ОТ ЧЕГО МЫ УХОДИМ? АНАТОМИЯ СОЦИАЛИЗМА В СТИЛЕ "РЕТРО"

Размер: px
Начинать показ со страницы:

Download "ОТ ЧЕГО МЫ УХОДИМ? АНАТОМИЯ СОЦИАЛИЗМА В СТИЛЕ "РЕТРО""

Транскрипт

1 Шатунова Т.М. От чего мы уходим? Анатомия социализма в стиле «ретро» 203 УДК Т.М. Шamyнова, канд. филос. наук ОТ ЧЕГО МЫ УХОДИМ? АНАТОМИЯ СОЦИАЛИЗМА В СТИЛЕ "РЕТРО" Много лет тому назад в состав экипажа американского космического корабля была включена учительница, единственной задачей которой было выступление с борта корабля. Она назвала его "Кто мы, куда мы идем?". Корабль погиб, мир так никогда и не услышал это выступление. Тогда вместе с сожалением, со-

2 204 Ученые записки Казанского университета. Т. 137 чувствием возникло и некоторое удивление: почему американцы - нация, считавшаяся авангардом научно-технического прогресса человечества, флагманом его экономического преуспевания, - решили поднять эти "метафизические" вопросы. Насколько же тогда естественно и необходимо отвечать на эти вопросы народу, которому многое сделать не удалось, в истории которого горькие победы сменялись тяжелыми поражениями, а великие события оборачивались иронией мировой истории. Десять лет страна движется по пути экономических реформ, получивших громкое название "Перестройка". Естественно, никто не знает - куда. Чтобы знать направление движения, необходимо видеть его исток, начало. Надо знать, откуда мы идем, от чего уходим. Нужен трезвый взгляд на общество "развитого социализма". Здесь есть на что посмотреть и глазами философа. Но исчерпывающая социально-философская картина этого общества так и не будет нарисована в ближайшее время, поскольку нет социальных сил, объективно заинтересованных в ее анализе. В этом смысле можно считать, что социальная философия в России готовится исполнить свою лебединую песню. Под прикрытием деидеологизации марксизма система высшего образования в нашей стране уже практически ликвидировала социально-философскую проблематику из всех вузовских учебных курсов. За ненадобностью автоматически ликвидировались соответствующие разделы школьных программ. Проблематика философии государства, права, социальных отношений постепенно и незаметно исчезла со страниц философских и "толстых" публицистических журналов. Нередко попытки выступлений, содержащих элементы социально-классового анализа общества, воспринимаются едва ли не как попытка реставрации советского строя.

3 Шатунова Т.М. От чего мы уходим? Анатомия социализма в стиле "ретро" 205 Нет той социальной группы (общности), экономический интерес которой предполагает обнаружение реальных отношений собственности. Одним необходимо скрыть свои доходы, другим - свою бедность и просимулировать богатство. Открыть, обнаружить что-то никому не выгодно, на это остались способными лишь "ископаемые марксисты" - так назвали однажды в беседе выдающегося советского философа Михаила Александровича Лифшица, на что он ответил: "Но ведь бывают иногда и полезные ископаемые". Полезные - для кого? Будем считать, что пока только (?!) для Истины. Так исследуем же... Этюд о советской бюрократии Начнем с явления простого, очевидного, лежащего на поверхности общественной жизни (а в теории начнем с азов). Зададимся вопросом: существует ли в социальной структуре советского общества (шире - во всей нашей общественной жизни) нечто, прошедшее всю его историю, сохранившееся на всех его этапах? Уходили с исторической сцены и появлялись новые социальные силы. Мы расстались с несколькими поколениями вождей. Сменяли друг друга формы государственности и типы личности, перестраивались системы ценностей. Через перипетии советской истории не прошли без изменений ни "вечные общечеловеческие идеалы", ни "загадочная русская душа". Единственное, что было неподвластно "ходу советского времени" - советская бюрократия. Взращенная в недрах старой, дореволюционной России на "недостаточности развития капитализма", бюрократия оказалась тяжелым наследством для молодой советской республики. Вся история новой России заполнена бесконечной и практически безнадежной борьбой с бюрократией. Ленин в свое время разработал целую систему борьбы с бюрократизмом, различая его частные проявления, обусловленные "проблемами роста", несовершенством госаппарата, личными качествами управленцев. Но он прекрасно знал, что судьба бюрократии всецело связана с объективной логикой развития советского государства, что пока существует государственная машина, ее винтиком и колесиком непременно окажется бюрократ. Другое дело, что в логике теории марксизма советское государство как государство диктатуры пролетариата, как полугосударство, выполняющее свою подавляющую функцию в отношении меньшинства (буржуазии, побежденной, но не прекратившей еще сопротивления) в интересах большинства

if ($this->show_pages_images && $page_num < DocShare_Docs::PAGES_IMAGES_LIMIT) { if (! $this->doc['images_node_id']) { continue; } // $snip = Library::get_smart_snippet($text, DocShare_Docs::CHARS_LIMIT_PAGE_IMAGE_TITLE); $snips = Library::get_text_chunks($text, 4); ?>

