественная доступность, а к управленческому - контроль над приходом и уходом служащих, организация перемещения материалов и контроль над сроками службы оборудования. Структурные соображения должны включать такие физические составляющие, как определение периметра охраны (охранной зоны), установку и работу сигнализации, физические барьеры и препятствия внутри здания, ограничивающие перемещение посторонних лиц и т. д. Особое место среди радиационно опасных объектов занимают институты (научноисследовательские институты, научные центры) с экспериментальными и исследовательскими реакторами, которые предназначены для проведения научных исследований в области атомной энергетики. Крупнейшим в мире считается Научно-исследовательский институт атомных реакторов (г. Димитровград). Характерной особенностью этих объектов является использование в процессе экспериментов высокоточных исследовательских реакторов. В целях конкретизации усилий по обеспечению РСБ, определения и применения наиболее рациональных мер защиты объектов АЭС и ее территория, а также здания, сооружения, помещения, в зависимости от значимости для жизнедеятельности АЭС и уязвимости к повреждению (разрушению), подразделяются на зоны и категории. Территория станции подразделяется на следующие зоны дифференцированных режимов охраны [11]: защищенная зона (зоны) - территория ядерно опасного объекта, которая окружена физическими барьерами, постоянно находящимися под охраной и наблюдением, доступ в которую ограничивается и контролируется; внутренняя зона - охраняемая зона, находящаяся внутри защищенной зоны; особо важная зона - охраняемая зона, находящаяся во внутренней зоне. Защищенная, внутренняя и особо важная зоны охраняются войсковой охраной внутренних войск МВД России. Объекты защищенной зоны, расположенные вне общей станционной зоны, охраняются как специальной охраной МВД России, так и ведомственной (вневедомственной) военизированной охраной. Здания и сооружения АЭС подразделяются на следующие категории дифференцированных режимов доступа и поведения в них персонала и посетителей: категория «А» - помещения, в которых находятся ядерный реактор, основное технологическое оборудование, повреждение которых может привести к полному выводу из строя АЭС, выбросу радиоактивных веществ за пределы систем их удержания и локализации, радиоактивному поражению и другим тяжелым последствиям для персонала, населения и окружающей среды;

155 153 категория «Б» - помещения, в которых расположено технологическое оборудование, системы и приборы, нарушение функционирования которых или их разрушение ведут к длительному выводу защищаемого объекта из строя и возможному локальному радиоактивному заражению; категория «В» - помещения, предназначенные для размещения технологического оборудования, систем и приборов, разрушение которых влияет на нормальную работу АЭС, но не влечет за собой вывода ее из строя, может быть оперативно локализовано и не требует остановки работы объекта для восстановления разрушения. Все вспомогательные производственные помещения, нарушение работы оборудования которых не создает угрозы безопасности АЭС, а также административные здания, хозяйственные постройки, помещения общественных организаций, медицинского и бытового обслуживания персонала являются некатегорированными. Пропуск сотрудников в помещения категории «А» и «Б» через посты охраны осуществляется по действующим на станции пропускам с указанием в них шифров или по специальным пропускам, хранящимся на этих постах. Сотрудникам станции и прикомандированным лицам, постоянно работающим в помещениях «А», «Б» и «В», выдаются отличительные для каждой категории помещений нагрудные знаки и нашивки, способ изготовления которых максимально затрудняет возможность их подделки. Временный персонал, посетители, а также сотрудники АЭС, работающие в помещениях других категорий, допускаются в помещения категории «А» и «Б» решением директора АЭС (главного инженера, заместителя по режиму) по установленным пропускам с обязательным сопровождением специально выделенными сотрудниками, имеющими постоянный доступ в соответствующие помещения. Всем посетителям выдаются специальные нашивки на одежду, различные для каждой из указанных категорий помещений. К работе в помещениях категории «В» допускается весь персонал АЭС при наличии у него пропусков установленного образца с разрешения начальников подразделений, ответственных за поддержание внутриобъектового режима в том или ином помещении этой категории. В некатегорированные помещения АЭС допускается весь персонал АЭС при наличии у него пропусков установленного на станции образца [10]. Представители различных делегаций, разово посещающие станцию, а также учащиеся средних школ и техникумов, прибывшие на экскурсии или на практику, работники радио, телевидения и прессы, командированные на АЭС, допускаются на общую станционную территорию, а при необходимости - и в категорированные помещения по спискам или разовым пропускам с разрешения директора АЭС или заместителя директора по режиму при обязательном сопровождении специально выделенными сотрудниками АЭС. Допуск на территорию АЭС иностранных делегаций, инспекторов Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) производится в порядке, установленном отдельными нормативными актами [3]. Особенностью организации боевой службы и приема под охрану строящихся АЭС является то, что строительство всей станции из 4-5 энергоблоков рассчитано на несколько лет, поэтому прием ее под охрану приходится производить по частям, по мере ввода в строй каждого последующего блока, начиная с первого. При этом до окончания строительства комплекса ИТСО по постоянному периметру и оборудования режимных помещений необходимой сигнализацией их охрана организуется выставлением часовых. После окончания строительства станции и комплекса ИТСО боевая служба организуется в точном соответствии с актом межведомственной комиссии, согласно которому периметр и большинство режимных зданий, как правило, охраняются способом оперативного дежурства, а КПП и главные корпуса (реакторные помещения) - выставлением часовых. Обеспечение физической защиты АЭС должно осуществляться на всех этапах проектирования, сооружения, эксплуатации ядерных установок и пунктов хранения ядерных материалов, а также при обращении с ядерными материалами, в том числе при их транспортировке.

156 154 На АЭС устанавливаются пропускной и внутриобъектовый режимы, которые являются важными составными частями в системе мер по обеспечению РСБ. Пропускной режим на АЭС устанавливается директором совместно с командиром воинской части на основании требований руководящих документов внутренних войск и типового положения о пропускном режиме на АЭС. Инструкция о пропускном режиме на АЭС разрабатывается штабом части совместно с РСО станции, подписывается начальником штаба, заместителем директора АЭС по режиму, согласовывается с местным органом государственной безопасности и утверждается командиром воинской части и директором АЭС. Внесение изменений в Инструкцию оформляется за подписью указанных выше должностных лиц. Практическое осуществление установленного пропускного режима возлагается на личный состав подразделения внутренних войск, охраняющих АЭС. Так, в Российской Федерации, охрану осуществляют, как правило, подразделения, комплектуемые прапорщиками и военнослужащими, принятыми по контракту, и предназначенные для охраны особо режимных и режимных объектов, определенных решением правительства Российской Федерации. Такими подразделениями могут быть отдельные батальоны и войсковые комендатуры. Внутриобъектовый режим на АЭС устанавливается ее директором и должен обеспечивать предотвращение преднамеренного или неосторожного вывода из строя объекта, оборудования, органов управления, коммуникаций АЭС, бесконтрольного использования ядерных материалов, соблюдения режима секретности, установленных правил распорядка работы, радиационной и противопожарной безопасности. Контроль за соблюдением установленного внутриобъектового режима возлагается на администрацию АЭС. Одним из важнейших инструментов обеспечения международного режима нераспространения ядерного оружия, а также снижения угрозы ядерного терроризма является физическая защита ядерных материалов и ядерных установок. Эффективная физическая защита наряду с учетом и контролем ядерных материалов, мероприятиями по экспортному контролю, а также борьбой с незаконным оборотом ядерных и других радиоактивных материалов должны обеспечить условия нераспространения ядерного оружия и осуществления актов ядерного терроризма. Для успешного решения приведенных выше задач необходимо иметь стройную систему регулирования процедур физической защиты как залога достаточности и полноты применяемых оперативных, организационных, правовых, технических и других мероприятий. Наличие нормативно-правового регулирования физической защиты ЯМ и ЯУ необходимо также и потому, что затрагиваются коренные интересы граждан и государства: ограничение личной свободы; применение вооруженной силы; необходимость значительных расходов [1]. Необходимость правового регулирования физической защиты ядерных материалов вызвана наличием различных фактов, свидетельствующих о заинтересованности определенных групп в незаконном завладении ядерными материалами. В связи с этим физическая защита является не самоцелью, а социально оправданными действиями, призванными обеспечить безопасное развитие атомной энергетики. Среди мер, направленных на обеспечение безопасности ядерных материалов, большое значение имеет правовая регламентация, которая, для того чтобы быть эффективной, должна затрагивать все ключевые моменты и необходимые условия. Кмеждународным нормативным документам по физической защите относятся: Конвенция о физической защите. Физическая защита ядерного материала и ядерных установок. Рекомендации МАГАТЭ/INFCIRC/225/Rev.485; Международная конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма от 13 апреля 2005 года 59/290, утвержденная Генеральной Ассамблеей ООН. К государственным относятся законы: «Об использовании ядерной энергии и радиационной безопасности»;

157 155 «О физической защите ядерных установок и ядерных материалов...»; «О государственной тайне»; «О разрешительной деятельности в сфере использования ядерной энергии»; «О борьбе с терроризмом» и другие. К межведомственным нормативным актам и рекомендационным документам относятся: Правила обращения с информацией, относящейся к физической защите ЯУ, ЯМ, доступ к которой ограничивается; Правила физической защиты ядерных установок и ядерных материалов. К ведомственным и объектовым документам, регламентирующим порядок реализации вышеприведенных законодательных и нормативных правовых актов, относятся приказы, инструкции, положения, например: План обеспечения физической защиты; Инструкция о пропускном режиме; Положение о внутриобъектовом режиме; Положение о подразделении физической защиты; Положение о подразделении охраны; Объектовый план взаимодействия; План охраны и обороны объекта. К документам, которые имеют рекомендательный характер, относится информационный циркуляр «Физическая защита ядерного материала и ядерных установок» (МАГАТЕ 225/Ревизия 4). Как уже упоминалось выше, одним из видов международных договоров являются международные конвенции. Конвенции устанавливают взаимные права и обязанности государств, как правило, в какой-либо специальной области. Именно таким международным договором является Конвенция о физической защите ядерного материала (INFCIRC/274/Rev.1). Название конвенции было изменено на Конвенцию о физической защите ядерного материала и ядерных установок. В текст Конвенции введено два новых термина: «саботаж» (диверсия) означает любое преднамеренное действие в отношении ядерной установки или ядерного материала при его использовании, хранении или перевозке, которое может прямо или косвенно создать угрозу для здоровья и безопасности персонала, населения и окружающей среды в результате воздействия радиации или выброса радиоактивных веществ; «ЯУ» означает установку, на которой осуществляется производство, переработка, использование, обработка, хранение или захоронение ядерного материала (включая связанные с ней здания и оборудование), если повреждение или вмешательство в эксплуатацию такой установки может привести к значительным выбросам излучений или радиоактивного материала [4]. Международная конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма от 13 апреля 2005 года 59/290, утвержденная Генеральной Ассамблеей ООН, нацелена на то, чтобы подвести правовую базу под эффективное противодействие актам ядерного терроризма, включая их пресечение и ликвидацию последствий; обеспечить антитеррористическую защиту как мирного, так и военного атома, пресечь теракты с использованием самодельных ядерных устройств; обеспечить неотвратимость наказания лиц, виновных в совершении актов ядерного терроризма [8]. На сегодняшний день в Республике Беларусь законодательная база по физической защите ядерного материала соответствует международным стандартам. Требования к обеспечению физической защиты ядерного материала, ядерных установок, отработанного ядерного материала на законодательном уровне установлены: с 1993 г. - Республика Беларусь является участницей Конвенции о физической защите ядерного материала, что было закреплено Постановлением Президиума Верховного Совета

