ЭУГЕНИЮС ГРИГОНИС ЛИТВА И ЕЕ СОСЕДИ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ

Save this PDF as:
 WORD  PNG  TXT  JPG

Размер: px
Начинать показ со страницы:

Download "ЭУГЕНИЮС ГРИГОНИС ЛИТВА И ЕЕ СОСЕДИ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ"

Транскрипт

1 ЭУГЕНИЮС ГРИГОНИС ЛИТВА И ЕЕ СОСЕДИ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ Санкт-Петербург

2 УДК 94 (474.5) ББК 63 Э 93 Эугениюс Пранович Григонис Литва и ее соседи в прошлом и настоящем: исторические и правовые аспекты взаимоотношений: Треугольник «Россия-Литва-Польша»; Литва и другие западные регионы Российской Империи и СССР; Литва и Германия. Сборник избранных статей. СПб.: Изд-во «Лема», ООО «МНИОЦ», с. ISBN В сборник избранных статей, включены научные статьи, посвященные истории Великого княжества Литовского, Речи Посполитой, Литвы в составе Российской Империи и СССР, правовым и иным взаимоотношениям Литвы с соседними странами в прошлом и настоящем. Материалы, вошедшие в настоящий сборник, могут быть использованы при изучении всеобщей истории и истории России, истории государства и права. 2 ООО «Издательство Лема», 2014 ООО «МНИОЦ», 2014

3 Предисловие Автор настоящего сборника профессор Э.П. Григонис хорошо известен в научном мире Санкт-Петербурга и России как автор монографий, учебников по теории государства и права, конституционному праву, правоохранительным органам, комментария к Конституции Российской Федерации, как научный руководитель по нескольким десяткам диссертаций. Э.П. Григонис является профессором Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов, Санкт-Петербургского института гуманитарного образования, Санкт-Петербургского института управления и права. С 2013 г. профессор Э.П. Григонис возглавляет кафедру уголовного права и криминалистики вновь созданного факультета судебных экспертиз и права в строительстве и на транспорте Санкт-Петербургского государственного архитектурно-строительного университета. В последние годы профессор Э.П. Григонис активно занимается научной журналистикой. В 2009 г. им совместно с профессором В.М. Чибинѐвым создан Межотраслевой научно-издательский и образовательный центр, в рамках которого издаются федеральные научно-теоретические журналы «Мир юридической науки» и «Мир экономики и права», которые Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации включены в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук. Профессор Э.П. Григонис в гг. являлся также главным редактором научно-теоретического журнала «Гуманитарная планета», издаваемого Санкт-Петербургским институтом гуманитарного образования. В 2011 г. вышло в свет издание «Треугольник Россия Литва Польша», в которое были включены статьи, опубликованные профессором Э.П. Григонисом в журналах «Мир юридической науки» и «Гуманитарная планета», посвященные истории Великого княжества Литовского, Речи Посполитой, Литвы в составе Российской Империи и СССР, многогранным и сложным взаимоотношениям между Россией, Литвой и Польшей. Открывают настоящий сборник размышления автора, опубликованные в колонке главного редактора в 2 журнала «Гуманитарная планета» за 2010 г., по поводу катастрофы, случившейся с польским самолетом 10 апреля 2010 г. вблизи Катыни. «Россия и Польша, и Литва между ними. Какой сложный клубок противоречий, сколько непонимания, споров между, по сути, родственниками, если это слово применимо к народам», - пишет автор, размышляя над этим трагическим событием. Ряд статей, вошедших в настоящий в сборник, посвящен Великому княжеству Литовскому, влияние государственных и правовых институтов которого до сих пор «распространяется на целый ряд государств Восточной Ев- 3

4 ропы, включая современные Литву, Белоруссию, Украину, Польшу и Россию». Значительный интерес с позиций исторической науки представляет статья «Великое княжество Литовское: история и историография», что свидетельствует о широком кругозоре автора, пишущего не только на юридические, но и на исторические темы. В настоящий сборник включено три раздела. Первый из них, продолжает линию, начатую в сборнике «Треугольник Россия Литва Польша». В раздел, кроме ранее опубликованных, вошли статьи, посвященные виленскому (вильнюсскому) вопросу в международно-правовых отношениях первой половины ХХ века, а также объединенному польско-литовскому государству Речи Посполитой. Автор вновь обращает внимание на сложные взаимоотношения трех стран и народов в самые трагические для них периоды истории. В статье «Русь и Литва в Речи Посполитой XVII века. Заметки на полях трилогии Генрика Сенкевича» автор показал себя не только исследователем в области истории государства и права, но и знатоком и ценителем творчества знаменитого польского писателя, лауреата Нобелевской премии Генрика Сенкевича. К произведениям этого писателя автор обращается и в других статьях. Во втором разделе сборника представлены статьи, посвященные правовым и историческим аспектам вхождения Литвы и других стран Восточной Европы в Российскую Империю и СССР. Основное место в третьем разделе сборника «Литва и Германия» занимает, на мой взгляд, статья «Литва и Германия: «разъехавшиеся соседи», которую Э.П. Григонис начинает словами: «Страны и их народы можно иногда сравнить с людьми и их семьями. Люди и семьи живут либо рядом с другими людьми и семьями, либо далеко друг от друга, зачастую меняют свое место жительства, разъезжаясь со старыми соседями и съезжаясь с новыми». Отсюда, вероятно, и родилось название сборника: «Литва и ее соседи». Статьи сборника по своему характеру разные: историко-правовые; просто исторические; историко-правовые и исторические статьи, с некоторым литературоведческим анализом. Многие статьи носят научно-популярный характер, являются познавательными. Например, много полезных сведений о происхождении названий улиц и переулков Санкт-Петербурга читатель найдет в статье «Исчезнувшие названия географических объектов западных окраин Российской Империи и их отражение в топонимике современного Санкт-Петербурга» найдут петербуржцы, гости города и все интересующиеся его историей. Несмотря на столь разный характер статей, разные подходы к освещению исторических событий и современных реалий от академического до познавательного они читаются и воспринимаются одинаково хорошо как для специалиста, так и для любого, даже не искушенного в вопросах права и истории, читателя. 4

5 Доктор юридических наук, доктор исторических наук, профессор А.Ю. Пиджаков Предисловие автора Страны и их народы можно иногда сравнить с людьми и их семьями. Люди и семьи живут либо рядом с другими людьми и семьями, либо далеко друг от друга, зачастую меняют свое место жительства, разъезжаясь со старыми соседями и съезжаясь с новыми. Место жительства людей и семей может быть разным. Они живут либо в отдельных, либо в многоквартирных домах, имея соседей по лестничной площадке, а иногда - и в коммунальных квартирах, разделяя с соседями места общего пользования. Причем выбор места жительства далеко не всегда зависит от людей. Разными являются и взаимоотношения между людьми и их семьями: добрососедскими и не очень, терпимыми и нетерпимыми и т.д. То же самое относится и к странам и народам. Когда-то они жили, условно говоря, в отдельных домах, а теперь все больше - в многоквартирных. Советские республики и их народы, можно сказать, жили в большой коммунальной квартире, но как только представилась возможность, разбежались по отдельным квартирам, причем в разные многоквартирные дома. Европейские страны и народы, наоборот, постепенно съезжаются в один многоквартирный дом - Европейский Союз. Соседствующие страны и их народы, так же как и люди и их семьи, либо сотрудничают, либо враждуют между собой. Любая страна и любой народ время от времени образуют с соседними странами и народами порой причудливые комбинации, схожие с геометрическими фигурами. Такую фигуру в виде треугольника вполне можно представить во взаимоотношениях России, Литвы и Польши. Как известно, треугольник это геометрическая фигура, образованная тремя отрезками, которые соединяют три не лежащие на одной прямой точки. Три точки, образующие треугольник, называются вершинами треугольника, а отрезки - его сторонами. Стороны треугольника образуют в вершинах треугольника три угла. Ниже привожу карту, обнаруженную в Интернете. К сожалению, не удалось выяснить, когда и кем она была составлена, но суть взаимоотношений трех стран, она, на мой взгляд, представляет достаточно четко. Попробуем наложить не нее равнобедренный треугольник. Допустим, верхний угол B это территория современной России южнее Пскова, угол А Польша на уровне Варшавы. Проведем от Варшавы прямую линию на восток, и от условного угла С и от него проведем линию до угла В. Угол С мы в таком случае получим опять же на территории современной России в районе Орла. Линию между углами A и B проведем через Каунас в современной Литве. Практически все пространство между этими углами и линией Варшава Каунас район к югу от Пскова занимает то, что на карте обозначено как «Historic Lithuania», т.е. «историческая Литва». В современном мире это часть Литвы и вся Белоруссия Неподготовленный читатель непременно спросит: «Что такое «историческая» Литва, почему она на- 5

6 ходится там, где должна быть Белоруссия, и будет по-своему прав. Вот здесь и начинаются проблемы, в которых я пытался разобраться в серии статей, вошедших в сборник «Треугольник Россия Литва Польша», изданный в 2011 г. В новом сборнике, предлагаемом читателю, выделен одноименный раздел, в который вошли как прежние статьи, незначительно добавленные и исправленные, так и новые статьи. 6

7 Вернемся, к «исторической Литве». Думается, здесь требуются некоторые пояснения. Ту территория, которая обозначена на карте как «историческая Литва», вообще-то принято называть Великим княжеством Литовским (ВКЛ), существовавшим здесь в средние века. Термин «историческая Литва» 7

8 в последнее время широко используется белорусскими авторами, пишущими о ВКЛ. К ним относятся, например, Н. Ермолович, С. Захаревич, М. Голденков и др. Недавно к ним присоединился историк Г.Н. Кудий, работающий заместителем начальника Управления Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям, но родившийся в Белоруссии, и окончивший Гродненский государственный университет. В своей книге «Русская Атлантида. Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское в истории и русской государственности. Факты, мифы и размышления», изданной в Москве в 2012 г. он, по сути, повторяет концепцию Н. Ермоловича. Позиция Н. Ермоловича автора книги «Белорусское государство Великое княжество Литовское» (Минск, 2000) - нами подробно рассмотрена в вошедшей в настоящий сборник статье «Великое княжество Литовское: история и историография». Здесь же отметим, что он, а вслед за ним и Г.Н. Кудий, локализует Литву в местности, находящейся в верхнем течении Немана, на территории современной Гродненской области Белоруссии. Эти авторы утверждают, что современная Литовская Республика вообще не имеет отношения к Литве исторической и присвоила себе чужое название. На мой взгляд, историческая Литва действительно частично находилась за пределами современной Литовской Республики, занимая часть территории современных западных областей Белоруссии. Об этом еще помнили в начале ХХ в. Не случайно в Московском договоре между РСФСР и Литвой, заключенному 12 июля 1920 г. Гродно и некоторые другие города нынешней Белоруссии: Щучин, Ошмяны, Сморгонь, Браслав, Лида, Поставы и их окрестности были признаны частью Литвы. Правда, фактически до 1939 г. они стали частью Польши. 10 октября 1939 г., руководство СССР, передавая Литве Вильно (Вильнюс), «забыло» о Гродно и других местностях, в свое время отторгнутых от Литвы Польшей, и признало их частью Белорусской ССР. Г.Н. Кудий пишет, что «Нынешняя Гродненская область Беларуси и в XIII веке, и теперь находится на балто-славянском пограничье, где взаимопроникновение этносов всегда выглядело достаточно сложно Даже сегодня славянский элемент в Южной Литве значителен, чего о балтском этническом элементе в Гродненской области сказать уже нельзя» 1. Это действительно так, но автор либо игнорирует тот факт, что балтский (литовский) «элемент» из Западной Белоруссии в советское время вытеснялся искусственно, либо, что тоже вполне вероятно, не знает об этом. Так, литовский автор З. Зинкявичюс пишет, что в послевоенные годы литовцы, жившие в этнической части Литвы, отошедшей к Белоруссии, оказались в тяжелом положении. В государственном масштабе происходила ассимиляция литовцев. Все литовские школы сразу же после войны были закрыты, стали открываться белорусские, а затем и русские школы, в которых даже на переменах запрещалось говорить по-литовски. Была уничтожена литовская печать. Были прерваны любые контакты с Литвой, даже для культур- 1 Кудий Г.Н. Русская Атлантида. Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское в истории и русской государственности. Факты, мифы и размышления. М., С

9 ного сотрудничества. Для того чтобы организовать концерты литовских коллективов по просьбе местного населения, нужно было получить специальное разрешение. Отправляемые по почте в Белоруссию литовские книги часто пропадали, их массово уничтожали (даже коммунистические). Колхозы с компактным литовским населением создавались так, чтобы преобладало нелитовское население. Литовцев заставляли регистрироваться белорусами или поляками 1. З. Зинкявичюс пишет далее, что известны факты, когда председатели колхозов наказывали людей за то, что они говорили на литовском 2. В. Скуодис описывает случай, когда в 1975 г. председатель колхоза в деревне Пелеса в Гродненской области Белорусской ССР Л.Б. Жилинская запретила местным литовцам разговаривать по-литовски в общественных местах и даже ввела штраф в 5 рублей, а за повторное нарушение запрета 10 рублей 3. Несмотря на предпринятые в советское меры по ассимиляции литовцев, они всѐ же в западной Белоруссии остались. По сведениям, почерпнутым из Интернета, около 80% населения той же Пелесы в Гродненской области Республики Беларусь литовцы. В деревне работает частная литовская школа. В сентябре 2010 г. там был открыт памятник великому князю литовскому Витовту работы литовского скульптора А. Сакалаускаса с надписями на белорусском и литовском языках. Желающие, могут просмотреть страницу о Пелесе в Википедии и, выйдя через нее на информацию БелаПАН, просмотреть видеоролик об открытии памятника Витовту с речами и песнопениями на литовском языке. Родственные литовцам племена балтов обитали в средние века на всей территории современной Белоруссии и западных областей России. Так, Г.Н. Кудий пишет, что кривичи - жители Смоленской земли, за которую постоянно воевали между собой Московское государство 4 и ВКЛ, - это славянизированные западные балты 5. Балтские гидронимы (названия водных объектов) до сих пор встречаются в верховьях реки Оки, на территориях Московской и Калужской областей 6. Поэтому термин «историческая Литва» условно, конечно, можно отнести ко всей территории ВКЛ. Таким образом, вопрос о том, что собой представляла Литва во времена ВКЛ, а затем и Речи Посполитой, является дискуссионным. Впрочем, то же самое можно сказать и о понятии «Русь» в те же времена. Обо всем этом я поразмышлял в вошедшей в настоящий сборник статье «Русь и Литва в Речи Посполитой XVII века. Заметки на полях трилогии Генрика Сенкевича». 1 См.: Зинкявичюс З. Восточная Литва в прошлом и в настоящем. Вильнюс, См.: Зинкявичюс З. Указ. соч. С См.: Skuodis V. Balsas iń Lietuvos pogrindņio Vilnius, Рp Под Московским государством в статьях, вошедших в настоящий сборник, понимаются Великое княжество Московское (с 1363 г.) и период с 1547 г., когда оно было провозглашено царством, и до провозглашения империи в 1721 г. Под Россией понимается Российская Империя или Российская Федерация. 5 См.: Кудий Г.Н. Указ. соч. С См.: Седов В.В. Балтская гидронимика Волго-Окского междуречья //Древнее поселение в Подмосковье (Троицкое городище) /Ред. Ю.А. Краснов. М., 1971, С

10 ВКЛ во время своего существования вступало в интенсивные взаимоотношения со своими ближайшими соседями. С одной стороны, это были взаимоотношения с Московским государством, на основе которого выросла современная Россия, и с Польшей. Эти взаимоотношения рассмотрены в разделе 1 сборника «Треугольник Россия Литва Польша». В статьях, вошедших в этот раздел, проводится мысль о том, что не только Московское государство, как это обычно принято думать, но и ВКЛ было «собирателем русских земель», не только Московское государство, но и ВКЛ являлось правопреемником древнерусского государства Киевской Руси (см. вошедшую в настоящий сборник статью «Великое княжество Литовское как правопреемник Киевской Руси»). Между, тем, официальная историческая наука не сомневается в праве Москвы на «собирание русских земель». На этом самовольно присвоенном себе праве, как отмечает Г.Н. Кудий, строилась политика в отношении ВКЛ. Идеологически она обосновывалась нуждами защиты православия. Объявив себя преемницей Древней Руси, крестницей Византии, Московское государство считало все славянские земли ВКЛ своей вотчиной. Никакой наследницей православной Византии, продолжает далее Г.Н. Кудий, «Москва в принципе быть не могла. Между тем Великое княжество Литовское и Русское являлось самостоятельным государством, где Киев (а он входил в состав ВКЛ Авт.) был наследником самого себя и никакой Москве свою свободу и какое-то «свое наследие столицы Руси» передавать не собирался. Наконец, именно Киев считается крестителем Руси и Матерью городов Русских, а вовсе не юная Москва, которой в те времена не было даже в виде хутора» 1. Данное обстоятельство осознается и в «ура-патриотической» литературе, свидетельством чему является издание в 2011 г. книги А. Кунгурова с удивительным названием «Киевской Руси не было или что скрывают историки» 2. Рассматривать вопросы правопреемства Киевской Руси, без учета факта существования ВКЛ, таким образом, бессмысленно. Распорядись история иначе, возможно не Москва, а Вильня стала бы столицей России. Но история сложилась именно так, как она сложилась. Ныне существуют огромная Российская Федерации и маленькая Литовская Республика, а когда-то их исторические предшественники Московское государство и ВКЛ - разговаривали на равных как крупнейшие державы Восточной Европы своего времени. С другой стороны, ВКЛ не могло не взаимодействовать с соседней Польшей. Оба государства долго «присматривались» друг к другу, а со времени заключения Кревской унии 1385 г. и вплоть до Люблинской унии 1569 г. стремительно шли к государственному союзу. До союза с ВКЛ Польша не имела непосредственных границ с Московским государством, а вступив в 1 Кудий Г.Н. Указ. соч. С См.: Кунгуров А. Киевской Руси не было или что скрывают историки. М.,

11 этот союз, получила в лице Московского государства грозного противника. Так, и сложился тот самый треугольник «Россия Литва Польша», в котором ВКЛ оказалось связующим звеном. Образованное в результате Люблинской унии государство Речь Посполитая было по своему уникальным государством, единственной в Европе федерацией и выборной монархией шляхетской республикой. В отечественной историографии не делают больших различий между Речью Посполитой и Польшей. Отсюда неправильные, по сути, термины «польско-русская» или «польско-московская», «польско-казацкая» война и т.п. В этом же ряду стоит «изгнание поляков из Москвы» как повод для празднования нового государственного праздника России 4 ноября. На самом же, деле и юридически и во многом фактически ВКЛ и Польша являлись равноправными субъектами федеративного государства. Об этом речь идет в вошедшей в настоящий сборник статье «Речь Посполитая Республика Обоих Народов: особенности формы правления и формы государственнотерриториального устройства». Кстати, в литовской историографии принято использовать вторую часть названия государства Республика Обоих Народов (Abiejų Tautų Respublika), а по-английски оно называется: «Polish Lithuanian Commonwealth», что буквально означает: «польско-литовское содружество». Другое дело, что объединение с Польшей вызвало широкое распространение польского языка и культуры в ВКЛ, к практически полной полонизации ее шляхты и во многом других слоев населения, особенно среди тех их представителей, которые приняли католичество. Происходил этот процесс, однако, добровольно. Вспомним в этой связи, что и среди русских дворян долгое время бытовал французский язык. В Речи Посполитой появилось множество людей непольского происхождения, говоривших по-польски, но и своих корней не забывавших. Таковыми, например, являлись практически все персонажи знаменитой трилогии Генрика Сенкевича, настоящие патриоты Речи Посполитой. Характерно, что название «Польша» почти никогда не встречается на страницах трилогии, везде речь идет о Речи Посполитой. Об этом речь идет в вошедшей в настоящий сборник статье «Русь и Литва в Речи Посполитой XVII века. Заметки на полях трилогии Генрика Сенкевича». Вполне возможно, что если не было бы разделов Речи Посполитой и вхождения территории ВКЛ в состав Российской Империи, Литву, а также Белоруссию с Украиной, ожидала бы полная полонизация. В Литве наиболее полонизированными оказались Вильня или Вильна в русском написании (Вильно по-польски и Вильнюс по-литовски) и прилегающий регион Восточная Литва или Виленский (Вильнюсский) край. В начале ХХ в. при формировании независимых государств Литвы и Польши, возник сложнейший для обеих стран виленский (вильнюсский) вопрос, приведший к разрыву дипломатических отношений между ними. Тогда Вильно и край остались за Польшей, но ненадолго. В 1939 г. Красная армия совершила «освободительный поход» в восточные области Польши. Вильно и край были переданы Литве, за что она обязалась разрешить размещение на своей терри- 11

12 тории гарнизонов Красной Армии, что окончилось советизацией Литвы в 1940 г. и вхождением ее в состав СССР. Об этом речь идет в вошедшей в настоящий сборник статье «Виленский (вильнюсский) вопрос в международноправовых отношениях первой половины XX века». Бо льшая часть современной Литвы с 1795 по 1917 г. входила в состав Российской Империи, а с 1940 по 1991 г. в состав СССР. В то время ее историческая судьба оказалась тесно связанной с судьбами других стран и народов, рассеянных по западной границе Российской Империи и СССР. Об этом речь идет в статьях раздела 2 настоящего сборника «Литва и другие западные регионы Российской Империи и СССР». Во времена вхождения в СССР Литва вместе с Латвией и Эстонией стала считаться одной их республик советской Прибалтики. Между тем в Российской Империи Литву к Прибалтике не относили. Прибалтийскими или Остзейскими губерниями считали только Курляндскую, Лифляндскую и Эстляндскую губернии на территориях современных Латвии и Эстонии. Литву с Латвией связывают только родственные балтские языки. Во всем остальном более близкими между собой являются Латвия и Эстония. В условиях СССР, включая обстоятельства вхождения, пребывания в СССР и выхода из него судьбы трех республик сблизились. Об этом речь идет в вошедшей в настоящий сборник статье «Страны Балтии как субъекты международного права: история и современность». Кроме виленского (вильнюсского) вопроса в международно-правовых отношениях с участием Литвы в начале ХХ в. возник мемельский (клайпедский) вопрос по поводу государственной принадлежности Мемеля (Клайпеды), принадлежащего до окончания Первой мировой войны Германии. После написания вошедшей в настоящий сборник статьи «Мемельский (клайпедский) вопрос в международно-правовых отношениях первой половины ХХ века» возникла идея написать цикл статей о взаимоотношениях Литвы с Германией. Если продолжить мысль о соседствующих странах и народах, то Литву и Германию можно считать «разъехавшимися» соседями. В вошедшей в настоящий сборник статье «Литва и Германия: разъехавшиеся соседи» под Германией имеется в виду не только одноименное государство, возникшее в 1871 г., но и предшествующие ему германские или немецкие государства, в нашем случае орденские государства и государства, возникшие на территории Пруссии. В этом отношении Литва и Германия были многовековыми соседями, но после Второй мировой войны и раздела между СССР и Польшей Восточной Пруссии, уже тогда отделенной от основной территории Германии, они, образно говоря, разъехались по разным многоквартирным домам. Литва в качестве Литовской ССР оказалась в большей коммунальной квартире многоквартирного дома так называемого социалистического лагеря, а Федеративная Республика Германия стала одним из инициаторов строительства нового многоквартирного дома - Европейского Союза. Только сравнительно недавно, «съехав» в 1991 г. с большой коммунальной квартиры под названи- 12

13 ем СССР, Литва в 2004 г. вошла в Европейский Союз. Литва и Германия, таким образом, оказались в одном европейском многоквартирном доме, но, образно говоря, на разных лестничных площадках, поскольку общей границы между двумя странами после окончания Второй мировой войны не существует. После Ливонской войны гг., единственной точкой соприкосновения литовских и немецких земель осталась граница между ВКЛ в составе Речи Посполитой и Пруссией. При этом в Пруссии сложился очень важный для становления и развития литовской культуры регион Малая Литва. Территориальное переустройство Восточной Европы, имевшее место после окончания Второй мировой войны, не только упразднило общую границу между Литвой и Германией, но и привело к фактическому исчезновению региона Малой Литвы. Об этом речь идет в вошедшей в настоящий сборник статье «Литва и Германия: разъехавшиеся соседи». В одной из первых статей сборника «Образование Великого княжества Литовского и его значение для развития государства и права стран Восточной Европы (к тысячелетию Литвы)» отмечено, что исключительно велико правовое наследие ВКЛ, в том числе и для России. Так, в 1529 г. был принят первый или старый Статут Великого княжества Литовского, оказавший существенное значение для развития и русского права, и сам основанный на Русской Правде и русском обычном праве. В 1566 г. появилась вторая редакция или второй Литовский Статут, в 1588 г. третий Статут. Впоследствии Литовские Статуты стали одним из источников русского Соборного Уложения 1649 г. С другой стороны, в ВКЛ имело широкое распространение магдебургское городское право, которое по стране происхождения (Магдебург, Германия) иногда называют немецким. В Польшу и ВКЛ магдебургское право проникало одновременно с переселенцами немцами, которые постепенно стали составлять значительное количество городских жителей этих стран. Магдебургское право, предусматривавшее прежде всего самостоятельность и самоуправление городов, было распространено на территории западных областей современной России, входивших в состав ВКЛ и Речь Посполитую, включая такие города как Смоленск, Рославль, Дорогобуж, Велиж, Себеж, Белый. Как отмечают белорусские авторы Г.К. Аргучинцев и И.И. Мах «ВКЛ постоянно подвергалось нападениям, и государство было заинтересовано в преобразовании городов в форпост своей обороны. Получая Магдебургское право, мещане в случае войны выходили защищать не только государство, но и свою «городскую независимость», свою свободу» 1. Жители приграничных с Московским государством городов ВКЛ, имевших магдебургское право, особенно тех, которые время от времени переходили под его управление могли воочию убедиться в преимуществах городского самоуправления перед центра- 1 Аргучинцев Г.К., Мах И.И. Некоторые аспекты истории административного права Республики Беларусь в период Великого княжества Литовского //Научные труды Государственного института управления и социальных технологий БГУ / ред. кол.: П.И. Бригадин и др. Минск, С

14 лизацией всей власти в Московском государстве, в котором последние городские вольности были уничтожены еще в конце XV в. Впоследствии, на основе магдебургского (немецкого) права в 1785 г. в России была составлена Грамота на права и выгоды городам Российской империи (также известная как «Жалованная грамота городам»). Об этом речь идет в завершающей настоящей сборник статье «Магдебургское (немецкое) право в городах и местечках Великого княжества Литовского: история и география распространения». 14

15 Раздел 1 Треугольник «Россия-Литва-Польша» Здравствуй, Польша. 1 Здравствуй, Польша! Сколько лет Мы идем с тобой друг к другу Сколько крови и побед повторяется по кругу! (Александр Дольский. Здравствуй, Польша!) 10 апреля 2010 г. под Смоленском, недалеко от трагической для поляков Катыни, разбился самолет президента Польши Леха Качинского со 132 пассажирами на борту, включая супругу президента и ряд государственных и общественных деятелей Польши. Журналисты уже окрестили эту трагедию как «Катынь-2». Мы не будем говорить о причинах этой авиакатастрофы, о каких-то технических подробностях, о вине летчиков или диспетчеров и т.д. Поговорим об отношении россиян к этой трагедии, о наших сложных и противоречивых взаимосвязях, о России и Польше. Сотни невидимых нитей связывают нас. Мы любим говорить о единстве восточно-славянских народов русских, белорусов и украинцев; даже южные славяне болгары и сербы считаются особо близкими нам. Поляки же в нашем сознании как-то и славянами с трудом воспринимаются, кажутся какими-то далекими, слишком западными, зачастую враждебными нам. Но вот случилась трагедия под Смоленском Реакция и простых россиян и руководства страны на произошедшее оказалась во многом непредсказуемой, причем непредсказуемой в хорошем смысле этого слова. Венки, возлагаемые россиянами у дипломатических представительств Польши в России без всякого приказа сверху, по велению души; объявление в России национального траура по погибшим иностранцам, демонстрация по каналу «Россия» фильма Анджея Вайды «Катынь»; присутствие президента России на похоронах Леха и Марии Качинских в Кракове, несмотря на то, что авиационные перелеты в небе Европы вследствие непогоды оказались парализованными и, что помешало прибыть в Краков главам многих других государств. Мы вспомнили, что поляки такие же славяне, очень близкие к нам и по языку, и по обычаям и по ментальности. Многие вспомнили, а может, и никогда не забывали, что и в них течет частица польской крови. я и сам не знаю, чей я - люблинский ли, курский... Раб царя я или рыцарь Речи Посполитой - Пишет между строк и слез Ивану смелый Курбский. Этими ли плачами все земли польские политы? (Александр Дольский. Здравствуй, Польша!) 1 Опубликовано в колонке главного редактора в 2 журнала «Гуманитарная планета» за 2010 г. С

16 Мы задумались о том, насколько хрупок мир взаимоотношений между странами и народами, как легко посеять вражду и недоверие и как сложно восстановить дружбу и взаимопонимание. Эксперты говорят: трагедия под Смоленском сблизила наши народы. Это так. И в Польше с благодарностью откликнулись на наше искренние сочувствие и тоже вспомнили, наверное, как же мы близки друг другу Россия и Польша, и Литва между ними. Какой сложный клубок противоречий, сколько непонимания, споров между, по сути, родственниками, если это слово применимо к народам. Еще А. Пушкин писал: «Зачем анафемой грозите вы России? Что возмутило вас? Волнения Литвы? Оставьте: это спор славян между собою, Домашний, старый спор, уж Кто устоит в неравном споре: Кичливый лях, иль верный росс? Славянские ль ручьи сольются в русском море?». Да, вечный спор. Но - это спор равных, имеющих одинаковое право на лидерство в славянском мире. Не будем забывать о Речи Посполитой мощном славянском государстве (за исключением литовцев - балтов, но тоже очень близкого славянам народа), раскинувшегося от Балтийского до Черного моря или по-польски: оd morza do morza. В нашей истории мы не только воевали друг с другом, но и имели общих врагов, посягавших на самобытный славянский мир Здравствуй, Польша! Сколько лет я мечтал об этой встрече... И небес неяркий свет, и костелов старых свечи Будят память крови древней, и всплывают лица, Руки, жесты, платья, кружева манишек... Вишневецкий-князь в седло татарское садится И, усы расправив, в юный лоб целует Мнишка. Впереди поход, и ссоры и раздоры позабыты, Панночкины слезы рыцаря не остановят... И лежат на снежном поле после битвы Вперемешку и холопы и монголы, и панове. (Александр Дольский. Здравствуй, Польша!) В нашем сознании отложилось, что только Русь сражалась с монголотатарами, что только она остановила нашествие азиатских орд на Европу. Но били татар и литовцы с поляками. Магнаты и шляхта, полководцы Великого княжества Литовского и Речи Посполитой Вишневецкие, Радзивиллы, Сапеги, Огинские, Острожские, Чарторыйские Это, ведь, литовско-русская по происхождению знать. Вот где теснейшее переплетение польско-руссколитовских фамилий. Да, что там говорить. Ягайло король Польши Владислав II Ягелло почти наполовину Рюрикович и Гедиминович. Полорусский Ягайло основатель славной польской королевской династии Ягеллонов, имя которого носит до сих пор Ягеллонский университет в Кракове это ли 16

17 не лучшее доказательство наших самых тесных связей на самом высоком государственном уровне. Кстати, русский царь Иван IV Грозный потомок не только Рюриковичей, но и Гедиминовичей. В эпоху безкоролевья в Речи Посполитой он предлагал свою кандидатуру на королевский трон, но польско-литовская шляхта поспешила откреститься от «ужасного» царя, пригласив на престол никчемного Генриха Валуа, который, впрочем, вскоре Польшу покинул, как только перед ним открылся путь к престолу родной Франции. Россия, Литва и Польша всегда совместно сопротивлялись иностранной агрессии. Славный Грюнвальд показал, как можно совместными усилиями одолеть векового врага. Польша союзница СССР по антигитлеровской коалиции. Берлин последний оплот нацизма взяли совместными усилиями советские и польские войска. В этой связи хочется отметить, что как нельзя уместнее выглядели польские военнослужащие на параде, посвященном 65- летию Победы, на Красной площади в Москве. Это действительно - наша совместная Победа! Здравствуй, Польша. Сколько лет Мне звучали вдохновенно И Мицкевича сонет, и мелодии Шопена. Помнишь тот «Аи» пьянящий, цвета лодзинских закатов, Что налил в бокал богемский Александр рукою узкой? И слова одни и те же повторяли брат за братом, Александр сказал на польском, а Адам сказал по-русски. (Александр Дольский. Здравствуй, Польша!) Два Александра и два Адама Поэты Александр Пушкин и Адам Мицкевич, император Александр I и князь Адам Чарторыйский Мы привыкли говорить: «Пушкин - это наше всѐ!». Поляки тоже могут сказать: «Мицкевич это наше всѐ!». Тема «Пушкин Мицкевич», наверное, неисчерпаема. Основоположник польского романтизма А. Мицкевич в 1824 г. был выслан царскими властями из Литвы; жил в России, где сблизился с декабристами, А. Пушкиным. В произведениях Пушкина и Мицкевича, в переписке, дневниках и воспоминаниях современников сохранились многочисленные свидетельства о встречах польского и русского поэтов. Личное знакомство их состоялось в середине октября 1826 г. Пушкин, приехавший в Москву осенью 1826 г., сблизился с Мицкевичем и «оказывал ему величайшее уважение!». В марте 1827 г. под впечатлением от встречи с Пушкиным Мицкевич писал А.Е. Одынцу из Москвы: «Мы часто встречаемся... В разговоре он очень остроумен и порывист; читал много и хорошо...». Известны встречи поэтов в салонах З.А. Волконской, А.П. Елагиной, у А.А. Дельвига, Павлищевых, К.А. Собаньской, в московских и петербургских литературных 17

18 кругах. Общение поэтов было прервано отъездом Мицкевича 15 мая 1829 г. за границу. Пушкин посвятил Мицкевичу стихотворения «В прохладе сладостной фонтанов» (1828), «Он между нами жил» (1834), строки в стихотворениях «Сонет» (1830), и в «Путешествии Онегина» ( ). Пушкин перевел на русский язык отрывок из «Конрада Валленрода» («Сто лет минуло, как Тевтон») (1828) и баллады Мицкевича «Воевода» и «Будрыс и его сыновья» (1833). В архиве Пушкина сохранились записанные им на польском языке тексты стихотворений Мицкевича «Олешкевич», «Русским друзьям» и «Памятник Петру Великому» (октябрь 1833), а в библиотеке - подаренная ему Мицкевичем книга «The works of lord Byron» (1826). Средь племени ему чужого; злобы В душе своей к нам не питал, и мы Его любили. Мирный, благосклонный, Он посещал беседы наши. С ним Делились мы и чистыми мечтами И песнями (он вдохновен был свыше И свысока взирал на жизнь). Нередко Он говорил о временах грядущих, Когда народы, распри позабыв, В великую семью соединятся. Мы жадно слушали поэта. Он Ушел на запад и благословеньем Его мы проводили (Александр Пушкин. Он между нами жил) На смерть Пушкина Мицкевич отозвался некрологом, опубликованном во французском журнале «Le Globe» (1837, 1, 25 мая). «Пуля, поразившая Пушкина, - писал Мицкевич, - нанесла интеллектуальной России ужасный удар». В лекции о славянских литературах, прочитанной в Коллеж де Франс, Мицкевич говорил, что голос Пушкина «открыл новую эру в русской истории». В опубликованной в текущем номере нашего журнала статье «Великое княжество Литовское: история и историография» 1 мы задались вопросом, чьим же национальным поэтом был Мицкевич? Пишущий по-польски, говорящий и думающий на этом языке, он родился на территории современной Белоруссии, в той ее части, которую некоторые белорусы называют Литвой - исторической областью Белоруссии, а литовцы исконной Литвой. Происхождение Мицкевича то ли белорусское, то ли литовское, но никак не польское. Начинал свой творческий путь поэт на территории современной Литвы в Вильнюсе и Каунасе. Белорусы считают Мицкевича своим поэтом, ссы- 1 Статья «Великое княжество Литовское: история и историография» опубликована в настоящем сборнике. 18

19 лаясь на поэму «Дзяды» (по-белорусски деды), а литовцы своим, ссылаясь на поэму «Гражина» (женское имя, от литовского «graņi» - красивая, красавица). И те и другие восторгаются строчками из «Пана Тадеуша» - «O Litwo! Ojczyzno moja О, Литва! Моя Отчизна», только Литву белорусы и литовцы понимают по-своему. Удивительно, но в самой этнической Польше Мицкевич практически и не жил. Тем не менее, он - величайший польский поэт. Во всех крупнейших польских городах, а также в Вильнюсе, в Львове, ему поставлены памятники. Похоронен Мицкевич в Кракове, в том же замке Вавель, в котором покоится прах польских королей, Юзефа Пилсудского, а теперь и Леха и Марии Качинских. В лице Мицкевича, неполяка по происхождению, перед нами яркий пример распространения польского влияния на славянский мир. Мицкевича можно считать и российским, но не русским поэтом. Ведь, он родился уже после разделов Речи Посполитой, в Российской Империи, был российским поданным. То же самое можно сказать и о величайшем польском композиторе поданном Российской Империи - Фредерике Шопене. Заметный след в российской политической истории сыграл князь Адам Чарторыйский. С 1795 г. Чарторыйский жил в Петербурге, где сблизился с великим князем Александром Павловичем; между ними завязалась тесная дружба, возбудившая подозрение императора Павла. Чарторыйский был удален из Петербурга: император назначил его послом к сардинскому двору. В 1801 г. Чарторыйский возвратился в Петербург по вызову своего царственного друга, теперь императора, желавшего пользоваться его советами. Чарторыйский принадлежал к тому «негласному комитету», с которым император совещался о задуманных им преобразованиях. Александр оказывал Чарторыйскому большое доверие. В 1803 г. он назначил его попечителем Виленского учебного округа и помощником государственного канцлера Воронцова; когда последний заболел и удалился в деревню, Чарторыйский вступил в управление Министерством иностранных дел. Заключение Россией союза с Австрией и Англией и объявление войны Наполеону было делом Чарторыйского, составившего смелый план переустройства Европы. Согласно этому плану восстанавливалось польско-литовское государство, но в самой тесной политической унии с Россией. Отправляясь на театр войны, Александр заехал в резиденцию Чарторыйских - Пулавы, чем возбудил большую радость в польском обществе, усмотревшем в этом посещении доказательство того, что близок момент осуществления его патриотических надежд. Поражение при Аустерлице охладило императора к Чарторыйскому и его плану. В начале 1807 г. Чарторыйский покинул пост министра иностранных дел, но остался в Петербурге и продолжал оказывать некоторое влияние на императора, охотно с ним беседовавшего и выслушивавшего его советы. В 1810 г. Чарторыйский выехал из Петербурга навсегда и стал заниматься делами просвещения в учебном округе, которым он управлял. Отношения между друзьями молодости и после того, однако, не прекратились. В письмах своих к Чарторыйско- 19

20 му Александр выражал свое расположение к нему и к его семье. В 1810 г. он поручил ему указать способы, которыми можно было бы отвлечь поляков от той восторженной преданности, которую они чувствовали к Наполеону. Победа Александра над последним дала возможность Чарторыйскому снова приблизиться к своему другу и оказывать на него влияние. На Венском конгрессе он энергично помогал императору преодолевать препятствия, с которым встречался проект образования Царства Польского, и был одним из деятелей, способствовавших организации края. Польское общественное мнение прочило Чарторыйского на пост наместника Царства, но он получил только звание сенатора-воеводы и члена административного совета. В делах страны Чарторыйский непосредственно участия не принимал, но не переставал интересоваться ими и делать по различным вопросам свои представления. Император, однако, не оказывал ему прежнего расположения, а следствие Новосильцева по делам Виленского учебного округа совсем уничтожило доверие Александра. В 1823 г. Чарторыйский должен был сложить с себя звание попечителя Виленского округа. До 1830 г. политическое общественное значение Чарторыйского было самое ничтожное; он жил преимущественно в Пулавах, занимаясь наукой и литературой. Восстание 1830 г. вызвало его снова на политическое поприще: он занял пост президента сената и национального правительства. Усмирение восстания заставило Чарторыйского эмигрировать. Я к земле и горькой и прекрасной тихо припадаю, И целую кровь парней и краковских, и вятских, И молю судьбу пусть вечно нам подарит - Не копать земли, не прятать в ней сердец солдатских. (Александр Дольский. Здравствуй Польша!). Да, и повоевали немало. Все было: и польский гарнизон в Москве в Смутное время и, конечно, Катынь. Пусть же пронесется мимо наших и без того натянутых отношений и пресловутая «Катынь-2». Давайте лучше говорить о нашей близости, о нашей общей судьбе. Мы связаны, поляки, давно одной судьбою в прощанье и в прощенье, и в смехе, и в слезах (Булат Окуджава. Прощание с Польшей). 20

21 Образование Великого княжества Литовского и его значение для развития государства и права стран Восточной Европы (к тысячелетию Литвы) 1 6 июля 2009 г. в Литовской Республике торжественно отмечалось тысячелетие Литвы. Празднование юбилея именно в 2009 г. связано с тем, к 1009 г. относится первое упоминание о Литве в известных на сегодняшний день исторических документах. Запись в написанной по латыни хронике немецкого города Кведлинбурга гласит: «В 1009 г. Св. Бруно, именуемый Бонифацием, архиепископ и монах, на одиннадцатом году своего пострига в монахи 9 марта на границе Руси и Литвы убитый язычниками с 18-ю единомышленниками, отправился на небеса». 6 июля в Литовской Республике празднуется ежегодно как государственный праздник День государства. Это праздник приурочен ко дню коронации в качестве короля великого князя Миндовга (лит. Миндаугас, Mindaugas), имевшей место в 1253 г. С именем Миндовга связано само возникновение уникального во многих отношениях государства Великого княжества Литовского. Литовские племена в конце XII - начале XIII вв. переживали период распада родоплеменного общества. Миндовг являлся всего лишь главой одного из союзов племен. Другие литовские князья действовали самостоятельно, обладая собственной социальной опорой и дружинами 2. Миндовг, завоевав земли Белой Руси, сделал своей столицей Новогрудок 3 (ныне город в Гродненской области Республики Беларусь), принадлежащий прежде князю Изяславу и входивший в состав Полоцкого княжества. Миндовг начал править в завоеванном им Новогрудке в 1237 г. В начале 40-х гг. XIII в. к княжеству Миндовга добровольно стали присоединяться земли Черной Руси. В 1246 г. Миндовг был официально призван на княжение вечевым собранием с участием русских князей 4. Призвание литовского, а не русского княжеского рода на правление в этой части Руси, на наш взгляд, давал русским князьям два важных преимущества. Во-первых, объединялись силы русских земель и Литвы в общем стремлении противостоять агрессии со стороны Ливонского и Тевтонского орденов. Во-вторых, не имея собственной опоры в среде иного по национальному составу населения, вне лествичной системы престолонаследия рода Рю- 1 Статья написана в соавторстве с В.М. Чибинѐвым, опубликована в журнале «Мир юридической науки» С См.: Дашкевич Н.П. Заметки по истории литовско-русского государства. Киев, С Примечание к настоящему изданию. Новогрудок это современное название города на русском, белорусском и польском языках (по-белорусски пишется - Навагрудак, по-польски - Nowogródek). Литовское название Наугардукас или Наугардас (Naugardukas, Naugardas). Во времена ВКЛ на русинском языке чаще всего использовали название Новогородок. Мнение о том, что Новогрудок являлся столицей ВКЛ разделяется не всеми исследователями. 4 Примечание к настоящему изданию. Здесь и далее под словом «русский» в соответствующих падежах применительно к Великому княжеству Литовскому и его населению означает «западнорусский» или «русинский». 21

22 риковичей и при отсутствии экономической основы землевладения, литовский князь не имел возможности проводить самостоятельную политику. Возникает вопрос, является ли образование Великого княжества Литовского результатом завоевания Миндовгом русских земель или в данном случае имело место добровольное присоединение русских удельных княжеств к литовскому княжеству? Как представляется, действовали оба фактора. С одной стороны, Миндовг завоевал земли Белой Руси, захватил русский Новогрудок, входивший в состав Полоцкого княжества. С другой стороны, Миндовга, как же упоминалось, призвали на княжение сами русские князья. В целом поэтому, процесс создания литовско-русского государства нельзя считать иноземным завоеванием. Литовские князья являлись частью политической системы Киевской Руси 1 и собственно земель Черной и Белой Руси. До Миндовга Литва не имела государственности, она возникла только с начала княжения Миндовга в русском Новогрудке на основе русских политико-правовых институтов. Таким образом, речь должна идти скорее об обратном. Институты русской государственности были распространены на народ прежде их не имевший. При этом сами литовцы не занимали привилегированного положения правящей государственной надстройки. Правовой статус язычников-литовцев скорее носил дискриминационный характер по отношению к большинству православного населения и православной феодальной элите. Вновь образованное государство стало называться Великим княжеством Литовским. Следует заметить, что оно создавалось в качестве регионального княжества без каких-либо претензий на объединение русских земель под властью литовского правящего княжеского рода. Все это произошло в более позднее время. Великое княжество Литовское во времена правления Миндовга вступало в многочисленные конфликты с Ливонским орденом, с одной стороны, и с Галицко-Волынским княжеством, с другой стороны. В 1244 г. Миндовг предпринял поход против Ливонского ордена в землю куршей и земгалов. Орден объединился с враждебными Миндовгу литовскими феодалами и нанес ему поражение. В это же время начался конфликт с Галицко-Волынским княжеством. Дело в том, что Великое княжество Литовское не обладало еще суверенитетом в современном понимании этого слова, находясь в вассальной зависимости от Галицко-Волынского княжества. Миндовг же стремился от этой зависимости избавиться. Галицкий князь Даниил Романович не был заинтересован в усилении Миндовга. Это грозило ему утратой контроля над западными русскими землями, поэтому он создал коалицию против нового правителя из 1 Примечание к настоящему сборнику. Киевская Русь или древнерусское государство в настоящем сборнике понимается не как государство в современном понимании, а как государственное образование конфедеративного типа или конфедерация восточнославянских (древнерусских) племен, участвовавших в формировании русского, украинского и белорусского народов. 22

23 недовольных правлением Миндовга литовских племен и Ливонского ордена, которая в 1250 г. нанесла ему поражение. После этого Миндовг решил объединиться с Ливонским орденом уже против Галицко-Волынского княжества. Ради этого он пошел на компромисс, приняв в 1251 г. католичество. Взамен ему была обещана поддержка Ордена и самое главное королевская корона. Обещание было выполнено: римский первосвященник издал буллу, которой объявлял, что «королевство Литовское принимает под протекцию апостольской столицы» 1. В 1253 г. Миндовг был коронован в качестве литовского короля. Именно это событие и отмечается в современной Литовской Республике ежегодно 6 июля как государственный праздник. Орден, однако, Миндовгу в противостоянии с Галицко-Волынским княжеством не помог. Силы обоих княжеств оказались примерно равными, между ними был заключен мирный договор, в соответствии с которым вся Черная Русь подчинялась Даниилу Романовичу, но уже с условием вассальной зависимости от Миндовга. Один из сыновей Даниила Шварн - женился на сестре Войшелка (лит. Вайшелга, Vaińelga) - старшего сына Миндовга. Как представляется, такой поворот событий связан с золотоордынским фактором. Золотой Орде было невыгодно возникновение на юго-западе и западе Руси сильной державы под властью галицких князей. Великий князь Даниил Романович зависел от хана Батыя, который был его сюзереном. К тому же в это время отношения с Батыем существенно обострились из-за неудачной попытки Даниила Романовича по созданию коалиции русских князей для борьбы с господством Батыя. Он искал опоры в католической Европе, и ему было не до войны с Миндовгом. Миндовг же в это время продолжил борьбу с Ливонским, а также с Тевтонским орденом. В 1260 г. литовское войско при озере Дурбе разбило объединенное войско Ливонского и Тевтонского орденов и их союзников. Миндовг отрекся от католичества, потеряв тем самым корону. Он остался в истории Литвы первым и единственным королем. Интересно отметить, что его современник и политический противник Даниил Романович в 1254 г. также был коронован как король Руси. В 1263 г. в результате заговора литовских феодалов Миндовг был убит, но созданное им государство продолжало существовать и развиваться дальше. Обратим внимание на то, что в том же 1263 г. умер великий князь владимирский Александр Невский. Незадолго до этого произошло сближение Миндовга и Александра Невского в целях совместной борьбы против Тевтонского ордена. Ослабление угрозы агрессии со стороны Ордена и снижение политической роли галицких князей в равной степени были в интересах Миндовга и Александра. Включение подвластных Миндовгу земель в политическую орбиту Владимирского великого княжества объединило бы под 1 Ливонская хроника Германа Вартберга // Сборник материалов и статей по истории Прибалтийского края. Т. 2. Рига, С

24 властью Александра Невского практически все русские земли, за исключением Галицко-Волынской Руси. Данное обстоятельство было невыгодно также и ханам Золотой Орды. В 1263 г. был убит Миндовг, а Александр Невский был вызван в Орду и умер на обратном пути. Эти совпадения наводят на некоторые соображения о неслучайном их характере. В наши дни Великое княжество Литовское воспринимается как фундаментальная основа современной государственности не только Литовской Республики, но и Республики Беларусь и Украины, на территориях которых это государство существовало. Характерно, что с 1991 по 1995 гг. государственный герб Республики Беларусь представлял собой исторический герб Великого Княжества Литовского «Погоня». Практически такое же изображение имеет государственный герб современной Литовской Республики. Однако, в настоящее время на основании решения майского референдума 1995 г. указом Президента Республики Беларусь утвержден новый эталон государственного герба, выполненный по образцу советского герба Белорусской ССР. Государственным языком Великого княжества Литовского был древнерусский язык. На этом языке велось делопроизводство и судопроизводство. Именно на древнерусском языке были написаны Литовские Статуты замечательный правовой памятник средневековья. Представители литовской великокняжеской династии Гедиминовичей были связаны с древнерусской династией Рюриковичей такими тесными родственными узами, что впору говорить о единой династии Рюриковичей-Гедиминовичей, правителей как Московского государства, так и Великого Княжества Литовского. Интересно отметить, что среди 128 фигур великих исторических личностей, имеющих заслуги перед Россией, отлитых на памятнике «Тысячелетие России», воздвигнутом в 1862 г. в Великом Новгороде имеются изображения пяти литовских князей: Довмонта (лит. Даумантас, Daumantas), Гедимина (лит. Гедиминас, Gedimínas), Кейстута (лит. Кестутис, Kęstutis), Ольгерда (лит. Альгирдас, Algirdas), Витовта (лит. Витаутас, Vytautas). Само же Великое княжество Литовское нередко позиционировало себя в качестве правопреемника распавшейся Киевской Руси 1. Действительно, территория Великого княжества Литовского в основном составляла территории западных русских княжеств, входивших прежде в Киевскую Русь. В этих княжествах, как правило, продолжали править представители династии Рюриковичей, охотно вступавшие в родственные связи с литовскими князьями. По национальному составу Великое княжество Литовское преимущественно было государством, населенным древнерусским народом в будущем белорусами и украинцами. Не случайно полное официальное название государства на древнерусском языке в Статуте 1529 г. звучало как «Великое князство Литовское, Русское и Жемойтское и иных» 2, а в исторической науке сложи- 1 См.: Чибинѐв В.М., Голованов Н.М., Макаров Д.А. Возникновение, расцвет и упадок государственности Великого княжества Литовского. СПб., С Первый или Старый Литовский Статут //Временник Общества истории и древностей Российских Кн. 18. С

25 лись понятия «литовско-русское государство», «литовско-русское право, которые употребляются в самих названиях некоторых исторических трудов 1. В 1386 г. Великий князь Литовский Ягайло (лит. Йогайла, Jogaila) в 1368 г. стал королем Польши Владиславом II Ягелло и родоначальником династии Ягеллонов. Таким образом, русско-литовская династия Рюриковичей- Гедиминовичей положила начало одной из самых известных польских королевских династий, с которой связывают расцвет Польского королевства. До сих пор старейший университет в Польше и один из первых университетов в Восточной Европе университет в Кракове, реорганизованный в 1400 г. королем Владиславом II Ягелло, носит название Ягеллонского университета. Заключение ряда уний между Великим княжеством Литовским и Польским королевством привело к образованию в 1569 г. объединенного государства Речи Посполитой (Республика Обоих Народов, польск. Rzeczpospolita Obojga Narodów, лит. Ņečpospolita/Abiejų Tautų Respublika, укр. Річ Посполита Обох Народів, белор. Рэч Паспалітая Абодвух Народаў, на польском и литовском языках произносится как «Жечь Посполита). Речь Посполитая просуществовала до 1795 г, когда произошел первый раздел этого государства между Россией, Пруссией и Австрией. Таким образом, Великое Княжество Литовское сыграло огромную роль в развитии польской государственности. Современные Литовская Республика и Республика Польша в одинаковой степени рассматривают себя правопреемниками Речи Посполитой. Таким образом, Великое княжество Литовское самими тесными узами связано с рядом современных государств Литвой, Россией, Белоруссией, Украиной, Польшей, что уже само по себе способно вызвать и неизменно вызывает значительный научный интерес к исследованию становления и развития этого государства как у специалистов в области общей истории, так и истории государства и права. Исключительно велико правовое наследие Великого княжества Литовского, в том числе и для России. Так, в 1529 г. был принят первый или старый Статут Великого княжества Литовского, оказавший существенное значение для развития и русского права, и сам основанный на Русской Правде и русском обычном праве. В 1566 г. появилась вторая редакция или второй Литовский Статут, в 1588 г. третий Статут. Впоследствии Литовские Статуты стали одним из источников русского Соборного Уложения 1649 г. 2 Литовские Статуты и правила литовского судопроизводства продолжали действовать на территории Украины, присоединенной к Московскому государству по решению Переяславской Рады 1654 г. Это обстоятельство, а также сосредоточение исполнительной и судебной властей в руках избираемого украинским населением гетмана, свидетельствовало о некоторой автономии Украины в составе Московского государства и Российской Империи. 1 См., например: Любавский М.К. Очерк истории литовско-русского государства до Люблинской унии включительно. СПб., 2004; Леонтович Ф.И. Очерки истории литовско-русского права: Образование территории Литовского государства. СПб., См.: Исаев И.А. История государства и права. М., С. 25,

26 Гетманство на Украине было упразднено в 1764 г., а собственная правовая система Украины, основанная на литовском праве, сохранилась до 1783 г. 1 Таким образом, влияние государственных и правовых институтов Великого княжества Литовского распространяется на целый ряд государств Восточной Европы, включая современные Литву, Белоруссию, Украину, Польшу и Россию. Государственный и общественный строй Великого княжества Литовского и его правовые основы 2 Понятие «государственный и общественный строй» было широко распространено в советской юридической науке. При этом общественный строй (или общественное устройство) советскими учеными понимался в первую очередь в качестве классовой структуры общества. И.Е. Фарбер по этому поводу писал: «Понятие «общественное устройство» не следует противопоставлять понятию «государственное устройство». Хотя данные понятия не совпадают, но для конституционного регулирования эти различия существенного значения не имеют. Предметом конституции является и общество, в государство, что и отражается в понятии общественного устройства 3. В настоящее время понятие «государственный и общественный строй» чаще всего заменяют понятием конституционного строя. Однако, как справедливо отмечает О.Г. Румянцев, новое понятие конституционного строя развивается из категорий государственного и общественного строя. Далее указанный автор отмечает, что «как общественный, так и государственный строй могут быть неконституционными, а воздействие государства на общество являться преимущественно неправовым» 4. От себя добавим, что не о конституционном, а именно о государственном и общественном строе следует говорить и при общей характеристике государств далекого прошлого, когда о конституции в современном понимании этого слова не могло быть еще речи. Государственный и общественный строй государств прошлого по-прежнему остается в поле зрения историков государства и права. Для истории государства и права как юридической науки важно, однако, исследование государственного и общественного строя не самого по себе, а во взаимосвязи с его правовыми основами. Именно таким образом мы и поступим, давая общую характеристику Великому княжеству Литовскому, обратив внимание на такие элементы государственного и общественного строя, как организация публичной власти, правовое положение основных слоев населения и правовое положение церкви. 1 См.: Григонис Э.П. Государственный механизм России: история и современность. СПб., С Статья написана в соавторстве с В.М. Чибинѐвым, опубликована в журнале «Мир юридической науки С Фарбер И.Е. Общественно-политический строй категория государственного права //Правоведение С Румянцев О.Г. Основы конституционного строя России (понятие, содержание, вопросы становления). М., С

27 Организация публичной власти. Главой государства в Великом княжестве Литовском являлся, соответственно, великий князь, выступающий в данном случае в качестве монарха суверенного государства. Совсем небольшой промежуток времени первый великий князь Миндовг (лит. Миндаугас, Mindaugas) имел титул короля, а Литва, соответственно, считалась королевством. Королевский титул Миндовг получил от Римского папы в 1253 г., приняв до этого, в 1251 г. католичество. Однако, в 1260 г. он вступил в очередное противостояние с католическими Тевтонским и Ливонским орденами, отрекся от католичества и, следовательно, перестал быть королем в глазах католического мира. День коронации Миндовга 6 июля в современной Литовской Республике является государственным праздником Днем государства 1. Образование Великого княжества Литовского связывают с началом княжения Миндовга в русском Новогрудке, который он сделал своей столицей (1237 г.). В 1246 г. Миндовг был официально призван на княжение вечевым собранием с участием русских князей. Правящая династия в Великом княжестве сложилась не сразу. Так, после кончины Миндовга в 1263 г. великим князем стал его племянник Тройнат (лит. Трянѐта, Treniota), поскольку сын Миндовга Войшелк (лит. Вайшелга, Vaińelga) в то время ушел в монахи. Спустя год Тройнат был убит в результате заговора, который возглавил Войшелк, занявший после этого место своего отца. В 1267 г. Войшелк вновь ушел в монастырь, а великим князем стал муж дочери Миндовга и сын князя галицкого князя Даниила Романовича Шварн Даниилович. После смерти Шварна новым великим князем стал Тройден (лит. Трайдянис, Traidenis), который уже близкого родства с Миндовгом не имел. В дальнейшем, вплоть до занятия великокняжеского престола Гедимином (лит. Гедиминас, Gedimínas) в 1316 г. устойчивой системы престолонаследия в Великом княжестве не было. Только после Гедимина сложилась династия Гедиминовичей, пресекшаяся в 1572 г. со смертью бездетного Сигизмунда Августа. Не всегда отцу наследовал сын (например, Евнутию (лит. Яунутис, Jaunutis) наследовал брат Ольгерд (лит. Альгирдас, Algirdas). Однако после Гедимина все великие князья были только из рода Гедиминовичей. Другими высшими государственными должностями в Великом княжестве Литовском были должности: гетмана, возглавлявшего феодальное ополчение и военную администрацию; канцлера, хранившего великокняжескую печать и отвечавшего за общее государственное управление и внешние отношения; маршала, представлявшего интересы служилого сословия (воинов поместного ополчения); подскарбия, отвечавшего за государственные финансы и др. Все высшие государственные должности замещали представители феодальной знати. 1 См.: Григонис Э.П., Чибинев В.М. Образование Великого княжества Литовского и значение для развития государства и права стран Восточной Европы (к тысячелетию Литвы) //Мир юридической науки С

28 С конца XIV в. важнейшим институтом государственной власти становятся сеймы (съезды феодалов в пределах всей страны или отдельных регионов). Начиная с правления Великого князя Ягайло (лит. Йогайла, Jogaila), решения сеймов становятся значимым фактором легитимации великокняжеской власти. Областные сеймы созывались и ранее, но нормативное закрепление их политической роли происходит только в конце XIV в. Сейм Великого княжества Литовского, на который опиралась великокняжеская власть, отражал в себе в первую очередь военную систему, поскольку представительство в сейме зависело от размеров подчиненных феодалам воинов в системе феодального ополчения. Феодальное ополчение составляло основу войска, формируемого по традиционным для средневекового общества принципам вотчинного и поместного землевладения, а также найма. Большинство владетельных феодалов принадлежали к мелкопоместным шляхтичам. Однако они не имели соответствующего их численности представительства в Сейме. Тем не менее, сеймы все же отражали интересы значительного слоя православной и католической шляхты, составлявшей около десяти процентов от общего числа населения Великого княжества Литовского. Данные реестра 1528 г. дают представление о военной организации, структуре представительства на Сейме, материальном положении и этническом составе класса феодалов Великого княжества Литовского. Так, род Кейзгалов выставлял больше воинов, чем все княжеские роды Галицко- Волынской земли, за исключением магната Острожского, больше чем «хоругвь» Полоцкой земли 1. Соответственно этому они и были представлены в Сейме Великого княжества Литовского. В отличие от сословно-представительных органов большинства европейских государств сейм Великого княжества Литовского, а затем и Речи Посполитой был представительным органов исключительно шляхетского (дворянского) сословия. В русском языке до начала ХХ в. слово «сейм» использовалось как нарицательное для обозначения парламента. Сеймами в настоящее время называются парламенты Литвы и Латвии, а также нижняя палата парламента Польши. Представителями центральной власти на местах были воеводы, управлявшие крупными областями и обладавшими военной, административной и судебной властью и кастеляны (помощников воевод). Территориальные единицы более низкого порядка управлялись наместниками воевод, тиунами, старостами. Данные должностные лица занимали свои посты по назначению воеводами либо великим князем по представлению воевод. Срок их должностных полномочий определялся «до воли государя», «до живота своего» либо в соответствии с правилами ротации. Следует отметить, что Великое княжество Литовское не было сильно централизованным. Представители центральной власти на местах имели значительные полномочия. В XVI в. местные правители получили название 1 См.: Любавский М.К. Литовско-русский сейм. М, С

29 «державцев» и, как и прежние русские удельные князья, фактически сосредоточили в своих руках государственное управление землями, помимо воли великих князей. Более того, рядом законодательных актов данная ситуация находила свое формально-юридическое закрепление. Отдельного разговора заслуживает правовое положение городов Великого княжества Литовского. Города, прежде входившие в Киевскую Русь, долгое время сохраняли вечевое правление. Вечевое собрание призывало князей на правление и соответственно нормативно закрепляло делегированный характер княжеской власти. Но уже в начале XIV в. они лишились этого права. Города являлись опорой власти княжеских родов и боярства над местным населением. Жители городов были заинтересованы в княжеской власти. Князь обеспечивал военную защиту города, правопорядок, вершил суд. Занятие ремеслом и торговлей было направленно на обслуживание в первую очередь интересов княжеского двора, армии, княжеских чиновников и феодальной элиты. Со временем общность торговых интересов со странами Европы и заимствование институтов права католических государств отразилось и на правовом статусе городов и городского населения. Определяющей особенностью являлось то, что города сами просили о заимствовании правовых систем по образцу различных городов Германии. В свою очередь великокняжеская власть поддерживала данное стремление, поскольку это вело к ограничению власти местных феодалов. В городах Великого княжества Литовского постепенно вводилось так называемое магдебургское право, которое сложилось в XIII в. в немецком городе Магдебурге как феодальное городское право, согласно которому экономическая деятельность, имущественные права, общественно-политическая жизнь и сословное состояние горожан регулировались собственной системой правовых норм, что соответствовало роли городов как центров производства и денежно-товарного обмена. Источниками магдебургского права являлись «Саксонское зерцало» как сборник немецкого феодального права и устав города Магдебурга. Жители городов по магдебургскому праву освобождались от феодальных повинностей, суда и власти воевод, старост и других государственных чиновников. На основе магдебургского права в городе создавался выборный орган самоуправления - магистрат. В Великом княжестве Литовском магдебургское право предоставлялось актами самого великого князя привилеями. Первый такой привилей в 1387 г. был выдан великокняжеской столице Вильне (лит. Вильнюс, Vilnius) 1. В XV в. магдебургское право было предоставлено Трокам (лит. Тракай, Trakai), Берестью (современный Брест), Ковне (лит. Каунас, Kaunas), Луцку, Кременцу, Полоцку, Киеву, Минску и Новогрудку; в XVI в. его полу- 1 Примечание к настоящему изданию. Самым первым городом на территории ВКЛ, получившим магдебургское право еще в 1324 г., был Владимир, находившийся в то время в древнерусском Галицко-Волынском княжестве, с 1254 г. королевстве Русском (ныне Владимир-Волынский город в Волынской области Украины). В ВКЛ город был включен в 1370 г. (см. вошедшую в настоящий сборник статью «Магдебургское (немецкое) право в городах и местечках Великого княжества Литовского: история и география распространения». 29

30 чили и менее значительные города. Из вступительных заявлений, содержащихся в привилеях, видно, что великие князья руководствовались господствующими тогда у поляков и чехов представлениями о том, что магдебургское право содействует преуспеванию городов, умножению их населения и увеличению их материального благосостояния 1. Отметим, что в России в 1785 г. на основе магдебургского права была составлена Грамота на права и выгоды городам Российской Империи или Жалованная грамота городам. После вхождения территории Великого княжества Литовского в Российскую Империю магдебургское право действовало в бывших его городах до 1831 г., а в Киеве до 1835 г. Правовое положение населения. Наибольшим политическим весом в Великом княжестве Литовском, также как и в соседней Польше, обладали магнаты (великовельможные паны). В их число входили потомки бывших удельных князей и феодалы, получившие значительные земельные пожалования «поветы», «волости», «держания» от государя. Значительную часть вельможных панов составляли представители литовского великокняжеского рода. Магнаты занимали должности гетманов, маршалов, подскарбиев, назначались воеводами. С начала XVI в. самым привилегированным слоем населения в Великом княжестве Литовском стала шляхта (дворянство), включающая себя как магнатов, так и других лиц дворянского происхождения помещиков. Привилеями 1507, 1511 гг. и др. была установленная личная неприкосновенность шляхты, недопустимость конфискации имущества шляхтичей и их наказания без суда. Шляхта получила право суда в отношении многих категорий лиц, проживающих в их владениях. Широкое распространение получил податной иммунитет. Имение шляхтича могло переходить к великому князю только в случае его смерти и при отсутствии у него наследников. Самым бесправным слоем населения, как впрочем, и в большинстве средневековых стран, были крестьяне («кметы», «мужи», «поспольсты» и др.). Они объединялись в общины, высшим органом управления которых были «громада», «великая громада», вече. Существовали податные единицы, объединявшие крестьянские хозяйства. На казенных землях в дополнение к княжеской администрации существовало крестьянское самоуправление сотников, десятников, «войтов», атаманов и др. Значительная часть крестьянства находилась в крепостном состоянии (в холопстве). Холопами становились по рождению, в результате неуплаты долга, плена, вследствие наказания за уголовное преступление и в других случаях. Государство в лице великих князей и феодальной элиты проводило целенаправленную политику по закрепощению крестьян и разрушению свободных крестьянских общин, составлявших социальную основу государства в XIII первой половине XV в. 1 Любавский М.К. Очерк истории литовско-русского государства до Люблинской унии включительно. СПб., С

