МАТЕМАТИЧЕСКИЙ ИДЕАЛ НАУКИ КАК ИСТОЧНИК КУЛЬТУРНЫХ ФОРМ А.А. Тютюнников

Размер: px
Начинать показ со страницы:

Download "МАТЕМАТИЧЕСКИЙ ИДЕАЛ НАУКИ КАК ИСТОЧНИК КУЛЬТУРНЫХ ФОРМ А.А. Тютюнников"

Транскрипт

1 43 МАТЕМАТИЧЕСКИЙ ИДЕАЛ НАУКИ КАК ИСТОЧНИК КУЛЬТУРНЫХ ФОРМ А.А. Тютюнников (При содействии РГНФ, проект ) Новые идеи в философии: Межвуз. сб. науч. трудов. Вып.7. Пермь: Изд-во Пермского государственного университета, С Лишь тогда человеческая деятельность возвышается до того, чтобы называться культурной деятельностью, когда она, как это требуется смыслом самого слова культура, чревата формой. Тайна формы сродни тайне живого культуру недаром называют второй природой. Но вторая, не первая. Именно поэтому тайна формы в культуре есть в одинаковой мере как тайна бессознательного, так и тайна ratio. В глубинах бессознательного, говорил Шпенглер, залегают прасимволы культуры. Рассудочный ум не достигает этих глубин. Он ограничен, и, как таковой, он исток ограничения, без которого невозможна никакая форма, творимая человеком. Первый продукт ratio, непосредственно связанный с идеей ограничения, число. В числе, как в знаке законченного экстенсивного ограничения, заложена сущность всего действительного, всего, что стало, познано и разграничено в одно и то же время Но, как говорят, есть число и число. Разве ли число только знак? Не коренится ли оно в самом бытии, согласно традиции, восходящей к платоникам и древнему пифагорейству? И это должно быть так, если вдуматься в смысл факта (а факты упрямая вещь!) принципиальной познаваемости мира.

2 44 Это должно быть так, ибо выявляемая человеческим познанием объективная форма мира как бытия-для-нас есть лишь модус (или же фрагмент) формы мира как бытия-для-себя, преднаходимой нашей интуицией с той же степенью достоверности, с какой мы можем, например, утверждать, что мир не есть исключительно продукт нашего познания. И если мы не можем мыслить форму без устрояющего ее числа, то может ли вообще существовать какая бы то ни было форма без того, чтобы принципом ее не выступало число? Его трудно мыслить, как трудно мыслить, например, пространство и время вне соотносимых с ними мер, как трудно мыслить чистое качество, абстрагируясь от больше или меньше, то есть не привнося в свою мысль ничего количественного. У Платона число такого рода, взятое само по себе, то же, что идея. Это о нем, вторя Платону и платоникам, Шпенглер замечает: Число предшествует рассудочному уму, а не наоборот. И далее: Числа суть творческие, а не творимые сущности 2. Культуру называют второй природой... Надо отдавать себе отчет в том, что это не метафора, а глубокая символическая формула, следствия которой труднообозримы. Впрочем, ближайшее лежит на поверхности: как вторая природа, культура есть миметическая деятельность, подражание природе первой. Познание, раскрывающее смысл числа как верховного принципа мироздания, выявляет тем самым ведущую роль числа в становлении тела культуры. Первое ограничение культуры, ее первая форма, не есть, однако, результат самой культуры. Эта первая форма принадлежит миру наравне со всеми другими формами, в нем существующими. Ее мы называем культурной эпохой. Формообразующая деятельность культуры в границах эпохи предполагает наличие неких рациональных схем, присущих данной эпохе, которые направляют эту деятельность и которые сами являются первыми продуктами культуры. Каждая культурная эпоха строит себя на имманентном ей рациональном фундаменте. Если же число, как принцип ограничения, есть идеал ratio ограниченного и ограничивающего рассудочного ума, то вряд ли вызовет нарекания тезис, высказанный в духе Шпенглера, что характерное для каждой культурной эпохи чувство числа и проникнутый этим чувством mathesis эпохи являются началом, своего рода архэ, всех ее многообразных творений. Хотя автор Заката Европы ставит научную математику и точное естествознание в один ряд с другими феноменами культуры, прежде всего с искусством, как равноценные им альтернативы для выражения исконной математической интуиции, таящейся в недрах всякой культуры, все же, на наш взгляд, следует признать, что именно наука облекает эту интуицию в наиболее ясные формы, тем самым делая отчетливо зримым соответствующий математический идеал. В этом, кажется, убеждают нас и шпенглеровские аналогии, в которых писаной, то есть научной математике отводится роль устойчивой рифмы, скрепляющей целое авторской мысли. Они всем известны. Телесность пифагорейского числа и феномен эллинской скульптуры и архитектуры, основанных на строгом каноне; идея эвклидовой геометрии и анализа