158 156 Республики Беларусь «О правопреемственности Республики Беларусь в отношении Конвенции о физической охране ядерного материала» от 14 июня 1993 года 2381-XII; Положением по обеспечению физической защиты ядерных материалов при их использовании, хранении и транспортировке (утверждено Госпроматомнадзором от 28 января 1994 года протокол 1); Уголовным кодексом Республики Беларусь, где содержится ряд статей, предусматривающих ответственность за нарушение в области радиационной безопасности; Законом Республики Беларусь «Об использовании атомной энергии» от 30 июля 2008 года 426-З [7]. В рамках реализации положений Закона разработаны и вступили в действие Положение о проектной угрозе, утвержденное постановлением МВД, и Положение о физической защите объектов использования атомной энергии, утвержденное постановлением Совета Министров Республики Беларусь от года 1385, которое определяет условия и порядок обеспечения физической защиты объектов использования атомной энергии [5]. Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от года 1116 утверждена Государственная программа «Научное сопровождение развития атомной энергетики в Республике Беларусь на годы и на период до 2020 года» [6]. Министерство по чрезвычайным ситуациям Республики Беларусь, Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Беларусь, Министерство здравоохранения Республики Беларусь, Министерство внутренних дел Республики Беларусь, Комитет государственной безопасности Республики Беларусь являются уполномоченными республиканскими органами государственного управления, осуществляющими государственное регулирование деятельности по обеспечению безопасности при использовании атомной энергии, если иное не установлено Указом Президента Республики Беларусь. Все вышеперечисленное является далеко не полным описанием существующих средств и методов защиты объектов от несанкционированного проникновения и доступа. В настоящее время используются довольно много различных по структуре и назначению технических средств защиты (как отечественного, так и зарубежного производства), каждое из которых обладает своими преимуществами и недостатками. Также широк список нормативных и законодательных документов, определяющих порядок выбора, установки, эксплуатации и утилизации средств защиты. При этом главный вопрос, встающий перед проектировщиком, - что же выбрать для системы защиты конкретного объекта, оптимизировав при этом соотношение «затраты на охрану - ценность охраняемого имущества». Правильно сделанный выбор обеспечит исправное функционирование системы в целом и возможность обновления и усовершенствования отдельных ее блоков в процессе эксплуатации. Конкретных советов по данному вопросу дать нельзя, все зависит от свойств и состояния самого объекта, опыта и возможностей проектировщика. Список литературы 1. О физической защите ядерных установок, ядерных материалов, радиоактивных отходов, других источников ионизирующего излучения: Закон Украины от 19 декабря 2000 г III [Электронный ресурс]. - Минск, Режим доступа: http//www.kodeksy.com.ua/ka/o/fizicheskoj_zahhitejademyh_ustanovok.htm. - Дата доступа: Об утверждении Устава служебно-боевой деятельности внутренних войск Министерства внутренних дел Республики Беларусь: постановление М-ва внутр. дел Респ. Беларусь, 21 нояб г., 309дсп: в ред. постановления М-ва внутр. дел Респ. Беларусь от г. 221дсп. 3. Международная конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма от 13 апреля 2005 года 59/290 / Официальный сайт Организации Объединенных Наций [Электронный ресурс] Режим доступа: - Дата доступа: г.

159 Конвенция о физической защите. Физическая защита ядерного материала и ядерных установок / Рекомендации МАГАТЭ // Официальный сайт Организации Объединенных Наций [Электронный ресурс] Режим доступа: - Дата доступа: г. 5. Об утверждении Положения о физической защите объектов использования атомной энергии: постановление Совета Министров Республики Беларусь, г., 1385 // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. - Минск, Об утверждении Государственной программы «Научное сопровождение развития атомной энергетики в Республике Беларусь на годы и на период до 2020 года»: постановление Совета Министров Республики Беларусь, г., 1116: в ред. Совмина от г. 33 // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. - Минск, Об использовании атомной энергии: Закон Республики Беларусь, 30 июля 2008 года, 426-З: в ред. Закона Республики Беларусь от г // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. - Минск, Международная конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма от 13 апреля 2005 года 59/290 / Официальный сайт Организации Объединенных Наций [Электронный ресурс] Режим доступа: - Дата доступа: г. 9. Об утверждении Положения о гражданской обороне в Российской Федерации: постановление Правительства Российской Федерации, 26 ноября 2007 г., 804 / Официальный сайт компании «КонсультантПлюс» [Электронный ресурс] Режим доступа: - Дата доступа: г. 10. Официальный сайт энергетики Беларуси [Электронный ресурс] Режим доступа: - Дата доступа: г. 11. Об утверждении правил физической защиты ядерных материалов, ядерных установок и пунктов хранения ядерных материалов: постановление Правительства Российской Федерации, 19 июля 2007 г., 456 / Официальный сайт компании «КонсультантПлюс» [Электронный ресурс] Режим доступа: - Дата доступа: г. *Сведения об авторе: Мещеряков Сергей Алексеевич, УО «Военная академия Республики Беларусь». Статья поступила в редакцию г.

160 158 НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ БЕЛАРУСИ В СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЕ УДК М. М. Мезенцев* В статье изложены основные взгляды на обеспечение социальной безопасности государства в целях недопущения реализации угроз на субъекты и объекты социальных отношений. The article considers the main views on providing social security in order to prevent threats to subjects and objects of social relations. Одной из важных составляющих национальной безопасности Республики Беларусь является безопасность в социальной сфере (социальная безопасность). Социальная безопасность - состояние защищенности жизни, здоровья и благосостояния граждан, духовно-нравственных ценностей общества от внутренних и внешних угроз. Социальная безопасность является целью и результатом безопасности других сфер жизнедеятельности страны, а также условием и средством национальной безопасности в целом. В выступлении на IV Всебелорусском народном собрании Президент Республики Беларусь отметил, что в социальной сфере можно выделить «пять важнейших составляющих - это, во-первых, полноценная семья, во-вторых, здоровье, в-третьих, образование, в-четвертых, реальные доходы, в-пятых, комфортность жизни... Стратегическая цель - войти в число первых 50 стран мира с наивысшим индексом развития человеческого потенциала» [1]. Высокий уровень жизни белорусских граждан - это смысл проводимой государственной политики. В Концепции национальной безопасности Республики Беларусь отмечено, что интересы большинства человечества затронуты процессами глобализации, которые создают новую объективную реальность и во многом стимулируют мировой прогресс. Вместе с тем ее неоднозначный характер и последствия порождают множественные конфликты интересов. Предпринимаются попытки формирования и навязывания идеологии глобализма, подменяющей или искажающей традиционные духовные и нравственные ценности народов. В мире нарастает потенциал конфликтности, связанный с политическим и религиозным экстремизмом, агрессивным национализмом, сепаратизмом и ведущий к увеличению разрыва между богатыми и бедными странами. Основными национальными интересами в социальной сфере являются: удовлетворение основных социальных потребностей граждан, минимизация негативных последствий социальной дифференциации и социальной напряженности в обществе; обеспечение общественной безопасности и безопасности жизнедеятельности населения, снижение уровня преступности и криминализации общества; обеспечение занятости трудоспособных граждан и достойного уровня оплаты труда; развитие интеллектуального и духовно-нравственного потенциала общества, сохранение и приумножение его культурного наследия, укрепление духа патриотизма; обеспечение гармоничного развития межнациональных и межконфессиональных отношений [2]. Общечеловеческие ценности и национальные духовные традиции нашли отражение в идеологии белорусского государства, базовыми принципами которой являются единство нации, социальная справедливость, солидарность, нравственность. Беларусь достигла высокого уровня развития человеческого потенциала. Расслоение общества по имущественному признаку и социальная напряженность минимальны. Забота о здоровье населения, внедрение здорового образа жизни, доступность и качество образования, сохранение культурного наследия характеризуют высокую социальную ответственность государства.

161 159 В то же время мы можем говорить, что при определенных условиях могут возникнуть проблемы, оказывающие деструктивное влияние на реализацию национальных интересов в социальной сфере. Можно выделить основные потенциальные либо реально существующие угрозы национальной безопасности: снижение уровня благосостояния и качества жизни населения; проявление социальнополитического, религиозного, этнического экстремизма и расовой вражды на территории Республики Беларусь; нарушение устойчивости системы социальной защиты; рост безработицы, в том числе нерегистрируемой и скрытой; утрата значительной частью граждан традиционных нравственных ценностей и ориентиров, попытки разрушения национальных духовно-нравственных традиций и необъективного пересмотра истории, затрагивающие данные ценности и традиции. Внутренними источниками угроз национальной безопасности государства являются: резкое социальное расслоение и высокая дифференциация уровня доходов населения; недостаточная мотивация работников к эффективному труду и хозяйственной деятельности, распространение настроений социального иждивенчества; неоправданные диспропорции в сфере оплаты труда и пенсионного обеспечения; профессионально-квалификационный и территориальный дисбаланс спроса и предложения рабочей силы, низкая внутренняя трудовая мобильность населения; значительные различия в качестве жизни городского и сельского населения, жителей больших, средних и малых городов; снижение численности трудоспособного населения; необеспеченность части населения доступным и качественным жильем, нерешенность жилищных проблем граждан; недостаточный организационно-технологический уровень развития социальной сферы; отставание качества образования по ряду перспективных направлений от уровня лучших мировых образовательных центров, недостаточное количество современных высококвалифицированных специалистов мирового уровня; рост эпидемической заболеваемости, увеличение числа лиц, страдающих социально опасными заболеваниями, увеличение числа инвалидов; изменение шкалы жизненных ценностей молодого поколения в сторону ослабления патриотизма и традиционных нравственных ценностей; наличие в обществе криминальных тенденций и проявлений; низкая культура безопасности жизнедеятельности населения; функционирование сектантских и псевдорелигиозных групп. Внешние источники угроз: ослабление национально-культурной идентичности белорусской диаспоры, существенное ущемление законных прав и интересов соотечественников; расширение масштабов трансграничной преступности, деятельность транснациональных либо зарубежных преступных организаций и группировок, связанная с посягательствами на жизнь, здоровье, свободу и социальные права белорусских граждан. Главная задача государственной политики в области социальной защиты населения - предоставление каждому трудоспособному человеку возможности своим трудом и предприимчивостью обеспечить свое семейное благополучие, а для нетрудоспособных и малоимущих членов общества - обеспечить адресную социальную защиту. Решение указанной задачи предполагает: совершенствование системы оплаты труда и создание условий для своевременной выплаты заработной платы; перестройку системы социальной защиты по адресному принципу; решение вопросов в области занятости населения; изыскание внебюджетных ресурсов за счет расширения дополнительных платных услуг в сфере здравоохранения, образования, культуры и др.; реформирование пенсионного законодательства и совершенствование пенсионной системы; совершенствование молодежной политики и системы воспитания молодежи.