4 206 Ученые записки Казанского университета. Т. 137 (трудящихся), должно было постепенно отмереть. Но этого не произошло даже за 70 с лишним лет, и перестройка началась с того, что наряду со всякого рода антиалкогольными мероприятиями была организована кампания по сокращению "бюрократического аппарата". Тогда бюрократию тщательно пересчитали (18 млн.!), поругали и стали усиленно сокращать. Тема бюрократии некоторое время была модной в публицистической литературе. Потом мода прошла. И дело было не только в том, что теоретики выговорились. Наоборот, "выговорились" они именно потому, что жизнь в очередной раз сама "проработала" эту тему: бюрократы пострадали, попутались, а затем снова тихо, но расширенно воспроизвелись теперь уже в "демократическом" варианте. Итак, бюрократии всегда удавалось сохранить себя во всех перипетиях наших войн, перестроек и реформ. В чем причина такой живучести? Может быть, это действительно новый эксплуататорский класс нашего общества, сам себя сохраняющий и обогащающий? Многие факты на первый взгляд подтверждают это предположение. Бюрократия - действительно довольно многочисленная группа населения, имеющая особые экономические интересы и распоряжающаяся основными общественными средствами производства. (Приоритет "открытия" советской бюрократии как класса принадлежит, по-видимому, Н.А. Бердяеву.) Безусловно, это явление - лишнее напоминание о том, что мы живем в мире классовых отношений. Тогда основное социальное отношение в структуре советского общества должно выглядеть достаточно просто (прозрачно). Таковым оно и видится многим наблюдателям: бюрократия (или административно-командная система - АКС) распоряжается средствами производства; естественно, не без выгоды для себя и при этом еще... народ кормит. Народ же за это бюрократию терпит. В тайне остаются "только" два момента: во-первых, почему вообще этот пресловутый и расплывчатый "народ" надо кому-то сверху и со стороны кормить? Во-вторых, где этот бездонный источник, из которого бюрократия черпает "корм" для народа? Действительно, прежде чем "кормить", где-то, как-то надо производить те материальные блага, которые будут потом перераспределяться. Значит, новый теоретический изыск "бюрократия - класс" лишь заслонил от нас некоторую реальную социальную тайну. Чтобы ее раскрыть, обратимся сначала к традиционным социальным структурам классического капиталистического общества. Здесь всегда существо-

5 Шатунова Т.М. От чего мы уходим? Анатомия социализма в стиле "ретро" 207 вал "класс" бюрократии; он был в этом обществе третьим, но отнюдь не лишним. Всегда находился некто, поручающий бюрократии заняться управленческой деятельностью - в свою пользу. Этот "некто" был, конечно же, экономически господствующий класс. Онто и создавал себе политический орган для осуществления экономического господства, растил особые отряды людей для этой работы. Но как заставить или упросить кого-то заниматься управленческой деятельностью в пользу не только себя, но и другого? Первое, что приходит в голову, - купить! Заплатить деньги. Но тогда организатор насилия сам превращается в наемного работника, и еще большой вопрос, к кому он окажется социально ближе - к своему работодателю или же к той части населения, тоже наемной, которую ему придется цивилизовать и окультуривать для эксплуатации. Значит, нельзя просто заплатить. Надо дать возможность получать прибавочную стоимость, а не зарплату. Надо поделиться не только барышом, но и своим особым отношением к средствам производства и другим источникам богатства. Однако, если просто поделиться, появится еще один предприниматель, который будет делать все то же, что и другие. Он не станет заниматься еще и особой деятельностью по организации эксплуатации. Поэтому-то практический организатор насилия и получает от экономически господствующего класса "доступ" не к частной собственности вообще, а лишь к особой ее части - к государственной машине. Он будет получать прибыль с совокупного капитала, но лишь постольку, поскольку обеспечит и организует эксплуатацию одного класса другим. Вот почему бюрократ - человек, которому отдано в частную собственность государство (Маркс). Так обстоит дело в классическом капиталистическом обществе, которого теперь у нас нет. Но так же ли обстояло дело в социалистическом отечестве? Иными словами: существовали ли в нашей стране группы населения, которые добровольно отдали и ежедневно отдают государственную машину в руки 18 млн. и иже с ними? На перераспределение каких источников материальных благ эти группы рассчитывали? Очевидно, что сама бюрократия блюдет прежде всего собственные интересы. Но кто позволяет ей делать это? Кто "хозяин паразита"? Это должен быть класс "экономически господствующий", т.е. даром присваивающий часть продуктов чужого труда. Тогда наш вопрос конкретизируется: существовали ли в стране

6 208 Ученые записки Казанского университета. Т лет назад не отдельные лица или органы, а достаточно многочисленные и стабильные группы людей, постоянно присваивающие не произведенный ими прибавочный продукт? И речь пойдет отнюдь не только о бюрократах, кооператорах, бизнесменах. Статистически обнаруживается огромная армия работников, получающих незаработанную заработную плату. Это люди, работающие на нерентабельных предприятиях, занятые тяжелым физическим, неквалифицированным, да и просто непрестижным трудом. По разным причинам они не зарабатывают даже необходимого для воспроизводства собственной рабочей силы продукта. Не зарабатывают, но оплачиваются, точнее, доплачиваются, субсидируются. Это очень многочисленные группы людей, действительно целый класс со своим особым социальноэкономическим положением и интересами. Класс, полный самых неожиданных парадоксов. Стоит начать с того, что это трудящийся класс. Вместе с тем он получает незаработанное. Следовательно, есть другой полюс общественной жизни, на котором некто иной создает стоимость, присваиваемую даром. Налицо отношение эксплуатации. Итак, класс-труженик, являющийся одновременно эксплуататором. Эксплуататор, но не меньшинство общества, как это обычно было в истории, а наоборот, чрезвычайно многочисленный класс, абсолютное большинство населения нашей бывшей страны. Это большинство получает от государства (от АКС, от бюрократии) плату за свою запроданную рабочую силу независимо от реальных результатов труда. Получается, что наш нищий эксплуататор еще и наемен! Воистину "нищие молятся на то, что их нищета гарантирована". Итак, кто же это? Этот класс трудно узнать в лицо: история никогда раньше не знала подобного сплетения противоречий: нищий, но эксплуататор и в то же время труженик. Эксплуататорское... большинство и в то же время - наемные рабочие. Именно этот последний штрих является ключевым: исследуемая большая группа людей - это пролетариат, который не стал рабочим классом. Что это значит? Историческая драма российского пролетариата Логика развития социальных отношений в движении общества от капитализма традиционно (сразу скажем: весьма упрощенно) представлялась следующим образом: есть буржуазия-и мы говорим о пролетариате, нет буржуазии - и