31 Сигизмундом Августом был утвержден «Устав на волоки господаря его милости во всем великом княжестве Литовском». «Волоки» являлись служебными наделами, к которым прикреплялись крестьяне, отбывавшие барщину и платившие налоги. Основанием прикрепления крестьянства к «волокам» являлась задолженность по частным и публичным платежам 1. Земским привилеем 1457 г. Казимир запретил переманивать крестьян с частных земель на казенные. Данным законом вводился вотчинный суд как атрибут феодального землевладения. Правовое положение церкви. В общественно-политической жизни средневековых государств Европы всегда большую роль играла господствующая церковь. Великое княжество Литовское в этом отношении было уникальным государством в том смысле, что долгое время государственной религии в нем не было. При образовании Великого княжества Литовского большинство литовцев были язычниками. Язычниками были Миндовг и другие великие князья. Время от времени в угоду политической конъектуре многие из них крестились по католическому или православному обряду, а затем отказывались от крещения. Вообще, литовцы последний народ Европы, принявший христианство. Всеобщее крещение литовцев произошло только в 1387 г. по католическому обряду, как того требовали условия унии 1385 г., заключенной с Польшей великим князем Ягайло. С другой стороны, подавляющее большинство населения Великого княжества Литовского составляли не литовцы, а русские, исповедующие православие. Католичество же с 1387 г. стало государственной религией, несмотря на то, что литовцы-католики составляли меньшинство населения Великого княжества и к тому же среди верований литовцев еще долгое время после принятия католичества встречались пережитки язычества. Таким образом, Великое княжество Литовское в конфессиональном плане оказалось между православием, католичеством и язычеством. На момент образования Великого княжества Литовского православные епархии существовали в Полоцке (учреждена в 992 г.) и Турове (учреждена в 1005 г.). Обе они находились в подчинении Киевской митрополии. Наличие епископов православной церкви повышало авторитет Великого княжества Литовского и на институциональном уровне закрепляло его равноправие в системе русских земель. Правовое положение православной церкви менялось в зависимости от расширения влияния на Великое княжество Литовского либо Московского государства, либо Польши. Великие литовские князья, руководствуясь политическими выгодами, были готовы принять любое вероисповедание, лишь бы это служило укреплению их власти. Что касается русских князей, то стремление сохранить свою политическую власть вызывало сближение значительной их части с католическим миром. В этом аспекте показательным яв- 1 См.: Пичета В.И. Аграрная реформа Сигизмунда-Августа в Литовско-Русском государстве. М., С

32 ляется тот факт, что многие представители феодальной элиты Белой и Черной Руси принимали католичество. Важно отметить стремление великих литовских князей создать собственную православную митрополию, которую они рассматривала как фактор укрепления суверенитета государства. В 1458 г. такая митрополия под названием Киевской или Литовской была создана. В организационном плане она была отделена от Московской митрополии. В целом можно сказать, что Великое княжество Литовское проводило взвешенную и веротерпимую конфессиональную политику. Так, несмотря на то, что государственной религией считалось католичество, великий князь Сигизмунд Кейстутович привилеем 1432 г. уравнял в правах католиков и православных. Великое княжество Литовское как правопреемник Киевской Руси 1 Правопреемство государств в современном международном праве представляет собой переход с учетом основных принципов международного права и норм о правопреемстве определенных прав и обязательств от одного государства - субъекта международного права к другому 2. Правопреемство государств возникает в связи с возникновением нового государства, вхождением одного государства в другое, при разделении государств, их отделении и т.п. 3 В науке международного права отмечается, что правопреемство государств сложный международно-правовой институт, нормы которого длительное время имели обычно-правовой характер. Кодификации эти нормы подверглись сравнительно недавно (Венские декларации 1978 и 1983 г.) 4. Современная Российская Федерация является правопреемником СССР. Сам СССР, возникший на территории бывшей Российской Империи, правопреемником этой Империи себя не считал и не был таковым с точки зрения международного права. Достаточно четко прослеживается правопреемство Российской Империи от Московского государства, по сути это одно и то же государство, переросшее из рядового государства в международно-признанную империю. Московское централизованное государство (Московия) это прямой правопреемник Великого княжества Московского, объединившего под своим началом земли Северо-Восточной Руси. Великое княжество Московское в определенной степени является правопреемником Владимиро- Суздальского княжества, начавшего процесс объединения Северо-Восточной Руси. Традиционно считается, что именно в Северо-Восточной Руси продолжилось развитие русской государственности, прерванное распадом древнерусского государства Киевской Руси. Однако существовало и другое государство, имеющее не меньшее право называть себя правопреемником Киевской Руси Великое княжество Литовское. 1 Статья написана в соавторстве с В.М. Чибинѐвым, опубликована в журнале «Мир юридической науки» С См.: Международное право /Отв. ред. Г.В. Игнатенко и О.И. Тиунов. М., С См.: Юридический энциклопедический словарь. М., С См.: Международное право С

33 В науке международного права считается, что соответствующие территориальные изменения сами по себе не рассматриваются как правопреемство, но являются его основанием. В этом смысле Великое княжество Литовское, в составе которого оказалось большинство территории Киевской Руси имеет соответственно больше оснований на правопреемство от Киевской Руси, чем Северо-Восточная Русь, основная часть территории которой Киевской Руси не принадлежала. Важным признаком правопреемства является, на наш взгляд, признание этого факта местным населением. По этому признаку Северо-Восточная Русь и Великое княжество Литовское могут быть признаны правопреемниками Киевской Руси практически на равных основаниях. Характерно, что во взаимоотношениях между собой ни Северо-Восточная Русь, ни Великое княжество Литовское не признавали друг за другом права на преемственность от Киевской Руси. Немаловажным признаком правопреемства государств, на наш взгляд, является продолжение действия в новом государстве хотя бы на первых порах государственно-правовых институтов прежнего государства, продолжение в том или ином качестве других государственно-правовых и иных (культурных, бытовых и т.д.) традиций прежнего государства. Наконец, едва ли не главным признаком правопреемства государств, на наш взгляд, следует считать продолжение действия государственного языка прежнего государства. По всем указанным признакам Северо-Восточная Русь и Великое княжество Литовское вправе на равных основаниях считать себя правопреемниками Киевской Руси. Рассмотрим выделенные выше признаки правопреемства государств на примере Великого княжества Литовского. Территориальный признак. Великое княжество Литовское уже в момент своего образования в первой половине XIII в. включало в себя как собственно литовские земли, так и земли Белой и Черной Руси. Столицей Великого княжества его основатель Миндовг (лит. Миндаугас, Mindaugas) сделал город Новогрудок на территории современной Белоруссии. Все дальнейшее территориальное расширение Великого княжества происходило только за счет земель, прежде входивших в состав Киевской Руси. В начале XIV в. Великое княжество Литовское включило в свой состав Турово-Пинское Полесье, т.е. бассейн реки Припять. Во второй половине XIII в. турово-пинские князья подчинялись галицко-волынским князьям. Но подчинение их не отличалось постоянством, они нередко переходили на сторону Миндовга. Эти колебания Полесья, как отмечает М.К. Любавский, из стороны в сторону в конце разрешились присоединением Полесья к Литве. «При каких обстоятельствах состоялось это присоединение и когда именно в точности неизвестно. Мы знаем только, что Гедимин еще при жизни своей посадил в Пинске, главном городе Полесья, сына своего Наримунта-Глеба. На других городах Полесья, впрочем, встречаем русских князей, как, напри- 33

34 мер, на Несвиже. Но эти русские князья уже находились под властью великого князя Литовского, служили и подчинялись ему наравне со всеми подручными ему князьями, литовскими и русскими. Из сего явствует, что одновременно с утверждением в Пинске Наримунта все, или почти все, Полесье подчинилась Литве» 1. В правление великого князя Гедимина (лит. Гедиминас, Gediminas) ( гг.) в состав Великого княжества Литовского входили Полоцкая, Витебская, Минская, Пинская, Брестская земли и Подляшье, а также многие территории Галицко-Волынской земли. Летописи не упоминают о военных походах Гедимина против русских земель, поэтому можно считать, что этот процесс носил скорее мирный характер. Так, из летописей известно, что уже в 1326 г. в состав Великого княжества Литовского входило Минское княжество. Минский князь Василий ездил послом Гедимина в Новгород. Тот факт, что в посольстве находился князь Дорогобужа и Вязьмы Федор Святославич, является показателем того, что власть Гедимина распространялась и на Смоленскую землю. Смоленский князь называл себя «молодшим братом» Гедимина. Немаловажную роль играли брачные союзы между литовским и русскими княжескими родами. Так, сын Гедимина Ольгерд (лит. Альгирдас, Algirdas) в 1318 г. женился на дочери витебского князя Ярослава Васильевича Марии и после его смерти в 1320 г. стал витебским князем, а само Витебское княжество вошло в состав Великого княжества Литовского. Значительное территориальное расширение Великого княжества Литовского произошло в годы правления Ольгерда ( гг.). За период своего правления Ольгерд распространил свою власть на многочисленные русские земли. В 1358 г. он присоединил к Великому княжеству Мстислав, а в 1359 г. - Брянское княжество. Смоленский князь Святослав Иванович также признал власть Ольгерда. В 1363 г. Ольгерд освободил от власти татар Белую Церковь, Звенигород, Путивль, Торговицу и Очаков 2, а также земли от устья реки Серет и до Черного моря, Днепра, Южного Буга. В состав Великого княжества вошли Киевское, Черниговское, Новгород-Северское княжества. Ольгерд становился освободителем русских земель от татарского ига. Только Северо-Восточная Русь, Новгород и Псков не находились под властью Великого князя Литовского. В рамках нового государства понятие собственно «Литва» не имело сугубо этнической политико-правовой привязки. Литвой считали балтские земли государства, западные и центральные земли Белой Руси до Березины. Но в широком смысле под Литвой понимали почти всю Белую Русь. Данные 1 Любавский М.К. Очерк истории литовско-русского государства до Люблинской унии включительно. СПб., С Примечание к настоящему сбонику. Во время Ольгерда город Очаков еше не сущестовал. Он вырос на месте крепости Дашев, основанной великим князем литовским Витовтом в 1396 г. (по другим данным в 1415 г.) В 1480 г. Дашев был захвачен татарами и на его месте в 1493 г. крымским ханом была основана крепость Кара-Кермен. Впоследствии турки назвали крепость Ачи-Кале, откуда и произошло название на русском языке Очаков. 34

35 земли составили своеобразную «метрополию» Великого княжества Литовского. Наибольшего территориального расширения Великое княжество Литовское достигло во времена правления Витовта (лит. Витаутас, Vytautas). В, частности, была вновь возвращена утраченная прежде Смоленская земля, а на юге Великое княжество Литовское расширилось до побережья Черного моря. Таким образом, большинство земель, ранее входивших в Киевскую Русь, оказалось под властью Великого княжества Литовского. При этом в основном имело место мирное присоединение русских земель к Великому княжеству Литовскому. Признание правопреемства местным населением. Русские земли в округе Новогрудка входили в состав Великого княжества Литовского с самого начала его существования. В 1246 г. Миндовг был официально призван на княжение вечевым собранием с участием русских князей. Местное население воспринимало власть литовских князей в качестве естественного правления. Князья самоотверженно боролись за интересы местных жителей против многочисленных захватчиков, причем эта борьба, как правило, приобретала гражданский характер за сохранение своей культурной самобытности. Княжеский домен был социальной, политической, экономической и военной основой власти великих князей. Особенно тесной была связь с Полоцким княжеством. Своим государством считали Великое княжество Литовское и в других землях, прежде входивших в Киевскую Русь. Продолжение действия государственно-правовых институтов, правовых и других традиций Киевской Руси. Гедимин рассматривал свою власть как вышестоящую по отношении к русским княжеским родам и князьямвождям племен литовской земли. Местные правители находились от него в вассальной зависимости. Правитель не менял существующую систему властеотношений. Более того, Гедимин в качестве фундаментальной основы легитимности своего правления выбрал доктрину сохранения культурной и этнической самобытности местного населения. При включении в свое государство новых земель он гарантировал им «старины не рушить». Правитель сохранял местные законы, права феодалов, посадского населения и духовенства, подсудность их местным судам, самостоятельность при заключении торговых соглашений. Сведения об этом содержатся в мирной грамоте 1338 г. с Тевтонским орденом. Гедимин указывал в ней, что он заключает мир с согласия епископа, «короля» и города Полоцка и «короля» и города Витебска. Гедимин при своей жизни раздал земли Великого княжества своим сыновьям подобно уделам русских князей. В этом заключается преемственность с русской политико-правовой системой. Государственная власть в Великом княжестве после смерти Гедимина была подобна древней русской удельной лествичной системе. Каждый из потомков Гедимина воплощал в себе великокняжеское правление. 35

36 Языковый признак. В этнической Литве использовался литовский язык. На нем говорили как простые люди, так и великокняжеский двор. Однако литовский язык не имел литературных традиций и письменности. В русских землях Великого княжества Литовского использовался русинский или руський язык прямой наследник древнерусского языка Киевской Руси. В разговорной форме это были диалекты, на основе которых в XIX в. образовались украинский и белорусский языки. Письменная форма русинского языка на кириллической алфавитной основе стала государственным (канцелярским) языком Великого княжества Литовского. Именно на этом языке, в частности, было создано богатое правовое наследие Великого княжества Литовского, в том числе знаменитые Литовские Статуты. Только после Люблинской унии 1569 г, объединивших Великое княжество Литовское и Польшу в единое государство Речь Посполитую русинский язык стал постепенно заменяться польским языком и был вытеснен из употребления в качестве государственного языка во второй половине XVII в. Первые государственные документы на литовском языке на территории Великой княжества Литовского появились лишь в самом конце существования Речи Посполитой (литовские рукописи Конституции 3 мая 1791 г. и решений Четырехлетнего Сейма). Таким образом, преобладающим языком Великого княжества Литовского был русинский язык как в разговорной, так и в письменной форме. Он же имел статус государственного языка. Русинский язык имеет такое же непосредственное происхождение от древнерусского языка Киевской Руси, что и русский язык Северо-Восточной Руси, от которого произошел современный русский язык. Само Великое княжество Литовское считало себя не только литовским, но и русским государством. Полное официальное название государства на русинском языке в Статуте 1529 г. звучало как «Великое князство Литовское, Русское и Жемойтское и иных» 1. Ольгерд принял титул «великий князь Литовский, Русский, дедич Кревский, Витебский, Полоцкий и иных» 2. Великий князь Литовский Ягайло (лит. Йогайла, Jogaila) в акте Кревской унии 1385 г. назвал себя «Мы, Ягайло, божьей милостью великий князь Литовский, Руси господин и наследник урожденный» 3. Великое княжество Литовское: история и историография 4 6 июля 2009 г. в Литовской Республике торжественно отмечалось тысячелетие Литвы. Празднование юбилея именно в 2009 г. связано с тем, что в 1009 г. относится первое упоминание о Литве в известных на сегодняшний день исторических документах. Запись в написанной по латыни хронике не- 1 Первый или Старый Литовский Статут //Временник Общества истории и древностей Российских Кн. 18. С См.: Пресняков А.Е. Лекции по русской истории. Т. II. Западная Русь и Литовско-Русское государство. М., С См.: 1385 m. rugpjūčio 14 d. Krėvos aktas (Lietuvos uņsienio politikos dokumentai XIII XVIII a. Tyrinėjimai) / Sudarė J. Kiaupienė, Vilnius, P Опубликовано в журнале «Гуманитарная планета» С ; С ; 2. С В настоящем сборнике статья печатается в сокращенном виде. 36

37 мецкого города Кведлинбурга гласит: «В 1009 г. Св. Бруно, именуемый Бонифацием, архиепископ и монах, на одиннадцатом году своего пострига в монахи 9 марта на границе Руси и Литвы убитый язычниками с 18-ю единомышленниками, отправился на небеса». Кроме того, 6 июля в Литовской Республике празднуется ежегодно как государственный праздник День государства. Это праздник приурочен ко дню коронации в качестве короля великого князя Миндовга (лит. Миндаугас, Mindaugas), имевшей место в 1253 г. С именем Миндовга связано само возникновение уникального во многих отношениях государства Великого княжества Литовского. Великое княжество Литовское имеет длительную и богатую событиями историю. Даже заключив Люблинскую унию с Польшей в 1569 г. и слившееся с Польшей в единое государство Речь Посполитую, Великое княжество не утратило окончательно своего суверенитета и просуществовало до третьего раздела Речи Посполитой в 1795, упразднившего на длительное время как литовскую, так и польскую государственность. Таким образом, Великое княжество Литовское просуществовало более 500 лет и практически во все периоды своей истории являлось одним из крупнейших и влиятельнейших государств Восточной Европы. В наши дни Великое княжество Литовское воспринимается как фундаментальная основа современной государственности не только Литовской Республики, но и Республики Беларусь и Украины, на территориях которых это государство существовало. Характерно, что с 1991 по 1995 гг. государственный герб Республики Беларусь представлял собой исторический герб Великого Княжества Литовского «Погоня». Практически такое же изображение имеет государственный герб современной Литовской Республики. В настоящее время на основании решения майского референдума 1995 г. указом Президента Республики Беларусь утвержден новый эталон государственного герба, выполненный по образцу советского герба Белорусской ССР. Государственным языком Великого княжества Литовского был древнерусский язык. На этом языке велось делопроизводство и судопроизводство. Именно на древнерусском языке были написаны Литовские Статуты замечательный правовой памятник средневековья. Представители литовской великокняжеской династии Гедиминовичей были связаны с древнерусской династией Рюриковичей такими тесными родственными узами, что впору говорить о единой династии Рюриковичей-Гедиминовичей, правителей как Московского государства, так и Великого Княжества Литовского. Интересно отметить, что среди 128 фигур великих исторических личностей, имеющих заслуги перед Россией, отлитых на памятнике «Тысячелетие России», воздвигнутом в 1862 г. в Великом Новгороде имеются изображения пяти литовских князей: Довмонта (лит. Даумантас, Daumantas), Гедимина (лит. Гедиминас, Gedimínas 1 ), Кейстута (лит. Кестутис, Kęstutis), Ольгерда (лит. Альгирдас, Algirdas), Витовта (лит. Витаутас, Vytautas). 1 Примечание к настоящему сборнику. По правилам литовского языка буква «е» читается примерно как русская «я». Если на слог, в котором изображена эта буква, падает ударение, то «я» произносится четко, а если 37

38 Само же Великое княжество Литовское нередко позиционировало себя в качестве правопреемника распавшейся Киевской Руси 1. Действительно, территория Великого княжества Литовского в основном составляла территории юго-западных и западных русских княжеств, входивших прежде в Киевскую Русь. В этих княжествах, как правило, продолжали править представители династии Рюриковичей, охотно вступавшие в родственные связи с литовскими князьями. По национальному составу Великое княжество Литовское преимущественно было государством, населенным древнерусским народом в будущем белорусами и украинцами. Не случайно полное официальное название государства на древнерусском языке в Статуте 1529 г. звучало как «Великое князство Литовское, Русское и Жемойтское и иных» 2, а в исторической науке сложились понятия «литовско-русское государство», «литовско-русское право, которые употребляются в самих названиях некоторых исторических трудов 3. В 1386 г. Великий князь литовский Ягайло (лит. Йогайла, Jogaila) стал королем Польши Владиславом II Ягелло и родоначальником династии Ягеллонов. Таким образом, русско-литовская династия Рюриковичей- Гедиминовичей положила начало одной из самых известных польских королевских династий, с которой связывают расцвет Польского королевства. До сих пор старейший университет в Польше и один из первых университетов в Восточной Европе университет в Кракове, реорганизованный в 1400 г. королем Владиславом II Ягелло, носит название Ягеллонского университета. Заключение ряда уний между Великим Княжеством Литовским и Польским королевством привело к образованию в 1569 г. объединенного государства Речи Посполитой (Республика Обоих Народов, польск. Rzeczpospolita Obojga Narodów, лит. Ņečpospolita/Abiejų Tautų Respublika, укр. Річ Посполита Обох Народів, белор. Рэч Паспалітая Абодвух Народаў, на польском и литовском языках произносится как «Жечь Посполита). Речь Посполитая просуществовала до 1795 г, когда произошел последний раздел этого государства между Россией, Пруссией и Австрией. Таким образом, Великое Княжество Литовское сыграло огромную роль в развитии польской государственности. Сонет, то эту букву читают как нечто среднее между «я» и «е». Во всяком случае, русскоязычный человек эти оттенки не улавливает. Для удобства в дальнейшем при передаче литовских слов русскими буквами «я» будет писаться только в том случае, когда на соответствующий слог падает ударение. Однако следует иметь в виду, что в Литве с 1990 г. согласно Инструкции по транскрипции фамилий, имен и географических названий с русского языка на литовский и с литовского языка на русский литовская «е» всегда должна транскрибироваться русской «я». Следуя этой Инструкции литовский вариант имени Гедимин русскими буквами должен писаться как Гядиминас, но на слог «га» ударение в этом имени не падает, оно падает на предпоследний слог, поэтому в подобных случаях будет писаться русское «е». Указанная выше Инструкция действует только для тех изданий, которые выходят в Литве. 1 Чибинѐв В.М., Голованов Н.М., Макаров Д.А. Возникновение, расцвет и упадок государственности Великого княжества Литовского. СПб., C Первый или Старый Литовский Статут //Временник Общества истории и древностей Российских Кн. 18. С См., например: Любавский М.К. Очерк истории литовско-русского государства до Люблинской унии включительно. СПб., 2004; Леонтович Ф.И. Очерки истории литовско-русского права: Образование территории Литовского государства. СПб.,

39 временные Литовская Республика и Республика Польша в одинаковой степени рассматривают себя правопреемниками Речи Посполитой. Великое Княжество Литовское самими тесными узами связано с рядом современных государств Литвой, Россией, Белоруссией, Украиной, Польшей, что уже само по себе способно вызвать и неизменно вызывает значительный научный интерес к исследованию становления и развития этого государства как у специалистов в области общей истории, так и истории государства и права. Исключительно велико правовое наследие Великого княжества Литовского, в том числе и для России. Так, в 1529 г. был принят первый или старый Статут Великого княжества Литовского, оказавший существенное значение для развития русского права, и сам основанный на Русской Правде и русском обычном праве. В 1566 г. появилась вторая редакция или второй Литовский Статут, в 1588 г. третий Статут. Впоследствии Литовские Статуты стали одним из источников русского Соборного Уложения 1649 г. 1 Литовские Статуты и правила литовского судопроизводства продолжали действовать на территории Украины, присоединенной к Московскому государству по решению Переяславской Рады 1654 г. Это обстоятельство, а также сосредоточение исполнительной и судебной властей в руках избираемого украинским населением гетмана, свидетельствовало о некоторой автономии Украины в составе Московского государства и Российской Империи. Гетманство на Украине было упразднено в 1764 г., а собственная правовая система Украины, основанная на литовском праве, сохранилась до 1783 г. 2 Таким образом, влияние государственных и правовых институтов Великого княжества Литовского распространяется на целый ряд государств Восточной Европы, включая современные Литву, Белоруссию, Украину, Польшу и Россию. История Великого княжества Литовского, однако, малоизвестна в сопредельных с Литвой странах, да и в самой Литве многие страницы истории замалчиваются или искажаются. Здесь уже имеет место не история сама по себе, а историография, которую в рамках данной статьи мы будем понимать в одном из ее значений как описание истории 3, причем не только в научной и учебной, но и в популярной литературе. К размышлениям на эту тему нас привело ознакомление с книгой А.А. Бушкова и А.М Буровского «Россия, которой не было-2. Русская Атлантида». Они пишут: «Если судить по советской и по современной историографии, можно сделать вывод: в конце XII начале XIII века куда-то исчезает вся Русь к западу от Смоленска. Только что она была и вдруг куда-то пропадает! Потом-то она опять всплывет, уже в XVII XVIII веках, когда украинцы возжаждут навеки соединиться с русским народом, а там и начнутся 1 См.: Исаев И.А. История государства и права. М., С. 25, См.: Григонис Э.П. Государственный механизм России: история и современность. СПб., С См.: Новый энциклопедический словарь. М., С

40 разделы Польши. Но в XII-XIV веках история этой огромной страны своего рода тайна, сокрытая от собственного народа 1. В другом месте книги А.А. Бушкова и А.В. Буровского читаем: «что происходило в Киеве, Могилеве, Львове, Дорогобуже, Сумах, Полтаве на протяжении XIV, XV, XVI, XVII веков? Если принимать всерьез советскую историографию, то ничего. Еще более пикантно, что в советской историографии такой же оказалась судьба и матери городов русских, стольного града Киева. Во всех учебниках, во всех исторических трактатах упоминалось, что в декабре 1240 года его штурмом брали татары Но вот наступает 1362 год, и Киев входит в состав Великого княжества Литовского, и до 1654 года он будет находиться в составе Великого княжества Литовского и в составе Польского королевства. И все. Три века жизни Киева выпадают Нет, конечно же, вовсе не из истории выпадают эти три столетия. Но из советской историографии - выпадают» 2. В современных условиях развития компьютерных технологий для любителей истории не представляет большой проблемы ознакомление с интересующими их историческими фактами, событиями и их интерпретациями. Обратимся к официальным интернет-сайтам городов и регионов, некогда входивших в состав Великого княжества Литовского. Так, на сайте современного белорусского Гродно (лит. Гардинас, Gardinas) вся история города выглядит следующим образом: «Почти 870 лет - от первого упоминания в Ипатьевской летописи под насчитывает в своей биографии Гродно. Приграничное положение с литовскими и польскими землями определило значение Гродно как важного военно-стратегического и торгового центра на северо-западных рубежах Древнерусского государства. За время своего существования город неоднократно подвергался нападениям и осадам, несколько раз разрушался захватчиками. После воссоединения Западной Белоруссии с БССР Гродно с центр района он одним из первых городов нашей страны подвергся нападению немецко-фашистских захватчиков. Советские воины и пограничники стойко и мужественно защищали гродненскую землю. Более 1100 суток город Гродно был оккупирован фашистскими захватчиками. В послевоенные годы хозяйство города было восстановлено и получило дальнейшее развитие. Новые промышленные и жилые районы далеко раздвинули городскую черту, придав древнему Гродно современный облик. За большие успехи в хозяйственном и культурном строительстве и в связи с 850-летием город в 1978 награжден орденом Трудового Красного Знамени. Гродно связано прочными узами дружбы и сотрудничества со многими городами бывшего СССР и зарубежных стран. Ежедневно в Гродно прибывают 1 Бушков А.А., Буровский А.М.. Россия, которой не было-2. Русская Атлантида: Историческое расследование. Красноярск, М., С Там же. С

41 туристы из разных стран, их привлекает своеобразие города, богатство его архитектурных и исторических памятников». Таким образом, в исторической справке о Гродно нет никакого упоминания о вхождении его в состав Великого княжества Литовского и в Речь Посполитую, впрочем, как и нет упоминаний о вхождении в Российскую Империю, Польшу с 1920 по 1939 гг. Создается впечатление, что после древнерусского периода сразу же наступает история города в составе Белорусской ССР. Между тем, Гродно - фактически второй по своему значению город Великого княжества Литовского после столицы Вильны. Великий князь Литовский Витовт в 1392 г. сделал Гродно 1 второй столицей государства. В составе Речи Посполитой с 1673 г. каждый третий Вальный сейм стал собираться на территории Великого княжества Литовского и именно в Гродно. После включения территории Великого княжества Литовского в Российскую империю в 1795 г. первоначально были образованы две литовские губернии Виленская и Гродненская, и только в 1842 г. была образована еще одна литовская губерния Ковенская. По Московскому договору между РСФСР и Литвой, заключенному 12 июля 1920 г. Гродно и некоторые другие города нынешней Белоруссии: Щучин, Ошмяны, Сморгонь, Браслав, Лида, Поставы и их окрестности, а также Вильно 2 и Виленский край были признаны частью Литвы. В наши дни многие современные российские политики и историки, оценивая результаты пакта Молотова-Риббентропа 1939 г., любят упрекнуть Литву, считающую пакт преступным и приведшим к советской оккупации, в том, что именно благодаря этому пакту по новому договору между СССР и Литвой от 10 октября 1939 г. Литве был возвращен Вильно (Вильнюс). Но, во-первых, не прошло и года, как с 3 августа 1940 г. не только Вильнюс, но и вся Литва оказались в составе СССР. Во-вторых, передача Литве Вильно означала, кроме того, и реализацию Московского договора 1920 г., однако, ни Гродно, ни другие нынешние белорусские территории, признанные этим договором частью Литвы, возвращены Литве не были, о чем, упрекая Литву, современные российские политики и историки стараются не вспоминать. Цели договоров как 1920, так и 1939 г., по-видимому, заключались в отрыве как Вильно, так и Гродно с другими указанными городами от Польши. В этническом отношении литовское население Виленского края (Восточной Литвы) и белорусское население Западной Белоруссии не составляло 1 Примечание к настоящему изданию. Гродно это современное название города на русском и польском языках (Grodno). Во времена ВКЛ он, скорее всего, на русинском языке назывался Горденем (Городень в именительном падеже). Есть еще один пример похожего названия в ВКЛ Ковень (современный Каунас, по-польски Ковно). Во времена Российской Империи было принято написание Гродна, равно как Вильна и Ковна. Таким же образом, т.е. Гродна, его название пишут на современном белорусском языке. 2 Примечание к настоящему изданию. Вильно польский вариант названия города (Wilno). В г. во время вхождения города и края в Польшу, это название было принято и в русском языке. Во времена Российской Империи было принято написание Вильна. Во времена ВКЛ город на русинском языке назывался Вильней (Вильня в именительном падеже). В современном литовском языке город называется Вильнюсом (Vilnius). 41

42 большинства. В это время в обоих регионах проживало в основном сильно полонизированное коренное население потомки поданных Великого княжества Литовского, так называемые тутейшие, т.е. местные, имеющие как литовские, так и западнорусские (белорусские) корни. Ряд тутэйших считали себя поляками, говорили на польском языке, объясняя, что «мы поляки, но говорим по-просту». На Версальской конференции эксперт из США Ф.А. Голднер утверждал, что в Вильно и его окрестностях образовалась какая-то новая народность, говорящая на языке, отличном от польского, литовского и белорусского. Тутейшие в одинаковой мере могли стать и поляками и литовцами и белорусами 1. Примечательна в этом отношении судьба трех родных братьев - уроженцев этого региона. Старший брат Юрай (Ежи) Ивановский (Jerzy Iwanowskii) позиционировал себя поляком: в гг. был министром в Польше; в 1920 г. - директором департамента иностранных дел Срединной Литвы непризнанного польского государства на территории Восточной Литвы и Западной Белоруссии; в гг. сенатором в Польше. Средний брат Вацлав Ивановский (Вацлаў Іваноўскі) известный белорусский деятель; являлся одним из основателей Белорусской революционной громады и Белорусской социалистической громады, с 1907 г. издавал в Санкт- Петербурге газету на белорусском языке, в 1918 г. министр просвещения Белорусской Народной Республики, с осени 1919 г. - член Временного Белорусского исполнительного комитета, издатель журнала «Рунь». Младший брат Тадас Иванаускас (Tadas Ivanauskas) известный литовский ученыйзоолог, основатель Зоологического музея в Каунасе, который до сих пор носит его имя; в гг. директор Института биологии Академии наук Литовской ССР. В г. Восточная Литва и Западная Белоруссия входили в состав Польши, и продолжись такое положение дел дальше, сегодня бы в этих регионах доминировало бы польское по языку, культуре и национальному самосознанию население. Присоединение Западной Белоруссии к Белорусской ССР привело к увеличению белорусов из числа тутэйших, в Восточной же Литве тутейшие в основном продолжают считать себя поляками, а часть из них считает себя белорусами или литовцами. Таким образом, население региона Вильно и Гродно во времена Великого княжества Литовского, а также в период вхождения Виленской и Гродненской губерний в Российскую Империю и в состав Польши этнически было достаточно однородным и только современное государственное размежевание между Литвой и Белоруссией, начатое в советские времена, изменило этническую ситуацию. Именно эти земли в свое время составили ядро Великого княжества Литовского, вот почему вызывает удивление всякое упоминание об этом в исторической справке, представленной на официальном сайте Гродно. 1 См.: Зинкявичюс З. Восточная Литва в прошлом и настоящем. Вильнюс, С

43 В то же время на официальных сайтах городов Гродненской области сведения о вхождении их в состав Великого княжества Литовского содержатся. Так, на официальном сайте г. Лида читаем: «Город Лида основан в 1323 г. великим князем Гедимином. С конца XIV и до начала XVI века Лида - великокняжеский город из первой пятерки городов ВКЛ (Великого княжества Литовского Авт.). В 1590 г. Лида получила Магдебургское право и городской герб. В последующие века Лида представляла собой административный, судебный, торговый центр повета, уезда, района. В Лиду приезжали судиться, просить, обмениваться продукцией, встречаться на балах и торжествах. С 1759 по 1834 г. в городе существовало среднее учебное заведение пиарский коллегиум, выпускники которого оставили заметный след в науке и литературе. В коллегиуме учился будущий профессор Виленского университета, ботаник С.Б. Юндзилл. В 1795 г. город, по преимуществу еврейский, включен в состав Российской Империи». На официальном сайте г. Волковыска сообщается: «С начала 13 века Волковыск входил в состав Полоцкого княжества, со второй половины этого же века Галицко-Волынского, а в конце попал под власть Литовского. В 1503 году Волковыск получил Магдебургское право, а с 1507 года стад центром повета Новогрудского воеводства. Это был город мелких торговцев и ремесленников, которые изготавливали оружие и обувь, одежду и посуду, вино и пиво, занимались обработкой меха. Некоторое время Волковыск являлся местом съездов послов и сенаторов Великого княжества Литовского». Достаточно подробные исторические сведения об эпохе Великого княжества Литовского приводятся на официальном сайте г. Ошмяны (белор. Ашмяны, лит. Ашмяна, Ańmena): «Лингвисты считают, что название города произошло от литовского слова «ошмянес» - острие. Ошмянская крепость, по их мнению, была острием меча, который неоднократно останавливал иноземных завоевателей (имеются и др. толкования). Здесь издавна соседствовали населения славянских и балтийских племен. Город возник в начале ХI столетия, в документах впервые упоминается позже, когда Великий князь Литовский Гедимин незадолго до своей смерти (умер в 1341г.) назначал сыновей на княжение в удельные земли. Явнуту (самому младшему) он определил Вильну с пригородами: Ошмяною, Браславлем, Вилькомиром. В это время Ошмяны входили в Виленское княжество, с 1413 года - в Виленское воеводство. Город подвергался набегам со стороны татар, крестоносцев, перенес немало лишений во время борьбы за великокняжеский престол между Сигизмундом и Свидригайло. В XVI столетии город получил Магдебургское право. После Люблинской унии 1569 года, в работе которой принимала Ошмянская делегация во главе с Павлом Островицким город - в составе Речи Посполитой. В 1792 году получил свой герб. С 1795 года - в Виленской губернии Российской империи». К сожалению, не приводится никаких исторических сведений на информационном портале г. Новогрудка (белор. Навагрýдак, лит. Наугардукас, 43

44 Naugardukas), а ведь именно этот город фактически являлся первой столицей Великого княжества Литовского и местом коронации единственного короля Литвы Миндовга. Официальный сайт столицы Республики Беларусь г. Минска о вхождении города в состав Великого княжества Литовского сообщает очень кратко: «С начала XIV века Минск как один из городов Великого княжества Литовского постепенно превращается в крупный центр ремесла и торговли. В 1499 году город получил Магдебургское право право средневековых городов на самоуправление. К середине XVI века в городе возникают цехи (корпорации средневековых ремесленников). Купцы Минска вывозили лесоматериалы, смолу, воск, изделия из железа, стекла и кожи, меха. Привозили соль, вино, пряности, ткани, металлы и изделия из них. Минск имел торговые связи со многими городами Руси, Прибалтики, Восточной и Западной Европы». Краткие сведения о вхождении в состав Великого княжества Литовского имеются на официальных сайтах городов Минской области Воложина, Логойска. Более подробная информация имеется на официальном сайте г. Молодечно, который сообщает: «В письменных источниках Молодечно впервые упоминается в грамоте на послушание Великому Князю Литовскому Ягайле, которую подписал в Молодечненском замке 16 декабря 1388 г. Новгород-Северский князь Дмитрий Ольгердович В начале ХVІІ в. владельцем Молодечно был Лев Сапега ( ) канцлер Великого княжества Литовского, который возглавлял сеймовую комиссию по подготовке Статута Великого Княжества Литовского 1588 г., редактировал его текст и финансировал издание в Виленской типографии. В 1567 г. в Молодечно проходили предварительные переговоры представителей ВКЛ и Польши об условиях Люблинской унии 1569 г.». Достаточно подробные сведения о нахождении в составе Великого княжества Литовского размещены на официальных сайтах областных центров современной Республики Беларусь Бреста, Витебска, Гомеля, Могилева. Заметим, что ни на одном из этих сайтов не имеется ни малейшего намека на насильственный характер включения указанных городов в состав Великого княжества Литовского. Иначе дело обстоит в исторических справках, размещенных на официальных сайтах городов Российской Федерации, прежде входивших в состав Великого княжества Литовского. Так, официальный сервер администрации города-героя Смоленска сообщает: «1404 г. Захват Смоленска литовским князем Витовтом г. Участие смоленских полков в Грюнвальдской битве. 1 августа 1514 г. Освобождение Смоленска войсками Василия III гг. Строительство Смоленской крепостной стены гг. Героическая оборона Смоленска против войск польских феодалов гг. Смоленская война. Поход под Смоленск армии боярина М.Б. Шеина. 23 сентября 1654 г. Освобождение Смоленска из-под владычества Речи Посполитой». 44

45 На официальном сайте администрации Брянской области читаем: «В начале XIV века Брянск был разорен татарами, а затем попал под власть великого княжества Литовского. Лишь в 1500 году Брянск был возвращен России, и его жители присягнули на верность Москве». Чаще же всего на официальных сайтах городов Смоленской и Брянской областей Российской Федерации о вхождении их в состав Великого княжества Литовского предпочитают не упоминать (в Смоленской области - Дорогобуж, Рославль; в Брянской области Севск, Трубчевск) или пишут об этом очень кратко. Так, на официальном сайте администрации г. Стародуба Брянской области сообщается: «На протяжении всей своей истории Стародуб находился в составе многих государств: Киевской Руси, Литвы, Московского государства, Речи Посполитой, затем окончательно отошел России». Между тем, Стародуб один из важнейших городов в восточной части Великого княжества Литовского, с 1335 г. - владение внука Гедимина и племянника Ольгерда литовского православного князя Патрикея Наримунтовича. Потомки этого князя русские князья Патрикеевы, из которых в XVI в. выделились князья Куракины, Голицыны и Хованские. Существует легенда, что имя князя Патрикея стало нарицательным, обозначающим хитреца, поскольку он славился свой хитростью и изворотливостью, отсюда берет начало выражение: «Лиса Патрикеевна». Патрикей Наримунтович, кроме того, являлся княжеским наместником в Новгороде Великом (с 1382 г. и с 1397 г.). Он прибыл в Новгород по приглашению боярского совета и был принят с большими почестями, получил в удел города, в наше время находящиеся в Ленинградской области Российской Федерации: Орехов (современный Шлиссельбург), Корелу (современный Приозерск), а также село Лужское (современная Луга), построил крепость Ям (современный Кингисепп), однако в исторических справках официальных сайтов Шлиссельбурга, Приозерска, Луги о княжении Патрикея Наримунтовича не упоминается. На официальном сайте Кингисеппа сообщается, что в 1384 г. крепость Ям построили новгородцы. Наиболее значительными городами современной Украины, входящими в состав Великого княжества Литовского, были Киев, Новгород-Северский, Луцк, Чернигов. Официальный веб-портал Киевской городской администрации исторических сведений вообще не содержит. В исторических справках, размещенных на официальных сайтах городов Киевской области упоминаний о вхождении этих городов в состав Великого княжества Литовского нами также не обнаружено. Не имеется сведений о вхождении в состав Великого княжества Литовского в достаточно обширных исторических справках, размещенных на официальных сайтах Чернигова и Новгород-Северского, которые были одними из важнейших городов Великого княжества Литовского. 45

46 На официальном сайте г. Луцка (центр Волынской области Украины) исторические сведения о вхождении его в состав Великого княжества Литовского имеются, причем Витовт и Свидригайло названы литовско-русскими князьями. О вхождении в состав Великого княжества Литовского упоминают официальные сайты таких украинских городов как Дубно (Ровенская область), Винница, Ковель (Волынская область), Коростень (Житомирская область), а также Ровно, на официальном сайте которого упоминается о руссколитовской династии Гедиминовичей. Следует отметить, что территории Волынской и Ровненской областей относятся к Западной Украине и с 1920 до 1939 г. входили в состав Польши. Эти же территории вошли в состав России в гг., т.е. значительно позже Левобережной Украины или Малороссии, присоединенной к Московскому государству в 1667 г. Исторические справки, размещенные на официальных сайтах, отражают официальную точку зрения определенного государства или же наиболее распространенную в данном регионе государства точку зрения на исторические события. Проведенный обзор официальных сайтов позволяет сделать следующие выводы. В Российской Федерации о вхождении отдельных ее регионов в состав Великого княжества Литовского предпочитают либо умалчивать, а, если и упоминают об этом, то очень кратко. Причем в случаях упоминания о данном факте доминирует мотив завоевания русских земель Великим княжеством Литовским. Примерно такая же картина складывается при ознакомлении с официальными сайтами городов Восточной и Центральной Украины. Совсем другое дело официальные сайты городов Белоруссии и Западной Украины, которые упоминают о Великом княжестве Литовском охотно, подробно и в положительном аспекте. Эти выводы вполне подтверждает и ознакомление с издаваемой в России, Белоруссии, Украине исторической научной, учебной и популярной литературой, публицистикой на исторические темы. Начнем с того какие исторические знания о Великом княжестве Литовском и о русских землях в его составе получают российские школьники. Так, например, из четырех, взятых на выбор учебных пособий по истории для школьников и абитуриентов, изданных, как говорится в аннотациях в соответствии с учебной школьной программой 1, только в двух встречаются упоминания о Великом княжестве Литовском 2. Интересна оценка авторами, упоминающими о вхождении русских земель в Великое княжество Литовское, этого исторического факта. Так, С.В. Новиков Великому княжеству Литовскому посвящает от силы полстраницы и отмечает, что вхождение юго-западных русских земель в Великое княжество Литовское имело положительное значение, так как оградило 1 См.: Зуев М.Н. История России с древнейших времен до конца XIX века. М., 2009; Жукова Л.В. История России с древнейших времен до настоящего времени. М., 2007; Максимов Ю.И. История России. Краткий курс. М., 2008; Новиков С.В. История для поступающих в вузы и подготовки к ЕГЭ. М., См.: Зуев М.Н. Указ. соч. С ; Новиков С.В. Указ. соч. С

47 эти земли от агрессии крестоносцев. С другой стороны, по его мнению, отрыв украинского и белорусского народов от русского народа, на который они традиционно ориентировались, замедлил их экономическое и культурное развитие 1. Однако в период Великого княжества Литовского ни украинского, ни белорусского народов еще не существовало. Сами жители Юго-Западной и Западной Руси считали себя русскими или русинами. Русскими официально считались жители этих земель и в Российской Империи. Украинцы и Украина, белорусы и Белоруссия официальное признание получили только в советское время. Вряд ли экономическое развитие Великого княжества Литовского было худшим, чем в Северо-Восточной Руси, т.е. там, как следует полагать из рассуждений С.В. Новикова, и жил русский народ, к которому традиционно тяготели украинцы и белорусы. Что касается культуры, то хотелось бы отметить только один факт, свидетельствующий о том, что с культурой, причем именно русской культурой, в Великом княжестве Литовском было все в порядке. Речь пойдет о таком немаловажном культурном факторе как книгопечатание. В российской историографии русским первопечатником принято считать Ивана Федорова, однако до него книги на церковнославянском и русском языках уже печатал житель Великого княжества Литовского Франциск Скорина, да и сам Иван Федоров большую часть своих книг напечатал в Великом княжестве Литовском и в Польше. Франциск Скорина уроженец Полоцка (нынешняя Витебская область Республики Беларусь), бакалавр философии и доктор медицины. В гг. в Праге Скорина издал 19 отдельных книг Библии, в том числе «Пражскую псалтирь» на церковнославянском языке и «Библию русску» - свой перевод с церковно-славянского на русский язык. В 20-е гг. XVI в. Скорина переехал в столицу Великого княжества Литовского Вильню, где на средства, полученные от русских членов городского самоуправления, издал «Малую подорожную книгу» и «Апостол» на церковнославянском языке 2. Иван Федоров свою первую книгу «Апостол» - напечатал в Москве в 1564 г., в 1565 г. там же он издал два варианта «Часовника». Но уже в 1656 г. Иван Федоров бежал из Москвы в Литву. По предложению гетмана Великого княжества Литовского Г.А. Ходкевича в его имении в Здолбунове (нынешняя Ровенская область Украины) Федоров основал типографию и в 1569 г. напечатал «Евангелие учительное», в 1570 г. «Псалтирь». Позже он переехал во Львов, основал новую типографию, где издал в 1574 г. «Азбуку» с грамматикой - первый русский печатный учебник и новое издание «Апостола» со своим послесловием. В 1580 г. в Остроге (нынешняя Ровенская область Украины) Федоров издал «Новый завет» и «Псалтирь». 1 См.: Новиков С.В. Указ. соч. С См.: Бушков А.А., Буровский А.М. Указ. соч. С

48 Таким образом, русское книгопечатание началось именно в Великом княжестве Литовском, а первым городом на территории Российской Империи и Советского Союза, в котором появилась первая русская печатная книга, была Вильня, нынешний литовский Вильнюс. Поэтому говорить о культурном отставании русских земель Великого княжества Литовского от Северо- Восточной Руси вряд ли правомерно. Другую, более положительную информацию о Великом княжестве Литовском дает и подчеркивает его значение в истории России М.Н. Зуев, который пишет: «Уже к середине XIV века на территории Древней Руси сложилось два центра силового притяжения, претендовавшие на ведущую роль в объединении всех русских земель Москва и Вильно» 1. Гораздо больше сведений о Великом княжестве Литовском приводится в учебниках по истории для вузов. Так, в учебном пособии для вузов, подготовленном авторским коллективом в составе А.Ю. Дворниченко, Е.В. Ильина, Ю.В. Кривошеева и Ю.В. Тота, выделена отдельная глава «Восточнославянские земли и Великое княжество Литовское» 2. В главе описывается история появления литовцев на исторической авансцене: «Литовцы были хорошими воинами, а под влиянием немецкой агрессии весь быт их перестраивается на военный лад. Прекрасно зная свои леса и болота, литовцы хитростью заманивали рыцарей в чащобу, наносили неожиданные удары по немецким замкам. О многих славных победах литовцев повествуют немецкие хронисты, которых трудно заподозрить в симпатиях к противнику. Однако справиться с таким сильным врагом, как рыцари, литовцы не могли: не хватало ни людских, ни материальных ресурсов. В этих условиях начинается экспансия литовцев на юг и юго-восток, начинается литовское завоевание. Распространялся, собственно, не литовский этнос, а власть литовских князей, причем процесс проникновения в русскую среду этой власти был постепенным, капиллярным. Литовские князья утверждаются на столах в некоторых русских городах. Явление это напоминает появление на Руси несколькими столетиями раньше Рюриковичей. Натиск на Русь становится интенсивнее после того, как литовскому князю Миндовгу удается уничтожить своих противников и добиться некоторой централизации» 3. По всей главе проходит мысль о завоеваниях, захвате литовцами русских земель: «Дело, начатое первыми великими литовскими князьями, было продолжено князьями Ольгердом и Кейстутом. Они договорились между собой, разделив функции: Кейстут занимался обороной Литвы от рыцарей, а Ольгерд осуществлял захваты русских земель» 4 ; «Процесс складывания данного государства нет оснований идеализировать при его создании лилась кровь, захватывались земли» 5, но с другой стороны, признается, что Великое 1 См.: Зуев М.Н. Указ. соч. С См.: Дворниченко А.Ю. и др. Русская история с древнейших времен до наших дней. СПб С Дворниченко А.Ю. и др. Указ. соч. С Там же. С Там же. С

49 княжество Литовское «создавалось не одним только насилием. Дело в том, что некоторые русские земли были сами заинтересованы в поддержке литовских князей, не без основания видя в них защиту от татар. Внешняя опасность, необходимость вести борьбу на несколько фронтов, была одной из основных причин возникновения Великого княжества Литовского. С другой стороны, такой характер генезиса государства приводил к тому, что русские земли в составе Литовско-Русского государства долгое время сохраняли свои особенности, внутреннюю структуру и политическое устройство. В этом смысле именно Великое княжество Литовское наследовало многие черты экономического и политического быта русских земель еще киевского периода нашей истории» 1. Л.И. Семеникова в своем учебнике по отечественной истории для студентов вузов неисторических специальностей выделяет небольшой по объему параграф с характерным названием «Литовская Русь» 2. В начале параграфа она высказывает ту же мысль, с которой была начата данная статья: «В соответствии с распространенной среди русских историков точкой зрения с распадом Киевского государства, а затем и потерей независимости в условиях монголо-татарского нашествия, история здесь как бы замерла и переместилась на северо-восток, где возникли новые центры исторического развития. Это промосковская позиция, утвердившаяся в историографии. Однако на самом деле история в юго-западных землях не прерывалась. Она шла своим путем. Главнейшая задача этих территорий - обезопасить население от монголо-татарской угрозы в любой форме, обеспечить условия для самосохранения» 3. По поводу вхождения русских земель в состав Великого княжества Литовского Л.И. Семеникова пишет: «Во многих случаях присоединение этих земель происходило на основе договора, в котором оговаривались условия вхождения в состав Литвы. Русское население Литвы считало ее наследницей Древнерусского государства и называло свою державу Русью. В рамках Литвы русские княжества развивались в соответствии со своими традициями» 4. Представление о Великом княжестве Литовском именно как о литовско-русском государстве имело своих сторонников еще в дореволюционной историографии. Одним из самых значительных исследований по истории Великого княжества Литовского в русской дореволюционной историографии является труд М.К. Любавского «Очерк истории Литовско-Русского государства до Люблинской унии включительно» (1910). О Великом княжестве Литовском именно как о литовско-русском государстве писали Н.П. Дашкевич («Заметки по истории Литовско-Русского государства», 1885), М.Ф. Владимирский- Буданов («Формы крестьянского землевладения в Литовско-Русском госу- 1 Там же. 2 См.: Семеникова Л.И. Отечественная история. Россия в сообществе мировых цивилизаций. М., С Там же. С См.: Семеникова Л.И. Указ. соч. С

50 дарстве», 1892), Ф.И. Леонтович («Очерки истории литовско-русского права: Образование территории Литовского государства», 1894). Крупным научным центром по изучению Великого княжества Литовского был Киевский университет cв. Владимира. Ученый Киевского университета В.Б. Антонович в «Очерке Великого княжества Литовского до смерти великого князя Ольгерда» писал, что начальный политический быт литовцев был достаточно примитивен. До второй половины XIII в. литовские вожди возглавляли только небольшие волости, которые в основном группировались вокруг центрального святилища. Литовцы двигались в направлении к теократическому государству, но внешние условия, и прежде всего, угроза со стороны рыцарских орденов, ускорили процесс становления государственности и заменили мирную власть жрецов властью князей. Чтобы выстоять в борьбе с противником литовцы примкнули к Руси. Отношения в возникавшем государстве сразу противопоставляли в его внутреннем быту два народных начала. Участвовать в государственной жизни русские земли стали при князе Гедимине, а князь Ольгерд уже являлся проводником политических стремлений, выработанных русским средневековым обществом 1. Профессор того же университета Н.П. Дашкевич считал, что до конца XIV столетия в Литве не было борьбы народностей и «в этой характеристической черте литовско-русской истории и должно искать объяснение образования Литовско-Русского государства и быстрого развития его». Литовское завоевание не изменило общественного строя русских земель, которому свойственны были глубоко укоренившиеся общинные традиции 2. Значительный вклад в изучение литовско-русской истории внесли работы М.В. Довнар-Запольского ученика В.Б. Антоновича. Он считал, что русское влияние в княжестве было не только хронологически более ранним, но и по своему воздействию на государственность (не говоря уже о языке и литературе) более значимым, чем польское. Русское влияние в связи с условиями образования государства, наложило сильный отпечаток на всю правовую жизнь Литовско-Русского государства 3. В работах М.В. Довнар- Запольского часто встречается название «Литовская Русь». М.К. Любавский в своем «Очерке истории Литовско-Русского государства до Люблинской унии включительно» пишет: «На образование Великого княжества Литовского пошла не только область, населенная литовским племенем, но и старинные русские земли в бассейнах З. Двины и Днепра Полоцкая, Смоленская, Чернигово-Северская, Киевская и Волынская. Это была исконная Русь, сидевшая на старом корню, медленно эволюционировавшая, но не срывавшаяся со своих жизненных устоев, - в противоположность Руси Суздальской, которая расселившись по верхней Волге и ее притокам, устроила там свою жизнь на новых основаниях, отличных от Приднепровской и 1 См.: Антонович В.Б. Очерк истории Великого княжества Литовского до смерти великого князя Ольгерда //Монографии по истории Западной и Юго-Западной Руси В.Б. Антоновича. Т. 1. Киев, С См.: Дашкевич Н.П. Заметки по истории литовско-русского государства. Киев, С См.: Довнар-Запольский М.В. Государственное хозяйство Великого княжества Литовского при Ягеллонах. Минск, С

51 Подвинской Руси. Правда, Приднепровская и Подвинская Русь подчинились власти литовских князей. Но при этом подчинении западная Русь не только не теряла своего исторического наследия, но и передавала его господствующей земле, которая сама во многом устраивалась по образцам этой Руси, вводила у себя русский язык, русские учреждения, русское право и даже русскую веру. Вследствие этого и история Литовско-Русского государства является в известном смысле прямым продолжением, дальнейшим развитием истории Киевской Руси. В жизни Литовской Руси можно подметить гораздо больше традиций, архаических черт киевского периода, чем в жизни Суздальской Руси 1. Е.Ф. Шмурло образование Великого княжества Литовского описывает следующим образом. «Натиск немецких орденов вызвал литовцев к новой жизни. Раньше никому неизвестные, затерянные в своих лесах и непроходимых болотах, разбитые на мелкие племена, постоянно между собой враждовавшие, лишенные сознания национального единства, без всякой политической связи, объединенные лишь общим бытом, языком и моральным влиянием своих жрецов, пользовавшихся в стране большим авторитетом, - теперь под давлением извне и под угрозой опасности они начинают объединяться; быт племенной постепенно переходит в быт государственный. Первым выразителем новой поры явился Миндовг. Две русские области, захваченные им на первых же порах своего княжения Черная Русь (города Новогродок, Гродно) и Полоцкое княжество придали большую устойчивость его государственной деятельности; в этих областях Миндовг нашел то, чего ему недоставало в коренной Литве: основные элементы государственного строя; население там уже делилось на классы по роду занятий, существовали определенные должности и звания, готовая администрация; успели сложиться определенные служебные отношения между князем и классом военных людей. Эти русские порядки и установления помогли Миндовгу и его преемникам и в самой Литве прочно утвердить свою власть» 2. В другом месте Е.Ф. Шмурло отмечает, что «Литва была Литовско- Русским государством, преобладающий состав населения был русский: две трети его при Гедимине; девять десятых со времен Витовта. Собственно литовский элемент оказался на перепутье: начал было с русской ориентации, потом метнулся в другую сторону. И вся история литовская, вплоть до наших дней, свидетельствует: ни собственного русла литовцы не нашли, ни с одним из чужих не смогли слиться. Начали было сливаться с русским руслом помешали поляки, потянули к себе поляки помешала Москва» 3. В современной российской научно-популярной литературе проводится мысль о том, что Великое княжество Литовское было не литовско-русским, а просто русским государством. 1 Любавский М.К. Очерк истории литовско-русского государства до Люблинской унии включительно. СПб., С Шмурло Е.Ф. Курс русской истории. Возникновение и образование Русского государства ( ). СПб., С Шмурло Е.Ф. Указ. соч. С

52 Так, А.А. Бушков и А.М. Буровский пишут, что в политике Гедимина и его потомков было две главные линии: борьба с крестоносцами и собирание русских земель. «Далеко не вся Литва входила в Великое княжество Литовское. Мало того, что ни родственные литовцам пруссы, ни западные литовские племена куршей ни имели к нему никакого отношения. А ведь эти народы имеют к литовцам аукшайтам (правильно аукштайтам Авт.) такое же отношение как к русским даже не чехи, а скорее болгары или сербы. Великое княжество Литовское создавали и жили в нем только аукшайты один из племенных союзов литовцев. К Великому княжеству Литовскому не имели никакого отношения другие литовские племенные союзы жемайтов и ятвягов. Ятвяги влились в состав Великого княжества Литовского только в XIV веке много позже, чем княжества Черной Руси. А Жемайтия была отвоевана у немцев и включена в состав Литвы только Витовтом в XV веке, когда в Великое княжество Литовское входила практически вся Западная и Юго- Западная Русь». А.А. Бушков и А.М. Буровский делают вывод, что Великое княжество Литовское было никак не племенным государством литовцев, не специфическим явлением для балтских народностей 1. А.Б. Широкорад пишет, что большинство сыновей Гедимина женились на русских княжнах, а позже их потомки служили как польским королям, так и московским великим князьям. Так, от Монвида пошли такие известные на Руси фамилии как Хованские, Корецкие, Голицыны, Куракины, Булгаковы, Щенящевы. От Ольгерда князья Чарторыйские, Несвижские 2, Трубецкие, Вишневецкие и другие 3. По крови православные литовские князья были больше чем наполовину Рюриковичами 4. С. Новиков пишет: «По-русски пели колыбельные матери будущим литовским князьям, (все их отцы были женаты на русских). Выходец из коренной Литвы не мог сделать карьеру без знания русского языка» 5. Взгляды на Великое княжество Литовское как на русское государство, особенно в вопросах языка, отвергаются белорусскими историками. Позиции белорусских историков по отношению к Великому княжеству Литовскому условно можно разделить на три группы. Согласно официальной точки зрения, изложенной в частности в современной белорусской учебной литературе 6, и берущей свое начало с советских времен 7, белорусские земли в средние века были захвачены литовскими, а зазатем порабощены польскими феодалами. Освобождение от национального и религиозного гнета пришло только с вхождением белорусских земель в со- 1 См.: Бушков А.А., Буровский А.М. Указ. соч. С Примечание к настоящему сборнику. Скорее всего, имеются в виду не Несвижские, а Несвицкие. 3 См.: Широкорад А.Б. Давний спор славян: Россия, Польша, Литва. М., С См.: Там же. С Новиков С. Дебри правды истории. Или как национальные интеллигенции пост-ссср создают ксенофобские настроения //Московские новости октября. 6 См., например: История Беларуси с древнейших времен до 2008 года /Под ред. Е. Новика. Минск, 2010; Чигринов П.Г. Очерки истории Беларуси. Минск, См., например: Гiсторыя Беларускай ССР. У 5 т. Т. 1. Мiнск

53 став России. Национальная государственность Белоруссии связана исключительно с установлением советской власти. Противоположная точка зрения заключается в том, что начало белорусской государственности связано с Великим княжеством Литовским, которое и является первым национальным белорусским государством. Эта позиция изложена, в частности, в книге Н. Ермоловича «Белорусское государство Великое княжество Литовское» 1. Свою книгу Н. Ермолович начинает с вопроса где находилась летописная Литва? При этом он пытается опровергнуть мнение ряда историков, утверждавших, что Литва в полном официальном названии государства - Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское это Аукштайтия (восточная или верхняя по течению Немана часть современной Литовской Республики в отличие от Жемайтии, западной или нижней ее части Авт.). Указанный автор приводит сведения из различных древнерусских летописей. Он указывает, что Ипатьевские летописи под 1159 г. сообщают о том, что минский князь Володар Глебович «ходяше под Литвою в лесех», а под 1162 г., что он же выступил на своего противника «с Литьвою». Отсюда видно, утверждает Н. Ермолович, что Литва находилась по соседству с Минским княжеством. Территорию, которая находилась на запад от Минска, как Литву показывает, но уже со стороны Новогородка запись Ипатьевских летописей под 1262 г. Сообщается, что князь Войшалк «учини собе манастырь на реце на Немне, межи Литвою и Новым-городком. Уточняя, что Войшелк построил монастырь при впадении реки Валовки в Неман, там, где сейчас находится д. Лавришево на северо-востоке от Новогрудка). Таким образом, пишет автор, согласно с летописью, на северо-востоке от Лавришева, за Неманом, в направлении Минска находится Литва, что целиком соответствует летописным сведениям 1159 и 1162 гг. Если бы под Литвой здесь подразумевалась Аукштайтия, то летописец не сказал бы, что основанный Войшалком монастырь был между Литвой и Новогородком, ибо Аукштайтия находилась от Новогородка не на северо-восточном, а на северо-западном направлении. Далее Н. Ермолович указывает, что летописная Литва была не только на правом, но и на левом берегу Немана. В 1190 г. князь Рюрик Ростиславович решил помочь своим родственникам пинским князьям в борьбе с Литвой и собрался в поход на нее, но не смог дойти туда, так как потеплело, и снег растаял, а в этом болотистом краю только и можно было воевать в сильные холода. Из этого можно сделать вывод, что Литва была недалеко от Пинской земли, за ее болотами. Об этом также свидетельствуют Ипатьевские летописи под 1246 г. В них сообщается про «литву», которая совершила набег на Пересопницу (на Волыни), и возвращалась через Пинскую землю обратно, где и была разбита галицко-волынскими князьями. В следующем году «литва» напала на Мельницу и Лековню (также на Волыни) и опять возвращалась через Пинскую землю, где так же была разбита. В 1262 г. отряды 1 См.: Ермолович Н. Белорусское государство Великое княжество Литовское. Минск,

54 «литвы», посланные Миндовгом на волынские города, отступали: первый в направлении Ясельды, а второй к Неблю, что означает в сторону Пинской земли, как и в предыдущих случаях. Поскольку каждый раз обратный путь «литвы» проходил через Пинскую землю, то можно сделать вывод, что Литва находилась где-то по соседству с ней. Так оно и было, о чем непосредственно и подтвердили Ипатьевские летописи. Под 1253 г. в них рассказывается, как галицко-волынские князья, идя через Пинск на Новогородок, встретили на своем пути «литву»: «И послаша сторожу литва на озеро Зьяте (в середине Х VI ст. при переписи пинских пущ оно уже называлось болотом) и гнаше через болото до реки Щарье». «Сторожа» обычно высылалась для охраны границ государства. Из этого следует, что Литва находилась где-то в верховье левого притока Немана Щары. Эта Литва прикрывала собой Новогородскую землю с юго-востока, ибо галицко-волынские войска, победив ее, «наутрея же плениша всю землю Новогородьскую. О том же местонахождении Литвы говорит и запись Ипатьевских летописей под 1255 г.: «Данилови же (Данила Галицкий) пошедшу на войну на Литву, на Новогородок». Это означает, что галицкие войска шли на Новогородок той же дорогой, что и в 1253 г., а именно через Литву. Эти факты, видимо, и имела в виду Ф. Гуревич, означая, что в летописных сведениях про Новогрудок в годах XIII ст. «рассказывается о проникновении галицко-волынских князей из Литвы в этот город». В 1405 г. туровский бискуп Антоний с согласия Витовта крестил в Литве народ в православную веру. Было непонятно, почему именно туровский бискуп крестил Литву, которая, если ее отождествлять с Аукштайтией, находится далеко от Турова. Но в свете вышесказанного, делает вывод Н. Ермолович, все становится ясным. Литва была по соседству с Турово-Пинской землей, и поэтому совсем естественно, что ее крестил туровский бискуп. Н. Ермолович пишет, что на территории, которая в летописи выступает под названием Литвы, до сегодняшних дней сохранился топоним «Литва». Населенные пункты с таким названием мы встречаем в Слонимском (Гродненская область), Ляховичском (Брестская область), Узденском, Столбцовском, Молодеченском (Минская область) районах. Это коренные названия, которые совпадают с летописным названием «Литва» и которые имеются только в указанном регионе. Их нужно отличать от топонимов типа «Литвиново», «Литвиновичи», «Литвяки» и им подобных, которые имеются в других местностях Белоруссии, России, Украины. Далее в книге утверждается, что в начале XIV столетия в связи с перенесением столицы государства в Вильню, название «Литва» с Верхнего Понемонья постепенно начало переходить на восток современной Литвы и укрепляться там. Но одновременно оно продолжало сохраняться и на прежнем месте еще целые столетия. В Могилевской хронике под 1695 г. говорится, что литовское пограничье проходило недалеко от Минска и Слуцка. Насколько это название в Верхнем Понемонье имело всеобщее признание и даже официальное, может служить тот факт, что декабрист А. Бестужев, жив- 54