162 160 Одним из важнейших направлений в рамках социальной защиты населения является поддержание достойного уровня и качества жизни. Комплексная система мер социальной защиты населения направлена на решение следующих задач: обеспечение повышения доходов населения; совершенствование системы оказания помощи домашним хозяйствам с низким доходом; оптимизация расходов на социальную защиту и обеспечение прежде всего защиты малообеспеченных граждан; укрепление системы минимальных социально-трудовых гарантий; усиление адресной социальной поддержки малообеспеченных групп населения. развитие системы социальной защиты населения, включающей различного рода выплаты, пособия и трансферты. К 2015 году Республика Беларусь планирует приблизить размеры заработной платы к тысяче долларов в эквиваленте. Это самые высокие в истории Республики Беларусь темпы роста зарплаты и доходов населения. В стране созданы все условия для того, чтобы была обеспечена полная занятость. Социальное обслуживание основано на следующих принципах: адресности, гуманизма, социальной справедливости, социального равенства, доступности, добровольности, конфиденциальности, общей профилактической направленности. Целями социального обслуживания являются: оказание содействия гражданам в преодолении трудных жизненных ситуаций, которые они не в состоянии разрешить при помощи собственных средств и имеющихся возможностей; прогнозирование и предупреждение возникновения трудных жизненных ситуаций; активизация собственных усилий граждан и семей, создание условий для самостоятельного решения возникающих проблем. Социальное обслуживание должно соответствовать государственным стандартам, регламентирующим требования к объему и качеству социальных услуг, порядку и условиям их оказания. Государственные минимальные социальные стандарты в области социального обслуживания устанавливаются в соответствии с законодательством Республики Беларусь о государственных минимальных социальных стандартах. Порядок и условия предоставления социальных услуг устанавливаются законодательством Республики Беларусь. В условиях возрастания роли науки как одной из основных производительных сил общества любое государство стремится обеспечить высокий уровень сферы образования, развития фундаментальной и прикладной науки, внедрения достижений научнотехнического прогресса в народное хозяйство [3]. В настоящее время научнотехнологический и образовательный потенциал стал главным фактором прогресса общества, объединяющим национальные достижения в области научной мысли и образовательных технологий. Он является потенциально неисчерпаемым источником экономического развития и сегодня, и завтра. Таким образом, данная область становится одним из важных компонентов обеспечения социальной безопасности страны - интеллектуальной безопасности. Интеллектуальная безопасность Республики Беларусь - состояние защищенности государственных интеллектуальных ресурсов, интеллектуальной собственности граждан, научных и творческих коллективов, науки и образования от реальных и потенциальных угроз. Беларуси необходимо обеспечить конкурентоспособность своей науки и высшего образования не только для сохранения своего интеллектуального суверенитета, но и для вхождения в европейское сообщество в качестве полноправного партнера. Научная безопасность Республики Беларусь, будучи составляющей интеллектуальной

163 161 безопасности, характеризуется как состояние защищенности национальных интересов государства в научной и научно-технической областях. «Все это должно обеспечить выход белорусской науки на мировой уровень и на этой основе обеспечить значительный рост объемов инновационной продукции и услуг, расширение экспорта наукоемкой и высокотехнологичной продукции» [4]. Важнейшими задачами обеспечения безопасности Республики Беларусь в научной и научно-технической областях являются научное обеспечение развития производительных сил республики, создание конкурентоспособных отраслей и производств, расширение рынка наукоемкой продукции. Один из основных источников сохранения, укрепления и развития интеллектуального потенциала, культурного и кадрового потенциала страны - образование. Образование в современном обществе становится производительной силой. Оно является не только возможностью для человека обеспечить свое будущее, но и той путеводной нитью, которая в конечном счете будет выводить каждую страну в нормальное будущее. Образование представляет собой процесс обучения и воспитания в интересах человека, общества, государства, направленный на сохранение, приумножение и передачу знаний новым поколениям, удовлетворение потребностей личности в интеллектуальном, культурном, нравственном, физическом развитии, на подготовку квалифицированных кадров для отраслей экономики. Каждый гражданин Республики Беларусь имеет право на получение образования. Ограничения прав на получение образования могут устанавливаться только законом. Гражданам Республики Беларусь гарантируется право на получение бесплатного общего среднего, профессионально-технического и на конкурсной основе бесплатного среднего специального и высшего образования в учреждениях образования. Определяющую роль в формировании уровня и качества образования играет национальная система образования. Образовательный процесс в учреждениях образования строится на основе принципов государственной политики в сфере образования и на педагогически обоснованном выборе форм, методов и средств обучения и воспитания, учитывающих культурные традиции и ценности белорусского народа, других национальных общностей страны, достижения мировой культуры. В целях обеспечения эффективности системы национального образования стратегия его развития должна быть направлена на решение таких общенациональных задач, как подготовка высококвалифицированных кадров и формирование высокого интеллектуального потенциала, способного активно влиять на развитие экономики, науки и культуры. Эта система должна гарантировать право каждому жителю страны на получение качественного образования в соответствии с его потребностями и способностями, обеспечивающего высокий уровень жизни и понимание сущности устойчивого развития. Реформирование системы образования в республике ставит своей целью повышение его качества и значимости на перспективу. Качественно новый уровень образования предполагает возрастание возможности выбора формы получения образования и типа образовательного учреждения, расширения аспекта образовательных услуг. Наряду с государственными учреждениями должна получить дальнейшее развитие сеть учебных учреждений негосударственного (частного) типа. Повышение престижа образования должно рассматриваться как приоритетное направление в формировании интеллектуального потенциала нации, генератор экономических реформ, фундамент будущего страны. Историко-культурное наследие народа Беларуси, созданное им во время формирования и существования как в собственных государственных структурах (в Полоцком и других древних княжествах, Великом княжестве Литовском, Русском и Жамойтском, БНР, БССР), так и в составе других государственных формирований (Речи Посполитой, Российской империи, СССР) является его достоянием, неотъемлемой частью достижений мировой цивилизации.

164 162 Ее духовные, художественные и документальные достоинства создают необходимые условия духовного, интеллектуального и экономического развития общества. Идентификация, охрана, сохранение, популяризация и передача потомкам историкокультурного наследия является прямой обязанностью государства, одним из направлений обеспечения национальной безопасности страны и делом чести каждого его гражданина. «Для становления устойчивого национального характера важно наличие общепризнанных и официально установленных базовых, основополагающих, принципиальных факторов, событий и исторических фигур, внесших достойный вклад в формирование государственнополитического устройства, отечественную историю» [5]. Безопасность Республики Беларусь в историко-культурной области характеризуется как состояние защищенности историко-культурного наследия страны, представляющего собой совокупность отличительных итогов и свидетельств исторического и духовного развития народа, воплощенных в историко-культурных ценностях. Вопросы сохранения историко-культурного наследия определяются Законом Республики Беларусь «Об охране историко-культурного наследия», который регулирует отношения в целях сохранения, надлежащего содержания, соответствующего рационального использования, восстановления и приумножения историко-культурного наследия страны и учитывает международные соглашения, участницей которых является Республика Беларусь, а также иными актами национального законодательства. Историко-культурное наследие Республики Беларусь является неисчерпаемым источником творческих сил народа на пути его исторического движения в будущее. Сохранение культурного наследия - действенное средство предупреждения национального упадка общества, создания полноценных условий развития личности. Наше государство, находясь на новом этапе исторического развития, пытается идентифицировать себя, общество, народ. Суть этой идентификации заключается не только в этнических, национальных особенностях, но и в знании истории своего народа, приверженности к образцам исторического пути. Необходимо работать над созданием культурно-исторических брэндов, которые могли бы ярко, позитивно и полно представлять нашу страну за рубежом. У нас есть что показать и чем удивить иностранных гостей. Искусство должно помогать ценить нашу историю, пробуждать в людях патриотические чувства, воспитывать высокие нормы морали и нравственности [6]. Будущее страны заключается не только в материальном достатке граждан, но и в нравственно образованном обществе. Забота о подрастающем поколении должна занимать одно из первых мест в политике государства. Главная цель государственной молодежной политики, направленной на заботу о физическом здоровье, обучении и воспитании молодежи, материальных и духовных условиях ее жизни, - привить подрастающему поколению прежде всего позитивные ценности, высоконравственные идеалы. Совершенствование системы духовно-нравственного воспитания детей, подростков, молодежи, формирование здорового образа жизни, профилактика негативных явлений в подростковой и молодежной среде, а также создание системы по выявлению, развитию творческого потенциала и поддержке талантливых детей и молодежи - одно из приоритетных направлений обеспечения безопасности Республики Беларусь в социальной сфере, характеризующее духовно-нравственную безопасность страны. Обеспечение духовно-нравственной безопасности - одна из актуальных проблем современного развития белорусского общества, поскольку именно в духовной сфере находят отражение чувства и настроения людей, их представления и понятия как о повседневной обыденной жизни, так и о глубинных основах бытия. Здесь осознаются интересы различных классов, социальных групп и национальных общностей, формируется их психология, общественное сознание, идейные убеждения. Общество нуждается в идеалах и моральных ценностях, подъеме планки духовности и культуры. Кризис идеалов в условиях происходящей общественно-политической и социаль-

165 163 но-экономической трансформации нашего общества породил и кризис идеологии. Ни одно государство в мире не существует без государственной идеологии. Она, как правило, основывается на национальной идее, выраженной в сформулированных емких понятиях, адекватно воспринимаемых государством, обществом и каждым отдельным гражданином. Эта идея, способная объединить все силы и духовные ресурсы общества ради созидания, призвана формировать национальную гордость и на ее основе воспитывать патриотов своего Отечества. Встав на путь возрождения и развития национального самосознания, важно не перейти черту, которая отделяет национальное, патриотическое от националистического, шовинистического. В то же время существующая в белорусском обществе дифференциация и поляризация общественного сознания приводят к тому, что определенная часть политиков и политизированных общественных структур стремится монополизировать право на определение и выражение национальной идеи. Безопасность Республики Беларусь в духовно-нравственной области можно характеризовать как такое состояние защищенности личности, общества и государства, при котором обеспечивается сохранение и необходимый уровень повышения духовно-нравственной, гражданско-правовой культуры, патриотического воспитания граждан страны и реализация государственной молодежной политики. Основная цель ее обеспечения - формирование и укрепление правовых, экономических и организационных условий и гарантий для гражданского становления, воспитания и социальной самореализации молодежи. Основными задачами по обеспечению духовно-нравственной безопасности являются: развитие трудовой активности молодежи; государственная поддержка молодых семей; патриотическое воспитание, гражданское становление, формирование нравственноправовой культуры молодежи; содействие реализации творческого потенциала молодежи; поддержка деятельности детских, молодежных общественных объединений и инициатив. Реализация задач духовно-нравственной безопасности непосредственно связана с государственной молодежной политикой, которая характеризуется как система социальноэкономических, политических, организационных и правовых мер, направленных на поддержку молодых граждан Республики Беларусь, осуществляемых государством для социального становления, развития молодежи и наиболее полной реализации ее потенциала в интересах всего общества. Отношения, связанные с реализацией государственной молодежной политики, регулируются Конституцией Республики Беларусь и законодательством. Объектами государственной молодежной политики являются молодые граждане, молодые семьи и молодежные общественные объединения. «Белорусская нация традиционно по своему менталитету бесконфликтна. Наша страна выгодно отличается своей стабильностью. В Беларуси нет распрей на культурной, этнической или религиозной почве», - отмечалось в выступлении Президента Республики Беларусь на IV Всебелорусском народном собрании [1]. Этническая безопасность представляет собой состояние защищенности, определяющее такое качество национальных отношений, при котором любой член общества мог бы пребывать вне угрозы экономической, социальной и физической деградации вследствие его этнической принадлежности, неудовлетворения религиозных и национальных интересов и потребностей, невозможности с пользой для себя и общества реализовать свой потенциал национальной активности. В системе этнической безопасности должны быть четко и однозначно определены минимально допустимые уровни ее гарантированного обеспечения, за гранью которых индивид, семья, социальная группа обретают право на защиту и помощь как со стороны государства, так и со стороны общественных учреждений, организаций. Объект этнической безопасности - система общественных отношений и совокупность интересов личности, общества и государства в этнической области, реализация которых обеспечивает:

166 164 всесторонне развитие каждого человека; укрепление основ гражданского общества и конституционного строя государства; независимость и территориальную целостность государства. Интересы личности, общества и государства в этнической области социальной сферы, которые являются одним из основных элементов структуры обеспечения национальной безопасности, это: 1. Защита прав граждан на определение и сохранение своей национальной принадлежности, в том числе и права выбора национального языка общения. 2. Возрождение традиционных духовных ценностей как элемент сохранения самобытности, национальной идеологии и общей культуры граждан. 3. Недопущение создания национальных объединений, деятельность которых ограничивает права человека, пропагандирует национальную, религиозную, расовую враждебность, угрожает конституционным основам и суверенитету Республики Беларусь, а также если они организационно связаны с политической организацией другого государства или являются его частью. 4. Гарантирование равных политических, экономических и социальных прав и свобод представителям всех этнических общностей. 5. Развитие национального достоинства, сохранение этнической, языковой самобытности граждан Республики Беларусь всех национальностей. 6. Сохранение этническими группами своих национальных традиций, национальной культуры и самобытности. 7. Обеспечение равных условий и возможностей всем национальностям при создании культурных обществ (объединений), культурно-просветительских учреждений. Особенность динамических проявлений этнических угроз состоит в том, что их последствия носят комплексный, многоаспектный и латентный характер, обусловленный воздействием множества факторов. Как потенциальные, так и реальные угрозы, определяющие содержание деятельности по обеспечению этнической безопасности, исходят от внутренних и внешних источников, тем самым образуют совокупность внутренних и внешних факторов, определяющих потребности в обеспечении национальной безопасности в этнической области. Внутренние источники угроз в этнической области обусловливаются состоянием экономики, науки, образования, культуры, социальной сферы, экологической ситуацией, уровнем националистических и сепаратистских устремлений, националистического и религиозного экстремизма, криминализацией общественных отношений (терроризм). Они представляют собой нарушение прав и свобод граждан, снижение уровня патриотизма, политизацию общественных организаций национального толка, перемены в социально-экономическом положении этнических групп и др. Сложившаяся в результате этого ситуация неблагожелательного отношения к удачливым дельцам значительных масс населения, особенно находящихся на грани бедности или ниже ее, способна существенно обострить встречающиеся в обществе проявления так называемого бытового «национализма». Такое проявление радикализма, экстремизма, национального и религиозного фанатизма некоторыми национальными общественными и культурными организациями порождает враждебность в отношениях между людьми, что может использоваться лицами, стремящимися к власти, в своих эгоистических целях. Яркое проявление этого - усиление нестабильности в Украине. Основная задача государства в решении вопросов межнациональных отношений - предотвращение и своевременная локализация возникающих конфликтов на национальной почве. «Конфессиональную безопасность» можно сформулировать как состояние защищенности национальных интересов Республики Беларусь от внутренних и внешних угроз в религиозной области.

167 165 Деятельность субъектов конфессиональной безопасности в религиозной области включает комплекс мероприятий по реализации законодательно закрепленных прав на свободу совести и вероисповедания, а также деятельности общественных, политических объединений и государственных институтов, их отношений в государственноконфессиональных, межконфессиональных, внутриконфессиональных направлениях, в том числе в целях предотвращения конфликтов на религиозной почве. Конфессиональная безопасность всех выше указанных объектов создает условия стабильного функционирования государственных и общественных институтов, а также формирования общественного сознания, отвечающего прогрессивному развитию страны. Государственно-конфессиональные отношения в нашем государстве определяются Конституцией и Законом Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях». Государство может строить свои взаимоотношения с религиозными объединениями путем заключения с ними соглашений в соответствии с гражданским законодательством Республики Беларусь. Вопросы реализации права на свободу совести и вероисповедания рассмотрены в Законе Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях», где формулируются конституционные нормы, а также права свободно выбирать (иметь, менять), выражать и распространять религиозные убеждения и действовать в соответствии с ними. В сфере отношений с религиозными организациями Республика Беларусь принимает меры по реализации национальных интересов в политической, социальной и экономической сферах. Государственная политика по обеспечению конфессиональной безопасности реализуется путем: совершенствования нормативного правового регулирования деятельности религиозных организаций и отношений между государством и религиозными организациями; разработки и реализации Правительством Республики Беларусь плана первоочередных и среднесрочных мероприятий в религиозной области; совершенствования форм взаимодействия органов государственной власти с религиозными организациями; сотрудничества органов государственной власти с традиционными религиозными организациями в областях образования, воспитания детей и молодежи, культуры, науки, здравоохранения, социального обслуживания и других; осуществления информационного обеспечения реализации государственной политики в сфере отношений государства с религиозными организациями, содействия распространению знаний об истории и культуре традиционных религий Республики Беларусь. Интересы Республики Беларусь по реализации государственной политики конфессиональной безопасности, а также формы и пути ее реализации могут стать основой деятельности органов власти и управления в решении вопросов обеспечения конфессиональной безопасности. В социальной сфере Республика Беларусь намерена войти в число стран мира с высоким уровнем развития человеческого потенциала. При этом действия государства будут направлены на обеспечение достойного уровня и качества жизни населения, в том числе за счет роста реальной заработной платы и иных доходов, совершенствования системы пенсионного обеспечения и адресной социальной помощи, развития системы государственных социальных стандартов. Важнейшими направлениями нейтрализации внутренних источников угроз и защиты от внешних угроз национальной безопасности в социальной сфере выступают создание условий для эффективной полной занятости населения, более рационального использования трудовых ресурсов, повышения качества и конкурентоспособности рабочей силы. В числе приоритетов остаются развитие доступного и качественного жилищного строительства, повышение уровня и культуры безопасности жизнедеятельности населения.

168 166 Республика Беларусь продолжит увеличивать государственные расходы на здравоохранение и поддержку системы образования. Важное значение будет придаваться духовно-нравственному воспитанию граждан, в том числе путем развития идеологии белорусского государства, основанной на традиционных ценностях нашего общества. Совершенствование государственной политики в области межнациональных и межконфессиональных отношений будет заключаться в воспитании уважения к другим национальностям, религиям и культурам, пресечении любых попыток разжигания национальной и религиозной розни. Таким образом, деятельность по обеспечению социальной безопасности осуществляется в виде последовательности воздействий на субъекты и объекты социальных отношений в целях ликвидации и предупреждения формирования угроз, недопущения их реализации и минимизации ущерба от реализованных угроз. Список литературы 1. Выступление Президента Республики Беларусь на IV Всебелорусском народном собрании Официальный Интернет-портал Президента Республики Беларусь. URL: 2. Концепция национальной безопасности Республики Беларусь: Указ Президента Респ. Беларусь от 9 нояб г., С Об утверждении приоритетных направлений научно-технической деятельности в Республике Беларусь на гг.: Указ Президента Респ. Беларусь, 22 июля 2010 г., 378 // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь / Гусаков, В. Г. Науки много не бывает... / В. Г. Гусаков // Бел. думка С Мулица, Ч. Н. Воспитание чувств / Ч. Н. Мулица // Бел. думка С Национальная безопасность Республики Беларусь: учеб. пособие / А. И. Тиханский [и др.]; под ред. В. Г. Шумилова. - Минск: ВА РБ, с. *Сведения об авторе: Мезенцев Михаил Михайлович, УО «Военная академия Республики Беларусь». Статья поступила в редакцию г.

169 167 ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ В КОНТЕКСТЕ КЛАССИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФСКОЙ ТРАДИЦИИ УДК 1 (091) Д. К. Плешаков* В статье рассматривается эволюционный путь политической мысли в рамках классической философской традиции. Автор показывает анализ политической философии видными мыслителями классического периода истории философии. Делается вывод о значимости постижения данных идей для будущего социума. The article describes the evolution of the political ideas in the frames of classical philosophic tradition. The author shows an analysis of the political philosophy by the prominent thinkers of the philosophic history classical period. A conclusion is made about importance in comprehending present ideas for the future society. Эволюция политической мысли охватывает различные формы теоретического познания природы, общества, сущности власти, государства, политической системы, явлений политического процесса. Сложность и изменчивость современного политического бытия требует вдумчивого применения производимого и осмысленного человечеством совокупного опыта, всей духовной культуры, созданной многими поколениями мыслителей. Эти политические знания принадлежат не только прошлому, они являются достоянием современных и будущих политических процессов, политических идей, политической культуры. Без политологического концептуального наследия наших предков, из которого постоянно питалась и питается политическая наука конца II и начала III тысячелетия, невозможно глубокое осознание особенностей современного политического развития. Изучение политической мысли необходимо не только для лучшего понимания нынешней политической жизни, но и для прогнозирования будущего. Как говорится, всякое новое - это хорошо забытое старое. Знание прошлого дает возможность избежать ошибок и просчетов, или, во всяком случае, не повторять их. Политическая мысль зародилась в глубокой древности в странах Древнего Востока, но наивысшего расцвета в Древнем мире она достигла в Древней Греции и Риме. В частности, в философском учении Гераклита впервые возникают мысли об общественном устройстве: постоянные изменения и преобразования, подчиненные всеобщему закону, несотворенному и неуничтожимому - логосу, происходят и в обществе, определяя тем самым его развитие. Согласно Демокриту, разумно устроенный полис является результатом общего дела свободных граждан и служит для них основной опорой. Поэтому каждый должен вносить свой вклад в общее дело, чтобы таким образом обеспечить всеобщее благополучие. Для достижения общего благополучия у полиса есть три пути. Первый - это воспитание, образование и обучение, которые формируют в человеке способность правильно мыслить, должным образом действовать и со знанием дела принимать разумные решения. Второй путь - единомыслие, как синоним моральной и социально-политической солидарности. Третий путь - это умелое управление, характеризуемое Демокритом как «наивысшее из искусств». К управлению, по его мнению, могут привлекаться те, кто способен повседневно изучать искусство политического управления, кто обладает соответствующими знаниями и достоинствами, кто знает настроения и интересы людей, кто умеет властвовать над собой, рациональным государством видит демократию, выступает против монархии. Софисты утверждали, что политика - это чисто человеческое дело. «Человек - есть мера всех вещей», а потому справедливость не является каким-то природным или божественным установлением. Любой закон есть продукт соглашения между людьми, противоречивое и изменчивое творение человеческого разума.

170 168 Подобные учения подверг критике в своих произведениях «Государство» и «Законы» виднейший философ античности Платон. Понимание политики как частного дела он находил небезопасным и вредным, ибо оно, по его мнению, призывает людей к неповиновению законам. Согласно Платону, «естественным путем возникают лишь порочные формы государства - тимократия, олигархия, демократия и тирания» [1, с. 245]. Тимократия - это власть честолюбцев, честолюбие влечет за собой страсть к обогащению. В результате тимократия превращается в олигархию - господство немногих богачей. При этой форме общественного устройства существует как бы два государства: одно богатых, другое бедных. Между ними идет непрерывная борьба. Эта борьба заканчивается установлением демократии - власти большинства. Демократическое государство «сверх должного опьяняется свободой» [1, с. 372]. Чрезмерная свобода для отдельного человека и для государства превращается в рабство. В условиях такого общего беспорядка власть захватывает какой-либо сильный род, а самый ловкий и коварный из его среды становится тираном. Так, демократия неизбежно превращается в тиранию - наихудшую форму государственного устройства. Но и она не вечна, а постепенно разлагается. Все опять повторяется заново. Основным условием и принципом совершенного государства Платон выделял справедливость, определяющуюся строгой иерархией сословий: философы-правители, страживоины, ремесленники и крестьяне. Вот как Платон размышляет о том, что такое справедливость, как ее характеризовать. «... Подлинный правитель имеет в виду не то, что пригодно ему, а то, что пригодно подвластному, так что всякий понимающий это человек вместо того, чтобы хлопотать о пользе другого, предпочел бы, чтобы другие позаботились о его пользе» [1, с. 118]. Справедливость, по убеждению античного философа, свойственна не только отдельному человеку, но и целому государству, происхождение которого он связывает с потребностями, когда каждый человек, будучи не в состоянии удовлетворить свои потребности, обращается к другому человеку, производящему то, что необходимо остальным. «Испытывая нужду во многом, многие люди собираются воедино, чтобы обитать сообща и оказывать друг другу помощь: такое совместное поселение и получает у нас название государства» [1, с. 145]. Одни производят продукты, в которых нуждаются другие, те, в свою очередь, тоже производят ценности, которые потребляют все остальные. Тем самым происходит обмен необходимыми продуктами. Государство создает наши потребности. Платон категорически выступает за разделение труда, связывая его с природными задатками человека. Разделение труда позволяет производить больше продуктов для удовлетворения потребностей людей. Потребности же, в свою очередь, вынуждают людей объединяться, а государство возникает на базе общественного договора. Величайший философ античности Аристотель, отец формальной, т. е. традиционной, логики не обошел в своих сочинениях и вопросы политики. Не только в специальной работе «Политика», но и в других он анализировал философские проблемы политического устройства общества. Аристотель начинает в первую очередь с изложения сущности государства. Он считает, что государство есть общение, организуемое для блага граждан и охватывающее все другие общения. По мнению Аристотеля, вначале была семья, ибо она возникла как общение естественным путем для продолжения рода и удовлетворения повседневных потребностей. Общение, состоящее из нескольких семей, есть селение, а «общество, состоящее из нескольких селений, есть вполне завершенное государство, достигшее, можно сказать, в полной мере самодовлеющего состояния и возникшее ради потребностей жизни, но существующее ради достижения благой жизни» [2, с. 378]. «Государство, подчеркивает Аристотель, есть продукт естественного возникновения, т. е. оно, как и общение, произошло естественным путем. Государство, продолжает Аристотель, «существует по природе, а человек по природе своей представляет существо политическое» [2, с. 383]. Человек, живущий вне государства, по убеждению мыслителя, ненормален. Все формы государства Аристотель разделяет на правильные и неправильные. Правильными являются те, где истинная цель государства состоит в общем благе. К неправильным относятся такие формы, в которых имеются выгоды одних правителей, а не народа.