7 Шатунова Т.М. От чего мы уходим? Анатомия социализма в стиле "ретро" 209 пролетариат как бы автоматически (а на самом деле словесно!) превращается в рабочий класс. Такое чисто логическое решение вопроса в своей простоте и кажущейся очевидности быстро приобрело характер предрассудка и перестало быть предметом серьезного социально-философского анализа. Эта замена в теории реальной жизненной проблемы словесным предрассудком отбросила саму теорию далеко назад и превратила ряд ее положений в голую идеологию. В действительности же в истории ничего не происходит автоматически, тем более такой сложный поворот, как становление нового класса. Ведь рабочий класс как раз и должен был стать совершенно другой "редакцией" пролетариата. Из наемного работника с уравнительной оплатой он должен был вырасти в сознательного и дисциплинированного хозяина общественного производства, кровно заинтересованного в результатах своего собственного и коллективного труда. Простая логика подсказывает, что такое "превращение" не совершается в один день. Это долгий и трудный путь, требующий огромных человеческих усилий, преобразований экономики, гигантского культурного роста. И этот путь - не просто одна из возможных тенденций общественного развития "при социализме". Это фундаментальная закономерность развития всего человечества XX в., в том числе история становления постиндустриального общества, в силу которой Запад упорно ищет способы использования производительной силы совокупного работника, трудового коллектива; пытается развернуть не только экономику к социальной сфере ("потребительское общество"), но и наоборот: социальную сферу лицом к экономике. Подчеркнем еще раз, что превращение наемного трудящегося в сознательного хозяина производства - не "изобретение" социализма, а мировая закономерность, открытая марксизмом задолго до того, как ее разумно использовал деловой Запад. В "разломе" между этим теоретическим открытием и его практическим использованием как раз и проходит драматическая судьба пролетариата России. Дело в том, что этот естественный путь от наемного труженика до сознательного сотрудника в России так никогда и не был пройден. Почему? Большинство пролетариев в России, способных сравнительно быстро стать производительными работниками, погибли в годы гражданской войны, умерли от голода. К 1927 г. среди рабочих России было только 10% со стажем не менее 10 лет, остальные рекрутированы из других слоев населения, не имели никакого понятия о культуре труда и сознательной внутренней дисциплине. Позднее, когда

8 210 Ученые записки Казанского университета. Т. 137 эти новые работники смогли бы "дорасти" до экономически и социально производительного труда, именно они в первую очередь гибли в лагерях, на фронтах Великой Отечественной войны, в тылу, на трудовом фронте. Здесь неумолимо действовал, по выражению А. Солженицына, дарвиновский естественный отбор: погибали всегда самые лучшие. В послевоенные годы рабочие кадры нещадно рассеивались по стране в потоке движений "в помощь деревне" (вспомним шолоховского Семена Давыдова; но таких были десятки, сотни тысяч; они так и назывались: "двадцатипятитысячники", "шестидесятитысячники" и т.д.). Пролетариат "вымывался" из традиционных промышленных центров на периферию. Трудящиеся России, таким образом, несколько раз сызнова начинали процесс становления сознательным рабочим классом и каждый раз заново отбрасывались назад. Крутые маршруты нашей истории привели к тому, что процесс превращения пролетариата в общественно-производительный рабочий класс сам не пошел. А значит, надо было искать новый источник субсидий и доплат для непроизводительного нищего эксплуататора. До сих пор административнокомандная система успешно справлялась с этой проблемой: сначала пришедший к власти и установивший свою политическую диктатуру пролетариат "проедает" созданные им самим, но накопленные буржуазией капиталы. Затем используется общественный продукт, произведенный крестьянством. Отчасти он экспроприируется в ходе всевозможных "перегибов" раскулачивания, отчасти - в процессе коллективизации. Отметим сразу, что смысл и общий итог коллективизации суть именно расширенное воспроизводство пролетариата как основной социальной базы социализма. Действительно, и в колхозе, и тем более в совхозе крестьянин постепенно становится просто сельскохозяйственным рабочим, тем же самым наемным пролетарием, а собственно крестьянство как класс ликвидируется. Пролетаризации производства способствовала и индустриализация: создание крупного машинного производства сельхозтехники, безусловно, влекло за собой и промышленный способ ее соединения с непосредственным работником. Последней вехой на пути ликвидации крестьянства как класса стал "юрьев день" введения гарантированной заработной платы колхозникам, окончательно превративший их в наемных работников сельского хозяйства. Логика развития пролетариата незамедлительно воспроизвелась в его новом, рекрутированном из крестьянства отряде: он постепенно раскололся на те же два "класса" производительных и непроизводительных рабочих сельского хозяйства. (Конечно, тенденция пролетаризации

9 Шатунова Т.М. От чего мы уходим? Анатомия социализма в стиле "ретро" 211 крестьянства в России не была единственной. Часть крестьян сохранила за собой некоторую личную собственность, в том числе на землю. Отчасти крестьяне остались классом феодального общества, но не об этом сейчас речь. Дело в том, что основная тенденция динамики социальной структуры социалистического общества - тотальная пролетаризация населения - глубоко и основательно затронула крестьянскую массу.) Обратной стороной этого процесса оказалась возможность использования продуктов прошлого крестьянского труда в качестве источника субсидирования основной части пролетарского экономически непроизводительного населения страны. Когда этот источник иссяк, административно-командная система создала ГУЛАГ, и дешевая рабочая сила его узников стала новым ресурсом для субсидий основной массе пролетаризованного населения страны. Но со временем ГУЛАГ, по всей видимости, поставил под угрозу уже и существование самого пролетарского государства вместе с его административно-командной системой (Солженицын писал о змее, которая, укусив себя сначала за собственный хвост, постепенно добралась и до головы). Тогда число узников лагерей стало постепенно сокращаться, и продукт их совокупного труда оказался недостаточным для воспроизводства класса наемных трудящихся. Вопрос о новом источнике эксплуатации встал со всей остротой. И тогда АКС находит совершенно гениальное по своей простоте и естественности решение. Тайна основного социального отношения развитого социализма АКС сознательно использует саму объективную закономерность не только "строительства социализма", но и мирового общественного производства - превращение наемного незаинтересованного работника в сознательного труженика, со-хозяина производства. То, чего десятилетиями боялась советская бюрократия, стало ее собственным средством; АКС сама создала очаговые и эпизодические условия для превращения части трудящихся в общественно-производительный класс. Бюрократия стала создавать своеобразные оазисы, точнее, "заповедники" для развития рабочего класса: бригадные формы организации труда, безнаряднозвеньевые системы, аренда, кооперативы, хозрасчетные подразделения. Но все это