55 ший в 1821 г. на территории современного Воложинского района, дал в Петербург такой свой адрес: «Литва, д. Выгоничи, в 40 верстах от Минска». Где конкретно находилась Литва в древности, хорошо знал и русский историк М. Надеждин: «Собственно в Литве им (литовским языком) говорят уже совсем немногие, а именно: одно селение в повете Вилейском, несколько в поветах Новогрудском и Слонимском». Во времена А. Мицкевича Литвой называли не только современную Литву, но и определенную часть славянской территории. Однако, как утверждает Н. Ермолович, последняя носила такое название не потому, что она входила в состав Великого Княжества Литовского, а потому, что именно здесь в давние времена и была Литва. Древняя Литва, делает вывод Н. Ермолович, врезалась клином между Полоцкой, Турово-Пинской и Новогородской землями и рядом с ними являлась одной из исторических областей Белоруссии. Понятно, что при объединении этих земель она не могла не войти в состав территории Белоруссии как одна из составных ее частей. Не видя такого геополитического состояния древней Литвы, нельзя понять, почему она в середине XIII столетия очутилась в фокусе политического соперничества соседних с ней земель, которые стремились завоевать ее, что было первым звеном в расширении их власти на другие земли. В этом соперничестве и одержал победу Новогородок, который и стал центром создания нового государства - Великого княжества Литовского. Если Н. Ермолович Литвой считает часть современной Белоруссии, то М. Голденков отождествляет Литву со всей Белоруссией. Он пишет: «Современному русскому России кажется, что старая Литва, которая все время претендует на русские земли (то бишь земли Москвы), - это и есть нынешнее государство с таким названием. Но современная Литва это историческая Самоготия или Жмайтия (на самом деле Жемайтия Авт.) вместе с Аукштайтией и, в лучшем случае частью Курляндия, но не Литва. Честно говоря, затрудняюсь даже предположить, как современные литовские историки объясняют тот факт, что жмайты (на самом деле жемайты - Авт.), аукштайты и земглалы с куршами (два последних этноса составная часть латышского, а вовсе не литовского народа Авт.) восточные балты вдруг стали именоваться литвой, а основной свой язык аукштайтский, по утверждениям самих же литовских историков, лежащий в основе их языка вдруг стали называть литовским?... И вдруг нынешние литовцы пишут: «Аукштайтский литовский язык использовался до восстания 1863 г., потом очень скоро в течение лишь нескольких лет он был совершенно забыт (при этом нет никакого указания на то, какие литовцы и в каких источниках это пишут Авт.). Что все это значит? Амнезия целого народа? А значит все это то, что после восстания гродненского литвина Кастуся (белорусский вариант имени, официально Константин Авт.) Калиновского в 1863 г. всех литвинов или литовцев-русов приказали именовать белорусцами. И никакие языки в течение нескольких лет никуда не исчезли. Просто аукштайтский язык на государственном уров- 55

56 не официально прозвали литовским, в литвинов Николай I приказал переименовать в белорусцев, потом в западных русов, а позже опять в белорусов 1. С.С. Захаревич пишет: «такого понятия как «Белоруссия» или «белорус» до разделов Речи Посполитой не территории современной Республики Беларусь не существовало. Подобным образом русские стали называть с середины XVII века жителей исторической Литвы, и термин «белорус» был приклеен нам именно оккупантами. Людям, знающим историю, прекрасно известно, что историческая Литва (Великое княжество Литовское) это и есть то, что сейчас называют Беларусью, а современная Литва состоит из некогда отсталых и разоренных тевтонами областей (Аукштайтии и Жамойтии) в составе Литвы исторической. Оккупация славянского населения нашего государства балтами существует только в воспаленном воображении кремлевских пропагандистов» 2. То, что Литва это историческое название Белоруссии еще в 1968 г. писал белорусский исследователь Я. Юхо 3. Е.Е. Ширяев пишет, что Великое княжество Литовское образовалось на территории Белоруссии со столицей в городе Новогрудке в 1240 г. Основная часть современной Литвы, западная ее половина, называлась не Литвой, а Жемайтией (Жмудью), или Самогитией (латинское название), которое фигурировало как автономное княжество в составе Великого княжества Литовского, а его граждане назывались жмудинами. Современное название Литвы употребляется только со второй половины XIX в. Государственным языком Великого княжества Литовского был старобелорусский вплоть до конца XVII в., затем его сменил польский 4. Рассмотрим приведенные выше аргументы в пользу белорусского характера Великого княжества Литовского. Указание в древнерусских летописях на географическое положение Литвы в тех районах, которые ныне принадлежат Белоруссии, может свидетельствовать совсем обратное, а именно о том, что летописная Литва располагалась значительно восточнее границ современной Литвы, но являлась при этом именно ее исторической предшественницей. Н. Ермолович в обоснование своей позиции указывает на топонимику той территории, которая в летописи выступает под названием Литвы, где до сегодняшних дней сохранился топоним «Литва», что, собственно еще ничего не доказывает. Мы же приведем другие примеры топонимики, которые доказывают, что огромное количество географических названий Минской, Гродненской, Витебской областей Белоруссии имеет явно литовское (балтское) происхождение. 1 Голденков М. Русь: другая история. Минск, С Захаревич С.С. Босфорский план Сталина или провал операции «Гроза». Минск, С См.: Юхо Я. Про назву «Беларусь» //Полымя С См.: Ширяев Е.Е. Русь Белая, Русь Черная и Литва в картах. Минск, С

57 Так, в энциклопедии «Города, местечки и замки Великого княжества Литовского» 1 обнаруживаем такие названия населенных пунктов, находящихся на территории Белоруссии: - Бакшты, деревни в Ивьевском районе Гродненской области и в Мядельском районе Минской области. Имеется явный литовский эквивалент Бокштай (Bokńtai), что означает «башни». Деревни с названием Бокштай имеются в Алитусском, Кедайнском, Паневежском, Шилальском районах Литвы. В Бакштской волости, территория который ныне находятся в Гродненской области еще в 1890 г. 17,5% жителей говорили на литовском языке. - Браслав, центр Браславского района Витебской области. Литовский эквивалент Беслауйя (Breslauja); - Германишки, деревня в Островецком районе Гродненской области. Литовский эквивалент Армонишкес (Armonińkės). Местность Армонишкяй имеется на территории г. Каунаса. Деревня Германишкис (Germanińkis) имеется в Биржайском районе Литвы. - Геранѐны, деревня в Ивьевском районе Гродненской области. Литовский эквивалент Гяранайнис (Geranainys). - Гольшаны, деревня в Ошмянском районе Гродненской области. Литовский эквивалент Альшенай (Alńėnai). Деревня с таким названием имеется в Каунасском районе Литвы. - Гудогай, поселок и железнодорожная станция в Островецком районе Гродненской области. Название даже пишется в литовской традиции, с окончанием «ай», что указывает на множественное число. Со славянским окончанием это название должны звучать как «Гудоги». - Жодишки, деревня в Сморгонском районе Гродненской области. Литовский эквивалент Жодишкес (Ņodińkės). - Ивенец поселок в Воложинском районе Минской области. Литовский эквивалент Ивенчюс (Ivenčius); - Ивье, центр Ивьевского района Гродненской области. Литовский эквивалент - Вия (Vija). - Липнишки, деревня в Ивьевском районе Гродненской области. Литовский эквивалент Липнишкес (Lipnińkės). Деревня с таким названием имеется в Зарасайском районе Литвы. - Лучай, деревня в Поставском районе Витебской области. Как и Гудогай пишется в литовской традиции с означающим множественное число окончанием «ай». - Мядель, центр Мядельского района Минской области. Литовский эквивалент Мядилас (Medilas); - Опса, деревня в Браславском районе Витебской области. Литовский эквивлент - Апсас (Apsas); - Освея, поселок в Верхнедвинском районе Витебской области. Побелорусски Асвея. Литовский эквивалент Асвея (Asveja); 1 Города и местечки Великого княжества Литовского. Энциклопедия. Минск,

58 - Ошмяны, центр Ошмянского района Гродненской области. Побелорусски Ашмяны. Литовский эквивалент Ашмена (Ańmena). - Поставы, центр Поставского района Витебской области. Литовский эквивалент Пастовис (Pastovys); - Радошковичи, поселок в Молодечненском районе Минской области. Литовский эквивалент Радошконис (Radańkonys); - Радунь, поселок в Вороновском районе Гродненской области. Литовский эквивалент Родуня (Rodūnia); - Свирь, поселок в Мядельском районе Минской области. Литовский эквивалент Свиряй (Svyriai). - Сморгонь, центр Сморгонского района Гродненской области. Литовский эквивалент Смургайнис (Smurgainys). - Юратишки, поселок в Ивьевском районе Гродненской области. Литовский эквивалент Юротишкес (Jurotińkės). Особенно много таких топонимов можно обнаружить в Гродненской области. Кроме названных в энциклопедии, отметим еще и следующие населенные пункты: Оссово (белор. Восава) Асава (Asava), деревня с таким названием имеется в Калварийском самоуправлении Литвы; Островец (белор. Астравец) Астравас (Astravas); Болтишки - Бальчишкес (Balčińkės); Боруны Барунай (Barūnai), Бенякони Бенякайнис (Benekainys); Озеры Яжеронис (Eņeronys); Гервяты Гервечай (Gervėčiai), деревня с таким названием имеется в Ширвинтском районе Литвы); Гелюны Гелюнай (Gėliūnai); Кореличи Кареличяй (Kareličai); Канвелишки - Каулелишкес (Kaulelińkės); Кемелишки Кемелишкес (Kiemelińkės); Клющаны Клюкшчѐнис (Kliukńčionys); Лаздуны Лаздунай (Lazdūnai), один из микрорайонов Вильнюса называется Лаздинай; Мосты Мастай (Mastai); Михайлишки Микайлишкес (Mikailińkės); Мир Мирюс (Myrius); Привалка - Пярвалкас (Pervalkas); Ромашканцы Рамашконис (Ramańkonys); Солы Салос (Salos); Скидель Скидлюс (Skidlius); Трокели Тракяляй (Trakeliai); Вороново Варанавас (Varanavas); Варняны Варнѐнис (Varnionys); Василищки Восилишкес (Vosylińkės); Дятлово, белор. Дзятлава Зетела (Zietela); Жирмуны - Жирмунай (Ņirmūnai), так же называется один из микрорайонов Вильнюса. Сам областной центр Гродно по-литовски называют Гардинас (Gardinas). В Витебской области подобных топонимов немного меньше. Кроме названных в энциклопедии, к ним относятся: Германовичи Арманавичяй (Armanavičiai); Задевье Ажудевис (Aņudievis); Богино Байна (Baina); Козяны Казенай (Kazėnai); Лынтупы Лянтупис (Lentupis). Литовские названия всех перечисленных населенных пунктов Белоруссии это не перевод с белорусского или русского на литовский язык, а именно оригинальные литовские названия с характерными литовскому языку грамматическими формами. Наоборот, белорусские и русские названия этих населенных пунктов представляют собой славянизированные (есть еще и польские названия) варианты литовских топонимов. 58

59 Характерно, что литовцы эти населенные пункты вполне официально называют их именно по-литовски. В этом можно убедиться хотя бы взглянув на расписание автобусов, отправляющихся из Вильнюсского автовокзала в Белоруссию. Вспоминается такой случай. В марте 1990 г., т.е. еще в советские времена, я отдыхал в Белоруссии на озере Нарочь (Мядельский район Минской области). От санатория ходил автобус прямо до Вильнюса. Съездив в Вильнюс, и возвращаясь обратно, в расписании на литовском языке увидел, что автобус идет не в Нарочь, а в Нарутис. Дело было спустя несколько дней после провозглашения независимости Литовской Республики. В кассе спросил билет по-литовски до Нарутиса (ikį Naručio), но меня не поняли (сейчас бы поняли обязательно) и пришлось спросить по-русски. Таким образом, топонимика тех районов Белоруссии, которые Н. Ермолович считает исторической Литвой, вопреки его предположениям, говорит совсем об обратном. Это действительно историческая Литва, но не белорусская, а исконно литовская, балтская, лишь впоследствии славянизированная. Топонимика как учение о происхождении и историческом изменении географических имен (топонимов) является составной частью ономастики учения об именах собственных. Другой составной частью ономастики является антропонимика учение об именах и фамилиях людей (антропонимах) 1. Изучение ряда важных антропонимов, распространенных на территории Великого княжества Литовского, свидетельствует против версии о белорусском характере этого государства. В первую очередь это касается имен великих литовских князей. Эти имена в большинстве своем языческие (кроме имени великого князя Александра). Это обстоятельство дает нам возможность выяснить происхождение этих имен в локальном национальном языке в отличие от имен христианских, корни которых нужно искать в еврейском, греческом или латинском языках. Возьмем для примера имена самых известных великих литовских князей. - Миндаугас, Mindaugas (рус. Миндовг, белор. Міндоўг, польск. Mendog). Происходит от слов mintis (минтис) «мысль и daug (доуг) - много; буквально многомыслящий; - Гедиминас, Gedimínas (рус. Гедимин, белор. Гедымін, польск. Giedymin. Происходит от слов gedauti (гядаути) тосковать и mintis (минтис) мысль; буквально - стремящийся мыслить - Альгирдас, Algirdas (рус. Ольгерд, белор. Альгерд, польск. Olgierd). Происходит от слов alga (алга) - вознаграждение и girdėti (гирдети) - слышать; буквально известный вознаграждением; - Йогайла, Jogaila (рус. Ягайло, белор. Ягайла, польск. Jagiełło). Происходит от слов joti (йоти) ехать верхом и gailas - сильный; буквально сильный всадник; 1 См.: Григонис Э.П., Раденко М.М. Юридические аспекты топонимики //Гуманитарная планета С

60 - Кестутис, Kęstútis (рус. Кейстут, белор. Кейстут, польск. Kiejstut). Происходит от слова kenteti (кянтети) терпеть; буквально терпящий; - Витаутас, Vytautas (рус. Витовт, белор. Вітаўт, польск. Witold). Происходит от слов ińvido (ишвидо) увидел и tauta (таута) народ; буквально увиденный народом; - Жигимантас, Ņygimantas (рус. Сигизмунд, белор. Жыгімонт, польск. Zygmunt). Происходи от слов ņygis (жигис) поход и manta (манта) - богатство, имущество; буквально богатый походами. Фамилия одних из самых известных литовских магнатов Радвила, Radvilа (рус. Радзивилл, белор. Радзівіл, польск. Radziwiłł) происходит от слов rado (радо) - нашел) и viltis (вильтис) надежда, т.е. буквально находящий надежду. Вряд ли в приведенных выше антропонимах можно найти хотя бы малейшие славянские корни. Если верить Н. Ермоловичу и его единомышленникам, то получается, что белорусским государством правили чужеземцы. Обращает на себя внимание, как и в случае с топонимами, славянизация имен великих литовских князей, других имен на русском, белорусском и польском языках (есть еще варианты на украинском языке). Немного иначе обстоит дел с фамилиями. Значительное число современных литовских мужских фамилий имеют суффиксы -явичюс, -аускас/- яускас, -инскас, что соответствует славянским суффиксам -евич, -овский/- евский, -инский. Таких примеров множество: Гришкявичюс Гришкевич; Станкявичюс Станкевич; Баранаускас Барановский; Малинаускас Малиновский; Вишняускас Вишневский; Василяускас Василевский; Зелинскас Зелинский; Каминскас Каминский и т.д. и т.п. Казалось бы, вот он, аргумент за славянское белорусское государство Великое княжество Литовское литовцы имеют славянизированные фамилии! Однако дело обстоит совсем не так просто. Фамилии для незнатных людей появились в Великом княжестве Литовском достаточно поздно, после вхождения его в Речь Посполитую и начала полонизации. Вот как описывает этот процесс З. Зинкявичюс: «Древние литовские имена медленно вытеснялись тогда из употребления христианскими именами с некоторыми христианскими именами литовцы познакомились еще до крещения через восточных славян, напр., Povilas < Павълъ (через посредников из лат. Paulus "маленький") И позже, после крещения Литвы христианские имена долгое время попадали в Литву не только из Польши, но и через канцелярский, славянский язык и белорусский его разговорный вариант. Так, в литовском языке появилось немало вариантов одних и тех же имен. Восточнославянские их варианты постепенно перестали использоваться при крещении (т.к. считались православными!), но они сохранились в современных фамилиях и возникших от них названиях местностей Помимо имени, данного при крещении, в документах того времени встречаются и другие имена, иногда даже несколько, которыми чаще всего были отчество, указание на ремесло или род занятий, прозвище и т.д 60

61 Из всех дополнительных имен, как уже отмечалось, чаще всего использовались отчества (особенно в церковных документах), что было самым популярным определением личности. Обычно отчества в документах записывались со славянскими суффиксами ович, -евич, напр. сын Петра записывался Petrowicz, сын Василя Wasilewicz и т.д. Отчества записывались не только от канонических форм имени (латинских, славянизированных или литуанизированных), но от народных вариантов как славянских, так и литовских имен Поэтому в отчествах лучше, нежели в именах, отражается литовская христианская номенклатура, ср. запись христианского имени Georgius "Jurgis", Jerzy, Георгий, но отчество только Jurgevič, Jurgelevič. Отчество на ович, -евич появились раньше, чем их стали официально записывать в документах по-польски, что было унаследовано из славянского канцелярского языка. Это суффиксы восточнославянского происхождения. Полякам того времени не были свойственны отчества на ович, -евич (встречались лишь с ц вместо ч). В Польше были распространены образования с суффиксом ski (-owski, -ewski), произошедшие от названий места жительства, а не от имени отца. К суффиксам ович, -евич поляки привыкли позднее, и связано это с полонизацией феодалов ВКЛ. Таким образом, отчества на ович, -евич служили средством наименования только на территории ВКЛ, прежде всего, в официальных документах, и использовалось по отношению ко всем жителям страны, независимо от того, на каком языке они говорили и как себя называли. Поэтому неудивительно, что при отчестве с суффиксами ович, -евич часто находим литовское, особенно уменьшительное имя (даваемое при крещении), указывающее не то, что носитель его был литовцем, напр., читаем suderwski Jurgiel a Janel Czulkiewiczy "судервцы (Судерве - местечко под Вильнюсом) Юргялис и Ионялис сыновья Чюлькиса" Отчества на ович, -евич сыграли значительную роль в формировании современных фамилий литовцев, белорусов и других народов, живших на территории ВКЛ» 1. Возьмем для примера фамилию поэта Адама Мицкевича (лит. Адомас Мицкявичюс, Adomas Mickevičus, белор. Адам Мiцкевiч, польск. Adam Mickiewicz). Эта фамилия может происходить как от литовского Мицкус уменьшительной формы имени Dimitras, Дмитрий, так и от белорусской уменьшительной формы этого же имени Мицька. Фамилия Мицкявичюс/Мицкевич весьма распространена в Литве и Белоруссии, в меньшей степени в Польше, Украине. Среди известных литовцев с такой фамилией можно назвать писателя Винцаса Креве-Мицкявичюса (Vincas Krėvė-Mickevičius), революционера, большевика Винцаса Мицкявичюса-Капсукаса (Vincas Mickevičius-Kapsukas), который известен также как Викентий Мицкевич-Капсукас. В советское время в Капсукас был переименован г. Марьямполе. Всего по данным словаря 1 Зинкявичюс З. Восточная Литва в прошлом и настоящем. Вильнюс, С

62 литовских фамилий перед Второй мировой войной насчитывалось 640 семей с фамилией Мицкявичюс 1. Константин Мицкевич настоящие имя и фамилия известного белорусского поэта Якуба Коласа. Неудивительно поэтому, что Адама Мицкевича считают своим поэтом и поляки, и литовцы, и белорусы. Поляки считают его своим, причем одним из самых главных, поэтом, потому, что он писал, думал и говорил по-польски, был, несомненно, человеком польской культуры и польским патриотом. Литовцы считают Адама Мицкевича польско-литовским поэтом, потому, что он родился в исторической Литве (недалеко от Новогрудка первой столицы Великого княжества Литовского). Его предками были Римвиды знатный род еще со времен языческой Литвы. Свой творческий путь Адам Мицкевич начинал в Вильнюсе и Каунасе. Будучи родом из Каунаса, со школьных лет помню как нас, школьников, водили на экскурсии в городскую дубовую рощу и показывали валун, на котором любил сидеть Мицкевич и писать стихи. Характерно, что точно такие же аргументы приводятся и белорусами: родился на территории современной Белоруссии, учился в Виленском университете (Вильнюс или Вильню белорусы считают своим городом) и т.д. Литовцы в пример приверженности Адама Мицкевича к литовским народным традициям приводят поэму «Гражина» (женское имя от литовского «graņi» - красивая, красавица), а белорусы в пример приверженности к белорусским традициям поэму «Дзяды» (по-белорусски деды). И те и другие восторгаются строчками из «Пана Тадеуша» - «O Litwo! Ojczyzno moja О, Литва! Моя Отчизна». Литовцы вполне естественно относят эти строчки к своей стране, а те белорусы, которые Литву считают исторической частью Белоруссии, к своей. На мой взгляд, все три народа имеют одинаковое право считать Адама Мицкевича своим поэтом. Здесь уместно снова повторить тезис об особом народе, проживающем в Восточной Литве и Западной Белоруссии. Продолжая разговор о литовских фамилиях, упомянем, что нередко не только суффиксы, но и корни их оказываются нелитовскими. Возьмем для примера такие распространенные в Литве фамилии как Баранаускас/Барановский, Жукаускас/Жуковский, Казлаускас/Козловский. Корни здесь явно нелитовские: «баран» по-литовски авинас, avinas; козел ожис, oņys; жук вабалас, vabalas. Дело в том, что в процессе полонизации делопроизводства литовские прозвища при превращении их в фамилии переводились на польский язык. В том же ряду стоит фамилия Врубляускас/Врублевский от польского wrobl воробей, хотя по-литовски воробей жвирблис, ņvirblis. Таким образом, в данных случаях имело место польское, а не белорусское влияние. 1 Lietuvių pavardņių ņodynas. Vilnius, P

63 Сторонники белорусского характера Великого княжества Литовского в качестве аргумента в пользу своей позиции приводят факт использования в нем в качестве государственного старобелорусского языка. Этот язык более известен как западнорусский язык. Иначе его называют также руский язык, руський езык, «проста(я) мова», руський язык, литовско-русский язык, рутенский язык, староукраинский язык, западнорусский литературно-письменный язык, южно-русский язык, росский, русинський, славянский язык Великого княжества Литовского, канцелярский язык Великого княжества Литовского. В польском языке различают понятия «język ruski» как язык Великого княжества Литовского и «język rosyjski» как современный русский язык. В Украине предпочитают понятие староукраинский язык. Литовские ученые вовсе не отрицают славянского характера рассматриваемого языка и называют его славянским канцелярским языком. З. Зинкявичюс пишет, что в землях восточных славян, присоединенных к Литве, в то время уже существовала письменность, пришедшая в конце X в. от балканских славян вместе с принятием христианства. Восточные славяне говорили на своем языке, а писали на секуляризованном старославянском языке с элементами местного разговорного языка. Такой канцелярский язык использовался и в землях Руси, присоединенных к Литве. В те времена в церквях и монастырях было немало людей, владевших письменным языком. Существовали даже специальные центры по переписи рукописных текстов. Переписывались государственные документы, составлялись различные договоры, акты и др. Правители Литвы, оформляя дела присоединенных земель, широко пользовались этим письменным языком, который использовался и для поддержания связей с другими странами Востока, подобно тому, как латинский при общении со странами Запада. Поэтому в канцелярии правителей этот язык наряду с другими должен был занять важное место. Постепенно его роль возрастала, т.к. управляя большим государством, правители Литвы не могли обойтись устными указами. Нужно было их записать. Несмотря на то, что сами князья говорили на литовском языке (до Казимира Ягайловича), тем не менее, он тогда был лишь разговорным, а не письменным. А письменность в Европе того времени появилась вместе с принятием христианства. Литовцы же были язычниками, и письменность у них еще отсутствовала. Наконец, письменный язык не мог появиться сам собой. В течение долгого времени должны были устояться терминология, навыки и традиции оформления документов. В регионе Литвы того времени широко употреблялись два письменных языка: на западе латинский, на востоке славянский язык, который для литовских правителей был более удобным. Людей, владеющих этим языком, было достаточно много. Между прочим, и платили писарю, владевшему этим языком, меньше, чем реже встречающемуся писарю со знанием латинского языка. Наконец, этот язык был близок и достаточно понятен для большей части (восточной) жителей государства. Латинским языком в то время 63

64 владели лишь немногие образованные люди, как правило, обучавшимся на Западе 1. От себя добавим, что для закрепления латыни как языка римской католической церкви в качестве канцелярского языка в языческой Литве не было религиозной основы и, наоборот, литовская знать часто крестилась в православие. В то же время в католических странах канцелярским языком была латынь, а вовсе не национальные языки, которые в то время, как правило, еще были бесписьменными. Славянский канцелярский язык использовался не только в Великом княжестве Литовском, но в принадлежащей Польше Галиции и даже в неславянских Молдавии и Валахии. Славянский канцелярский язык Великого княжества Литовского был весьма близок канцелярскому языку Великого княжества Московского, который также отличался от разговорного языка. Таким образом, использование секуляризованного письменного языка в качестве канцелярского, не совпадающего с разговорным языком местного населения, явление как в Западной, так и в Восточной Европе повсеместное. Латынь послужила основой формирования современных романских языков: французского, итальянского, испанского, португальского и т.д. Равным образом славянский канцелярский язык Великого княжества Литовского стал основой формирования как белорусского, так и украинского литературных языков. Справедливости ради надо отметить, что в процессе своего развития западнорусский язык стал в большей степени основой именно белорусского языка. Так, норвежский славист Х. Станг изучив язык грамот важнейших канцелярий Великого княжества Литовского, пришел к выводу, что первоначально здесь существовало несколько типов актового языка, отличающихся друг от друга некоторыми, преимущественно орфографическими и грамматическими особенностями. В северных областях Полоцка - Витебска - Смоленска употреблялась языковая форма, характеризующаяся цоканьем, смешением е и i, связкой есме в составе перфекта и некоторыми другими особенностями. Таких черт нет в документах, исходящих из канцелярии Витовта. Язык документов Витовта сближается с языком южных (украинских) канцелярий, но полностью не совпадает с ним. Среди грамот короля Казимира южноволынский тип играет уже незначительную роль, большая часть его грамот принадлежит к северноволынскому или южнобелорусскому типу, но основное количество грамот этого времени происходит из белорусских областей, в которых е и ять совпадали во всех позициях. Во времена короля Александра канцелярский язык становится более стабильным, он достигает прочной, устойчивой формы, которая отражается и в других памятниках того времени. Позже, при короле Сигизмунде Августе, южный тип актового языка исчезает полностью. Канцелярский язык Великого княжества Литовского в это время выступает как язык белорусский, который находится в наиболее близком отношении к белорусским говорам около Вильно. В этом языке по- 1 См.: Зинкявичюс З. Указ. соч. С

65 степенно растворился и полоцкий тип актового языка, который раньше выступал в виде самостоятельной формы 1. Белорусский философ В. Акудович о связи старобелорусского и современного белорусского языка пишет следующее: «Лингвистически мы можем сколько угодно искать и находить локальные сходства между старобелорусским и уже собственно белорусскими языками. Но кто бы и сколько бы не обосновывал их преемственность в пространстве текста никакой преемственности между ними нет. И даже не потому, что между ВКЛ и национальным государством - тотальный (без какого-либо связующего звена) разрыв в полторы сотни лет, а потому, что старобелорусский язык (по крайней мере, письменно) формировался как коммуникативный и властный инструмент государства, а уже собственно белорусский письменный язык возникал как сущностно-созидательный фактор нации. Правда, факт исторического существования старобелорусского языка в возникновении собственно белорусского отыграл важнейшую идеологическую роль. Опираясь на славное прошлое, было бы куда проще и обосновать, и доказывать необходимость собственного языка. Но на том вся преемственность и останавливалась. Ни структурно, ни лексически, ни культурологически старобелорусский язык не поддержал белорусский в эпоху его формирования. Основную роль тут отыграли лингвистические конструкты соседей, они, как лекала, были наложены на вербальный дискурс нашей деревенской цивилизации, и по форме выразились схемы будущего функционирования литературного белорусского языка» 2. Таким образом, претензии на исключительно белорусский характер Великого княжества Литовского лишены достаточных оснований. В завершение рассмотрения этой позиции белорусских ученых, приведем текст интересной статьи на эту тему литовского историка В. Мяркиса «Наш соседи белорусы»: «Многие удивились, узнав, что представители Беларуси в ООН распространили декларацию, что Великое Княжество Литовское было белорусским государством, следовательно, наследницей ее политического и культурного наследия является современная Республика Беларусь, член Содружества Независимых Государств. Повнимательней познакомившись с развитием этнического менталитета белорусов и постсоветской геополитической констелляцией, эта декларация не является совсем неожиданной и идеологически неподготовленной, по крайней мере, в жизни самой Беларуси. Исторические отношения Литвы и Беларуси, или литовцев и белорусов, являются очень обширной темой, которая опирается на проблемы наследия Великого Княжества Литовского, балтского субстрата белорусского народа, ассимиляции литовцев и многие другие, среди них и современные государственные. Здесь остановлюсь лишь на одном вопросе конференции, желая по- 1 См: Журавский А.И. Деловая письменность в системе старобелорусского литературного языка //Восточнославянское и общее языкознание. Сборник статей /Отв. ред. О.Н. Трубачева. М., С Акудович В. Код отсутствия. Каунас,

66 казать, как используется случай для распространения белорусских исторических концепций и их интернационализации. 28 июня 2 июля текущего [1993] года в Гродне состоялась международная научная конференция «Рим IV». Она была посвящена обсуждению истории национальных и религиозных культур Беларуси, Литвы, Польши и Украины. Кстати, первую конференцию этой серии в 1990 г. организовал Институт польской христианской культуры в Риме, находящийся под опекой папы. После этого конференции стали проводиться ежегодно, уже состоялись в Люблине (Польша) и Каменце (Западная Украина), в следующем году будет в Литве. В общем, участники конференций историки, филологи и научные сотрудники других близких специальностей проявили сдержанность и толерантность. Если брать отдельно поляков, то было видно их желание понять концепции других, которые не помещаются в рамки традиционной польской историографии. Особенностью гродненской конференции было то, что здесь стал доминировать «белорусский вопрос» белорусские гуманитарии заглушили гостей численно и демонстрировали плоды менталитета своего общества. Численное доминирование достигалось весьма странным образом: после нескольких докладов, указанных в программе, следовали «запланированные высказывания и дискуссии», указывая фамилии выступающих. С первого взгляда кажется довольно курьезным записаться на дискуссии, когда не знаешь, что будут говорить основные докладчики. Поэтому «запланированные», главным образом белорусы, как говорится, «пели свою песнь» соло. По замыслу организаторов конференции Гродненского университета, Международной ассоциации белорусов тексты докладов и «запланированных» докладчиков будут изданы белорусским языком массовым тиражом для «исторического воспитания» общества. Таким образом, имя конференции «Рим IV» будет служить увеличению престижа этого издания (и его тезисов). Конечно, этим я не хотел бы утверждать, что белорусские доклады вообще были явно выстроены для достижения тенденциозной цели. Совсем нет. Особенно много говорилось о национально-культурном возрождении, региональных особенностях Беларуси. Игорь Ширшов интересно рассуждал об угрозе существованию белорусского народа, когда нынешняя культурная инфраструктура не защищает национальности, а деградация нации в этнос низшего качества совершенно реальна. Народ может спасти лишь слепое сопротивление денационализации под руководством срочно развитого культурного элита интеллигенции. Развитие национального и гражданского самосознания (ведь Беларусь провозгласила себя независимым государством) теперь является главной заботой белорусской интеллигенции. В самой конференции белорусские докладчики свои рефераты демонстративно читали по-белорусски. Конечно, как и следовало ожидать, не каждому удавалось складно. За стенами конференции, в публичных местах самого города в гостинице, ресторанах, магазинах ни разу не приходилось слышать белорусскую речь. То же самое в Минске и других городах Белару- 66

67 си. Едва ли не самым «патриотичным» был доклад Евгения Ширяева о локализации белорусского народа по данным исторической картографии. Выступающий фрагментарно изложил то, о чем уже писал пару лет назад. Имею в виду его книгу «Беларусь: Русь Белая, Русь Черная и Литва в картах» (Минск: «Навука i тэхнiка», 1991). Введение его книги и упомянутый доклад является проявлением и отражением распространяющихся в Беларуси новых этнополитических аспираций. Прежде всего, остановимся у неожиданного разъяснения этнонима литовец. Е. Ширяев и несколько иных участников конференции (например, деятель белорусов США Витаут Кипель) считает литовцев (литвинов) синонимом белорусов. Литовское племя (не племена!) некогда якобы занимало большую часть современной Беларуси. Это племя считается не славянским, а балтским. Казалось бы, что подобно пишут и наши археологи и языковеды, хотя они чаще всего склонны отождествлять литовцев с аукштайтами. Интересно то, что теперь белорусы, ища обособления от других славян, признают свой балтский субстрат, так как белорусы («белорусская нация») возникла из-за ассимиляции славян с балтами. Кстати, в советские времена признание балтского субстрата у белорусов считалось вымыслом буржуазных националистов и западных империалистов, предназначенным на разрушение славянского единства. Помню, что даже одна филологическая конференция в Минске была запрещена, когда выяснилось, что возникнут эти вопросы о субстрате. Теперь же широко пропагандируется, что во время ассимиляции славянизированный народ сохранил литовский этноним, и он якобы правильно использовался до самого конца XIX в., когда его присвоили жмудзины, жители современной Литвы. Пропагандируя это утверждение, упомянутые белорусские авторы смешивают две совершенно разные категории этническую и гражданскую. На самом деле граждане Великого Княжества Литовского (ВКЛ) люди шляхетского и духовного сословий назывались литовцами, литовским народом (narod litewski). Детерминантом их национальной принадлежности был не столько родной язык, сколько гражданство, а после присоединения к России историческая государственная традиция. Как известно, значительная часть этого «литовского народа» ополячилась и позже составила не малую часть польского национального меньшинства на территории бывшего ВКЛ. Рядом с «литовским народом» привилегированных сословий жил литовский люд, русский или русинский (позже белорусский, украинский) люд. До отмены крепостного права этот «люд» был поданным представителей «народа» дворян. Только национальное возрождение из этих отчужденных между собой «народа» (его части) и «люда» сплавили народ в современном этническом понимании. Об этом я сделал доклад на конференции, но сторонники новой белорусской теории его, кажется, пропустили, не услышав, так как позже снова говорили о первых литовцах в Америке, называя их первыми белорусскими эмигрантами. 67

68 ВКЛ якобы было государством белорусов, называемых литвинами (литовцами), а современные литовцы якобы могут претендовать лишь на историю Жемайтии (Жмудзи), автономной части ВКЛ. Государственным языком ВКЛ якобы был старобелорусский (литвинский) язык. Дальнейшее логически связанное утверждение что Миндаугас, Гедиминас, Альгирдас, Кестутис, Витаутас были белорусскими князьями (как таковые они представляются и в белорусских изданиях, плакатах, открытках). Участник конференции сотрудник Института истории Литвы др. Зигмантас Кяупа в своем докладе и в дискуссиях аргументировано доказывал политический приоритет литовцев в образовании ВКЛ и разъяснял, что в ВКЛ не было государственного языка, в канцелярии великого князя документы писались не только на старобелорусском, но и на латинском (договоры с иностранными государствами, привилеи), немецком (также и акты городских магистратов) языках, а религиозная и пасторацийная литература издавалась на литовском, польском языках. Е. Ширяев, якобы стремясь к исторической преемственности, современное название Беларуси предлагает заменить на Литвино-Белорусская Республика или Республика Литво-Беларусь. Как он, так и участник конференции Ян Запрудник (США) полагает, что наше государство следует называть пославянски не Литва, а Летува, этим якобы можно избежать негативного смешения понятий. Надо добавить, что это помогает понять, почему ныне в белорусской печати, по радио и телевидению (даже в одно время в белорусских радиопередачах Литовского радио) наша республика именуется литовской формой. Термин «Литва» оставляя на «восстановление исторической истины», выдвигает также и белорусские территориальные претензии, которые нарушают теперь установившиеся государственные границы. Несколько лет назад я получил буклет, изданный в США на английском языке «Byelorussia» (издатель Byelorussian American Association), в котором есть схематичная карта, причисляющая к Беларуси Вильнюс, Даугавпилс, Псков, Смоленск и Белысток. Участник конференции Александр Белокоз также разъяснял, что он сам слышал около Вильнюса, в латвийской Латгалии, у Смоленска людей, говорящих «по-просту», но они сами не осознают, что говорят по-белорусски и являются белорусами, которых объединив в одно государство, возникло бы белорусское этнополитическое самосознание. На самом деле национальные возрождения, как знает история, искали своих этнических границ, хотели познать свою территорию и на этом основании составить национальную программу, для реализации которой ждали подходящего момента. Таким подходящим временем был распад великих империй. В последнее время распад Советского Союза тоже не одному народу создал возможность создать свое государство. Однако нетрудно заметить, что новые белорусские теории связаны не только с белорусским этническим менталитетом, но и с ностальгией о реставрации советской империи. Е. Ширяев в предисловии к своей книге говорит, что побудительным мотивом этому его труду «явились также события, связанные с действиями национали- 68

69 стических, экспансионистски настроенных польских и литовских кругов, претендующих на белорусские земли». Казалось бы, словно какие-то агрессоры уже нападают или готовятся напасть на Беларусь и ее поделить. Наоборот, далее автор признает, что книга предоставит «объективные» и «обоснованные» данные на тот случай, если понадобилось бы изменить или уточнить современные границы Беларуси (пишется Белорусской ССР). Обратим внимание, кто выпустил эту книгу. Указанное издательство «Навука i тэхнiка» в Минске принадлежало Академии Наук и Государственному комитету печати, которых в те времена белорусские национальные аспирации не волновали. Кстати, сам автор книги проживает в Москве, работает в Институте геологии и является специалистом по обработке картографических материалов, получаемых из космических спутников, значит не историк. Сама книга издана тиражом даже в 50 тысяч экземпляров и, имея в виду советские темпы, необыкновенно быстро: сдана в набор 22 февраля 1991 г., а 28 марта уже напечатана. И какое это время! Книга готовилась в то же время, как и события 13 января в Вильнюсе, когда между Москвой, Вильнюсом и Шальчининкай разъезжал не устающий эмиссар политбюро Игорь Шенин, когда создавались планы автономии Вильнюсского края или Польской советской республики, когда руководство Белорусской ССР угрожало, что «возвратит себе» в 1939 г. возвращенный Литве Вильнюсский край (словно он когданибудь принадлежал Беларуси). Очень отчетливо видно, что книга Е. Ширяева предназначена на оправдание этих акций, так как в первую очередь направлена против Литовской Республики, в то время уже заявившей о своей независимости и разрыве связей с Советским Союзом. Внимание Е. Ширяева сосредоточено на доказательство белорусскости Восточной Литвы. Он совершенно не признает процесса денационализации литовцев, литовско-белорусского или литовско-польского двуязычия и литовско-белорусско-польского триязычия в этом крае в XIX и в начале XX вв. и охотно пользуется картами царских времен в качестве объективных свидетельств об отдаленнейшей границе славянского элемента. Он не отрицает, что здесь были и поляки, но после II мировой войны они якобы все уехали в Польшу, и поэтому якобы остались одни белорусы. Почему они сейчас называются поляками? Виноваты литовцы. Дело в том, что в 50-х годах литовские власти якобы закрыли все белорусские школы (на самом деле их не было) и открыли повсюду польские, чтобы смогли белорусов ополячить. Здесь автор нарочно заблуждает читателей, умалчивая, что советская власть с целью русификации закрывала литовские и даже польские школы и везде открывала русские. Вообще о русификации этого края ни этот, ни другие похожие авторы говорить не любят. За ополячивание местных жителей Е. Ширяев бросает обвинение литовским властям, как недружественным «белорусской нации» и требует местным жителям, говорящим «по-просту» насильственным путем «восстановить» белорусскую национальность. На самой конференции подобные мысли излагались осторожней, но от этого суть их не изменилась. Они значительно шире и в более резких формах пропагандируется в некоторых 69

70 белорусских газетах и журналах, в публицистических изданиях, исторической беллетристике. Хуже всего, что неслышны трезвые голоса. Эти теории вызывают особенно темные мысли, когда вышедши из театра знаменитого подскарбного ВКЛ Антона Тизенхауза, в котором происходила конференция, видишь в лучшей площади Гродна стоящего огромного бронзового Ленина и своим каноническим жестом указывающего на «светлое будущее коммунизма», а возле площади простираются улицы Маркса, Энгельса, Социализма, Советских пограничников... У нас осталась запрограммированная историей бдительность в отношениях с современной Польшей, но как в будущем будем жить рядом с Беларусью, остается неразгаданной тайной. Оптимистически можем мечтать о милых исторических соседях белорусах (конечно, не литвинах), создавших демократическое государство, влившихся в сообщество народов Европы. Однако если из Востока подуют ветры реставрации империи, это соседство может стать не менее горькой, чем авантюра Желиговского» 1 (в 1920 г. войска польского генерала Люциана Желиговского, имитируя неподчинение верховному командованию Польши, в нарушение Сувалкского договора, заняли Вильнюс, после чего он до 1939 г. принадлежал Польше Авт.). Наконец, есть третья и более взвешенная позиция белорусских исследователей, которые пишут об объединенном, двунациональном или многонациональном характере Великого княжества Литовского. Поэт Ф. Богушевич один из основоположников белорусской литературы ( ) в предисловии к сборнику своих стихов «Дудка белорусская» писал: «Уже более пятисот лет тому назад, до правления князя Витенеса на Литве, Беларусь вместе с Литвой защищалась от нашествия крестоносцев, и многие города, как Полоцк, признавали над собой власть князей Литовских, а после Витенеса Литовский князь Гедимин совсем объединил Белоруссию с Литвой в одно сильное королевство и отвоевал много земли у крестоносцев и у других соседей. Литва пятьсот двадцать лет тому назад уже была от Балтийского моря и до самого Черного, от Днепра и Днестра реки до Немана: от Каменца города до самой Вязьмы посреди Великороссии: от Динабурга и за Кременчук, а посреди Литвы, будто ядрышко в орехе, была наша землица Беларусь!» 2. По мнению А. Кожедуба - автора книги «Иная Русь» - Великое княжество Литовское - это славяно-балтское государство, в котором сформировалась одна из трех ветвей восточнославянского древа белорусская. Сами же белорусы возникли в результате метисации славян и балтов 3. В.Г. Короткий считает, что после заключения Люблинской унии между Великим княжеством Литовским и Польшей de jure была образована одна «Речь Посполитая» в смысле единого государства, но de facto это было два государства, две Речи Посполитые: Речь Посполитая Литовская (надо пола- 1 Merkys V. Musų kaimynai baltarusiai... //Voruta Sausio Цит. по: Акудович В. Указ. соч. С См.: Кожедуб А. Иная Русь. М., С

71 гать Великое Княжество Литовское Авт.) и Речь Посполитая Польская. Как в одной, так и в другой Речи Посполитой присутствовала так называемый русский элемент. Речь Посполитую Литовскую составляют литовцы и виленские русины (белорусы), а Речь Посполитую Польскую поляки и киевские русины (украинцы) 1. Мысль о балто-славянском государстве - Великом княжестве Литовском - представляется весьма продуктивной. Успешное и практически бесконфликтное проживание славян и балтов на протяжении многих веков в одном государстве, на мой взгляд, это еще и результат изначальной близости обеих языковых групп между собой. Давно замечено, что никакие другие языки в индоевропейской языковой семье так не близки между собой как славянские и балтийские. По этому поводу в лингвистике существует теория балтославянского единства, предполагающая существование некогда единого балтославянского языка. Действительно, можно найти множество соответствий, например, между литовским и русским, белорусским языками, особенно, если отбросить литовские окончания слов мужского рода «-ас» и обращать внимание только на корни и согласные буквы в них. Возьмем, к примеру, названия частей человеческого тела: голова лит. галва (galva), белор. галава; нос лит. носис (nosis), белор. нос; рука лит. ранка (ranka), белор. рука; названия животных и птиц: волк лит. вилкас (vilkas), белор. воўк; ворона лит. варна (varna), белор. варона; корова лит. карве (karvė), белор. карова; овца лит. авис (avis), белор. овца; осѐл лит. асилас (asilas), белор. асѐл; предметов, находящихся в жилище: стена лит. сена (siena), белор. сцяна; стол лит. сталас (stalas), белор. стол; природные явления: вода лит. вандуо (vanduo), белор. вада; снег снегас (sniegas), белор. снег; лѐд лядас (ledas), белор. лѐд и т.д. Единое балто-славянское государство характеризовалось единством его народов, во всяком случае, знати. Как отмечает З. Зинкявичюс: «магната или дворянина, жившего в Литовском государстве, на каком бы языке он не говорил, называли «литовцем». Постепенно, когда окрепли связи славянских земель с Литвой, представители высших слоев этих земель, православные, не знавшие литовского языка, стали такими же «литовцами» - патриотами Литовского государства, как и настоящие литовцы. Там, где приходилось защищать права Литовского государства от посягательств поляков, они даже активнее боролись за них, нежели сами литовцы» 2. Интересен вопрос о правопреемстве Великого княжества Литовского, с одной стороны, с Киевской Русью, а с другой стороны с современными Литвой и Белоруссией. Общие вопросы правопреемства государств и правопреемства ВКЛ от Киевской Руси были рассмотрены в вошедшей в настоящий 1 См.: Кароткi У.Г. Рэч Паспалiтая чатырох народаў ў Рэчы Паспалiтыя двух народаў ў эпохi Льва Сапегi // Леў Сапега ( гг.) i яго час. Зборнік навуковых артыкулаў Гродна: ГрДУ, С Зинкявичюс З. Указ. соч. С

72 сборник статье «Великое княжество Литовское как правопреемник Киевской Руси». Есть ли правопреемство между Великим княжеством Литовским и современными Белоруссией и Литвой? По поводу Белоруссии следует согласиться с В. Акудовичем, который пишет: «История Белоруссии это сплетение разрывов между разными ее историями. Кажется, назрела пора попытаться кому-нибудь вдумчивому вывести на свет всю «хронику» этих разрывов: ведь они, очевидно, в судьбе нашего края отыгрывали куда более существенную роль, чем те фрагменты собственной истории, которыми мы пытаемся отмечать последовательность своего пути через века и эпохи. На самом деле никакого последовательного прогресса не было. Были вечно одни разрывы. И после каждого радикального разрыва начиналось нечто совсем иное, полностью отличное от того, что было прежде. Великое княжество Литовское это нечто совсем иное, чем Полоцкое княжество, а Речь Посполитая чем ВКЛ. «Северо-Западный край» не имел почти ничего общего ни с первым, ни со вторым, ни с третьим. А БССР, кажется, вообще была лишена каких-либо аналогий со всем, что ей предшествовало Пожалуй, только Республика Беларусь, по крайней мере на юридическо-административном уровне, прямо наследует своей предшественнице БССР» 1. От правопреемства с Великим княжеством Литовским прямо отказывается и современное политическое руководство Белоруссии. Об этом свидетельствует, в частности, отмена в 1995 г. исторического герба Великого княжества Литовского в качестве герба Республики Беларусь и замена его гербом советского образца. В то же время герб современной Литовской Республики основан на основе герба ВКЛ. Юридически Литовская Республика ВКЛ не наследует в основном из-за того же существенного разрыва во времени. Однако в современной Литве весьма бережно и на государственном уровне сохраняется историческая память о ВКЛ, что нельзя сказать о современной Белоруссии (см. послесловие к настоящему сборнику). Речь Посполитая Республика Обоих Народов: особенности формы правления и формы государственно-территориального устройства 2 С 1569 по 1795 г. крупнейшим и наиболее влиятельным государством Восточной Европы была Речь Посполитая. Территориально это государство простиралось на огромных просторах от Балтийского до Черного моря, о чем напоминает популярная фраза на польском языке «Od morza do morza («от можа до можа от моря до моря»). В настоящее время на территории бывшей Речи Посполитой находятся Польша, Литва, Белоруссия, Украина, а также ряд районов западных областей Российской Федерации (Брянской, Калужской, Псковской, Смоленской, Тверской). В 1618 г. ее территория дос- 1 Акудович В. Указ. соч. С Опубликовано в журнале «Гуманитарная планета» С

73 тигла максимальной площади тыс. кв. км. Численность населения с 6,5 млн. человек на момент образования государства в 1569 г. к 1772 г. достигла 14 млн. человек. Этнический состав: поляки - 40%, восточные славяне (современные русские, белорусы и украинцы) - 20%, литовцы - 13%, немцы - 10%, евреи - 5%, остальные - 12%. - позволяет говорить не только о польсколитовском, как это обычно принято, но еще шире - как о польско-литовскорусском государстве, имея в виду, что в том время и белорусы и украинцы считались русскими. Официальное название государства на польском языке звучит как Rzeczpospolita Obojga Narodów, на литовском языке - Ņečpospolita/Abiejų Tautų Respublika, переводится как «республика обоих народов» (побелорусски - Рэч Паспалітая Абодвух Народаў; по-украински - Річ Посполита Обох Народів). При этом польское «речь посполита» есть не что иное, как дословный перевод с латинского: res publica общее дело. Официальное название государства Речь Посполитая (республика) Короны Польской и Великого княжества Литовского (польск. Rzeczpospolita Korony Polskiej i Wielkiego Księstwa Litewskiego; лит. Lenkijos Karalystės ir Lietuvos Didņiosios Kunigaikńtystės Respublika; белор. Рэч Паспалітая Кароны Польскай і Вялікага Княства Літоўскага) - наводит на мысль о своеобразии формы правления и формы государственного устройства Речи Посполитой. Прежде, чем перейти к характеристике формы правления и формы государственного устройства Речи Посполитой кратко остановимся на вопросах создания этого государства. Образованию Речи Посполитой предшествовало несколько уний. В 1385 г. была подписана Кревская уния 1 (в Крево, на территории современной Республики Беларусь) соглашение между Великим княжеством Литовским и Польшей, согласно которому великий князь Литовский Ягайло (лит. Йогайла, Jogaila) вступил в брак с Ядвигой последней представительницей пресекшейся королевской династии Пястов, получал польскую корону, но при условии крещения его самого, его братьев и всех поданных язычников в христианство по католическому обряду. В самом акте Кревской унии об этом сказано следующим образом: «великий князь Ягайло со всеми своими братьями, еще не крещенными, также с родственниками, со шляхтой, дворянами большими и меньшими, в землях его живущими, хочет, желает и жаждет принять веру католическую святой Римской церкви. Не могли этого получить от него, несмотря на усердные старания, множество императоров и различных князей, так как Бог всемогущий славу эту для вашего королевского величества (обращение к матери Ядвиги королеве Венгрии Елизавете Авт.) сохранил». Кроме того, Ягайло обещал: «собрать и отдать свои деньги для покрытия расходов, которые понесут как Литва, так и Польша, если только ко m. rugpjūčio 14 d. Krėvos aktas (Lietuvos uņsienio politikos dokumentai XIII XVIII a. Tyrinėjimai) /Sudarė J. Kiaupienė, Vilnius: Ņara, Р

74 ролева венгерская дочь свою, Ядвигу, королеву польскую, браком супружеским с ним соединит. Великий князь Ягайло обещает сумму, договоренную между королевой венгерской и герцогом Австрии, а именно дважды сто тысяч флоринов, собрать и выплатить. Этот самый князь Ягайло обещает и ручается собственными затратами и стараниями вернуть королевству польскому все земли, кем-либо оторванные от него и отнятые. Этот же князь Ягайло обещает вернуть первоначальную свободу всем христианам, особенно людям обоего пола из земли польской, по праву войны захваченным и переселенным, и таким образом, что каждый или каждая смогут отправиться куда захотят. Наконец, этот же великий князь Ягайло обещает земли свои литовские и русские на вечные времена к короне Королевства Польского присоединить». Последняя фраза «свои земли литовские и русские на вечные времена к короне Королевства Польского присоединить» позволило одному из самых авторитетных русских исследователей истории Великого княжества Литовского М.К. Любавскому сделать вывод о том, что Кревская уния на самом деле не была ни персональной, ни династической унией, а представляла собой инкорпорацию Великого княжества Литовского в Польшу: «По смыслу данного им в Креве обязательства индивидуальное существование Великого княжества Литовского прекращалось совершенно, и оно сливалось с Короною Польскою в одно политическое тело. Вот почему вслед за коронациею Ягайла в Кракове со всех литовско-русских князей взяты были присяги на верность королю, королеве и короне Польской. Эти князья стали теперь ленниками, вассалами Польши и поэтому естественно должны были присягнуть на верность своему новому отечеству. Поэтому и литовские бояре-католики получили вскоре затем, в 1387 г., права одинаковые с поляками. Они стали теперь поданными одного с поляками государства, и поэтому уравнение их в правах с поляками было и логическою и реальною необходимостью» 1. Кревская уния, лишившая Великое княжество Литовское самостоятельности, была враждебно воспринята многими литовско-русскими князьями. Оппозицию возглавил Витовт (лит. Витаутас, Vytautas) двоюродный брат Ягайло. 5 августа 1392 г. в Острове было между Ягайло и Витовтом было достигнуто соглашение, согласно которому великим князем литовским становился Витовт, но после его смерти права великого князя перейдут к польским королям. Великое княжество Литовское, таким образом, приобретало автономию в составе Польши. В 1401 г. это соглашение было подтверждено новой унией, заключенной в Вильне (лит. Вильнюс, Vilnius) и утвержденной королевским советом в Радоме, которая получила название Виленско-Радомской унии. Великое княжество Литовское во время правления Витовта достигло крупных успехов в территориальном расширении, в частности, была вновь возвращена утраченная прежде Смоленская земля, а на юге Великое княжество Литовское расширилось до побережья Черного моря. После битвы Любавский М.К. Очерк истории литовско-русского государства до Люблинской унии включительно. СПб., С

75 г. при Грюнвальде (лит. Жальгирис, Ņalgiris), в результате которой объединенные польско-литовские силы разбили Тевтонский орден и, в частности, раскрылся полководческий талант Витовта, Великое княжество Литовское было признано крупной политической величиной в мире. Оно пользовалось авторитетом и среди ханов Золотой Орды. Витовт был популярен в своих русских владениях. Дочь Витовта Софья была выдана замуж за московского великого князя Василия I, стала матерью великого князя Василия II и бабушкой царя Ивана III. В литовской традиции его принято называть Витаутасом Великим (Vytautas Didysis). На съезде европейских монархов в Луцке в 1429 г. Витовта было решено короновать королем Литвы, но этому помешала его смерть в 1430 г. Все эти обстоятельства позволили сохранить и расширить самостоятельность Великого княжества Литовского. На объединенном литовскопольском сейме в Городло (ныне Хородло, Польша) в 1413 г. была заключена новая уния. По условиям Городельской унии после смерти Витовта литовские паны и шляхта не могли избрать себе великого князя без согласия короля, прелатов, панов и шляхты Польши. В то же и время и польские прелаты, паны и шляхта в случае прекращения рода Ягайло не могли избрать короля без совета и ведома великого князя литовского, прелатов, панов и шляхты Великого княжества Литовского. Таким образом, как отмечает М.К. Любавский, Городельский акт предполагал, что Литва, оставаясь в неразрывном соединении с Польшей, всегда будет иметь особого великого князя, которого будет облекать властью король польский 1. Следует отметить, что по Городельской унии феодалы Великого княжества Литовского православного вероисповедания были лишены права избирать великого князя и многих других привилегий, принадлежащих католикам. Это не могло не вызвать возмущения среди русинской феодальной элиты, которую поддержали некоторые литовские феодалы. После смерти Витовта в 1430 г. в нарушение условий Городельской унии без согласия поляков и при участии русинских феодалов великим князем был избран Свидригайло (лит. Швитригайла, Ńvitrigaila) младший брат Ягайло. Свидригайло, опираясь на русинские области, пошел на конфронтацию с Польшей, в том числе и путем вооруженных столкновений за Подолье, занятое поляками. В 1432 г. в результате заговора Свидригайло был свергнут. Новым великим князем Литовским с согласия поляков был избран Сигизмунд Кейстутович (лит. Жигимантас Кястутайтис, Ņygimantas Kęstutaitis) брат Витовта. Была заключена новая уния на основе Виленско-Радомской унии 1401 г. Русинские князья, знатные люди и бояре были уравнены в правах с литовцамикатоликами. От Великого княжества Литовского к Польше отошла Подолия, а после смерти Сигизмунда Кястутовича должна была отойти Волынь. Также было условлено, что после смерти Сигизмунда Кейстутовича права великого князя литовского отойдут королю Польши. 1 См.: Любавский М.К. Указ. соч. С

76 В 1437 г. в результате заговора Сигизмунд Кейстутович был убит. Опять же в нарушение уний 1401 и 1432 г. был избран отдельный великий князь литовский. Им стал сын Ягайло и брат короля Польши и Венгрии Владислава III Казимир. После гибели Владислава III в битве при Варне в 1444 г. поляки предложили Казимиру польскую корону. В 1447 г. он стал одновременно великим князем литовским и королем польским под именем Казимира IV Ягеллона (лит. Kazimieras Jogailaitis; польск. Kazimierz Jagiellończyk). После смерти Казимира на Вальном сейме Великого княжества Литовского великим князем был избран сын Казимира Александр. Его избрание произошло без участия поляков. Литовцы отказались в свою очередь участвовать в избрании польского короля. Новым польским королем стал другой сын Казимира Ян Альбрехт. После смерти Яна Альбрехта в 1501 г. Александр был избран королем Польши, оставаясь одновременно великим князем литовским. В том же году была заключена новая уния, по условиям которой Польша и Литва впредь будут иметь одного государя, избираемого в Польше на общем польско-литовском сейме; будут иметь общую монету, но отдельные суды и должности; прежние договоры, заключенные одним государством, будут иметь обязательную силу для другого государства; новоизбранный государь должен подтверждать права и вольности обоих государств. Соглашаясь на эти условия, Великое княжество Литовское рассчитывало на помощь Польши в войне с Москвой, но не получило ее. Оба государства по-прежнему продолжали существовать как самостоятельные, в том числе на и на международной арене, отдельно воюя со своими врагами: Литва с Москвой, Польша с Турцией и т.д. Уния не была восстановлена и после смерти Александра в 1506 г. 26 октября 1506 г. новым великим князем был избран королевич Сигизмунд. Он же 6 декабря был избран поляками своим королем. Впоследствии он стал известен как Сигизмунд I Старый (лит. Ņygimantas Senasis польск. Zygmunt Stary). В 1529 г. Сигизмунд I Старый, ввиду преклонного возраста и болезненного состояния, решился еще при жизни великим князем литовским сделать своего сына Сигизмунда Августа. То же самое сделали поляки, избрав его своим королем Сигизмундом II Августом. Именно при Сигизмунде Августе была заключена Люблинская уния и создана Речь Посполитая, а сам он стал последним великим князем литовским и королем польским. Таким образом, как пишет М.К. Любавский: «все попытки, предпринимавшиеся при Казимире и его сыновьях к осуществлению польсколитовской государственной унии, не привели ни к каким положительным результатам. Литовско-Русское государство, пребывая в личной унии с Польшею, сохраняло полную самостоятельность и независимость. Поэтому и в борьбе за существование оно всецело было предоставлено своим силам и средствам» 1. Тем временем не прекращались попытки заключения новой унии. Кроме поляков, на более тесной унии с Польшей стала настаивать родовая шлях- 1 Любавский М.К. Указ. соч. С

77 та Великого княжества Литовского. Так, в 1562 г. во время Ливонской войны в военном лагере под Витебском шляхта составила своего рода конфедерацию с целью добиваться унии с Польшей, чтобы иметь возможность избирать общего государя, пользоваться одинаковыми правами с поляками, вместе обороняться от врагов. Для заключения этой унии шляхта просила короля созвать общий польско-литовский сейм. Особенно просили об унии Подляшье и Волынь. Против унии в основном выступали только литовские магнаты. Наконец, в январе 1569 г. в Люблине начал работу общий польсколитовский сейм для выработки условий новой унии. Первоначально сейм не имел успеха. Литовцы покинули его к началу марта. Полякам удалось склонить на свою сторону не только уже готовые к унии Подляшье и Волынь, но и Киевское и Брацлавское воеводства. Представители этих земель присягнули на верность Польше. Литовская делегация, видя такой поворот событий, и стремясь сохранить хоть какую-то самостоятельность Великого княжества и остатки ее территории, вернулась на сейм 6 июня. 1 июля 1569 г. состоялось подписание акта Люблинской унии 1. Этот акт гласил, что Великое княжество Литовское и корона Польская сливаются в одно государственное тело и составляют не две, а одну Речь Посполитую. Эта Речь Посполитая всегда будет иметь одного государя, избираемого сообща панами радными и всеми станами Польши и Литвы в Польше, помазуемого и коронуемого в Кракове; особое избрание этого государя в Литве и возведение на великое княжение прекращается. Но так как остается титул великого князя, то общий государь после избрания провозглашается королем Польским, великим князем Литовским, Русским, Прусским, Мазовецким, Жмудским, Киевским, Волынским, Подляшским и Ливонским. Рада и сеймы впредь будут только общие для Польши и Литвы, а отдельных литовских сеймов король созывать не будет. Договоры и союзы с посторонними государствами впредь не могут заключаться порознь Польшей и Литвой, а только сообща. Для Польши и Литвы устанавливалась единообразная, одинаковая по ценности и весу монета. Вместе с тем для Литвы и Польши по Люблинской унии предусматривались раздельные вооруженные силы и их командование, правовые системы и суды. В Литве были сохранены собственная казна и администрация. Таким образом, по акту Люблинской унии общий государь Речи Посполитой, по-прежнему называемый королем, становится выборным должностным лицом, хотя, как уже было показано выше, и все прежние короли Польши после Ягайло (Ягеллоны) и великие князья литовские избирались соответствующими сеймами. Люблинская уния только закрепила существующий порядок. Отметим, что Сигизмунд Август последний король Польши и последний великий князь литовский и первый король Речи Посполитой был бездетен, и с его смертью пресеклась династия Ягеллонов. Все 1 Люблинская уния //Белоруссия в эпоху феодализма. Сборник документов и материалов. Т. 1. Минск, С

78 последующие короли Речи Посполитой, будучи нередко представителями других европейских королевских династий, в Речи Посполитой династии уже не составляли. Так, вторым королем Речи Посполитой был в гг. Генрих Валуа - последний представитель французской королевской династии Валуа. С 1575 по 1586 гг. королем был Стефан Баторий, не принадлежащий ни к каким королевским династиям. Следующий король Сигизмунд III ( гг.) был представителем шведской королевской династии Ваза и потомком Ягеллонов по женской линии. Владислав IV Ваза ( гг.), хотя и был сыном Сигизмунда III, королем стал не по наследству, а в результате избрания и т.д. Король Речи Посполитой не пользовались абсолютной властью. Говоря современным языком, он осуществлял исполнительную власть. Король назначал высших должностных лиц государства, вел международные переговоры, от его имени вершилось правосудие. Король созывал Вальный сейм, без согласия которого он не мог устанавливать новые налоги, пошлины, созывать ополчение. За свою деятельность король нес ответственность перед Вальным сеймом. Фактически вся его жизнь, в том числе: женитьба, развод, зарубежные поездки, была под контролем сейма. Фактически высшим государственным органом Речи Посполитой был Вальный сейм, состоящий из Сената и Посольской избы. В Сенат входили высшие должностные лица государства, верхушка католического духовенства. Число сенаторов не превышало 150 человек 1. В Посольскую избу на поветовых сеймиках избирались представители шляхты, а также некоторых крупных городов. В Посольскую избу входило депутатов 2. Сеймы были обычными, созываемые королем и чрезвычайными, созываемые главой католической церкви. Чрезвычайные сеймы созывались в случае смерти короля и избрания нового короля или отстранения его от трона. Для избрания нового короля созывались три сейма: конвокационный, на котором определялось время и место выборов короля, вырабатывались условия договора с кандидатом на престол; элекционнный, на котором проводились выборы и заключалось соглашение с кандидатом на престол; коронационный, на котором проходила коронация и король приносил присягу. Законопроекты, принятые сеймом после утверждения их королем становились законами. Таким образом, Вальный сейм представлял собой прообраз законодательного органа - двухпалатного парламента. Назвать Вальный сейм парламентом в полном смысле этого слова вряд ли можно, поскольку он не был, да и не мог быть в то время, представительным органом народа. В отличие от сословно-представительных учреждений большинства европейских стран, Вальный сейм представлял только одно сословие дворянство, по-польски шляхту. Особенностью Вального сейма, не встречающейся в других сословно-представительных и парламентских уч- 1 См.: Гісторыя Беларусі. У 2 ч. Ч. 1 /Пад рэд. Я.К. Новіка, Г.С. Марцуля. Мiнск, С См.: Вішнеўскі А.Ф. Гісторыя дзяржавы і права Беларусі. Мiнск, С

79 реждениях, стало то, что решения могли приниматься лишь при наличии единогласия всей Посольской избы, представлявшей шляхту. Любой депутат нижней палаты мог воспрепятствовать принятию решения, хотя бы за него голосовали все остальные депутаты. Это был так называемый принцип liberum veto. Шляхетские депутаты сейма - земские послы - в свою очередь должны были строго придерживаться инструкций, выработанных для них поветовыми сеймиками. Шляхта являлась самым привилегированным слоем населения Речи Посполитой. Шляхтичи имели вольности, немыслимые ни в одной европейской стране. Они, например, были вправе содержать частные армии и составлять «конфедерацию» для войны с королем. Именно поэтому Речь Посполитую нередко называют «шляхетской республикой». Какая же форма правления была установлена в Речи Посполитой? Такие обстоятельства как официальное название государства, в переводе с польского, означающее ничто иное как «республика», распространенное выражение «шляхетская республика», выборность главы государства, дают основание говорить об установлении в Речи Посполитой республиканской формы правления. С другой стороны, глава государства в Речи Посполитой по-прежнему имел титул короля, как и все монархии Европы. Избранный король оставался на своем посту пожизненно. Выборные монархии известны и в современную эпоху. В.Е. Чиркин такие монархии называет «монархическими республиками» и вместе с другими гибридными формами относит к нетипичным формам правления. В качестве примеров выборных монархий В.Е. Чиркин приводит современные Малайзию и Объединенные Арабские Эмираты, в которых монарх избирается на 5 лет 1. Эти примеры не совсем подходят к ситуации в Речи Посполитой, где монарх избирался пожизненно. Однако есть и другой пример: избрание на пожизненный срок главы города-государства Ватикан Папы Римского, который считается монархом, а сам Ватикан является абсолютной теократической монархией. Таким образом, можно сделать вывод, что и в Речи Посполитой сложилась нетипичная форма правления, промежуточная между монархией и республикой, которую уместно было бы назвать выборной монархией. Исключительно важная роль в жизни государства законодательного органа сейма, избрание монарха именно сеймом и подконтрольность его сейму позволяют говорить о выборной монархии с элементами парламентской формы правления, имея в виду, что сам сейм, как указывалось выше, парламентом в современном понимании еще назвать нельзя. Интересен вопрос о форме государственно-территориального устройства Речи Посполтитой. Традиционно все государства по форме государственно-территориального устройства делятся на унитарные государства и федерации. Вполне понятно, что унитарным государством Речь Посполитая не 1 См.: Чиркин В.Е. Нетипичные формы правления в современном государстве //Государство и право С