3 45 бесконечно малых и ее осуществление в архитектуре дорического и готического стилей, еще за целые столетия до того, как родились первые математики соответствующих культур 3 ; картезианская аналитическая геометрия и система государств, основанная на династическом родстве; та же геометрия и феномены инструментальной музыки и масляной живописи, контрапункт и перспектива; мастера анализа от Ньютона до Гаусса и музыкальные гении Бах, Глюк, Гайдн, Моцарт; теория предела, выражающая идею процесса бесконечного приближения, и фаустовское чувство истории; энтропия и западное понятие цели развития... Есть нечто мистическое во вневременной логике культуры у Шпенглера. Не удивительно! Ведь и само исконное чувство числа мистическое в своей основе чувство. И понятно, почему математическая интуиция сродни религиозной, почему великие математические мыслители, художники в царстве чисел, отправляясь от религиозной интуиции, достигли открытия основных математических проблем своей культуры 4 и почему, наконец, в основании всякого знания природы, хотя бы и самого точного, лежит религиозная вера 5, так что физическая картина мира есть отголосок и выражение религии 6. Обратимся к ближайшему. Возьмем современную эпоху и поставим такой вопрос: насколько обусловлена современная нам культура культом числа, отправляемом в храме точной науки? Мы полагаем, что эта обусловленность существенная, хотя, как правило, не непосредственная и оттого, скорее, неявная. Прежде всего: где начальный рубеж нашей эпохи? По многим признакам и темам современной культуры, о которых разговор особый, рубежом этим следует считать исторический романтизм. То есть начало нашей эпохи приблизительно совпадает с началом XIX века. Две формообразующие тенденции встречаются на этом рубеже и с необыкновенной силой резонируют друг на друге, порождая в облике романтизма прафеномен нашей эпохи. Одна стихийно-поэтическая, вырывающаяся из недр самой жизни, несет в себе энергию художественного гения человечества начиная с Гомера и кончая Гёте; другая философско-рационалистическая достигает своей критической силы в творчестве Канта и через Фихте, Шеллинга и Гегеля сообщает исходный импульс всей новейшей философской культуре. Эта вторая тенденция нагнетает в своем философском crescendo созвучия многочисленных проблем, вызванных к жизни развитием точной науки. Начать хотя бы с того, что творчество Канта явилось у самых истоков своих неким откликом со стороны философии на формирование первой системы математического естествознания классической механики XVII- XVIII вв. И. Кант был тем философом, который в свое время яснее всех понял интуитивные идеи Ньютона и их приложения, пишет Г.-Ю. Тредер 7. Непостижимая эффективность математики в естественных науках 8, продемонстрированная ньютоновской механикой, или, другими словами, факт предустановленной гармонии между априорной формой математики (Кант считал математику априорной наукой) и эмпирическим содержанием