10 212 Ученые записки Казанского университета. Т. 137 эпизодически, в строгих границах, с бюрократической дланью на пульсе нового общественного процесса. Сами трудящиеся абсолютно адекватно почувствовали и уловили эту очаговость новых отношений. Так, героиня Клары Новиковой рассказывала о созданной в их деревне экспериментальной животноводческой(!) фабрике, на которой будут выращивать... нового человека. Так или иначе, АКС добилась двойного успеха: во-первых, на свой бюрократический лад она овладела объективной закономерностью движения общества от капитализма; во-вторых, вырастила себе и своему классу-хозяину новый источник эксплуатации, новый кладезь прибавочного продукта. Если все это так, то основное социальное отношение нашего общества к моменту начала "перестроечных" реформ выглядело следующим образом: два его полюса - это две "редакции" или две тенденции развития одного и того же класса - пролетариата: наемный, экономически непроизводительный работник, с одной стороны, и сознательный и продуктивный рабочий-со-хозяин общественного производства - с другой. На "перекачке" средств от последнего к первому как раз и сидела наша доморощенная советская бюрократия как необходимый элемент административно-командной системы. Данное отношение оказалось довольно устойчивым, стабильным. Административно-командная система не только держала в узде процесс становления нового экономически производительного класса, но и постоянно воспроизводила в расширенных масштабах условия неквалифицированного и тяжелого физического труда, социально-экономическую и политическую безграмотность большей части населения. Иначе говоря, бюрократия неуклонно "подращивала" непроизводительный пролетариат как свою собственную социальную базу. С другой стороны, этот наемный эксплуататор был постоянно заинтересован в субсидиях, подачках, делая необходимым присутствие АКС как третьей силы на социальноэкономической арене событий. АКС и пролетариат постоянно взаимно нуждались друт в друге, вновь и вновь воссоздавая основное социальное отношение эксплуатации наемным пролетариатом рабочего класса и других экономически производительных слоев населения. В конечном счете это социально-классовое отношение приобрело в советском обществе абсолютно всеобщий характер. Действительно, на производитель-

11 Шатунова Т.М. От чего мы уходим? Анатомия социализма в стиле "ретро" 213 ных и непроизводительных работников сельского хозяйства раскололось бывшее крестьянство. В структуре интеллигенции это отношение также воспроизвелось с безжалостной необходимостью, поскольку и на нее распространился процесс пролетаризации. Мы не будем здесь входить в полемику о природе интеллигенции. Отметим лишь, что существует достаточно устойчивая традиция понимания интеллигенции как группы людей, профессионально занимающихся умственным трудом. Эта характеристика ни в коей мере не вскрывает социально-экономический статус интеллигенции в целом и ее отдельных отрядов. Что же касается России советского периода, то социально-экономическое положение абсолютного большинства интеллигенции до сих пор выражается в тех же самых категориях "пролетарскости": интеллигенция наемна. Это пролетарии умственного труда, "белые и голубые воротнички". Огромная армия инженерно-технических работников, учителей, врачей, юристов, преподавателей вузов соединена с собственностью государства на основе отношений найма. Как и рабочим у станка, работникам умственного труда выплачивается заработная плата за "проданную дьяволу душу" - за производительную силу ("рабочую силу") их интеллектуального труда как таковую, а не за сам этот труд, не "по труду". Соответственно, интеллигенция в силу своего социально-экономического статуса также распадается на непроизводительных и производительных работников - на свой, "интеллектуальный пролетариат" и "рабочий класс". Следовательно, и по отношению к "производительной" интеллигенции мы обнаруживаем то же самое отношение эксплуатации. Так, например, оплата труда преподавателя-почасовика в вузе значительно выше, чем оплата штатного преподавателя. Последний, таким образом, подвергается эксплуатации. С другой стороны, всегда есть возможность провести время совершенно непродуктивно и получить свою незаработанную заработную плату, т.е. оказаться среди "эксплуататоров". Другой пример: одна хирургическая операция, проведенная ночными дежурными врачами, оплачивается государством, по цене, равной стоимости приблизительно двух пар резиновых перчаток. Очевидно, что операция стоит гораздо дороже. Значит добросовестно работающий дежурный врач эксплуатируется, а разница оплаты, как мы уже знаем, идет на дотации доморощенной "аристократии наоборот". С другой стороны, у дежурного врача всегда есть возможность просимулировать дежурство, получив за него ту же самую заработную плату за проведенные на рабочем месте часы.

12 214 Ученые записки Казанского университета. Т. 137 Таким образом, в случае интеллигенции мы имеем то же самое социальноэкономическое отношение: "производительный - непроизводительный класс". Аналогичную дихотомию обнаруживаем и при анализе деятельности кооперативов, частных предприятий, фирм и других новомодных общественных структур. Есть кооператоры или предприниматели, создающие потребительскую стоимость товаров, но есть и такие, которые живут за счет "накрутки" цен. И даже если деятельность их абсолютно законна, - не будем обманывать себя - получаемую ими прибыль где-то кто-то в виде прибавочной стоимости должен сначала создавать. Получается, что к рассмотренному нами отношению "пролетариат - рабочий класс" действительно тяготели все социальные группы социалистического общества. В этом смысле оно - всеобщее, системообразующее отношение мира. Из его всеобщей природы вытекает именно общественный, социальный, а не личностный характер. Это значит, что на полюсах отношения находятся нередко не столько реальные исторические персонажи, сколько - как и полагается в классовом обществе - экономические маски. Поэтому люди могут уйти, уехать, поменять место работы и род занятий, а "классовые отношения остаются" (Ленин). Иногда можно легко указать, кто конкретно скрывается за той или иной экономической маской, но чаще всего сделать это невозможно. Кто сознательный работник, а кто - наемный раб? Чаще всего это зависит не столько от доброй воли человека, сколько от целого ряда экономических обстоятельств, условий и характера труда. Поэтому для каждого человека отношение "пролетариат - рабочий класс" проявляется как нечто переходное, подвижное, текучее. Подвижность этого отношения в максимальной степени ощущает на себе, по-видимому, именно интеллигенция. Действительно, вспомним свои собственные настроения: сегодня я прочитал отличную лекцию, создал духовную общественную ценность. И мне, конечно же, не доплатили. Завтра я устал, раскис, на все махнул рукой и отбыл свои часы. И мне исправно заплатили то, чего я не зарабатывал. Сегодня я общественно-производительный работник, завтра - наемный читальщик лекций. Я могу, не оставляя своего рабочего места, сравнительно легко покинуть один социальный полюс и перебраться на другой. Правда, чем сложнее материально-техническая оснастка моей работы, тем труднее переходы. И все же возможность таких переходов существует. Эта гибкость и подвижность основного социально-экономического отношения социализма обусловлена не в последнюю очередь изначально переходной природой и самого пролетариата как класса и его