80 была, но была ли она федерацией? В советской историко-правовой науке было принято считать, что федерация несовместима с феодальной монархией и поэтому Речь Посполитую федерацией из советских авторов мало кто признавал. Правда, например, К.Е. Ливанцев в одном месте своей работы сначала осторожно замечает, что Люблинская уния 1569 года, «возможно, свидетельствует о преобразовании Польского государства из единого (унитарного) в федеративное», а затем уже прямо пишет, что эта уния «создала в виде шляхетской Речи Посполитой федерацию, состоящую из двух равноправных субъектов короны и Великого Княжества» 1. В какой-то мере этот вывод поддержать можно. Но необходимо оговориться, что Речь Посполитая - это не федерация в современном ее понимании с эффективным разделением властей по вертикали и с прочным демократическим режимом. Для формы государственного устройства Речи Посполитой более приемлемо понятии унии как промежуточной формы государственного устройства, весьма приближенной к федеративному устройству. Слово «уния», понимаемое как союз государств, обычно связывают с объединением монархических государств. Феномен унии практически не исследован в отечественной литературе. На этот счет высказываются порой противоречивые точки зрения. Так, Л.И. Спиридонов пишет, что личная уния имеет случайное, непредвиденное совпадение независимых друг от друга прав на корону в нескольких государствах на основе различных порядков престолонаследия. Такая уния продолжается до тех пор, пока эти различные правомочия персонифицированы в одном лице, и прекращается, как только корона переходит к другим лицам. Реальная же уния возникает в результате соглашения государств, когда у них появляется общий монарх. Члены унии при этом не зависят друг от друга; не образуется ни общей территории, ни единого подданства, ни общих законов. Такая уния есть, по существу, межгосударственное объединение, выступающее в качестве военного союза, носителя единой внешней политики 2. В «Кратком политическом словаре» эти виды уний характеризуются «с точностью до наоборот». При личной (персональной) унии каждое государство сохраняет свои органы власти, а реальная уния это более тесное объединение монархических государств, имеющих общего монарха, единую монетную систему, объединенную армию и т.д. 3 Как бы то ни было, вполне понятно, что уния это не унитарное государство, в том смысле, как оно понимается в юридической литературе. Это промежуточная форма государственно-территориального устройства. Она может быть в большей степени приближенной либо к федерации, либо к унитарному государству. Уния как промежуточная форма государственно-территориального устройства не такое уже редкое явление в истории государства и права. Так, например, известны Кальмарская уния скандинавских стран ( гг.), 1 См.: Ливанцев К.Е. Форма правления и государственно-правовая мысль в Польше II половины XIV- конца XIV в.в. Дис. д-ра юрид. наук. Л., С. 6, См.: Спиридонов Л.И. Теория государства и права. М., С См.: Краткий политический словарь /Сост. и общ. ред. Л.А. Оникова, Н.В. Шишлина. М., С

81 уния Швеции и Норвегии ( гг.), Австро-Венгрия ( гг.). В настоящее время унией является Соединенное королевство Великобритании и Северной Ирландии 1. Унией в этом смысле была и Речь Посполитая. Признаки унии как формы государственно-территориального устройства Речи Посполитой явно просматриваются в организации и деятельности Вального сейма. Так, Вальный сейм созывался королем через каждые два года в Варшаве, а с 1673 г. каждый третий сейм стал собираться на территории Великого княжества Литовского - в Гродно. Сейм избирал маршалка (председателя). Если сейм проходил на территории Польши, маршалком избирался поляк, а, если не территории Великого княжества Литовского соответственно, представитель литовско-русинской шляхты. Речь Посполитая со своей уникальной формой правления и формой государственно-территориального устройства прекратила свое существование в 1795 г. с последним разделом ее территории между Россией, Пруссией и Австрией. Современная Польша считает себя наследницей Речи Посполитой. В 1920-х г. польский лидер Юзеф Пилсудский выдвинул идею создания Междуморья федерации Польши, Литвы, Белоруссии и Украины. В состав Польши с 1920 г. до начала Второй мировой войны входили западные области современных Белоруссии и Украины, а также был отторгнут от Литвы Вильно и Виленский край. В современной польской историографии различаются порядковые номера польской государственности. Период с 1559 по 1795 гг. называется «I Речь Посполитая», с 1918 по 1939 г. «II Речь Посполитая», с 1989 г. «III Речь Посполитая», исключая из этой нумерации Польскую Республику, с 1952 г. - Польскую Народную Республику ( гг.). Своеобразным возрождением Речи Посполитой в урезанном виде в советских условиях было создание Литовско-Белорусской ССР. Эта республика со столицей в Вильнюсе и в составе Виленской, Минской, части Ковенской и Гродненской губерний просуществовала с февраля по август 1919 г. Русь и Литва в Речи Посполитой XVII века. Заметки на полях трилогии Генрика Сенкевича 2 Современный россиянин, слыша слово «Русь» немедленно выстраивает ассоциацию: Древняя или Киевская Русь - Московская Русь, из которой, собственно, и выросла современная Россия. Слово «Русь» используется до сих пор как поэтическое, торжественное название России в стихах, песнях и т.д. Даже в тексте советского гимна были слова: «Союз нерушимый республик свободных сплотила навеки великая Русь», хотя, скорее всего, имелась в виду не историческая Россия, а РСФСР. В любом случае для современного россиянина Русь и Россия это почти одно и то же. 1 См.: Григонис Э.П. Механизм государства: вопросы теории и практики. СПб., С Опубликовано в журнале «Мир экономики и права» С

82 Но вот открываем роман польского писателя Генрика Сенкевича «Огнем и мечом» 1. В аннотации к русскому изданию 1989 г. 2 читаем: «Роман «Огнем и мечом» посвящен польскому феодальному прошлому и охватывает время с конца 40-х до 70-х годов XVII столетия. Действие романа происходит на Украине в годы всенародного восстания (под руководством Богдана Хмельницкого Авт.), которое привело к воссоединению Украины и России». К слову сказать, о воссоединении Украины и России в романе не говорится ни слова, да и сама Россия, вернее Московское государство, ни разу не упоминается 3, зато слово «Русь» встречается неоднократно. Вот только несколько фраз: «Человек старый, он хорошо знал украинское разбойничество, может быть лучше, чем кто-нибудь на Руси» 4 ; «В эту весну казаки начали пить как никогда, бросать на ветер свое заработанное добро, и это не в одном повете, не в одном воеводстве, а по всей Руси» 5 ; «Ему предстояло сразиться с самым славным рыцарем Украйны, о котором народ слагал песни, имя которого было знакомо всей Руси, до самого Крыма» 6 и т.д. Во всех этих фразах речь идет о той территории, которую ныне мы называем Украиной, что впрочем, явно видно в приведенных выше фразах. Название «Украина» или «Украйна» в романе, между прочим, используется наравне с названием «Русь». Любопытно отметить, что в одном из современных изданий романа «Огнем и мечом» (2010) переводчик в начале книги слово «Русь» заменил на «Малую Русь»: «Когда, казалось, весь порядок в природе совершенно изменился, все на Малой Руси, ожидая необыкновенных событий, беспокойно поглядывали на Дикие Поля» 7 (ср. эту же фразу в издании 1989 г.: «Поскольку ход натуры вовсе, казалось, повернул вспять, все на Руси, ожидая небывалых событий, обращались тревожной мыслью и взором к Дикому Полю» 8 или та же фраза в польском оригинале: «Gdy więc tak porządek przyrodzenia zdawał się być wcale odwróconym, wszyscy na Rusi oczekując niezwykłych 1 Генрик Сенкевич ( ) один из самых известных польских писателей, лауреат Нобелевской премии (1905), проживал на территории Царства Польского, входившего в состав Российской Империи, членкорреспондент (с декабря 1896), почетный академик (с декабря 1914) Императорской Санкт-Петербургской академии наук по отделению русского языка и словесности. Автор исторической трилогии, включающей романы «Огнем и мечом», «Потоп» и «Пан Володыѐвский». В Польше все три романа обычной называют Трилогией без дальнейших пояснений. 2 См.: Сенкевич Г. Огнем и мечом /Перевод с польского А. Эппеля. М., Генрик Сенкевич, будучи поданным Российской Империи, о России из-за цензурных соображений в своих романах практически никак не высказывался. Современный российский историк, исследователь творчества Генрика Сенкевича А.В. Суслов по этому поводу пишет: «Не желая иметь проблемы с администрацией или ужесточить к себе отношение Цензурного комитета, писатель не высказывался о России прямо, а в период революции гг. делал осторожные и продуманные заявления. При этом он отрицательно относился к идее славянской взаимности, считал, что уровень российской цивилизации существенно ниже по сравнению с западной (латинской), к которой принадлежат поляки, что Россия, погрязшая в деспотизме и бесправии, оказывает на Польшу деморализующее влияние (Суслов А.В. Роль Генрика Сенкевича в формировании польского национального самосознания ( гг.). Автореф. дис. канд. ист. наук. М., 2013, с. 27). 4 Сенкевич Г. Огнем и мечом /Перевод с польского В. Высоцкого //Сенкевич Г. Полное собрание исторических романов в двух томах. Т. 1. М., С Там же. С Там же. С Сенкевич Г. Огнем и мечом /Перевод с польского В. Высоцкого С Сенкевич Г. Огнем и мечом /Перевод с польского А. Эппеля С

83 zdarzeń zwracali niespokojny umysł i oczy szczególniej ku Dzikim Polom» 1 ). В дальнейшем, однако, в издании 2010 г. пишется только о Руси, а не о Малой Руси. Название же «Малая Русь» или «Малороссия» для обозначения Украины возникло в России как противопоставление уже устоявшемуся названию «Великая Русь», которое относилось к более северным землям, и означало «внешняя», «новая» Русь 2. Роман «Огнем и мечом» входит в трилогию вместе с романами «Потоп» и «Пан Володыѐвский». В двух последних романах также неоднократно для обозначения Украины встречаем название «Русь». Так, в романе «Потоп» читаем: «Володыѐвский - тот родом с Руси, и родни у него здесь нет» 3. Володыѐвский один из персонажей всей трилогии родом с Украины и, вероятнее, всего не этнический поляк, а украинец (русин). В романе «Пан Володыѐвский» наш герой, находясь в Варшаве, говорит Кшисе Дрогоѐвской: «Такова уж служба солдата. Я еду на Русь» 4, имея в виду Подолье в Украине. Один из персонажей романа «Огнем и мечом» и конкретная историческая личность - князь Иеремия Вишневецкий - нередко именуется князем воеводой русским. Русское воеводство в описываемое в романе время ( ) - это административно-территориальная единица Речи Посполитой, и вообще все действия во всех трех романах происходят на обширных территориях этого государства. По всей видимости, именно в характере и, особенно в составе этого государства, и следует искать ответ на вопрос о том, почему Украина в Речи Посполитой называлась Русью. Речь Посполитая возникла в 1569 г. в результате заключения Люблинской унии между Королевством Польским и Великим княжеством Литовским (ВКЛ). Полное название по-польски - Rzeczpospolita Obojga Narodów, что дословно переводится как «республика обоих народов». Народов, впрочем, в Речи Посполитой, было гораздо больше. Скорее всего, имелся в виду союз двух государств или наций в смысле граждан одного государства. Территория Речи Посполитой вне пределов территории ВКЛ стала называться Короной. Характерно, что в трилогии Генрика Сенкевича Польша упоминается очень редко, чаще всего речь идет о Речи Посполитой или просто «отчизне». Люблинская уния лишь завершила процесс объединения Польши и ВКЛ, длившийся почти два столетия. Первая уния между ними была заключена в 1385 г. (Кревская уния). Она представляла собой соглашение между Великим княжеством Литовским и Польшей, согласно которому великий 1 Sienkiewicz Н. Ogniem i mieczem. T. 1. Warszawa, S Трубачев О.Н. В поисках единства: взгляд филолога на проблему истоков Руси. М., С. 86. Название «Малая Русь» в описываемое в романе «Огнем и мечом» время использовал Богдан Хмельницкий в переписке с Московским государством: «Самой столицы Киева, таков части сие Малые Руси наши» (Воссоединение Украины с Россией. Документы и материалы. Т. III. М, 195, С. 257). Кроме того, название «Малая Россия» использовалось Константинопольским патриархатом для обозначения украинских епархий Киевской митрополии до их подчинения Московскому патриархату в 1686 г. (Яковенко Н. Нарис історії України з найдавнiших часiв до кiнця XVIII ст. Київ, 1997, С. 11). 3 Сенкевич Г. Потоп /Перевод с польского Е. Егоровой. М., С Сенкевич Г. Пан Володыевский / перевод с польского В. Высоцкого //Сенкевич Г. Полное собрание исторических романов в двух томах. Т. 2. М., С

84 князь литовский Ягайло (лит. Йогайла, Jogaila) вступил в брак с Ядвигой - последней представительницей пресекшейся королевской династии Пястов, получал польскую корону, но при условии крещения его самого, его братьев и всех поданных - язычников в христианство по католическому обряду. По акту Кревской унии Ягайло фактически согласился присоединить к Польше ВКЛ, лишив последнюю самостоятельности, что вызвало недовольство в ВКЛ. Оппозицию акту Люблинской унии возглавил Витовт (лит. Витаутас, Vytautas) - двоюродный брат Ягайло. 5 августа 1392 г. в Острове между Ягайло и Витовтом было достигнуто соглашение, согласно которому великим князем литовским становился Витовт, но после его смерти права великого князя перейдут к польским королям. В 1401 г. это соглашение было подтверждено новой унией, заключенной в Вильне (лит. Вильнюс, Vilnius) и утвержденной королевским советом в Радоме, которая получила название Виленско-Радомской унии. Впоследствии было заключено еще несколько уний. Большое значение при этом имела Городельская уния 1413 г. Одним из условий этой унии было приравнивание бояр ВКЛ к польской шляхте. 47 боярских родов ВКЛ получили право пользоваться польскими гербами. В ВКЛ было введено одинаковое с Польшей административно-территориальное деление на воеводства, поветы и староства. Городельская уния стала символической основой для полонизации знати ВКЛ. Как отмечает современный литовский лингвист З. Зинкявичюс: «Польский язык тогда и в Польше становился приоритетным, тем самым ослабляя позиции латинского официального канцелярского языка. Решающую роль здесь сыграли реформаторское движение и в целом Ренессанс как в Польше, так и в других странах Европы, выдвинувшие идею главенствующей роли родного языка. Литовское и Польское государства в этот период вступили на путь сближения. Появились общие политические интересы, интенсивнее стали торговые и другие связи. Литовская аристократия все чаще сталкивалась с необходимостью знания польского языка» 1. Современный литовский писатель Т. Венцлова по этому поводу пишет: «местная знать, соблазненная польскими ренессансными традициями и западной свободой, почти вся скоро перешла на польский язык. Возник парадокс, подобных которому почти нет в Европе: высшие слои во всех смыслах были частью польского народа, но упрямо называли себя литовцами и противопоставляли себя «настоящим» полякам из Кракова и Варшавы» 2. На каком же языке разговаривала шляхта ВКЛ до полонизации? Вряд ли это был литовский язык даже для знати явно литовского этнического происхождения. Дело в том, что ВКЛ, образованное в середине XIII в., никогда не было этническим литовским государством. Традиционно считающийся основателем ВКЛ Миндовг (лит. Миндаугас, Mindaugas), первый и последний литовский король (после крещения по католическому обряду коронован 1 См.: Зинкявичюс З. Восточная Литва в прошлом и настоящем. Вильнюс, С Венцлова Т. Вильнюс: город в Европе. СПб., С

85 римским папой в 1253 г.) сделал своей столицей Новогрудок (ныне город в Гродненской области Республики Беларусь), принадлежащий прежде князю Изяславу и входивший в состав Полоцкого княжества. Миндовг начал править в Новогрудке в 1237 г. В начале 40-х гг. XIII в. к княжеству Миндовга добровольно стали присоединяться западнорусские (ныне белорусские) земли. В 1246 г. Миндовг был официально призван на княжение вечевым собранием с участием западнорусских князей. Вся дальнейшая история ВКЛ связана с расширением его территории на восток. В его составе вскоре оказалась вся территория современной Белоруссии, значительная часть современной Украины с Киевом. В разное время в ВКЛ входили земли современной России (Смоленское княжество и др.). Подавляющее большинство населения ВКЛ составляли восточные славяне - предки современных белорусов и украинцев. Официальным (канцелярским) языком ВКЛ был язык, который в разных источниках называют: «руськи езык», «проста (я) мова», «руський язык», «литовско-русский язык», «рутенский язык», «староукраинский язык», «старобелорусский язык», «западнорусский литературно-письменный язык», «южно-русский язык», «росский язык», «русинський или русинский язык», «славянский язык ВКЛ». На страницах трилогии Генрика Сенкевича неоднократно встречаются упоминания о русинском языке и русинах. Остановимся на этих понятиях и мы, хотя бы для того, чтобы отличать русинский язык от языка Великого княжества Московского (Московского государства) - будущего русского языка и от жителей этого государства будущих русских. В описываемое же Генриком Сенкевичем время понятия «русинский» и «русский» практически не различались между собой. Во всяком случае, прилагательное «русский» не относилось к Московскому государству; оно и называлось именно московским, а его жители - соответственно московитами или москалями. Это различие прослеживается и в современном польском языке. Так, современный русский язык по-польски называется «język rosyjski», а язык ВКЛ - «język ruski». Историк польской литературы С. Тарновский писал: «Русины проживают на огромных пространствах земли, которая от Сана и Буга простирается до Днепра и дальше, а от гор Карпатских и от степей, идущих к Черному морю - доходит на севере аж до Двины (Западной Авт.) и инфлянтской земли (юго-восток современной Латвии Авт.) Язык их находится, предположительно, между польским и русским (в польском оригинале rosyjskim Авт.), похож на их оба, и отличается от обоих» 1. Полное название ВКЛ на русинском языке в Статуте 1529 г. звучало как «Великое князство Литовское, Русское и Жемойтское и иных» 2. Выделение в названии ВКЛ Жемойтии (Жмудь, современное название - Жемайтия, Ņemaitija) связано с тем, что она в ВКЛ обладала особым статусом и постоянно служила предметом территориального спора с немецкими орденами. 1 Tarnowski S. O Rusi i Rusinach. Krakóv, S Первый или Старый Литовский Статут //Временник Общества истории и древностей Российских Кн. 18. C

86 Великий князь Ольгерд (лит. Альгирдас, Algirdas) принял титул «великий князь Литовский, Русский, дедич Кревский, Витебский, Полоцкий и иных» 1. Великий князь литовский Ягайло (лит. Йогайла, Jogaila) в акте Кревской унии 1385 г. назвал себя «Мы, Ягайло, божьей милостью великий князь Литовский, Руси господин и наследник урожденный» и обещал присоединить «земли свои литовские и русские на вечные времена к короне Королевства Польского» 2. В русской исторической литературе для характеристики ВКЛ широко распространилось понятие «литовско-русское государство» 3. Известный русский историк, один из самых авторитетных специалистов по истории ВКЛ М.К. Любавский писал, что ВКЛ состояло из собственно Литовской земли и Руси 4. О количестве и географическом расположении русинских земель ВКЛ свидетельствуют количество и названия воеводств, которые стали образовываться в соответствии с решениями Городельской унии. В 1413 г. были образованы Виленское, Трокское 5 (от названия столицы ВКЛ до образования Вильны - Троки, ныне Тракай (Trakai) районный центр Вильнюсского уезда Литовской Республики 6 ) и Минское воеводства. В этом же году было образовано Жмудское староство - административнотерриториальная единица с особым статусом, практически не отличавшимся от статуса воеводства (в других воеводствах староство являлось административно-территориальной единицей, входившей в повет, а последний в воеводство). Этнически литовским среди этих административнотерриториальных единиц было только Жмудское староство. Виленское и Трокское воеводства включали как литовские, так и русинские земли. Виленское и Трокское воеводства занимали значительную часть территории современной Республики Беларусь, а Трокское воеводство также и часть современной Польши. Так, в состав Трокского воеводства первоначально входили, например, такие поветы как Гродненский, Бельский, Волковысский, Слонимский, Новогрудский, Дорогичинский, Мельницкий, Брестский, Каменецкий, Здитовский и Туровский. Большинство поветовых городов того времени ныне находятся на территории Республики Беларусь, а Дорогичин (ныне Дрохичин), Бельск (ныне Бельск-Подляски), Мельник на 1 Пресняков А.Е. Лекции по русской истории. Т. II. Западная Русь и Литовско-Русское государство. М., С m. rugpjūčio 14 d. Krėvos aktas (Lietuvos uņsienio politikos dokumentai XIII XVIII a. Tyrinėjimai) /Sudarė J. Kiaupienė, Vilnius, P См., например, Дашкевич Н.П. Заметки по истории литовско-русского государства. Киев, 1885; Любавский М.К. Очерк истории литовско-русского государства до Люблинской унии включительно. СПб., 2004; Пресняков А.Е. Лекции по русской истории. Т. II. Западная Русь и Литовско-Русское государство. М., См.: Любавский М.К. Указ. соч. С Примечание к настоящему сборнику. В 1793 г. из Трокского воеводства были выделены Гродненское и Мерецкое воеводства. Оба воеводства менее двух лет, до последнего раздела Речи Посполитой в 1795 г. 6 Примечание к настоящему сборнику. При характеристике современной подчиненности населенных пунктов Литовской Республики и Эстонской Республики в настоящем сборнике указывается уезд как административно-территориальная единица высшего уровня. Для Латвийской Республики указывается край или город республиканского подчинения. Для Республики Беларусь, Украины в этом же качестве указывается область, а область Российской Федерации указывается в качестве ее субъекта. 86

87 территории современной Польши (Подляское воеводство) 1, но в гг. они входили в состав Белорусской ССР (Белостокская область). Минское воеводство располагалось на территории современной Республики Беларусь. Впоследствии на территории современной Республики Беларусь были образованы Полоцкое воеводство (1504), Новогрудское воеводство (1507), Витебское воеводство (1511), в 1566 г. Мстиславское воеводство (Мстиславль ныне город в Могилевской области Республики Беларусь) и Берестейское воеводство (центр Берестье, ныне Брест, областной центр Республики Беларусь). В 1513 г. из Трокского воеводства было выделено Подляшское воеводство с центром в Дорогичине (ныне территории Республики Беларусь и Польши). Дорогичин ныне на русском языке называется Дрохичин и находится в Подляском воеводстве Польши (по-польски Drohiczyn). В и в гг. в составе ВКЛ существовало Смоленское воеводство. Почти столетний перерыв связан с тем, что в гг. эта территория находилась в составе Московского государства. По итогам Андрусовского перемирия 1667 г. и «Вечного мира» 1686 г. между Речью Посполитой и Московским государством территория воеводства вошла в состав Московского государства. В состав воеводства входили части территорий современных Брянской (Стародуб, Трубчевск), Калужской (Серпейск), Смоленской (Смоленск, Рославль) Псковской (Себеж, Невель), Тверской (г. Белый) областей 2. На территории современной Украины в составе ВКЛ в 1471 г. было образовано Киевское воеводство с центром в Киеве, в 1566 г. - Брацлавское воеводство (центр Брацлав, ныне поселок городского типа в Винницкой области Украины) и Волынское воеводство (центр Луцк, ныне центр Волынской области Украины). 1 Примечание к настоящему сборнику. В российской историографии принято различать названя «Подляшское воеводство» как относящееся к ВКЛ и Речи Посполитой и «Подляское воеводство» в современной Польше. В польском языке для обозначения этих воеводств используется одинаковое название «Województwo podlaskie», хотя для обозначения Подляшья как исторической области используются два ваританта названий «Подляшье, Podlasze» и «Подлясье, Podlasie». В белорусском языке историческая область называется «Падляшша», а ддя обозаначение воеводства используются два варианта «Падляшскае выяводства» и «Падляскае ваяводства», но четкого различия по времени существования воеводств, как в русском языке не делается. В украинском языке историческая область называется «Пiдляшша», но воеводство в любом случае, без различия во времени существования называется одинаково «Підляське воєводство». Существуют две версии происхождения названия «Полдяшье». По одной из них это «земля под ляхами». Ляхами по-русински называли поляков. Отсюда название «Подляшье» с вариантами на русском, белорусском и украинском языках. По второй версии название исторической области происходит от польского «pod lasem», читается как «под лясем». Отсюда польское название «Подлясье». Второй варианта происхождения названия «Подлляшья» представляется более предпочтительным. В этом смысле польское Подлясье можно понимать как продложение украниского и белорусского Полесья, своеобразым Полесьем севера Польши. В литовском языке историческая область называется Паленке (Palenkė), что можно перевести примерно как земля, пограничная с поляками (поляк по-литовски «лянкас, «lenkas»). Название воеводства по-литовски без различия во времени существования «Palenkės vaivadija». 2 Примечание к настоящему сбронику. Юридически Смоленское воеводство существовало до 1793 г. Назначались смоленские воеводы, другие должностные лица, эмигрировавшая смоленская шляхта собиралась на сеймики в Вильне. Упразднено решением Гродненского сейма. Вместо него из части Трокского воеводства было образовано Мерецкое воеводство с центром в Меречи (ныне Мяркине город в Алитусском уеде Литовской Республики). Тогда же из Трокского воеводства было вылелено Гродненское воеводство. 87

88 Брацлавское воеводство относилось к Подолью, под которым обычно понимают историко-географическую область на западе и юго-западе Украины и частично в Приднестровье. Подолье охватывает несколько современных областей Украины. В Винницкой области к нему относится Подольское Побужье и среднее Приднестровье, в Хмельницкой - вся область, кроме волынской и полесской части на севере, в Тернопольской - вся область, кроме равнинного Малого Полесья на севере. В широком смысле к Подолью относятся также восточная часть Черновицкой области (Хотинщина), север Ивано- Франковской области (Ополье), восток Львовской области (Расточье- Ополье), а также прилегающие южные территории Житомирской, западные территории Черкасской и Кировоградской областей и северо-западных районов Одесской области и Приднестровья (самопровозглашенной Приднестровской Молдавской Республики). С 1363 г. существовало самостоятельное Подольское княжество, основанное внуками Гедимина Юрием и Александром Кориатовичами. В 1432 г. великий князь литовский Сигизмунд Кейстутович (лит. Жигимантас Кестутайтис, Ņygimantas Kęstutaitis) передал западную часть Подолья Польше. В 1434 г. в составе Польши было образовано Подольское воеводство с центром в Каменце (ныне Каменец-Подольский в Хмельницкой области Украины). В том же году в составе Польши было образовано Русское воеводство с центром в Львове на части территории древнерусского Галицко-Волынского княжества, впоследствии Королевства Русь или Русской земли, которая отошла к Польше в 1349 г. С образовнием Русского воеводства бояре бывшей Русской земли были приравнены в правах к польской шляхте. По акту Люблинской унии 1569 г. Брацлавское, Волынское и Киевское воеводства были переданы из состава ВКЛ в подчинение Польши (Короны). При этом из Киевского воеводства был выделен и включен в Минское воеводство ВКЛ Мозырский повет (территория современной Республики Беларусь). В гг., т.е. в рамках описываемого в романе «Огнем и мечом» времени, на территории современной Украины существовало Черниговское воеводство. Брацлавское, Волынское, Киевское, Подольское, Русское и Черниговское воеводства Речи Посполитой составляли ту Русь, о которой идет речь в трилогии Генрика Сенкевича. В составе Речи Посполитой они подчинялись Короне и входили в Малопольскую провинцию. Другой провинцией Короны была Великопольская. ВКЛ составляло отдельную провинцию Речи Посполитой. Большая часть территории Руси, как видно, перешла Короне от ВКЛ или литовско-русинского государства. Речь Посполитую в целом, таким образом, можно считать государством, состоящим из трех частей: польской, литовской и русской (русинской). В романе «Пан Володыѐвский» встречаем такую фразу: «Когда Речь Посполитая нуждалась в защите, когда неприятель стоял с ножом у ее горла, король и гетман могли собрать лишь ничтожную 88

89 горсть войска, а теперь только одни Радзивиллы вопреки законам и постановлениям, привели с собой армию больше, чем в десять тысяч человек. Пацы прибыли с неменьшей силой. Потоцкие с такой же, как и другие «королевичи» польские, литовские, русские» 1. Название «Русь» для указанных выше воеводств, а не для Московского государства, воспринималось и в Европе. Н. Яковенко по этому поводу отмечает, что на европейских географических картах того времени земли бывших северо-восточных княжеств Древней Руси обозначались как Московия, земли ВКЛ как Литва, а земли бывших Черниговского, Киевского и Галицко- Волынского княжеств отождествлялись с первичной Русью или обозначались как Russia или Ruthenia 2. Мы уже упоминали, что у Генрика Сенкевича одновременно употребляются названия «Русь» и «Украина». Происхождение слова «Украина», на мой взгляд, вполне очевидно и означает оно не что иное, как окраину. Использовалось оно как в Московском государстве, так и в ВКЛ. Так, в словаре В. Даля слово «украйный», «украинный» означает дальний, пограничный, порубежный, что на краю государства: «Сибирские города встарь звались украинными»; «А город Соловецкий место украинное» 3. В Московском государстве выделялись Окская или Крымская Украйна (Калуга, Коломна, Серпухов, Тула и другие города, всего более 50-ти), на северной границе Немецкая Украйна (Новгород, Старая Русса, Псков и др.), на южной границе - Польская Украйна (Воронеж, Елец, Ливны и др.) 4 В начале XVII в. пять уездов Московского государства - Смоленский, Вяземский, Дорогобужский, Рославльский и Бельский называли Литовской Украиной 5. Эта территория примерно соответствовала Смоленскому воеводству ВКЛ. В письме от 1500 г. к крымскому хану Менгли-Герею великий князь литовский называет «нашими украинами» Киевскую, Волынскую и Подольскую земли 6, а в привилее 1539 г. сооружение замка в Киевском Полесье мотивируется пользой таких замков «на Украине» 7. После Люблинской унии сначала неофициально, на бытовом уровне коронную (польскую) Русь начинают называть Украиной. Р.П. Храпачевский объясняет это началом в Речи Посполитой «контрреформации, приведшей к усилению натиска на православие в русских землях Речи Посполитой. Брестская церковная уния 1596 г. была резко отвергнута большинством православного населения, которое сразу же оценило ее как попытку «уничтожить 1 Сенкевич Г. Пан Володыевский / перевод с польского В. Высоцкого С См.: Яковенко Н. Указ. соч. С Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4 томах. Т. 4. М., С См.: Градовский А.Д. История местного управления в России. Т. 1. СПб., С См.: Александров С.В. Смоленская осада М., С См.: Lietuvos Metrika. Knyga Nr. 5 ( ). Uņrańymų knyga 5. Parengė ir pratarmę bei komentarus parańė E. Banionis. Vilnius, P См.: Lietuvos Metrika. Knyga Nr. 25 ( ). Uņrańymų knyga 25. Parengė D. Antanavičius ir A. Baliulis. Vilnius, P

90 Русь в Руси» (из жалобы православной шляхты и духовенства сейму в 1623 г.) Не удивительно, что именно с конца XVI в. начинается публицистическая активность русских православных авторов, в текстах которых получили распространение такие выражения как «руская вера», «народ руский» и т.д В этих условиях в польской письменной традиции все чаще начинает появляться понятие «Украины», заменяющее «Русь» 1. Отметим также, что слово «украина» в смысле окраины государства использовалось только в русском языке Московского государства и в русинском языке ВКЛ. В польском языке окраина государства это «кресы» («kresy»). Именно это слово использовалось в Польше в гг. для входивших в нее в то время Западной Украины, Западной Белоруссии и Виленской области Восточные Кресы (Kresy Wschodnie). В Европе географическое обозначение «Украина» стало входить в обиход в середине XVII в. Начало этой традиции заложил Гийом Ле Вассер де Боплан, французский военный инженер и картограф, находившийся в х гг. на королевской службе в Речи Посполитой. Он составил «Описание Украины», благодаря которому собственно Европа и получила первые систематизированные сведения о регионе уже под названием Украины 2. Н. Яковенко пишет, что название Русь для современной Украины использовалось в Х-XVI вв., а в короткий промежуток с конца XVI по середину XVII в. использовалось два названия «Русь» и «Украина» 3. Данный промежуток времени, как видно, совпадает со временем, описываемом в романе «Огнем и мечом». Отсюда, очевидно, и одновременное использование Генриком Сенкевичем двух названий для одной и той же территории «Русь» и «Украина». Однако название «Русь» им употребляется все же гораздо чаще. Роман «Огнем и мечом» писался в гг., когда название «Русь» для обозначения современной Украины уже не использовалось, что свидетельствует о добросовестном отношении автора к изучению описываемой им эпохи. Вообще, даже критики Генрика Сенкевича отмечают его историческую добросовестность. Так, В.Б. Антонович в начале своей критической статьи «Польско-русские отношения XVІІ в. в современной польской призме (По поводу повести Г. Сенькевича «Огнем и мечем»)» писал: «повесть г. Сенькевича представляет историческое воспроизведение борьбы Хмельницкого с поляками с весны 1648 года до заключения Зборовского договора, т.е. до конца августа 1649 года. Автор изучил описываемую им эпоху довольно тщательно; крупных фактических ошибок и неточностей он избежал, и с этой стороны критика обязана отдать ему полную справедливость» 4. 1 Храпачевский Р.П. Русь, Малая Русь и Украина: происхождение и становление этнонима // Российские и славянские исследования. Сборник научных статей /Отв. ред. О.А. Яновский. Вып. 1. Минск, С См.: Кунгуров А. Киевской Руси не было или что скрывают историки. М.: Эксмо, Алгоритм, С См.: Яковенко Н. Указ. соч. С Антонович В.Б. Польско-русские отношения XVІІ в. в современной польской призме (По поводу повести Г. Сенькевича «Огнем и мечем») //Киевская старина Кн. 5. С. С

91 Итак, действие романа «Огнем и мечом», а также романа «Пан Володыѐвский» происходит на Руси, под которой понимается современная Украина. Кем же являются по этнической принадлежности персонажи романа? В романе действуют русины 1 и поляки (ляхи, как их часто называют русины). Причем русины нередко выступают на стороне Речи Посполитой в войне с казаками Богдана Хмельницкого: «Лучше умереть, чем быть свидетелем междоусобной войны, - продолжал старый хорунжий, - Кровью хотят смыть свою обиду, но братская кровь - не кровь искупления. Кто на Низу? Русины. А в войске князя Еремии (князя Иеремии Вишневецкого, главного противника казаков Авт.), в полках панов кто? Тоже русины. А мало их в обозе коронном? А я сам кто таков? Эх, несчастная Украйна! Нехристи-крымцы наденут тебе веревку на шеи, и будешь ты грести на турецких галерах!» 2. Слова эти произносит коронный, т.е. польский, хорунжий Зацвилиховский русин и «верный сын восточной церкви» 3. Высокие посты в Речи Посполитой занимал Адам Кисель - персонаж романа и реальный политический деятель, которого Генрик Сенкевич характеризовал как русина «по крови и плоти» 4. В гг. он был воеводой брацлавским, а в гг. воеводой киевским. Именно он возглавлял делегации Речи Посполитой на переговорах с Богданом Хмельницким в 1649 и 1651 гг. Думается, что немало лиц русинского происхождения было и среди окружения князя Иеремии Вишневецкого главного противника Богдана Хмельницкого. В Украине того времени сложилась в принципе та же ситуация, что и в ВКЛ после Городельской унии. Русинское дворянство растворилось в польском, чему способствовали также частые браки с поляками. Дворяне русинского происхождения постепенно забывали русинский язык и разговаривали только по-польски, считая себя поляками 5. Этническую принадлежность многих представителей знати тогдашней Украины вообще трудно определить. Взять, хотя бы, к примеру, князя Иеремию Вишневецкого. Родословная Вишневецких хорошо известна. Они происходят от сына Ольгерда Гедиминовича Дмитрия Корибута, т.е. внука Гедимина, являясь, таким образом, представителями литовского великокняжеского рода - Гедиминовичами. Сын Иеремии Михал под фамилией Корибут- Вишневецкий в гг. был королем польским и великим князем литовским. Означает ли это, что, будучи Гедиминовичами, Вишневецкие были литовцами? Конечно, нет. По языку, культуре, мировосприятию это были поляки, но непольского происхождения. Во времена Речи Посполитой о шляхте 1 Здесь мы не имеем в виду русинов как представителей восточнославянской народности, компактно проживающей в Закарпатской области Украины, где их официально считают украинцами, в восточной Словакии, Сербской Воеводине, юго-восточной Польше, северо-западной Румынии. Кстати, в литовском языке различают слова «rusėnai» и «rusinai». Первое относится к русинам - будущим белорусам и украинцам, а второе - к вышеуказанной восточнославянской народности. 2 Сенкевич Г. Огнем и мечом /Перевод с польского В. Высоцкого С Там же. С Там же. С См.: Широкорад А. Украина противостояние регионов. М., С

92 такого же непольского происхождения можно говорить как о гражданах Речи Посполитой, для которых она и была истинной отчизной. Следует отметить, что титул князя в Речи Посполитой при ее образовании получили только представители ВКЛ - Гедиминовичи, Рюриковичи. Еще один княжеский род Радзивиллы пользовались титулом князей Священной римской империи (с 1547). В романе «Огнем и мечом» описывается семья князей Курцевичей. Правда, сами князья - мужчины Курцевичи - только упоминаются, а персонажами романа являются женщины - вдова Константина Курцевича и дочь Василя Курцевича Елена, возлюбленная одного из главных героев романа Яна Скшетуского. Генрик Сенкевич пишет: «Курцевичи-Булыги был старый княжеский род, герба «Курч», происходивший от Кориата; хотя, на самом деле, кажется, шел, от Рюрика. Из двух главных ветвей одна сидела на Литве, другая на Волыни; на Заднепровье же перебрался в свое время князь Василь, один из многочисленных потомков волынской линии» 1. Кориат (лит. Кариѐтас, Karijotas), кстати, - это сын Гедимина, т.е. Курцевичи, также как и Вишневецкие, на самом деле, Гедиминовичи 2. Окончание фамилии Курцевич на «вич» указывает на ее литовское происхождение 3. Одни представители рода, как видно, живут в ВКЛ, другие в Руси, кто же тогда Курцевичи? Так же как и Вишневецкие - они граждане Речи Посполитой непольского происхождения, но поляки по языку, культуре и т.д., а до образования Речи Посполитой Вишневецкие и Курцевичи граждане ВКЛ. Кстати, один из Вишневецких Михал Серваций Вишневецкий занимал высокие посты в ВКЛ (польный гетман литовский в и гг., великий гетман литовский в гг., воевода виленский в гг.). Русинское происхождение имеет, вероятно, и один из главных героев всех книг трилогии Михал Володыѐвский. Украинские историки «первого рыцаря Речи Посполитой», описывают, базируясь на документах, как «украинца родом из Подолья, род которого по крови и кости принадлежал местным украинским родам» 4. То, что Володоѐвский «родом с Руси» пишется в романе «Потоп» 5. Сведения о Володоѐвском с указанием на то, что он является персонажем трилогии Генрика Сенкевича, имеются в польскоязычной и украиноязычной версиях Википедии. В польскоязычном варианте он фигурирует как Ежи Володоѐвский (Jerzy Wołodyjowski) шляхтич польского герба «Корчак». В украиноязычном варианте он назван как Юрий Ежи Володоѐвский (Ю рій Є жи Володийо вський ) 6 украинский шляхтич герба «Корчак». В 1 Сенкевич Г. Огнем и мечом /Перевод с польского В. Высоцкого С Примечание к настоящему сборнику. Существуют версии, что Курцевичи проиходят от другого сына Гедимина Наримунта, а также, что они не Гедминовичи, а Рюриковичи. 3 Примечание к настояоящему сборнику. Подробнее о происхождении фамилий в ВКЛ в вошедшей в настоящий сборник статье «Великое княжество Литовское: история и историография». 4 Феодосьев С. Михайловское лето Генриха Сенкевича // history. history18.htm 5 См.: Сенкевич Г. Потоп /Перевод с польского Е. Егоровой С Вообще-то «Юрий Ежи» - это «масло масляное», поскольку оба имени означают одно и то же и происходят дят от Георгия или Григория. Еще одни русский вариант этого имени Егор. По-чешски и по-словацки это 92

93 обоих вариантах указано место рождения Володоѐвского - село Маков в современной Хмельницкой области Украины. В украиноязычной версии Википедии помещена фотография памятного знака Ежи Володоѐвскому на территории Петропавловского костела в Каменце-Подольском, при осаде которого турецким войском он и погиб 26 августа 1672 г. От Макова, вероятно, происходит фамилия Маковецкий. В романе «Пан Володоѐвский» - это фамилия мужа сестры Володоѐвского и, соответственно, его сестры. Известно, что работая над романом, Генрих Сенкевич одно лето провел в селе Михайловка, вблизи Каменца-Подольского, в семействе Маковецких 1. На русинское (украинское) происхождение указывает фамилия персонажа. Именно для украинских имен собственных характерно полногласие (ср. Владимир по-украински Володимир); по-польски такая фамилия звучала бы, скорее всего, как Влодыевский. Друзья Володыѐвского по роману «Огнем и мечом» - Скшетуский, Заглоба и Подбипента (в некоторых переводах и в русском дубляже фильма Ежи Гофмана Подбипятка; последняя часть фамилии «пента» («pięta») попольски как раз и означает пятку). Подбипента прямо называется выходцем из Литвы и литвином (о Литве и литвинах речь пойдет ниже). Скшетуский и Заглоба поляки, но, например, Заглоба в романе прекрасно говорит порусински и даже распевает народные русинские песни, переодевшись в слепого «дидa»: «Он (Заглоба Авт.) взял половину одежды и ушел в кусты; там вскоре послышались звуки торбана и показался не Заглоба, а настоящий украинский «дид» с бельмом на одном глазу и с седой бородой, который подошел к Елене и запел хриплым голосом: Соколе ясный, брате мой ридный» 2. Создается впечатление, что русины как с одной, так и с другой противоборствующей стороны это и есть главные персонажи романа «Огнем и мечом». Поэтому и везде по тексту говорится именно о Речи Посполитой, а Польша упоминается редко. Русины, воюющие с Речью Посполитой, в романе представлены либо как изменники, либо как заблуждающиеся 3. Особенно ярко это проявляется в тех местах, когда речь идет о Богдане Хмельницком. Так, при первой встрече со Скшетуским, освободившим его от людей Чаплинского, когда на него уже был накинут аркан, полузадушенный Богдан Хмельницкий представляется следующим образом: «Я Зиновий Абданк, герба Абданк с крестом, шляхтич киевского воеводства и полковник имя звучит как Иржи (Jiři), по-литовски Юргис (Jurgis) и т.д. В романе «Потоп» Володыѐвский иногда именуется Юрием (в других переводах Ежи) Михалом (См. Сенкевич Г. Потоп /Перевод с польского В. Высоцкого /Сенкевич Г. Полное собрание исторических романов в двух томах. Т. 2. М c. 8) или, наоборот Михалом-Юрием (Ежи) (См. Там же. С. 62). 1 См.: Феодосьев С. Указ. соч. 2 Сенкевич Г. Огнем и мечом /Перевод с польского В. Высоцкого С Характерно, что в одном из дореволюционных переводов на русский язык романа «Огнем и мечом» Речь Посполитая по всему тексту заменена на Польшу (См. Сенкевич Г. Огнем и мечом / перевод с польского М.Л. де-вальдена. Текст печатается по изданию «С.-Петербургская Электропечатня. С-Петербург год». М., 1993). При такой интерпретации русины, служившие Речи Посполитой, изменники. Отсюда и неправильный, по сути, но устоявшийся в отечественной историографии термин «казацко-польская война». 93

94 казацкой хоругви князя Доминика Заславского» 1 и только в конце встречи он называется Хмельницким: «я не сказал своей фамилии. - Значит, вы не Адбанк? - Это мой герб. - А имя? - Богдан Зиновий Хмельницкий» 2. Большинство историков, в том числе украинских, подтверждают шляхетское происхождение Богдана Хмельницкого. Украинские историки В.А. Смолий и В.С. Степанков, не отрицая шляхетское происхождение рода Хмельницких, высказывают сомнение в том, был ли шляхтичем он сам. Они пишут, что «исходя из норм тогдашнего польского права (в частности устава 1505 г.), Богдан де-юре не принадлежал к шляхетскому сословию. Ведь, во-первых, шляхетство велось по материнской линии. Если шляхтич женился на простолюдинке, он автоматически лишал своих будущих детей шляхетства. Матерью Богдана была казачка. Во-вторых, его отец - Михаил Хмельницкий был наказан на инфамии (y римлян - бесчестье, сопряженное с лишением некоторых прав - Авт.), что предполагало потерю шляхетства, а потому его дети не могли унаследовать шляхетства (по крайней мере, до отмены инфамии), даже если бы он женился на шляхтичке. Другой вопрос, что в полной опасностей повседневной жизни на пограничьях Дикого Поля казаки считали свой статус равным шляхетскому. Юридические тонкости наследования шляхетства далеко не всегда принимались во внимание, а потому Богдан Хмельницкий считал себя полноправным шляхтичем» 3. В романе «Огнем и мечом» Богдан Хмельницкий представлен именно как шляхтич Речи Посполитой и поэтому он изменник королю, тем более что правящий в то время король Владислав IV лично знал его знал, очень ценил и даже наградил золотой саблей за храбрость, проявленную при осаде Смоленска в 1634 г. На страницах романа Богдан Хмельницкий неоднократно высказывается о приверженности королю и Речи Посполитой. Так, например, он говорит Скшетускому: «Взгляни, что делается на Украйне. Страна богата и плодородна, а кто в ней уверен в завтрашнем дне? Кто в ней счастлив? Кто не лишен веры и свободы? Кто в ней не плачет и не страдает? Только одни Вишневецкие, Потоцкие, Заславские, Конецпольские, Калиновские, да горсть шляхты! Для них и должности, и почести, и люди, и земля, для них счастье и золотая свобода, а остальной народ простирает руки к небу в слезах, ожидая милосердия Божия, ибо и король не поможет! А сколько шляхтичей бежит от их гнета к нам в Сечь, как убежал и я? Я не хочу войны ни с королем, ни с Речью Посполитой! Она - наша мать, он - отец! (выделено мною Авт.). Король - милостивый пан, но королевичи! С ними нам не жить. Их грабежи, их аренды, их налоги, и тиранство, и притеснения при помощи жидов вопиют к небу о мести. Какую же благодарность познало войско запорожское за ве- 1 Сенкевич Г. Огнем и мечом /Перевод с польского В. Высоцкого С Там же. С Смолій В.А., Степанков В.С. Богдан Хмельницький. Київ, С

95 ликие заслуги, оказанные им в многочисленных войнах? Где казацкие привилегии? Король их дал, королевичи отняли» 1. Генрик Сенкевич устами своих героев последовательно характеризует войну казаков с Речью Посполитой как братоубийственную, гражданскую. Так, например, Скшетуский объясняет Подбипенте, который дал обет жениться только после того как отрубит одним разом три вражеские головы, что если бы в войне с казаками «пан нашел свои три головы, то неизвестно, будете ли вы освобождены от обета. Крестоносцы или турки - другое дело, а тут, так сказать, дети единой матери!» 2. Отношение к роману «Огнем и мечом» в Украине долгое время было резко отрицательным. Н. Васькив в ежедневной украинской газете «День» по этому поводу пишет: «Выход романа Генрика Сенкевича «Огнем и мечом» сразу ознаменовался в украинской критике целым рядом критических отзывов, чтобы потом целое столетие отечественная наука делала вид, что якобы и не существует никакой сверхпопулярной в Польше трилогии («Огнем и мечом», «Потоп», «Пан Володыевский»). Это не значит, что о Сенкевиче вообще не упоминалось. Издавались на украинском новеллы писателя и романы «Крестоносцы» и «Без догмата». Были и соответствующие предисловия к этим изданиям. Но о трилогии - ни слова» 3. Отрицательным отношение к роману было и в Советском Союзе, поскольку казацкая война с Речью Посполитой, описанная в романе, всегда признавалась национально-освободительной. Богдан Хмельницкий характеризовался как исключительно положительный деятель, а завершившее эту войну «воссоединение Украины (на самом деле только ее части) с Россией» и отрыв ее от Речи Посполитой как величайшее благо для украинцев. Естественно, роман считался и антиукраинским и антирусским. Поэтому, как пишет С. Феодосьев: «русские переводы романа «Огнем и мечем», в отличие от дореволюционных времен, в бывшем Советском Союзе не печатались вплоть до 1983 года» 4. Не было в советское время и экранизации романа «Огнем и мечом», на нее не отважились даже в «народной» Польше, хотя польским режиссером Ежи Гофманом были экранизированы «Пан Володыѐвский» (1969) и «Потоп» (1974). Роман «Огнем и мечом» был, наконец, экранизирован тем же Ежи Гофманом только в 1999 г., причем с привлечением украинских актеров (Богдан Ступка в роли Богдана Хмельницкого, Руслана Писанка в роли Гарпыны) и российского актера Александра Домогарова в роли Богуна 5. В настоящее время в Украине отношение к роману начало меняться. Так, Н. Васькив пишет, что тон отрицательному отношению в Украине к ро- 1 Сенкевич Г. Огнем и мечом /Перевод с польского В. Высоцкого С Там же. С Васькив Н. Свет и тени Генрика Сенкевича //День декабря. 4 Феодосьев С. Указ. соч. 5 В Польше как антипольская расценивается повесть Н.В. Гоголя «Тарас Бульба», действие которой происходит примерно в то же время, что и в романе «Огнем и мечом», в которой казаки герои положительные, а поляки отрицательные. Единственный перевод повести на польский язык имел место в 1850 г.(tazbir J. Polacy na Kremlu i inne historyje. Warszawa S. 32). 95

96 ману «Огнем и мечом» задала свое время упоминавшаяся выше статья В.Б. Антоновича. В частности, В.Б. Антонович обвинял автора романа в тенденциозности освещения исторических фактов, в том, что он стал апологетом цивилизаторской миссии Речи Посполитой и сторонником монархического государственного строя с четкой вертикалью власти. Н. Васькив же вполне справедливо пишет, что Генрик Сенкевич «до конца трилогии так и не определился, что же для поляков ценнее: крепкая королевская власть или демократический шляхетский уклад с его правом liberum veto». Далее Н. Васькив пишет, что «писатель не имел никаких предубеждений относительно Украины и украинцев» 1. Действительно, во многих местах Генрик Сенкевич пишет о русинах с симпатией. Отношение автора к своим персонажам не зависит от их этнической принадлежности. Так, например, Богдан Хмельницкий изображен, конечно, изменником, но вовсе не лишен благородства (выкупает из татарского плена и освобождает из него Скешутского, спасшего ему ранее жизнь 2 ). Князь Иеремия Вишневецкий предстает не только как великий полководец, заботящийся о своих воинах, но и как беспредельно жестокий по отношению к противнику человек, «страшный Ерема» (велит казнить посла Хмельницкого, несмотря на то, что последний спас его посла Скшетуского 3 ). Положительные герои для него - верные воины Речи Посполитой как поляки, так и русины, причем русины, наверное, даже в большей степени, потому что их в романе больше, чем поляков. К их числу относятся и полонизированные русины граждане Речи Посполитой. Впрочем, и сам Генрик Сенкевич непольского происхождения. Его отец происходил из татар, поселившихся на территории ВКЛ во время правления Витовта, так называемых липеков или липков. На происхождение Генрика Сенкевича из ВКЛ указывает окончание его фамилии «вич». О липеках, а также черемисах татарах из других мест Речи Посполитой, которые были в основном шляхтичами, пишется в романе «Пан Володыѐвский». Однако татары представлены в романе в неблагоприятном свете как изменники, перешедшие на сторону турецкого султана. Так, например, Володыѐвский говорит на совете старшин: «вам хорошо известно, что многие из липков, которые жили на Литве и на Руси с незапамятных времен, перешли в орду и за благодеяния Речи Посполитой оплатили ей изменой. А потому с липками надо держать ухо востро и не слишком им доверять» 4. В польской критической литературе, посвященной роману «Огнем и мечом», отмечалось, в частности, что Польша, если чем и провинилась перед запорожскими казаками и православными русинами, так это в том, что обходилась с ними слишком мягко, слишком терпимо 5. С. Тарновский, описывая 1 Васькив Н. Указ. соч. 2 См.: Сенкевич Г. Огнем и мечом /Перевод с польского В. Высоцкого С См.: Сенкевич Г. Огнем и мечом /Перевод с польского В. Высоцкого С Сенкевич Г. Пан Володы евский /Перевод с польского В. Высоцкого С См.: Суслов А.В. Роль Генрика Сенкевича в формировании польского национального самосознания ( гг.). Автореф. дис. канд. ист. наук. М., С

97 политику Речи Посполитой в отношении губительного, с его точки зрения, сепаратизма православных русинов трактовал как метафору сцену освобождения Богдана Хмельницкого Яном Скшетуским: «Последний разрезает петлю на шее почти задушенного Хмельницкого; это случайность, а не намерение, но Скшетуский в этом случае делает то же самое, что сделала Польша, когда не дала накинуть на Русь аркан турецкого и татарского ига. И с тем же результатом» 1. События второго романа трилогии - «Потоп» 2 - начинаются на территории ВКЛ. Главный герой романа Анджей (в других переводах Андрей) Кмициц (в других переводах Кмитиц) представляется окружению короля Яна Казимира «я из Литвы, из-под Витебска» 3. Неподготовленный читатель, знакомый с географией, но не с историей, сразу удивится: ведь Витебск - это белорусский город, причем здесь Литва? Дело в том, в Речи Посполитой Литвой называли всю территорию ВКЛ, в том числе и ту, которую ныне занимает Республика Беларусь. Оставим здесь без внимания рассуждения некоторых белорусских авторов о том, что Литва - это историческая Беларусь, а современная Литовская Республика к Литве отношения не имеет, и даже называют ее Лиетувой, а литовцев - лиетувисами, т.е. так как эти понятия звучат по-литовски: Lietuva, lietuviai. О несостоятельности этих рассуждений я уже писал ранее (см. вошедшую в настоящий сборник статью «Великое княжество Литовское: история и историография). Обращу лишь внимание на то, что эти белорусские авторы, назову их условно сторонниками белорусского государства ВКЛ (по названию книги Н. Ермоловича «Белорусское государство Великое княжество Литовское), утверждают, что современные литовцы - это потомки жмудинов (жемайтийцев), населявших Жмудь (Жемайтию), которая, хотя и входила в состав ВКЛ, но, по их мнению, Литвой не была. Попробую разобраться в этом вопросе, используя, как и выше, трилогию Генрика Сенкевича, в первую очередь роман «Потоп». Начинается роман следующими словами: «Был на Жмуди влиятельный род Биллевичей, происходивший от Миндовга, породнившийся со знатью и чтимый во всем Россиенском повете» 4. С точки зрения сторонников белорус- 1 Цит. по: Суслов А.В. Указ. соч. С Потоп в польской историографии вторжение Швеции в Речь Посполитую в гг. Фильм Ежи Гофмана «Потоп», номинированный, кстати, в 1975 г. на премию «Оскар», начинается со слов за кадром (в русском дубляже): «События, о которых рассказывается в фильме, охватывают период польско-шведской войны гг. К моменту шведского нашествия Речь Посполитая объединенное государство Польши и Литвы было ослаблено предшествующими войнами. Междоусобные распри подтачивали страну изнутри. Волна патриотического движения захлестнула и крестьянство. Война приобрела общенародный, освободительный характер. Значительную поддержку польскому народу оказала Россия, объявив войну Швеции. Война на два фронта значительно ослабила шведские силы и позволила Польше одержать ряд побед». Таких слов в романе «Потоп» нет. Фильм был снят в «народной» Польше и в угоду идеологии появились фразы о крестьянах и о помощи России. Московское государство войну Швеции объявило в 1656 г. вовсе не с целью помощи Речи Посполитой. Современный российский историк О.А. Курбатов считает, что война России со Швецией, начатая в 1656 г., велась с целью завоевания Великого княжества Литовского, северозападная часть которого в 1655 г. была занята шведами (См.: Курбатов О.А. Рижский поход царя Алексея Михайловича 1656 г.: Проблемы и перспективы исследования //Проблемы социальной и политической истории России: Сборник научных статей /Под общ. ред. Р.Г. Пихои. М, С. 83). 3 Сенкевич Г. Потоп /Перевод с польского В. Высоцкого С Сенкевич Г. Потоп /Перевод с польского В. Высоцкого С

98 ского государства ВКЛ, эта фраза не имеет смысла. Если род Биллевичей жмудинский, т.е., по их мнению, «летувиский», то они не могут происходить от литовского (читай белорусского) Миндовга. Напомню, что Миндовг - основатель ВКЛ, первый и последний литовский король. Либо, получается, что Биллевичи - переселенцы из Литвы-Беларуси в Жмудь (с точки зрения сторонников белорусского государства ВКЛ). В Википедии статья о Биллевичах представлена только в двух версиях - русскоязычной и литовскоязычной. В русскоязычной версии записано, что Биллевичи это древний белорусско-польско-литовский шляхетский род. Здесь вообще нарушена элементарная логика. Древних белорусских шляхетских родов не существовало; были русинские или русские роды. Непонятна последовательность: сначала белорусский, потом польский, в заключении литовский род. В основе родов ВКЛ лежит литовское или русинское начало, польскими родами их можно назвать только в плане полонизации, поэтому польский элемент в таком перечислении должен быть на последнем месте. Далее в русскоязычной версии Википедии повторяются указанные выше сведения о Биллевичах из «Потопа», включая сведения о происхождении их от Миндовга. В литовскоязычной версии Википедии указывается, что Биллевичи (Билявичюсы или Билюнасы; Bilevičiai, Biliūnai) это жемайтийский (жмудинский) шляхетский род, поддержавший Реформацию в Литве. Часть Биллевичей придерживались литовской национальной культурной ориентации. О происхождении от Миндовга в литовскоязычной версии ничего не говорится. Жемайтия (Ņemaitija) ныне считается этнокультурным, географическим и историческим районом современной Литовской Республики. Другими этнокультурными регионами Литвы являются: Аукштайтия (Aukńtaitija) с центром в Паневежисе (Panevėņys); Дзукия (Dzūkija) с центром в Алитусе (Alytus), иначе этот район называют Дайнавой (Dainava) или Южной Аукштайтией (Pietų Aukńtaitija); Сувалкия (Suvalkija) с центром в Мариямполе (Marijampolė); Малая Литва (Maņoji Lietuva) с центром в Шилуте (Ńilutė). Центром Жемайтии ныне считается Тельшяй (Telńiai). Этнокультурные регионы выделяется по нескольким признакам, в частности по говору (диалекту) литовского языка, употребляемому в регионе. Надо сказать, что границы указанных регионов не являются строго определенными. Крупнейшие города Литвы, за исключением Паневежиса, который считается центром Аукштайтии, вообще трудно отнести к какомулибо региону. Судя по карте этнокультурных регионов, представленной в Википедии, Вильнюс находится на территории Дзукии (она же Южная Аукштайтия), однако в перечне городов Дзукии по той же Википедии (литовскоязычная версия) Вильнюс не значится. Клайпеда и по карте и фактически относится к Малой Литве, но существует понятие отдельного Клайпедского края, который в одних случаях отождествляется с Малой Литвой (в узком смысле), а с другой, считается лишь ее частью (другие части исторической 98

99 Малой Литвы в настоящее время находятся на территориях Калининградской области России и Польши). Шяуляй по карте принадлежит Жемайтии, включен в список ее городов, но на странице Википедии, посвященной этому городу, указано, что жители Шяуляй ранее относились к северо-западным аукштайтам, а в результате миграционных процессов сформировался особый говор (диалект), нечто среднее между жемайтийским и аукшатайтийским говорами. Территория второго по величине города Литвы Каунаса, судя по карте, разделена по реке Неман, между Аукштайтией и Сувалкией, совсем недалеко от Каунаса находится Дзукия и чуть дальше, но не намного - Жемайтия; Каунас не значится в списках городов ни одного из этнокультурных регионов Литвы. Жемайтия отличается от других этнокультурных регионов Литвы особой историей. Она много веков была ареной борьбы ВКЛ с немецкими орденами. Нередко великие литовские князья (Миндовг, Ягайло, Витовт) по разным политическими причинам передавали Жемайтию во владение Ливонскому и Тевтонскому орденам. Только после Грюнвальдской битвы 1410 г. Жемайтия окончательно перешла к ВКЛ. Особое историческое развитие, многолетние отторжения ее территории от Литвы, обусловили ее особые этнокультурные отличия от остальных регионов Литвы, включая говор (диалект), который иногда считают отдельным языком. На жемайтийском языке имеется даже страница в Википедии. Несмотря на это, Жемайтия является неотъемлемой частью Литвы, но имевшей в прошлом особый исторический путь. Жемайтия это, к тому же, единственный литовский этнографический регион, который в прошлом составлял отдельную административнотерриториальную единицу Жмудское староство ВКЛ (с 1413 г., по другим сведениям с 1411 г.). В 1441 г. великий князь литовский и король польский Казимир IV принял на себя титул князя жмудского. Поэтому в некоторых источниках Жмудское староство называется княжеством, а в польском языке понятие княжество для Жмуди в составе ВКЛ является традиционным (Księstwo Żmudzkie). В описываемое в романе «Потоп» время ( ) Жмудь как раз и имела статус староства в ВКЛ. Если впомнить слова М.К. Любавского о том, что ВКЛ состояло из «собственно Литовской земли и Руси» 1, то, получается, что Жмудь относится именно к Литве, поскольку к Руси она точно отношения не имела. Процитированная фраза взята из труда М.К. Любавского «Очерк истории Литовско-Русского государства до Люблинской унии включительно». После Люблинской унии 1569 г. ситуация с географическими наименованиями изменилась. Как уже указывалось выше, название «Русь» в Речи Посполитой закрепилось только в той части ВКЛ, которая отошла к Короне, т.е. на территорию современной Украины 2. Под Литвой стали пони- 1 Любавский М.К. Указ. соч. С Представляется, что именно после отторжения будущих украинских земель от ВКЛ в пользу Короны, началось формирование отдельных белорусского и украинского народов. 99

100 маться современная Литва, но без Малой Литвы, которая в то время принадлежала Пруссии, и современная Белоруссия. Вот откуда фраза из «Потопа»: «я из Литвы, из-под Витебска». Сторонники белорусского государства ВКЛ в данном случае правы в том смысле, что современная Беларусь называлась Литвой в Речи Посполитой, но под Литвой понималась не только она, но и большая часть этнической Литвы, современной Литовской Республики. Жмудь (Жемайтия) понималась как особая часть Литвы. Главного героя «Потопа» Кмицица, который родом «...из Литвы, из-под Витебска», часто называют литвином: «Пан Чернецкий некоторое время смотрел им вслед и, наконец, сказал: - Немало видел я отважных кавалеров, которые шутили с опасностями, но это литвин - это уже просто чер И тут пан закрыл себе рот рукой, чтобы не произносить нечистого слова в святом месте 1» Еще один пример: Рушиц-Замойский говорит о Кмицице: «Господь дал нам только одного литвина, но зато бешенного и зубатого» 2. С точки зрения сторонников белорусского государства ВКЛ, литвины это белорусы того времени. Кмициц в начале романа представлен как оршанский хорунжий, т.е. офицер, руководивший хоругвью - ополчением повета, в данном случае Оршанского повета Витебского воеводства. Орша в настоящее время - это город в Витебской области Республики Беларусь. На сайте «Орша - мой город» помещена статья о некоем Самуле Кмитиче - оршанском хорунжем, который послужил прообразом главному герою «Потопа». Из текста статьи вытекает, что Самуль Кмитиц 3 ни кто иной, как белорус, и женат он был вторым браком «на панне из старинного белорусского рода Билевичей». Представляется, однако, что Кмициц, судя по его фамилии, имеет литовское происхождение. В начале романа «Потоп» жмудин (жемайтиец) - слуга Александры Биллевич - возвещает о приезде Кмицица: «Панас Кмитас!» 4. Перевод этой фразы в русском издании 2010 г. не дается, но, очевидно, что она означает: «Пан Кмициц». Здесь, конечно, Генрик Сенкевич ошибается. По-литовски «пан» - «понас, ponas», на жемайтийском диалекте - «поунс, pouns». А вот литовская фамилия Кмитас (Kmitas) существует. Замена окончания «с» в литовских фамилиях на «ц» при их полонизации (славянизации) встречается нередко. Так, например, известен княжеский род Гедройцев; Гедройц - это полонизированный вариант литовской фамилии Гедрайтис (Giedraitis) 5. То обстоятельство, что Кмициц родом из Оршанского повета Витебского воеводства, не говорит об его белорусском происхождении. Процессы 1 Сенкевич Г. Потоп /Перевод с польского В. Высоцкого С Сенкевич Г. Потоп /Перевод с польского В. Высоцкого С Примечение к настоящему сборнику. О прообразе Анджея Кмицица есть сведения в Википедии. В русскоязычной версии он назван Самуилом Кмитичем, в белорусскоязычной Самуэлем Кмицичем, в польскоязычной Самуелем Кмицицем. 4 Сенкевич Г. Потоп /Перевод с польского В. Высоцкого С Примечание к настоящему сборнику. О происхождении рода Гедройцев и его известных представителях можно прочитать в издании: Гедройц М. На краю бездны. М., С