4 46 естествознания вот что, наряду с юмовским скептицизмом, навело Канта на мысль о законодательной роли разума в отношении природы. Кант, можно сказать, открыл космос внутри нас, поскольку и тот космос, что испокон веку пленял воображение человека, есть, согласно Канту, порождение разума. Романтическая религия универсума была вдохновлена этим открытием. Мы мечтаем о странствиях во вселенной, но разве не внутри нас вселенная? Глубин своего духа не ведаем... (Новалис). Или: Все вне человека есть лишь иное в нем, все есть отражение его духа, как и его дух есть отпечаток всего (Шлейермахер). Фихте, чья философия стала непосредственным идейным источником немецкого романтизма, по словам не-романтика Б. Рассела (не всем открытие Канта вскружило голову!), довел субъективизм до степени, которая, по-видимому, граничила с безумием 9 : мир у Фихте является как порождение Я, как результат самопознания абсолютного субъекта. Оценка Расселом указанной субъективистской тенденции в философии романтизма не показалась бы нам слишком категоричной, если бы уже в нашем столетии из лагеря математиков, коллег Рассела, которых трудно заподозрить в безумии, не раздавались высказывания, подобные тому, что принадлежит Г. Вейлю: Я думаю... что действительность не есть бытие как таковое <an sich> она самоконструируется для сознания 10. Не только как математик, но и как физиктеоретик большого таланта, Вейль, конечно, знал о предустановленной гармонии, подвигнувшей Канта на его критику разума, не понаслышке. Ф. де Ла Барт, известный литературовед начала века, считал одной из главных черт психической организации романтиков страстное искание синтеза. Личность мыслит себя частью великого единого целого, смотрит на себя как на микрокосм, в котором отражаются процессы мировой жизни, как отражается луч солнца в капле росы, писал он 11. Романтики по-своему пережили и трактовали кантовское понятие трансцендентального синтеза, бывшее центральным звеном системы критической философии. В фокусе романтического стремления к синтезу мы видим такие романтические идеалы, как идеал универсальной религии художников, идеал новой мифологии, ни в чем не уступающей мифологии древних, идеал философии, которая одновременно была бы и наукой, и искусством, и самой жизнью, идеал человечности, объединяющий всех людей, независимо от их национальности, вероисповедания и иных различий (думается, не бессмысленной была бы попытка проследить романтические корни лозунга пролетарии всех стран, соединяйтесь! ), идеал романа как универсальной свободной формы, способной вобрать в себя и наиболее полно отобразить универсальное целое жизни... Романтическая вера в синтез имела, однако, сильный аргумент в свою пользу на стороне рационального знания... В XVIII веке, с внедрением аналитических методов в механику, которая первоначально была построена Ньютоном more geometrico, намечается тенденция сведения этой науки к одному базовому принципу к принципу наименьшего действия, сформулированному Мопертюи, Эйлером и Лагранжем. Любопытно, что Мопертюи называл свой закон покоя метафизическим, полагая, что нашел его a priori из соображений

5 47 божественного порядка: Бог действует в природе наиболее экономным способом. (До Мопертюи подобным же образом рассуждал П. Ферма, объясняя закон кратчайшего времени распространения света, восходящий к Герону Александрийскому, тем, что природа действует наиболее легкими и доступными путями 12.) Мог ли такой проницательный ум, каким был Кант, оставить вне поля зрения всю эту метафизическую проблематику в самих основах естествознания? Метафизическая склонность человеческого разума, склонность к универсальному синтезу, обнаруживала себя здесь математически убедительно. Еще Ньютон поставил задачу вывести из начал механики и остальные явления природы 13. Надо оценить весь романтический запал этой задачи. Надо оценить всю символическую мощь лаконичной формулы второго закона Ньютона. Кто испытал магию формул физики, тот прикоснулся к самой сути романтического символизма и, может быть, всей романтической философии. Вообразить только: в одной формуле заключена система дифференциальных уравнений, описывающих движения всех тел во вселенной! Лишь начальные условия нам не доступны во всей их совокупности, но, по крайней мере, мы уже можем представить себе божественный ум, который знает их все сразу и который, таким образом, знает всё и прошлое, и настоящее, и будущее вселенной ( Лапласов ум ). Романтизм начинается там, где конечному человеческому рассудку открывается сам принцип бесконечного, божественного, непосредственно рассудком не исследимого. Этот принцип, будучи как-то выраженным, оказывается, очевидно, символом, ибо конечное и бесконечное по самому смыслу понятия символ сливаются в нем в абсолютное тождество. Через символ и символы человеку дано вообразить себя Богом... И это тоже будет романтизм. Конструктивная работа романтических идей является едва ли не самым главным фактором развития современной науки. Во всяком случае в математике и физике дело обстоит, похоже, именно так. Особо плодотворной оказалась здесь идея единства. Так, на многие годы вперед, вплоть до настоящего времени, судьба фундаментальной математики и фундаментальной теоретической физики была в значительной мере предопределена мощным синтетическим принципом, выдвинутым в 1872 г. Ф. Клейном. Согласно этому принципу, вошедшему в историю под названием Эрлангенской программы, пишет Вл.П. Визгин, различные геометрии были интерпретированы как теории инвариантов определенных групп преобразований, соответствующих этим геометриям. Таким образом, все разнообразие геометрических систем (евклидова, неевклидова, проективная, аффинная, конформная и т. д.) удалось понять с единой теоретикоинвариантной точки зрения 14. И хотя программа Клейна относилась прежде всего к геометрии, она, в силу упомянутой выше предустановленной гармонии, дала поразительные результаты в физике, что всякий раз, при каждом новом успехе теоретико-инвариантного подхода, заставляло физиков вспоминать знаменитое Галилеево изречение: Книга природы написана на языке математики.

