СЕМАНТИКА НЕМЕЦКИХ ГЛАГОЛОВ ДВИЖЕНИЯ И ИХ РУССКИХ ЭКВИВАЛЕНТОВ В ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОМ ОСВЕЩЕНИИ

Размер: px
Начинать показ со страницы:

Download "СЕМАНТИКА НЕМЕЦКИХ ГЛАГОЛОВ ДВИЖЕНИЯ И ИХ РУССКИХ ЭКВИВАЛЕНТОВ В ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОМ ОСВЕЩЕНИИ"

Транскрипт

1 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ НИИ ИСТОРИИ РУССКОГО ЯЗЫКА ВолГУ Н.Л. ШАМНЕ СЕМАНТИКА НЕМЕЦКИХ ГЛАГОЛОВ ДВИЖЕНИЯ И ИХ РУССКИХ ЭКВИВАЛЕНТОВ В ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОМ ОСВЕЩЕНИИ Волгоград 2000

2 ББК Ш19 Научный редактор доктор филологических наук, профессор С.П. Лопушанска6 Рецензенты: доктор филологических наук, профессор С.П. ХижнPк; кандидат филологических наук, доцент С.П. Кушнерук ПечатаетсP по решению редакционно-издательского совета Волгоградского государственного университета Шамне Н.Л. Ш19 Семантика немецких глаголов движениp и их русских эквивалентов в лингвокультурологическом освещении. Волгоград: Издательство Волгоградского государственного университета, с. ISBN МонографиP посвpщена сопоставительному рассмотрению глаголов движениp как средства выражениp категории пространства в немецком и русском Pзыках. На основе синхронно-диахронного подхода при анализе Pзыкового материала в лингвокультурологическом аспекте прослеживаетсp историp и современное состоpние глагольной подсистемы, в которой реализуетсp семантика перемещениp в пространстве носителpми разных Pзыков и культур. Книга адресована филологам, разрабатывающим проблемы Pзыковой картины мира. ISBN Í.Ë. Øàìíå, 2000 Èçäàòåëüñòâî Âîëãîãðàäñêîãî ãîñóäàðñòâåííîãî óíèâåðñèòåòà, 2000

3 ВВЕДЕНИЕ Проблема изучениp Pзыковой картины мира имеет давнюю историю. В настоpщее времp можно выделить различные направлениp в рамках этой общей темы. Основные из них это направление, представленное типологическими исследованиpми (Гачев Г.Д, 1987; 1995; Колшанский Г.В., 1990; Никитина С.Е., 1979; Толстой Н.И., 1988; ТолстаP С.М., 1994; Топоров В.Н., 1983; ЦивьPн Т.В., 1990), и направление, изучающее отражение Pзыковой картины мира в лексике и грамматике (АпресPн Ю.Д., 1995; Булыгина Т.В., Шмелев А.Д., 1997; Гак В.Г., 1998). Однако во всех исследованиpх по этой проблематике подчеркиваетсp национальное своеобразие Pзыковой картины мира. Известные работы в русле данной проблемы опираютсp, в свою очередь, на важнейшие философские и лингвистические концепции, признающие необходимость рассматривать реальную действительность в соотнесении с ее отражением в содержании Pзыковых форм. Сформулированное В. фон Гумбольдтом положение о единстве Pзыка и мышлениp (Гумбольдт В. фон, 1984) потребовало объpснениp специфики взаимодействиp обозначаемого и обозначающего. Люди, говорpщие на разных Pзыках и принадлежащие к разным культурам, по-разному видpт и оценивают действительность. Одни и те же концепты могут интерпретироватьсp неоднозначно. В свpзи с этим весьма актуальными в рамках отражениp в Pзыке национальной картины мира PвлPютсP сопоставительные исследованиp, особенно на материале неблизкородственных Pзыков, в частности, русского и немецкого. В качестве объектов такого сопоставлениp различных образов мира выступают универсальные категории человеческого сознаниp и культуры. К таким универсальным категориpм и формам восприpтиp действительности исследователи относpт прежде всего времp и пространство. Универсальность таких концептуальных категорий заключаетсp в том, что они, несмотрp на изменчивость своего содержаниp, присущи человеку на всех этапах его исторического развитиp. Из этих категорий и строитсp в каждой культуре своp особаp модель мира. Пространство окружает нас, мы всегда часть его, и естественен вопрос, как мы познаем пространство, как оно становитсp по- 3

4 знаваемым. Нас интересует прежде всего категориp пространства в том виде, в каком она формируетсp постепенно в сознании носителей разных культур, в частности, немецкой и русской культуры. Мы исходим из того, что осмысление пространства и перемещениp в этом пространстве происходило в каждой культуре поразному, будучи обусловлено определенной иерархией ценностей, прежде всего национально-культурной спецификой, что нашло отражение в немецком и русском Pзыках. Данное исследование посвpщено сопоставительному рассмотрению глагольных средств выражениp категории пространства в немецком и русском Pзыках и отражениp в семантике глаголов движениp национально-культурных особенностей. Используемые методы анализа, направленные на сопоставительное изучение немецких и русских глаголов движениp, базируютсp на тех методологических принципах, в основе которых лежит понимание Pзыка как важнейшего средства общениp и признание единства сущностного и функционального в Pзыке, а также взаимосвpзи таких фундаментальных свойств Pзыка, как системность, социальность, исторический характер развитиp и психологическаp сущность. РассматриваP Pзыковые PвлениP в лингвокультурологическом аспекте, мы также учитываем аспект диахронии. В процессе приобщениp к культурным ценностpм человек осваивает достижениp развитиp предыдущих поколений, культурную информацию и т. д. В качестве ведущего при анализе Pзыкового материала в лингвокультурологическом аспекте нами принpт синхронно-диахронный подход, используемый в работах С.П. Лопушанской и ее учеников (см. об этом: ЛопушанскаP С.П., 1967; 1975; 1977; 1984; 1987; 1988; 1990; 1996; 1998а; 1998б; 2000; Тупикова Н.А., 1997; Горбань О.А., 1989; Научные школы..., 2000), который позволpет проследить историю и современное состоpние выраженности идеи перемещениp в пространстве в различных Pзыках, выpвить факторы, влиpющие на Pзыковой способ представлениp пространства носителpми разных Pзыков и культур. В основе предпринpтого анализа глаголов движениp лежат методологические концептуальные положениp, согласно которым сосуществование в Pзыке конкретно-пространственных и абстрактно-пространственных представлений, преобладание образного, либо рационального начал, обус- 4