101 миграции происходили и в ВКЛ. Вполне, возможно, что его предки в свое время переселились из этнической Литвы на территорию современной Белоруссии. Впрочем, Кмициц - шляхтич, а поскольку шляхта ВКЛ к тому времени уже была полностью полонизированной, то этническое происхождение Кмицица в данном случае не имеет значения. Не мог являться белорусским и род Биллевичей. Генрик Сенкевич в своем романе указывает, что они обладали еще многими поместьями не только в окрестностях Россиен, но и дальше к Кракинову по берегам Ляуды, Шои и Невяжи, туда за Поневеж 1». Все эти географические объекты находятся на территории современной Литвы: Россиены это Расейняй (Raseiniai) - районный центр Каунасского уезда, а во время, описанное в «Потопе» - центр Жмудского староства; Кракинов - местечко Крекенава (Krekenava) в Паневежском районе Паневежского уезда; река Ляуда (в других переводах романа - Лауда) - это река Ляуде (Liaudė), приток реки Невежис; Шоя, по всей видимости, - это другой приток Невежиса - Шушве (Ńuńvė); Поневеж - Паневежис (Panevėņys), уездный центр Литвы и центр этнокультурного региона Аукштайтия. Все названные географические объекты находятся довольно далеко от границ современной Белоруссии. Род Биллевичей никакой роли в истории Белоруссии не сыграл, а в истории Литвы и особенно Польши его выходцы значение имели. Так, например, урожденной Биллевич была мать основателя независимого польского государства в 1918 г. Юзефа Пилсудского. Его двоюродная сестра Йоанна, урожденная Биллевич, была женой Станисловаса Нарутавичюса (Stanislovas Narutavičius), одного из подписантов акта о независимости Литвы 16 февраля 1918 г, а его родной брат Габриэль Нарутович был первым президентом независимой Польши. Как уже указывалось, по-литовски фамилия Биллевич звучит как Билявичюс или Билюнас. Билюнай (Biliūnai) по-литовски называется деревня в Расейнском районе, которая в «Потопе» названа как Биллевичи. Фамилия Билюнас в Литве широко известна, благодаря Йонасу Билюнасу (Jonas Biliūnas) - литовскому писателю, родоначальнику литовской лирической прозы ( ). Таким образом, литовское происхождение Биллевичей не вызывает сомнения. Коллективным действующим лицом «Потопа» является «славная в истории Жмуди ляуданская (в других переводах - лауданская) шляхта» 2, названная так по реке Ляуде. Фамилии многих из ляуданских шляхтичей не дают оснований сомневаться в их литовском происхождении, но они являются славянизированными: Бутрым - Бутримас (Butrimas), Гаштофт - Гоштаутас (Gońtautas), Домашевич - Дамашявичюс (Damańevičius), Госцевич - Гасцявичюс (Gascevičius) и др. Ляуданская хоругвь, возглавляемая Володыѐвским, в «Потопе» участвует во многих сражениях против шведов и везде на страницах романа их называют не иначе как литвинами. Между тем, по всей види- 1 Сенкевич Г. Потоп /Перевод с польского В. Высоцкого. С Сенкевич Г. Потоп /Перевод с польского В. Высоцкого С

102 мости, это полонизированные этнические литовцы, возможно даже жмудины, а вовсе не белорусы. Литвином называет себя в романе «Потоп» великий гетман литовский, воевода виленский, князь Януш Радзвилл: «мы литвины, уже привыкли к тому, что нам платят неблагодарностью» 1. Род князей Радзивиллов (политовски в единственном числе Радвила, Radvila, во множественном - Радвилос, Radvilos) - самый могущественный и влиятельный в ВКЛ. Этнически литовское происхождение Радзивиллов сомнению никем не подвергается. По наиболее распространенной версии, родоначальником рода был Радзивилл Остикович (лит. Радвила Астикайтис, Radvila Astikaitis), живший в гг. Сами Радзивиллы считали себя потомками верховного жреца Лиздейки (Lizdeika). По легенде, когда великому князю Гедимину на горе у реки Вильни приснился огромный железный волк на Туровой горе, который выл, как сотня волков, Лиздейка истолковал его как предзнаменование того, что в этом месте будет столичный город, слава которого распространится по всему свету, и так был основан Вильнюс. Еще по одной легенде Гедимином в орлином гнезде был найден плачущий ребенок, который был назван Лиздейкой от литовского «lizdas» - гнездо. Происхождение имени «Радвила» связывают с литовским «rasti» - найти, в третьем лице - «rado», т.е. его можно перевести как «найденыш». Неизвестно, был ли Лиздейка исторической личностью, но эти легендарные истоки, вероятно, способствовали возвышению Радзивиллов. Напомню, что при заключении Люблинской унии титул князей Речи Посполитой был признан только за Гедиминовичами, Рюриковичами и Радзивиллами. Януш Радзвилл (лит. Йонушас Радвила, Jonuńas Radvila) в романе и в действительности имел резиденцию в Кейданах. Ныне это город Кедайняй (Kėdainiai) - районный центр Каунасского уезда Литовской Республики. Януш Радзивилл принадлежал к биржанско-дубинковской линии (Birņųdubingių linija) Радзивиллов, от названий Биржи - ныне Биржай (Birņai), районный центр Паневежского уезда, и Дубинки - ныне местечко Дубингяй (Dubingiai) Молетского района Утенского уезда Литовской Республики. В Шяуляйском уезде Литовской Республики имеется районный центр Радвилишкис (Radvilińkis); во времена Речи Посполитой - Радзивилишки, название которого происходит от фамилии Радзивиллов. В Биржайском районе имеется местечко Немунелѐ Радвилишкис (Nemunėlio Radvilińkis), т.е. Радвилишкис на реке Немунелис (Nemunėlis). Таким образом, Радзвиллы биржанскодубинковской линии не только были литовского происхождения, но и проживали на территории этнической Литвы, называя себя литвинами. Была еще, правда, несвижско-олыковская линия (Nesvyņiaus-Olykos linijа) Радзивиллов, от названий Несвиж - ныне город в Минской области Республики Беларусь, и Олыка - ныне поселок в Волынской области Украины. Владения этих Радзивиллов располагались не территориях, соответст- 1 Там же. С

103 венно, современных Белоруссии и Украны, что не отрицает их исконного литовского происхождения. Один из героев романа «Огнем и мечом», упоминаемый и в «Потопе», - литвин Лонгин Подбипента (Подбипятка). Среди его имений в Литве в романах «Огнем и мечом» и «Потоп» упоминаются Балтупы 1. Вполне возможно, что имеется в виду Балтупяй (Baltupiai), от «baltas» - «белый» и «upė» - «река», дословно «белые реки» - ныне район на севере Вильнюса. Известно, что в XIV в. на этом месте находилось шляхетское имение. О некоем тиуне виленском из рода Подбипентов упоминается в трактате Михалона Литвина «О нравах татар, литовцев и московитян» 2. Таким образом, есть все основания полагать, что Подбипента - литвин литовского происхождения. В «Потопе» действуют и литвины русинского (белорусского) происхождения. Так, на страницах романа неоднократно упоминаются литвины Сапеги 3. Здесь имеется в виду Павел Ян Сапега - в начале романа воевода витебский, а после смерти Януша Радвивилла - великий гетман литовский и виленский воевода. Род Сапег в ВКЛ был также очень влиятельным, можно сказать он являлся вторым по влиянию после Радзивиллов. Это род, по мнению большинства исследователей, происходил из Смоленского княжества. В литовскоязычной версии Википедии Сапеги отнесены к родам ВКЛ русинского происхождения. В «Потопе» Павел Сапега - противник Януша Радзвилла, заключившего договор со шведами. Сапега, будучи воеводой витебским, собирает войско против Радзивилла и разбивает его, затем идет в Польшу на помощь королю в войне против шведов. В его войско, состоящее, по-видимому, из уроженцев Белоруссии, вливается ляуданская хоругвь под командованием Володыѐвского. Все воины Сапеги, как литовского или жмудинского, так и белорусского происхождения называются одинаково литвинами. Литвином русинского происхождения, судя по фамилии, является, по всей видимости, вахмистр на службе у Кмицица - Сорока. Мои выводы не противоречат наиболее распостраненной точке зрения, разделяемой, в том числе, и белорусской официальной наукой, о том, что литвины - это термин, который использовался в исторических источниках для обозначения населения ВКЛ. Как правило, термин подразумевал под собой как этнических литовцев (когда «литвины» противопоставлялись «русинам»), так и все население ВКЛ 4. После Люблинской унии, когда земли ВКЛ, находившиеся на территории современной Украины, отошли Короне, название русинов, как было показано выше, закрепилось за жителями этих земель. Русины ВКЛ - будущие белорусы - стали называться только литвинами. Жители Белоруссии, даже 1 Сенкевич Г. Огнем и мечом /Перевод с польского В. Высоцкого С. 1128; Он же. Потоп /Перевод с польского В. Высоцкого С См.: Литвин М. О нравах татар, литовцев и московитян. М., С См., например: Сенкевич Г. Потоп /Перевод с польского В. Высоцкого С. 605, См.: Насевіч В. Літвіны //Вялікае княства Літоўскае: Энцыклапедыя. У 2 т. Т. 2: Кадэцкі корпус Яцкевіч /Гл. рэд. Г.П. Пашкоў. Мiнск.: БелЭн, С

104 после разделов Речи Посполитой, когда Белоруссия и Литва отошли к России, еще долго называли себя литвинами и считали, что живут по-прежнему в Литве. Названия «Белоруссия» и «белорус» стали широко использоваться в Российской Империи для противопоставления Литве и литовцам. При этом белорусы, равно как и малоросы (украинцы), вместе с великоросами считались частью единого русского народа, а Великая, Малая и Белая Русь - частями единой России. Названия «Белоруссия» и «белорусы» сохранились и в советское время, существуют и сегодня. Однако, как пишет Я. Станкевич, еще в 1924 г. филологической экспедицией был записан разговор с жителем Новозыбковского уезда Гомельской губернии следующего содержания: «Кто вы такие? К какой нации принадлежите? - Хто мы? Мы руськия. - Какие русские? Великорусы, что ли? - Да не, якия мы там великарусы? Не, мы ня москали. - Да кто же, наконец? - Мы - Литва, литвины» 1. Гомельская губерния в то время была не белорусской, как сейчас, а входила в состав РСФСР. Район Новозыбкова в настоящее время находится в Брянской области Российской Федерации. В Российской Империи это была территория Черниговской губернии (Чернигов ныне областной центр Украины). В гг. эти земли (северские) входили в Черниговское воеводство Речи Посполитой, а в XIV в. были в составе ВКЛ. Таким образом, в этих отдаленных от современной Литвы районах сохранилась память о ВКЛ. Интересно отметить, что в литовском языке специального обозначения для литвинов не существует. В любом случае жители ВКЛ называются литовцами (lietuviai), а славянская их часть русинами (rusėnai). В современном польском языке слово «литвины» («litwini») используется для обозначения этнических литовцев. Этническое происхождение литвинов-шляхтичей, равно как и русинов или украинцев-шляхтичей в Речи Посполитой, впрочем, не имело никакого значения, все они разговаривали по-польски и во всех смыслах были частью польского народа. Что касается шляхты Украины и Белоруссии, то полонизация практически не затронула их фамилии, только имена менялись на польский лад (например, Андрей - Анджей, Юрий - Ежи и т.п.), что неудивительно, поскольку и русины, и поляки - славяне. Иначе дело обстояло в этнической Литве, где менялись не только имена и фамилии, но и названия географических объектов, причем этот процесс можно назвать не столько полонизацией, сколько славянизацией, и начался он значительно раньше, чем полонизация на территориях современных Украины и Белоруссии. Славянизация имен литовской знати началась практически сразу же после образования ВКЛ. В именах всегда убирались литовские окончания на «с», нередко менялись звуки в имени, так чтобы они произносились как можно ближе к славянскому звучанию. Имена славянизировались для лучшего 1 Станкевіч Я. Язык і языкаведа. Вільня, С

105 восприятия их окружающим русинским населением, для записи в документах на русинском языке. Вскоре измененные имена стали использоваться и для внутреннего употребления. Так, например, Миндаугас превратился в Миндовга, Даумантас в Довмонта, Гедиминас в Гедимина, Альгирдас в Ольгерда, Кестутис в Кейстута, Йогайла в Ягайло, Витаутас в Витовта и т.д. В польских вариантах литовских имен могли быть некоторые отличия от русинских. Так, например, Ягайло по-польски называли Ягелло (Jagiełło), а Витовта - Витольдом (Witold). Славянизации подверглись не только имена, фамилии, но и названия географических объектов. Так же как и в именах изменялись звуки в названии. Литовские окончания на «ас», «ис», убирались; «ас» могло меняться на «а», в польском на «о»: Паневежис Поневеж; Каунас - Ковна, в польском варианте - Ковно (Kowno) и т.д. Что касается Вильнюса, то, скорее всего, город изначально назывался Вильней, что вовсе не противоречит литовской топонимике, а Вильнюс - это искусственное, возникшее в среде литовской интеллигенции в XIX в. литуанизированное название города (см. вошедшую в настоящий сборник статью «Виленский (вильнюсский) вопрос в международно-правовых отношениях первой половины XX века». Возможно то же самое можно сказать и о Каунасе см. вошедшую в настоящий сборник статью «Исчезнувшие названия географических объектов западных окраин Российской Империи и их отражение в топонимике современного Санкт-Петербурга») Окончания на «ай», «яй», в литовском языке обозначающее множественное число, менялись на славянские окончания множественного числа: Друскининкай - Друскеники; Шяуляй - Шавли, в польском варианте - Шавле (Szawle) и т.д. Славянизированные, но не полонизированные, названия географических объектов продолжали официально использоваться на русском языке во времена вхождения Литвы в Российскую Империю 1. Только в советское время на русском языке географические объекты Литвы стали называться в литовском варианте, но Вильнюс, находившийся до 1939 г. в составе Польши, продолжали называть Вильно до 1940-х гг. На польском языке географические объекты Литвы продолжают называться так же, как и во времена Речи Посполитой. Славянизированные, но не полонизированные, названия географических объектов Литвы широко представлены в русских переводах «Потопа». Кроме, упоминавшихся уже выше Поневежа (Паневежиса), Россиен (Расейняй), Кейдан (Кедайняй), в романе указано на множество других населенных пунктов и других географических объектов. Так, неоднократно упоминаются Тауроги - город, в котором князь Богуслав Радзивилл пытался удержать Александру Биллевич. Ныне это город 1 Эти названия сохранились в современных названиях трех переулков в Центральном районе Санкт- Петербурга: Виленский, т.е. Вильнюсский, Ковенский, т.е. Каунасский, Друскеникский, т.е. Друскининкский (от города Друскининкай). В Ковенском переулке находится католический костел Лурдской Божией Матери, прихожанами которого являются, в том числе, верующие католики литовского происхождения. 105

106 Таураге (Tauragė) один из десяти уездных центров Литвы. Название его происходят от литовских слов «таурас» («tauras») - тур (животное) и «рагас» («ragas») - рог, т.е. буквально означает рог тура, турьий рог. Упоминается в «Потопе» Упита. В письме короля о подвигах Кмицица, зачитанном в упитском костеле, есть такие слова: «помня все его заслуги пока сможем наградить его свободным ныне староством Упитским, просим любезных нам обывателей староства нашего Жмудского удержать в памяти и в сердцах сии наши слова» 1. Здесь, автор допускает существенные неточности. Упита в то время входила в Упитский повет Трокского воеводства ВКЛ и была центром Упистского городского староства, и в Жмудское староство не входила. Жмудь сама по себя являлась староством и делилась на волости. Упита ныне по-литовски называется Упите (Upytė), дословно - «речка» («упе» - по-литовски река, «упите» - уменьшительная форма от «упе») и является местечком в Паневежском районе Паневежского уезда. Происхождение названий «Таураге» и «Упите», как видно, указывает на их явное литовское происхождение. В «Потопе» указано на множество населенных пунктов в окрестностях реки Ляуда (Ляуде): Волмонтовичи, Водокты, Дрожейканы, Любич, Мозги, Морезы, Митруны, Пацунели и др. Волмонтовичи ныне Валмонишкяй (Valmonińkiai) в Паневежском районе, Дрожейканы - Драсейкяй (Drąseikiai) в Паневежском районе, Мозги - Мазгяй (Mazgiai) в Радвилишкском районе, Морезы - Марезай (Mariezai) в Паневежском районе, Водокты - Вадактай (Vadaktai) в Радвилишкском районе, Любич - Любичюс (Liubičius) в Радвилишкском районе, Митруны - Митрюнай (Mitriūnai) в Паневежском районе, Пацунели - Поцюнеляй (Pociūnėliai) в Радвилишкском районе. Паневежский район относится к Паневежскому уезду, а Радвилишкис к Шяуляйскому уезду Литовской Республики. Упоминаются в романе Иоганишкели - ныне Йонишкелис (Jonińkėlis), город в Пасвальском районе Паневежского уезда. Во время, описываемое в «Потопе», Иоганишкели принадлежали роду упоминаемых в романе Карпов. Это род не литовский и не русинский, а имеет свои истоки в средневековых Италии и Испании. Родоначальником Карпов являлся Бернард дель Карио, живший примерно в гг. Один из Карио служил Ягайло, от него и пошли литовские Карпы. Клеваны, под которыми ляуданская хоругвь под командованием Володыѐвского, дала первый и успешный бой шведам - ныне - Клебонай (Klebonai). Происхождение этого топонима явно литовское. «Klebonas» в литовском языке - адинистратор парапии или парафии (прихода) римскокатолической церкви. По-русски такое должностное лицо называют пробстом, по-польски - «proboszcz», по-белорусски (тарашекевица) - «парах», поукраински - «парох». Славянизированными в ВКЛ были названия и других географических объектов: рек, лесов и т.д. Так, упоминаемые в «Потопе» река Лавечь - это 1 Сенкевич Г. Потоп /Перевод с польского В. Высоцкого С

107 река Левуо (Lėvuo), Роговская пуща - Рагувская пуща (Raguvos giria), Зелѐнка - Жалѐи (Зелѐная) пуща (Ņalioji giria). Так же как и при написании «Пана Володыѐвского», когда Генрик Сенкевич одно лето провел в Украине вблизи Каменца-Подольского, подготавливая материалы для «Потопа», еще одно лето он провел в имении Бистрамполь (Bistrampolio dvaras) вблизи Поневежа (Паневежиса) 1. При подготовке данной статьи литовские названия географических объектов пришлось выискивать по современным картам Литвы, опираясь на очевидное их созвучие со славянизированными названиями, по старым и современным польским картам Литвы с приложением их к литовским картам, сравнивая сведения из литовскоязычной, польскоязычной, белорусскоязычной, русскоязычной версий Википедии. Задача эта упростилась бы, если бы существовал современный литовский перевод «Потопа». Первый и последний перевод «Потопа» на литовский язык имел место в 1936 г. В ставшем мне доступным фрагменте этого издания 2 перевод названий географических объектов на литовский язык выполнен небрежно и не совсем соответствует современным их названиям. Как представляется, многолетнее отсутствие перевода «Потопа» можно объяснить тем, что современным литовцам не очень приятно вспоминать времена полонизации своей страны. В литовскоязычной версии Википедии нет никаких сведений о «славной в истории Жмуди ляуданской шляхте». О регионе Ляуды можно найти сведения в польскоязычной версии Википедии. Они имеются также в изданной в гг. в Бостоне (США) Литовской энциклопедии, однако в ней о том, что в регионе Ляуды проживала польскоязычная шляхта, ничего не говорится 3. О ляуданской (лауданской) шляхте можно прочитать на сайте «Polaсу na Wschodzie» («Поляки на востоке»): «Регион на реке Лауде, образующий треугольник между городами Кейданы, Поневеж и Шавли, знают поклонники прозы Генрика Сенкевича. Именно в романе «Потоп» он изобразил польскую лауданскую шляхту, следы которой ищут современные туристы. В начале 20 века на этой территории жило 200 тысяч поляков. Это составляло 55 процентов жителей этих земель. Мелкопоместная лауданская шляхта жила довольно скромно и по уровню жизни ничем почти не отличалась от крестьян. Характерной чертой Лауды была и до сих пор остается двуязычность. Существенное влияние на это оказало большое количество смешанных польско-литовских браков, которое способствовало довольно быстрой литуанизации крестьян после 1920 года. Существенным ударом для польского населе- 1 См.: Juknevičius P. Nobelio premijos laureatas Henrikas Senkevičius ir Paneveņio krańtas //Paneveņio krańtui nusipilnę. Konferencijos, įvykusios 2007 m. gruodņio 15 d., praneńimų tezės /Sudarytojas ir redaktorius P. Juknevičius. Paneveņys, P См.: Juknevičius P. Didysis lenkų rańytojas Henrikas Senkevičius ir Panevėņio krańtas //Tėvynė Rugpjūčio 2. 3 См.: Lietuvių Enciklopėdija. T. XIV /Vyr. red. J. Girnius. Boston, P

108 ния были советские депортации начала 40-ых годов 20 века. Тогда выселили полторы тысячи представителей польской интеллигенции, проживающей на этой территории. После окончания второй мировой войны массово уничтожались деревни, заселенные мелкой шляхтой, жителей переселяли в колхозы. Таким образом, было прекращено существование в Лауде самых больших польских населенных пунктов. В Кедайнском районе, согласно статистике, в настоящее время живет около 700 поляков, что составляет один процент населения». Таким образом, Русь и Литва в Речи Посполитой в период времени, описываемый в трилогии Генрика Сенкевича ( ) понимались совсем не так как в настоящее время. Под Русью понималась современная Украина, а под Литвой - современные Литва и Белоруссия. У Генрика Сенкевича четко проводится мысль о трех составных частях Речи Посполитой. Так, в романе «Потоп» Кмициц говорит королю Яну Казимиру: «Покажись только, великий государь, и в тот же день вся Литва, Корона и Русь, как один человек, встанут тебе на защиту» 1. Белорусский ученый В.Г. Короткий считает, что после заключения Люблинской унии между Великим княжеством Литовским и Польшей de jure была образована одна «Речь Посполитая» в смысле единого государства, но de facto это было два государства, две Речи Посполитые: Речь Посполитая Литовская (надо полагать, ВКЛ Авт.) и Речь Посполитая Польская. Как в одной, так и в другой Речи Посполитой присутствовал так называемый русский элемент. Речь Посполитую Литовскую составляют литовцы и виленские русины (белорусы), а Речь Посполитую Польскую поляки и киевские русины (украинцы) 2. Генрик Сенкевич как в Польше, так и в России, а также Украине, Белоруссии, Литве воспринимается в первую очередь как польский писатель, внесший большой вклад в формирование польского самосознания 3, а в советской литературе он воспринимался как польский буржуазный националист 4. Проведенное выше исследование показывает, что автор трилогии был патриотом прежде всего Речи Посполитой, объединявшей Корону (Польшу), Литву (Литву и Белоруссию) и Русь (Украину), а главные персонажи трилогии - русины (украинцы) и литвины (литовцы и белорусы), хотя и говорящие на польском языке. В этой связи представляются неправильными термины «казацко-польская война», «русско-польская война» и т.д., а также смысл, придаваемый нынешнему государственному празднику России - Дню народного единства, отмечаемому 4 ноября и трактуемому как день изгнания «польских интервентов» из Москвы в 1612 г., так как в Москве того времени находился гарнизон Речи Посполитой, включающий не только поляков, но и литвинов (литовцев и русинов-белорусов) и русинов-украинцев. 1 Сенкевич Г. Потоп /Перевод с польского В. Высоцкого С См.: Кароткi У.Г. Рэч Паспалiтая чатырох народаў ў Рэчы Паспалiтыя двух народаў ў эпохi Льва Сапегi // Леў Сапега ( гг.) i яго час. Зборнік навуковых артыкулаў Гродна, С См.: Антонович В.Б. Указ. соч.; Суслов А.В. Указ. соч. 4 См.: Суслов А.В. Указ. соч. С

109 Таким образом, в описываемое в трилогии Генрика Сенкевича время ( ) Речь Посполитая юридически состояла из двух частей - Королевства Польского и Великого княжества Литовского, а фактически из трех частей - Короны (Польши), Литвы (современные Литва и Белоруссия) и Руси (современная Украина). Воеводы, гетманы, другие должностные лица и их функции в Речи Посполитой ( годы) 1 Читая историческую и художественную литературу о польсколитовском государстве - Речи Посполитой, то и дело сталкиваемся с названиями должностей исторических персонажей, которые, с одной стороны, вроде созвучны русским словам, но функции которых подчас непонятны. Так, например, в первой книге трилогии польского писателя Генрика Сенкевича «Огнем и мечом» один из главных персонажей и реальная историческая личность князь Иеремия Вишневецкий ( ) нередко именуется воеводой русским или князем-воеводой. Персонаж второй книги трилогии «Потоп» и реальная историческая личность Януш Радзивилл ( ) является воеводой виленским и великим гетманом литовским, а после его смерти обе эти должности занимает его политический противник Павел Ян Сапега ( ). Получение должности гетмана войска запорожского было одним из главных условий прекращения казацкой войны с Речью Посполитой г., выдвигаемых ее предводителем Богданом Хмельницким ( ) как в романе «Огнем и мечом», так и в исторической реальности. Встречаются в романах трилогии Генрика Сенкевича такие названия должностей как каштелян (киевский каштелян Бжозовский в романе «Огнем и мечом», познанский каштелян Чарнковский в романе «Потоп», краковский каштелян Варшицкий в третьем романе трилогии «Пан Володыѐвский»), староста (староста красноставский Корф в романе «Огнем и мечом», староста сохачевский Лущевский в романе «Потоп»), подстароста (подстароста чигиринский Чаплинский в романе «Огнем и мечом», заблудовский подстароста Герасимович в романе «Потоп»), мечник (россиенский мечник Томаш Биллевич в романе «Потоп»), хорунжий (оршанский хорунжий Анджей Кмициц главный герой романа «Потоп») и др. Должность воеводы (польск. wojewoda, лит. vaivada) непосредственно связана с административно-территориальной единицей Речи Посполитой воеводством (польск. województwo, лит. vaivadija). Воеводства в Королевстве Польском появились в XV в. По акту Люблинской унии 1569 г., образовавшей Речь Посполитую, воеводства, и соответственно должности воеводы, стали учреждаться и в Великом княжестве Литовском. Польские воеводства при этом делились на великопольские и малопольские по названиям исторических регионов Великой Польши и Малой Польши, иначе их называли воеводствами Великопольской и Малопольской провинций. 1 Опубликовано в журнале «Мир юридической науки» С

110 К великопольским воеводствам в разные годы относились следующие: Брест-Куявское, Гнезненское, Иновроцлавское, Калишское, Ленчицкое, Мальборкское, Мазовецкое, Плоцкое, Познанское, Поморское, Равское, Серадзское, Хелмненское. Названия указанных воеводств происходили от названий их административных центров (воеводских городов), за исключением Мазовецкого воеводства, административным центром которого была Варшава и Поморского воеводства с административным центром в Скаршевах (польск. Skarszewy, ныне небольшой город в Староградском повете Поморского воеводства современной Польши). Все воеводские города великопольских воеводств ныне находятся на территории современной Польши. Иначе в этом плане обстоят дела с малопольскими воеводствами. Воеводские города большей части из них ныне находятся на территории современной Украины. К таким воеводствам относились: Белзское (центр Белз, ныне город в Сокольском районе Львовской области Украины), Брацлавское (центр Брацлав, ныне поселок городского типа в Немировском районе Винницкой области Украины), Волынское (центр Луцк, ныне административный центр Волынской области Украины), Киевское (центр Киев, ныне столица и центр одноименной области Украины), Подольское (центр Каменец-Подольский, ныне город в Хмельницкой области Украины, центр одноименного района), Русское (центр Львов, ныне административный центр одноименной области Украины), Черниговское воеводство (центр Чернигов, ныне административный центр одноименной области Украины). Из малопольских воеводских городов Речи Посполитой на территории современной Польши находятся только Краков (Краковское воеводство), Люблин (Люблинское воеводство), Дрохичин (Подляское воеводство) и Сандомир (Сандомирское воеводство). Брацловское, Волынское, Киевское, Подольское, Русское и Черниговское воеводства в Речи Посполитой обобщенно сначала называли Русью, а ее жителей русинами, а со второй половины XVII в. постепенно, сначала на неофициальном уровне, эти воеводства стали называться Украиной, а их жители украинцами. До образования Речи Посполитой территории Брацлавского, Волынского и Киевского воеводств входили в состав Великого княжества Литовского, но по условиям Люблинской унии 1569 г. они были переданы Польше (Короне). В 1658 г. в ходе казацкой войны с Речью Посполитой между гетманом войска запорожского Иваном Выговским и комиссарами короля Польши и великого князя литовского Яна Казимира был подписан Гадячский договор, по которому Брацлаское, Киевское и Черниговское воеводства должны были составить третью равноправную часть Речи Посполитой Великое княжество Русское, а гетман войска запорожского будет именоваться «гетманом русским и первым воеводств Киевского, Брацлавского и Черниговского сенатором» и всегда будет занимать должность киевского воеводы. Однако условия унии не устроили как сейм Речи Посполитой, так и часть казаков, высту- 110

111 павших за союз с Москвой против Речи Посполитой. В конце 1658 г. в местечке Верва противники Выговского собрали собственную Раду, избравшую гетманом полковника Ивана Беспалого 1. Гадячский договор так и не вступил в силу. Воеводствами Великого княжества Литовского в Речи Посполитой в разные годы являлись следующие: Берестейское (центр Берестье или Брест- Литовск, ныне Брест, административный центр одноименной области Республики Беларусь), Виленское (центр Вильня, ныне Вильнюс - столица Литовской Республики), Витебское (центр Витебск, ныне административный центр одноименной области Республики Беларусь), Минское (центр Минск, ныне столица и административный центр одноименной области Республики Беларусь), Мстиславское (центр Мстиславль, ныне административный центр одноименного района Могилевской области Республики Беларусь), Новогрудское воеводство (центр Новогрудок, ныне административный центр одноименного района Гродненской области Республики Беларусь), Полоцкое (центр Полоцк, ныне административный центр одноименного района Витебской области Республики Беларусь), Смоленское (центр Смоленск, ныне административный центр одноименной области Российской Федерации), Трокское воеводство (центр Троки, ныне Тракай административный центр одноименного района Вильнюсского уезда Литовской Республики). Статус воеводства Великого княжества Литовского имело Жмудское староство, примерно соответствующее этнокультурному региону Литвы Жемайтии (центр Россиены, ныне Расейняй административный центр одноименного района Каунасского уезда Литовской Республики). Как видно, большинство воеводских городов Великого княжества Литовского ныне находятся на территории Республики Беларусь, один (Смоленск) на территории России и два (Вильнюс и Тракай на территории Литвы). При этом территории Виленского и Трокского воеводств включали территории как современной Литвы, так и Белоруссии. Лишь Жмудское староство полностью находилось в пределах территории современной Литвы. В г. в Речь Посполитую Лифляндское или Инфлянтское воеводство, административным центром которого был современный Даугавпилс в Латвийской Республике (латыш. Daugavpils, лит. Daugpilis, польск. Dyneburg, Dźwińsk, Dźwinów, в Российской Империи Динабург, с 1893 г. Двинск). Воеводство находилось под совместным управлением Польши (Короны) и Великого княжества Литовского. Должность воеводы появилась еще в древнем польском государстве. Первоначально воевода управляли двором удельного князя, и был главным после князя военачальником 2. Впоследствии воеводы стали высшими должностными лицами территориальных органов управления, связанных с удель- 1 См.: Тарас А.Е. Войны Московской Руси с Великим княжеством Литовским и Речью Посполитой в XIV- XVIII века. М, С Интересно отметить, что гетман Беспалый являлся шляхтичем герба «Заглоба». Пан Заглоба один из главных персонажей всех романов трилогии Г. Сенкевича, всегда сражавшийся за Речь Посполитую. 2 См.: Тымовский М., Кеневич Я., Хольцер Е. История Польши. М., С

112 ными княжествами, которые в XIV в. стали называться землями 1, а затем воеводствами. В 1413 г. по условиям Городельской унии между Польшей и княжеством Литовским воеводства и должности воевод вводились и в последнем. В XV в. воеводы стали приглашаться в королевский совет, который в 1493 г. был преобразован в Сенат верхнюю палату Сейма, нижней палатой которого стала Посольская изба 2. В Речи Посполитой воевода назначался главой государства - королем польским и великим князем литовским (далее королем). После образования Речи Посполитой роль воеводств как административно-территориальных единиц, и, соответственно, воеводств была небольшой. Воеводства делились на поветы, в которых с 1565 г. собирались поветовые сеймики как органы местного шляхетского (дворянского) самоуправления, в которых в основном и решались вопросы территориального управления 3. Возглавлял сеймик маршалок (польск. marszałek, лит. marńalka), который не являлся единоличным главой повета. Он созывал заседания сеймика и председательствовал на них. Во время войны маршалок собирал шляхетское ополчение (посполитое рушение) повета и передавал его под управление воеводе. Кроме того, маршалок выполнял функцию судьи земского суда. Иногда сеймики собирались и в воеводствах. В первую очередь это относилось к воеводствам, которые не делились на поветы. В Великом княжестве Литовском такими воеводствами были Мстиславское, Полоцкое и Смоленское 4. Воевода в Речи Посполитой командовал шляхетским ополчением, но поскольку они собирались со временем все реже, военная власть воеводы становилась все более номинальной. Он созывал элекционные (выборные) поветовые сеймики, на которых избирались должностные лица этих сеймиков. На воеводу возлагались организация охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности, наблюдение за мерой весов и ценами. Больше административных и судебных функций он имел в повете, центром которого был воеводский город (центральных поветах) и в воеводствах, которые не делились на поветы 5. Вторым по значению в воеводстве должностным лицом был каштелян (польск. kasztelan, лит. kańtelionas). Он являлся заместителем воеводы. В центральном повете воеводства, а также в воеводствах, в которых поветов не было, он фактически исполнял функции маршалка сеймика 6. Формальными во многом функциями воеводы, по всей вероятности, объясняется тот факт, что воеводы могли постоянно проживать и в не своих воеводствах. Так, например, было в случаях с упомянутыми выше персонажами трилогии Генрика Сенкевича и реальными историческими личностями 1 См.: Там же. С См.: Там же. С См.: Lietuvos vidaus reikalų istorija. Vilnius, P См.: Lietuvos vidaus reikalų istorija P См.: Там же. P См.: Lietuvos vidaus reikalų istorija P

113 Иеремией Вишневецким и Янушом Радзивиллом; первый, будучи воеводой русским, имел обширные владения и резиденцию (Лубны в современной Полтавской области Украины) не в Русском воеводстве с центром в Львове, а в Киевском воеводстве, а резиденция воеводы виленского Януша Радзвилла располагалась в Кейданах (ныне Кедайняй в Каунасском уезде Литовской Республики), которые находились Жмудском старостве. Должность воеводы, скорее всего, была почетной. Все воеводы являлись по должности членами Сената. Первым по значимости считался краковский воевода, а за ним виленский и трокский воеводы, т.е. представители Великого княжества Литовского. Сенаторами являлись также каштеляны. Гораздо большими полномочиями в военной сфере и политическим влиянием в Речи Посполитой обладали гетманы (польск. hetman, лит. etmonas, укр. гетьман). Должность гетмана существовала еще до образования Речи Посполитой в обеих ее будущих составляющих частях Великом княжестве Литовском (с 1497 г.) и в Королевстве Польском (с 1503 г.). Гетманы назначались королем, являлись командующими вооруженными силами, сначала только во время боевых действий, а впоследствии эта должность стала постоянной. В Речи Посполитой постоянно существовало четыре гетманских должности: великого коронного гетмана (для Польши), великого гетмана литовского их заместителей: коронного польного (полевого) гетмана и польного гетмана литовского. При совместных военных действиях коронной и литовской армий великий гетман литовский обычно считался главным среди прочих гетманов и являлся командующим объединенными силами. В полномочия гетмана входило: планирование и ведение военных действий; вербовка солдат и формирование армии (профессиональной и наемной; наблюдение за реестровыми казаками и их атаманами; назначение и повышение в чине офицеров; выбор мест для постоя войск; контроль за армейскими финансами, включая солдатское жалование; полный контроль над военным правосудием (с правом смертной казни во время войны); установление армейских законов и уставов; принятие жалоб гражданского населения и возмещать убытки, нанесенные войсками. Гетманы имели право самостоятельно отправлять посланников в Османскую империю и к ее вассалам: Молдавию, Валахию, Крымское ханство. Польные гетманы подчинялись великим гетманам, а в битвах командовали наемниками и артиллерией. Во время мира они обычно находились на восточных и южных границах Речи Посполитой, командуя местными силами и отражая постоянные набеги войск Османской империи и ее вассалов. В отличие от воевод, гетманы не входили в состав Сената, но они добивались участия в нем, становясь одновременно воеводами или каштелянами. Так, например, в Великом княжестве Литовском должность великого гетмана литовского обычно совмещалась с должностью виленского воеводы 1, как было и в случаях, относящихся к упомянутым нами выше персонажам трилогии 1 См.: Lietuvos vidaus reikalų istorija P

114 Генрика Сенкевича и реальным историческим личностям Янушу Радзвиллу и Павлу Яну Сапеге. Кроме четырех указанных выше гетманов, в Речи Посполитой существовала должность гетманов запорожского (казацкого) войска. Впервые она была введена в 1572 г., после создания реестрового казацкого войска и официально именовалась «Гетман его королевского величества Войска Запорожского» 1. После подавления казацко-крестьянских восстаний гг. эта должность была упразднена. Одним из условий прекращения казацкой войны против Речи Посполитой г., было получение ее предводителем Б. Хмельницким гетманской должности от короля в качестве официального подтверждения его избрания гетманом запорожскими казаками. Условие это в 1649 г. было выполнено, что, однако, не привело к прекращению войны. После Переяславской Рады 1654 г., решением которой территория, занятая войском запорожским (Гетманщина, впоследствии Малороссия), перешла под протекторат Московского государства, гетман реестровых казаков стал именоваться «Гетман его царского пресветлого величества Войска Запорожского». Гетманщина по договору с Московским государством сохраняла внутреннее самоуправление, а выбранный казаками гетман получал право самостоятельных сношений с другими государствами, исключая Речь Посполитую и Османскую империю 2. Малороссия в составе Московского государства сначала представляла собой автономное образование, в которой гетман сосредотачивал в своих руках не только военную, но и всю исполнительную и судебную власть. В Малороссии была сохранена правовая и судебная система, основанная на нормах права Великого княжества Литовского. Однако в 1775 г. на Малороссию было распространено общероссийское губернское правление, должность гетмана в 1764 г. была упразднена, автономия ликвидирована 3. После распада Российской Империи в апреле 1918 г. была образована Украинская держава или Второй Гетманат во главе с гетманом Павлом Скоропадским. Существовали планы коронации гетмана королем Украины Павлом I c объявлением в качестве наследника его сына Петра 4. Однако планам Скоропадского и его окружения сбыться не удалось. Режим Украинской державы был свергнут повстанческим движением под командованием Петлюры. Таким образом, институт гетманства, заложенный в Речи Посполитой, продолжал свое развитие в Украине. Поветы в Речи Посполитой делились на староства (польск. starostwo, лит. seniūnija). В Короне староства устанавливались на землях, принадлежащих королю Польши, и предоставлялись шляхтичам в пожизненное пользование и назывались негородоскими или негородовыми (польск. starostwo niegrodowe). В Великом княжестве Литовскими староства были казенными 1 Энциклопедия казачества /Cост. Г.В. Губарев, ред.-изд. А.И. Скрылов. М.: Вече, См.: Савинова Е.Н. Алексей Михайлович. Тишайший царь с железной хваткой. М., С См.: Григонис Э.П. Государственный механизм России: история и современность. СПб., С См.: Смирнов А. Проект «Украина» или звездный час гетмана Скоропадского. М., С

115 владениями, которые передавались в аренду, обычно пожизненную, частным лицам, называвшимися старостами. Старосты не исполняли административно-судебные функции. Распоряжаясь доходами с имения, они выплачивали кварту в государственную казну на нужды войска. Староства передавались частным лицам королем и сеймом в признание «заслуг перед обществом». Кроме того, в Речи Посполитой существовала и государственная должность старосты. Так, например, устанавливались должности городских или городовых старост (starosta grodowy, лит. miesto seniūnas), которые отвечали за финансы, полицию и исполнение судебных приговоров. Городской староста избирался местной шляхтой и утверждался в должности королем, имел в своем подчинении помощника - подстаросту и писаря, которых назначал сам. Староста, подстароста, писарь и с несколькими выбранными заседателями составляли судебное место. В отсутствии старосты в суде председательствовал подстароста. В Жмудском старостве Великого княжества Литовского, статус которого был приравнен к статусу воеводства староста, соответственно, обладал правами воеводы и был членом Сената. Упомянутая в начале статьи должность мечника (польск. miecznik, лит. ginklininkas) сначала означало лицо, в обязанности которого входило носить перед королем меч как знак монаршей власти. В Речи Посполитой существовали должности коронного и литовского мечников, которые являлись постоянными чиновниками по войсковому судопроизводству. Эта должность считалась придворной. Кроме того, существовала должность мечника, устанавливаемая в поветах (земская должность). Эта должность была почетной. Почетная служба им исполнялась лишь тогда, когда король находился в его землях. Одновременно придворной и земской были также должности подкормия (польск. podkomorzy, лит. pakamaris) - судьи по спорам о границах имений, стольника (польск. stolnik, лит. stalininkas), чашничий (польск. (cześnik, лит. taurininkas), ловчий (польск. łowczy, лит. medņioklis) номинальные должности, возникшие соответственно из обязанности сервировки стола, обслуживания на пиру, организации охоты и др. Одной из значимых земских должностей была упомянутая в начале статьи должность хорунжего (польск. chorąży, лит. vėliavininkas). Слово «хорунжий» происходит от польского «chorągiew», что означает знамя (лит. vėliavininkas от vėliaviva, что также означает знамя). Слово «хорунжий» может быть переведено и как «знаменосец», русский эквивалент такого слова «прапорщик» (от церковнославянского «пра поръ», что тоже означает «знамя». Хорунжий в Речи Посполитой организовывал народное ополчение повета (хоругвь повета) и подчинялся каштеляну. Так, наименование должности главного героя романа Генрика Сенкевича «Потоп» Анджея Кмицица оршанский хорунжий означает, что он организовывал хоругвь Оршанского повета (Витебское воеводство). 115

116 Часть наименований должностей Речи Посполитой, воспринята в современных Польше и Литве. Так, современная Польша, как и Речь Посполитая, делится на воеводства и поветы. Однако воевода в настоящее время это представитель центральной власти Совета Министров Польши. Населением воеводства избираются сеймики, которые формируют исполнительные органы власти. Главой исполнительной власти воеводства является Маршал воеводства. В поветах местными жителями избирается Совет, руководителем которого является староста. Словом «хорунжий» в Польше первой половине XX в. стали обозначать младшее офицерское звание. С 1963 по 2004 г. в Войске Польском существовал особый класс офицеров между старшими подофицерами (унтерофицерами) и младшими офицерами, называемый хорунжими. Эта группа званий соответствовала советским и российским прапорщикам. Ныне звания старшего хорунжего, хорунжего и младшего хорунжего в Польше относятся к классу унтер-офицеров. Административно-территориальная единица высшего уровня в Литовской Республике по-литовски называется «apskritis». На русский язык это слово обычно переводят как «уезд», но на польский, а также на белорусский, украинский языки его переводят как повет (соответственно, «powiat», «павет», «повiт»). В то же время повет как название административнотерриториальной единицы современной Польши на литовский язык переводят как «apskritis». Уезды современной Литвы делятся на староства. Главой исполнительной власти староства является староста (лит. seniūnas). Виленский (вильнюсский) вопрос в международно-правовых отношениях первой половины ХХ века 1 Территория современной Литовской Республики, «доставшаяся в наследство» от Литовской ССР, включающая в себя такие крупные (для Литвы) города как Вильнюс, Каунас и Клайпеда, не всегда была таковой. Прежде всего, это касается Вильнюса и Клайпеды. Причем даже названия этих городов на иных языках, кроме литовского, долгое время звучали по-другому. В рамках данной статьи я остановлюсь на проблеме Вильнюса, ставшей одной из самых сложных в международно-правовых отношениях первой половины ХХ века. Литовская Республика впервые была провозглашена 16 февраля 1918 г. Литовским Советом (Тариба, Taryba), избранным конференцией литовских национальных деятелей, состоявшейся сентября 1917 г. в городе, который в то время еще официально находился в составе России, назывался порусски Вильной и был административным центром Виленской губернии. Наиболее распространенным языком общения жителей города в то время был польский, и по-польски город назывался и называется до сих пор Вильно 1 Опубликовано в журнале «Мир юридической науки» С

117 (Wilno). Хотя город официально еще и находился в составе России, в это время он был оккупирован немецкими войсками в ходе боев Первой мировой войны. Литовские национальные деятели город называли Вильнюсом (Vilnius), хотя даже в литовской литературе имеется мнение, что слово «Вильнюс» - искусственное, возникшее в среде литовской интеллигенции в XIX в, а исконное название города Вильня - по названию протекающей в нем речки 1. Кстати, именно так традиционно город называется по-белорусски (Вільня), хотя в современном официальном белорусском языке принято написание - Вільнюс. Современный Вильнюс до сих пор находится в окружении белорусских сел и в непосредственной близости от Белоруссии (всего 33 километра до границы), а Виленская губерния Российской Империи была преимущественно белорусской по этническому составу населения. Такая версия происхождения названия города представляется весьма убедительной, имеющей корни не только в белорусском, но и в литовском языке. Так, название речки Вильня, от которого производят название города, равно как и реки Вилии (по-литовски Нерис Neris), в которую она впадает, производят от литовского «вильнис» (vilnis) 2, что означает «волна» и, очевидно, перекликается с соответствующим русским, а стало быть, и славянским словом. Один из районов Вильнюса называется Новая (Науйойи, Naujoji) Вильня (Vilnia) и в целом окончания названий населенных пунктов с окончаниями «ня» «я» «на» встречаются, хотя и редко, в современной Литве: Пуня (Punia), Варена (Varėna), Удрия (Ūdrija) в Алитусском уезде, Калвария (Kalvarija) - в Мариямпольском уезде; Утяна (Utena), Игналина (Ignalina) в Утянском уезде, Вилькия (Vilkija) в Каунасском уезде. В то же время среди названий литовских городов окончание «юс» вообще ни разу не встречается, есть только окончание «ус» - Алитус, встречающееся только один раз (в славянской традиции - Олита). Вообще окончание «юс» характерно для антропонимов иностранного происхождения (например: Вергилий Вергилиюс или мое имя Эугениюс). Многие литовские фамилии заканчиваются на «юс», но они придают литовское звучание славянскому суффиксу «вич» - «вичюс». Вряд ли древние литовцы могли использовать окончание «юс», оно для исконного литовского языка без иностранных заимствований нехарактерно. Окончание «юс» присутствует в литовском варианте названия города Кѐнигсберга, современного Калининграда, Караляучюс (Karaliaučius), но об этом речь пойдет в вошедшей в настоящий сборник статье «Мемельский (клайпедский) вопрос в международноправовых отношениях первой половины ХХ века». На русском языке город официально назывался в гг. Вильно. Его мы и будем употреблять в дальнейшем при описании указанного периода, за исключением случаев цитирования документов, изданных на литовском языке. 1 См.: Венцлова Т. Вильнюс: Город в Европе. СПб., С. 14, См.: Zinkevičius Z. Lietuvių kalbos istorija, T. 3. Senųjų rańtų kalba. Vilnius, P

118 В Акте о независимости Литвы от 16 февраля 1918 г. было указано, что «Литовский Совет как единственный представитель литовского народа провозглашает независимое, устроенное на демократических основах, Литовское государство со столицей в Вильнюсе» 1. Таким образом, новое государство заявило о своих претензиях на Вильно как свою столицу, имея в виду, в частности, что именно этот город являлся столицей Великого княжества Литовского (ВКЛ), существовавшего в унии с Польшей в составе Речи Посполитой до 1795 г, когда в результате третьего раздела Речи Посполитой, вся территория ВКЛ вошла в состав Российской Империи. ВКЛ, образованное в середине XIII в., никогда не было этническим литовским государством. Традиционно считающийся основателем ВКЛ Миндовг (Миндаугас, Mindaugas) сделал своей столицей Новогрудок (ныне город в Гродненской области Республики Беларусь), принадлежащий прежде князю Изяславу и входивший в состав Полоцкого княжества. Миндовг начал править в Новогрудке в 1237 г. В начале 40-х гг. XIII в. к княжеству Миндовга добровольно стали присоединяться западнорусские (ныне белорусские) земли. В 1246 г. Миндовг был официально призван на княжение вечевым собранием с участием западнорусских князей. Вся дальнейшая история ВКЛ связана с расширением его территории на восток. В его составе вскоре оказалась вся территория современной Белоруссии, значительная часть современной Украины с Киевом. В разное время в ВКЛ входили земли современной России (Смоленское княжество и др.). Подавляющее большинство населения ВКЛ составляли восточные славяне - предки современных белорусов и украинцев. Официальным (канцелярским) языком ВКЛ был язык, который в разных источниках называют: «руськи езык», «проста (я) мова», «руський язык», «литовско-русский язык», «рутенский язык», «староукраинский язык», «старобелорусский язык», «западнорусский литературно-письменный язык», «южно-русский язык», «росский язык», «русинський или русинский язык», «славянский язык ВКЛ». В дальнейшем для удобства остановимся на названии «русинский язык». Именно на русинском языке разговаривало подавляющее большинство населения ВКЛ. В это время он еще мало отличался от русского языка Московского великого княжества (Московского государства) будущего современного русского языка. Скорее всего, именно по-русински разговаривала и этнически литовская знать ВКЛ. Так, великие литовские князья вступали в многочисленные браки с княжнами из русских княжеств, в том числе и входящих в Московское государство, которыми правили представители династии Рюриковичей и, наоборот, выдавали своих дочерей замуж за князей из этой династии. Публицист С. Новиков по этому поводу пишет: «По-русски пели колыбельные матери будущим литовским князьям, (все их отцы были женаты на 1 Baltijos ńalių istorijos chrestomatija. Lietuvos, Latvijos, Estijos istorijos dokumentų rinkinys nuo seniausių laikų iki 1991 metų. Vilnius, P

119 русских). Выходец из коренной Литвы не мог сделать карьеру без знания русского языка» 1. С таким утверждением, следует согласиться, с поправкой, что речь здесь должна идти не о современном русском языке, а о русинском либо о русском языке Московского государства, которые, как отмечалось выше, в то время мало различались между собой. Литовская династия, берущая свое начало с великого князя Гедимина (Гедиминас, Gediminas) Гедиминовичи, таким образом, смешалась с династией Рюриковичей, так что впору говорить о династии Рюриковичей- Гедиминовичей. Так, например, единственная дочь правителя ВКЛ Витовта Великого София в 1390 г. была выдана замуж за великого князя московского Василия Дмитриевича сына Дмитрия Донского. Сын Василия Дмитриевича и Софьи Витовтовны Василий Васильевич Темный стал великим князем московским Василием II, а его сын и внук Софьи Витовтовны Иван III, впервые провозгласил себя царем, а Московское государство стало называть себя Россией. Внуком Ивана III стал знаменитый Иван IV Грозный. Кстати, одна из дочерей Софьи Витовтовны стала женой византийского императора Иоанна VII Палеолога, а Иван III женился на дочери последнего Палеолога Софии, что позволило ему принять византийский герб двуглавого орла, до сих пор являющийся гербом России. Таким образом, потомки Гедимина породнились с потомками Палеологов, правда, по женской линии. Царь Иван IV Грозный потомок не только Рюриковичей, но и Гедиминовичей. В эпоху безкоролевья в Польше он предлагал свою кандидатуру на королевский трон, но польско-литовская шляхта поспешила откреститься от «ужасного» царя, пригласив на престол никчемного Генриха Валуа, который, впрочем, вскоре Польшу покинул, как только перед ним открылся путь к престолу родной Франции. Потомки родов, берущих свое начало от сыновей и внуков Гедимина, сыграли немалую роль в истории России, дав начало княжеским родам Голицыных, Бельских, Волынских, Мстиславских, Трубецких, Хованских 2. В русской дореволюционной историографии было распространено представление о ВКЛ как о литовско-русском государстве, о чем свидетельствуют сами названия исторических трудов 3. Официальная политика Российской Империи в отношении ВКЛ после третьего раздела Речи Посполитой была выражена Екатериной II, заявившей, что Россия не получила «ни одной пяди польской земли», так как земли этнической Польши в то время разделили Пруссия и Австрия. К России, по ее заявлению, присоединена лишь территория ВКЛ, которая была испокон русской и поэтому она должна слиться с Российской Империей. После подавления польско-литовского восстания 1838 г. в 1840 г. литовские губернии стали называться Северо-Западным кра- 1 Новиков С. Дебри правды истории. Или как национальные интеллигенции пост-ссср создают ксенофобские настроения //Московские новости октября. 2 См.: Барзова Е.А., Мурадян Г.Г., Комаринец А.А. Гедиминовичи. Биографии, гербы, генеалогические древа. М., С См., например: Дашкевич Н.П. Заметки по истории литовско-русского государства. Киев, 1885; Любавский М.К. Очерк истории литовско-русского государства до Люблинской унии включительно. СПб.,

120 ем, а само название «Литва» было исключено из официального употребления. В современной белорусской литературе все чаще пишется о белорусском характере ВКЛ 1. О несостоятельности этой концепции я уже писал в вошедшей в настоящий сборник статье «Великое княжество Литовское: история и историография». На мой взгляд, термин «литовско-русское государство» имеет право на существование, но лишь имея в виду, что русскую составляющего этого термина следует понимать как восточнославянскую или русинскую. Во времена ВКЛ слова «русский» и «русинский» мало различались между собой. Во всяком случае, прилагательное «русский» не относилось к Московскому государству; оно и называлось соответственно именно московским, а его жители в ВКЛ назывались москалями. В этом, наверное, и смысл полного официального ВКЛ на русинском языке в Статуте 1529 г., которое звучало как «Великое князство Литовское, Русское и Жемойтское и иных», учитывая, что Жемойтия (Жмудь, современное название Жемайтия, Ņemaitija) как этнографическая область Литвы в ВКЛ обладала особым статусом и постоянно служила предметом территориального спора с Тевтонским орденом. Великий князь Ольгерд (Альгирдас, Algirdas) принял титул «великий князь Литовский, Русский, дедич Кревский, Витебский, Полоцкий и иных». Великий князь Литовский Ягайло (Йогайла, Jogaila) в акте Кревской унии 1385 г. назвал себя «Мы, Ягайло, божьей милостью великий князь Литовский, Руси господин и наследник урожденный». В польском языке различают понятия «język ruski» как язык ВКЛ и «język rosyjski» как современный русский язык. Наиболее продуктивной представляется является мысль о балтовосточнославянском (русинском) или балто-славянском характере ВКЛ, имея в виду, что литовская нация сложилась из племен балтской языковой группы. Эту гипотезу поддерживает часть белорусских 2 и литовских авторов, правда, последние к такой мысли склоняются значительно реже 3. Успешное и практически бесконфликтное проживание славян и балтов на протяжении многих веков в одном государстве, на мой взгляд, это еще и результат изначальной близости обеих языковых групп между собой. Давно замечено, что никакие другие языки в индоевропейской языковой семье не близки между собой как славянские и балтские. По этому поводу в лингвистике существует теория балтославянского единства, предполагающая существование некогда единого балтославянского языка, произошедшего из одного индоевропейского диалекта. Другие ученые считают, что часть общих черт балтийских и славянских языков была унаследована из ин- 1 См., например: Голденков М. Русь: другая история. Минск, 2010; Ермолович Н. Белорусское государство Великое княжество Литовское. Минск, См., например: Кожедуб А. Иная Русь. М., 2009; Кароткi У.Г. Рэч Паспалiтая чатырох народаў ў Рэчы Паспалiтыя двух народаў ў эпохi Льва Сапегi // Леў Сапега ( гг.) i яго час. Зборнік навуковых артыкулаў Гродна, С См.: Венцлова Т. Указ. соч. 120

121 доевропейского языка, другая часть (вторичные черты) появилась в результате тесного общения балтов и славян 1. Единое балто-славянское государство характеризовалось единством его народов, во всяком случае, знати. Как отмечает З. Зинкявичюс: «магната или дворянина, жившего в Литовском государстве, на каком бы языке он не говорил, называли «литовцем». Постепенно, когда окрепли связи славянских земель с Литвой, представители высших слоев этих земель, православные, не знавшие литовского языка, стали такими же «литовцами» - патриотами Литовского государства, как и настоящие литовцы. Там, где приходилось защищать права Литовского государства от посягательств поляков, они даже активнее боролись за них, нежели сами литовцы» 2. ВКЛ существенно поменяло свою языковую и культурную, включая религиозную, ориентацию в результате ряда уний с соседней Польшей. Так, в 1385 г. была подписана Кревская уния (в Крево, на территории современной Республики Беларусь) соглашение между Великим княжеством Литовским и Польшей, согласно которому великий князь Литовский Ягайло вступил в брак с Ядвигой последней представительницей пресекшейся королевской династии Пястов, получал польскую корону, но при условии крещения его самого, его братьев и всех поданных язычников в христианство по католическому обряду. Кревская уния, лишившая ВКЛ самостоятельности, была враждебно воспринята многими литовско-русинскими князьями. Оппозицию возглавил Витовт (Витаутас, Vytautas) двоюродный брат Ягайло. 5 августа 1392 г. в Острове было между Ягайло и Витовтом было достигнуто соглашение, согласно которому великим князем литовским становился Витовт, но после его смерти права великого князя перейдут к польским королям. ВКЛ, таким образом, приобретало автономию в составе Польши. В 1401 г. это соглашение было подтверждено новой унией, заключенной в Вильне и утвержденной королевским советом в Радоме, которая получила название Виленско- Радомской унии. На объединенном литовско-польском сейме в Городло (ныне Хородло, Польша) в 1413 г. была заключена новая уния. По условиям Городельской унии после смерти Витовта литовские паны и шляхта не могли избрать себе великого князя без согласия короля, прелатов, панов и шляхты Польши. В то же и время и польские прелаты, паны и шляхта в случае прекращения рода Ягайло не могли избрать короля без совета и ведома великого князя литовского, прелатов, панов и шляхты ВКЛ. В 1501 г. была заключена новая уния, по условиям которой Польша и Литва впредь будут иметь одного государя, избираемого в Польше на общем польско-литовском сейме; будут иметь общую монету, но отдельные суды и должности; прежние договоры, заключенные одним государством, будут 1 Зинкявичюс З., Лухтанас А., Чеснис Г. Откуда родом литовцы. Вильнюс, С См.: Зинкявичюс З. Восточная Литва в прошлом и настоящем. Вильнюс, С

122 иметь обязательную силу для другого государства; новоизбранный государь должен подтверждать права и вольности обоих государств. Последняя уния была заключена 1 июля 1569 г. в Люблине (современная Польша). Акт Люблинской унии гласил, что ВКЛ и корона Польская сливаются в одно государственное тело и составляют не две, а одну Речь Посполитую. Эта Речь Посполитая всегда будет иметь одного государя, избираемого сообща панами радными и всеми станами Польши и Литвы в Польше, помазуемого и коронуемого в Кракове; особое избрание этого государя в Литве и возведение на великое княжение прекращается. Но так как остается титул великого князя, то общий государь после избрания провозглашается королем Польским, великим князем Литовским, Русским, Прусским, Мазовецким, Жмудским, Киевским, Волынским, Подляшским и Ливонским. Рада и сеймы впредь будут только общие для Польши и Литвы, а отдельных литовских сеймов король созывать не будет. Договоры и союзы с посторонними государствами впредь не могут заключаться порознь Польшей и Литвой, а только сообща. Для Польши и Литвы устанавливалась единообразная, одинаковая по ценности и весу монета. Вместе с тем для Литвы и Польши по Люблинской унии предусматривались раздельные вооруженные силы и их командование, правовые системы и суды. В Литве были сохранены собственная казна и администрация. Уже после заключения Кревской унии 1385 г, по условиям которой началась массовая христианизация язычников Литвы по католическому образцу, в ВКЛ вместе со священниками католической церкви - по преимуществу, поляками стал проникать польский язык как язык богослужения. Литовская католическая церковь в административном отношении подчинялась польской церкви. Но, несмотря на это, до XVI в. для распространения польского языка среди народных масс еще не было условий. Людей, прибывших из Польши, кроме духовных лиц, было немного. Местная литовская и русинская знать с подозрением относилась к польской аристократии и по мере сил мешала ей обосновываться на литовских землях. Полякам в Литве не разрешалось приобретать земли, получать высшие государственные должности, к ним относились как к чужестранцам 1. Символическая основа для полонизации литовско-русинской знати была заложена Городельской унией 1413 г., когда 47 влиятельных родов ВКЛ получили польские гербы. Бояре ВКЛ, принявшие католицизм, получили права и привилегии польской шляхты. Однако еще до начала XVI в. польский язык, даже среди знати, в ВКЛ не закрепился. Как отмечает З. Зинкявичюс: «Положение стало меняться к середине XVI в. Польский язык тогда и в Польше становился приоритетным, тем самым ослабляя позиции латинского официального канцелярского языка. Решающую роль здесь сыграли реформаторское движение и в целом Ренессанс как в Польше, так и в других странах Европы, выдвинувшие идею главенствующей роли родного языка. Литовское и Польское государства в этот период вступили на путь сближения. 1 См.: Венцлова Т. Указ. соч. С. 23; Зинкявичюс З. Указ. соч. С

123 Появились общие политические интересы, интенсивнее стали торговые и другие связи. Литовская аристократия все чаще сталкивалась с необходимостью знания польского языка» 1. Т. Венцлова пишет: «местная знать, соблазненная польскими ренессансными традициями и западной свободой, почти вся скоро перешла на польский язык. Возник парадокс, подобных которому почти нет в Европе: высшие слои во всех смыслах были частью польского народа, но упрямо называли себя литовцами и противопоставляли себя «настоящим» полякам из Кракова и Варшавы» 2. На польском языке, прежде всего, стали говорить во дворце правителя. Великие литовские князья, становясь польскими королями, зачастую жили в Кракове, который в то время был польской столицей и лишь изредка посещали Вильню. Их дворец и всѐ окружение были польским. Литовские вельможи, приближенные короля, «волей-неволей должны были учить польский язык, а для них, знавших канцелярский славянский язык, это не составляло особого труда» 3. Особой популярностью стал пользоваться польский язык в ВКЛ, когда в гг. польский король и великий князь литовский Сигизмунд Август поселился в Вильне со своим двором 4. Позднее после заключения Люблинской унии польский язык стал единственным языком для литовскорусинской знати. Т. Венцлова пишет, что с XVII в. в основном по-польски уже говорили во всей Вильне. Литовский и русинский языки были вытеснены в деревню, стали признаком крестьянского происхождения и необразованности. При этом русинский язык не слишком отличался от польского - и часто считался его местным наречием 5. Именно на основе этого языка впоследствии сформировались белорусский язык и польский язык окрестностей Вильны (Виленщины, Виленского края). Литовский язык сохранился лишь в более отдаленных от Виленщины регионах, по преимуществу в сельской местности, но и здесь польский язык был языком католической церкви (костѐла) и помещичьих дворов. Были и другие, кроме Виленщины, полонизированные деревни, например в окрестностях Кейданов (ныне Кедайняй, Kėdainiai в Каунасском уезде Литовской Республики). По данным последней переписи населения Российской Империи 1897 г. в Вильне среди жителей насчитывалось (40,0 %) евреев, (30,9 %) поляков, (20,1 %) русских, (4,2 %) белорусов, (2,1 %) литовцев, (2,7 %) других. В Виленской губернии среди 1 Зинкявичюс З. Указ. соч. С Венцлова Т. Указ. соч. С Зинкявичюс З. Указ. соч. С См.: Там же. 5 См.: Венцлова Т. Указ. соч. С

124 населения на первом месте стояли белорусы (56%), далее шли литовцы (17,5%), евреи (12,7%), поляки (8%), русские (5%), татары (0,14%) 1. При этом надо иметь в виду, что поляки Вильно и Виленщины это, в основном - не переселенцы из этнической Польши, а местные коренные, но полонизированные жители литовского или русинского происхождения. На самоидентификацию жителей Виленщины в качестве поляков влияло их католическое вероисповедание. В Виленском крае стало само собой считаться, что если человек католик, то он одновременно и поляк, в отличие от русинов православных, которые стали считаться белорусами. Фактически же речь идет об одном и том же народе, представители которого сами себя до сих пор называют «тутейшими», т.е. местными. Ряд тутэйших считали себя поляками, говорили на польском языке, объясняя, что «мы поляки, но говорим по-просту». На Версальской конференции эксперт из США Ф.А. Голднер утверждал, что в Вильно и его окрестностях образовалась какая-то новая народность, говорящая на языке, отличном от польского, литовского и белорусского. Тутейшие в одинаковой мере могли стать и поляками и литовцами и белорусами 2. Примечательны в этом отношении судьбы трех родных братьев - уроженцев этого региона. Старший брат Ежи Ивановский (Jerzy Iwanowski) позиционировал себя поляком: в гг. был министром в Польше; в 1920 г. - директором департамента иностранных дел Срединной Литвы непризнанного польского государства на территории Восточной Литвы и Западной Белоруссии; в гг. сенатором в Польше. Средний брат - Вацлав Ивановский (Вацлаў Іваноўскі) известный белорусский деятель; являлся одним из основателей Белорусской революционной громады и Белорусской социалистической громады, с 1907 г. издавал в Санкт-Петербурге газету на белорусском языке, в 1918 г. министр просвещения Белорусской Народной Республики, с осени 1919 г. - член Временного Белорусского исполнительного комитета, издатель журнала «Рунь». Младший брат - Тадас Иванаускас (Tadas Ivanauskas) известный литовский ученый-зоолог, основатель Зоологического музея в Каунасе, который до сих пор носит его имя; в гг. директор Института биологии Академии наук Литовской ССР. Еще более интересны биографии двух братьев Нарутовичей. Правда, они были уроженцами не Виленской, а Ковенской губернии. Старший брат, известный в Литве как Станисловас Нарутавичюс (Stanislovas Narutavičius) литовский общественный деятель, член Литовского Совета, один из сигнаторов (подписантов) Акта о независимости Литвы от 16 февраля 1918 г. Младший брат Габриэль Нарутович (Gabriel Narutowicz) 9 декабря 1922 г. был избран первым президентом Польши. Правда, на посту президента он пробыл всего несколько дней, так как 16 декабря 1922 г. был застрелен крайне правым экстремистом Э. Невядомским. 1 См.: Российская Империя. Словарь-справочник. По словарю Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона /Сост. В.П. Пархоменко. СПб., С См.: Зинкявичюс З. Указ. соч. С