6 48 Другими словами: физика нашего столетия в своих фундаментальных разделах была трактована геометрически. Интересно сопоставить тенденцию к геометризации физики с подобными же явлениями в искусстве. Сезанновский принцип трактовки природных форм посредством цилиндра, конуса и шара можно рассматривать как своего рода аналог Эрлангенской программы. Этот принцип стал отправным пунктом концепций абстракционизма, кубизма, футуризма и других модернистских течений, в которых геометрические мотивы в большей или меньшей степени выдвигались на первый план. Ярким примером превращения живописи в мистику геометрии может служить творчество П. Мондриана, который начал как пейзажист, а закончил прямолинейными конструкциями. Как закономерный итог супрематических исканий К. Малевича воспринимается его Черный квадрат. В мире простейших геометрических элементов формы ищут новые средства выразительности П. Пикассо (особенно это касается аналитического периода его творчества), Ж. Брак, В. Кандинский, П. Клее... Геометрические идеи проникают и в музыку. В гармонии XX в. утверждается своеобразный релятивистский принцип : она находит себя вне систем отсчета, связанных с определенной тональностью (так называемая атональная музыка), и вне системы интервалов, фиксирующих консонансы как центры тяготения созвучий, на математическом уровне это означает, что гармоническая конструкция оказывается совершенно независимой от каких-либо выделенных числовых пропорций, точно так же, как свойства геометрического объекта не зависят от конкретных числовых характеристик, приписываемых ему в данной системе координат. Математическая сущность новой гармонии заключается уже не в самих числовых пропорциях, а в конкретном многообразии трансформаций исходного объекта по горизонтали (во времени) и по вертикали (в музыкальном пространстве) например ряда из двенадцати звуков в разработанной А. Шёнбергом технике додекафонии, так что сам объект выступает при этом как некий инвариант данного многообразия ( группы ) трансформаций. Эта геометрическая сущность новой гармонии настолько близка сущности мироздания, как она открывается перед теоретической физикой XX в., основным инструментом которой стала теория групп, что, выражаясь словами Т. Манна, вложенными в уста его героя Адриана Леверкюна, можно говорить в определенном смысле о звездном, космическом распорядке, лежащем в основе современной музыкальной формы. Наконец, представляет интерес выяснить, в какой мере геометрический стиль современной цивилизации (в шпенглеровском понимании этого слова), обусловленный опять-таки развитием науки как главного фактора научнотехнического прогресса, есть одновременно и стиль культуры, хотя и привнесенный в нее цивилизацией, но внутренне глубоко ею пережитый. Эта тема, однако, выходит уже за рамки настоящей статьи. 1 Шпенглер О. Закат Европы. Новосибирск, С Там же. С Там же.

7 49 4 Там же. С Там же. С Там же. С Тредер Г.-Ю. И. Кант и построение физики космоса на основе принципов Ньютона // Тредер Г.-Ю. Эволюция основных физических идей. Киев, С. 70 (сн.). 8 Так был озаглавлен доклад Е. Вигнера, лауреата Нобелевской премии по физике, прочитанный им на Курантовских чтениях в Нью-Йоркском университете в 1959 г. 9 Рассел Б. История западной философии. Новосибирск, С Вейль Г. Геометрия и физика // Вейль Г. Математическое мышление. М., С Ла Барт Ф. де. Литературное движение на Западе в первой трети XIX столетия. М., С Цит. по: Кудрявцев П.С. Курс истории физики. М., С Ньютон И. Математические начала натуральной философии. М., С Визгин Вл.П. Эрлангенская программа и физика. М., С. 4.

1. НАУКА И ЕЕ РОЛЬ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ. 1.1. Цивилизация, культура, наука

1. НАУКА И ЕЕ РОЛЬ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ. 1.1. Цивилизация, культура, наука 1. НАУКА И ЕЕ РОЛЬ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ Цивилизация, культура, наука. Природа и ее изучение, естествознание. Значение естествознания в современном мире. Особенности современной науки. 1.1. Цивилизация, культура,

Подробнее

Что такое Онтология, для чего она нужна и чем отличается от Метафизики? Всеобщая система Онтологии и Метафизики.