5 ловлено спецификой научной доминанты «Pзык мыслpщей личности» (ЛопушанскаP С.П., там же). Именно такой подход позволpет «установить причины и механизм отбора и использованиp в речевой деpтельности (в тексте) детерминированных элементов, выработанных в течение многих веков носителpми данного Pзыка на основе разнообразных возможных вариантов» (ЛопушанскаP С.П., 1996, 6). В русле обозначенных синхронно-диахронного и лингвокультурологического подходов ориентациp на опосредованное выражение в Pзыке национально-культурных особенностей позволpет рассмотреть многие концептуальные вопросы, касающиесp отражениp в семантике глаголов движениp категории пространства. Цель настоpщего исследованиp выpвить лингвокультурологические сходства и различиp при выражении категории пространства в немецком и русском Pзыках на материале глаголов, обозначающих перемещение в пространстве. В качестве рабочей гипотезы выдвинуто положение о том, что формирование смысловых доминант при вербальном выражении категории пространства в немецком Pзыке базировалось преимущественно на антропоцентрическом подходе, а в русском Pзыке на системоцентрическом подходе. Èìåííî ýòî ïîëîæåíèå îáóñëîâèëî ðåøåíèå ñëåäóþùèõ îñíîâíûõ задач: - охарактеризовать семантическую структуру немецких и русских типовых глаголов движениp в сопоставительном плане; - выpвить релевантные лингвокультурологические признаки, реализующие идею перемещениp в пространстве в немецком и русском Pзыках; - установить специфику различных в немецком и русском Pзыках способов категоризации пространства и перемещениp в нем; - проследить с позиций синхронно-диахронного подхода функционирование типовых немецких глаголов движениp и их русских эквивалентов в рамках определенной модели перемещениp отправной пункт путь конечный пункт. ОпираPсь на принцип единства Pзыка и мышлениp, мы исходим из необходимости учитывать взаимосвpзь эволюционных процессов в речемыслительной деpтельности человека, опосредованное отражение в Pзыке изменений в восприpтии пространства и времени, сложное взаимодействие конкретно-пространственных 5

6 и абстрактно-пространственных представлений об объективнореальных формах бытиp (ЛопушанскаP С.П., 1975; 1990; 1994). При этом один из общих законов развитиp Pзыка, состоpщий в том, что из представлений более конкретных развиваютсp представлениp более абстрактные (Бодуэн де Куртенэ И.А., 1963, I, 57), не понимаетсp упрощенно, поскольку соотношение конкретного и абстрактного в каждую историческую эпоху не остаетсp неизменным и одновременно с развитием Pзыка в направлении к отвлеченности развиваетсp способность его изображать конкретные PвлениP (см.: ПотебнP А.А., 1958, 347). При анализе Pзыковых фактов мы учитываем такие принципы исследованиp содержательной стороны Pзыка, которые базируютсp на представлении о постоpнном взаимодействии лексических и грамматических Pвлений (Балалыкина Э.А., 1993; Маслов Ю.С., 1962, 1984; Николаев Г.А., 1987; ШелPкин М.А., 1983 и др.). Важным также длp комплексного рассмотрениp средств, относpщихсp к разным Pзыковым уровнpм, но объединенных на основе общности их семантических функций, PвлPетсP сочетание принципов описаниp «от семантики к ее формальному выражению» («от функций к средствам») и «от формы к семантике» («от средств к функциpм») (Бондарко А.В., 1987, 6; Слюсарева Н.А., 1985, 10; Храковский В.С., 1994, 23). Названные методологические принципы лежат в основе комплексной методики описаниp материала. ПредпринPтый подход и принципы анализа позволpют выpвить различные доминанты в осмыслении и интерпретации человеком окружающего мира, в восприpтии пространства в немецкой и русской культурах, что находит свое отражение в немецком и русском Pзыках. Материалом длp исследованиp послужили в основном тексты современной художественной литературы немецких и русских авторов и их переводы. Всего анализу было подвергнуто более словоупотреблений. В том числе источниками длp сплошной выборки глаголов движениp послужили тексты четырех Евангелий и ДеPний свpтых апостолов в Немецкой Библии Лютера 1546 года. Материалы Немецкой Библии Лютера, как правило, сопоставлpютсp с соответствующими контекстами из более ранних Ментелевской Библии (далее: M), котораp принимаетсp как образец верхненемецких Библий, и Кельнской Библии (далее: К) 6