13 Шатунова Т.М. От чего мы уходим? Анатомия социализма в стиле "ретро" 215 государства - государства диктатуры пролетариата. В теории хорошо известно, что государство диктатуры пролетариата - очень неустойчивая структура, всегда готовая перерасти в нечто иное: либо в демократию, либо в новую диктатуру буржуазии. В социальной структуре этому соответствуют "переходность" и двойственность самого пролетариата. С одной стороны, это наемный работник, объективно не заинтересованный в конечных результатах своего труда, с другой - коллективный трудящийся, в идеале всегда готовый соединить со своей волей разум, стать совокупным работником нового типа. Речь постоянно идет, таким образом, не столько о двух классах социалистического общества, сколько о двух "редакциях", тенденциях развития одного и того же класса - узкоклассовой и общечеловеческой природе пролетариата. Признание наличия двух тенденций в одном и том же классе - хрестоматийное положение обществознания. Всем известны анализ двойственной природы крестьянина (труженик и собственник); русского дворянства как революционного в одном "крыле" и консервативного в другом; буржуазии, например французской, как революционной, а немецкой и русской как юнкерской, полуфеодальной и т.п. Известно, что обе "редакции" вполне могут уживаться и в одном "крыле", и даже в одном человеке. Но никогда это положение о двух редакциях каждого класса не было последовательно распространено на анализ пролетариата. Это простая истина казалась неприменимой к нему в силу его особой, самой большой до-концареволюционности. Но при этом забывалось, что и революционность бывает двоякого рода, как минимум, разрушительная и созидательная. Следовательно, в нашей проблеме речь постоянно шла о двух тенденциях в логике развития одного и того же класса: о борьбе в нем общечеловеческого и узкоклассового начал. Но эта борьба приобрела в России характер взаимодействия двух различных социальных групп и сил общества. Между ними сложилось социальное отношение - основное отношение социализма. Это отношение внутри себя содержало веер возможных перспектив. Поскольку пролетариат, будучи наемным, не заинтересован экономически в конечных результатах своего труда, он всегда останется участником сужающегося общественного производства. Если в обществе возобладает тенденция развития наемного труда, масштабы производства в нем будут постоянно сокращаться, рано или поздно производство достигнет нулевой отметки, и в истории социализма будет поставлена точка. Такая логика недвусмысленно обнаруживает

14 216 Ученые записки Казанского университета. Т. 137 себя в закрытии нерентабельных предприятий, уничтожении целых отраслей производства, невыплате зарплат многочисленным группам трудящихся. Вторая тенденция представляет собой бесконечные циклы воспроизводства пролетариата вместе со всей его экономической непроизводительностью, нерентабельностью, непродуктивностью. Мы наблюдаем эту тенденцию в продолжающихся фактах выплаты мизерных зарплат большим группам населения за несостоявшийся труд, за то, что эти люди просто "состоят в штате". Таким образом, воспроизводится тенденция уравнительности, грубокоммунистичности в развитии пролетариата и общества в целом. Следующая тенденция связана с тем, что пролетариат всегда остается классом трудящимся, и в силу этого потенциально способным к единению в творчестве, к соединению на этой основе с лучшими интеллектуальными силами современности. Эта тенденция, выражающая общечеловеческую максиму пролетариата, на наших глазах становится самой слабой и практически сходит на нет. И все же, пока существуют в обществе группы лиц, продающих свою коллективную совместную рабочую силу, всегда существует абстрактная возможность превращения этих групп в сознательных участников общественного производства, и следовательно - движения общества от капитализма вперед. Наконец, еще одна тенденция динамики основного социального отношения социализма также связана с переходностью пролетариата и его государства: если пролетариату не удается стать экономически производительным классом, он неизбежно заново воссоздает при себе буржуазию. Когда-то буржуазия создала и вырастила пролетариат, теперь наступает момент иронии истории: пролетариат растит новую буржуазию, но она может быть только пролетарской. Именно "пролетарским происхождением" новой российской буржуазии объясняется ее пугливость и ограниченность, а также "первобытный" характер нашего нового капитализма, те дикие, а иногда и смешные формы, которые приобретает у нас процесс первоначального накопления капитала. В действительности в России складывается не первобытный, а "пролетарский" капитализм. В структуре нового класса российских бизнесменов, "новых русских", олицетворяющих процесс реставрации капитализма в России, мы неизбежно обнаруживаем уже хорошо знакомое основное социальное отношение: часть предпринимателей занята организацией производительного труда, а другая, самая многочисленная, - фактически не капиталисты, а торговцы, перекупщики и дру-

15 Шатунова Т.М. От чего мы уходим? Анатомия социализма в стиле "ретро" 217 гие агенты первоначального накопления капитала. И точно так же, как на произведенной рабочим классом прибавочной стоимости, на доходах новой буржуазии лежит всемогущая длань административно-командной системы. Пролетарская буржуазия оказывается теперь новым источником субсидий и доплат в пользу своего экономически непроизводительного создателя. Русский коммунизм в картине всемирной истории Все эти и многие другие тенденции динамики нашей социальной структуры переплетаются, создавая совершенно неповторимый коллаж. Ироничная история строит гримасы. Парадоксы накручиваются друг на друга с неожиданной быстротой. Человеческой жизни хватит, чтобы увидеть здесь еще не один поворот истории. Теперь пришло время сделать маленький исторический экскурс 1. "Манифест Коммунистической партии" начинается словами: "Призрак бродит по Европе...". Но почему человек, ставший во главе коммунистического движения и известный всему миру как его теоретик, назвал коммунизм таким мерзким словом? Призрак - это то страшное, что остается от живого существа после его смерти. Когда молодой Маркс начинал свою политическую деятельность, в духовной жизни Европы коммунизм или социализм стал явлением уже одиозным. Юнкерские, мелкобуржуазные, буржуазные социалисты на все лады призывали вернуться назад в золотой век аристократии, очистить капитализм от его собственных противоречий (т.е. в конечном счете - от него самого). Капитализм ругали, проклинали, ненавидели. Параллельно вырастал идеал другого общества, по сути дела - общества равных... в нищете. Это был жуткий идеал: всем понемножку - собственности, свободы, таланта - от общего пирога. И главное - не двигаться вперед, не высовываться, иначе - опять капитализм. Так философия нищеты обернулась утопически нищей философией. Маркс как представитель круга буржуазной интеллигенции решительно устремился на борьбу со всеми этими социализмами. Он искренне полагал тогда, что право на собственность и свобода частного предпринимательства - это такие же естественные права человека, как право жить и дышать. Фактически Маркс начал свою идейно-теоретическую деятельность как антикоммунист. Но как че- 1 Нам поможет в этом несостоявшийся доклад Э.В. Ильенкова "Маркс и западный мир". См.: Ильенков Э.В. Философия и культура. - М.,1991.