Что такое Онтология, для чего она нужна и чем отличается от Метафизики? Всеобщая система Онтологии и Метафизики. Что такое Онтология, для чего она нужна и чем отличается от Метафизики? Всеобщая система Онтологии и Метафизики. Терехович Владислав Эрикович Кафедра философии науки и техники, Философский факультет, Санкт-Петербургский

Подробнее

ЛЕКЦИЯ 1. Предмет философии и ее место в системе научного знания

ЛЕКЦИЯ 1. Предмет философии и ее место в системе научного знания ЛЕКЦИЯ 1. Предмет философии и ее место в системе научного знания Вопрос о предмете и функциях философии связан с выявлением отношения философии к частным наукам в историческом аспекте. Он предполагает

Подробнее

Иметь или быть. Эрих Фромм

Иметь или быть. Эрих Фромм Иметь или быть Эрих Фромм Основоположник неофрейдизма Э.Фромм рассказывает в работах, собранных в этой книге, о том, как преображается внутренний мир человека. Пациент приходит к врачу и вместе они блуждают

Подробнее

ОБЩЕСТВО КАК ОБЪЕКТ ФИЛОСОФСКОГО ОСМЫСЛЕНИЯ

ОБЩЕСТВО КАК ОБЪЕКТ ФИЛОСОФСКОГО ОСМЫСЛЕНИЯ ПРЕДИСЛОВИЕ Три основных философско-мировоззренческих вопроса: каков мир, в котором я живу? каков я (человек)? каково мое место в мире? задают направление философских исследований. Поиск ответов начинался

Подробнее

Модели человека в экономической науке, или ищу Человека

Модели человека в экономической науке, или ищу Человека Лемещенко П. С. Модели человека в экономической науке, Или ищу Человека: Сб-к научн. трудов / под общ. ред. Е.В. Шелкопляса. Иваново, 2013. С. 228-268 (2 п.л.). Модели человека в экономической науке, или

Подробнее

1. Философия, ее специфика и место в культуре. Предмет философии. Согласно Философской энциклопедии философия - это форма общественного сознания,

1. Философия, ее специфика и место в культуре. Предмет философии. Согласно Философской энциклопедии философия - это форма общественного сознания, 1. Философия, ее специфика и место в культуре. Предмет философии. Согласно Философской энциклопедии философия - это форма общественного сознания, направленная на выработку целостных взглядов на мир и место

Подробнее

А. Новиков МЕТОДОЛОГИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

А. Новиков МЕТОДОЛОГИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ А. Новиков МЕТОДОЛОГИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Москва 2008 ББК 85; 87.8 УДК 7.01; 18 Н 85; 87.8 Новиков А.М. Н 85; 87.8 Методология художественной деятельности. М.: Издательство «Эгвес», 2008. 72 с.

Подробнее

"Философия - это исскуство разумно говорить о том предмете, в котором ничего не смыслишь." Шри Ауробиндо.

Философия - это исскуство разумно говорить о том предмете, в котором ничего не смыслишь. Шри Ауробиндо. Философия, круг ее проблем и роль в обществе Вопросы: 1.Предмет и определение философии. 2. Круг философских проблем, основные вопросы философского познания. 3.Струтура философского знания и основные функции

Подробнее

Могилёвский университет продовольствия. Контрольная работа по философии 2 Предназначение философии, ее смысл, и функции. г.

Могилёвский университет продовольствия. Контрольная работа по философии 2 Предназначение философии, ее смысл, и функции. г. Могилёвский университет продовольствия Контрольная работа по философии 2 Предназначение философии, ее смысл, и функции г. Могилёв 1 План: 1 Введение(что такое философия) 2 Философское знание 3 Предназначение

Подробнее

Философская мысль как дискурсивное со-бытие 1

Философская мысль как дискурсивное со-бытие 1 Философская мысль как дискурсивное со-бытие 1 В.А. Бойко НОВОСИБИРСК Запечатлеть на становлении характер бытия вот высочайшая воля к власти. Ф. Ницше Denn eben wo Begriffe fehlen, Da stellt ein Wort zur

Подробнее

А.А.ЗИНОВЬЕВ НА ПУТИ К СВЕРХОБЩЕСТВУ

А.А.ЗИНОВЬЕВ НА ПУТИ К СВЕРХОБЩЕСТВУ А.А.ЗИНОВЬЕВ НА ПУТИ К СВЕРХОБЩЕСТВУ ПРЕДИСЛОВИЕ Интерес к социальным проблемам у меня возник еще в ранней юности. Но обстоятельства сложились так, что моей профессией стала логика и методология науки.