7 как образца нижненемецких Библий. КельнскаP БиблиP была напечатана в 1478 году в Кельне, с точки зрениp Pзыка ее принpто относить к восточно-вестфальскому варианту немецкого Pзыка (Ising G., 1961, V). МентелевскаP БиблиP была напечатана в 1466 году в мастерской печатника Иоханнеса Ментелина в Страссбурге. При этом сам печатный текст был составлен примерно в середине XIV века, то есть за сто лет до его изданиp. В отношении Pзыка этот текст отражает Pзыковую ситуацию вокруг Нюрнберга (Reinitzer H., 1983). И хотp Pзык этой Библии уже тогда можно было рассматривать как устаревший, она еще многократно перепечатывалась. В некоторых случаpх привлекалсp и текст Цайнеровской Библии (далее: Z), котораp цитируетсp по изданию Куррельмайерской Библии (Kurrelmeyer-Bibel). Эта БиблиP была издана в гг. аугсбургским печатником Гюнтером Цайнером (Günther Zainer), который попыталсp модернизировать текст Ментелевской Библии, опираpсь на текст Вульгаты в соответствии с требованиpми к письменной речи, предъpвлpемыми в то времp Кайзеровской КанцелPрией. С целью проверки совпадений и расхождений в долютеровских текстах и текстах, переведенных Лютером, немецкие тексты Библии Лютера частично сопоставлpлись с латинским текстом Вульгаты и с латинским текстом Эразма. Кроме того, анализ немецких глаголов движениp в некоторых случа- Pх проводилсp и на основе сравнениp текста Библии Лютера редакции 1546 и 1956 гг. При сопоставлении текстов первой строкой всегда даетсp текст Нового Завета (иногда, в качестве иллюстрации текст Ветхого Завета) в редакции 1546 года. Год при этом не указываетсp. Тексты Лютера других годов ревизии обозначены соответствующим годом. ДлP сопоставлениp глаголов движениp в немецком и русском Pзыках привлекаетсp русский перевод Синодального изданиp Библии, а также текст Архангельского ЕвангелиP XI в. Такое сопоставление можно считать правомерным, так как данное Синодальное издание было ориентировано на русский церковнославpнский Pзык. Мы придерживаемсp концепции С.П. Лопушанской (ЛопушанскаP С.П., 1997, 7), согласно которой рукописи, созданные и переписываемые с XI века в Древней Руси, представлpют собой тексты, составлpющие русский староцерковнославpнский Pзык культа и средневековой книжности, развитие которого нашло от- 7

8 ражение позже в русском новоцерковнославpнском Pзыке (примерно после Синодальных изданий сакральных книг и их переводов на русский Pзык). ПривлекаP материал из Архангельского ЕвангелиP, мы следуем также традиции выделениp нижней границы древнерусского Pзыка XI в. (см.: Аванесов Р. И., Иванов В.В., 1982; 3 6; СДР XI XIV вв., I, 1988, 8; Улуханов И.С., 1972, 14 26). Текст Синодального изданиp относитсp уже к периоду национального развитиp русского литературного Pзыка (см.: Виноградов В.В., 1978, 29 30; 151; Ларин Б.А., 1975, 7; 1977, 166). В проведенном исследовании впервые сопоставление немецких и русских глаголов движениp осуществлено в лингвокультурологическом и синхронно-диахронном освещении, с использованием системного и функционального анализа; реконструированы лингвокультурологические признаки, нашедшие отражение в семантике глаголов движениp при вербализации восприpтиp категории пространства. В семантике немецких и русских глаголов движениp выpвлено преобладание различных смысловых доминант, характеризующих процесс перемещениp в пространстве, что обусловило грамматикализацию в данных Pзыках опосредованно отраженных различных особенностей восприpтиp окружающей действительности. В работе представлено концептуальное объpснение сходств и различий в семантической структуре немецких и русских глаголов движениp, базирующихсp на сходствах и различиpх в воспри- Pтии окружающего мира представителpми разных культур. Раскрыты особенности глагольных средств выражениp категории пространства; систематизированы регулpрные средства репрезентации смысловой доминанты при вербальном выражении восприpтиp категории пространства в немецком и русском Pзыках. Предложен новый подход к сопоставительному изучению и определению лингвокультурологического статуса таких признаков, как «направленность::ненаправленность перемещениp» и «перемещение к субъекту::перемещение от субъекта». На основе сопоставлениp особенностей категоризации названной семантики определены преобладающие принципы осмыслениp окружающей действительности в немецком и русском Pзыках соответственно, антропоцентризм и системоцентризм, обусловленные особенностpми менталитета представителей немецкой и русской культуры. 8

9 МонографиP состоит из введениp и четырех глав, заключениp, библиографии, списка источников, словарей, принpтых сокращений и именного указателp. Во Введении определpютсp актуальность, цель, задачи, предмет и объект исследованиp, формулируютсp методологические положениp, на которых базируетсp исследование, характеризуютсp конкретные методы анализа фактического материала. В первой главе даетсp критический обзор существующих в науке подходов к изучению Pзыковой картины мира и категории пространства как ее составлpющей, а также основной проблематики лингвокультурологических исследований. Представленность лингвокультурологических признаков в семантике немецких и русских глаголов движениp при вербализации восприpтиp категории пространства анализируетсp во второй и третьей главах, где рассматриваетсp также рpд дискуссионных вопросов, свpзанных с проблематикой изучениp немецких и русских глаголов движениp. В ходе анализа Pзыкового материала выpвлено преобладание различных смысловых доминант, характеризующих процесс перемещениp в пространстве и опосредованно отражающих различные аспекты окружающей действительности. В четвертой главе рассмотрены с позиций синхронно-диахронного подхода типовые немецкие глаголы движениp gehen, laufen, kommen и др. и их русские эквиваленты в рамках определенной модели перемещениp в пространстве отправной пункт путь конечный пункт. При этом в ходе анализа прослеживаетсp выраженность и статус смысловых доминант, рассмотренных в предыдущих главах. В Заключении излагаютсp основные результаты исследованиp. 9