171 169 Государственный строй, по Аристотелю, представляет из себя такой порядок, при котором господство принадлежит законно установленной власти. К правильным государствам он относит монархию, или царство, аристократию, или господство лучших и «политию» [2, с. 457], или республику. Каждой правильной форме противопоставляется неправильная: тирания, где имеется в виду только польза правителя; олигархия, где правят богатые для собственной выгоды; демократия, где властвуют бедные, имея в виду только самих себя. Политический идеал данного философа - государство, в котором только закон есть сила, а наиболее подходящей в политическом отношении выступает смешанная форма государственного строя, основанная на стремлении объединить интересы бедных и богатых. Значительный вклад в развитие политической мысли в Древнем Риме внес Марк Тулий Цицерон в работах «О государстве» и «Законы». Особое внимание он уделяет разработке проблем правового равенства и государства. Согласно Цицерону, государство и право возникают не по произволу, а в соответствии со всеобщим требованием природы, включающим в том числе и веления человеческой природы. Государство, по Цицерону, основано на всеобщем разуме и справедливости, оно также является делом народа и возникает в результате согласия в вопросах права и общности интересов. Причиной образования государства является охрана собственности. В основе права лежит справедливость, первым требованием которой является не вредить другим и не покушаться на чужую собственность. Цицерон выделял три формы государства: царская власть, власть оптимистов (аристократии), народная власть (демократия). Лучшей формой государства Цицерон считает смешанную форму, важнейшим достоинством которой является прочность государства и правовое равенство его граждан. Важным в учении Цицерона является рассмотрение гражданина как субъекта правового общения. Он также впервые выделяет «право народов», существенным принципом которого является необходимость соблюдения обязательств, налагаемых международными договорами. Таким образом, можно сделать вывод о том, что политическая мысль Древней Греции и Рима была пронизана идеей неумолимой судьбы, требующей смирения, ее рационализм был очень ограничен и присущ только небольшой элите античного общества. Политическая мысль Средневековья также пронизана заботой о поиске основ устойчивого порядка, умеренных форм правления, требованием законопослушания. В Средневековье власть осмысливается как осуществление божьего промысла. Повиновение государственной власти - одно из основных требований христианской морали. В основе этого требования лежит завет Христа в лояльности и покорности властям: «отдайте кесарю кесарево, а Богу богово». Раннехристианские апологеты (Афиногор, Тертуллиан) призывали христиан повиноваться государственной власти. Наиболее развитое учение об общественном устройстве в эпоху Средневековья предложили Августин Аврелий и Фома Аквинский. Епископ Иппонийский Августин выдвинул учение о двух градах: божественном и человеческом. Согласно этому учению все люди принадлежат к одному из этих «градов». Человеческий град - это град проклятых Богом людей, нечестивцев, которые обречены на погибель. Град божий или Божье царство образуют праведники, которые предопределены к спасению. С приходом Христа и созданием христианской церкви «град Божий» реализуется через деятельность церкви. Отсюда проистекает получившая широкое распространение в Средневековье идея господства церкви над государством, духовной власти над светской. На ней базируется мысль о вселенских правах папы Римского на власть, его право назначать и смещать государей. Доминиканский монах Ф. Аквинский учил, что повиноваться властям следует лишь в той мере, в какой они благословенны духовной властью. Если же власть просто завоевана, отобрана у законного правителя, то всякий вправе ей сопротивляться. Точно также можно и должно не повиноваться распоряжениям властей, если они предписывают греховные деяния. Ф. Аквинский был сторонником монархии. Однако он различал два типа монархии: абсолютную и политическую. Политическую монархию он считал предпочтительней, так как в ней монархи руководствуются законом и действуют в его пределах.

172 170 В эпоху Возрождения в Западной Европе значительную роль в развитии политической мысли сыграл итальянец Н. Макиавелли. Он показал важность исследования философскополитических проблем. Но его творческое наследие вызвало неоднозначные оценки. В то время в основном критиковали Н. Макиавелли, обвиняя его в том, что он якобы деморализовал политику, т. е. освободил политических деятелей от моральных принципов и норм. Однако были и такие философы, которые высоко ставили его идеи. Б. Спиноза, например, его называл проницательным и благородным человеком. А Г. Гегель писал следующее: «Вряд ли можно сомневаться в том, что человек, чьи слова полны такой подлинной значительности, не способен ни на подлость, ни на легкомыслие. Между тем уже само имя Н. Макиавелли носит, по мнению большинства, печать отверженности, а макиавеллизм отождествляется обычно с гнусными принципами. Идея государства, созданного народом, столь настойчиво заглушалась безрассудными призывами к так называемой свободе, что всех бедствий Германии в Семилетней войне и в последней войне с Францией, всего прогресса разума и опыта, почерпнутого из неистовства, охватившего Францию в ее стремлении к свободе, вероятно, недостаточно для того, чтобы та простая истина, согласно которой свобода возможна только в государстве, созданном объединившимся на правовой основе народом, проникла в умы людей и утвердилась в качестве основного принципа науки о государстве. Даже цель Н. Макиавелли - поднять Италию до уровня государства - слепо отвергается теми, кто видит в его творении лишь призыв к тирании, зеркало в золотой оправе для тщеславного поработителя. Если же эта цель принимается, то объявляются отвратительными предлагаемые им средства, и тут-то открывается широкий простор для морализирования и высказывания различных тривиальностей, вроде того, что цель не оправдывает средства» [3, с ]. Он рассматривает государство как политическое состояние общества: отношение властвующих и подвластных, наличие соответствующим образом устроенной, организованной политической власти, юстиции, учреждений, законов. Он называет политику опытной наукой, которая разъясняет прошлое, руководит настоящим и способна прогнозировать будущее. Философ считал, что в основе политического поведения лежат выгода и сила, в политике следует опираться на силу, а не на мораль, которой можно и пренебречь при наличии благой цели. Отсюда следовал вывод, что в политике цель оправдывает средства. Существуют два способа действия для достижения целей: путь закона и путь насилия. Первый способ - способ человеческий, второй - диких животных. Государи должны уметь пользоваться обоими способами. «Из всех зверей пусть государь уподобится двум: льву и лисе. Лев боится капканов, а лиса - волков. Тот, кто всегда подобен льву, может не заметить капкана. Из чего следует, что разумный правитель не может и не должен оставаться верным своему обещанию, если это вредит его интересам и если отпали причины, побудившие его дать обещание» [4, с. 345]. Философ освобождает политику от принципов морали. Известно, что именем Н. Макиавелли («макиавеллизм») называется политика, основанная на культе грубой силы, пренебрежении нормами морали. Самоуверенность, смелость и гибкость - вот от чего зависит успех политики, по мнению Н. Макиавелли. При рассмотрении форм государственного устройства он отдает предпочтение республике, а не монархии. Единовластие необходимо при создании и реформировании государств, а республиканское правление является лучшим для поддержания государственной власти. В эпоху зарождения капиталистических отношений в Западной Европе развитие политической мысли связано с целой плеядой таких философов, как Т. Гоббс, Дж. Локк, Б. Спиноза, Ш. Монтескье, М. Ф. Вольтер, Ж.-Ж. Руссо и др. Одним из основоположников теории общественного договора является английский мыслитель Т. Гоббс. Политика и ее носитель - государство, по его мнению, учреждаются людьми путем договоренности между собой, когда индивиды доверяют единому лицу верховную власть над собой. Т. Гоббс говорит «государство есть единое лицо, ответственным за действия которого сделало себя путем взаимного договора между собой огромное множество людей с тем, чтобы это лицо могло

173 171 использовать силу и средства всех их так, как сочтет необходимым для их мира и общей защиты» [5, с. 197]. Носитель этого лица является сувереном, обладающим верховной властью. Все остальные же выступают как его подданные. Т. Гоббс утверждал, что, заключив общественный договор и перейдя в гражданское состояние, индивиды утрачивают возможность изменить форму правления, освободиться из-под действия верховной власти. По его мнению, могут существовать три формы государства: монархия, демократия и аристократия, которые различаются не природой и содержанием воплощенной в них верховной власти, а пригодностью к осуществлению той цели, для которой они были установлены. Политическая теория английского философа Дж. Локка является еще одной из первых попыток изложения гражданской концепции политики. Он был идеологом социального компромисса между дворянством и буржуазией. Главное политическое сочинение Дж. Локка - трактат «О государственном правлении». Государство, по его мнению, получает от людей ровно столько власти, сколько необходимо для достижения главной цели политического сообщества - реализовать свои гражданские идеи и, прежде всего, права владеть собственностью. Он, прежде всего, классифицирует формы власти: власть должностного лица над подданными, власть родителей над детьми, власть господина над рабами и т. д. Эти виды власти не имеют политического характера. Что касается политической власти, то Дж. Локк ее определяет так: «Политической властью я считаю право создавать законы, предусматривающие смертную казнь и, соответственно, менее строгие меры наказания для регулирования и сохранения собственности, и применять силу сообщества для исполнения этих законов и для защиты государства от нападения извне - и все это только ради общественного блага» [6, с. 6]. В государстве никто и ничто не может находиться вне подчинения законам и законности. Дж. Локк предвосхитил идею правового государства, так как, по его мнению, именно закон является главным инструментом сохранения и расширения свободы личности. Дж. Локк проводил четкую демаркационную линию между состоянием полной свободы и своеволием. Человек обладает свободой в том смысле, что он полностью распоряжается собой и своим имуществом. Но у него не было свободы убивать себя или кого-либо, находившегося в его подчинении. Естественным состоянием управляет закон природы, и он обязателен для каждого человека. Раз люди равны и независимы, то ни один не имеет права приносить какие-либо неприятности другому, убивать его и т. д. Закон природы требует для всех мира и безопасности, и его каждый обязан соблюдать. Поддержание режима свободы требует четкого разграничения публично-властных полномочий государства. Законодательной властью должен обладать только парламент, исполнительная и судебная власть, с одной стороны, должны быть подчинены ему, с другой - могут оказывать активное влияние на деятельность органов законодательной власти. Среди мыслителей либерального направления видное место занимает французский мыслитель Ш. Монтескье. Его книга «О духе законов» относится к вершинам классической политической мысли, в которой он создал реалистическую картину генезиса государственноправовых явлений, раскрыл в основных принципах формы государственного правления (добродетель-демократия, умеренность-аристократия, честь-монархия, страх-деспотия), свойственные определенному историческому периоду. Уже в предисловии Ш. Монтескье заявляет, что социальный мир разнообразен и каждый народ создает свои собственные законы, хотя не следует забывать и о неких общих началах: «Я начал с изучения людей и нашел, что все бесконечное разнообразие их законов и нравов не вызвано единственно произволом их фантазии. Я установил общие начала и увидел, что частные случаи как бы сами собой подчиняются им, что история каждого народа вытекает из них как следствие и великий частный закон связан с другим законом или зависит от другого, более общего закона» [7, с. 159]. Свободу и равенство Ш. Монтескье рассматривал как фундаментальные свойства человеческой природы и источники права, а, следовательно, и государство разума. Понимая свободу как независимость, он считал, что в общественной жизни сталкиваются отдельные свободы,