Подробнее

В ПОИСКАХ СЕБЯ ЛИЧНОСТЬ И ЕЕ САМОСОЗНАНИЕ. И. С. Кон. М.: "Политиздат", 1984

В ПОИСКАХ СЕБЯ ЛИЧНОСТЬ И ЕЕ САМОСОЗНАНИЕ. И. С. Кон. М.: Политиздат, 1984 И. С. Кон В ПОИСКАХ СЕБЯ ЛИЧНОСТЬ И ЕЕ САМОСОЗНАНИЕ М.: "Политиздат", 1984 Часть Первая ЛИЧHОСТЬ В ЗЕРКАЛЕ КУЛЬТУРЫ Введение. ЗАГАДКА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО "Я" От ответов - к вопросам Метафоры и парадигмы 1. ИСТОРИЧЕСКАЯ

Подробнее

Языковые картины мира как производные национальных менталитетов

Языковые картины мира как производные национальных менталитетов О. А. Корнилов Языковые картины мира как производные национальных менталитетов Издание 2-е, исправленное и дополненное МОСКВА ЧеР о 2003 МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М. В. ЛОМОНОСОВА ФАКУЛЬТЕТ

Подробнее

ПРИМИТИВНЫЙ ЧЕЛОВЕК И ЕГО ПОВЕДЕНИЕ 1. Три плана психологического развития

ПРИМИТИВНЫЙ ЧЕЛОВЕК И ЕГО ПОВЕДЕНИЕ 1. Три плана психологического развития Глава вторая ПРИМИТИВНЫЙ ЧЕЛОВЕК И ЕГО ПОВЕДЕНИЕ 1. Три плана психологического развития В научной психологии глубоко укоренилась мысль о том, что все психологические функции человека следует рассматривать

Подробнее

Мораль как предел рациональности

Мораль как предел рациональности Мораль как предел рациональности А. А. ГУСЕЙНОВ Тема моего доклада: роль морали в обозначении пределов рациональности. При рассмотрении данного вопроса существенное значение имеет различие и взаимодействие

Подробнее

А. Ф. Рогалев. Мир, человек, язык. (опыт философии языка)

А. Ф. Рогалев. Мир, человек, язык. (опыт философии языка) А. Ф. Рогалев Мир, человек, язык (опыт философии языка) УДК 811 (075. 8) ББК 81 в 923 Р 59 Книга рекомендована к изданию кафедрой русского, общего и славянского языкознания учреждения образования «Гомельский

Подробнее

Э. В. Галажинский, В. Е. Клочко Предметом психологии является человек

Э. В. Галажинский, В. Е. Клочко Предметом психологии является человек Э. В. Галажинский, В. Е. Клочко Предметом психологии является человек Тенденции развития психологической науки. Сущность и предназначение трансспективного анализа (Клочко В. Е., Галажинский Э. В. Психология

Подробнее

Социальная философия и ее методологическое значение для общественных наук

Социальная философия и ее методологическое значение для общественных наук Социальная философия и ее методологическое значение для общественных наук Методологическое значение социальной философии для общественных наук многогранно. Мы остановимся лишь на некоторых аспектах этого

Подробнее

Томас Нагель Что все это значит? Очень краткое введение в философию. ВВЕДЕНИЕ

Томас Нагель Что все это значит? Очень краткое введение в философию. ВВЕДЕНИЕ Томас Нагель Что все это значит? Очень краткое введение в философию. 1 ВВЕДЕНИЕ Эта книга представляет собой краткое введение в философию, рассчитанное на людей, совершенно не знакомых с предметом. Обычно