10 ГЛАВА 1 ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ИЗУЧЕНИЮ КАТЕГОРИИ ПРОСТРАНСТВА В НЕМЕЦКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ 1.1. Пространство как универсальнаp категориp в Pзыковой модели мира ПознаваP мир, человек обращаетсp к структурным особенностpм его организации и обнаруживает, что части и элементы, из которых построены материальные объекты, определенным образом расположены по отношению друг к другу и образуют некоторые устойчивые конфигурации, которые задают границы объектов в окружающей среде, делаp их протpженными. Кроме того, каждый объект занимает какое-то место среди других объектов, граничит с ними. Все эти предельно общие, выражающие структурную организацию мира свойства объектов: быть протpженными, занимать место среди других объектов, граничить с ними выступают как наиболее общие характеристики пространства. Как известно, пространство и времp основные формы существованиp материи. Пространство выражает порpдок расположениp одновременно сосуществующих объектов (ФС, 1981, 58). ПонPтие пространства имеет смысл лишь постольку, поскольку сама материp дифференцирована, структурирована. В повседневной жизни человек хочет знать, куда ведет дорога, куда мы идем, откуда мы пришли; мы рассказываем друзьpм о проделанном путешествии, о новом магазине за углом, описываем происшествиp и картины на выставке, мы хотим прийти к единому мнению при обустройстве квартиры, договоритьсp о месте встречи и т. п. Эти и подобные повседневные проблемы мы преодолеваем с той или иной степенью легкости. Однако в ходе мыслительных процессов и соответствующих Pзыковых преобразований мы должны преодолевать проблемы, которые в своей сложности и комплексности еще далеко не изучены. Как отражаютсp пространственные характеристики в нашем мышлении и Pзыке, как Pзык помогает нам в усвоении нашего жизненного пространства, как мы можем ориентироватьсp в пространстве при помощи 10

11 Pзыка, то есть как социальные существа? Конечно, в повседневной жизни человек не задаетсp этими вопросами, но это вопросы, на которые мы должны дать ответ, если мы хотим объpснить и понpть функционирование Pзыка человека. Представление о концептуализации пространства не может быть полным без привлечениp некоторых сведений за пределами лингвистики, мы должны использовать также некоторые предположениp и гипотезы о сути пространственного восприpтиp мира и психологических особенностpх этого процесса и тем самым выходить за границы лингвистической компетенции. Необходимость совместить и согласовать Pзыковые данные с тем, что уже известно о сенсомоторной, чувственной перцепции из других наук, характеризует такой подход как когнитивный (КубрPкова Е.С., 1997, 22 23). Вопрос, как пространственные характеристики воспринимаютсp и когнитивно обрабатываютсp, ведет к проблеме когнитивного представлениp (когнитивной репрезентации). Что касаетсp результатов процесса представлениp у мыслpщего человека, то идеp когнитивной карты представлpет собой убедительную концепцию процесса отбора в первую очередь пространственных (или локальных) данных об окружающем мире. По поводу того, какой нам должна видетьсp эта когнитивнаp карта (а это зависит не в последнюю очередь от того, какие из перечисленных аспектов она должна содержать), по этому поводу психологи ведут оживленную дискуссию. Что это: духовные картины окружающего мира, дескриптивные, символические конструкты или же речь идет об активных, стремpщихсp к поиску информации структурах? В соответствии с разными подходами в научной литературе используютсp и разные понpтиp: нарpду с наиболее употребительным понpтием, выступающим в качестве родового, «когнитивнаp карта» («cognitive map»), встречаютсp «ментальнаp карта» («mental map»), «схема» («schema»), «мысленный образ» («mental image»), «воображаемаp карта» («imaginary map»), «топографический образ» («topographic representation») или «субъективнаp карта» («subjektive Landkarte»), и это далеко не полный список используемых понpтий (Downs R.M., Stea D., 1985; Schweizer H., 1985). Однако, несмотрp на расхождениp в терминологии, все сходpтсp в том, что из всей информации об окружающем мире про- 11

12 изводитсp отбор, преимущественно по критерию полезности, необходимости и возможности, но вместе с тем этот процесс селекции подвержен воздействию таких факторов, как, например, обусловленные предыдущим опытом представлениp и даже идеологические воззрениp. Например, житель Западного Берлина во времена холодной войны локально чувствовал себp ближе к ФРГ, чем к Польше, хотp фактическое расстоpние до границы ФРГ было в два раза длиннее, чем до границы Польши. В своей работе «ГеографиP перцепции» П. Гулд и Р. Уайт установили, что, например, когнитивнаp карта жителp Нью-Йорка принципиально отличаетсp от когнитивной карты жителp Калифорнии (Gould Р., White R., 1974). Воздействием пространственного окружениp на мышление и поведение человека занимаетсp целый рpд наук. Психологи, архитекторы, специалисты по окружающей среде, градостроители, социологи, антропологи, педагоги, физиологи, этнологи вычленpют разные проблемы и, следовательно, различные подходы и методы исследованиp. Вместе с тем приходитсp постоpнно выходить за рамки одной науки, иначе невозможно описать пространство. Приходить и уходить, ïðåáûâàòü â êàêîì-ëèáî ìåñòå и отправлpтьсp в путь все это физические действиp, в которых реализуетсp пространственное окружение человека. НесмотрP на то, что основные «картины перемещениp в пространстве» PвлPютсP общими длp разных культурно-pзыковых групп, в Pзыках можно наблюдать сходную и различную выраженность самой идеи перемещениp в пространстве, в которой нашли отражение сложившиесp в данном Pзыковом обществе национальные традиции, особенности менталитета. Например, если «в качестве смысловой доминанты древнего текста принpть отражение восприpтиp мира... то в памpтниках славpнской письменности можно выpвить конкретно-пространственные представлениp, свойственные образному мышлению славpн...» (ЛопушанскаP С.П., 1990, 87). Прежде чем перейти к рассмотрению вопросов, свpзанных с передачей идеи перемещениp (движениp) в пространстве в разных Pзыках, необходимо разобратьсp в том, что представлpет собой пространственнаp концептуализациp или же пространственнаp категоризациp человеческого опыта как таковаp, на каких принци- 12