125 Уроженцем Виленщины был самый знаменитый и почитаемый поляками политический деятель, основатель возрожденного после крушения Российской Империи польского государства Юзеф Пилсудский (Józef Piłsudski). Он родился в 1867 г. в Зулове Виленской губернии (ныне Зулавас, Zulavas в Вильнюсском уезде Литовской Республики), учился в Первой виленской русской гимназии, в которой, кстати, учился и другой знаменитый поляк, тоже уроженец Виленщины - Феликс Дзержинский создатель и руководитель советских карательных органов. Ю. Пилсудский сам себя считал происходящим от литовских предков. Он любил повторять: «Польша, она как бублик все ценное на окраинах, а посередине ничего» 1. Сердце Ю. Пилсудского в 1936 г. погребено в могиле его матери в Вильно на кладбище Росса (лит. Rasų kapinės). Неоценим вклад уроженцев Виленшины и Литвы в целом в польскую культуру. Прежде всего, это поэт Адам Мицкевич (Adam Mickiewicz). Происхождение Мицкевича то ли белорусское, то ли литовское, но никак не польское. Начинал свой творческий путь поэт на территории современной Литвы в Вильнюсе и Каунасе. Белорусы считают Мицкевича своим поэтом, ссылаясь на поэму «Дзяды» (по-белорусски деды), а литовцы своим, ссылаясь на поэму «Гражина» (женское имя, от литовского «graņi» - красивая, красавица). И те и другие восторгаются строчками из «Пана Тадеуша» - «O Litwo! Ojczyzno moja О, Литва! Моя Отчизна», только Литву белорусы и литовцы понимают по-своему. Удивительно, но в самой этнической Польше Мицкевич практически и не жил. Тем не менее, он - величайший польский поэт. Во всех крупнейших польских городах, а также в Вильнюсе, в Львове ему поставлены памятники. Похоронен Мицкевич в Кракове, в том же замке Вавель, в котором покоится прах польских королей, Юзефа Пилсудского и других выдающихся поляков. Великим польским поэтом наряду с А. Мицкевичем считается Юлиуш Словацкий (Juliusz Słowacki). Он родился в Кременце (современная Украина), но его отец преподавал в Виленском университете, в котором учился и сам Ю. Словацкий. Сюжеты для своего творчества он находил в истории Литвы, одним из самых значительных его произведений является трагедия «Миндовг, король литовский». Умер Ю. Словацкий в 1849 г, а в 1927 г. его прах по распоряжению Ю. Пилсудского был перезахоронен в Вавеле рядом с могилой А. Мицкевича. В день захоронения праха Словацкого в Вавеле в Вильно была открыта мемориальная таблица с бюстом поэта на доме, в котором он жил. Все писавшие по-польски авторы, использовавшие литовские мотивы, как отмечает З. Зинкявичюс, придерживались униатских воззрений, себя обычно называли литовцами, конечно, не в этническом, а в историческом понимании. Литву они понимали как свою родину 2. 1 См.: Венцлова Т. Указ. соч. С См.: Зинкявичюс З. Указ. соч. С

126 Лауреатом Нобелевской премии по литературе в 1980 г. стал польский поэт Чеслав Милош (Czesław Miłosz). Он родился в 1911 г. в Шетенях Ковенской губернии (ныне деревня Шятеняй, Ńeteniai в Каунасском уезде Литовской Республики) в полонизированном регионе в окрестностях Кейдан (ныне Кедайняй, Kėdainiai в Каунасском уезде Литовской Республики) 1 учился в польской гимназии в Вильно в г., когда город был отторгнут от Литвы и находился в составе Польши, и в Виленском университете. Ч. Милош языковую ситуацию в Вильно и в его окрестностях описывает следующим образом: «Не было народного говора - городского или деревенского - с подлинно польскими корнями; был тутошний язык, забавный, по духу скорее белорусский, чем польский, хотя и сохранивший много общепольских выражений XVI-XVII веков, которые в Польше вышли из употребления. Граница между тутошним языком и разговорным языком дворянства (тем, который Мицкевич слышал в детстве, а позже в Париже улавливал внутренним слухом) была, очевидно, расплывчата, так же как рубеж между речью мелкой шляхты и речью помещиков или интеллигенции, вышедшей из имений. Но все это было поистине чуждо польскому народному говору. Пролетариат Вильно говорил на тутошнем языке, непохожем на народный язык Варшавы, где, по-видимому, сохранился какой-то крестьянский субстрат» 2. Таким образом, к началу 1918 г., когда Литва провозгласила себя независимым национальным литовским государством со столицей в Вильнюсе, город и его окрестности по составу населения были полиэтническими. Т. Венцлова насчитывает целых семь коренных народов Виленщины: литовцы, поляки, белорусы, русские, евреи, татары, караимы 3. Доминирующей же в экономическом, интеллектуальном плане этнической группой в Вильне и губернии, несомненно, были поляки. В гг. в рамках Гражданской войны в России и советскопольской войны город попеременно занимали то польские войска, то Красная Армия. Так, 5 января 1919 г. после отхода немецких войск из Вильно город заняли части Красной Армии. Еще раньше - 2 января - правительство Литвы, опасаясь советской оккупации, переехало в бывший губернский город Ковна, которому на два десятилетия суждено было стать временной столицей Литвы Каунасом (Kaunas). Справедливости ради, надо сказать, что и Ковна в то время литовской по составу населения не была. Среди ее жителей в 1919 г. преобладали поляки (42%), т.е. поляков проживало даже больше, чем в Вильне; второе место занимали евреи (31%) и только третье место литовцы (16%) 4. 1 Именно в этом регионе проживала «ляуданская шляхта», прославленная в романе Г. Сенкевича «Потоп» (см. вошедшую в настоящий сборник статью «Русь и Литва в Речи Посполитой XVII века. 2 Милош Ч., Венцлова Т. Вильнюс как форма духовной жизни //Синтаксис (Париж) С См.: Венцлова Т. Указ. соч. С Такие данные приводятся в русскоязычной версии Википедии. В белорусскоязычной версии отмечается, что поляками была записана часть литовской элиты. В польскоязычной версии указано на 45% поляков, 30% 126

127 В Вильно, занятом Красной Армией была провозглашена Литовская ССР, главой ее Совета народных комиссаров стал Винцас Мицкявячюс- Капсукас (Vincas Mickevičius-Kapsukas). В феврале 1919 г. была создана Литовско-Белорусская ССР со столицей в Вильно. Совет народных комиссаров возглавил тот же В. Мицкявячюс-Капсукас. В состав Литовско-Белорусской ССР вошли Виленская, Ковенская и Минская губернии, большая часть Гродненской (без Белостокского, Бельского и Сокольского уездов) и три четверти Сувалкской губернии (без Сувалкского и Августовского уездов). Площадь объединенной республики по данным на 1 января 1914 г. составляла 207 тысяч кв. км. На этой территории до мировой войны жили 7,5 миллионов человек. Однако на самом деле вся территория Ковенской губернии и часть Сувалкской губернии находились под управлением национального правительства Литвы. Более того там, а также в Гродненской губернии, находились немецкие войска. Поэтому советская власть была установлена только в Белоруссии и на северо-восточной окраине Литвы, на территории с населением в 4 миллиона человек апреля 1919 г. Вильно был занят польскими войсками; правительство Литовско-Белорусской ССР переехало в Минск. К середине июня поляками было занято уже три четверти территории Литовско-Белорусской ССР. 26 августа 1919 г. литовские войска взяли Зарасай, последний литовский город, где еще сохранялась советская власть. 8 августа поляки взяли Минск. В августе 1919 г. Литовско-Белорусская ССР прекратила свое существование. Литовская Республика все это время вела активную дипломатическую деятельность борьбу за включение в свою территорию этнических литовских земель в рамках Лиги Наций, поскольку литовское население проживало еще и в Сувалкской губернии Царства Польского, присоединенного к Российской Империи не в результате разделов Речи Посполитой, а позднее, в 1815 г. по решению Венского конгресса из территории Варшавского герцогства, а также в Малой Литве, которая до Первой мировой войны полностью принадлежала Германии, и не входила ни в ВКЛ, ни в Речь Посполитую, ни в Российскую Империю. В то же время в польской восточной политике гг. существовала две тенденции. Ю. Пилсудский предлагал план создания независимых Литвы, Белоруссии и Украины, находящихся в тесном союзе с Польшей. Его противники, в первую очередь польские национал-демократы, выступали за инкорпорацию этих территорий в Польшу. Пилсудского не поддерживали и страны Антанты, которые считали, что Белоруссия и Украина (кроме Галиции) должны остаться за Россией 2. В ходе советско-польской войны 21 апреля 1919 г, как уже указывалось, поляки заняли Вильно, что привело к эвакуации правительства Литовевреев и 18% литовцев. Литовскоязычная версия этих данных вообще не приводит. Ни в одной из версий не указано кем проводилась эта перепись населения. В любом случае, литовское население Ковны было более значительным, чем в Вильне, но отнюдь не превалировало. 1 См.: Грицкевич А.П. Западный фронт РСФСР Минск, С См: Грицкевич А.П. Указ. соч.с

128 ско-белорусской ССР и к ликвидации советской власти в Литве. Вильно и Виленский край перешли в руки Красной Армии 14 июля 1920 г. За два дня до этого - 12 июля в Москве был подписан договор между РСФСР и Литвой 1, по которому Вильно и Виленский край признавались за Литвой. Исходя из текста ст. II договора Московского договора и приложенной к нему карты, к Литве переходили не только Вильно и Виленский край, но и территории, ныне относящиеся к Республике Беларусь, включая города Гродно, Щучин, Ошмяны, Сморгонь, Браслав, Лида, Поставы и др. В Вильно ненадолго возвратились литовские государственные учреждения, однако и Красная Армия покидать город не спешила. Признание Вильно и Виленского края за Литвой со стороны Советской России было лишь временным тактическим ходом с тем, чтобы город не достался полякам. После нанесения поражения Красной Армии в августе 1920 г. («чудо на Висле») польские войска на территории, на которые претендовала Литва, столкнулись с литовскими частями. Совет Лиги Наций 20 сентября принял рекомендацию, подтверждающую в качестве восточной границы Польши «линию Керзона» и предложил Польше считаться с нейтралитетом территории Литвы. Литва и Польша официально приняли эту рекомендацию. Под давлением Лиги Наций в последних числах сентября 1920 г. в бывшем губернском центре Царства Польского Сувалках начались польско-литовские переговоры. 7 октября был подписан договор, разграничивающий польскую и литовскую зоны. В соответствии с договором Вильно и прилегающие территории оказывались на литовской стороне демаркационной линии. Договор должен был вступить в действие 10 октября. За два дня до вступления Сувалкского договора в силу по негласному распоряжению Ю. Пилсудского части польской армии под командованием уроженца Виленской губернии Люциана Желиговского (Lucjan Żeligowski), имитируя неподчинение верховному командованию, начали наступление и заняли Вильно и Виленский край. Ядро войск Л. Желиговского составили части 1-й Литовско- Белорусской дивизии, в которой служили уроженцы Виленского края. Действия этих частей должны были носить стихийный характер, выражающий волю населения, и выглядеть как возвращение законных хозяев в родной край. Вильно был взят войскам Л. Желиговского 9 октября 1920 г. Вечером того же дня Л Желиговский радиограммой, адресованной правительствам Польши, США, другим государствам и Лиге Наций, известил о том, что солдаты, родом из Виленского края, отказались подчиняться Верховному главнокомандующему; он принял командование над ними и создал временную исполнительную комиссию. Одновременно было выпущено обращение солдат 1-й Литовско-Белорусской дивизии, в котором объявлялось, что пока хотя бы один из них в состоянии держать в руках оружие, могилы предков не захва- 1 См.: Документы внешней политики СССР. Т июля 1920 г. 18 марта 1921 г. М., С

129 тит «литовец, большевик или немец», а «англичанин» не будет решать их судьбу. В это время литовские войска вели успешные для них бои с поляками под Гедройцами (ныне Гедрайчяй, Giedraičiai в Утянском уезде Литовской Республики) и Ширвинтами (ныне Ширвинтос, Ńirvintos в Вильнюсском уезде Литовской Республики). Однако Лига Наций потребовала прекращения боевых действий. Занятые войсками Л. Желиговского территории были объявлены государством Срединная Литва (Litwa Środkowa), временно управляемым Верховным главнокомандующим и Временной исполнительной комиссией. При посредничестве контрольной комиссии Лиги Наций 29 ноября 1920 г. было заключено перемирие. 17 декабря 1920 г. военная контрольная комиссия Лиги Наций обозначила нейтральную полосу в 10 км, разделяющую Литовскую Республику и Срединную Литву. 8 января 1922 г. в Срединной Литве были проведены выборы в представительный орган Виленский сейм, которые в литовской литературе называют фарсом «свободных выборов». З. Зинкявичюс пишет, что эти выборы проводились «в присутствии оккупационной армии, (которая и сама голосовала), в режиме усиленного террора против литовцев, преследования литовской печати. Были расширены избирательные округа за счет нелитовских земель, чтобы успешнее «избирали». Многие литовцы, белорусы и евреи бойкотировали выборы. По официальным данным в них принимали участие 64% всех избирателей 1. Выбранный таким образом сейм 20 февраля 1922 г. большинством голосов принял резолюцию о включении Срединной Литвы в состав Польши. 22 марта 1922 г. Учредительный сейм в Варшаве принял Акт воссоединения Срединной Литвы с Польской Республикой, в состав которой она вошла в апреле 1922 г. На ее террритрии была образована Виленская земля, а 22 декабря 1925 г. Виленское воеводство. 15 марта 1923 г. конференция послов Антанты 2 по настоянию Польши приняла решение о ликвидации нейтральной полосы, установив демаркационную линию западнее железной дороги Даугавпилс Гродно. Литовские власти с этим решением не согласились, но были вынуждены считаться с существованием демаркационной линии, которую власти Польши трактовали как государственную границу. В качестве восточной границы Срединной Литвы оставалась советско-литовская граница, определенная Московским договором между РСФСР и Литвой. В 1926 г. на территории бывшей Срединной Литвы было сформировано Виленское воеводство Польши, которое вместе с Западной Белоруссией и 1 См.: Зинкявичюс З. Указ. соч. С Конференция послов исполнительный орган Высшего совета Антанты как военного политического блока победителя в Первой мировой войне. Конференция послов Антанты наблюдала за исполнением решений Версальской мирной конференции и созывалась в гг. в Париже в составе послов Великобритании, Италии и Японии во Франции и под председательством министра иностранных дел Франции. В качестве наблюдателя в работе конференции принимал посол США во Франции. Конференция послов Антанты принимала решения практически по всем территориальным спорам с участием Литвы. 129

130 Западной Украиной, вошедших в состав Польши после окончания советскопольской войны по Рижскому мирному договору от 18 марта 1921 г., составило так называемые Восточные Кресы (Kresy Wschodnie) Польши. К Восточным Крессам относили Виленское, Новогрудское, Полесское, Волынское, Тернопольское, Станиславское, Львовское воеводства. Иногда к Восточным Кресам относили Белостокское воеводство, в котором проживали белорусы, украинцы, некоторое количество литовцев (в районе Сейнов, Пунска), но по преимуществу это было всѐ же польское по составу населения воеводство. По польской переписи 1931 г. Виленское воеводство (без учета Белостокского воеводства) представляло собой наиболее польским по этническому составу населения и языку воеводство Восточных Кресов. Так, поляки в Виленском воеводстве составляли 59,7% населения. Немногим отставало от него по этому показателю Львовское воеводство в Западной Украине 57,7%. Белорусов в 1931 г. в Виленском воеводстве проживало 22,7%, а литовцев 5,2%. 60% населения Виленского воеводства родным языком считали польский (в Львовском воеводстве 58%). В самом Вильно поляки составляли 65,9 %, населения (на втором месте - евреи 28 %). В 1939 г. по польским данным в Виленском воеводстве 52% населения составляли поляки (на втором месте среди Восточных кресов по количеству польского населения стояло Львовское воеводство 46, 5%), 32% - белорусы, 7,5% - прочие национальности, включая литовцев. Однако, как пишет З. Зинкявичюс, жителей Виленщины насильно регистрировали поляками. «Если хочешь получить работу по специальности, зарегистрируйся поляком. Хочешь купить землю пожалуйста, только назовись поляком. Полиция составляла протоколы даже за то, что собирался литовский фольклор. Напуганные люди боялись признаться, что являются литовцами. Даже иностранным ученым, исследовавшим литовские говоры Виленщины, люди боялись признаться, что являются литовцами» 1. Литва не отказывалась от прав на Виленский край и вела за него активную пропагандистскую и дипломатическую борьбу. Между Литвой и Польшей были прерваны дипломатические отношения, границы между странами были закрыты. В литовских иностранных паспортах появилась надпись: «Действителен для проезда во всех странах, кроме Польши» 2, было прекращено железнодорожное сообщение. Только в 1938 г., когда Литва, после вооруженных инцидентов на границе и ультиматума Польши, была вынуждена согласиться с восстановлением дипломатических отношений; были открыты границы и восстановлено сообщение. В конституциях Литвы 1928 и 1938 гг. было записано: «Столица Литвы Вильнюс. В другое место она может быть перенесена только на основании закона». День захвата Вильнюса - 9 октября отмечался в Литве как день всенародного траура, вывешивались приспущенные флаги с траурными лентами, в 1 См.: Зинкявичюс З. Указ. соч. С См.: Венцлова З. Указ. соч. С

131 костѐлах звонили колокола, ревели фабричные гудки 1. Литовский писатель К. Марукас пишет: «Первая песня, которой я научился еще в начальной школе, была песня о Вильнюсе он принадлежал тогда панской Польше. В Вильнюс! В Вильнюс, милый наш край, К Гедимину, к братьям своим! Мы рисовали башню Гедимина на горе с развевающимися на ней знаменами и палящими пушками. Мы не всегда помнили в школе, куда впадает Неман, но каждый мог рассказать о коварном польском генерале Желиговском, захватившем нашу столицу Вильнюс» 2. Однако, как пишет, Т. Венцлова «какими воинственными ни были литовские газеты и плакаты, отнять Вильнюс у государства, большего в десять раз, Литва не могла. Осталось надеяться, что она со временем смирится со своей участью. Поляки не сомневались в моральном праве на Вильнюс для них это был город великих просветителей и поэтов за него сложили головы польские повстанцы. У литовцев были разве что воспоминания о древних временах, когда языческий Вильнюс был маленькой деревянной крепостью. За последние несколько десятилетий они, быть может, и обрели некоторый культурный вес, но оставались в явном меньшинстве. Литовская армия считала бои с Желиговским у Ширвинтай и Гедрайчяй своими славными победами, Польша даже не заметила этих стычек» 3. По условиям Сувалкского договора от 7 октября 1920 г. за Польшей остались и другие территории с этнически литовским населением. Прежде всего, речь идет о Сейнах (польск. Sejny, лит. Seinai) и региона вокруг него (Сейненский край) в бывшей Сувалкской губернии Царства Польского. 8 мая 1919 г. уходящие оккупационные немецкие войска передали Сейненский край Литве, однако с этим не согласилась Польша. 26 июля 1919 г. на конференции послов Антанты Сейненский край был признан за Польшей. Литва в то время в Сейненском крае уже создала свою администрацию августа 1919 г. в Сейненском крае произошло вооруженное восстание против литовской администрации, организованное тайной Польской военной организаций (ПОВ, POW - Polska Organizacja Wojskowa), созданной для освобождения польских земель из-под иностранного владычества. Восстание закончилось победой ПОВ, литовская администрация была вынуждена покинуть Сейненский край. По условиям Сувалкского договора Сейненский край остался за Польшей и находится в ее составе до сих пор. Надо сказать, что Сейны для Литвы, ее истории и культуры имеют особое значение. Сувалкская губерния, входившая в Царство Польское, управлялась иначе, чем губернии Северо- Западного края, к которым относилась остальная часть бывшей ВКЛ. В Сувалкской губернии действовал Гражданский кодекс Наполеона, не было крепостного права и крестьяне были богаче, из них понемногу образовалась но- 1 См.: Зинкявичюс З. Указ. соч. С Марукас К. Прощай, Бразилка. Вильнюс, С См.: Венцлова Т. Указ. соч. С

132 вая литовская интеллигенция, которая почти не была связана с Вильней 1. Настоящей кузницей литовской интеллигенции стала основанная в 1826 г. Сейненская духовная семинария, выпускником которой был, в частности автор литовского гимна Винцас Кудирка (Vincas Kudirka). Ныне Сейны - административный центр Сейненского повета Подлясского воеводства Польши. Если после Первой мировой войны литовское население Сейненского края составляло 80% его жителей, то по данным на 1998 г. их осталось около 30%. Сейненский край является наиболее литовским с этнической точки зрения регионом Польши. В Сейнах находится резиденция Общества литовцев в Польше («Stoważyszenie Litwinów w Polsce»). Здесь же находится редакция литовского журнала «Auńra» («Аушра», в переводе на русский - «Заря») и консульство Литовской Республики, действуют Дом литовской культуры и литовская национальная школа. Кроме того, в Сейненском повете проживает много белорусов, которые выпускают свою местную прессу на кириллице и латинице. На польской стороне остался также Пунск (лит. Пунскас, Punskas; польск. Пуньск, Puńsk). Ныне это поселок в Сейненском повете Подлясского воеводства Польши, в котором даже теперь проживает 75% литовцев. В Пунске работают литовские гимназия, лицей, издательство, типография; есть дом литовской культуры. По условиям Сувалкского договора за Польшей остались Друскеники, входившие в Гродненскую губернию. В состав Литвы город был передан в 1940 г, о чем речь пойдет ниже. Ныне это известный литовский курорт Друскининкай (Druskininkai). Ситуация вокруг Вильно стала меняться в преддверии Второй мировой войны. 28 августа 1939 г. в Москве министром иностранных дел Германии И. Риббентропом и председателем Совета народных комиссаров и народным комиссаром иностранных дел СССР В.М. Молотовым был подписан Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом, известный как пакт Молотова-Риббентропа. В секретном дополнительном протоколе к этому договору указывалось, что в случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению к Виленской области признаются обеими сторонами. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Нарева, Висла и Сана. Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского государства, и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития. По отношению к юго-востоку Европы Германия признавала инте- 1 См.: Венцлова Т. Указ. соч. С

133 рес СССР к Бессарабии, и заявила о своей «полной незаинтересованности в этих областях» 1. Ход дальнейших событий полностью укладывался в канву реализации этих положений секретного протокола. Так, 1 сентября 1939 г. Германия совершила вооруженное нападение на Польшу и начала, таким образом, Вторую мировую войну. 17 сентября 1939 г. в восточную часть Польши (Западная Белоруссия, Западная Украина и Виленский край) вступила Красная Армия. Официально ввод советских войск в Польшу был назван «освободительным походом» с целью «защиты жизни и имущества» граждан Западной Белоруссии и Западной Украины, которой они были лишены в связи с падением Польского государства. Государственность Польши, таким образом, была ликвидирована. По результатам польской военной кампании 28 сентября 1939 г. между СССР и Германией был заключен Договор о дружбе и границе. В секретном протоколе к этому Договору были подкорректированы положения прежнего секретного протокола от 28 августа 1939 г. СССР отказался в пользу Германии от Люблинского и части Варшавского воеводств Польши взамен на включение в сферу своих интересов Литвы. Германия, однако, заявила, что «настоящая германо-советская граница исправляется так, что литовская территория, которая лежит к юго-западу от линии, указанной на карте, отходит к Германии» 2. Речь в данном случае шла о так называемом Вилкавишкском секторе Сувалкского региона. Территория Сувалкского региона в целом в то время оспаривалась Литвой, Польшей, Германией и СССР (в интересах Белорусской ССР). Кроме того, Германия сохранила за собой аннексированный ею в марте 1939 г. Клайпедский край Литвы. Виленский край полностью вместе с Вильно мог бы быть передан в состав Белорусской ССР, что имело бы под собой весомые основания. Как уже указывалось выше, белорусское население края, особенно в сельской местности, было достаточно многочисленным. Находясь в составе Польши, Вильно считался главным городом Западной Белоруссии, равно как и Львов в Западной Украине. В Вильно создавались и действовали белорусские политические партии, общественные организации, такие как Белорусская партия социалистов-революционеров, Коммунистическая партия Западной Белоруссии, Белорусская революционная организация, Белорусский студенческий союз, Белорусский крестьянский союз и др. В Вильно издавались белорусские газеты и журналы, жили и работали такие известные белорусские политические и общественные деятели как один из основателей белорусского национального движения Антон Луцкевич, общественно-политический деятель, языковед Бронислав Тарашкевич, поэт и переводчик Максим Танк и 1 См.: Полпреды сообщают Сборник документов об отношениях СССР с Латвией, Литвой и Эстонией. Август 1939 г. август 1940 г. /Председатель ред. кол. В.Г. Комплектов. М., С См.: Там же. С

134 многие другие, работала белорусская гимназия, действовал Белорусский музей и т.д. По всему казалось, что роль столицы Западной Белоруссии предназначена Вильно. Национальный предводитель белорусов Антон Луцкевич публично приветствовал Красную Армию, «осуществляющую древние мечты его народа. Но несколько недель спустя события повернули в неожиданную сторону Сталин решил отдать Вильнюс Литве, в то время еще независимой и не коммунистической. В польско-литовском споре о Вильнюсе СССР формально поддерживал Литву (поскольку в этом деликатном регионе Европы Польша была реальной силой, а Литва нет). У Сталина появилась возможность продемонстрировать благородство дескать, родина коммунизма отличается от всех буржуазных государств тем, что щепетильно соблюдает свои обязательства и опекает маленькие страны. Судьба Литвы и так была ясна она должна стать частью СССР, только чуть позже. Разговоры о столице Западной Белоруссии резко оборвались. Антона Луцкевича арестовали чекисты, и его следы затерялись где-то в Казахстане» 1. Итак, Вильно был решено передать Литве, а главным городом Западной Белоруссии назначен Белосток, который впоследствии был признан всѐ же польским, а не белорусским, и передан Польше. В Белостоке октября заседало избранное под советскими контролем народное собрание Западной Белоруссии, принявшее решение о вхождении в СССР. Аналогичное народное собрание Западной Украины проходило в Львове. 14 ноября 1939 г. Западная Белоруссия и Западная Украина были приняты в состав СССР с воссоединением соответственно с Белорусской ССР и Украинской ССР. После занятия советскими войсками Вильно, литовское правительство сообщило правительству СССР через его поверенного в делах в Каунасе Позднякова, что желало бы направить в Москву своего министра иностранных дел для переговоров о возвращении Вильно и Виленского края Литве, поскольку предшественница СССР - РСФСР признала право Литвы на этот регион в Московском договоре от 12 июля 1920 г, а СССР подтвердил это признание в договоре о ненападении от 28 сентября 1926 г., действие которого было продлено 4 апреля 1934 г. до 31 декабря 1945 г. В конце сентября 1939 г. В.М. Молотов пригласил в Кремль посла Литвы Ладаса Наткявичюса (Ladas Natkevičius), и ни слова, не упоминая о Вильнюсе, заявил, что правительство Советского Союза выражает пожелание, чтобы премьер-министр или министр иностранных дел Литвы прибыли в Москву. Министр иностранных дел Литвы Юозас Урбшис (Juozas Urbńis) 3 октября 1939 г. вылетел через Ригу в Москву, где вечером вместе с Л. Наткявичюсом был приглашен в Кремль и имел беседу со И.В. Сталиным и В.М. Молотовым. Ю. Урбшис вспоминает: «Слово берет Сталин и без обиняков заявляет, что Советский Союз договорился с Германией (с той самой гитлеровской, фашистской!) и большая часть Литвы отходит к Советскому Союзу, а узкая пограничная полоса к Германии». Далее И.В. Сталин разложил карту и показал линию раз- 1 Венцлова Т. Указ. соч. С

135 дела. После протеста, высказанного Ю. Урбшисом, И. Сталин стал объяснять, что на самом деле Советский Союз против такого раздела, а В.М. Молотов, вступив в разговор, заявил: «Любое империалистическое государство заняло бы Литву и всѐ. Мы этого не делаем. Мы не были бы большевиками, если бы не искали новые пути». После этого И.В. Сталин заявил: «Мы должны подписать с вами два договора: один о возвращении Вильнюса Литве, другой о взаимопомощи» и разложил на столе вторую карту Литвы, показав часть территории к востоку от Вильнюса, которые планируется передать Литве, причем гораздо в меньшем размере, чем тот, который был признан за Литвой Мирным договором от 12 июля 1939 г. Ю. Урбшис заявил, что литовское правительство, направляя его в Москву, имело в виду только Вильнюс и он должен вернуться в Каунас, чтобы уведомить свое правительство о предложениях Советского Союза, а чтобы сообщение было более конкретным, желательно было бы ознакомиться с содержанием пакта, на что был получен ответ, что проект пакта будет вручен завтра. Однако вскоре Ю. Урбшис с Л. Наткявичюсом вновь были приглашены в Кремль, куда они приехали около двух часов ночи, где им были вручены проекты двух договоров. Проект второго договора предоставлял Советскому Союзу право ввести на территорию Литвы свои войска и постоянно держать их там. Ознакомившись с проектом, Ю. Урбшис заметил, что это означает оккупацию Литвы, на что получил ответ, что Советский Союз не намерен угрожать независимости Литвы, а вводимые советские войска будут подлинной гарантией для Литвы, что Советский Союз защитит ее в случае нападения 1. Литовское правительство, заслушав доклад Ю. Урбшиса, приняло решение договариваться с СССР о заключении договора о взаимопомощи без предварительного введения им своих войск. На дальнейшие переговоры в Москву была направлена представительная делегация во главе с Ю. Урбшисом. Литовские предложения И.В. Сталиным и В.М. Молотовым приняты не были. Кроме того, 8 октября 1939 г. советские газеты опубликовали фотографии о митингах и демонстрациях виленцев с требованием присоединить их город к Советской Белоруссии, на что и было обращено внимание литовской делегации. Тем самым было указано, что, если Литва не подпишет договор на советских условиях, то Вильно она не получит. В конечном счете, Литва приняла все советские условия, связанные с возращением Вильно октября 1939 г. между СССР и Литвой был заключен Договор о передаче Литовской Республике города Вильно и Виленской области и о взаимопомощи между Советским Союзом и Литвой 3. Данный Договор, закрепляя за Литвой Вильно и Виленскую область, одновременно предусмотрел совместное осуществление охраны государственных границ Литвы следующим образом: «Советскому Союзу предоставляется право держать в установленных по взаимному соглашению пунк- 1 См.: Урбшис Ю. Литва в годы суровых испытаний. Вильнюс, С См.: Там же. С См.: Полпреды сообщают С

136 тах Литовской Республики за свой счет строго ограниченное количество советских наземных и воздушных вооруженных сил. Точное местопребывание этих войск и границы, в которых они могут быть расположены, их количество в каждом отдельном пункте, а также все другие вопросы, как-то хозяйственного, административного, юрисдикционного характера и прочие, возникающие в связи с пребыванием советских вооруженных сил на территории Литвы, согласно настоящего Договора будут регулироваться особыми соглашениями». 28 октября 1939 г. командование Красной Армии и литовской армии подписали соглашение о вводе частей Красной Армии численностью до 20 тысяч человек на территорию Литвы. Гарнизоны Красной Армии были размещены как в Виленском крае (Новая Вильня), так и вне его (Алитус, Пренай, Гаргждай). Что касается возвращения Вильно и края, то Литве была передана лишь часть бывшего Виленского воеводства. Литве, не были переданы этнические белорусские территории, за исключением окрестностей Вильно, и некоторые литовские районы, например, районы Друскеников (Druskininkai, Друскининкай) и Свенцян (Ńvenčionys, Швянчѐнис). Таким образом, Вильнюс оказался в составе Литвы. В него были введены литовские войска, установлена гражданская администрация. Однако столичные функции продолжал выполнять Каунас. Первый визит президента Литвы Антанаса Сметоны (Antanas Smetona) был назначен на 23 июня 1940 г., однако он не состоялся в виду начавшейся в то время советизации Литвы и эмиграции А. Сметоны. В наши дни многие современные российские политики и историки, оценивая результаты пакта Молотова-Риббентропа 1939 г., любят упрекнуть Литву, считающую пакт преступным и приведшим к советской оккупации, в том, что именно благодаря этому пакту по новому договору между СССР и Литвой от 10 октября 1939 г. Литве был возвращен Вильно (Вильнюс). Но, во-первых, не прошло и года, как с 3 августа 1940 г. не только Вильнюс, но и вся Литва оказались в составе СССР. Во-вторых, передача Литве Вильно должна была означать, кроме того, и реализацию положений Московского договора 1920 г. Однако, ни Гродно, ни другие нынешние белорусские территории, признанные этим договором частью Литвы, возвращены Литве не были, о чем, упрекая Литву, современные российские политики и историки стараются не вспоминать. Цели договоров как 1920 г, так и 1939 г., по-видимому, заключались в отрыве как Вильно, так и Гродно от Польши, которая считалась одним из главных геополитических противников СССР в Восточной Европе. Истинные мотивы советского руководства в ситуации вокруг Вильно были ясны многим литовцам, причем не только политикам. Т. Венцлова по этому поводу пишет: «Зимой 1940 г. в самый разгар празднеств по случаю 136

137 возвращения Вильнюса многие литовцы с горькой усмешкой говорили: «Vilnius mūsų, o Lietuva rūsų» («Вильнюс принадлежит нам, а Литва России») 1. Что касается жителей Вильнюса, то они как отмечает тот же автор: «успевшие за месяц почувствовать вкус советского строя, восприняли его уход как подарок судьбы. По новому, уже четвертому разделу Польши, только в литовской столице пусть и временно не было ни нацизма, ни коммунизма: по-прежнему выходили нормальные газеты, в том числе и польские, работали культурные заведения, люди ощущали защиту закона, прекратились необъяснимые аресты. Правда, мифы литовцев и поляков остались непримиримыми. Литовцы говорили о двадцатилетней оккупации, от которой город, слава богу, освободился; поляки об оккупации литовской, от которой они с Божьей помощью освободятся» 2. Дальнейшие события первой половины 1940 г. привели к советизации не только Литвы, но и Латвии и Эстонии. Процесс советизации стран Балтии происходил синхронно во всех трех странах, начиная с заключения в 1939 г. однотипных договоров о взаимопомощи, предусматривающих введение в страны Балтии ограниченного контингента Красной Армии, предъявления летом советской стороной однотипных ультиматумов этим странам о создании новых правительств, созывом под советским контролем новых представительных органов, которые выразили желание вхождения своих республик в CССР. Практически одновременно были приняты и законы СССР, зафиксировавшие новый статус трех стран: Закон СССР от 3 августа 1940 г. «О принятии Литовской Советской Социалистической Республики в Союз Советских Социалистических Республик», Закон СССР от 5 августа 1940 г. О принятии Латвийской Советской Социалистической Республики в Союз Советских Социалистических Республик», Закон СССР от 6 августа 1940 г. «О принятии Эстонской Советской Социалистической Республики в Союз Советских Социалистических Республик» 3. При этом ни Латвия, ни Эстония никаких территориальных уступок от СССР не получили. Наоборот, после освобождения от немецко-фашистской оккупации в период Второй мировой войны, из состава Латвийской ССР в РСФСР был передан г. Абрене с районом (ныне Пыталовский район Псковской области Российской Федерации) 4, а из состава Эстонской ССР Петсери с районом (ныне Печорский район Псковской области Российской Федерации) и Яаниллинн (ныне Ивангород в Ленинградской области Российской Федерации). Поэтому, вряд ли можно упрекать Литву, в том, что она «купилась» на Вильнюс, идя на невыгодные для себя советские условия договора от 10 октября 1939 г., что, в конечном счете, привело к утрате ею государственной независимости. Пример Латвии и Эстонии показывает, что советиза- 1 См.: Венцлова Т. Указ. соч. С Венцлова Т. Указ. соч. С Ведомости Верховного Совета СССР Абрене в Псковской области стали называть Пыталово. Между тем, как утверждает литовский языковед, батист А. Буткус «даже русское название выдает ее латышское происхождение: Пыталово происходит от словосочетания pie Talavas (у Талавы). Талава - древняя латгальская земля, в XIII веке княжество, находившееся на запад от Абрене» (См.: Butkus A. Baltińkos impresijos. Kaunas, С. 138). 137

138 ция все равно бы состоялась, но Вильнюс, возможно, оказался бы в Белорусской ССР. Есть, правда, пример Финляндии, оказавшей вооруженное сопротивление СССР, но и она в результате утратила лучшие свои территории, включая Выборг как один из важнейших городов страны. К тому же армия Финляндии была лучше вооружена, лучше подготовлена к боевым действиям в суровых северных условиях, к войне в которых оказалась как раз неподготовленной Красная Армия. Литва и в годы советской власти продолжала расширять свою территорию. Так, в Законе СССР от 3 августа 1940 г. «О принятии Литовской Советской Социалистической Республики в Союз Советских Социалистических Республик» указывалось, что Верховный Совет СССР принял предложение Верховного Совета Белорусской ССР о передаче в состав Литовской ССР Свенцянского района (ныне Швянчѐнский район, Ńvenčionių rajonas) и части территории с преобладающим литовским населением Видзовского, Годутишковского, Островецкого, Вороновского, Радунского районов Белорусской ССР. Речь здесь идет все о той же Виленской области. Литве был передан также район Друскининкай. Указанные районы не были переданы независимой Литве в 1939 г. вместе с Вильно, но Советской Литве их уже передали. В составе Литовской ССР оказался и Вилкавишкский сектор Сувалкского региона, интерес к которым был заявлен Германией в секретном протоколе к Договору о дружбе и границе от 28 сентября 1939 г. СССР в марте 1941 г. купил этот сектор у Германии за 7,5 миллионов долларов. Во время Второй мировой войны 30 июля 1941 г. в Лондоне было заключено Соглашение о восстановлении дипломатических отношений между СССР и правительством Польской Республики в изгнании (правительство Сикорского). В данном Соглашении, в частности, советская сторона признавала советско-германские договоры 1939 г. утратившими силу в части территориальных изменений в Польше. В ходе переговоров, предшествующих подписанию Соглашению, ставился вопрос и об отмене Договора о передаче Литовской Республике Вильно и Виленской области, однако советская сторона на такие уступки не пошла. 25 апреля 1943 г. дипломатические отношения с правительством Сикорского были разорваны. Поводом к этому послужило согласие правительства Сикорского на участие Международного красного креста в расследовании на оккупированной Германией территории обстоятельств, связанных с обнаружением массовых захоронений польских военнослужащих в Катынском лесу 1. Вопрос Вильно (Вильнюса) был вопросом обсуждения во время визига английского министра иностранных дел А. Идена в Москву в декабре 1941 г. Идеи намеревался дополнить англо-советское соглашение о совместных действиях во время войны соглашением о послевоенном сотрудничестве и привез с собой проект такого соглашения, согласно которому Великобритания и 1 См.: Яжборовская И.С., Яблоков А.Ю., Парсаданова В.С. Катынский синдром в советско-польских и российско-польских отношениях. М., С

139 СССР обязывались сотрудничать во время войны и «в деле переустройства Европы после войны с полным вниманием к интересам друг друга», в соответствии с принципами Атлантической хартии, гласящими, что обе стороны «не стремятся к территориальным или другим приобретениям» и не будут вмешиваться во внутренние дела других народов. Со своей стороны, Советское правительство предложило проекты двух договоров: один - «о союзе и взаимной военной помощи между СССР и Великобританией в войне против Германии», другой - «об установлении взаимного согласия между СССР и Великобританией при решении послевоенных вопросов и об их совместных действиях по обеспечению безопасности в Европе после окончания войны с Германией». Ко второму договору Сталин, совершенно неожиданно для Идена, предложил добавить два секретных «дополнительных протокола», в которых был намечен конкретный план устройства послевоенной Европы. Эти протоколы предусматривали восстановление довоенных границ СССР и границ европейских стран, оккупированных Германией, с существенными территориальными изменениями для некоторых из них. В частности, в дополнительном протоколе 1 предусматривалось «Восстановление Польши в границах 1939 г., с оставлением в пользу СССР территорий Западной Украины и Западной Белоруссии, за исключением районов с преобладающим польским населением (оставить в составе Польши город Львов, при условии передачи СССР Белостока и Вильно или, наоборот, передать Польше Вильно и Белосток с оставлением Львова в СССР)» 1. На Тегеранской конференции лидеров СССР, США и Великобритании 28 ноября 1 декабря 1943 г, определившей послевоенное территориальное устройство Европы, было принято решение об установлении восточной границе Польши по «линии Керзона», т.е. с оставлением Вильно и Львова за СССР, а Белосток должен был быть передан Польше. Интересен вопрос, когда Вильно стал Вильнюсом и столицей Литовской ССР? Анализ документов, представленных в сборнике «СССР и Литва в годы Второй мировой войны» 2 показывает, что до начала освобождения Литвы от немецкой оккупации и некоторое время после него в документах на русском языке город чаще всего назывался Вильно. Столицей Литовской ССР до начала немецкой оккупации оставался Каунас. Только в документах, относящихся к 1944 г., когда началось освобождение Литвы, начинает встречаться название Вильнюс, а республиканские учреждения уже размещаются в освобожденном Вильнюсе, а не в Каунасе. Таким образом, Вильно стал называться по-русски Вильнюсом и стал столицей Литовской ССР с 1944 г. Этнический состав населения Вильнюса в послевоенные годы претерпел значительные изменения, из города, который Т. Венцлова характеризует как город, о котором до войны мечтали литовцы, после войны поляки, а 1 См.: СССР и Литва в годы второй мировой войны. Т. II. Литва в политике СССР и в международных отношениях (август 1940 сентябрь 1945 гг.). Сборник документов /Сост. А. Каспаравичюс, Ч. Лауринавичюс, Н. Лебедева. Вильнюс, С См.: СССР и Литва в годы второй мировой войны 139

140 еще больше белорусы 1, он постепенно превратился в преимущественно русскоязычный город. 22 сентября 1944 г. между СССР и Польшей было заключено соглашение об эвакуации поляков из Литвы в Польшу и литовцев из Польши в Литву. В Литовскую ССР, по данным З. Зинкявичюса, пожелали эвакуироваться лишь 14 человек из Польши. С другой стороны, в течение гг. в Польшу было репатриировано 178 тыс. жителей Литвы. В гг. проходила вторая волна репатриации переселилось около тыс. В основном выезжали из Вильнюсского края, из которого выехал каждый третий житель. Уехали самые умелые земледельцы, помещики владельцы поместий Виленщины. Практически выехала вся польская интеллигенция, духовенство. Переселенцы из Вильнюсского края внесли немалый вклад в процветание земель, отошедших Польше после войны, куда они в основном переселялись. Среди репатриированных немало было и литовцев, зарегистрированных поляками. В Польше появились литовские колонии во Вроцлаве, Гданьске, Щецине, Слупске, Славно, Быдгоще и других местах 2. Однако немало поляков в Вильнюсском крае осталось. В Вильнюсе и его окрестностях в советское время работали польские школы, с 1953 г. издавалась газета «Червоны Штандар» («Czerwony Sztandar» - «Красное знамя»), в 1963 г. был основан польский театр и т.д. Поляки стабильно составляют значительное в процентном отношении национальное меньшинство города. По данным на 2001 г. они составляли 18,75% населения Вильнюса. В то же время белорусские культурные учреждения в Вильнюсе были закрыты. Большинство местных белорусов Вильнюса репатриировались в Польшу. Оставшиеся белорусские национальные деятели подверглись репрессиям. Правда, имело место переселение белорусов из Белорусской ССР, но они практически слились с русскими и составили так называемое русскоязычное население. Белорусские культурные учреждения стали возрождаться только в конце 1980-х гг.: в 1988 г. сыновьями Антона Луцкевича был основан белорусский клуб «Сябрына», в 1989 г. основано Общество белорусской культуры, стали транслироваться радио и телепередачи на белорусском языке. В 1993 г. в Вильнюсе открыта первая белорусская средняя школа им. Ф. Скорины. С 2005 г. в городе работает переведенный из Минска белорусский Европейский гуманитарный университет. По данным 2001 г. белорусы составляли 4% населения Вильнюса. В послевоенные годы в Вильнюс стали переселяться литовцы из других местностей Литвы. Т. Венцлова пишет: «Когда я посещал среднюю школу, на улицах была слышна почти одна русская речь, а когда окончил университет (в 1960 г. Авт.), уже всюду можно было договориться по-литовски. Ирония 1 См.: Венцлова Т. Указ. соч. С См.: Там же. С Трагикомические ситуации, связанные с «брачными биржами», которыми пользовались евреи, желающие покинуть СССР посредством фиктивного брака с жительницами Вильнюса, описаны у Эфраима Севелы (См. Севела Э. Остановите самолет я слезу: роман. Белый «мерседес»: сценарий. М., С ). 140

141 судьбы состояла в том, что решением Сталина осуществилась мечта Басанавичюса (патриарх литовского национального возрождения Авт.) впервые после Средних веков в город вернулся его древнейший язык, хотя советская власть отнюдь не собиралась об этом заботиться» 1. Литовцы в свою столицу переселялись постоянно, однако только к концу ХХ в. их количество превысило половину жителей города (57,8% по данным 2001 г.). В больших количествах в Вильнюс и его окрестности переезжали русские и представители других народов СССР, разговаривавшие в Литве порусски (русскоязычные). В первые послевоенные годы особенно много русскоязычных было занято на руководящих должностях. Так, по данным З. Зинкявичюса в 1950 г. из 89 министров и руководителей основных ведомств Литовской ССР 46 были русскоязычными. Эта тенденция распространялась и на другие местности Литвы. Так, например, в «самом литовском городе Каунасе литовцы секретари партийных организаций составляли лишь 29,6%» 2, однако в Вильнюсе, а также в Клайпеде процент русскоязычных, и не только руководящих работников, традиционно был выше, чем в других местностях Литвы. В целом же в Литве процент русского и русскоязычного населения в советское время был невысок по сравнению с другим балтийскими республиками Латвией и Эстонией: по данным З. Зинкявичюса в Литве в 1959 г. русские составляли 8,5% населения, в 1989 г. 9,4%, а если учесть еще белорусов и украинцев, то доля восточнославянских национальностей достигала 20%. В 1970 г. литовцы в Литве составляли 80,1%, в 1979 г. 80%, в 1989 г. 79,6%. В то же время в Эстонской ССР количество эстонцев уменьшилось с 94 до 62%, а латышей в Латвии с 80 до 52% 3. Несмотря на существенное количество переселенцев из других республик СССР, русификация в Литве была довольно-таки слабой. Мало внимание уделялось русским культурным учреждениям. Так, например, в Вильнюсе с русской культурой ситуация была примерно такой же как с польской; так же действовали русские школы, Русский драматический театр. Издавалась всего одна республиканская газета полностью на русском языке «Советская Литва» (ныне «Эхо Литвы»). Имелись двуязычные газеты республиканская «Комсомольская правда» («Komjaunimo tiesa») и вечерняя газета для двух городов Вильнюса и Каунаса «Вечерние новости» («Vakarinės naujenos»). В Клайпеде издавалась на русском языке «Советская Клайпеда». Трудно было получить высшее образование на русском языке, особенно гуманитарное. В Вильнюсском университете на русском языке из гуманитарных специальностей можно было изучать только русский язык и литературу и правоведение. Я, например, хотел стать историком, обучаясь на русском языке. Поступать пришлось поехать в Калининградский университет. 1 См.: Венцлова Т. Указ. соч. С См.: Зинкявичюс З. Указ. соч. С См.: Там же. С

142 Поступить не удалось и только потом, после срочной службы в армии, поступил в Ленинградский университет, уже на юридический факультет. Техническое высшее образование на русском языке в основном можно было получить в Каунасском политехническом институте, в который поступало много русскоязычных вильнюсцев. Тем не менее, на улицах Вильнюса, русская речь звучала повсеместно. Русским языком владело большинство литовцев, а в Вильнюсе они и разговаривали по-русски со своими русскоязычными соседями, сотрудниками и т.д., а многие владели и польскими языком. Билингвизм в Литве был присущ и большинству русскоязычных, особенно в Каунасе, но за исключением Вильнюса, Клайпеды и нового русскоязычного города строителей и работников Игналинской АЭС Снечкуса, названного в честь многолетнего первого секретаря Центрального комитета Коммунистической партии (ЦК КП) Литвы А. Снечкуса (ныне Висагинас, Visaginas) 1. Жители Каунаса, сравнивая положение с употреблением русского и литовского языков в своем городе с положением дел в Вильнюсе, перефразировали поговорку, родившуюся в 1940 г. «Vilnius mūsų, o Lietuva rūsų» («Вильнюс принадлежит нам, а Литва России») на «Кaunas mūsų, Vilnius rūsų) («Каунас наш, Вильнюс русский). Русский язык, как правило, знали поляки Вильнюсского края. Во всяком случае, он им давался легче, чем литовский. Однако, наверное, все-таки не все поляки владели им. Так, молодая польская актриса Йонна Моро - исполнительница роли певицы Анны Герман в одноименном телесериале в одном из интервью рассказала, что снимаясь в сериале, стала изучать русский язык, которого раньше не знала, хотя родилась в Вильнюсе в 1984 г, слышала русский язык по телевизору и на улице, но дома у них разговаривали только по-польски 2. В конце 1980-х начале 1990-х гг. в Вильнюсском крае предпринимались попытки объявления территориальной автономии. Так, с осени 1988 г. там стали создаваться автономные сельсоветы. В 1989 г. советы народных депутатов Шальчининкского и Вильнюсского районов объявили о создании своей территориальной автономии, причем с русским языком в качестве основного. Президиум Верховного Совета Литовской ССР эту автономию упразднил. В мае 1990 г. Шальчининкский районный совет объявил законы Литовской Республики недействующими на своей территории. 6 октября 1990 г. состоялся съезд поляков Литвы, объявивший об образовании польского авто- 1 В Литовской ССР, в отличие от многих других союзных республик, не было принято присваивать городам имена партийных и советских деятелей. Название Снечкус было дано городу при его строительстве в 1975 г. (А. Снечкус умер в 1974 г.) Единственный пример переименования - г. Капсукас в честь лидера литовских большевиков В. Мицкявичюса-Капсукаса. Такое название в гг. носил г. Мариямполе. Оба города, как видно, были названы в честь литовских партийных деятелей. Однако, как пишет Т. Венцлова в 1944 г. «явилась идея, что надо бы переименовать город (Вильнюс Авт.) в Черняховск» в честь генерала И.Д. Черняховского, войска которого освобождали город от немецкой оккупации, «но этой чести удостоился Инстербург в Восточной Пруссии» (См. Венцлова Т. Указ. соч. С. 247). 2 См.: Панорама TV ноября. 142

143 номного края. На следующем съезде, состоявшемся 22 мая 1991 г., высказывались предложения о создании Польской республики в составе СССР, о присоединении края к Белорусской ССР, однако, большинство съезда высказалось за сохранение Вильнюсского края в составе Литвы 1. З. Зинкявичюс пишет, что подобные попытки были инициированы Кремлем, который «выступая против независимой Литвы, не мог не воспользоваться наиболее выгодной «польской картой», чтобы «прижать» непокорную Литву. И не ошибся. Среди польской общественности Литвы появились люди, которые ориентировались на Кремль, а не на Литву. Их ослепила столетиями прививаемая ненависть ко всему литовскому. Эти силы объединились с оккупантами, врагами польского и литовского народов. Часть из них стали союзниками Кремля, невзирая на предупреждения из Польши («Gazeta wyborcza»). Складывался странный союз: внуки Пилсудского и Желиговского нашли общий язык с наследниками Сталина Юго-восточной Литвой продолжала управлять партократия. Здесь она был наиболее многочисленной. Довольно быстро переориентировалась. Экономический и моральный крах социализма заставил ее, еще недавно закрывавшую польские классы в школах и группы в детсадах и открывавшую вместо них русские, встать на защиту поляков. Многие партократы превратились в польских националистов, стали агрессивными, твердо державшими власть в своих руках» 2. Независимой Литовской Республике, провозглашенной 11 марта 1990 г., признанной СССР 6 сентября 1991 г, а затем и мировым сообществом, удалось избежать создания автономий на своей территории. Однако проблемы, связанные с польской общиной в Вильнюсском крае, остаются. Литовские власти в одних случаях относятся к полякам достаточно лояльно, например, иногда не реагируя на нарушения языковой политики. Так, например, как писал в 2010 г. А. Буткус, в Вильнюсском и Шальчининкском районах, вопреки закону о государственном языке и судебным решениям, названия улиц пишут не только на государственном языке литовском, как этого требует закон, но и на польском языке 3. Оба указанных района являются наиболее полонизированными в Вильнюсском крае. По данным официального сайта Вильнюсского районного самоуправления в районе среди почти 100 тыс. жителей поляки составляют 61,3%, литовцы 22,4%. На официальном сайте Шальчининкского районного самоуправления указано, что по данным на 1 января 2007 г. в районе проживало человека, из них поляков 79,5%, литовцев 10,4%. Оба сайта представлены на литовском и польском языках, а сайт Шальчининкского районного самоуправления - еще и на английском. Адрес Шальчининкского районного самоуправления указан на польском языке как ul. Wileńska (Виленьска) 49, Soleczniki (Солечники). И название улицы, и название города от- 1 См.: Зинкявичюс З. Указ. соч. С См.: Там же. С См: Butkus A. Указ. соч. С

144 личаются от литовских: Vilniaus g. (Вильняус) 49, Ńalčininkai (Шальчининкай). Улица в адресе Вильнюсского районного самоуправления на его сайте на польском языке указана, так же как и по-литовски - Rinktinės (Ринктинес), а вот название города на сайте - традиционное польское Wilno (Вильно). Польские наименования указаны и для всех староств (seniūnija) обоих районов: например, литовское название Akmenynė (Акменине), указано на польском - Kamionka (Камѐнка). Таких «вольностей» не допускалась даже в советское время: названия улиц на русском языке дублировались почти всегда так же, как они звучат по-литовски, только, естественно, на кириллице. Название литовских же городов никогда официально не писались в соответствии с их русскими вариантами, хотя практически для каждого из них они имеются, и использовались в Российской Империи. Литва - это единственная в мире страна, кроме Польши, где можно получать образование на польском языке на всех уровнях обучения, включая высшее. В Литве действует более 120 школ, где преподавание ведется на польском языке. С другой стороны, литовские власти не идут на уступки полякам по вопросам написания их фамилий. Дело в том, что польско-литовский договор 1994 г. гарантировал представителям польского меньшинства в Литве и литовского в Польше «использование своих имен и фамилий в звучании языка национального меньшинства»; в этом же договоре было одновременно обещано, что «конкретные правила написания имен и фамилий будут определены отдельным соглашением». Однако такое соглашение заключено не было. Трудности заключаются в том, что в литовском алфавите отсутствуют некоторые буквы, которые есть в польском алфавите. Например, литовский гражданин Ковальскис - если захочет - может называться «Ковальский», только буква «w» в его фамилии будет заменена на «v», ибо в литовском алфавите нет буквы «w» 1. Иначе по правилам литовского языка обозначаются некоторые звуки. Так, например, если звук «ч» в литовском языке обозначается как «č», то в польском он же обозначается как «cz», поэтому, например, Мицкевич по-польски пишется как Mickiewicz, но по-литовски он будет записан как Mickievič и т.д. Таким образом, проблемы с Вильнюсским краем у Литвы остаются. У литовских властей остаются трения как с польской общиной, так и властями Польши по поводу положения польского национального меньшинства в Литве. Однако ушла, хочется надеяться, навсегда в прошлое та острая конфронтация, которая имела место между двумя странами в первой половине ХХ в. Бывший посол Польши в Литве Я. Видацкий пишет: «За последние двадцать лет произошло существенное сближение и началось фактическое сотрудничество между польскими и литовскими историками. Удалось отделить историю от текущей политики. Совместные исследования, конференции, перево- 1 См.: Видацкий А. Польское высокомерие и литовские фобии //Новая Польша (Варшава) // 144

145 ды исторических монографий стали нормой. Представляется, что если политики обеих сторон не оживят «историческую политику», то историки справятся, и история раз и навсегда перестанет отражаться на политике. Также представляется, что серьезный барьер, затруднявший взаимные отношения, бесповоротно исчез. Остается текущая политика. Членство обеих стран в НАТО и Евросоюзе должно облегчить задачу ее проведения. Совместные действия Польши и Литвы могут эффективно влиять на политику всего ЕС, особенно на его восточную политику. С этой точки зрения Польша и Литва нужны друг другу. Вопросы польского меньшинства в Литве должны постепенно решаться. А Польша должна четко заявить, что не будет поддерживать те требования лидеров польского меньшинства, которые выходят за рамки европейских стандартов. Это необходимо для того, чтобы умерить притязания лидеров меньшинства, а Литве это даст гарантии, что с нашей стороны не будет поддержки действиям, которые пусть даже в отдаленной перспективе могли бы быть направлены против ее территориальной целостности или унитарного характера государства» 1. Т. Венцлова заканчивая свою книгу о Вильнюсе, пишет: «На этом можно закончить повесть о городе. Дальше идет не история, а настоящее. В нем всякое бывало, но уже можно сказать, что старомодный национализм в Вильнюсе не победил, в свободном климате оказалось, что он не всемогущ. Несмотря на мечты о новом, на этот раз национальном единообразии, столица Литвы осталась такой же какой и была многослойной и многомерной как маленький континент. Но следует помнить, что это хрупкое состояние, и быть за него ответственным» 2. Сравнительно молодое литовское государство в течение ХХ в. прошло немало испытаний. Трудно, значительно труднее, чем у соседних стран, формировалась ее территория, казались неразрешимыми некоторые межгосударственные и межэтнические отношения. Но, пройдя через все испытания, литовцы сформировались как гражданская нация, а созданное ими в память о Великом княжестве Литовском государство достойно вошло в европейскую семью государств и народов. Раздел 2 Литва и другие западные регионы Российской Империи и СССР Страны Балтии как субъекты международного права: история и современность 3 Страны Балтии - Литва, Латвия и Эстония - многими воспринимаются как страны схожие по культуре, традициям, социально-экономической системе и т.д. Об этом свидетельствуют часто употребляемое в русском языке прилагательное «прибалтийский» и даже слово «прибалт», означающее жи- 1 См.: Видацкий А. Указ. соч. 2 Венцлова Т. Указ. соч. С Опубликовано в журнале «Мир юридической науке» С ; 6. С Статья печатается в сокращенном виде. 145

146 теля любой из стран Балтии, что уже сродни пресловутому «лицу кавказской национальности». Между тем три страны Балтии и их народы во многом существенно различаются между собой. Так, литовцы и латыши близкородственные народы по происхождению и языку. В настоящее время только два языка литовский и латышский - составляют балтскую группу индоевропейской семьи языков. При этом литовский язык считается самым архаичным среди всех индоевропейских языков и наиболее близким к общеиндоевропейскому праязыку. Иногда к балтским языкам относят латгальский язык как язык населения Восточной Латвии (Латгалии), однако чаще всего его считают диалектом латышского языка. В прошлом существовали и другие балтские языки, наиболее известным из которых является прусский язык, которые считаются «мертвыми», в отличие от «живых» литовского и латышского языков. С другой стороны, несмотря на очевидную близость литовского и латышского языков, непосредственное общение между собой без переводчика носителей этих языков невозможно. Эстонский язык относится к прибалтийско-финской подгруппе финноугорской группы уральской семьи языков или по другой классификации - к прибалтийско-финской группе финно-угорской ветви уральской семьи языков. Эстонский язык и другие финно-угорские языки стоят особняком среди языков народов Европы, относящихся в основном к индоевропейской семье языков. Родственными эстонскому языку являются финский язык, финноугорские языки народов России (карельский, коми, марийский, мордовский, удмуртский и некоторые другие), а в Восточной Европе венгерский язык. К прибалтийско-финской подгруппе относится также ливский язык язык ливов, проживающий в основном в Латвии. Ливский язык практически не используется в живом общении, однако официально считается наряду с латышским языком одним из автохтонных, т.е. коренных, языков Латвии. Таким образом, если в языковом отношении можно говорить о схожести литовского и латышского языков, а, следовательно, и о схожести Литвы и Латвии, то между Литвой и Эстонией в этом смысле даже самой приблизительной схожести нет. С другой стороны, в плане исторического прошлого, социальноэкономического развития, в религиозном и культурном отношениях и во многих других случаях обнаруживается много схожего между Латвией и Эстонией. Так, о чем пойдет речь ниже, до 1918 г. ни Латвия, ни Эстония не имели независимости, даже сами названия этих стран официально не употреблялись: в Российской Империи на их территориях существовали три губернии: Лифляндская (большая часть современной Латвии и южная часть Эстонии), Курляндская (юго-западная часть Латвии) и Эстляндская (северная часть современной Эстонии). В то же время Литва под названием Великого княжества Литовского начала свое самостоятельное существование еще с XIII в. 146

147 По своему географическому положению Латвия и Эстония - морские страны, что обусловило, в частности, развитие в структуре народного хозяйства рыболовства. Литва же на протяжении многих лет вообще не имела выхода к Балтийскому морю; Клайпеда единственный литовский морской порт окончательно вошла в состав Литвы только после Второй мировой воны. Протяженность балтийского побережья Литвы в настоящее время составляет 97 км., в то время как береговая линия Латвии составляет около 500 км., а протяженность береговой линии континентальной Эстонии (т.е. без принадлежащих ей островов) 3794 км. Литва, таким образом, в отличие от Латвии и Эстонии континентальная страна. В религиозном отношении 79% жителей Литвы (в основном литовцы и поляки) католики. Латвия и Эстония со времени распространения на их территории Реформации (XVI в.) преимущественно протестантские (лютеранские) страны. Особенности исторического прошлого и религиозного развития обусловили и культурные различия между Литвой, с одной стороны, и Латвией и Эстонией с другой стороны. Католическая Литва в культурном отношении наиболее близка такой же католической Польше, с которой с 1569 и по 1795 она составляла единое государство Речь Посполитую, а также к Белоруссии, вся территория которой входила в Великое княжество Литовское. Территории Латвии и Эстонии много столетий были под властью немецкого Ливонского ордена, некоторое время под властью Швеции, а часть территории Эстонии и под властью Дании, поэтому в культуре Латвии и Эстонии заметный след оставили немцы и скандинавские народы (шведы и датчане), перешедшие в протестантизм. Необходимо отметить также, что в Российской Империи Прибалтикой (Прибалтийским или Остзейским краем) называли только те территории, которые ныне принадлежат Латвии и Эстонии. Территория же Литвы после включение ее в состав Российской Империи в 1795 г. входила в Литовское генерал-губернаторство, а с 1840 г. наряду с территорией современной Белоруссии - в Северо-Западный край. К Прибалтике Литву стали относить только после вхождения в 1940 г. ее наряду с Латвией и Эстонией в СССР. Тогда же появилось общее для всех трех стран название «республики Советской Прибалтики». В СССР действовала Прибалтийская железная дорога, существовал Прибалтийский военный округ, причем в зоны действия этих и других подобных государственных управленческих звеньев входила и Калининградская область РСФСР. Обстоятельства вхождения и условия пребывания в СССР Литвы, Латвии и Эстонии действительно сделали схожими их исторические судьбы. В принципе, аналогичными оказались и процессы обретения этими странами независимости в начале 1990-х гг. и их судьбы на постсоветском пространстве. Однако название «Прибалтика», до сих пор употребляемое в России, в Литве, Латвии и Эстонии было в основном отвергнуто и заменено на «страны Балтии». В русском языке в настоящее время используются оба названия, од- 147

148 нако, исходя из предпринятого нами исторического экскурса и географического расположения, название «Прибалтика» вряд ли применимо к Литве, поэтому в дальнейшем буду употреблять название «страны Балтии». Итак, Литва это единственная из стран Балтии, которая имеет многовековый опыт независимого государственного развития. История и становление Великого княжества Литовского, его взаимоотношений с соседними странами рассмотрены в статьях, вошедших в раздел 1 настоящего сборника Треугольник Россия Литва Польша». Вся территория Великого княжества Литовского в результате третьего раздела Речи Посполитой 1795 г. вошла в состав Российской Империи. Латвия и Эстония (вернее, их территории в современных границах), по сравнению с Литвой, в состав России вошли немного раньше и, в отличие от Литвы, опыта независимости до этого времени не имели. В период с конца XII-го до середины XIII-го вв. территория нынешней Латвии была завоевана крестоносцами и стала частью сначала Ордена меченосцев, а затем Ливонского ордена, получив название Ливонии. Территория Ливонии была покрыта сетью каменных замков, которые использовались завоевателями в качестве опорных пунктов. Крестоносцы принесли собой католичество, немцы стали господствующим классом (дворянством и духовенством), а также горожанами. С 1561 г. Ливония перестала существовать. Историческая область современной Латвии Латгале (Латгалия) вошла в состав Речи Посполитой, а другие исторические области Курземе (Курляндия) и Земгале (Семигалия) стали герцогством, находящимся в вассальной зависимости от Речи Посполитой. Остальная часть современной Латвии (Видземе) отошла к Швеции 1 до 1721 г., когда они были присоединены к Российской Империи. В 1772 г. в результате первого раздела Речи Посполитой к России отошла Латгалия, а при окончательном разделе в 1795 г. герцогство Курляндия и Семигалия (Курземе и Земгале) 2. Территория Эстония также подверглась завоеванию крестоносцев. Еще в 1208 г. крестоносцы достигли границ Эстонии и начали ее подчинение. На эстонские земли покушались также и датчане. В 1238 г. по договору, заключенному в Стенби северная часть Эстония отошла к Дании, а южная к Ливонскому ордену, вошедшему впоследствии в Тевтонский орден. В 1346 г. датский король продал Северную Эстонию Тевтонскому ордену. В 1563 г. по результатам Ливонской войны Северная Эстония отошла к Швеции, а остров Сааремаа Дании. В 1645 г. в результате шведско-датской войны остров Сааремаа отошел к Швеции. С 1710 г. во время Северной войны вся территория Эстонии попала под власть России, а по Ништадтскому мирному договору 1721 г. вошла в состав Российской Империи 3. 1 Примечание к настоящему сборнику. К Швеции большая часть Ливонии отошла от Речи Посполитой в 1629 г. 2 См.: Радионовс Я. Основные этапы развития гражданского права Латвии //Мир экономики и права С. С См.: Самоопределение и независимость Эстонии /Сост. А. Бертрико. Таллинн: Avita, С