Подробнее

ИДЕЯ СОБОРНОСТИ: ЕЕ ПРАВОСЛАВНО-СЛАВЯНОФИЛЬСКИЕ ИСТОКИ И ЕЕ ПЕРСПЕКТИВЫ В СОВРЕМЕННОМ ПОСТСЕКУЛЯРНОМ МИРЕ 1

ИДЕЯ СОБОРНОСТИ: ЕЕ ПРАВОСЛАВНО-СЛАВЯНОФИЛЬСКИЕ ИСТОКИ И ЕЕ ПЕРСПЕКТИВЫ В СОВРЕМЕННОМ ПОСТСЕКУЛЯРНОМ МИРЕ 1 С.С.Хоружий ИДЕЯ СОБОРНОСТИ: ЕЕ ПРАВОСЛАВНО-СЛАВЯНОФИЛЬСКИЕ ИСТОКИ И ЕЕ ПЕРСПЕКТИВЫ В СОВРЕМЕННОМ ПОСТСЕКУЛЯРНОМ МИРЕ 1 «Душа Православия есть соборность». О. Сергий Булгаков 1. Естественно и понятно,

Подробнее

Человек во Вселенной и на Земле

Человек во Вселенной и на Земле Вопросы философии 6: 32-45; 1990 Человек во Вселенной и на Земле (по поводу книги И. Т. Фролова «О человеке и гуманизме») Никита Моисеев Вышедшая недавно работа И.Т. Фролова 1 во многих отношениях примечательная.

Подробнее

К.А.ТОМИЛИН ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ ПОСТОЯННЫЕ И "ПИФАГОРЕЙСКИЕ" ПОПЫТКИ ИХ ОБОСНОВАНИЯ

К.А.ТОМИЛИН ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ ПОСТОЯННЫЕ И ПИФАГОРЕЙСКИЕ ПОПЫТКИ ИХ ОБОСНОВАНИЯ Исследования по истории физики и механики, 2003. М.: Наука, 2003, с.314-342. К.А.ТОМИЛИН Институт истории естествознания и техники им. С.И.Вавилова ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ ПОСТОЯННЫЕ И "ПИФАГОРЕЙСКИЕ" ПОПЫТКИ

Подробнее

Рубинштейн С.Л. Человек и мир. Часть 1

Рубинштейн С.Л. Человек и мир. Часть 1 Рубинштейн С.Л. Человек и мир Часть 1 От автора Наша книга «Бытие и сознание»' поставила и, затронув попутно целый ряд вопросов, в какой-то мере, надеюсь, разрешила или продвинула разрешение одной основной

Подробнее

Может ли философия быть неактуальной? (Об оценке результативности философских исследований)* 1

Может ли философия быть неактуальной? (Об оценке результативности философских исследований)* 1 А. Гусейнов, А. Рубцов Может ли философия быть неактуальной? (Об оценке результативности философских исследований)* 1 Вопрос об актуальности в философии не является в наше время праздным или отвлеченным.

Подробнее

Дэвид Дойч Начало бесконечности. Объяснения, которые меняют мир

Дэвид Дойч Начало бесконечности. Объяснения, которые меняют мир Дэвид Дойч Начало бесконечности. Объяснения, которые меняют мир Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8336314 Начало бесконечности: Объяснения, которые меняют

Подробнее

Исследования по истории русской мысли

Исследования по истории русской мысли Исследования по истории русской мысли S ;.v., E, R. I E, S STUDIES IN RUSSIAN INTELLECTUAL HISTORY Edited by Modest A. Kolerov A «T ri Q u a d r a t a» Moscow 2002 С Е Р И Я И ССЛЕДО ВАНИЯ ПО ИСТОРИИ русской

Подробнее

АКАДЕМИЯ НАУК СССР. основы ТЕОРИИ РЕЧЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» МОСКВА 1974

АКАДЕМИЯ НАУК СССР. основы ТЕОРИИ РЕЧЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» МОСКВА 1974 АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ЯЗЫКОЗНАНИЯ основы ТЕОРИИ РЕЧЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» МОСКВА 1974 Коллективная монография представляет собой материалы по проблемам современной психолингвистики.

Подробнее

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) http://yanko.lib.ru slavaaa@yandex.ru Icq# 75088656 1-

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) http://yanko.lib.ru slavaaa@yandex.ru Icq# 75088656 1- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) http://yanko.lib.ru slavaaa@yandex.ru Icq# 75088656 1- Сканирование и форматирование: Янко Слава (Библиотека Fort/Da) http://yanko.lib.ru slavaaa@yandex.ru yanko_slava@yahoo.com

Подробнее