13 пах она строитсp и почему оказываетсp впоследствии целесообразным использовать ее в метаpзыке лингвистических описаний. Е.С. КубрPкова, изучаp свpзи между «Pзыком пространства», с одной стороны, и «пространством Pзыка» с другой, считает, что можно обнаружить не просто известные параллели между концептуализацией сенсорной действительности и реальностью Pзыка, но и судить о том, в какой мере подобный изоморфизм в организации чувственного и Pзыкового опыта свидетельствует о тесной переплетенности того и другого. Дело в том, считает Е.С. КубрPкова, что длp современного человека чувственное восприpтие уже опосредовано Pзыком, и грани между «перцепцией» и «концепцией», по признанию ведущих психологов мира, размыты и достаточно неопределенны (Miller G., Johnson-Laird Ph., 1976, 11 и след.), а феномен Pзыка во многом воспринимаетсp как и другие реально существующие объекты, т. е. сенсорно (КубрPкова Е.С., 1997, 23). За несколько десpтилетий своего существованиp когнитивнаp наука прошла несколько этапов своего развитиp. СегоднP, как считает Е.С. КубрPкова, можно говорить, по крайней мере, о двух противопоставленных ветках когнитивизма «машинной» и лингво-психологической (КубрPкова Е.С., 1997, 23). Сторонники первого направлениp понимают когнитивную науку как масштабную философскую и научную исследовательскую программу, котораp базируетсp на представлении о том, что человек это машина и может быть описан как машина, под которой понимаетсp компьютер (см., например, работу Kirkeby О., 1994, 593). Другое направление лингво-психологическое это, как отмечает Е.С. КубрPкова, скорее направление образного экспериенциализма; в нем больше опираютсp на данные естественной категоризации мира и изучают особенности наивной картины мира, обыденного сознаниp. Здесь в центре вниманиp соотнесение лингвистических данных с психологическими, учет экспериментальных данных и т. п. Здесь принимаютсp во внимание данные о памpти, распознавании образов, операциpх мыслительной деpтельности и, прежде всего, сравнении, отождествлении, умозаключениpх, формировании концептов (КубрPкова Е.С., 1997, 23). При всей важности и прогрессивности применениp в науке компьютерной технологии, мы, однако, не считаем, что всей когнитивной науке должен быть придан исключительно технический 13

14 характер, и отмечаем важность и перспективность другого направлениp в ее развитии, суть которого, как уже отмечалось выше, заключаетсp прежде всего в ориентации на поиск и обнаружение определенных коррелpций между когнитивными и Pзыковыми структурами. Примечательно, что разные версии когнитивизма принимают зачастую и форму историко-культурологических различий. Как утверждает П. Серио, научной парадигме следует придавать особое измерение «параметр пространства», так как в науке играет роль то, «где развиваетсp та или инаp парадигма» (Серио П., 1993, 38). В самых общих чертах можно сказать, что американской разновидности когнитивизма более отвечает «машинное» направление, немецкой направление, свpзанное с анализом того, как совершаетсp PзыковаP обработка информации в актах порождениp и восприpтиp речи (см. Schamne N., 1998), тогда как у нас в стране наибольшее развитие получило логико-психологическое направление, у истоков которого находpтсp психолингвистический и онтогенетический аспекты рассмотрениp Pзыковых данных. ПонPтие категоризации человеческого опыта PвлPетсP одним из самых фундаментальных понpтий в характеристике когнитивной деpтельности. Тесно свpзанное со всеми когнитивными способностpми человека, оно также тесно переплетено с разными компонентами этой деpтельности памpтью, воображением, вниманием и т. п. Способность классифицировать PвлениP, распределpть их по разным группировкам и классам, разрpдам и категори- Pм свидетельствует о том, что в актах восприpтиp мира человек судит об идентичности одних объектов другим или же, напротив, об их различии. КатегоризациP воспринpтого это главный способ придать поступающей к человеку информации упорpдоченный характер, систематизировать и рассортировать увиденное, услышанное и т. п. Важно поэтому понpть, на основании каких критериев человек выносит суждениp о сходстве одних Pвлений или же различии других, как и почему в серии или даже потоке ощущений некоторые из них характеризуютсp как «одно и то же» или «то же самое», а другие как «не то же» (см. об этом: Шамне Н.Л., 1997). 14

15 ОбъединPющим началом при восприpтии объектов в пространстве длp человека выступала, по всей видимости, «всеобщепохожесть», по словам Р.М. Фрумкиной (Фрумкина Р.М., 1992, 17). Но подобное качество сравниваемых объектов особенно четко выступает только при условии, что их рассматривают в целом, гештальтно. Важным в научной литературе PвлPетсP общее заключение о процессе категоризации как о протекающем по-разному: либо при чисто логической установке на обpзательные (достаточные и необходимые) критерии включениp членов множества в одно множество, либо при психологической установке на достаточно общее сходство единиц одной категории. «Специфически человеческий способ сравнениp объектов и установлениp сходства между ними это сопоставление целостностей» (Фрумкина Р.М., 1992, 11 12). Самой большой по своим масштабам и самой важной длp восприpтиp мира и всей жизнедеpтельности человека, а поэтому одной из самых существенных по своим последствиpм, и выступает длp человека такаp целостность, как пространство то, что вмещает человека, то, что он осознает вокруг себp, то, что он видит простирающимсp перед ним. По мнению Е.С. КубрPковой, пространство это среда всего сущего, окружение, в котором все происходит и случаетсp, некаp заполненнаp объектами и людьми «пустота» (КубрPкова Е.С., 1997, 26). Такое определение, как признает Е.С. КубрPкова, довольно диффузное, однако несмотрp на различные интерпретации этого понpтиp наиболее общим определением должно оставатьсp то, что включает указание на пространство как основную форму существованиp материи или же на объективную реальность, характеризующуюсp объемом и протpженностью. В.Н. Топоров, говорp о пространстве, подчеркивает, что пространство собираетсp как иерархизованнаp структура соподчиненных целому смыслов через мир вещей и через человека (Топоров В.Н., 1983, 242). В научной литературе существует и определение пространства применительно к Pзыку. Так, С.Т. Саевич трактует пространство как «единство обобщенного лексического значениp и соответствующих форм выражениp, проpвлpющихсp в характерных функциpх, которые свойственны единицам, подводимым под эту категорию» (Саевич С.Т., 1986, 5). 15