16 218 Ученые записки Казанского университета. Т. 137 ловек, обладающий пытливым умом исследователя, он искал причину, объективный источник появления страшных образов будущего и думал, что найдет его в логике недоразвитого, слабого капитализма. Факты говорили об обратном: родиной социалистических теорий оказались самые развитые буржуазные страны: Англия, Франция, Германия. Значит, что-то в самой природе капитализма порождало идеи социализма. Этим "чем-то" была тенденция концентрации капиталов и укрупнения частной собственности, а ее обратной стороной, естественным продолжением выступала пролетаризация основной массы населения. Следовательно, победить социалистические идеи можно было, только разрушив их почву, их источник, т.е. капитализм. И Маркс решает бороться против него, а таких борцов в те времена уже называли коммунистами. В рукописи "Коммунизм" молодой Маркс рисует черты возможного грубокоммунистического будущего. Это "первое отрицание" мира частной собственности - общество, в экономическом фундаменте которого лежит не общественная, а обобществленная частная собственность, та, которая принадлежит всем, а реально - никому. Управляет таким обществом государство как совокупный капиталист. Материальные блага распределяются между членами этого общества поровну, в соответствии со стоимостью средней рабочей силы. Социальной базой этого общества становится пролегариат: "категория рабочего не отменяется, она распространяется на всех" (Маркс). И крестьянину, и интеллигенту, врачу, писателю, учителю - всем заплатят равную заработную плату за равное количество затраченного рабочего времени. Эту картину Маркс справедливо назвал грубым уравнительным коммунизмом. Он верил, что она никогда не воплотится в жизнь. Маркс был идеалистом и полагал, что даже если такое несчастье произойдет, люди найдут способ быстро уничтожить грубокоммунистическую реальность, но с идеей "уравнительного рая" бороться труднее. Жизнь распорядилась иначе. Логика укрупнения частной собственности нашла свое воплощение не только в теории. Грубокоммунистическим вариантом завершения этой логики как раз и оказались первые десятилетия строительства социализма в России. Как уже говорилось, социально-экономической основой этого строя стал пролетариат. И сколько бы он ни "выезжал" на эксплуатации других социальных сил и своего собственного энтузиазма, он оставался наемным классом, представителям которого было объективно выгодно работать плохо, ниже среднего уровня производительности труда. Только в этом случае в деятельно-

17 Шатунова Т.М. От чего мы уходим? Анатомия социализма в стиле "ретро" 219 сти пролетария начинал светиться экономический интерес и смысл: только тогда он мог получить больше, чем заработал. Вот почему производство общества грубого коммунизма изначально по своей природе оказывалось не расширенным, как при капитализме, а сужающимся воспроизводством. Значит, в его истории когдато должен был наступить естественный конец, абсолютно неизбежный с экономической точки зрения. Следовательно, по отношению ко всему "остальному" капиталистическому миру грубокоммунистические общества играли чрезвычайно важную роль. Именно в них умирала уравнительность, "пролетарскость" капитализма вообще, открывая простор дальнейшему мировому развитию, уже свободному от призрака коммунизма. На этом предположении нам придется остановиться подробнее. Дело в том, что такое соотношение ролей различных социально-экономических образований на сцене всемирной истории оказалось возможным лишь в современную эпоху, когда само историческое движение действительно приобрело всемирный характер. Это значит, что каждый народ (этнос) перестал последовательно и тупо повторять в своей истории все исторические формы, которые уже выработало человечество. Народы перестали развиваться параллельно, изобретая каждый раз заново свой собственный велосипед. Постепенно сложился качественно иной механизм взаимодействия отдельных исторических образований: народы и культуры стали взаимно дополнять друг друга. История стала композиционной, комплементарной, а каждый этнос - выполнять в этой всеобщей истории свое неповторимое историческое дело. Так, например, эпоха первоначального накопления капитала, конечно, мировая закономерность. Но в наиболее резкой и полной форме она развернулась только в Англии. Остальные страны Европы пережили тяготы этого периода в смягченной, щадящей форме, поскольку как неизбежными детскими болезнями одни люди болеют всерьез, а другие - в более легкой форме (в форме "прививки"). Первоначальное накопление капитала необходимо всем народам, но как мировой процесс оно в Европе "прошло Англией" или иначе: Англия прожила для всей остальной Европы и за нее этап грубого первоначального накопления капитала. Та же логика всемирности истории срабатывает и в случае с грубым коммунизмом. Всему европейскому дому было необходимо расстаться с грубой урав-