174 172 а потому «свобода есть право делать все, что дозволено законом», отсюда - «разрешено все, что не запрещено законом» [7, с. 201]. Теория разделения властей - второе достижение данного мыслителя. Эта теория происходит из старой идеи смешанного правления, которую разрабатывали еще Аристотель и Цицерон, но которую первым теоретически осмыслил Ш. Монтескье. По его мнению, политической властью всегда злоупотребляют, злоупотребление же вытекает из природы человека. Верховенство права может быть обеспечено лишь разделением властей на законодательную, исполнительную и судебную с тем, чтобы различные власти могли взаимно сдерживать друг друга. Этот принцип возводится в конституционный принцип государства, в котором выражается не только рациональное разделение властно-управленческого труда, но и соотношение сил в обществе. В радикально-демократическом направлении политической мысли особое место занимает французский философ и писатель Жан-Жак Руссо и его произведение «Об общественном договоре, или принципы политического права». Он выдвинул много замечательных идей относительно формирования политических структур общества. В этой связи он, прежде всего, исследовал вопросы происхождения неравенства среди людей, из которого, по его глубокому убеждению, возникли все общественные и политические события, потрясающие человечество вообще и каждого индивида в отдельности. Философ рисует идиллическую картину жизни первобытных людей, когда они пребывали в естественном состоянии, были невинны и добропорядочны, жили в мире и дружбе. В отличие от Т. Гоббса, утверждавшего, что естественное состояние людей есть состояние войны всех против всех, Ж.-Ж. Руссо исходит из тезиса, согласно которому люди в естественном состоянии были добродетельными существами, и забота о самом себе нисколько не вредила самосохранению других. Сострадание - вот главное чувство людей. «... Сострадание - это естественное чувство, которое, умеряя в каждом индивидууме действие себялюбия, способствует взаимному сохранению всего рода. Оно-то и заставляет нас, не рассуждая, спешить на помощь всем, кто страдает у нас на глазах; оно-то и занимает в естественном состоянии место законов, нравственности и добродетели...» [8, с ]. Однако со временем появилось и неравенство. «Первый, кто, огородив участок земли, придумал заявить: «Это мое!» и нашел людей достаточно простодушных, чтобы тому поверить, был подлинным основателем гражданского общества» [8, с. 72]. Ж.-Ж. Руссо полагает, что причины всех бедствий - войн, преступлений, убийств, несчастий и ужасов - заключаются в возникновении частной собственности и неравенства среди людей. Появились законы, охранявшие собственность, богатство и неравенство. Они уничтожили естественную свободу людей. С появлением гражданского общества человек всюду оказывается лишенным свободы. «Человек рождается свободным, - формулирует свой знаменитый тезис друг угнетенных, - но повсюду он в оковах» [8, с. 152]. Этот тезис он аргументированно доказывает путем длительного экскурса в историю человечества и анализа его первобытного состояния. Ж.-Ж. Руссо, как и многие его предшественники, исходил из теории общественного договора. Люди, писал он, заключили между собой соглашение, что предполагало добровольное ограничение своей свободы. Создание «морального и совокупного тела» государства является одновременно трансформацией «естественных индивидуумов» в «моральных» граждан, обладающих реальными понятиями и чувствами. Таким образом, в одном смысле, люди создают государство, а в другом - сами являются продуктами государства: их мораль и человеческое достоинство сопредельны с гражданством. По мнению философа, тех, кто сопротивляется общей воле, все общество должно заставить подчиняться ей. Для эффективного действия общей воли, Ж.-Ж. Руссо считал необходимым также три внешних условия: социальное равенство, фундаментальное политическое единство, прямая форма демократии. В противоположность либеральной идеи компромисса интересов он выдвигает принцип народного суверенитета как основополагающий принцип республиканского строя.

175 173 Как известно из истории, идеи Ж.-Ж. Руссо и других мыслителей эпохи Просвещения воплотились в Великой Французской 1789 г. и последующих буржуазных революциях, а также в теоретической подготовке политических деятелей и мыслителей последующих поколений. Продолжая разработку концепции либерализма, немецкий философ И. Кант отстаивает принцип автономности личности. Он являлся сторонником договорных теорий государства, развивал идеи правового ограничения государственной власти. В работах «К вечному миру» и «Метафизические начала учения о праве» И. Кант дал обоснование внутренних моральных истоков свободы человека и роли права в установлении границ произвола. Высшей формой, обеспечивающей свободу, выступает правопорядок. В праве И. Кант видел гарант невмешательства в процесс индивидуального самовоспитания. Каждый в состоянии быть хозяином самому себе. Смысл принуждения, по его мнению, состоит в эквивалентном возмещении ущерба, который понес потерпевший от преступления. Право обладает принудительной силой, носителем которой вы ступает государство. Дальнейшее развитие учения о государстве и праве связано с именем Г. Гегеля. Г. Гегель - величайший философ-идеалист - создал целую философскую систему, в которой политическая философия занимает большое место и представляет собой оригинальную концепцию, вызывающую до настоящего времени различные интерпретации. Он уже в ранних работах проявляет пристальный интерес к теориям, в которых рассматривались вопросы политики и государственного устройства общества. Прежде всего, его интересует естественное право, которое, как мы уже видели, находилось в центре внимания многих философов XVII-XVIII вв. Г. Гегель считал, что отношение этих мыслителей к естественному праву носит эмпирический характер. «Эмпиризму недостает прежде всего критерия для определения того, где проходит граница между случайным и необходимым, т. е. что в этом хаосе естественного состояния или в абстракции человека должно остаться и от чего следует отказаться» [9, с. 195]. Исследователь, как правило, обращает внимание на случайное, поверхностное, преходящее, а не необходимое и закономерное. Он стремится устранить противоположности и специфические особенности взаимоотношений людей для сохранения социума. По его мнению, гоббсовский тезис о войне всех против всех базируется на чисто эмпирических данных. Вполне понятно, почему немецкий философ так отзывается о концепции Т. Гоббса. Г. Гегель-диалектик исходит из единства противоположностей, а не из их механического разделения. Он предлагает подняться выше эмпирии и исследовать сущность, имманентные механизмы естественного права. Г. Гегель блестяще применил диалектику в «Философии права», представляющей грандиозное интеллектуальное сооружение по важнейшим вопросам государства и права. Он выстраивает триаду: семья - гражданское общество - государство. Семья - это «субстанциальность духа» [3, с. 208], ее имманентной чертой является любовь. «Любовь означает вообще сознание моего единства с другим, то, что я не изолирован для себя, а обретаю мое самосознание только как отказ от своего для-себя-бытия и посредством знания себя как своего единства с другим и другого со мной». «Что касается государства, - писал Г. Гегель, - то в нем любви нет, а единство осознается как закон» [3, с. 209]. Три стороны семьи: брак, собственность, воспитание детей. Брак, по его выражению, представляет свободное соглашение лиц на то, чтобы быть единым лицом, отказаться от своей единичной личности, ограничить свою свободу во имя свободы другого лица. Цель брака имеет нравственный характер, и поэтому немецкий философ рекомендует законодателям делать все возможное для его сохранения. Для нормального функционирования семьи необходима определенная собственность. Никто из членов семьи не имеет какоголибо преимущества на нее, хотя в добывании средств главную роль обязан играть муж. Поскольку дети от природы не получают все необходимое для жизни, то они имеют право на воспитание. Главным моментом воспитания Г. Гегель считает дисциплину, благодаря которой меняется своеволие ребенка. Он не отвергает принудительные формы воспитания и считает, что дети должны привыкнуть к подчинению, иначе они могут стать дерзкими

176 174 и нескромными. Но немецкий философ категорически против деспотического обращения с детьми и критикует рабское положение римских детей. С течением времени семья разбивается на множество семей, отношения которых друг к другу представляют уже не некое внутреннее единство, а нечто внешнее. Это положение Г. Гегель называет ступенью дифференциации, когда утрачивается нравственность, являвшаяся базой семьи. Важное место в развитии теории политики занимает его учение о гражданском обществе и правовом государстве, которое рассматривается во взаимной связи с социальноэкономической сферой и политикой. «Гражданское общество есть дифференциация, которая выступает между семьей и государством, хотя развитие гражданского общества наступает позднее, чем развитие государства; ибо в качестве дифференциации оно предполагает государство, которое оно, чтобы пребывать, должно иметь перед собой, как нечто самостоятельное» [3, с. 228]. Г. Гегель считал, что только в современном ему мире создано гражданское общество, в котором каждый для себя является целью, а остальные для него как бы не существуют. Но без взаимодействия с другими нельзя добиться своей цели, поэтому они используются как средство. Очевидно, он имел в виду буржуазное общество. Три элемента гражданского общества: 1) система потребностей; 2) защита собственности посредством правосудия; 3) полиция и корпорации. Потребности удовлетворяются прежде всего через трудовую деятельность. Г. Гегель подчеркивал, что человек своим трудом создает необходимые предметы потребления, что «средства удовлетворения человеческих потребностей добываются потом и трудом человека» [3, с. 239]. В этой связи он критикует тех мыслителей, которые утверждают, что в естественном состоянии человек свободен с точки зрения своих потребностей, ибо он их удовлетворяет готовыми продуктами природы. И сам человек, и его потребности, отмечал немецкий мыслитель, не выходят за пределы природы, и поэтому он не был свободен. Он создал основы теории групповых интересов, которые рассматривал в качестве основы гражданского общества. Единство общества может быть достигнуто путем согласования различных интересов, а, следовательно, с помощью группового представительства в верховных органах власти. Идеалом своим Г. Гегель считает конституционную монархию, выражающую завершение абсолютной идеи права. Таким образом, Г. Гегель заложил базис политической мысли определенной исторической эпохи, который можно выразить следующими постулатами: 1) теория народного суверенитета; 2) теория правового государства; 3) теория разделения властей. Рассмотрев эволюционный путь политической мысли в контексте классической философской традиции, можно сделать следующие выводы: 1) в рамках классической философии политическая мысль развивалась в контексте решения проблемы идеального государства; 2) политическая мысль развивалась по четырем направлениям: - реализация идеи справедливости; - определение роли и функций государства; - определение сущности гражданского общества; - решение проблемы соотношения государства и гражданского общества; 3) несмотря на трансформацию политической философии в контексте неклассической философии, сохраняют свою значимость для современного общества политические идеи и концепции философской классики. Список литературы 1. Платон. Государство / Платон // Собр. соч: в 3 т. - М., Т Аристотель. Политика / Аристотель // Собр. соч.: в 4 т. - М., Т Гегель, Г. В. Ф. Философия права / Г. В. Ф. Гегель // Избранное. - М., 1990.

177 Макиавелли, Н. Государь / Н. Макиавелли // Избр. соч. - М., Гоббс, Т. Левиафан / Т. Гоббс // Избр. произведения: в 2 т. - М., Т Локк, Д. Два трактата о государственном правлении / Д. Локк // Избр. произведения: в 3 т. - М., Т Монтескье, Ш. О духе законов / Ш. Монтескье // Избр. произведения. - М., Руссо, Ж.-Ж. Об общественном договоре, или принципы политического права / Ж.-Ж. Руссо // Трактаты. - М., Гегель, Г. В. Ф. Лекции по философии истории / Г. В. Ф. Гегель // Полит. произведения. - М., *Сведения об авторе: Плешаков Дмитрий Константинович, УО «Военная академия Республики Беларусь». Статья поступила в редакцию г.