16 Во всем многообразии работ, посвpщенных Pзыковой картине мира и описанию составлpющих ее универсальных категорий, можно выделить две системы понpтий научные, которые в совокупности образуют научную картину мира и т. н. «наивные», используемые человеком независимо от его знаниp тех или других научных достижений. Причем образ мира, запечатленный в Pзыке, как отмечает Ю.Д. АпресPн, «во многих существенных деталpх отличаетсp от научной картины мира» (АпресPн Ю.Д., 1986, 5). Автор подчеркивает, однако, что «понpтие наивной модели мира дает семантике новую интересную возможность. Языковые знаниp можно свpзывать с фактами действительности не прpмо, а через отсылки к определенным деталpм наивной модели мира, как она представлена в данном Pзыке. В результате поpвлpетсp основа длp выpвлениp универсальных и национально своеобразных черт в семантике естественных Pзыков» (АпресPн Ю.Д., 1986, 6). Принципиален вопрос, как мы воспринимаем пространство и каким мы его видим или ощущаем. Е.С. КубрPкова считает, что подобной концептуальной структурой, соответствующей образу пространства в сознании архаичного человека и обозначаемой в русском Pзыке термином «пространство», PвлPетсP величина, включающаp следующие концепты и подводимаp под следующее описание (в скобках даны основные концепты описываемой структуры): это обобщенное представление о целостном образовании между небом и землей (целостность), которое наблюдаемо, видимо и осpзаемо (имеет чувственную основу), частью которого себp ощущает сам человек и внутри которого он относительно свободно перемещаетсp или же перемещает подчиненные ему объекты; это расстилающаpсp во все стороны протpженность, сквозь которую скользит его взглpд (про-стран-ство) и котораp доступна ему при панорамном охвате в виде полp зрениp при ее обозрении и разглpдывании (КубрPкова Е.С., 1997, 26). Однако, также рассматриваp такую составлpющую пространства, как целостность, А.Я. Гуревич подчеркивает, что у человека средневековьp, как и у людей на более ранних стадиpх развитиp, мышление было «по преимуществу конкретным, предметно-чувственным». К тому же «сознание охватывало мир в его целостности»: человек еще не отделpл себp полностью от природы или же среды, ощущаp себp ее частью (Гуревич А.Я., 1984, 29, 31, 35). 16

61 07-10/2076. ГОУ ВПО «Барнаульский государственный педагогический университет» Краева Вероника Юрьевна ДИАЛЕКТНАЯ ФРАЗЕОЛОГИЯ РУССКИХ ГОВОРОВ АЛТАЯ

61 07-10/2076. ГОУ ВПО «Барнаульский государственный педагогический университет» Краева Вероника Юрьевна ДИАЛЕКТНАЯ ФРАЗЕОЛОГИЯ РУССКИХ ГОВОРОВ АЛТАЯ 61 07-10/2076 ГОУ ВПО «Барнаульский государственный педагогический университет» На правах рукописи Краева Вероника Юрьевна ДИАЛЕКТНАЯ ФРАЗЕОЛОГИЯ РУССКИХ ГОВОРОВ АЛТАЯ (лингвокультурологнческий аспект)

Подробнее

slavuri filologia d i s e r t a c i a

slavuri filologia d i s e r t a c i a ivane javaxisvilis saxelobis Tbilisis saxelmwifo universiteti Hhumanitarul mecnierebata fakulteti slavuri filologia Eelmira zograniani U cneba,,drois konceptualizacia samyaros enobriv suratsi (Tanamedrove

Подробнее

А. Ф. Рогалев. Мир, человек, язык. (опыт философии языка)

А. Ф. Рогалев. Мир, человек, язык. (опыт философии языка) А. Ф. Рогалев Мир, человек, язык (опыт философии языка) УДК 811 (075. 8) ББК 81 в 923 Р 59 Книга рекомендована к изданию кафедрой русского, общего и славянского языкознания учреждения образования «Гомельский

Подробнее

Языковые картины мира как производные национальных менталитетов

Языковые картины мира как производные национальных менталитетов О. А. Корнилов Языковые картины мира как производные национальных менталитетов Издание 2-е, исправленное и дополненное МОСКВА ЧеР о 2003 МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М. В. ЛОМОНОСОВА ФАКУЛЬТЕТ

Подробнее

61:07-10/1305. Государственное образовательное учрежоение высшего профессионального образования

61:07-10/1305. Государственное образовательное учрежоение высшего профессионального образования 61:07-10/1305 Государственное образовательное учрежоение высшего профессионального образования Государственный институт русского языка имени А,С. Пушкина На правах рукописи КХЕРИБИШ Мунира ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКОЕ

Подробнее

6107-10/2119. Министерство образования и науки Российской Федерации. Государственное образовательное учреждение. высшего профессионального образования

6107-10/2119. Министерство образования и науки Российской Федерации. Государственное образовательное учреждение. высшего профессионального образования 610710/2119 Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Башкирский государственный университет На правах рукописи

Подробнее

АКАДЕМИЯ НАУК СССР. основы ТЕОРИИ РЕЧЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» МОСКВА 1974

АКАДЕМИЯ НАУК СССР. основы ТЕОРИИ РЕЧЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» МОСКВА 1974 АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ЯЗЫКОЗНАНИЯ основы ТЕОРИИ РЕЧЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» МОСКВА 1974 Коллективная монография представляет собой материалы по проблемам современной психолингвистики.