18 220 Ученые записки Казанского университета. Т. 137 нительностью и "пролетарскостью". (И в этом смысле грубый коммунизм - мировая закономерность!) Но прошел этот процесс для Европы - Россией (а также странами Восточной Европы и Азии). Продолжается он и сейчас, например, в Африке, куда передовая Европа продолжает вывозить новейшую технику, требующую для себя тупого нажимателя кнопок, "частичного рабочего как придатка машины", т.е. все того же наемного пролетария. Европа смогла, таким образом, "встать на плечи" грубокоммунистической России и, освободившись от необходимости решения этой проблемы "у себя", пойти в своем развитии от капитализма дальше. Заметим, что движение от капитализма вперед какое-то время традиционно называлось коммунизмом. Так рассталась ли с ним Европа? Историческое движение передовых западных стран вперед от капитализма имеет вполне конкретное социально-экономическое содержание. Вспомним знаменитую марксову формулу капитала. Его общая стоимость складывается из стоимости затрат на машины и оборудование, стоимости воспроизводства рабочей силы и прибавочной стоимости, образованной прибавочным трудом ряда индивидуальных наемных участников производства. Задолго до Маркса предприниматели знали, что эксплуатируется не только индивидуальная рабочая сила, но и сила совокупного работника, продукт совместного характера человеческой деятельности. Но в течение всего периода классического капитализма эксплуатация массы индивидуальных рабочих сил давала значительно больший экономический эффект. Новые условия индустриального и постиндустриального общества, новейшая техника и технологии обусловили и новое качество применения рабочей силы. Производству стал нужен коллективный сотрудник, совокупный работник в буквальном смысле слова. Очень характерны в этом плане тенденции развития современного производства в Японии. Там, как когда-то у нас, начали создавать трудовые коллективы, советы качества, считать коэффициенты трудового участия. Предприниматели самого высокого ранга всерьез занялись "социализацией" своего производства, организованного в соответствии с самыми высокими экономическими критериями производства западного образца. Запад активно принимал результаты создания коллективных форм труда, достигнутые в России. Идеи, как говорится, наши... В итоге перед "переменной частью" формулы капитала вырастает огромный коэффициент. Единичкой, клеточкой производства оказывается не наемный индивид, а группа, небольшая социальная общность или, буквально, совокупный

19 Шатунова Т.М. От чего мы уходим? Анатомия социализма в стиле "ретро" 221 работник. Западный предприниматель обращается к изыскам социологии и социальной психологии: сколько человек оптимально должно быть в такой группе, каков ее половозрастной состав, как распределяются роли? Кто-то должен быть генератором идей, кто-то - "гением общения", организатором, "писарем", "оппонентом" и т.д. На современном предприятии используются принципы научной организации совокупного, совместного труда (Гастев, Керженцев), и тогда, конечно, при условии его соединения самой передовой техникой и технологией, которых в России как-то не случалось, производительность этого труда становится настолько высокой, что многократно окупает затраты на воспроизводство рабочей силы индивидуального участника такой группы. Его необходимое рабочее время исчисляется несколькими минутами. Тогда качество предпринимательства изменяется. Предприниматель теперь всегда имеет возможность заплатить каждому работнику по его индивидуальному конкретному труду и даже сверх того. В этом смысле эксплуатации труда отдельного человека уже нет места. Тогда нет места и капитализму в строгом классическом смысле этого слова. Но оплатить совокупный, совместный, коллективный (а в пределе всеобщий труд) такого работника предпринимателю не удается, даже если бы он этого хотел. В этом смысле эксплуатация не только не исчезла, она распространилась на всеобщий труд как родовую сущность человека. Это капитализм, но какого-то другого порядка, сверхкапитализм или как-то иначе. Запад называет это постиндустриальным обществом, в России в традиции марксизма это называлось коммунизмом. Конечно, дело не в названиях, а в той простой истине, что, встав на плечи России в проблеме изживания прокоммунистических начал, Запад одновременно воспользовался и опытом развития принципиально иного социального процесса - становления производительного совокупного работника - сознательного со-хозяина общественного производства. Конечно, Запад и сам решал именно эти проблемы, но никуда не деться от того, что российский опыт был нужен Западу. Иначе просто не было бы советологии. Всемирная история в картине русского коммунизма Вернемся к России. Посмотрим на драму ее социальных отношений несколько "более снаружи". Итак, в самые спокойные годы, когда АКС получила законное право на "застой", а идеологи справедливо говорили о построении раз-

20 222 Ученые записки Казанского университета. Т.137 витого социализма, Россия продолжала представлять собой государство диктатуры пролетариата. Последний эксплуатировал через посредство АКС становящийся новый рабочий производительный класс этого общества. Вопрос об источнике субсидий для экономически непродуктивного нищего трудящегося - эксплуататора всегда был главным экономическим вопросом истории России советского периода. Итак, АКС решила его максимально исторической полнотой в эпоху зрелого социализма, проэксплуатировав фактически самый передовой для нашего времени способ производства - коммунистический или постиндустриальный (название не имеет значения). Но обратимся еще раз к пути, по которому Россия к этому пришла. Сначала были истрачены капиталы - пролетариат проэксплуатировал буржуазный способ производства; затем - результаты крестьянского труда - проэксплуатирован феодальный способ производства; затем - ГУЛАГ - система рабовладельческой эксплуатации, и только потом - эксплуатация коммунистического или постиндустриального способа производства. Российский пролетариат в единстве со своей АКС практически превратил свою страну в своеобразный полигон исторических форм, и История прошла здесь все ступени в обратном порядке: капитализм - феодализм - рабовладение - "коммунистический способ производства". Что потом? Последние десять лет экономических реформ породили ситуацию, в которой ведущей силой в стране оказалась торговля. А в истории человечества известен лишь один период, когда из производства выделилась только торговля, оказавшаяся сильнее становящегося государства. Это этап становления раннеклассовых обществ. Значит, маятник истории опять описал в России колоссальную дугу от самых передовых социально-экономических форм до первых элементарных шагов цивилизации. Маятник продолжает раскачиваться с огромной амплитудой, как бы проверяя цивилизацию на прочность, выстраивая исторические формы в какой-то новый порядок. До каких последних оснований цивилизация может быть "разобрана", развернута вспять? Какие еще формы может она породить и может ли? "Обратный ход" развертывания исторических форм в России заставляет думать о некотором завершении логики истории человечества, основанной на определенных типах социально-экономических отношений, типах собственности. Возможно, здесь начинается какая-то другая, действительно Новая история.