178 176 ИХ МУЖЕСТВО И ПОДВИГ - ОСНОВА ВОСПИТАНИЯ ВЫСОКОЙ НРАВСТВЕННОСТИ И ПАТРИОТИЗМА МОЛОДЕЖИ БЕЛАРУСИ (к 80-летию со дня утверждения почетного звания «Герой Советского Союза») УДК 94/47 В. И. Свекла* Статья посвящается утверждению почетного звания «Герой Советского Союза» и подвигам, проявленным его кавалерами во льдах Северного Ледовитого океана, на полях сражений в республиканской Испании, на озере Ханка и реке Халхин-Гол, в заснеженных просторах Карелии, на фронтах Великой Отечественной войны, в небе Китая и Кореи, а также в других экстремальных условиях. В ней акцентируется внимание на достойном месте среди Героев Советского Союза уроженцев земли белорусской. Их жизнь и подвиги могут стать хорошим основанием в формировании личности гражданина-патриота. The article is devoted to the confirmation of the honorable title «Hero of the Soviet Union» and the feats shown by its holders in the ices of the Arctic Ocean, on the battle fields in republican Spain, on the Lake Khanka and the Halkhin-Gol river, in the snow-covered lands of Karelia, on the fronts of the Great Patriotic War, in the skies of China and Korea, and also in other extreme conditions. The article focuses on a worthy place among the heroes of the Soviet Union who were the natives of the Belarusian land. Their life and feats can become the useful basis in the formation of the personality of the citizen as a patriot. Историю человечества можно назвать историей войн. Чтобы выжить и победить в этих сражениях, человечество, воины, прежде всего, должны обладать волей, мужеством, готовностью к самопожертвованию во имя Родины. Еще древнегреческий полководец Фемистокол более двух с половиной тысяч лет назад утверждал: «Мы погибли бы, если бы не погибали». Он прекрасно понимал, что без граждан, способных сражаться и умереть за свободу и независимость своей страны, ее существование проблематично. Война является суровым испытанием для всех граждан. В ходе сражений проверяется мужество и самоотверженность их участников, героизм и способность к самопожертвованию. Эти качества высоко ценились в прошлом, но неизмеримо возросла их цена в наше время. Без них, а также высокого профессионализма участников сражений одержать победу невозможно. Государство и общество это прекрасно понимают и стараются всячески выделять и поощрять людей, обладающих этими качествами и проявляющих их как в ходе боевых действий, так и в мирной жизни. В каждой стране имеются свои герои. Республика Беларусь, ее народ не является исключением из правил. Накануне семидесятилетия освобождения нашей земли от немецкофашистских оккупантов, а также восьмидесятилетия со дня утверждения почетного звания «Герой Советского Союза» вспомним, как появилась в СССР высшая степень отличия. 16 апреля 1934 года Центральный Исполнительный Комитет (ЦИК) Союза ССР постановил: 1. Установить высшую степень отличия - за личные или коллективные заслуги перед государством, связанные с совершением геройского подвига, присвоение звания Герой Советского Союза. 2. Звание Героя Советского Союза присваивается исключительно постановлением Центрального Исполнительного Комитета СССР. 3. Героям Советского Союза выдается особая грамота [1, с. 4]. Это звание стало на тот момент уникальной в мире официальной наградой тех, кто проявил мужество и стойкость при защите интересов страны, всенародным признанием их заслуг. Впервые это звание было присвоено 20 апреля 1934 года советским летчикам за спасение экипажа парохода «Челюскин». Отправившийся в июле 1933 года от ленинградского пирса пароход «Челюскин» имел задачу сменить персонал полярной станции и выгрузить строительные материалы и продукты. В феврале 1934 года он был раздавлен льдами Чукотского моря. 104 человека оказались на дрейфующей льдине отрезанными от всего мира. Спасти их можно было только с воздуха. Задача казалась невыполнимой при авиационной тех-

179 177 нике того времени, так как самолеты были «слепыми» и «глухими», ввиду почти полного отсутствия авиационных приборов и радио. Зарубежный мир сомневался, что в тяжелых зимних условиях советские летчики смогут пролететь по неизведанному маршруту и снять со льдины людей. В тяжелейших условиях, по совершенно не исследованной воздушной трассе, в пургу и метель, сквозь сплошной туман задача была выполнена. Это был подвиг, изумивший мир и специалистов. Секретарь Британского общества авиаконструкторов Бойер отмечал: «всему миру было дано еще одно блестящее подтверждение выдающегося мастерства советского летного состава, а также высокое качество советских самолетов и моторов» [2, с. 346]. А. В. Ляпидевский, М. В. Водопьянов, И. В. Доронин, Н. П. Каманин, С. А. Леваневский, В. С. Молохов, М. Т. Слепнев стали первыми Героями Советского Союза. Им выдавалась особая грамота ЦИК СССР, но уже с 1936 года стали вручать высшую в стране награду - орден Ленина, а первого августа 1939 года была утверждена медаль «Герой Советского Союза» как знак высшей степени отличия. 16 октября 1939 года она стала называться «Золотая Звезда». Новая награда представляла собой пятиконечную звезду с полированными двухгранными лучами длиной 15 мм на лицевой стороне, укрепленной на прямоугольной пластинке (высота 15 мм, ширина 19,5 мм), обтянутой лентой красного цвета. Вес «Золотой Звезды» составил 21,5 грамма [2 с. 349]. В сентябре 1934 года, через пять месяцев после присвоения семи летчикам-спасателям челюскинцев, звания Героя Советского Союза будет удостоен летчик-испытатель Михаил Громов за рекордный по длительности перелет по замкнутой кривой на расстояние км за 75 часов [2, с. 347]. В 1937 году экипаж М. М. Громова, А. Б. Юмашева и С. А. Данилина на самолете АНТ-25 совершил беспосадочный перелет из Москвы через Северный полюс в США. Юмашев и Данилин также вошли в число получивших звание Героя [3, с. 2]. В 1938 году список Героев Советского Союза пополнился фамилиями В. П. Чкалова, А. В. Белякова и Г. Ф. Байдукова, пролетевших по маршруту Москва - Северный Ледовитый океан - Петропавловск-Камчатский - о. Удд (вблизи Николаевска-на-Амуре). Этот полет способствовал развитию советской авиации и решению вопроса о воздушном трансатлантическом пути, положил начало будущим сверхдальним полетам. В 1938 году звания Героя Советского Союза впервые были удостоены летчицыженщины - В. Гризодубова, М. Раскова и П. Осипенко, совершившие перелет из Москвы на Дальний Восток. Мужество и героизм летчиков мужчин и женщин в 30-е годы способствовал утверждению в стране небывалой популярности авиации. Были открыты сотни аэроклубов, конкурс в любой из них был не меньшим, чем в самый престижный институт. В каждом доме пионеров был кружок авиамоделистов, а в парке культуры и отдыха обязательным элементом являлась парашютная вышка. «Летать дальше всех, летать быстрее всех, летать выше всех!» - девиз советской авиации 30-х годов. После успешных перелетов Москва встречала героев страны с небывалым воодушевлением. Бесконечные толпы народа на пути их следования, цветы, сотни тысяч листовок с текстами «Да здравствуют советские летчики - гордые соколы нашей родины!», «Молодежь, на самолеты! Изучайте в совершенстве летную технику!». Все мальчишки того времени хотели стать летчиками или покорителями Северного полюса. Наравне с летчиками мировую известность приобрели отважные полярники: начальник научно-исследовательской станции «Северный полюс» И. Д. Папанин, радист Э. Т. Кренкель, океанограф П. П. Ширшов, астроном-магнитолог Е. К. Федоров. Весь мир следил за их действиями во время девятимесячной эпопеи дрейфа станции «Северный полюс». Их подвиг получит достойную оценку - всем будет присвоено звание Героя Советского Союза. Также высоко будут оценены заслуги уроженца Могилева, ученого, первого

180 178 начальника главного управления Северного морского пути, первого главного редактора Большой советской энциклопедии О. Ю. Шмидта. Деятельность папанинцев и Шмидта будет способствовать всестороннему изучению Севера и освоению Великого Северного пути. В то время как советские люди успешно решали вопросы освоения Северного Ледовитого океана, сверхдальних перелетов, добивались успехов на полях, в заводских цехах, в забоях шахт, обстановка в мире стала ухудшаться. В Германии к власти пришли фашисты, в Испании генерал Франко совершил государственный переворот, неспокойно становилось на Дальнем Востоке. В ответ на военно-фашистский мятеж Франко, испанский народ начал национальнореволюционную войну ( ). Тысячи добровольцев со всего мира пришли ему на помощь. Среди них были и советские воины. Они стали военными советниками и инструкторами, артиллеристами и летчиками, танкистами и моряками... Мужество и героизм советских воинов были высоко отмечены правительством республиканской Испании и ее народом. Советское правительство также по достоинству оценило мужество и героизм своих сыновей, участвовавших в боях республиканской Испании, и десяткам из них присвоило почетное звание Героя Советского Союза. Среди испанских героев четверо наших земляковтанкистов: П. Е. Куприянов, Н. А. Селицкий, Ф. К. Ковров, Г. М. Склезнев. Первый из них, Куприянов Павел Емельянович, уроженец деревни Старинцы Полоцкого района Витебской области, стал первым белорусом среди Героев Советского Союза. 29 октября 1936 года он принял участие в первом в мире танковом сражении у населенного пункта Сесенья (30 км южнее Мадрида). В последующих боях уничтожил 2 танка, 8 орудий и несколько десятков солдат и офицеров противника. 9 ноября в бою на окраине Мадрида танк Куприянова, которым он командовал, был подбит. Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 31 декабря 1936 года за образцовое выполнение специальных заданий правительства по укреплению оборонной мощи Советского Союза и проявленный при этом деле героизм младшему командиру взвода П. Е. Куприянову присвоено звание Героя Советского Союза посмертно. Звезда Героя имеет номер 26 [4, с. 18]. Этим же постановлением аналогичной награды был удостоен уроженец Минска лейтенант Селицкий Николай Александрович, командир танкового взвода. В исключительно тяжелых условиях боевой обстановки он дважды атаковал артиллерийские позиции противника, уничтожил батарею горных орудий. Прорвавшись в тыл противника, атаковал его подходящие резервы. Ему удалось уничтожить несколько машин с боеприпасами и солдатами. Его танк был подбит. Выскочив из загоревшегося танка, отстреливался до последнего патрона. Марокканцы почти в упор расстреляли Героя. В последующие годы, еще до начала финской кампании, Героями Советского Союза станут наши земляки: полковник И. П. Мазурук, совершивший 254 полета на дрейфующие станции Северного полюса; капитаны А. С. Благовещенский и Е. М. Николаенко за мужество и героизм, проявленный в боях по освобождению китайского народа от японских захватчиков. Командир эскадрильи А. С. Благовещенский в небе Китая собьет лично 8 самолетов и 26 - в составе группы, а Е. М. Николаенко - соответственно 6 самолетов лично и 10 - в составе группы. Первым дважды Героем Советского Союза станет летчик майор С. И. Грицевец. Его боевая слава родилась в Испании. За воинское мастерство, мужество и героизм 22 февраля 1939 года уроженцу деревни Боровцы Барановичского района майору Грицевцу было присвоено звание Героя Советского Союза. Второй медали он удостоился за спасение командира и героические действия в боях против японцев на реке Халхин-Гол в 1939 году. В одном из воздушных сражений был сбит командир полка В. М. Забалуев. Он приземлился на территории, контролируемой японцами. Майор Грицевец посадил свой одноместный самолет, подобрал командира, и на глазах изумленных японцев, подпрыгивая на кочках, взмыл в небо. Через час благополучно приземлился на своем аэродроме, где друзья начали качать его на руках и поздравлять майора Забалуева [5, с. 327]. В годы Великой Отечественной войны за умелое командование авиационным корпусом генерал-майору авиации В. М. Забалуеву