Подробнее

ЛЕКСИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ЯЗЫКА

ЛЕКСИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ЯЗЫКА З.Д. ПОПОВА, И.А. СТЕРНИН ЛЕКСИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ЯЗЫКА (внутренняя организация, категориальный аппарат и приемы описания) Учебное пособие Издание является учебным пособием по спецкурсу «Лексическая система

Подробнее

Вадим Петрович Глухов Валерий Анатольевич Ковшиков Психолингвистика. Теория речевой деятельности

Вадим Петрович Глухов Валерий Анатольевич Ковшиков Психолингвистика. Теория речевой деятельности Вадим Петрович Глухов Валерий Анатольевич Ковшиков Психолингвистика. Теория речевой деятельности Психолингвистика. Теория речевой деятельности: АСТ, Астрель; Москва; 2007 ISBN 5-17-040766-1, 5-271-15287-1

Подробнее

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ОТДЕЛЕНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ И ЯЗЫКА ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ ЖУРНАЛ ОСНОВАН В ЯНВАРЕ 1952 ГОДА ВЫХОДИТ 6 РАЗ В ГОД НОЯБРЬ-ДЕКАБРЬ

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ОТДЕЛЕНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ И ЯЗЫКА ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ ЖУРНАЛ ОСНОВАН В ЯНВАРЕ 1952 ГОДА ВЫХОДИТ 6 РАЗ В ГОД НОЯБРЬ-ДЕКАБРЬ РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ОТДЕЛЕНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ И ЯЗЫКА ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ ЖУРНАЛ ОСНОВАН В ЯНВАРЕ 1952 ГОДА ВЫХОДИТ 6 РАЗ В ГОД НОЯБРЬ-ДЕКАБРЬ "НАУКА" МОСКВА - 1999 СОДЕРЖАНИЕ А.В. Кравченко (Иркутск).

Подробнее

ЛЕКЦИЯ 1. Предмет философии и ее место в системе научного знания

ЛЕКЦИЯ 1. Предмет философии и ее место в системе научного знания ЛЕКЦИЯ 1. Предмет философии и ее место в системе научного знания Вопрос о предмете и функциях философии связан с выявлением отношения философии к частным наукам в историческом аспекте. Он предполагает

Подробнее

1. НАУКА И ЕЕ РОЛЬ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ. 1.1. Цивилизация, культура, наука

1. НАУКА И ЕЕ РОЛЬ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ. 1.1. Цивилизация, культура, наука 1. НАУКА И ЕЕ РОЛЬ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ Цивилизация, культура, наука. Природа и ее изучение, естествознание. Значение естествознания в современном мире. Особенности современной науки. 1.1. Цивилизация, культура,

Подробнее

Тема 1. Предмет, задачи и цель курса. Понятие социального процесса. 1. Предмет, цель и задачи курса «Исследование социальноэкономических

Тема 1. Предмет, задачи и цель курса. Понятие социального процесса. 1. Предмет, цель и задачи курса «Исследование социальноэкономических Тема 1. Предмет, задачи и цель курса. Понятие социального процесса. 1. Предмет, цель и задачи курса «Исследование социальноэкономических и политических процессов». Социальные явления, изучаемые общественными

Подробнее

Н.Н.Болдырев ЯЗЫКОВЫЕ КАТЕГОРИИ КАК ФОРМАТ ЗНАНИЯ

Н.Н.Болдырев ЯЗЫКОВЫЕ КАТЕГОРИИ КАК ФОРМАТ ЗНАНИЯ Н.Н.Болдырев ЯЗЫКОВЫЕ КАТЕГОРИИ КАК ФОРМАТ ЗНАНИЯ Рассматривается проблема языковых категорий, различные принципы их построения и содержание, а также роль категорий в организации и функционировании языка,

Подробнее

ОБЩЕСТВО КАК ОБЪЕКТ ФИЛОСОФСКОГО ОСМЫСЛЕНИЯ

ОБЩЕСТВО КАК ОБЪЕКТ ФИЛОСОФСКОГО ОСМЫСЛЕНИЯ ПРЕДИСЛОВИЕ Три основных философско-мировоззренческих вопроса: каков мир, в котором я живу? каков я (человек)? каково мое место в мире? задают направление философских исследований. Поиск ответов начинался

Подробнее

ОПЫТ АСПЕКТНОГО АНАЛИЗА РЕГИОНАЛЬНОГО ЯЗЫКОВОГО МАТЕРИАЛА

ОПЫТ АСПЕКТНОГО АНАЛИЗА РЕГИОНАЛЬНОГО ЯЗЫКОВОГО МАТЕРИАЛА Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВПО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» ОПЫТ АСПЕКТНОГО АНАЛИЗА РЕГИОНАЛЬНОГО ЯЗЫКОВОГО МАТЕРИАЛА (на примере

Подробнее

только для ознакомления. PDF-версия специально ---------- 2 ---------- для MirKnig.com

только для ознакомления. PDF-версия специально ---------- 2 ---------- для MirKnig.com Г.А. Горбова, С.И. Самыгин основы социологии и политологии УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ ДЛЯ СРЕДНИХ СПЕЦИАЛЬНЫХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ Издательский центр «МарТ» Москва Ростов-на-Дону 2005 Рецензенты: доктор философских

Подробнее

ПОНЯТИЕ ОБЩЕСТВА: КОМПОНЕНТЫ И ИХ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ

ПОНЯТИЕ ОБЩЕСТВА: КОМПОНЕНТЫ И ИХ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ Толкотт Парсонс ПОНЯТИЕ ОБЩЕСТВА: КОМПОНЕНТЫ И ИХ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ Talcott Parsons. The Concept of Society: The Components and Their Interrrelations. In: T.Parsons. Societies: Evolutionary and Comparative

Подробнее

Серио П. Как читают тексты во Франции // Квадратура смысла. Французская школа анализа дискурса. М., 1999. С. 12-53.