149 Со времени присоединения к России с 1710 и по 1713 г. Северная Эстония (Эстляндия), Южная Эстония и большая часть Латвии (Лифляндия) находились под единым местным управлением. При этом современный эстонский город Нарва был включен в состав Ингерманландской, позднее Санкт-Петербургской губернии. В гг. было введено деление на Эстляндскую и Лифляндскую губернии 1. В основе управления этими губерниями, которые называли еще Прибалтийским или Остзейским краем, лежал принцип сохранения тех привилегий остзейских баронов, ведущих происхождение от немецких крестоносцев, которые они имели до присоединения к России в соответствии с местным законодательством. В этой связи общее управление осуществлялось на основе Свода местных узаконений губерний Остзейских и изданных для Прибалтики законов. С 1801 г. по 1876 гг. в Остзейском крае был учрежден пост генералгубернатора. Во главе трех губерний стояли губернаторы, которые нередко назначались из лиц остзейского происхождения. Наряду с имперским управлением существовало дворянское самоуправление. Остзейское дворянство объединялось в четыре общества (рыцарства) Эстляндское, Лифляндское, Курляндское и острова Эзель (Сааремаа). Органами дворянского самоуправления в Эстляндии были ландтаги, собрания дворянского комитета и уездные собрания; в Лифляндии - ландтаги, конвенты и уездные собрания; в Курляндии депутатские ландтаги, обер-гауптманские, уездные и приходские собрания; на острове Эзель ландтаги и конвенты 2. Правовое положение Литвы в составе Российской Империи значительно отличалось от остзейских прибалтийских губерний. Этническая Литва вошла в состав России в результате третьего раздела Речи Посполитой в 1795 г. Екатерина II заявила, что Россия не получила «ни одной пяди польской земли», так как земли этнической Польши в то время разделили Пруссия и Австрия. К России, по ее заявлению, присоединена лишь территория Великого княжества Литовского, которая была испокон русской и поэтому она должна слиться с Российской Империей 3. Земли этнической Литвы были разделены на Виленскую (от Вильны современный Вильнюс столица Литвы) и Гродненскую губернию, которые получили общее название литовских губерний. Литовские губернии стал возглавлять генерал-губернатор. При этом этнонациональный признак учету не подлежал. В Гродненской губернии литовцы жили лишь в северных уездах, а основное население составляли белорусы. Более половины населения Виленской губернии (56 % на начало ХХ в.) также составляли белорусы. В настоящее время большая часть территории, входившей в Виленскую и Гродненскую губернии, входят в состав Республики Беларусь (Гродненская, Витебская и Минская области). При Екатерине II в литовских губерниях были введены русские законы, 1 См.: Егоров Ю. История государства и права Эстонской ССР. Таллин, С См.: Турченок С.Н. Этнонациональная правовая политика России в XIX - XX веках: историко-правовой аспект. Дис. канд. юрид. наук. СПб С См.: Зинкявичюс З. Восточная Литва в прошлом и настоящем. Вильнюс, С

150 польские и литовские помещики были обложены большими налогами, бывшие королевские поместья были розданы фаворитам императрицы и русским генералам. Какое-либо самоуправление, в отличие от остзейских губерний, отсутствовало. При Павле I дворянам в губерниях и уездах было предоставлено право созывать свои сеймы. Было восстановлено действие Литовского статута - свода законов Великого княжества Литовского. Сеймы в губерниях и уездах собирались каждые три года. Влияние их было, в отличие от остзейских губерний невелико. Попытки сеймов проводить важные решения встречали противодействие имперских властей. Так, было запрещено введение в действие решения сейма Виленской губернии, принятое в 1817 г. об освобождении крестьян от барщины (без земли) 1. После подавления польско-литовского восстания 1838 г., в 1840 г. литовские губернии стали называться Северо-Западным краем, были отменены Литовские статуты. В 1843 г. Виленская губерния была разделена на Виленскую и Ковенскую губернии 2 (от города Ковна, ныне Каунас, второй по величине город Литовской Республики, в гг. столица Литвы). После подавления следующего восстания 1863 г. в Литве началась активная политика русификации. Ущемлению при этом подлежали все польское и литовское. Поскольку большинство поместий в то время принадлежало полякам или ополяченным литовцам, то было запрещено продавать землю лицам нерусского происхождения. Во всех школах, учреждениях и даже в католической церкви было предписано использовать только русский язык. В учреждениях при этом на стенах вывешивались надписи «Говорить политовски строго воспрещается». Поощрялось переселение в литовские губернии русских, а белорусы официально регистрировались как русские. Традиционная латинская графика литовского языка с 1864 г. по 1905 г. была заменена на кириллицу, чем власти надеялись сблизить литовцев с русскими и отдалить их от поляков, также использующих латиницу 3. В начале ХХ в., особенно во время и после первой русской революции 1905 г., в будущих странах Балтии, как и в других национальных окраинах, началась движение за достижение большей самостоятельности в составе России. Первоначально требования национальных движений не выходили за рамки предоставления автономии. Так, в Вильне (Вильнюсе) 4-5 декабря 1905 г. был созван съезд представителей литовской общественности, получивший название Великого Вильнюсского сейма. В нем приняло участие около 2 тысяч делегатов, представляющих все слои общества и политические направления. Прибыли представители литовцев, проживавших за пределами этнической Литвы. На сейме был осужден царизм как враждебно настроенная по отношению к литовскому народу власть и выражена солидарность с демократическими силами на- 1 См.: Турченок С.Н. Указ. соч. С См.: Vitkus A. Lietuvos istorijos įvykių chronologija Kaunas, P См.: Турченок С.Н. Указ. соч. С

151 родов России. Были выдвинуты требования о предоставлении широкой автономии для Литвы 1. З. Зинкявичюс отмечает, что уже во время сейма виленский генералгубернатор и ковенский губернатор «обещали ввести литовский язык в начальных школах, учителями назначать католиков, в волостных самоуправлениях делопроизводство вести на литовском языке. Решения сейма производили на людей очень сильное впечатление. Литовцы первые из порабощенных народов Российской Империи заставили царское правительство считаться с их священными правами создание литовских школ, культурных обществ, свободы вероисповедания и т.д. Великий Вильнюсский сейм следует оценивать как первое всеобщее изъявление воли литовского народа, важный этап к становлению государственности, ставший предпосылкой событий гг. и принятия акта 16 февраля» 2 (акт о независимости 1918 г. Авт.). В Эстонии в 1905 г. под руководством Яана Тыниссона была образована первая политическая эстонская партия Народная партия прогресса. Политическая программа партии включала в себя требование автономии 3. Несколько иная ситуация сложилась в Латвии. Во время революции 1905 г. Латвия - один самых активных центров революции, с широкими забастовками и демонстрациями в Риге и других городах и сожжением поместий, забастовками сельских рабочих и, наконец, вооруженными столкновениями на селе и в малых городах. Однако Латвия отличалась от Литвы, Эстонии, а также Польши и Украины тем, что главные лидеры революции никогда не выдвигали требование национальной автономии, которой в других местах потребовали вожди революции (а в Польше - даже полной независимости). В Латвии руководители революции даже не пытались создать общую национальную программу или созвать какое-то совместное совещание, подобное тому, что проходили в Эстонии и Литве. Латвийский историк Я. Пеникис объясняет это тем, что «в Латвии рижской частью революции 1905 года (с филиалами в Лиепае и Елгаве) руководило руководство Латышской социал-демократической рабочей партии, которое не только не хотело ничего слышать об идеях автономии Латвии, но и активно и успешно с ними боролось, когда таковые проявились на конгрессе народных учителей Латвии и Съезде волостных делегатов. Руководители ЛСДРП, духовные дети путевой сумки Райниса, в свое время могли полагаться на свои действительно могущественные батальоны рижского промышленного пролетариата, каковых не было ни в Таллинне, ни в Вильнюсе. Дисциплинированные и активные, грамотные латышские рабочие полностью соответствовали идеализированному в свое время Марксом пролетариату, в противоположность, например, рабочему классу самой России 1 См.: Kiaupa Z. Lietuvos valstybės istorija. Vilnius, P См.: Зинкявичюс З. Указ. соч. С См.: Лаар М. История Эстонии с птичьего полета. Таллинн, С

152 Единственной группой, которая ясно и настойчиво определяла идею автономии и иногда независимости Латвии, был Латвийский социалдемократический союз. Однако его влияние на события 1905 года, по сравнению с ЛСДРП, было ничтожным. Идейного руководителя союза Микелиса Валтерса можно считать первым автором, который в своих статьях уже с 1903 года выражает мысль о независимости Латвии. Столь же ничтожно влияние латышских гражданских группировок, которые созрели для политической деятельности только в конце 1905 года - после того, как царское правительство т.н. манифестом от 17 октября провозгласило свободу слова, собраний и другие гражданские права и обещало избираемую народом Государственную думу. Латышская демократическая партия и Латышская конституционно-демократическая партия в свои программы включили требования различных реформ и требование автономии Латвии, но их деятельность прекратилась уже через пару лет. Руководимая Фридрихом Вейнбергом Партия латышского народа осудила революцию и пылко защищала существующий строй. Ни у одной из этих сил, а позже и других мелких групп, участвовавших в выборах Думы и городских самоуправлений, не было постоянной организации или программы» 1. Вопрос не только об автономии, но и полной независимости стран Балтии с новой силой встал в годы Первой мировой войны и особенно после февральской и октябрьской революций 1917 г в России. Так, территория Литвы в ходе Первой мировой войны была оккупирована германской армией летом-осенью 1915 г. В условиях немецкой оккупации Литва по всем нормам международного права оставалась в составе России. Это обстоятельство учитывали и оккупационные власти, и литовские политические движения. Идею независимости Литвы не поддерживали и союзники России страны Антанты (Англия и Франция) 2. Однако, как отмечает З. Зинкявичюс: «В ходе затянувшейся войны становилось очевидным, что ни одна из угнетавших литовскую нацию империй царская России и кайзеровская Германия не одержат победы, что война для них самих станет похоронным маршем. Произошел раскол Австро-Венгрии. Назревала революция в России и в оккупировавшей Литву Германии. Сложились благоприятные условия для освобождения народов Балтии от гнета. В Литве стремительно стала распространяться идея независимости» 3. Среди части политических движений Литвы возникла идея восстановления Великого княжества Литовского. Так, 19 декабря 1915 г. на стенах домов в Вильне появилась листовка на литовском, белорусском, польском и еврейском языках следующего содержания: «Члены Литовских, Белорусских, Польских и Еврейских организаций основали Конфедерацию Великого княжества Литовского, добиваясь совместными силами, чтобы Литовские и Белорусские земли, которые издавна принадлежали Великому княжеству Ли- 1 Peniķis J. Latvijas īsais gadsmits //Diena augusts. 2 См.: Kiaupa Z. Указ. соч. P См.: Зинкявичюс З. Указ. соч. С

153 товскому, а теперь заняты германскими войсками, составили в новых исторических условиях нераздельное целое на основе независимости Литвы и Белоруссии как единой державы, гарантируя в ее границах все права всем нациям». Идея литовско-белорусского государства пользовалась популярностью среди ряда членов белорусских национальных организаций в зоне немецкой оккупации до начала 1918 г, а среди литовских политиков до сентября 1917 г., когда литовские политики взяли курс на создание собственного государства в этнографических границах расселения литовской нации сентября 1917 г. в Вильне с разрешения оккупационных властей состоялась конференция литовских национальных деятелей, которая избрала Литовский Совет, по-литовски Тарибу. 16 февраля 1918 г. Тариба приняла акт о независимости Литвы, утвержденный кайзером Германии Вильгельмом II 23 марта того же года, а 20 октября оккупационные власти разрешили формирование литовского правительства 2. Таким образом, первым государством, признавшим независимость Литвы, стала Германия. На свободной от немецкой оккупации части Латвии в ноябре 1917 г. была провозглашена советская власть. Столицей Советской Латвии стала Валка. В декабре 1917 г. советское правительство РСФСР передало Советской Латвии из состава Витебской губернии Латгалию. Однако в феврале 1918 г. немцы оккупировали Латвию, и советская власть была свергнута. После подписания Брестского мирного договора между РСФСР и Германией в Латвии был введен немецкий оккупационный режим. Завоеватели планировали расселить на территории бывшей Ливонии 2,7 млн. немецких колонистов. Эти планы поддерживались местным дворянством, но были разрушены ноябрьской революцией в Германии и поражением Германии в мировой войне. 18 ноября 1918 г. Народный совет Латвии, созданный накануне Демократическим блоком, который в годы оккупации находился в подполье, провозгласил независимость нового государства. Главой временного правительства (министром-президентом) был избран К. Улманис. Эстония, в отличие от Литвы и Латвии, в рамках российского государства получила автономию. После февральской революции 1917 г. эстонские деятели стали требовать автономии у Временного правительства. Когда Временное правительство принятие такого решения стало затягивать, 26 марта эстонцы организовали в Петрограде мощную демонстрацию под национальными сине-черно-белыми флагами. Под влиянием демонстрации Временное правительство 30 апреля 1917 г. предоставило автономию Эстонии. В мае в Эстонии состоялись выборы в губернский земской совет «Маапяэв». В сентябре 1917 г. немцами были захвачены эстонские острова. В октябре 1917 г. власть в Таллине и в других местах была захвачена большевиками, которые создали Военно-революционный комитет во главе с В. Кингесеппом, однако «Маапяев» не признал власть большевиков, объявил себя верховной властью, но был распущен. В феврале 1918 г. под натиском немецких войск больше- 1 См.: Грицкевич А.П. Западный фронт РСФСР Минск, С См.: Зинкявичюс З. Указ. соч. С

154 вики оставили Эстонию. Еще до прихода немцев во многих местах Эстонии власть в свои руки взяли национальные партии. 24 февраля Совет старейшин «Маапяэва» сформировал Временное правительство и провозгласил Эстонию независимой демократической республикой. Однако оккупационные власти независимость Эстонии не признали, а членов правительства арестовали. Только в ноябре в 1918 г. отступающие немцы передали власть в Эстонии Временному правительству 1. Таким образом, все три страны Балтии провозгласили свою независимость в 1918 г. в условиях немецкой оккупации и в тот период, когда в основной части России установилась советская власть. При этом только в Литве провозглашение независимости было утверждено императором Германии, а независимость Латвии и Эстонии немецкие оккупанты не признавали. При этом они рассчитывали на будущую германскую колонизацию этих стран. Страны Балтии и в дальнейшем в годы гражданской войны в России не избежали опыта их советизации. Так, 5 января 1919 г. после отхода немецких войск из Вильни город заняли части Красной Армии. Еще раньше - 2 января - правительство Литвы, опасаясь советской оккупации, переехало в Ковну (Каунас). В Вильне была провозглашена Литовская ССР. Совет народных комиссаров возглавил большевик В. Мицкевич (Мицкявичюс) - Капсукас. Под юрисдикцией Литовской ССР было лишь несколько уездов Виленской губернии. В феврале 1919 г. была создана Литовско-Белорусская ССР со столицей в Вильне. Совет народных комиссаров возглавит тот же В. Мицкевич- Капсукас. В состав Литовско-Белорусской ССР вошли Виленская, Ковенская и Минская губернии, большая часть Гродненской (без Белостокского, Бельского и Сокольского уездов) и три четверти Сувалкской губернии (без Сувалкского и Августовского уездов). Площадь объединенной республики по данным на 1 января 1914 г. составляла 207 тысяч кв. км. На этой территории до мировой войны жили 7,5 миллионов человек. Однако на самом деле вся территория Ковенской губернии и часть Сувалкской губернии находились под управлением национального правительства Литвы. Более того там, а также в Гродненской губернии находились немецкие войска. Поэтому советская власть была установлена только в Белоруссии и на северо-восточной окраине Литвы, на территории с населением в 4 миллиона человек апреля 1919 г. Вильно 3 был занят польскими войсками; правительство переехало в Минск. К середине июня поляками было занято уже три четверти территории Литовско-Белорусской ССР. 26 августа литовские войска взяли Зарасай, последний литовский город, где еще сохранялась советская власть. 8 августа поляки взяли Минск. В августе 1919 г. Литовско- Белорусская ССР прекратила свое существование. 1 См.: Лаар М. Указ. соч. С См.: Грицкевич А.П. Указ. соч. С Примечание к настоящему изданию: с момента взятия города польскими войсками его уже условно можно называть в польском варианте Вильно. 154

155 В Латвии советская власть была провозглашена 17 декабря 1918 г. после окончания немецкой оккупации. 13 января 1919 г. в Риге была образована Латвийская ССР. К апрелю 1919 г. Красной Армии, в рядах которой были и латышские стрелки, удалось захватить большую часть территории Латвии, за исключением небольшой области вокруг портового города Лиепаи, которая оставалась под контролем латвийского правительства К. Улманиса. В Латвии в то время, кроме советской власти и правительства К. Улманиса, существовала и третья сила ландсвер вооруженные силы бывшего прогерманского Балтийского герцогства. Поучаствовали в гражданской войне в Латвии также эстонцы и страны Антанты (на стороне правительства К. Улманиса), немцы из Германии и белогвардейцы, выступавшие против правительства К. Улманиса. Балтийское герцогство было провозглашено во время немецкой оккупации остзейскими немцами при поддержке германской армии на территории современных Латвии (кроме Латгалии) и Эстонии после заключения 3 марта 1918 г. Брестского мира между РСФСР и Германией с ее союзниками, закрепившего отпадение стран Балтии от России. Осенью 1918 г. германский император признал Балтийское герцогство, однако оно фактически прекратило свое существование после поражения Германии в мировой войне и произошедшей там ноябрьской революции. 7 декабря 1918 г. правительство К. Улманиса с целью защиты территории Латвии от наступления Красной Армии заключило с германским уполномоченным в Прибалтике соглашение об объявлении ландсвера вооруженными силами Латвийской Республики. В соответствии с соглашением ландесвер должен был состоять из германских, латышских и русских рот, при этом доля латышей должна была составлять 2/3 (это условие так и не было соблюдено, и доля латышей не превышала 1/3). Временное правительство Латвии пошло на соглашение с германским командованием, так как на тот момент не имело средств для покупки оружия, а малочисленные латышские отряды не могли воевать одновременно на два фронта с ландесвером и с Красной армией. При этом латвийское правительство обещало добровольцам из числа военнослужащих германской армии, при условии участия в боевых действиях по защите Латвийской Республики не менее 4-х недель, латвийское гражданство и 100 моргенов земельного надела. 16 апреля 1919 г. в Лиепае немецкие отряды ландсвера свергли правительство К. Улманиса, которое обвиняли в сотрудничестве с Антантой. К. Улманис с правительством два месяца провел на пароходе в Балтийском море под охраной английской и французской военных эскадр. 26 апреля 1919 г. командование ландсвера назначило премьер-министром Латвии лютеранского пастора латыша А. Ниедру. В конце мая 1919 г. отряды ландсвера совместно с добровольцами, прибывшими из Германии (Железной дивизией) и белогвардейцами под командованием князя А.П. Ливена взяли Ригу, вытеснив оттуда подразделения Красной армии. В Ригу переехало правительство А. Ниедры. 23 июня 1919 г. латвийская армия при поддержке Эстонии, разбила 155

156 под Цесисом отряды ландсвера и Железной дивизии. 27 июня 1919 г. правительство К. Улманиса возобновило свою деятельность в Лиепае. 2 июля в результате прорыва линии обороны Риги эстонской армией во главе и латышскими полками командование ландсвера и Железной дивизии согласилось на перемирие, предложенное представителями Антанты, и вступившее в силу 3 июля. После того, как согласно условиям перемирия, к 5 июля 1919 г. последние части Железной дивизии покинули Ригу, а подразделения ландсвера были включены в состав Латвийской армии, правительство К. Улманиса вернулось в латвийскую столицу. В сентябре 1919 г. Латвия подверглась нападению белой армии под командованием прогермански настроенного П.А. Бермондта-Авалова. 20 сентября он объявил о принятии на себя всей полноты власти в Прибалтике и отказался подчиняться командующему войсками белых армий на Северо- Западе России Н. Юденичу. В первых числах октября 1919 года войска П.Р. Бермондта-Авалова начали наступление на Ригу. Латышские части сдержали их натиск вдоль Западной Двины (Даугавы) и к 11 ноября при содействии флота Антанты и эстонской армии отбросили бермондтовцев от Риги. К концу ноября территория Латвии была полностью от них освобождена. В Эстонии было два периода советской власти. Первый период продолжался с октября 1917 г. по март 1918 г. В октябре 1917 г. в Ревеле (современный Талин) состоялся II съезд Советов Эстляндской губернии, который потребовал перехода всей власти в губернии к Советам рабочих и солдатских депутатов. 22 октября (4 ноября) на совместном заседании Исполкома Советов Эстляндской губернии и Исполкома Ревельского Совета рабочих и солдатских депутатов был образован Военнореволюционный комитет Эстляндской губернии. Исполком Советов Эстляндии 19 января (1 февраля) 1918 г. опубликовал проект конституции Эстляндской Трудовой Коммуны, которая провозглашалась автономной частью РСФСР. Однако вскоре территория Эстонии подверглась немецкой оккупации. Второй период советской власти в Эстонии продолжался с ноября 1918 г. по июнь 1919 г. с провозглашения 29 ноября 1918 г. в занятой Красной Армией Нарве Эстляндской Трудовой Коммуны. Она распространила свою власть только на две трети территории страны. При этом Красной Армии не удалось овладеть Ревелем. Красная Армии была вытеснена из Эстонии совместными усилиями эстонской армии, английской военной эскадры и белой армией Н. Юденича. 5 июня 1919 г. Эстляндская Трудовая Коммуна прекратила свое существование. Таким образом, советские республики во всех странах Балтии просуществовали менее одного года. Ни в одной из стран Балтии советская власть не распространилась на всю территорию этих стран; одновременно с советскими республиками на оставшихся незанятыми Красной Армией территориях действовали национальные правительства. 156

157 Все три советские республики в странах Балтии были признаны РСФСР. Так, декретами Совета Народных Комиссаров 8 декабря 1918 г. была признана Эстляндская Трудовая Коммуна. Литовская ССР и Латвийская ССР были признаны декретами от 22 декабря 1918 г., хотя официально Литовская ССР была провозглашена только 5 января 1920 г., а Латвийская ССР - 13 января 1919 г. Странам Балтии, обретшим свою независимость в 1918 г., еще долго пришлось отстаивать свою независимость с оружием в руках. Выше мы уже упомянули о перипетиях гражданской войны в Латвии (в Латвии ее называют борьбой за независимость). Война за независимость Эстонии сопровождалась не только борьбой с Красной Армией, но и с ландсвером. Правда, сражения шли в основном на территории Латвии. Напомню, что именно эстонская армия освободила от ландсвера Ригу. Литва воевала с Красной Армией, белой армией П.Р. Бермондта- Авалова, а также с польскими войсками, претендовавшими на Вильно и Виленский край, о чем речь идет в вошедшей в настоящий сборник статье «Виленский (вильнюсский) вопрос в международно-правовых отношениях первой половины ХХ века». В 1920 г. были подписаны мирные договоры между РСФСР и странами Балтии: 2 февраля с Эстонией, 12 июля с Литвой, 11 августа с Латвией. По договору между РСФСР и Эстонией от 2 февраля 1920 г. 1 (Тартуский или Юрьевский договор) к Эстонии, помимо исконных эстонских земель, отошли также населенный этническими русскими и народом сету Печорский край (ныне Печорский район Псковской области Российской Федерации) и заселенные русскими территории на правобережье реки Нарва (ныне в составе Сланцевского и Кингисеппского районов Ленинградской области Российской Федерации. Стороны обязались не допускать на своей территории деятельности враждебных другой стране сил. Эстонцы, проживавшие в России, и русские в Эстонии получали возможность вернуться на родину. По Тартускому миру Эстония освобождалась от каких-либо обязательств перед Россией, от долгов царского правительства и получала из золотого запаса России 11,6 тонны золота. По Мирному договору между РСФСР и Литвой от 12 июля 1920 г. 2 (Московский договор) к Литве переходили Вильно, Виленский край и территории, ныне относящиеся к Республике Беларусь, включая города Гродно, Щучин, Ошмяны, Сморгонь, Браслав, Лида, Поставы и др. По Мирному договору между РСФСР и Латвией от 11 августа 1920 г. 3 (Рижский договор) в частности было отмечено, что «Существующие ныне в Российской армии наименования отдельных войсковых частей, входящих в состав «Латышской Стрелковой Дивизии», признаются имеющими историче- 1 Документы внешней политики СССР. Т января 1919 г. 30 июня 1920 г. М., С Документы внешней политики СССР. Т июля 1920 г. 18 марта 1921 г. М., С Там же. С

158 ское значение. Эти части не имеют, и не будут иметь преобладающего национального латышского состава, и, несмотря на свои наименования, не могут иметь отношения ни к латышскому народу, ни к Латвийскому государству». По Мирному договору от 11 августа 1920 г. к Латвии отходили бывшая Курляндская губерния, южная часть Лифляндской губернии (Рижский, Венденский, Вольмарский уезды и большая часть Валкского уезда), северозападная часть Витебской губернии (Двинский, Люцинский, Режицкий уезды и две волости Дрисского уезда) и часть Островского уезда Псковской губернии 1. Указанные договоры означали признание со стороны РСФСР независимости стран Балтии, и, с другой стороны, признание РСФСР странами Балтии. Страны Балтии получили и международное признание, а уже в 1922 г. стали членами Лиги Наций (ССР присоединился к Лиге Наций только в 1934 г.). Независимыми эти государства оставались до 1940 г. Если Латвия и Эстония как независимые государства до 1940 г. существовали в современных границах и даже с некоторым территориальным приростом за счет РСФСР, то Литва постоянно решала территориальные вопросы. Кроме Виленского края, в Литве решалась проблема Клайпедского (Мемельского) края. Это край, заселенный литовцами и немцами, принадлежал Германии до поражения ее в мировой войне. По Версальскому мирному договору от 28 июня 1919 г. Клайпедский край перешел под управление Лиги Наций. В 1923 г. край был аннексирован Литвой, а страны Антанты согласились на передачу его литовской стороне. В составе Литвы Клайпедский край пользовался широкой автономией. В 1928 г. статус края в составе Литвы признала Германия (Веймарская республика). Однако нацистская Германия в 1938 г. предъявила Литве ультиматум о возвращении края, который Литва приняла. В 1939 г. Литва юрисдикцию над Клайпедским краем утратила. Передачу Клайпедского края Германии признали Великобритания, Франция, но не признали США. В состав Литвы, существовавшей уже в виде Литовской ССР, Клайпедский край был передан из состава Калининградской области РСФСР (бывшей Восточной Пруссии, отошедшей к СССР после Второй мировой войны) в 1948 г. и находится ныне в составе Литовской Республики (подробнее об этом в вошедшей в настоящий сборник статье «Мемельский (клайпедский) вопрос в международно-правовых отношениях первой половины ХХ века»). Страны Балтии утратили независимость в 1940 г. в связи с вхождением в состав СССР. Процесс советизации стран Балтии происходил синхронно во всех трех странах, начиная с заключения в 1939 г. однотипных договоров о взаимопомощи, предусматривающих введение в страны Балтии ограниченного контингента Красной Армии, предъявления летом советской стороной од- 1 Примечание к настоящему изданию. По Рижскому договору за Латвией признавалась станция Пыталово. В Латвии она стала называться Арбене. В 1944 г. Арбене (Пыталово) с районом вновь отошли к РСФСР. 158

159 нотипных ультиматумов странам Балтии о создании новых правительств, созывом под советским контролем новых представительных органов, которые выразили желание вхождения своих республик в ССР. Практически одновременно были приняты и законы СССР, зафиксировавшие новый статус стран Балтии: Закон СССР от 3 августа 1940 г. «О принятии Литовской Советской Социалистической Республики в Союз Советских Социалистических Республик», Закон СССР от 5 августа 1940 г. О принятии Латвийской Советской Социалистической Республики в Союз Советских Социалистических Республик», Закон СССР от 6 августа 1940 г. «О принятии Эстонской Советской Социалистической Республики в Союз Советских Социалистических Республик» 1. Предпосылкой советизации стран Балтии стали секретные протоколы к пакту о ненападении между СССР и Германией от 23 августа 1939 г, по которому Латвия и Эстония входили в зону влияния СССР. Литва была отнесена к зоне интересов СССР по секретному протоколу следующего советскогерманского договора о дружбе и границе от 28 сентября 1938 г. (особенностях советизации Литвы подробно рассмотрены в вошедшей в настоящий сборник статье «Виленский (вильнюсский) вопрос в международно-правовых отношениях первой половины ХХ века»). Накануне окончания Второй мировой войны между СССР и союзниками обсуждался вопрос о непосредственном вхождении в будущую Организацию Объединенных Наций (ООН) отдельных советских республик: Украины, Белоруссии и Литвы. Украина и Белоруссия членами ООН стали, но Литве в таком статусе союзниками было отказано. Планировалась также передача Литовской ССР бывшей Восточной Пруссии (будущей Калининградской области РСФСР), однако литовское партийное руководство благоразумно отказалось от такого «подарка». Таким образом, с 1940 г. страны Балтии стали советскими республиками. На уровне международного сообщества никаких протестов не последовало, только США не признали вхождение стран Балтии в СССР. Советизация стран Балтии была прервана немецкой оккупацией во время Второй мировой войны, но с гг. была продолжена. В послевоенные годы в странах Балтии было организовано вооруженное сопротивление советизации. Особенно ожесточенным было это сопротивление (резистенция) в Литве. Только в 1952 г. командир литовских партизан А. Раманаускас издал приказ о прекращении партизанской войны. Но очаги сопротивления в отдельных местах оставались до середины 1960-х годов. Это были уже не партизаны, а люди, скрывавшиеся от ареста. В 1972 г. несколько эстонских организаций сопротивления направили меморандум в ООН, требуя прекращения оккупации Эстонии. В 1979 г. диссиденты прибалтийских республик в так называемой балтийской апелляции потребовали объявления недействительным пакта Молотова-Риббентропа. В 1 Ведомости Верховного Совета СССР

160 1980-х гг. в Эстонии состоялись стихийные молодежные выступления за независимость, пресеченные советскими властями 1. В Каунасе (Литва) в 1972 г. произошло самосожжение студента Ромаса Каланты в знак протеста против советской оккупации. Выступления молодежи во время его похорон были подавлены милицией и войсками 2. Движение за независимость стран Балтии получило мощный импульс в годы перестройки в СССР в конце 1980-х начале 1990-х гг. Так, в Литве 3 июня 1988 г. было основано Литовское движение за перестройку Саюдис. 22 октября 1988 г. был проведен первый съезд Саюдиса. 16 февраля 1988 г., в 70-тую годовщину принятия акта о независимости 1918 г., Саюдис провозгласил, что основной и главной целью движения является отделение Литвы от СССР. В прошедших 26 марта 1989 г. выборах народных депутатов СССР из 42 выделенных Литовской ССР мандатов 36 досталось кандидатам Саюдиса. Съезд народных депутатов СССР они использовали для того, чтобы обозначить стремление Литвы к независимости. 24 февраля 1990 г. Саюдис на выборах в Верховный Совет Литовской ССР получил 106 из 141 мест. Этот Совет, который позже был переименован в Восстановительный Сейм, 11 марта 1990 г. принял Акт о восстановлении независимости Литвы 3. В Латвии аналогичную роль сыграл Народный фронт. Верховный Совет Латвийской ССР, две трети депутатов которого составили члены Народного Фронта, 4 мая 1990 г. провозгласил Декларацию о восстановлении независимости. Народный фронт Эстонии на выборах в Верховный Совет Эстонской ССР получил только 24%. 12 ноября 1990 г. Верховный Совет Эстонской ССР аннулировал свою декларацию о вхождении республики в СССР, а 16 ноября принял Декларацию о суверенитете. Независимость стран Балтии была признана со стороны СССР после поражения августовского антиконституционного переворота 1991 г. в форме постановлений Государственного Совета ССР, принятых 6 сентября 1991 г. по каждой из республик в отдельности 4. С этого времени независимость стран Балтии стала реальностью. 17 сентября 1991 г. страны Балтии стали членами ООН и получили официальное признание со стороны всех государств членов ООН. Административно-территориальное устройство и особенности управления на территориях, присоединенных к Российской Империи по Ништадтскому миру и в результате разделов Речи Посполитой 5 1 См.: Лаар М. Указ. соч. С См.: Коммунистический режим и народное сопротивление в России /Сост. Б.С. Пушкарев. М.: Посев, С См.: Литва. Сведения о стране: факты, цифры, полезная информация /Сост. А. Валѐнис. Вильнюс, С Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР Ст \ 5 Опубликовано в журнале «Мир юридической науки» С

161 В течение XVIII в. к России были присоединены земли, составившие ее западные окраины до 1917 г., а затем, входившие в состав СССР, ныне известные как страны Балтии (Литва, Латвия, Эстония), Белоруссия и часть Украины, а также часть Ленинградской области и г. Санкт-Петербург в современной Российской Федерации. Произошло это согласно нормам действовавшего в то время международного права по Ништадтскому мирному договору 1721 г. и по актам разделов Речи Посполитой 1772, 1793 и 1795 гг. 1 Ништадтский мирный договор (Ништадтский мир) 2 был заключен 30 августа по юлианскому стилю или 10 сентября по григорианскому стилю 1721 г. между Россией и Швецией и завершил Северную войну гг. между этими странами. Местом подписания являлся город Ништадт - ныне Уусикаупунки (Финляндия). По статье 4 договора Швеция уступала России «Лифляндию, Эстляндию, Ингерманландию и часть Карелии с дистриктом Выборгского лена, который ниже сего в артикуле разграничения означен и описан, с городами и крепостями: Ригой, Дюнаминдом, Пернавой, Ревелем, Дерптом, Нарвой, Выборгом, Кексгольмом и всеми прочими к помянутым провинциям надлежащими городами, крепостями, гавенами, местами, дистриктами, берегами, с островами Эзель, Даго и Меном и всеми другими от курляндской границы по лифляндским, эстляндским и ингерманландским берегам и на стороне Оста от Ревеля в фарватере к Выборгу на стороне Зюйда и Оста лежащими островами, со всеми так на сих островах, как в вышеупомянутых провинциях, городах и местах обретающимися жителями и поселениями и генеральное со всеми принадлежностями, и что к оным зависит высочествами, правами и прибытками во всем ничего в том не исключая, и как оными корона свойская владела, пользовалась и употребляла». В современном мире передаваемые России по Ништадтскому миру территории означают следующее: Лифляндия большая часть современной Латвии и южная часть современной Эстонии и остров Сааремаа в современной Эстонии; Эстляндия северная часть современной Эстонии; Ингерманландия (в русских источниках также Ингрия, Ижора, Ижорская земля) югозападная часть современной Ленинградской области Российской Федерации, именно на ее территории в 1703 г. был основан Санкт-Петербург; часть Карелии, упомянутая в договоре это часть так называемой финской Карелии, а не современной Республики Карелии в составе Российской Федерации, эта территория называлась также Старой Финляндией, а ныне известна под названием Карельского перешейка с упомянутым в договоре городом Выборгом, ныне входящим в Ленинградскую область Российской Федерации. Со- 1 Примечание к настоящему сборнику. Разделы территории бывшей Речи Посполитой происходили и в дальнейшем. Так, в 1807 г. по условиям Тильзитского мира между Россией и наполеоновской Францией к России отошла Белостокская область (ныне в основном территория Польши). Большая часть этнической Польши отошла к России по решению стран-победительниц в войнах против Наполеона, на Венском конгрессе 1815 г. 2 Полное собрание законов Российской Империи. Собрание 1. Т

162 временные названия и государственная принадлежность других упомянутых в договоре городов: Рига столица Латвии, Дюнаминд (в России до 1893 г. - Дюнаминде, в гг. Усть-Двинск) Даугавгрива, с 1924 г. часть города Риги, Латвия); Пернава (в России Пернов) Пярну, Эстония; Ревель Таллин 1, столица Эстонии; Нарва город под тем же названием в Эстонии; Кексгольм город Приозерск в Ленинградской области Российской Федерации. Остров Эзель остров Сааремаа, Эстония; остров Даго - остров Хийумаа, Эстония; остров Мен остров Муху, Эстония. Основной административно-территориальной единицей в России в то время были губернии. Впервые они были учреждены Указом от 18 декабря 1708 г. «Об учреждении губерний и о росписании к ним городов» 2. Все было учреждено восемь губерний, среди которых числилась и Ингерманландская губерния, включившая в себя Ингерманландию, в то время уже отвоеванную у Швеции, но еще официально не отошедшую к России. На территории губернии находился Санкт-Петербург будущая столица Российской Империи. В состав Ингерманландской губернии вошли многие города к собственно Ингерманландии отношения не имевшие: Великий Новгород, Псков, Углич, Ярославль и др. В 1710 г. Ингерманландская губерния была переименована в Санкт-Петербургскую губернию, на основе территории которой существует современная Ленинградская область Российской Федерации. В 1719 г., т.е. опять же еще до подписания Ништадтского мира, на территории финской Карелии в составе Санкт-Петербургской губернии была образована Выборгская провинция. В 1744 г. Выборгская провинция была преобразована в самостоятельную Выборгскую губернию. В 1812 г. Выборгская губерния была передана в состав Великого княжества Финляндского автономного образования Российской Империи. В г. Выборгская губерния входила в состав Финляндии, в гг. в состав Карело- Финской ССР союзной республики в составе СССР, с 1944 г. территория бывшей Выборгской губернии включена в состав Ленинградской области. Лифляндия, присоединенная к России по Ништадтскому миру, вошла в состав образованной в 1721 г. Рижской губернии. Кроме собственно Лифляндии, в Рижскую губернию вошла территория упраздненной к тому времени Смоленской губернии. В губернии было образовано две провинции. В первую из них вошла Лифляндия, а во вторую - территория бывшей Смоленской области. В 1783 г. Рижская губерния была преобразована в Рижское наместничество, а в 1796 г. Рижское наместничество преобразовано в Лифляндскую губернию. Лифляндская губерния делилась на 9 уездов. Среди уездных горо- 1 Примечание к настоящему изданию. В 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР была принята поправка к русскому тексту Конституции ЭССР, согласно которой название города Таллин стало писаться с двумя «н» (Таллинн). В России сохраняется прежнее написание города, что подтверждено распоряжением Администрации Президента Российской Федерации от 17 августа 1995 г «О написании названий государств - бывших республик СССР и их столиц». В настоящем сборнике вариант «Таллинн» используется только при заимствованиях из источников, изданных в Эстонии после 1988 г., включая выходные данные в сносках и списке литературы. 2 Российское законодательство X XX веков. Т. 4. Законодательство периода абсолютизма / под общ. ред. О.И. Чистякова. - М.: Юридическая литература, С

163 дов 3 находились на территории современной Латвии (историческая область Видземе), а остальные на территории современной Эстонии: Дерпт (Юрьев) ныне Тарту, Пернов ныне Пярну, Феллин ныне Вильянди, Верро - ныне Выру; Валк ныне Валга 1, Аренсбург уездный город Эзельского уезда (ныне Курессааре, в гг. г. Кингисепп 2 ). На территории Эстляндии в 1719 г. была образована Ревельская губерния по названию губернского города Ревеля ныне Таллин. В 1783 г. губерния была преобразована в наместничество, а последнее в 1796 г. в Эстляндскую губернию. В Эстляндскую губернию входило 4 уезда, включая Ревельский уезд. Уездными городами, кроме Ревеля, являлись: Вайзенберг ныне Раквере, Вейсенштейн ныне Пайде, Гапсаль ныне Хаапсалу. Все указанные города в настоящее время находятся в Эстонии. Расширение Российской Империи на запад в XVIII в. произошло также в результате трех разделов Речи Посполитой между Россией, Пруссией и Австрией. Речь Посполитая, образованная в 1569 г., к моменту разделов представляло собой унию, состоящую из двух составных частей Польского королевства (Польши) и Великого княжества Литовского (ВКЛ). В совместном владении Польши и ВКЛ к моменту первого раздела находилось Инфлянтское или Ливонское воеводство (Инфлянты польские). В вассальной зависимости от Речи Посполитой находилось герцогство Курляндия и Семигалия. Первый раздел произошел в 1772 г. Его основу составили Петербургская конвенция между Россией и Пруссией от 4 января 1772 г. 3 и Петербургская конвенция между Россией и Австрией от 25 июля 1772 г. 4 К России от Речи Посполитой отошли Инфлянты (искаженное Лифляндия) ныне восточная часть Латвии (историческая область Латгалия), Мстиславское воеводства и части Полоцкого и Витебского воеводств ВКЛ с городами Полоцком, Витебском, Могилевом, который входил в Витебское воеводство. К России отошла также часть Речицкого повета Минского воеводства с Речицей ныне городом в Гомельской области Республики Беларусь. В настоящее время Могилев является центром Могилевской области Республики Беларусь 5, в состав которой из указанных выше городов входит Мстиславль. Витебск является центром Витебской области Республики Беларусь, в состав которой из указанных выше городов входит Полоцк. 1 Примечание к настоящему сборнику. В 1920 г. при определении границы между Латвией и Эстоний, одна часть города под названием Валка отошла к Латвии, а другая, большая часть города под названием Валга к Эстонии. 2 Примечание к настоящему сборнику. Город был назван в честь одного из организаторов Коммуниистической партии Эстонии Виктора Кингисеппа. В его же честь в 1922 г. был переименован Ямбург в Петроградской губернии ныне г. Кингисепп Ленинградской области Российской Федерации. В Эстонии Кингисепп был переименован в Курессааре в 1988 г. Кингисепп Ленинградской области в современной России сохранил свое название. 3 Под стягом России: Сборник архивных документов /Сост. А.А. Сазонова, Г.Н. Герасимовой, О.А. Глушковой, С.Н. Кистерева. М., С Там же. С Примечание к настоящему изданию. Беларусь название Белоруссии на белорусском языке. В настоящем сборнике оно используется только в сочетании со словом «республика» в качестве официального названия государства. 163

164 Присоединенные в результате первого раздела Речи Посполитой территории были включены в состав вновь образованных в 1772 г. Псковской и Могилевской губерний. В Псковскую губернию вошли Инфлянты польские и часть бывшего Полоцкого воеводства ВКЛ, составившие отдельные ее провинции. Другими провинциями Псковской губернии являлись Псковская и Великолуцкая. В Могилевскую губернию вошло бывшее Мстиславское воеводство и присоединенная к России часть Витебского воеводства ВКЛ. В конце 1772 г. эта часть Витебского воеводства была присоединена к Псковской губернии в качестве ее Витебской губернии. Инфлянты польские составили Двинскую провинцию Псковской губернии в составе уездов: Динабургского, Люцинского, Режицкого и Дрисснеского с уездными городами, ныне находящимися в Латвии: Динабургом (с 1893 г. Двинск) ныне Даугавпилс, Люцин ныне Лудза, Режица ныне Резекне и городом Дриссой ныне Верхнедвинск (с 1962 г.) в Витебской области Республики Беларусь. В 1776 г. Двинская провинция из Псковской губернии была передана во вновь образованную Полоцкую губернию (с 1778 г. Полоцкое наместничество). Другими провинциями Полоцкой губернии были Витебская и Полоцкая. В 1796 г. все земли, присоединенные к России по первому разделу Речи Посполитой (как будущие латвийские, так и будущие белорусские) были включены во вновь созданную Белорусскую губернию с центром в Витебске. В 1802 г. Белорусская губерния была разделена на Витебскую и Могилевскую. Бывшие Инфлянты польские, т.е. латвийская часть территорий, присоединенных к России по первому разделу Речи Посполитой, остались в составе Витебской губернии Российской Империи. Второй раздел Речи Посполитой произошел 23 января 1793 г. на основе Конвенции, подписанной Россией и Пруссией, причем данный раздел был утвержден последним сеймом (представительным органом) Речи Посполитой, состоявшемся в Гродно (Гродненским сеймом). По второму разделу Речи Посполитой к России отошли оставшиеся части Полоцкого и Витебского воеводств и всѐ Минское воеводство ВКЛ (часть Речицкого повета Минского воеводства, как указывалось выше, отошла к России по первому разделу Речи Посполитой), а также Брацлавское, Волынское, Киевское воеводства до 1569 г. входившие в ВКЛ, а при заключении польско-литовской унии были переданы под юрисдикцию Польши (Короны Польской) и Подольское воеводство Короны Польской, входившие к моменту разделов Речи Посполитой в Малопольскую провинцию Короны Польской. Бывшее Минское воеводство включало в себя такие известные ныне города Республики Беларусь как Минск столица Республики Беларусь, Гомель областной центр, Бобруйск и Борисов в Минской области. В 1569 г. при заключении унии между ВКЛ и Польшей в Минское воеводство ВКЛ из Киевского воеводства, отошедшего к Польше, был передан Мозырский по- 164

165 вет. На территории бывшего Минского воеводства в 1793 г. была образована Минская губерния (в гг. Минское наместничество. В начале ХХ в. в Минскую губернию входило 9 уездов: Новогрудский, Слуцкий, Борисовский, Игуменский, Бобруйский, Речицкий, Мозырский и Пинский 1. Территории всех указанных уездов в настоящее время входят в состав Минской (Слуцк, Борисов, Игумен ныне Червень), Гомельской (Речица, Мозырь), Гродненской (Новогрудок), Брестской (Пинск) областей Республики Беларусь. Остальные территории, присоединенные к России по второму разделу Речи Посполитой, относятся к украинским землям. Большинство из этих земель обобщенно их называют Правобережной Украиной по правому берегу Днепра, в отличие от Левобережной Украины, отошедшей от Речи Посполитой к России в 1667 г. по Андрусовскому перемирию 2 вместе с находящимся на правом берегу Днепра Киевом 3. К Правобережной Украине традиционно относят современные Винницкую, Житомирскую, Киевскую, Кировоградскую, Черкасскую и Хмельницкую области Украины. Основными историческими областями Украины, присоединенными к России в то время стали Волынь и большая часть Подолья. Волынь составляла Волынское воеводство ВКЛ, а с 1569 г. - Короны Польской. В 1793 г. на его территории было образовано Изяславское наместничество (Изяславль - ныне город в Хмельницкой области). В 1795 г. часть его была включане во вновь образованное Волынское наместничество, преобразованное в 1796 г. в Волынскую губернию с центром в Новоград- Волынском (ныне город в Житомирской области Украины). В современной Украине имеется Волынская область с центром в Луцке. К исторической Волыни относились также современная Ровенская область Украины, западная часть Житомирской, северные части Тернопольской и Хмельницкой областей. Подолье в Средние века относилось к Киевской Руси и к Галицко- Волынскому княжеству. С 1363 г. Подолье входило в состав ВКЛ. Западная часть Подолья в 1434 г. отошла к Польше, где было образовано Подольское воеводство с центром в Каменце (ныне Каменец-Подольский Хмельницкой области Украины). В Восточном Подолье, оставшемся под властью ВКЛ в 1566 г. было образовано Брацлавское воеводство с центром в Брацлаве (ныне поселок городского типа в Винницкой области Украины) с поветами Брацлавским, Винницким (центр Винница ныне областной центр Украины) и Звенигородским (центр Звенигород ныне Звенигородка в Черкасской области Украины). При первом разделе Речи Посполитой в 1772 г. часть Подолья западнее реки Збруч отошла к Австрии. 1 См.: Российская Империя. Словарь-справочник. По словарю Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона /Сост. В.П. Пархоменко. СПб., С Примечание к настоящему сборнику. Андрусовское перемирие было заключено на 13,5 лет в Андрусово на территории Смоленского воеводства ВКЛ, ныне деревня в Смоленской области Российской Федерации. 3 Примечание к настоящему сборнику. Киев Московскому государству удалось окончательно закрепить за собой только в 1686 г., после уплаты 146 тысяч рублей. 165

166 Часть Подолья, отошедшая к России в 1793 г., первоначально вошла в Изяславское и Брацлавское наместничества с центром в Виннице (ныне областной центр Украины). В 1795 г. из части Изяславского наместничества было образовано Подольское наместничество с центром в Каменец-Подольском и Брацлавское наместничество с центром в Виннице (ныне областной центр Украины). В 1796 г. Брацлавское и Подольское наместничества были упраздены, а их территории вошли во вновь образованную Подольскую губернию с центром в Каменец-Подольском, а с 1914 г. в Виннице. Уездными центрами губернии на начало ХХ в. были: Балта ныне город в Одесской области Украины; Брацлав; Винница; Гайсин ныне город в Винницкой области Украины; Каменец-Подольский; Летичев ныне поселок городского типа в Хмельницкой области Украины; Литин поселок городского типа в Винницкой области Украины; Могилев-на-Днестре ныне Могилев-Подольский в Винницкой области Украины; Новая Ушица (в Речи Посполитой Летневцы) ныне поселок городского типа в Хмельницкой области Украины; Ольгополь (в Речи Посполитой Розузкачечельницкое, Розузчечельницкое) ныне село в Винницкой области; Проскуров ныне город в Хмельницкой области Украины; Ямполь ныне город в Винницкой области Украины 1. Киевское воеводство в составе ВКЛ было образовано в 1471 г. на территориях, входивших прежде в Киевское княжества Древней Руси и включало в себя Киевский, Овручский (Овруч ныне город в Житомирской области Украины) и Житомирский поветы. Большая часть Киевского повета с Киевом отошли к Московскому государству еще в 1667 г. на основе Андрусовского перемирия, но название Киевского воеводства в Речи Посполитой было сохранено, а центр воеводства переместился в Житомир. После второго раздела Речи Посполитой земли Киевского воеводства включались в Волынскую губернию и в Киевскую губернию одну из первых российских губерний, образованную в 1708 г. Поражение польского восстания под руководством Т. Костюшко 1794 г., направленного против разделов Речи Посполитой послужило поводом для окончательной ликвидации польско-литовского государства. 24 октября 1795 г. Россия, Пруссия и Австрия определили свои новые границы. Речь Посполитая прекратила свое существование. К России по этому разделу отошли Виленское, Трокское, Новогрудское, Берестейское, Браславское, Гродненское и Жмудское воеводства ВКЛ. Виленское воеводство с центром в Вильне столице ВКЛ (ныне Вильнюс столица Литвы) - включало в себя в то время четыре повета с центрами в Вильне, а также в Ошмянах и Лиде (ныне города в Гродненской области Республики Беларусь), Вилькомире (ныне Укмерге - город в Вильнюсском уезде Литвы). Трокское воеводство с центром в Троках (ныне Тракай город в Вильнюсском уезде Литовской Республики) включало в себя в то время 3 повета с центрами в Троках, Ковне (ныне Каунас уездный центр Литовской Респуб- 1 См.: Российская Империя. Словарь-справочник С

167 лике, в временная столица Литовской Республики), Упите (ныне местечко в Паневежском уезде Литовской Республики, фактически поветовым центром был Поневеж ныне уездный центр Литовской Республики Паневежис). Новогрудское воеводство с центром в Новогрудке (ныне город в Гродненской области Республики Беларусь) в то время включало в себя Новогрудский повет и Слонимский повет с центром в Слониме (ныне город в Гродненской области Республики Беларусь). Берестейское воеводство с центром в Берестье (ныне Брест областной центр Республики Беларусь) включало в себя поветы: Берестейский, Пинский, Запинецкий (центр Столин), Кобринский (Пинск, Кобрин и Столин ныне города в Брестской области Республики Беларусь). Браславское и Гродненское воеводства это воеводства ВКЛ, созданные в 1793 г. по решению Гродненской сейма путем выделения Браславского повета из Виленского воеводства и Гродненского повета из Трокского воеводства. Центром Браславского воеводства был Браслав ныне город в Витебской области Республики Беларусь, а центром Гродненского воеводства Гродно (ныне областной центр Республики Беларусь). Жемайтское староство было единственным староством ВКЛ, приравненным к воеводству и территориально располагалось в исторической области Литвы Жемайтии. Другие староства ВКЛ входили в поветы, а последние уже в воеводства. Центром староства были Россиены (ныне Расейняй город в Каунасском уезде Литовской Республики). С 1793 г. оно было преобразовано в воеводство. На присоединенных в результате третьего раздела Речи Посполитой территориях были в 1795 г. были образованы Виленская и Слонимская губернии. Виленская губерния включила в себя в основном территории бывших Виленского, Трокского и Жмудского воеводств, ныне составляющих большую часть Литовской Республики и часть западных областей Республики Беларусь. В Слонимскую губернию в основном были включены территории бывших Берестейского и Гродненского воеводств. В 1796 г. Виленская и Слонимская губерния были объединены в Литовскую губернию с центром в Вильне, а в 1801 г. вновь разделены, но бывшая Слонимская губерния стала называться Гродненской. В 1842 г. семь уездов Виленской губернии были выделены в Ковенскую губернию с центром в Ковне. Уездными городами Ковенской губернии были: Ковна, Вилькомир, Новоалександровск (ныне Зарасай город в Утенском уезде Литовской Республики), Поневеж, Россиены, Тельши (ныне Тельшяй уездный центр Литовской Республики), Шавли (ныне Шяуляй уездный центр Литовской Республики). Виленская губерния в начале ХХ в. включала в себя семь уездов. К уездным городам относились: Вильна, Вилейка (ныне город в Минской области Республики Беларусь), Дисна (город в Витебской области Республики Беларусь), Лида и Ошмяны (ныне города в Витебской области Республики 167

168 Беларусь), Свенцяны (ныне Швянченис город в Вильнюсском уезде Литовской Республики), Троки 1. Таким образом, только три уездных центра Виленской губернии в настоящее время находятся на территории Литовской Республики, в то время как на территории современной Литвы находились все уездные центры Ковенской губернии. Ликвидация Речи Посполитой в 1795 г. привела к утрате вассальной зависимости от нее герцогства Курляндии и Семигалии со столицей в Митаве (ныне Елгава город в Латвийской Республике) и присоединению его к России. В Декларации России и Австрии от 23 декабря 1794 г. о новой границе России в пределах Курляндии и Семигалии указывалось следующее: «проходя по прежней прусской границе с этой стороны до Полангена, она направится без перерыва до берегов Балтийского моря на нынешней границе России близ Риги, так что все земли, владения, провинции, города, местечки и деревни, заключающиеся в вышеозначенной черте, будут присоединены навсегда к Российской империи и спокойное и неоспоримое владение будет за ней и будет ей гарантировано достоверным и торжественным образом е.в. императором римским» 2 (т.е. австрийским Авт.). Курляндия (по-латышски Курзме) и Семигалии (по-латышски Земгале) располагались на соответствующих исторических землях Латвии - Курземе и Земгале (Земгалия). В 1796 г. на территории герцогства была образована Курляндская губерния с центром в Митаве. Все уездные центры этой губернии находились на территории современной Латвии. Местечко Поланген, относившееся к Курляндской губернии, ныне находится в Литовской Республике под названием Паланга 3. Учитывая прежние территориальные приобретения по Ништадскому миру 1721 г и по первому разделу Речи Посполитой 1772 г. в пределах Российской Империи к этому времени сосредоточились все исторические области Латвии: Видземе (латвийские уезды Лифляндской губернии), Латгалия (латвийские уезды Витебской губернии), Курземе и Земгале (Курляндская губерния). Именно эти исторические области как составляющие части Латвийской Республики указаны в ч. 3 ст. 1 Конституции Латвийской Республики 1922 г., действие которой восстановлено в постсоветское время в 1993 г. 4 В результате третьего раздела Речи Посполитой в пределах Российской Империи сосредоточились практически все белорусские земли. Однако Подляшское воеводство ВКЛ, переданное после Люблинской унии 1569 г. в Корону Польскую, и имеющее значительное белорусское население, по третьему разделу Речи Посполитой отошло к Пруссии. Впоследствии по Тильзитскому мирному договору 1807 г. между Россией и Францией часть бывшего 1 См.: Российская Империя. Словарь-справочник С Под стягом России С Примечание к настоящему сборнику. По вопросу государственной принадлежности Паланги в 1920 г. имелся территориальный спор между Литвой и Латвией (см. вошедшую в настоящий сборник статью «Мемельский (клайпедский) вопрос в международно-правовых отношениях первой половины XX века»). 4 Latvijas Vēstnesis Nr

169 Подляшского воеводства с крупнейшим его городом Белостоком была передана России. В 1808 г. была образована Белостокская область Российской Империи, которая была упразднена в 1842 г. в связи с присоединением ее территории к Гродненской губернии. Интересная дальнейшая судьба Белостокского региона. Так, в гг. он находился в составе Польши. В 1939 г. он вошел в состав СССР как главный город Западной Белоруссии с образованием Белостокской области Белорусской ССР. После освобождения региона в ходе Второй мировой войны от немецкой оккупации Советской Армией регион был передан Польше. В настоящее время Белосток центр Подляского воеводства Польши. В результате третьего раздела Речи Посполитой в пределах Российской Империи сосредоточилось большинство этнических литовских земель. Значительное количество литовцев проживало также в бывшем Подляшском воеводстве (город Белосток имеет также и литовское название Балтстоге). В 1807 г. России была передана только часть бывшего Полдяшского воеводства с Белостоком. Остальная часть с городами Августов, Сувалки отошла к Пруссии. Этот регион вошел в состав Российской Империи в 1815, когда по решению Венского конгресса к России отошли этнические польские земли под названием Царства Польского. Были образованы сначала Августовская, затем с 1867 г. Сувалкская губернии Царства Польского 1 в составе Российской Империи с преимущественно литовским населением. После образования в 1918 г. независимой Литовской Республики большая часть Сувалкской губернии вошла в ее состав, в том числе четыре из семи ее уездных центров: Владиславов (ныне Кудиркос-Науместис); Вилковишки (ныне Вилкавишкис), Кальвария, Мариямполь (ныне Мариямполе, в гг. Капсукас). Все эти города в настоящее время входят в состав Мариампольского уезда Литовской Республики. Интересно отметить, что во времена Российской Империи в Мариямпольский уезд Сувалкской губернии Царства Польского входила часть современного Каунаса Алексотас, расположенный на левом берегу Немана. Именно по Неману в этом месте проходила граница между внутренними губерниями России и губерниями Царства Польского, означавшая также границу между местностями, где использовался юлианский календарь (Ковенская губерния как внутренняя губерния России) и григорианский календарем (Царство Польское), разница между которыми в начале ХХ в. составляла 13 дней. С этим связано шутливое название моста через Неман в Алексотас как самого длинного в мире, потому что путешествие по нему длилось целых 13 дней 2. Этнические литовские территории, называемые Малой Литвой, ранее не принадлежавшие ни ВКЛ, ни Речи Посполитой, еще долгое время оставались в составе Пруссии, а затем Германии. Только в гг. часть Малой Литвы Клайпедский (Мемельский) край находился в составе Литвы. 1 Примечение к настоящему сборнику. В 1866 г. Августовская губерния была разделена на Сувалкскую и Ломжинскую губернии. 2 Примечание к настоящему сборнику. Ныне этот мост носит имя Витовта Великого, ранее назывался Алексотским мостом. 169

170 Окончательно к Литве (Литовской ССР) он отошел только после окончания Второй мировой войны. Другая часть Малой Литвы в настоящее время находится в пределах части бывшей Восточной Пруссии Калининградской области Российской Федерации. В результате третьего раздела Речи Посполитой в пределах Российской Империи сосредоточилась значительная часть украинских земель. За пределами Российской Империи в то же время осталась принадлежавшая ранее Короне Польской Восточная Галиция, населенная преимущественно украинцами (по-украински Галичина) с городом Львовом, которая по первому разделу Речи Посполитой 1772 г. отошла к Австрии. В гг. часть Восточной Галиции с городом Тарнополем (ныне областной центр Украины Тернополь) временно принадлежала России, где была образована Тарнопольская область). В 1815 г. по решению Венского конгресса она была передана Австрии. В составе Австрии (вернее, Венгрии, попавшей под австрийское владычество) во время первого раздела Речи Посполитой уже находились украинские земли Закарпатья, а с 1777 г. Буковины. Восточная Галиция в гг. входила в состав Польши, в 1939 г. вошла в состав СССР с присоединением к Украинской ССР (ныне Ивано-Франковская, Львовская и большая часть Тернопольской области Украины). Буковина в гг. находилась в составе Румынии, а в 1940 гг. Северная Буковина с городом Черновцы вместе с Бессарабией вошла в состав СССР с присоединением к Украинской ССР в качестве ее Черновицкой области (центр Черновцы). Закарпатье в гг. входила в состав Чехословакии, затем была аннексирована Венгрией. В 1945 г. Закарпатье вошло в состав СССР с присоединением к Украинской ССР в качестве ее Закарпатской области с центром в Ужгороде. Таким образом, после третьего раздела Речи Посполитой в пределах Российской Империи сосредоточились все латвийские и эстонские земли, практически все белорусские земли, большинство литовских земель и значительная часть украинских земель. Территориальные приобретения России в результате всех трех разделов Речи Посполитой практически не затронули этнических польских земель, а касались в основном воеводств ВКЛ или принадлежавших ВКЛ до 1569 г. Поэтому неверным является нередко употребляемое в литературе понятие «разделы Польши» 1. Этнические польские земли под названием Царства Польского вошли в состав России только в 1815 г. по решению Венского конгресса, когда Речи Посполитой уже не существовало. В литературе нередко четвертым разделом Польши называют события 1939 г., когда польская государственность была ликвидирована в результате советскогерманского соглашения, известного как пакт Молотова-Риббентропа 2, одна- 1 См., например: Коршунова Н.В. Участие России в разделах Польши: политическая игра или геополитическая необходимость //Вестник Челябинского университета Сер С ; Стегний П.В. Разделы Польши и дипломатия Екатерины II М., См., например: Лебедева Н.С. Четвертый раздел Польши и Катынская трагедия //Другая война гг. /Под общ. ред. Ю.Н. Афанасьева. М., С

171 ко и тогда к СССР были присоединены те территории, которые первоначально входили в основном в состав ВКЛ (за исключением Восточной Галиции) и, во всяком случае, непольские в этническом отношении земли. От этнических польских земель СССР тогда отказался, обговорив это в советскогерманском Договоре о дружбе и границах от 28 сентября 1939 г., обменяв их на включение в сферу своих интересов Литвы, т.е. опять же бывших земель ВКЛ. Этнические особенности присоединенных в течение XVIII в. западных территорий в административно-территориальном устройстве Российской Империи практически не учитывались. Так, как уже отмечалось, Лифляндская губерния состояла из латвийских и эстонских уездов. Витебская губерния включала белорусские и латвийские уезды, а Виленская литовские и белорусские. Включение только литовских губерний в Ковенскую губернию и латвийских уездов в Курляндскую губернию являлось, скорее, случайностью и никак не было связано с решением национального вопроса в отношении литовского и латышского народов. Этнические особенности Лифляндской, Курляндской и Эстляндской губерний в Российской Империи были учтены весьма своеобразно в пользу не коренного большинства населения, а, наоборот, пришлого меньшинства остзейских (прибалтийских) немцев потомков рыцарей Ливонского ордена, завоевывавшими эти земли с XII в. Три указанные губернии в Российской Империи объединялись под названием Остзейзских (от немецкого названия Балтийского моря Ост зее) или Прибалтийских губерний. В Остзейских губерниях Российской Империи существовало сословное дворянское (рыцарское) самоуправление, сохранившееся от Ливонского ордена, в которые избирались остзейские немцы. Так, органами дворянского самоуправления в Эстляндии были ландтаги, собрания дворянского комитета и уездные собрания; в Лифляндии - ландтаги, конвенты и уездные собрания; в Курляндии депутатские ландтаги, обер-гуптманские, уездные и приходские собрания; на острове Эзель ландтаги и конвенты (см. вошедшую в настоящий сборник статью «Страны Балтии как субъекты международного права: история и современность»). В советское время под Прибалтикой стали понимать Эстонию, Латвию и Литву. В Российской Империи под Прибалтикой понимали только Остзейские губернии, т.е. Эстонию и Латвию, иногда к ним относили Финляндию. Литву тогда к Прибалтике не относили. Ковенская губерния, составлявшая тогда большую часть современной Литвы, даже не имела выхода к Балтийскому морю. Ковенскую и частично литовскую по составу населения Виленскую губернию вместе с этнически белорусскими (полностью или частично) губерниями: Витебской, Минской, Могилевской, Гродненской в Российской Империи официально называли Северо-Западным краем. Лишь короткое время в гг. существовали Литовская и Белорусская губернии. Ли- 171