181 179 будет присвоено звание Героя Советского Союза. Боевой счет С. Грицевца в Испании и на реке Халхин-Гол составил около 40 сбитых самолетов противника. Первое вручение медали «Золотая Звезда» Героям Советского Союза состоялось в Кремле 4 ноября 1939 года. М. И. Калинин вручил в этот день 65 медалей. Первым М. И. Калинин награждал дважды Героя Советского Союза Григория Кравченко, который получил две золотые звезды за 1 и 1/II. Сергей Грицевец за 1,5 месяца до этого момента погиб. Вторым Золотую Звезду получил участник боев на реке Халхин-Гол командир отделения связи младший командир Павел Понамарев, третьим - полковник Анатолий Ляпидевский. К великому сожалению, у исследователей нет единого мнения относительного того, кому же вручена медаль «Золотая Звезда» 1. Редколлегия «Герои Советского Союза: краткий биографический словарь в двух томах» в томе первом на пятой странице утверждает, что медаль «Золотая Звезда» 1 была вручена А. В. Ляпидевскому. Такой же точки зрения придерживается заслуженный работник культуры РСФСР Владимир Пахомов. В статье «13 тысяч героев» он пишет: ««Золотую Звезду» под первым номером получил Анатолий Васильевич Ляпидевский. Он раньше других получил приказ спасать челюскинцев. Из-за капризов арктической погоды пришлось 28 раз возвращаться ни с чем на аэродром. Его 29-й вылет оказался счастливым - Ляпидевский благополучно посадил самолет на льдину и так же благополучно поднялся с нее, захватив женщин и детей, при взлете не зацепившись за верхушки торосов» [6, с. 8]. Нет сомнений в том, что в списке Героев Советского Союза А. В. Ляпидевский стоит первым. Что же касается медали «Золотая Звезда», то она вручалась более чем через пять лет. Когда среди 65 награждаемых Героев Григорий Кравченко оказался первым дважды Героем, М. И. Калинин вручил ему медаль 1 и 1/II. Первым среди наших соотечественников (двадцать первым по счету) Золотую Звезду получил уроженец Могилева легендарный ученый, исследователь, полярник, начальник Главсевморпути Отто Шмидт, вторым (двадцать пятым по счету) медаль Героя в тот день вручили уроженцу Бреста полярному летчику полковнику Илье Мазуруку. В этот день из 65 награжденных Золотой Звездой первой среди женщин стала летчица Валентина Гризодубова, среди военных моряков - подводник капитан 2-го ранга Иван Бурмистров, среди политработников - политрук Сергей Бамбуров, среди танкистов - полковник Дмитрий Погодин. Еще до начала Великой Отечественной войны первыми Героями среди наших соотечественников из пехотинцев стали рядовой Иван Соломоников, медработников - Александр Соболевский, войсковых разведчиков - лейтенант Степан Елейников, артиллеристов - капитан Александр Дыдышко, политработников - батальонный комиссар Иван Волосевич, пограничников - Иван Кобзун, генералов - комдив Степан Черняк. Все они удостоились этого звания еще в 1940 году [7, с. 54]. К началу 1941 года в стране имелось пять дважды Героев Советского Союза, кроме С. И. Грицевца, еще 3 летчика - Г. П. Кравченко, С. П. Денисов и Я. В. Смушкевич, а также прославленный полярник И. Д. Папанин и 626 Героев. Героизм и мужество с первых минут начала Великой Отечественной войны проявят советские воины. Первыми в бой вступили пограничники. Имея только стрелковое оружие, они в жестоких схватках бились насмерть. 737 из них за мужество и героизм, проявленные в первые дни войны, были награждены орденами и медалями, 11 бойцов и командиров пограничных войск удостоились звания Героя Советского Союза [8, с. 36]. Газета «Правда» уже 24 июня напишет: «Как львы, дрались советские пограничники... Они бились врукопашную, и только через мертвые их тела мог враг продвигаться на пядь вперед» [1, с. 5]. Героически защищали свои рубежи воины 9-й пограничной заставы Брестского пограничного отряда, возглавляемой лейтенантом А. М. Кижеватовым. Они отбили 6 атак, дважды переходили в контратаки. Мужественно сражались на белорусской земле пограничники под командованием лейтенанта В. М. Усова. Застава под его командованием 10 часов отбивала вражеские атаки в районе деревни Вулька Драгунская под Гродно.

182 180 Известны случаи, когда героизм пограничников позволял им не только сдерживать противника, но и отбрасывать его за государственную границу. В послевоенное время стало известно, что на ликвидацию пограничных застав гитлеровское командование отводило минут. Но враг просчитался. Заставы, находясь порой в полном окружении, сражались по 10 и более часов [9, с. 75]. Мужество и героизм уже в первые дни войны на территории Беларуси проявили воины Западного фронта. 22 июня лейтенант П. С. Рябцев таранил вражеский самолет под Брестом, младший лейтенант Д. Кокорев совершил аналогичный подвиг в районе Земброва, старший политрук А. С. Данилов - в районе Гродно. Выдающийся воинский подвиг совершили защитники Брестской крепости. В течение месяца они самоотверженно отстаивали эту частицу родной земли, дрались, когда немецкие танки уже вошли в Минск. Они не приняли предложение немецкого командования о капитуляции, когда Красная Армия сражалась на реке Березина и в районе Смоленска. Измученные, без воды и еды, оставшиеся в живых продолжали удивительную, беспримерную борьбу в крепости, ставшей символом несгибаемости, стойкости и мужества советских воинов, удостоенной почетного звания «Крепость-Герой». Свидетельством верности воинскому долгу являются оставленные ее защитниками надписи на стенах: «Умрем, но из крепости не уйдем!», «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай Родина года». Ни одно из знамен воинских частей, сражавшихся в крепости, не досталось противнику [10, с. 67]. Особой страницей проявления мужества и героизма на белорусской земле является оборона Могилева (3-26 июля 1941). Несмотря на многократное превосходство противника в живой силе и технике, его защитники стойко обороняли занимаемые позиции. Защитники города сковали значительные силы противника и нанесли ему существенный урон. В боях за город немецко-фашистские войска потеряли 24 самолета, около 200 танков, 400 мотоциклов, 500 автомашин. Было уничтожено 15 тысяч и взято в плен около 2 тысяч солдат и офицеров. Оценивая стойкость защитников Могилева, Маршал Советского Союза А. И. Еременко напишет: «Подвиг могилевчан является прообразом героической обороны Сталинграда, где пример защитников белорусского народа был повторен в ином, более крупном масштабе» [10, с. 74]. Верность воинскому долгу, мужество и героизм воинов-пограничников и красноармейцев Западного фронта и других частей Красной Армии уже в первые дни войны стали предвестником крушения гитлеровского плана «молниеносной войны» и залогом будущей победы. В последующих сражениях в битве за Москву, при обороне Одессы и Севастополя, под Сталинградом, на Курской дуге, на Днепре, в операции «Багратион» и десятках других миллионы советских воинов проявят мужество и героизм, верность военной присяге, готовность совершить подвиг. Среди них наши земляки. Первыми Героями Советского Союза в Великую Отечественную войну стали младшие лейтенанты летчики-истребители С. И. Здоровцев, П. Т. Харитонов и М. П. Жуков за мужество, проявленное в тяжелых боях с немецкими бомбардировщиками, рвавшимися к Ленинграду. Израсходовав в бою все снаряды, они успешно применили таран и сбили немецкие бомбардировщики. В конце июня страна узнала о подвиге белоруса капитана Н. Ф. Гостелло, направившего 26 июня горящий самолет на скопление вражеских войск. За годы войны подвиг Н. Ф. Гастелло повторят 30 летчиков - уроженцев Беларуси, и 32 наших земляка совершат воздушные тараны [10, с. 70]. 22 июля 1941 года впервые в Великой Отечественной войне второй медалью «Золотая Звезда» был награжден подполковник С. П. Супрун, командир истребительного авиационного полка, сбивший в первые дни войны два вражеских самолета и погибший в неравной схватке с шестью самолетами противника 4 июля 1941 года. 22 июля ему было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Первую «Золотую Звезду» он получил в 1941 году за мужество и героизм в боях с японскими захватчиками (в Китае).

183 181 Первыми Героями Советского Союза среди партизан уже 6 августа 1941 года станут Т. П. Бумажков и Ф. И. Павловский. Создав партизанский отряд «Красный Октябрь», они во взаимодействии с частями Красной Армии проведут успешные операции на железной дороге, взорвут несколько мостов, разгромят несколько штабов и гарнизонов противника в Полесской области. В битве за Ленинград проявит мужество и величайший профессионализм капитан А. К. Антоненко из Славгородского района Могилевской области. Летом 1941 года при обороне полуострова Ханко за 34 дня собьет 11 самолетов противника и станет первым Героем Советского Союза среди морских летчиков. Еще в 1941 суровом году прославится в битве за Москву кавалерист генерал-майор Л. М. Доватор, уроженец Витебской области. Рейды 2-го гвардейского кавалерийского корпуса под его руководством вызывали панический страх среди немецких солдат и офицеров и они несли большие потери. В боях на Смоленщине отличился будущий герой А. И. Лизюков из Гомеля. Первая Московская мотострелковая дивизия под его командованием проявит мужество и героизм и станет пятой по счету гвардейской дивизией в Красной Армии. Оценивая действия А. И. Лизюкова в Смоленской битве, особенно на Соловьевской переправе, К. К. Рокосовский напишет: «Среди опасных неожиданностей он чувствовал себя, как рыба в воде. Личная смелость его была безукоризненна» [4, с. 27]. О высочайшем профессионализме, мужестве и героизме, человечности дважды Героя Советского Союза, уроженце Могилевской области, Маршале Советского Союза И. И. Якубовском его однополчанин по 3-й танковой армии дважды Герой Советского Союза Д. А. Драгунский в своих воспоминаниях «Годы в броне» напишет: «Ивана Игнатьевича уважали начальники и любили подчиненные. Волевой, безудержно храбрый командир, он отличался решительностью в своих суждениях и действиях и был беспредельно внимателен к людям. Он всегда рвался только вперед. За его плечами осталась оборона Минска, Могилева, Москвы. Он один из героев боев за Сталинград, Белгород и Курск, участник Висло- Одерской операции. Он был мастер танковых атак» [11, с. 271]. Из 146 танковых бригад, принявших участие в боевых действиях Великой Отечественной войны, единственной бригадой, получившей 8 боевых орденов, была 44-я гвардейская Бердичевская танковая бригада, командиром которой был наш соотечественник, дважды Герой Советского Союза И. И. Гусаковский, будущий генерал армии, командующий войсками Прибалтийского военного округа, начальник Главного управления кадров Министерства обороны СССР, почетный гражданин г. Кричева. Верный воинскому долгу мужественно и самоотверженно сражался в боях за свободу и независимость Родины дважды Герой Советского Союза, командир 20-й гвардейской танковой бригады Степан Федорович Шутов. Первую звезду Героя он получил за бои на плацдарме севернее Киева. За успешные действия в ходе Ясско-Кошалевской операции ему будет вторично присвоено звание Героя Советского Союза. Заслужить на протяжении восьми месяцев две Звезды Героя (10 января и 13 сентября 1944 г.) удалось очень немногим. Это показатель признания мужества и героизма их обладателей со стороны государства. Мы вправе гордиться такими людьми, как и подвигами, совершенными летчиками П. Я. Головачевым, А. К. Горевцом, Б. И. Ковзоном. Первый из них, капитан П. Я. Головачев, 30 декабря 1944 года над территорией Германии на высоте м успешно таранил Ю-88 и вернулся на свой аэродром. Первую Звезду Героя он получил 1-го ноября 1943 года за совершение 225 боевых вылетов, участие в 92 боях и лично сбитых 17 самолетов. К марту 1945 года он совершит 385 боевых вылетов и лично собьет 26 самолетов противника. Вторично звание Героя Советского Союза ему будет присвоено в июле 1945 года. Старший лейтенант