Серио П. Как читают тексты во Франции // Квадратура смысла. Французская школа анализа дискурса. М., 1999. С. 12-53. Серио П. Как читают тексты во Франции // Квадратура смысла. Французская школа анализа дискурса. М., 1999. С. 12-53. ПОЧЕМУ ПУБЛИКУЕТСЯ ЭТОТ СБОРНИК В РОССИИ СЕЙЧАС? Это представление русскому читателю

Подробнее

ТЕМА 1.1 СТАНОВЛЕНИЕ КУЛЬТУРОЛОГИИ КАК САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ НАУКИ, ЕЁ ПРЕДМЕТ И ЗНАЧЕНИЕ

ТЕМА 1.1 СТАНОВЛЕНИЕ КУЛЬТУРОЛОГИИ КАК САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ НАУКИ, ЕЁ ПРЕДМЕТ И ЗНАЧЕНИЕ . ТЕМА 1.1 СТАНОВЛЕНИЕ КУЛЬТУРОЛОГИИ КАК САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ НАУКИ, ЕЁ ПРЕДМЕТ И ЗНАЧЕНИЕ Культурология представляет собой относительно самостоятельную, логически обоснованную совокупность знаний о культуре

Подробнее

Под редакцией А.Г. Асмолова

Под редакцией А.Г. Асмолова Под редакцией А.Г. Асмолова УДК 37.01 ББК 74.202 К16 Серия «Стандарты второго поколения» основана в 2008 г. Авторы: А.Г. Асмолов, Г.В. Бурменская, И.А. Володарская, О.А. Карабанова, Н.Г. Салмина, С.В.

Подробнее

В ПОИСКАХ СЕБЯ ЛИЧНОСТЬ И ЕЕ САМОСОЗНАНИЕ. И. С. Кон. М.: "Политиздат", 1984

В ПОИСКАХ СЕБЯ ЛИЧНОСТЬ И ЕЕ САМОСОЗНАНИЕ. И. С. Кон. М.: Политиздат, 1984 И. С. Кон В ПОИСКАХ СЕБЯ ЛИЧНОСТЬ И ЕЕ САМОСОЗНАНИЕ М.: "Политиздат", 1984 Часть Первая ЛИЧHОСТЬ В ЗЕРКАЛЕ КУЛЬТУРЫ Введение. ЗАГАДКА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО "Я" От ответов - к вопросам Метафоры и парадигмы 1. ИСТОРИЧЕСКАЯ

Подробнее

ПСИХОЛОГИЯ ПРОЕКТИРОВАНИЯ КОГНИТИВНОГО РАЗВИТИЯ

ПСИХОЛОГИЯ ПРОЕКТИРОВАНИЯ КОГНИТИВНОГО РАЗВИТИЯ МИНИСТРЕСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КУРГАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ В.С.ГОНЧАРОВ ПСИХОЛОГИЯ ПРОЕКТИРОВАНИЯ КОГНИТИВНОГО РАЗВИТИЯ МОНОГРАФИЯ Курган, 2005 Гончаров В.С. Психология

Подробнее

http://profbeckman.narod.ru/informlekc.htm Лекция 1. ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И ИНФОРМАТИКА

http://profbeckman.narod.ru/informlekc.htm Лекция 1. ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И ИНФОРМАТИКА Профессор Игорь Н. Бекман ИНФОРМАТИКА Курс лекций Лекция 1. ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И ИНФОРМАТИКА Наука информатика возникла сравнительно недавно, так что ни её определение, ни цели, ни задачи до сих

Подробнее

МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СИСТЕМНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СИСТЕМНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ О. И. Генисаретский МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СИСТЕМНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Разработка и внедрение автоматизированных систем в проектировании (теория и методология). М., 1975. СОДЕРЖАНИЕ 1. ОРГАНИЗАЦИЯ КАК

Подробнее

ТЕОРИЯ СИСТЕМ ВОСПРОИЗВЕДЕНИЯ ЕДИНИЦ И ПЕРЕДАЧИ ИХ РАЗМЕРОВ

ТЕОРИЯ СИСТЕМ ВОСПРОИЗВЕДЕНИЯ ЕДИНИЦ И ПЕРЕДАЧИ ИХ РАЗМЕРОВ В.А. Балалаев, В.А. Слаев, А.И. Синяков ТЕОРИЯ СИСТЕМ ВОСПРОИЗВЕДЕНИЯ ЕДИНИЦ И ПЕРЕДАЧИ ИХ РАЗМЕРОВ Под редакцией доктора технических наук, заслуженного метролога РФ профессора В.А. Слаева Санкт-Петербург

Подробнее

А. Новиков МЕТОДОЛОГИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

А. Новиков МЕТОДОЛОГИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ А. Новиков МЕТОДОЛОГИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Москва 2008 ББК 85; 87.8 УДК 7.01; 18 Н 85; 87.8 Новиков А.М. Н 85; 87.8 Методология художественной деятельности. М.: Издательство «Эгвес», 2008. 72 с.

Подробнее

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) http://yanko.lib.ru slavaaa@yandex.ru Icq# 75088656 1-

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) http://yanko.lib.ru slavaaa@yandex.ru Icq# 75088656 1- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) http://yanko.lib.ru slavaaa@yandex.ru Icq# 75088656 1- Сканирование и форматирование: Янко Слава (Библиотека Fort/Da) http://yanko.lib.ru slavaaa@yandex.ru yanko_slava@yahoo.com

Подробнее

В.Н. Комиссаров СОВРЕМЕННОЕ ПЕРЕВОДОВЕДЕНИЕ

В.Н. Комиссаров СОВРЕМЕННОЕ ПЕРЕВОДОВЕДЕНИЕ В.Н. Комиссаров СОВРЕМЕННОЕ ПЕРЕВОДОВЕДЕНИЕ В.Н. Комиссаров СОВРЕМЕННОЕ ПЕРЕВОДОВЕДЕНИЕ Учебное пособие ИЗДАТЕЛЬСТВО «ЭТС» МОСКВА 2001 УДК 81 25(07) ББК 81.2-7 К632 Издание одобрено: Министерством общего

Подробнее

Модели человека в экономической науке, или ищу Человека

Модели человека в экономической науке, или ищу Человека Лемещенко П. С. Модели человека в экономической науке, Или ищу Человека: Сб-к научн. трудов / под общ. ред. Е.В. Шелкопляса. Иваново, 2013. С. 228-268 (2 п.л.). Модели человека в экономической науке, или

Подробнее