172 товскими губерниями некоторое время официально называли Виленскую и Гродненскую губернии, но в 1840 г. это название употреблять было запрещено. Связано это было с тем, что господствующая концепция, объясняющая присоединение к России земель ВКЛ, заключалась в том, что России были возвращены исконно русские земли, входившие прежде в Киевскую Русь, поэтому предпочитали лишний раз не упоминать о том, что они принадлежали Литве и являются по преимуществу белорусскими по составу населения. Белорусов официально относили к русским, а белорусский язык к диалекту русского языка. Политика русификации проводилась и в этнической Литве, что выразилась, в частности, в запрете литовской печати на основе латинской графики и заменой ее кириллицей в 1864 г. Губернии Северо-Западного края относились к так называемым внутренним губерниям Российской Империи, управляемым на общих основаниях с другими губерниями, в то время как Царство Польское в гг. попрежнему делилось на воеводства и фактически являлось автономным образованием в составе Российской Империи. Интересно отметить, что статус подобный статусу Царства Польского был предложен еще в 1811 г. группой литовских дворян в Манифесте о воссоздании ВКЛ. Было предложено в составе Российской Империи образовать одну провинцию под названием ВКЛ в составе Виленской, Минской, Могилевской, Киевской, Подольской, Волынской губернии, Белостокской и Тарнопольской областей. Так же как это было установлено в будущем для Царства Польского, предлагалось управление ВКЛ поручить наместнику российского императора и административному совету из представителей местного населения под председательством наместника. В Манифесте определялись предметы ведения административного совета, говорилось о продолжении действия Литовских Статутов, юрисдикции Высшего Литовского трибунала как последней инстанции по всем гражданским и уголовным делам. Вопросы применения смертной казни и помилования должны были находиться в ведении ВКЛ. Хотя, среди указанных в Манифесте губерний и областей не было ни одной этнически польской территории, официальным языком ВКЛ объявлялся польский язык 1. Последнее обстоятельство было связано с тем, что дворянство ВКЛ уже несколько столетий и особенно после унии 1569 г. восприняло польский язык и польскую культуру, хотя и считало себя именно литовскими или литовско-русскими дворянами. Несмотря на то, что Остзейские губернии и губернии, присоединенные к России в результате разделов Речи Посполитой, относились к внутренним губерниям, в них отсутствовало или было ограничено земское самоуправление. Земское самоуправление отсутствовало в Остзейских губерниях, а также в Виленской, Ковенской и Гродненской губерниях. Только в отношении Витебской, Волынской, Киевской, Минской, Могилевской и Подольской губерний 14 марта 1911 г. был принят закон о распространении на них Положения 1 См.: Baltijos ńalių istorijos chrestomatija. Lietuvos, Latvijos, Estijos istorijos dokumentų rinkinys nuo seniausių laikų iki 1991 metų. Vilnius, P

173 о земских учреждениях. Вместо губернских и уездных земских собраний, как в остальных земских губерниях 1, в этих губерниях были учреждены губернские и уездные Комитеты по делам земского хозяйства, а вместо губернских и уездных земских управ - губернские и уездные управы по делам земского хозяйства. Эти органы состояли из коронных чиновников и земских гласных, которые в отличие от выборных гласных в земских губерниях назначались министром внутренних дел. Такое ограниченное земское управление было введено с целью ограничить влияние местного польскоязычного дворянства. Управление на присоединенной по Ништадтскому миру 1721 г. территории, на которой была образована Санкт-Петербургская губерния, осуществлялось по общеимперским образцами с учетом управления в Санкт- Петербурге как столице Российской Империи. Управление в Выборгской губернии осуществлялось по правилам, установленным для автономного по сути Великого княжества Финляндского, в состав которого она вошла. Частичная попытка упорядочить административно-территориальное устройство западных окраин России с учетом этнических особенностей коренного большинства населения была предпринята только после Февральской революции 1917 г. Так, постановлением Временного правительства от 30 марта 1917 г. «О временном«устройстве административного управления и местного самоуправления Эстляндской губернии» 2 эстонские уезды Лифляндской губернии были переданы в Эстляндскую губернию. Однако, поскольку Российская Империя, к тому времени уже практически рухнула, вскоре Эстония в рамках Эстляндской губернии, равно как Латвия в рамках урезанной Лифляндской, Курляндской губерний и латвийских уездов Витебской губернии, и Литва в рамках в основном Ковенской губернии (Виленский край в 1920 г. отошел к Польше) и большей части Сувалкской губернии Царства Польского стали независимыми государствами до их включения в СССР в 1940 г. В указанных территориальных пределах в основном находились Эстонская ССР и Латвийская ССР и находятся современные Эстония и Латвия, а к территории Литовской ССР добавились Виленский (Вильнюсский) и Клайпедский края и в этих территориальных пределах она находится до сих пор. Исторические судьбы территорий, присоединенных к Российской Империи по Ништадскому миру 1721 г. и в результате разделов Речи Посполитой 3 В течение XVIII в. к Российской Империи были присоединены земли, составившие ее западные окраины до 1917 г., а затем, входившие в состав СССР, ныне известные как страны Балтии (Литва, Латвия, Эстония), Белоруссия и часть Украины, а также часть Ленинградской области и г. Санкт- 1 Примечание к настоящему сборнику. Земские губернии губернии Российской Империи, в которых было введено земское самоуправление. 2 Собрание узаконений и распоряжений Правительства, издаваемое при правительствующем Сенате Отдел 1. С Опубликовано в журнале «Мир экономики и права» С

174 Петербург в современной Российской Федерации. Произошло это согласно нормам действовавшего в то время международного права по Ништадтскому мирному договору 1721 г., завершившему Северную (русско-шведскую войну) и по актам разделов Речи Посполитой 1772, 1793, 1795 гг. По Ништадскому миру к Российской Империи отошли: Инегрманландия (Ингерманландская, затем Санкт-Петербургская, Петроградская губерния); Старая Финляндия (Выборгская губерния); Эстляндия (Ревельская, затем Эстляндская губерния); Лифляндия (Рижская, затем Лифляндская губерния). В результате разделов Речи Посполитой к России отошли: Великое княжество Литовское (к концу существования Империи - Виленская, Ковенская, Гродненская, Минская, Могилевская, часть Витебской губернии); Польская Лифляндия или Инфлянты (часть Витебской губернии), Курляндия (Курляндская губерния), украинские воеводства Польши (к концу существования Империи - Волынская, Подольская, Киевская губернии). Исторические судьбы этих территорий после крушения Российской Империи сложились по-разному. Ингерманландия, называемая так по субэтнической группе ингерманландских финнов (ингерманландцев), присоединенная по Ништадскому миру, в основной своей части осталась в Советской России. Именно на этих землях еще до Ништадтского мира в 1703 г. был основан Санкт-Петербург будущая столица Империи. После крушения Российской Империи в короткий период с июля 1919 по декабрь 1920 г. была создана враждебная Советской России и дружественная Финляндии Республика Северная Ингрия со столицей в деревне Кирьясало (ныне не существует, территория Всеволожского района Ленинградской области). Республика Северная Ингрия была упразднена в результате заключения 14 октября 1920 г. в г. Юрьеве (ныне Тарту, Эстонская Республика) советско-финляндского мирного договора 1, при подписании которого советская делегация в протокол договора внесла заявление о том, что «финское население Петроградской губернии пользуется в полной мере всеми правами и преимуществами, предоставляемыми российскими законами народностям, находящимся в меньшинстве 2. Территория бывшей Республики Северная Ингрия в 1927 г. вошла во вновь образованный Куйвозовский финский национальный район в составе Ленинградской области с центром в деревне Куйви (ныне деревня во Всеволожском районе Ленинградской области). В 1930 г. административный центр района был перенесен в дачный поселок Токсово (ныне поселок во Всеволожском районе Ленинградской области), в 1936 г. район был переименован в Токсовский финский национальный район. В 1939 г. Токсовский финский национальный район был упразднен. Еще одна часть Ингерманландии, получившая впоследствии название Эстонской Ингерманландии, расположенная вдоль правового берега реки Нарва с Ивангородом была передана Эстонии по Тартускому мирному дого- 1 Документы внешней политики СССР. Т июля 1920 г. 18 марта 1921 г. М., С См.: Там же. С

175 вору, заключенному между РСФСР и Эстонией 20 февраля 1920 г. 1 Эстонская Ингерманландия оставалась в составе Эстонии после присоединения ее в 1940 г. в качестве Эстонской ССР, а в 1945 г. была передана в состав Ленинградской области РСФСР. В настоящее время бывшая Эстонская Ингерманландия полностью находится в пределах Кингисеппского района Ленинградской области 2. К Старой Финляндии (Карельскому перешейку), присоединенной к России по Ништадтскому миру 1721 г. в качестве Выборгской губернии, в 1743 г. после очередной русско-шведской войны по Абоскому миру были присоединены некоторые районы южной части Финляндии с городами Лаппенранта, Саволина, Хамина. Выборгская губерния, входившая с 1812 г. в Великое княжество Финляндское в составе Российской Империи, по советско-финляндскому мирному договору от 14 октября 1920 г. отошла к независимой Финляндии, при этом граница между РСФСР и Финляндии прошла по реке Сестре в границах современного Санкт-Петербурга. Впоследствии Карельский перешеек стал ареной боевых действий советско-финской войны г., причем в первом занятом советскими войсками населенном пункте Териоки (ныне Зеленогорск город в Курортном районе Санкт-Петербурга) было образовано Народное правительство, признанное СССР как законное правительство Финляндии. Советско-финская война была завершена подписанием 12 марта 1940 г. мирного договора. Финляндия передавала СССР часть своих приграничных территорий, в том числе Карельский перешеек с Выборгом, что составило основную часть бывшей Старой Финляндии. На VI сессии Верховного Совета СССР 31 марта 1940 г. был принят закон о передаче Карельской АССР в составе РСФСР большей части перешедших от Финляндии территорий и об образовании новой, 12-той по счету союзной республики Карело- Финской ССР (см. Закон СССР от 31 марта 1940 г. «О преобразовании Карельской Автономной Советской Социалистической Республики в Союзную Карело-Финскую Советскую Социалистическую Республику» 3 ). Столицей Карело-Финской ССР стал Петрозаводск, бывший до этого столицей Карельской АССР. В состав Карело-Финской ССР вошли также Выборг (Виипури) - второй по величине и значению город Финляндии и крупный административный центр Кексгольм (ныне Приозерск). Небольшая часть перешедшей от Финляндии территории (южная часть Карельского перешейка в составе Каннельярвского, Койвитовского и Раутоского районов, а также Териоки), была передана Ленинградской области РСФСР. В ноябре 1944 г. были выделены из Карело-Финской ССР и вошли в состав Ленинградской области Выборг- 1 Документы внешней политики СССР. Т января 1919 г. 30 июня 1920 г. М., С Примечание к настоящему сборнику. К Эстонской Ингреманландии следует относить и город Нарву, расположенный на левом берегу реки Нарву. В Росссийской Империи город Нарва входил в Санкт- Петербургскую губернию и был передан в состав Эстонии по Тартускому мироному договору. Однако, в 1945 г., когда Эстонская Ингеманландия была передана РСФСР, город Нарва остался в составе Эстонской ССР. 3 Образование и развитие Союза Советских Социалистических Республик (в документах) /Сост. Н.Т. Савенков. М., С

176 ский, Кексгольмский и Яскинский районы, города Выборг и Кексгольм, получившие статус городов областного подчинения. Сама Карело-Финская СССР в 1956 г. была упразднена с возращением ей прежнего названия и статуса Карельской АССР (см. Закон СССР от 16 июля 1956 г. «О преобразовании Карело-Финской ССР в Карельскую АССР и о включении Карельской АССР в состав РСФСР» 1 ). Эстляндская губерния вместе с эстонскими северными уездами Лифляндской губернии и входившим в эту губернию островом Эзель (Сааремаа) составили территорию вновь образованного в 1918 г. государства Эстонской Республики. Как указывалось выше, 20 февраля 1920 г. между РСФСР и Эстонией был заключен мирный договор. РСФСР по этому договору признавала независимость Эстонии. При подготовке соглашения о признании независимости Эстонии представитель РСФСР А.А. Иоффе предлагал, чтобы Эстония, в свою очередь, признала самостоятельность РСФСР. Из-за опасения негативной реакции со стороны Запада представитель Эстонии Я. Поска парировал это предложение, сказав, что поскольку Россия как государство существует уже тысячу лет, было бы странным, если бы Эстония вдруг признала самостоятельность этой великой державы 2. Тартуским договором были определены границы между двумя государствами. Кроме части Ингерманландии, к Эстонии отошла часть Псковской губернии с г. Изборском (ныне Печорский район Псковской области) - место проживания народу финно-угорского, т.е. родственного эстонцам, народа сету (псковская чудь), а также населенное этническими русскими правобережье реки Нарвы от устья реки Щучка до Чудского озера (ныне часть Сланцевского района Ленинградской области). Так же, как и Эстонская Ингерманландия, эти территории впоследствии остались в Эстонской ССР, а в 1945 г. были переданы соответственно в Псковскую и Ленинградскую области РСФСР. Соседняя Латвия в качестве независимого государства была создана в 1918 г. как на территории, присоединенной к России по Ништадтскому миру (Лифляндия без северных эстонских уездов и острова Эзель), так и на территориях, вошедших в состав России в результате разделов Речи Посполитой (Инфлянты - часть Витебской губернии и Курляндия с Семигалией). Границы между РСФСР и Латвией были определены Рижским мирным договором от 11 августа 1918 г. При этом к Латвии отошла часть Островского уезда Псковской губернии (ныне Пыталовский район Псковской области), в которой в то время проживала значительная часть латышского населения. В 1944 г. эта территория была включена в Псковскую область РСФСР. Латвия не избежала пограничных споров с соседней Литвой. Спорной оказалась часть побережья Балтийского моря с местечком Поланген, которая 1 Сборник законов СССР и указов Президиума Верховного Совета СССР июль 1956 г. М., С См.: Граф М. Эстония и Россия : Анатомия расставания. Таллинн, С

177 входила в Курляндскую губернию Российской Империи. Спор разрешился в 1921 г. в пользу Литвы 1. Бывший Поланген ныне известен как литовский курорт Паланга. Сама Литва провозгласила свою независимость 16 февраля 1918 г. В отличие от Эстонии и Латвии ее территория сложилась далеко не сразу и имела продолжительные территориальные споры с соседними государствами. Независимая Литва претендовала на территории западной части Великого княжества Литовского как составной части Речи Посполитой, присоединенных к России в результате ее разделов и составивших в Российской Империи Ковенскую, Виленскую и Гродненскую губернии. Причем из трех названных губерний только Ковенская была населена в основном этническими литовцами. В пределах Виленской и Гродненской губерний Литва претендовала только на некоторые литовские уезды. Столицей Литвы в акте от 16 февраля 1918 г. была провозглашена Вильна, по-литовски Вильнюс, как древняя столица Великого княжества Литовского. Однако именно Вильна, которую вскоре по-русски стали называть на польский манер Вильно, как раз и не являлась литовским по составу населения городом. То же самое относилось к территории, прилегающей к Вильно (Виленскому краю). Так, по данным последней переписи населения Российской Империи 1897 г. в Вильне среди жителей насчитывалось (40,0 %) евреев, (30,9 %) поляков, (20,1 %) русских, (4,2 %) белорусов, (2,1 %) литовцев, (2,7 %) других. В Виленской губернии среди населения на первом месте стояли белорусы (56%), далее шли литовцы (17,5%), евреи (12,7%), поляки (8%), русские (5%), татары (0,14%) 2. Доминирующей же в экономическом, интеллектуальном плане этнической группой в Вильне и губернии были поляки. Поэтому первым и главным из территориальных споров стал спор между Литвой и Польшей о Вильно и Виленском крае. В гг. в рамках Гражданской войны в России и советско-польской войны город попеременно занимали то польские войска, то Красная Армия. Правительство Литвы переехало в бывший губернский город Ковна, которому на два десятилетия суждено было стать временной столицей Литвы Каунасом. Справедливости ради, надо сказать, что и Ковна в то время литовской по составу населения не была. Среди ее жителей в 1919 г. преобладали поляки (42%), т.е. поляков проживало даже больше, чем в Вильне, второе место занимали евреи (31%) и только третье место литовцы (16%) 3. Литовское население проживало и в других регионах кроме Ковенской, Виленской и Гродненской губернии, а именно в Сувалкской губернии 1 См.: Butkus A. Baltińkos impresijos. Kaunas, P См.: Российская Империя. Словарь-справочник. По словарю Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона /Сост. В.П. Пархоменко. СПб., С Такие данные приводятся в русскоязычной версии Википедии. В белорусскоязычной версии отмечается, что поляками была записана часть литовской элиты. В польскоязычной версии указано на 45% поляков, 30% евреев и 18% литовцев. Литовскоязычная версия этих данных вообще не приводит. Ни в одной из версий не указано кем проводилась эта перепись населения. В любом случае литовское население Ковны было более значительным, чем в Вильне, но отнюдь не превалировало. 177

178 Царства Польского и в так называемой Малой Литве, которая до Первой мировой войны полностью принадлежала Германии. Сувалкская губерния к Российской Империи вместе со всем Царством Польским была присоединена не в результате разделов Речи Посполитой, а позднее по решению Венского конгресса в 1815 г. 7 октября 1920 г. в бывшем губернском городе Сувалках был заключен договор между Литвой и Польшей (Сувалкский договор), по которому была установлена демаркационная линия между двумя государствами. Литовская часть Сувалкской губернии в основном отошла к Литве, за исключением некоторых районов. Так, например, за Польшей в то время остались Друскеники ныне известный литовский курорт Друскининкай. Польша под давлением Лиги Наций согласилась оставить Вильно и Виленский край за Литвой. Сувалкский договор должен был вступить в силу 10 октября 1920 г. Права Литвы на Вильно и Виленский край были подтверждены и в подписанном немного ранее 12 июля в Москве договоре между Литвой и РСФСР (Московский договор). Исходя из текста ст. II договора Московского договора и приложенной к нему карты, к Литве переходили не только Вильно и Виленский край, но и территории, ныне относящиеся к Республике Беларусь, включая города Гродно, Щучин, Ошмяны, Сморгонь, Браслав, Лида, Поставы и др. 1 Однако за два дня до вступления в силу Сувалкского договора по негласному распоряжению главы польского государства Ю. Пилсудского части польской армии под командованием Л. Желиговского, имитируя неподчинение верховному командованию, начали наступление и 9 октября 1920 г. заняли Вильно и Виленский край. Занятые территории были объявлены государством Срединная Литва, временно управляемым Верховным главнокомандующим и Временной правящей комиссией. В результате выборов, проведенных 8 января 1922 г., был сформирован представительный орган населения Срединной Литвы Виленский сейм. Сейм 20 февраля 1922 г. большинством голосов принял резолюцию о включении Виленского края в состав Польши. 22 марта 1922 г. Учредительный сейм в Варшаве принял Акт воссоединения Виленского края с Польской Республикой. В апреле 1922 г. Виленский край вошел в состав Польши. В 1926 г. на территории края было сформировано Виленское воеводство. Однако Литва не отказывалась от прав на Виленский край и вела за него активную пропагандистскую и дипломатическую борьбу. Между Литвой и Польшей были прерваны дипломатические отношения, границы между странами были закрыты. В литовских иностранных паспортах появилась надпись: «Действителен для проезда во всех странах, кроме Польши» 2, было прекращено железнодорожное сообщение. Только в 1938 г., когда Литва, после вооруженных инцидентов на границе и ультиматума Польши, была вынуждена 1 См.: Документы внешней политики СССР. Т июля 1920 г. 18 марта 1921 г. М., С См.: Венцлова Т. Вильнюс: Город в Европе. СПб., С

179 согласиться с восстановлением дипломатических отношений, были открыты границы и восстановлено сообщение. Утратив Вильно и Виленский край, Литва вплотную занялась проблемой Мемельского (Клайпедского) края как части Малой Литвы. Под Малой Литвой понимают исторический этнографический регион, названный так по исконному литовско-говорящему населению (прусским литовцам). Этот регион веками принадлежал немецкой Пруссии и никогда не входил ни в Великое княжество Литовское, ни в Речь Посполитую, ни в Российскую Империю. В период Первой мировой войны это была провинция Восточная Пруссия в составе Германии. После поражения Германии в Первой мировой войне по Версальскому мирному договору от 28 июня 1919 г. Германия утратила часть Восточной Пруссии в пользу Польши, а территория севернее р. Неман с портовым городом Мемелем (по-литовски Клайпеда) перешла под управление Лиги Наций. В 1923 г. Клайпедский край был аннексирован Литвой, а страны Антанты согласились на передачу его литовской стороне. В составе Литвы Клайпедский край пользовался широкой автономией. В 1928 г. статус края в составе Литвы признала Германия (Веймарская республика). Однако нацистская Германия в 1938 г. предъявила Литве ультиматум о возвращении края, который Литва приняла. В 1939 г. Литва юрисдикцию над Клайпедским краем утратила. Передачу Клайпедского края Германии признали Великобритания, Франция, но не признали США. Вскоре после утраты Клайпедского края, Литве был возвращен Виленский край. Произошло это при следующих обстоятельствах. 1 сентября 1939 г. нацистская Германия напала на Польшу, началась Вторая мировая война. 17 сентября 1939 г., выполняя советско-германские договоренности по секретному протоколу к пакту о ненападении, известному как пакт Молотова- Риббентропа от 23 августа 1939 г., польскую границу перешла Красная Армия. Среди взятых Красной Армией городов оказался и Вильно. Виленский край первоначально был передан Белорусской ССР, а по договору о взаимопомощи между СССР и Литвой от 10 октября 1939 г. отошел к Литве. Передача Литве Вильно, который официально на русском языке стал называться Вильнюсом, стал прелюдией последующей советизации Литвы. Литва, а также Латвия и Эстония утратили независимость в 1940 г. в связи с вхождением в состав СССР. Процесс советизации Литвы, Латвии и Эстонии происходил синхронно во всех трех странах, начиная с заключения в 1939 г. однотипных договоров о взаимопомощи, предусматривающих введение в страны Балтии ограниченного контингента Красной Армии, предъявления летом советской стороной однотипных ультиматумов странам Балтии о создании новых правительств, созывом под советским контролем новых представительных органов, которые выразили желание вхождения своих республик в ССР. Практически одновременно были приняты и законы СССР, зафиксировавшие новый статус стран Балтии: Закон СССР от 3 августа 1940 г. «О принятии Литовской Советской Социалистической Республики в Союз Советских Социалистических Республик», Закон СССР от 5 августа 1940 г. О 179

180 принятии Латвийской Советской Социалистической Республики в Союз Советских Социалистических Республик», Закон СССР от 6 августа 1940 г. «О принятии Эстонской Советской Социалистической Республики в Союз Советских Социалистических Республик» 1. Предпосылкой советизации Литвы, Латвии и Эстонии стали секретные протоколы к пакту Молотова- Риббентропа, по которому Латвия и Эстония входили в зону влияния СССР. Литва была отнесена к зоне интересов СССР по секретному протоколу следующего советско-германского договора о дружбе и границе от 28 сентября 1938 г. С этого времени и до нового обретения независимости в 1991 г. исторические судьбы Литвы, Латвии и Эстонии сблизились. Они получили общее название республик советской Прибалтики, хотя в Российской Империи под Прибалтикой понимались только Латвия и Эстония, а Литва относилась к губерниям Северо-Западного края. Различными были и обстоятельства, вхождения территорий будущих Литвы, Латвии и Эстонии в Российскую Империю. Литва в составе СССР после окончания Второй мировой войны вновь получила Клайпедский край. Восточная белорусская часть Великого княжества Литовского как составной части Речи Посполитой, присоединенная к России в результате ее разделов, в Российской Империи составила Минскую, Витебскую и Могилевскую губернии. 25 марта 1918 г. в условиях немецкой оккупации и оставления Минска частями Красной Армии в Минске была провозглашена Белорусская Народная Республика (БНР). Было заявлено, что БНР включает в себя этнические белорусские территории, включая Могилевскую губернии и части Виленской, Витебской, Гродненской, Минской, Смоленской губерний бывшей Российской Империи. Ни РСФСР, ни Германия БНР не признали, но немецкие оккупационные власти деятельности государственных институтов БНР не препятствовали. После отхода немецких войск в декабре 1918 г. большую часть Белоруссии заняли части Красной Армии. Правительство БНР в дальнейшем действовало в эмиграции, в частности в Литве. 1 января 1919 г. в Смоленске была провозглашена ССР Белоруссия (ССРБ), а 8 января правительство ССРБ переехало в Минск. В период советско-польской войны гг. белорусские земли неоднократно переходили из рук в руки. То же самое можно сказать и об украинских землях, которые в свое время были присоединены к России в результате разделов Речи Посполитой. Советско-польская война была завершена подписанием 18 марта 1921 г. в Риге мирного договора между РСФСР и Украинской ССР с одной стороны и Польшей 2 (Рижский договор). По Рижскому договору к Польше отошла значительная часть белорусских земель (Западная Белоруссия) и западные районы украинских земель, в том числе 1 Ведомости Верховного Совета СССР См.: Документы внешней политики СССР. Т июля 1920 г. 18 марта 1921 г. М., С

181 Восточная Галиция (Галичина) со Львовом, которая до завершения Первой мировой войны принадлежала Австро-Венгрии (Западная Украина). Рижский договор являлся в какой-то мере пересмотром результатов разделов Речи Посполитой. Так, в ст. XI указано: «Россия и Украина возвращают Польше следующие предметы, вывезенные в Россию или Украину со времени 1 января 1772 года с территории Польской Республики», т.е. указывался год первого раздела Речи Посполитой. Далее идет перечень возвращаемых предметов: военные трофеи (знамена, штандарты и т.п.), библиотеки, книжные, археологические и архивные собрания, произведения искусства и т.д. 1 Однако далеко не все земли, входившие в Речь Посполитую, были возвращены Польше. На советской территории 31 июля 1920 г. в составе 6-ти уездов Минской губернии: Бобруйского, Борисовского, Игуменского (с 1923 г. Червенский уезд), Мозырского, частично Минского и Слуцкого уездов была образована Белорусская ССР. Этнические белорусские территории Витебской и Могилевской губерний в то время входили в состав РСФСР. В 1924 г. к Белорусской ССР были присоединены основные части бывших Витебской и Могилевской губерний, а в 1926 г. и Гомельской губернии, находившихся до этого в составе РСФСР. По условиям Рижского договора за советской стороной остались некоторые украинские земли, присоединенные к России в результате разделов Речи Посполитой, вошедшие в состав Украинской ССР. Западная Белоруссия и Западная Украина (в том числе и Галичина) вошли в состав СССР в результате перехода Красной Армией польской границы 17 сентября 1939 г. В Западной Белоруссии и Западной Украине под советским контролем были проведены выборы в народные собрания, по решению которых они были приняты в состав СССР с присоединением соответственно к территориям Белорусской ССР и Украинской ССР. В связи с распадом СССР Белоруссией и Украиной была приобретена независимость. Таким образом, из территорий, присоединенных к Российской Империи в течение XVIII в. по Ништадтскому миру 1721 г. и в результате разделов Речи Посполитой, к концу ХХ в. в составе современной Российской Федерации остались только бывшая Ингерманландия и основная часть Старой Финляндии. На территории бывшей Ингерманландии находится субъект Российской Федерации Санкт-Петербург, остальная Ингерманландия и большая часть Старой Финляндии находятся в пределах Ленинградской области. Исчезнувшие названия географических объектов западных окраин Российской Империи и их отражение в топонимике современного Санкт- Петербурга 2 1 См.: Там же. С Опубликовано в журнале «Мир экономики и права» С

182 На карте Санкт-Петербурга имеется немало названий улиц, переулков, других топонимов, происхождение которых не совсем понятно горожанам и гостям города. Так, один мой знакомый, живущий на Ви ленском переулке, во-первых, назвал его Виле нским с ударением на втором слоге, во-вторых, совершенно не знал о происхождении этого названия и, в-третьих, был очень удивлен, что оно происходит от названия города Вильнюса, который в Российской Империи имел название Вильна, а затем до 1940-х гг. в русском языке официально назывался Вильно. В том же ряду стоят близлежащие от Виленского переулка Ковенский, Друскеникский и Митавский переулки, соответственно от названий городов Ковна современный Каунас, Друскеники современный Друскининкай, и Митава современная Елгава. Далеко не всем ныне о чем-то говорят такие названия как Лифляндия и Курляндия, а вот улицы Лифляндская и Курляндская в Санкт-Петербурге имеются. Есть в Санкт-Петербурге улицы: Гельсингфорсская, Нейшлотская, Свеаборгская; Ревельский, Дерптский переулки и Гапсальская улица; Виндавский, Либавский и Якобштадский переулки. Во всех этих и других случаях, на которые будет обращено внимание в данной статье, речь идет о названиях городов и исторических областей, которые были в обиходе в Российской Империи, использовались на русском языке для ее западных окраин: современных Литвы, Латвии, Эстонии, Финляндии, а теперь называются по-иному, чаще всего созвучно прежним названиям, а иногда и совсем иначе (например, ныне Елгава, а в Российской Империи Митава). Все дело в том, что в западных окраинах Российской Империи было принято использовать названия не на, соответственно, литовском, латышском, эстонском или финском, а на иных языках. Так, на территории современной Латвии, использовались топонимы на немецком языке, иногда со славянизированными окончаниями (например, Митау Митава) или в ином русифицированном варианте (например, Динабург Двинск). На территории современной Эстонии использовались топонимы на немецком или шведском языках, в том числе в русифицированном варианте, в Финляндии на шведском языке. На территории современной Литвы использовались названия похожие и даже зачастую полностью созвучные с польскими, но все же не польские, а славянские или славянизированные (например, по-польски Вильно, но по-русски во времена Российской Империи Вильна с соответствующим склонением по падежам в Вильне, в Вильну и т.д., по-польски Ковно, но по-русски - Ковна). То же самое относится к белорусскому городу Гродно, который в Российской Империи назывался Гродна, так же он называется на белорусском языке, но в современном русском языке, в том числе и употребляемом в Белоруссии в качестве государственного, принят польский вариант Гродно. Итак, пройдемся по карте Санкт-Петербурга. Виленский переулок. Переулок располагается в Центральном районе Санкт-Петербурга, проходит от улицы Восстания до стыка Парадной улицы и Греческого проспекта. Переулок неоднократно менял свое название и одно 182

183 время даже был повышен до статуса улицы. Так, с 1798 г. по 7 марта 1858 г. переулок получил свое первое имя в честь госпиталя Преображенского полка - Госпитальный переулок. В этот период переулок также именовался Гофшпитальным, Гошпитальным, Преображенской госпитальной улицей, Преображенским гошпитальным переулком и т.п. Виленским переулок был назван 7 марта 1958 г. Тогда же неподалеку, в тогдашней Литейной части города, появились названия Ковенский и Митавский переулок. С 29 сентября 1922 г. он стал называться улицей Красной Связи, поскольку в конце переулка, в доме 8 по Парадной улице находились казармы красноармейцевсвязистов. 13 января 1998 г. улица Красной Связи была вновь переименована в Виленский переулок 1. По всей видимости, первоначально нынешний Вильнюс (впервые упоминается в 1323 г.) имел название Вильня. Е.М. Поспелов пишет, что название города произошло от названия реки Вилия (лит. Нерис), которое, в свою очередь, происходит от славянского велья «большая» 2. Литовский языковед З. Зинкявичюс название реки Вилии производит от литовского вильнис - «волна» 3. Даже в литовской литературе имеется мнение, что слово «Вильнюс» - искусственное, возникшее в среде литовской интеллигенции в XIX в, а исконное название города Вильня 4. В вошедшей в настоящий сборник статье «Виленский (вильнюсский) вопрос в международно-правовых отношениях первой половины ХХ века» я уже писал, что, если в современной Литве в целом окончания названий населенных пунктов с окончаниями «ня» «я», хотя и редко, но встречаются, то других городов с окончанием на «юс», кроме Вильнюса, в современной Литве нет. Вильня это древняя столица Великого княжества Литовского. В период литовско-польского сближения, начавшегося с заключения Кревской унии 1385 г и особенно развившегося после Люблинской унии 1569 г., по которой было создано польско-литовское государство Речь Посполитая, в Литве распространился польский язык и город стал называться на польский манер Вильно (Wilno). В результате разделов Речи Посполитой в конце XVIII в. вся территория бывшего Великого княжества Литовского оказалась в составе Российской Империи. Русская администрация в Литве, а также в Белоруссии и в части Украины, вошедших в состав Российской Империи в результате разделов Речи Посполитой, всячески боролась с польским влиянием, в том числе и в сфере топонимики. Полонизация этих земель, имевшая место в Речи Посполитой, сменялась русификацией, вследствие чего, в частности, Вильно стали называть Вильной, Ковно Ковной, Гродно Гродной. Вильна в Российской Империи имела статус губернского города. Виленская губерния в начале ХХ в. включала в себя в основном территорию современной Белоруссии. По переписи населения 1897 г. более половины насе- 1 См.: Владимирович А., Ерофеев А. Петербург в названиях улиц. Происхождение названий улиц и проспектов, рек и каналов, мостов и островов. М., СПб., Владимир, С См.: Поспелов Е.М. Географические названия мира. Топонимический словарь..м С См.: Зинкявичюс З. Восточная Литва в прошлом и настоящем. Вильнюс, С См.: Венцлова Т. Вильнюс: Город в Европе. СПб., С. 14,

184 ления губернии (58%) составляли белорусы, а литовцы - всего 17,5% населения. В самом городе большинство населения составляли евреи (40%) и поляки (30,1%); число же литовцев не превышало 2% жителей. Всего в Вильне в то время проживало человек. Вильнюсом город называли, как указывалось выше, в литовской интеллигенции, в среде литовских национальных деятелей. В Акте о независимости Литвы, провозглашенном 16 февраля 1918 г., столицей Литвы назывался Вильнюс. Однако с начала 1920-х гг. по 1939 гг. город находился в составе Польши и, соответственно, назывался по-польски Вильно, в том числе и в официальном русском языке. Это название на русском языке использовалось и в Договоре о передаче Литовской Республике города Вильно и Виленской области и о взаимопомощи между Советским Союзом и Литвой от 10 октября 1939 г. В указанной выше статье, вошедшей в настоящий сборник, я задался вопросом о том, когда Вильно стал Вильнюсом и столицей Литовской ССР (советская власть была провозглашена в 1940 г. в тогдашней временной столице Литвы Каунасе, и он же стал столицей Литовской ССР), и пришел к выводу, что Вильно стал называться на русском языке Вильнюсом и стал столицей Литовской ССР только с 1944 г. С 1991 г. Вильнюс является столицей и крупнейшим городом Литовской Республики, административным центром Вильнюсского уезда и Вильнюсского района этого уезда. Сам город обладает статусом самоуправления и делится на староства. По данным на 2012 г. население Вильнюса составляло человек. Из них литовцы составляли 62,5% населения, а на втором месте среди горожан по этнической принадлежности на протяжении многих лет стоят поляки. В 2012 г. поляки составляли 16,5% населения Вильнюса, в 2001 г. 18,9%. В 1931 г., во время вхождения города в Польшу, в нем проживало 65,5% поляков, т.е. примерно столько же, сколько в нем теперь живет литовцев, а число литовцев в то время не превышало 1% населения (0,8%). Еще больше поляков проживает в окружающих Вильнюс районах, особенно в Вильнюсском районе 61,3% и в Шальчининкском районе - 79,5% (по данным на 2013 г.). На польском языке, как употребляемом в Польше, так и в Литве, город по-прежнему называется Вильно. Русские среди населения Вильнюса в 2012 г. составляли 12%, а больше всего русских насчитывалось в 1959 г. 29%. Во времена Российской Империи в 1897 г. русские в городе составляли 20% населения. В районе, окружающем Вильнюс, проживает немало белорусов. Сам город находится всего в 33 км. от границы с Республикой Беларусь. Побелорусски город традиционно называется «Вільня», хотя в современном официальном белорусском языке принято написание «Вільнюс». Таким образом, название Виленского переулка в Санкт-Петербурге до сих пор отражает название города на польском и неофициальном белорусском языке. Виндавская улица. Улица располагается в Кировском районе Санкт- Петербурга, проходит от Межевого канала до Двинской улицы. Название 184

185 было присвоено 16 апреля 1887 г. 1 Улица названа по городу Виндава - в то время уездному городу Курляндской губернии 2. Курляндская губерния названа по Курляндии части территории современной Латвии. О Курляндской губернии речь пойдет еще в дальнейшем, когда перейду к Курляндской улице Санкт-Петербурга. Город Виндава был основан в XIII в. немцами - крестоносцами в устье реки Вента. В немецком языке название реки было искажено в Windau. Так же был назван и город. После вхождения Курляндии в состав Российской Империи в 1795 г. стало использовать несколько русифицированное название Виндава 3. После распада Российской Империи в независимой Латвийской Республике город получил название Вентспилс, где Вента название реки, а pils по-латышски означает «замок» или «город». Таким образом, латышское название Вентспилс буквально означает «город на Венте». Современный Вентспилс портовый город Латвии, имеет статус республиканского города, составляя самостоятельную территориальную единицу. По данным на 2011 г. в городе проживало человек. Крупнейшими этническими группами населения Вентспилса являются латыши ( человек) и русские ( человек); третье место занимали белорусы (1673 человека). Гапсальская улица. Улица располагается в Кировском районе Санкт- Петербурга между рекой Екатерингофкой и Межевым каналом. Как указывают А. Владимирович и А. Ерофеев, свое название улица получила 14 июля 1859 г. по городу Гапсалю (известен с 1279 г.) «в ряду близлежащих проездов, названных по городам прибалтийских губерний России (Двинская, Виндавская улицы, Либавский переулок)» 4. К прибалтийским губерниям или Прибалтийскому краю в Российской Империи относили Лифляндскую, Эстляндскую и Курляндскую губернии 5. Эти губернии были образованы на территориях современных Латвии и Эстонии. Литву к Прибалтике стали относить только после вхождения ее в 1940 г. наряду с Латвией и Эстонией в СССР. Тогда же появилось общее для всех трех стран название «республики Советской Прибалтики». Иное название прибалтийских губерний или Прибалтийского края в Российской Империи остзейские губернии, Остзейский край - от немецкого Ostsee, что означает Балтийское море. В конце XII начале XIII вв. территории современной Латвии и южной части современной Эстонии были завоеваны крестоносцами и стали частью государства сначала Ордена меченосцев, а затем Ливонского ордена, получив название Ливония. Северная часть современной Эстонии в это же время была завоевана датчанами. В 1238 г. северная часть Эстонии отошла к Дании, а 1 См.: Владимирович А., Ерофеев А. Указ. соч. С См.: Города Российской Империи. Справочник /Авт.-сост. Л.А. Рутковская. СПб С. 20, 74; Российская Империя. Словарь-справочник. По словарю Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона /Сост. В.П. Пархоменко. СПб., С См.: Поспелов Е.М. Указ. соч. С Владимирович А., Ерофеев А. Указ. соч. С См.: Воробьева Л.М. Прибалтика на разломах международного сотрудничества. От нашествия крестоносцев до Тартуского мира 1920 г. М., С

186 южная к Ливонскому ордену, вошедшему впоследствии в Тевтонский орден. В 1346 г. датский король продал Северную Эстонию Тевтонскому ордену. В 1561 г. большая часть Ливонии отошла к ВКЛ, после заключения Люблинской унии 1569 г. стала совместным владением ВКЛ и Короны Польской, образовав в Речи Посполитой Задвинское герцогство. Некоторые части Ливонии, находящиеся в современной Эстонии отошли Швеции и Дании (остров Эзель до 1645 г.). В Швеции была образована губерния Шведская Эстляндия. Еще на одной части Ливонии в 1562 г. было образовано находящееся в вассальной зависимости от Речи Посполитой герцогство Курляндия и Семигалия. В 1629 г. большая часть Задвинского герцогства отошла к Швеции, где была образована провинция Шведская Ливония. На оставшейся во владении Речи Посполитой части Ливонии было образовано Лифляндское (Ливонское) или Инфлянтское воеводство. С 1710 г. во время Северной войны вся территория Эстонии, как северная под названием Эстляндии, так и южная, относившаяся к Ливонии, и вся бо льшая часть остальной Ливонии попали под власть России, а по Ништадтскому мирному договору 1721 г. вошли в состав Российской Империи. В гг. для этих территорий было введено деление на Эстляндскую (современная Северная Эстония) и Лифляндскую губернии (северная часть современной Латвии и южная часть современной Эстонии). Л.М. Воробьева считает, что именно с Ништадтским миром и «завоеванием жизненно необходимого выхода к Балтийскому морю, Россия была в 1721 г. провозглашена империей. К ней стали относиться как к европейскому государству, а восточная граница Европы была передвинута с Дона до Урала» 1. Гапсальская улица Санкт-Петербурга названа по городу Гапсаль, который в Российской Империи относился к Эстляндской губернии, был ее уездным городом 2. Гапсаль это некоторым образом русифицированный вариант немецкого названия города Hapsal. Это название в свою очередь происходит от эстонских слов haab «осина» и salu «роща», т.е. буквально означает «осиновая роща». Е.М. Поспелов пишет, что и сам город возник как приморская эстонская гавань, названная по священной осиновой роще 3. После обретения Эстонией независимости в 1918 г, в период существования Эстонской ССР в г. и в современной Эстонской Республике, в том числе и на русском языке, город называется в эстонском варианте Хаапсалу. Ныне это город в западной части Эстонской Республики, центр Ляэнемаасского уезда с населением по данным на 2012 г. в человек. Среди жителей города по данным на 2000 г. 79,53 % составили эстонцы, второе место заняли русские (15,27%). Гелсингфорсская улица. Улица располагается в Выборгском районе Санкт-Петербурга, соединяет Большой Сампсониевский проспект с Выборг- 1 Там же. С См.: Города Российской Империи. Справочник С. 38; Российская Империя. Словарь-справочник С См.: Поспелов Е.М. Указ. соч. С

187 ской набережной. Улица известна с 1798 г. как Крусов переулок (другие варианты названия - Крузов переулок, Грузов переулок, улица Крузова). Первое название дано по фамилии владельца одного из домов, надворного советника Якова Семеновича Крузе. В период с 1829 по 1835 гг. улица носила название Кожевенного переулка (название дано по располагавшему рядом кожевенному заводу). С 1849 по 1859 гг. улица именовалась Вновьпроложенной. 14 июля 1859 г. улица стала называться Гельсингфорсской 1. Новое название улице дано по названию города Гельсингфорс (основан в 1850 г.). Гельсингфорс это шведское название современной столицы Финляндии Хельсинки (написание на шведском языке Helsingfors). Шведский язык в Великом княжестве Финляндском, входившем в состав Российской Империи, являлся официальным языком делопроизводства, поскольку Финляндия до включения основной части ее современной территории в состав России в 1809 г. находилась под властью Швеции, а финский язык в то время еще не был письменным. Соответственно, и все топонимы Финляндии использовались в шведоязычном варианте. Шведский язык и в настоящее время, наряду с финским языком, является одним из государственных языков Финляндии. Одновременно используются финноязычные и шведоязычные топонимы, что касается и Хельсинки Гельсингфорса. Таким образом, название Гельсингфорсской улицы в Санкт-Петербурге отражает название города Хельсинки, которое официально используется на шведском языке, в том числе, и в современной Финляндии. В основе названия города лежат шведские, а не финские корни. Как указывает Е.М. Поспелов, основа helsing нередко встречается в скандинавской топонимике, но смысл ее неясен, fors по-шведски означает «водопад». Финское название Хельсинки образовано от шведского названия водопада 2, т.е. название города является исконно шведским, но приспособленным для произношения на финском языке. Примерно то же самое, как отмечалось выше, произошло с названиями Вильня Вильнюс. Во время вхождения Финляндии в состав Швеции Гельсингфорс был провинциальным городом. В Российской Империи в 1812 г. он стал столицей Великого княжества Финляндского вместо города Або (современный Турку). Современный Хельсинки столица Финляндии. По данным на 2012 г. в городе проживало , из которых 86 % финноязычны, 6 % шведоязычны, около 4 % считают родным русский язык и еще 4 % - прочие языки. Одновременно с Гельсингфорсской улицей по городам Великого княжества Финляндского были названы и некоторые другие переулки Выборгской стороны Санкт-Петербурга: Вазасский переулок по городу Ваза (в Финляндии произносится как Васа); Ловизский по городу Ловиза (в Финляндии произносится как Ловийса), Нейшлотский переулок по городу Нейшлот, который в современной Финляндии называется Савонлинна. Поскольку в на- 1 См.: Владимирович А., Ерофеев А. Указ. соч. С См.: Поспелов Е.М. Указ. соч. С

188 стоящей статье речь идет только об исчезнувших топонимах, то в дальнейшем будет обращено внимание только на Нейшлотский переулок. Двинская улица. Улица располагается в Кировском районе Санкт- Петербурга, проходит от набережной реки Екатерингофки до Канонерского туннеля, являясь главной магистралью для движения в Новый Порт. 14 июля 1859 г. улица была названа Динабургской по городу Динабургу (основан в 1275 г.) в ряду, как отмечают А. Владимирович и А. Ерофеев «других проездов Нарвской части, получивших названии по городам прибалтийских губерний 1. Это не совсем так. Город Динабург в то время находился в Витебской губернии, но на территории исторической области Латвии Латгалии или польской Ливонии или Инфлянтов. Это часть Ливонии, которая в ходе Ливонской войны гг. перешла под протекторат Великого княжества Литовского, а затем стала совместным владением Литвы и Польши в рамках польско-литовского государства Речи Посполитой. В результате первого раздела Речи Посполитой в 1772 г. эта часть Ливонии была присоединена к Российской Империи. Динабург сначала был включен в состав Псковской губернии, а с 1802 г. Витебской губернии, был ее уездным городом 2. Витебская губерния в Российской Империи наряду с другими белорусскими, а также литовскими губерниями, относилась к Северо-Западному краю. Таким образом, формально Динабург к Прибалтике, как она понималась в Российской Империи, не относился. Топоним «Динабург» происходит от немецкого названия реки Западной Двины Дина, т.е. буквально означает «город на Двине». Во времена нахождения города в составе Речи Посполитой по-польски он назывался в нескольких вариантах: Dyneburg, Dźwińsk, Dźwinów. В Российской Империи с 14 января 1893 г. Динабург был переименован в Двинск 3. В Санкт- Петербурге 18 марта 1909 г. Динабургскую улицу переименовали в Двинскую, но одновременно употребляли и прежнее название и лишь 10 сентября 1935 г. современное наименование «Двинская улица» было закреплено за ней окончательно 4. После распада Российской Империи и образования независимой Латвийской Республики, Динабург Двинск вошел в ее состав и стал называться Даугавпилс. Даугава это латышское название Западной Двины. Даугавпилс буквально означает «город на Даугаве», т.е. то же самое, что и Динабург на немецком языке. Современный Даугавпилс второй по величине город Латвии, центр исторической области Латгалии, республиканский город, административный центр Даугавпилсского края Латвийской Республики, в состав которого, будучи самостоятельной территориальной единицей, не входит. По данным на 1 января 2012 г. в городе проживало человек. Крупнейшими этниче- 1 Владимирович А., Ерофеев А. Указ. соч. С См.: Города Российской Империи. Справочник С. 12, 74; Российская Империя. Словарь-справочник С См.: Поспелов Е.М. Указ. соч. С См.: Владимирович А., Ерофеев А. Указ. соч. С

189 скими группами населения Даугавпилса по данным на 2011 г. являлись русские (53,6%), латыши (19,8%) и поляки (14,2%). Дерптский переулок. Переулок располагается в Адмиралтейском районе Санкт-Петербурга, проходит от набережной реки Фонтанки до Курляндской улицы. Первоначальное название «Апраксин переулок» известно с 1789 г., дано по фамилии домовладельца. Параллельно существовало название 2-й Апраксин переулок, в отличие от другого Апраксина переулка, существующего и поныне. 14 июля 1859 г. переулок переименовали в Дерптский по городу Дерпту 1. Дерпт в Российской Империи относился к Лифляндской губернии, был ее уездным городом 2. Он был основан на территории современной Эстонии в 1030 г. древнерусским князем Ярославом Мудрым и был назван по его христианскому имени Юрий Юрьевым. Но в народе, как пишет Е.М. Поспелов, использовалось старое эстонское название поселения, существовавшего на месте города, значение которого не установлено, а латинизированные его варианты звучали как Торпатум, Торбата, Тарбатум, Дарпетен. От латинизированных форм образовалось название Дерпт 3. В Ливонии на немецком языке город назывался Dorpat или Dörpt, а в Российской Империи на русском языке Дерптом. В 1893 г. император Александр III, проводивший политику русификации, переименовал Дерпт в Юрьев марта 1909 г. Дерптский переулок в Санкт-Петербурге также был переименован в Юрьевский переулок. Как отмечают А. Владимирович и А. Ерофеев вплоть до конца 1930-х гг. на разных картах он обозначался то Дерптским, то Юрьевским и, в конце концов, закрепилось, более старое, существующее поныне название Дерптский переулок 5. После распада Российской Империи и образования независимой Эстонской Республики, Юрьев получил современное эстонское название Тарту, близкое к исходным формам эстонского названия местности 6. Современный Тарту второй по величине город Эстонской Республики, уездный центр. По данным на 2012 г. в городе проживало жителей. Крупнейшими этническими группами населения Тарту по данным на 2010 г. являлись эстонцы (80,5%) и русские (15,5%). Третье место заняли украинцы (1,2%). Друскеникский переулок. Переулок располагается в Центральном районе Санкт-Петербурга между Фурштатской улицей и улицей Чайковского. Первоначальное название переулка Кирочный. Оно известно с 1821 г. и происходило от расположенной напротив переулка кирхи лютеранской церкви Святой Анны. Иногда в 1820-е гг. употреблялся вариант Кирошный 1 См.: Владимирович А., Ерофеев А. Указ. соч. С См.: Города Российской Империи. Справочник С. 22, 77; Российская Империя. Словарь-справочник С См.: Поспелов Е.М. Указ. соч. С См.: Там же. С См.: Владимирович А., Ерофеев А. Указ. соч. С См. Поспелов Е.М. Указ. соч. С

190 переулок. Современное название переулку было дано 16 апреля 1887 г. по городу Друскеники 1. Город Друскеники в Российской Империи имел статус безуездного города Гродненской губернии, и входил в Гродненский уезд этой губернии 2. Город был основан в 1842 г. как бальнеологический и климатический курорт на базе местных минеральных вод. Название его происходит от литовского druska «соль» 3. По-видимому, это же литовское слово лежит в основе названия другого известного бальнеологического курорта Трускавца в Украине. В пользу этого варианта происхождения названия «Трускавец» свидетельствуют тесные межгосударственные отношения Галицко- Волынского княжества, на территории был основан Трускавец, и Великого Княжества Литовского в XII-XV вв. В литературе встречается утверждение, что с 1918 г. Друскеники стали официально называться Друскининкай 4, поскольку литовское окончание множественного числа звучит как «ай» 5. Насчет литовского окончания множественного числа здесь все правильно. Так город, скорее всего, и назывался по-литовски, но в состав Литвы он вошел достаточно поздно и официально назывался по-прежнему Друскениками. В гг. город входил в состав Польши, затем в Белорусскую ССР, а в состав Литовской ССР он был передан только в октябре 1940 г. и только с этого времени официально стал называться Друскининкай. Следует отметить, что большинство россиян, отдыхавших в Друскининкай или просто слышавших о нем, неправильно ставят ударение при произношении на последнем слоге как Друскининка й. Правильным и соответствующим литовскому произношению является ударение на первом слоге - Дру скининкай. В то же время в названии Друскеники ударение ставилось на второй слог Друске ники, и название переулка в Санкт-Петербурге, таким образом, должно произноситься как Друске никский. Не так далеко от Друскининкай находится город Шальчининкай. В Российской Империи он назывался Солечники, так же до сих пор называется по-польски (Soleczniki). Это название в свою очередь происходит от реки, которая по-литовски называется Шальчя, а по-белорусски - Солча. Возможно, название реки происходит от общеславянского слова «соль». В таком случае получается, что топонимы Друскининкай и Шальчининкай имеют происхождение от одного и того же слова, но на разных языках. Современный Друскининкай - город-курорт, обладающий статусом самоуправления, в Литовской Республике. По данным на 2010 г. в городе проживало человек. По этническому признаку по данным 2011 г. в городе лидировали литовцы (88,94%), второе место занимали поляки (4,14%), третье место русские (3,58%), в то время как в 1921 г. среди населения Друскеников поляки составляли 70,77%, а литовцы всего 1,92%. 1 См.: Владимирович А., Ерофеев А. Указ. соч. С См.: Города Российской Империи. Справочник С. 15, См.: Поспелов Е.М. Указ. соч. С См.: Владимирович А., Ерофеев А. Указ. соч. С. 183; Города Российской Империи. Справочник С См.: Владимирович А., Ерофеев А. Указ. соч. С

191 Ковенский переулок. Переулок располагается в Центральном районе Санкт-Петербурга, проходит от улицы Маяковского до Лиговского проспекта. Впервые на карте Санкт-Петербурга он появился в 1798 г. под названием Хлебникова переулка по находящейся на нем пекарне. С 1812 г. использовался вариант Хлебный переулок. В гг. существовал также 1-й Хлебный переулок. 7 марта 1858 г. переулок был переименован в Ковенский 1. А. Владимирович и А. Ерофеев снова ошибаются, когда пишут, что это название было дано «в ряду других проездов Литейной части, наименованных по прибалтийским губернским городам» 2, поскольку Ковенская губерния, равно как и другие губернии, образованные на территориях современных Литвы и Белоруссии, относилась в Российской Империи не к Прибалтике, а, как отмечалось выше, к Северо-Западному краю. Ошибаются указанные авторы и, утверждая, что «Ковно это польская переделка литовского названия Каунас» 3. Первое упоминание о городе, давшем название переулку, относится к 1361 г., когда польский язык в Великом княжестве Литовском еще не использовался. Основным языком делопроизводства в Великом княжестве Литовском был язык, который в разных источниках называют как «руськи езык», «проста (я) мова», «руський язык», «литовско-русский язык», «рутенский язык», «староукраинский язык», «старобелорусский язык», «западнорусский литературно-письменный язык», «южно-русский язык», «росский язык», «русинський или русинский язык», «славянский язык Великого княжества Литовского». В дальнейшем для удобства остановлюсь на названии «русинский язык». В городах Великого княжества Литовского использовался также немецкий язык, поскольку немцы составляли значительную часть горожан. Литовский же язык в то время письменной формы не имел. В документах на русинском языке название города писалось как Ковно, Ковна, Ковень, в документах на немецком языке как Kauen, Kawin, Kawen, Kaun 4. Так, например, в описании окрестностей города в одном из документов на русинском языке было записано: «Замок наш Ковень и двор Румшишки (ныне Румшишкес в Кайшядорском районе Каунасского уезда Литовской Республики - Авт.) з волостями и со всеми пожитки 5. Скорее всего, топоним «Каунас», так же как и Вильнюс, возник значительно позже с развитием литовского национального движения. Есть различные версии происхождения названия города. Немецкий языковед Г. Студен, выводил название города от индоевропейского корня ku или key, что означает «низкий», «глубокий», что соответствует географическому положению города, находящегося в низине. По другой версии название города происходит от личного имени, причем, звучащего именно политовски - Каунас. Эта версия поддерживается большинством литовских 1 См.: Владимирович А., Ерофеев А. Указ. соч. С Там же. С Там же. 4 См.: Kiaupa Z. Kauno istorija. T. 1: nuo seniausių laikų iki 1655 metų. Vilnius: P См.: Kiaupa Z. Указ. соч. P

192 языковедов 1, причем по вполне понятным причинам, так как они тем самым хотят подчеркнуть первичность литовского названия города. В Российской Империи было принято написание «Ковна» с соответствующим склонением по падежам: в Ковне, в Ковну и т.д. В 1842 г. Ковна стала губернским городом. Ковенская губерния охватила бо льшую часть с о- временной Литвы. Каунасом город стал официально называться, в том числе и на русском языке, после образования независимой Литовской Республики. В гг. Каунас являлся временной столицей Литвы, поскольку древняя ее столица Вильна Вильно Вильнюс в то время была отторгнута Польшей. В гг. Каунас был столицей Литовской ССР. Современный Каунас второй по величине и значению город Литовской Республики, административный центр Каунасского уезда и Каунасского района этого уезда. Сам город обладает статусом самоуправления и делится на староства. По данным на 2012 г. в городе проживало человек. Литовцы при этом составляли 93% населения, а занимающее второе место среди этнических групп русские - всего 4%. Во времена Российской Империи по переписи 1896 г. литовцы в городе составляли всего 6% населения, первое место в то время занимали евреи (44%). По переписи 1919 г. большинство населения города составляли поляки (42%), второе место занимали евреи (31%), а литовцы только третье место (16%). Примечательно, что в Ковенском переулке Санкт-Петербурга находится католический костел Лурдской Божией Матери, прихожанами которого являются, в том числе, верующие католики литовского происхождения. Курляндская улица. Улица располагается в Адмиралтейском районе Санкт-Петербурга, проходит от Дровяной улицы до улицы Степана Разина параллельно Обводному каналу. До присвоения современного названия улица или ее части называлась по-разному: Болотная улица, Малый проспект, Загородный проспект, Песочная улица. 14 июля 1859 г., когда, как пишут А. Владимирович и А. Ерофеев, «...многие проезды Нарвской части получили имена по городам Прибалтики Рижский проспект, Ревельский, Либавский переулки, а три улицы были названы по прибалтийским губерниям Эстляндская (современная улица Степана Разина), Лифляндская и Курляндская 2. Курляндская губерния в Российской Империи занимала полуостров между Балтийским морем и Рижским заливом и узкую полосу по левому берегу Западной Двины. Губернским городом была Митава (ныне Елгава в Латвии). В состав губернии входили крупные портовые города Либава (ныне Лиепая) и Виндава 3. Губерния получила название от исторической области Курляндия, полатышски Курземе, что буквально означает страну или землю куршей. Курши это балтийское или балтское племя, которое участвовало в формирова- 1 См.: Там же. 2 См.: Владимирович А., Ерофеев А. Указ. соч. С См.: Российская Империя. Словарь-справочник С

193 нии латышского и отчасти литовского народов. По этому племени названы также Куршский полуостров и Куршский залив Балтийского моря, которые ныне находятся на территориях Литвы и Калининградской области Российской Федерации, бывшей Восточной Пруссии. Территория Курляндии, вместе с другими землями, составляющими территорию современной Латвии, была завоевана крестоносцами в начале XII в. и составляла часть орденского государства Ливонии. По результатам Ливонской войны гг. бо льшая часть Ливонии перешла под власть Швеции, а в Курляндии в 1562 г. было образовано формально независимое, но находящееся в вассальной зависимости от Великого княжества Литовского, а затем от Речи Посполитой, герцогство Курляндия и Семигалия (нем. Herzogtum Kurland und Semgallen), включившая в себя не только собственно Курляндию, но и другую историческую область Латвии - Семигалию или Земгалию (Земгале) от названия балтского племени земгалов, которые впоследствии участвовали в формировании латышского народа. При этом губернский город Митава находился не в собственно Курляндии, а в Семигалии. При третьем разделе Речи Посполитой в 1795 г. герцогство было присоединено к Российской Империи и составило ее Курляндскую губернию. Название Курляндия это русифицированный вариант немецкого названия Kurland. В этом же ряду стоят названия Лифляндия, Эстляндия, Финляндия, Ингерманландия, но они являются русифицированными вариантами, скорее всего, шведских названий. Следует отметить, что в 1819 г. в состав Курляндской губернии было передано из состава Виленской губернии побережье Балтийского моря с местечком Поланген (ныне курортный город Паланга в Литве). Эта местность с 1435 г. принадлежала Великому княжеству Литовскому. После распада Российской Империи и образования независимых Латвии и Литвы, Паланга с окрестностями первоначально вошла в состав Латвии. Поскольку Литва не имела в то время выхода к Балтийскому морю, то она настаивала на передаче ей Паланги как принадлежащей ранее Великому княжеству Литовскому. Международная арбитражная комиссия согласилась с доводами Литвы и 21 марта 1921 г. Паланга с окрестностями была передана Литве, а 31 марта Палангу покинули латвийские войска (см. вошедшую в настоящий сборник статью «Мемельский (клайпедский) вопрос в международно-правовых отношениях первой половины ХХ века»). Курляндская губерния в границах бывшего герцогства Курляндия и Семигалия, за исключением района Паланги, полностью вошла во вновь образованную Латвийскую Республику в качестве двух ее исторических областей Курземе (собственно Курляндия) и Земгале. Они вместе с историческими областями Видземе и Латгале перечислены в ст. 3 Конституции Латвийской Республики 1922 г. как составляющие территорию государства Латвии «в пределах, установленных международными договорами» Действие Консти- 193

194 туции 1922 г. в Латвии было восстановлено после советского периода ее истории, поэтому указанная конституционная норма действует до сих пор. Исторические области Латвии получили отражение в гербе современной Латвийской Республики. Так, в верхней части герба расположены три пятиконечные звезды, символизирующие Курземе-Земгале, т.е. бывшую Курляндскую губернию, Видземе и Латгале. Три звезды, символизирующие эти исторические области Латвии, держит над собой на вытянутых руках молодая женщина в композиции памятника Свободы в Риге. На щите герба Латвии изображены смотрящий влево красный лев и смотрящий вправо серебряный грифон. При этом лев символизирует Курземе и Земгалию, а грифон Видземе и Латгале. Изображение красного льва имелось в гербе герцогства Курлянидии и Семигалии и в гербе Курляндской губернии Российской Империи. Исторические области Латвии, тем не менее, не обладают каким-либо административно-территориальным единством. В настоящее время Латвия делится на края и республиканские города. Каждая историческая область включает в себя несколько краев и республиканских городов. Так, например, в пределах бывшей Курляндской губернии в Курземе расположены республиканские города Вентспилс (бывшая Виндава) и Лиепая (бывшая Либава), а в Земгале Елгава (бывшая Митава, административный центр Курляндской губернии). Либавский переулок. Переулок располагается в Адмиралтейском районе Санкт-Петербурга, проходит от набережной реки Фонтанки до Рижского проспекта. Ранее он имел статус улицы и носил названия Екатерингофская улица и Церковная улица. Современное название присвоено 14 июля 1859 г. по городу Либаве 1. Либава в то время была безуездным городом Курляндской губернии. Впервые она упоминается в середине XIII в. как порт на Балтийском море в устье реки Ливы, название которой производят от ливского liiv «песок». От этого названия образовалось немецкое название города Libau. В Российской Империи был принят русифицированный вариант этого названия Либава 2. В независимой Латвийской Республике для города было принято латышское название Лиепая. Несмотря, на созвучность с Либау Либава, это название имеет иное происхождение. Оно образовано от латышского liepa «липа». Изображение липы имело место в гербе города, принятом в 1625 г. 3 Этимология названия города удачно отображена в названии художественного фильма «Город под липами», снятом в 1971 г. на Рижской киностудии. Современная Лиепая третий по величине, после Риги и Даугавпилса, город Латвии, имеет статус республиканского города, является крупнейшим городом исторической области Курземе. По данным на 2011 г. население города составляло 83,4 тыс. человек. Крупнейшими этническими группами на- 1 См.: Владимирович А., Ерофеев А. Указ. соч. С См.: Поспелов Е.М. Указ. соч. С См.: Там же. 194

195 селения по данным на 2010 г. являлись латыши (55,21%) и русские (30,88%), третье место занимали литовцы (2,92%). Лифляндская улица. Улица располагается в Адмиралтейском районе Санкт-Петербурга, проходит от набережной Обводного канала до реки Таракановки. Участок от Обводного канала до Бумажного канала в гг. входил в состав Екатерингофской улицы (теперь проспект Римского- Корсакова), названной по парку Екатерингоф, к которому она была проложена. Параллельно существовали названия Новая Екатерингофская улица (включая современную улицу Степана Разина), Ново-Екатерингофская улица, из которой в 1840 г. была выделена Мало-Екатерингофская улица. 14 июля 1859 г. Мало-Екатерингофская была переименована в Лифляндскую улицу по Лифляндской губернии. Ново-Екатерингофская улица тогда же стала называться Эстляндской улицей, но в 1923 г. она была переименована в улицу Стеньки Разина, с 1939 г. Степана Разина, и носит это имя до сих пор 1. Лифляндская губерния в Российской Империи включала в себя историческую область Латвии Видземе и южную часть современной Эстонии. В губернию входили также острова Эзель, Моон, Руно и др., которые составляли ее отдельный Эзельский уезд 2. Указанные острова ныне принадлежат Эстонии, составляют ее уезд Сааремаа и носят эстонские названия - Сааремаа (бывший Эзель), Муху (бывший Моон), Рухну (бывший Руно) и т.п. Часть современной Эстонии, не входившая в Лифляндскую губернию, составляла Эстляндскую губернию Российской Империи. В латвийскую часть Лифляндской губернии была включена Рига, являвшаяся губернским городом, в эстонскую часть такие крупные города современной Эстонии как Тарту (в то время Юрьев, до 1893 г. - Дерпт) и Пярну (в то время Пернов). Название губернии происходит от Лифляндии. Так в России стали называть часть Ливонии, которая в результате Ливонской войны перешла под власть Швеции. Некоторое время она называлась шведской Ливонией, в отличие от польской Ливонии или Инфлянтов, которая отошла к Великому княжеству Литовскому, а затем к польско-литовскому государству Речи Посполитой. Шведы назвали доставшуюся им часть Ливонии Livland, что буквально и по-шведски и по-немецки означает страну или землю ливов. Ливы это финно-угорский народ, проживавший во время нашествия крестоносцев на территории современной Латвии. От имени ливов происходит также название Ливония. Ливы в настоящее время практически полностью ассимилировались с латышами, которые наряду с литовцами относятся к балтским народам. Лифляндия в Российской Империи сначала составила Рижскую губернию. Кроме собственно Лифляндии, в Рижскую губернию вошла территория упраздненной к тому времени Смоленской губернии. В губернии было образовано две провинции. В первую из них вошла Лифляндия, а во вторую - тер- 1 См.: Владимирович А., Ерофеев А. Указ. соч. С , См.: Российская Империя. Словарь-справочник С

196 ритория бывшей Смоленской губернии. В 1783 г. Рижская губерния была преобразована в Рижское наместничество, а в 1796 г. - в Лифляндскую губернию. Среди девяти уездных городов губернии только три находились на территории современной Латвии, а остальные на территории южной части современной Эстонии. Частичная попытка упорядочить административнотерриториальное устройство западных окраин России с учетом этнических особенностей коренного большинства населения была предпринята только после Февральской революции 1917 г. Так, постановлением Временного правительства от 30 марта 1917 г. эстонские уезды Лифляндской губернии были переданы в Эстляндскую губернию 1. После распада Российской Империи и образования независимой Латвийской Республики, в нее вошли только латвийские уезды Лифляндской губернии с губернским городом Ригой, ставшей столицей Латвии. Латвийская часть бывшей Лифляндии совпадает с исторической областью Видземе (буквально, - средняя или внутренняя земля). Митавский переулок. Переулок располагается в Центральном районе Санкт-Петербурга, проходит от Саперного переулка до у