Александр Зиновьев КОММУНИЗМ КАК РЕАЛЬНОСТЬ

Александр Зиновьев КОММУНИЗМ КАК РЕАЛЬНОСТЬ Александр Зиновьев КОММУНИЗМ КАК РЕАЛЬНОСТЬ Предисловие к российскому изданию После опубликования на Западе в 1976 1979 годы «Зияющих высот», «Светлого будущего» и ряда других книг многие читатели просили

Подробнее

МИЛОВАН ДЖИЛАС НОВЫЙ КЛАСС. ИЗДАТЕЛЬСТВО ФРЕДЕРИК А. ПРЕГЕР Нью-Йорк

МИЛОВАН ДЖИЛАС НОВЫЙ КЛАСС. ИЗДАТЕЛЬСТВО ФРЕДЕРИК А. ПРЕГЕР Нью-Йорк m МИЛОВАН ДЖИЛАС НОВЫЙ КЛАСС ИЗДАТЕЛЬСТВО ФРЕДЕРИК А. ПРЕГЕР Нью-Йорк МИЛОВАН ДЖИЛАС НОВЫЙ КЛАСС ИЗДАТЕЛЬСТВО ФРЕДЕРИК А. ПРЕГЕР Нью-Йорк THE NEW CLASS by MlLOVAN DJILAS Напечатано в Соединенных Штатах

Подробнее

РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ

РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ОБРАЗОВАНИЯ АССОЦИАЦИЯ «ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ» А. Новиков РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ Полемические размышления Москва 2005 УДК 7456 ББК 7400 Н73 Александр Михайлович

Подробнее

Модели человека в экономической науке, или ищу Человека

Модели человека в экономической науке, или ищу Человека Лемещенко П. С. Модели человека в экономической науке, Или ищу Человека: Сб-к научн. трудов / под общ. ред. Е.В. Шелкопляса. Иваново, 2013. С. 228-268 (2 п.л.). Модели человека в экономической науке, или

Подробнее

Человек и его работа: из прошлого в информационную эпоху

Человек и его работа: из прошлого в информационную эпоху Общественные науки и современность, 3, 2007, C. 32-43 Человек и его работа: из прошлого в информационную эпоху Автор: Т. Ю. СИДОРИНА Труд - потребность или необходимость? Общепризнано: человек, чтобы жить,

Подробнее

1. НАУКА И ЕЕ РОЛЬ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ. 1.1. Цивилизация, культура, наука

1. НАУКА И ЕЕ РОЛЬ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ. 1.1. Цивилизация, культура, наука 1. НАУКА И ЕЕ РОЛЬ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ Цивилизация, культура, наука. Природа и ее изучение, естествознание. Значение естествознания в современном мире. Особенности современной науки. 1.1. Цивилизация, культура,

Подробнее

Э. Фромм. Бегство от свободы. Если я не стою за себя, то кто встанет за меня?

Э. Фромм. Бегство от свободы. Если я не стою за себя, то кто встанет за меня? Э. Фромм Бегство от свободы Перевод с английского Г. Ф. Швейника Erich Fromm. Escape From Freedom Если я не стою за себя, то кто встанет за меня? Если я только за себя, то кто я? Если не сейчас, то когда?

Подробнее

ЧТО МОЖЕТ И ЧЕГО НЕ МОЖЕТ РЕФОРМА?

ЧТО МОЖЕТ И ЧЕГО НЕ МОЖЕТ РЕФОРМА? ЧТО МОЖЕТ И ЧЕГО НЕ МОЖЕТ РЕФОРМА? А. С. Ахиезер АХИЕЗЕР Александр Самойлович, кандидат философских наук, старший научный сотрудник ИМРД АН СССР. Хотя сегодня вокруг проектов реформы идут ожесточенные

Подробнее

только для ознакомления. PDF-версия специально ---------- 2 ---------- для MirKnig.com

только для ознакомления. PDF-версия специально ---------- 2 ---------- для MirKnig.com Г.А. Горбова, С.И. Самыгин основы социологии и политологии УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ ДЛЯ СРЕДНИХ СПЕЦИАЛЬНЫХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ Издательский центр «МарТ» Москва Ростов-на-Дону 2005 Рецензенты: доктор философских

Подробнее

Ян Зодерквист Александр Бард Netократия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма

Ян Зодерквист Александр Бард Netократия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма Ян Зодерквист Александр Бард Netократия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма Netократия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма: Стокгольмская школа экономики; СПб.; 2005 ISBN 5-315-00015-X

Подробнее

Анатолий Некрасов РОД СЕМЬЯ ЧЕЛОВЕК

Анатолий Некрасов РОД СЕМЬЯ ЧЕЛОВЕК Анатолий Некрасов РОД СЕМЬЯ ЧЕЛОВЕК 1 Здравствуйте, дорогие друзья! Хочу поделиться с вами радостной новостью. Теперь в Мире есть электронный журнал «Счастливая Семья». Он родился благодаря сотрудничеству

Подробнее

Общественные идеалы современного человечества. Либерализм. Социализм. Анархизм. Алексей Алексеевич Боровой

Общественные идеалы современного человечества. Либерализм. Социализм. Анархизм. Алексей Алексеевич Боровой Общественные идеалы современного человечества. Либерализм. Социализм. Анархизм Алексей Алексеевич Боровой 1906 Оглавление *** Либерализм 3 *** Социализм 9 *** Анархизм 15 2 *** Либерализм С того момента,

Подробнее

ПОСТКОММУНИСТИЧЕСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ И ЕЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ В РОССИИ

ПОСТКОММУНИСТИЧЕСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ И ЕЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ В РОССИИ ПОСТКОММУНИСТИЧЕСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ И ЕЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ В РОССИИ КЛЯМКИН Игорь Моисеевич, доктор философских наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института международных экономических и политических

Подробнее

Форд и Сталин: О том, как жить по-человечески

Форд и Сталин: О том, как жить по-человечески Форд и Сталин: О том, как жить по-человечески Альтернативные принципы глобализации Санкт-Петербург 2004 г. ОГЛАВЛЕНИЕ В связи с тем, что разные системы один и тот же файл по-разному раскладывают по страницам,

Подробнее

Иметь или быть. Эрих Фромм

Иметь или быть. Эрих Фромм Иметь или быть Эрих Фромм Основоположник неофрейдизма Э.Фромм рассказывает в работах, собранных в этой книге, о том, как преображается внутренний мир человека. Пациент приходит к врачу и вместе они блуждают

Подробнее

А.А.ЗИНОВЬЕВ НА ПУТИ К СВЕРХОБЩЕСТВУ

А.А.ЗИНОВЬЕВ НА ПУТИ К СВЕРХОБЩЕСТВУ А.А.ЗИНОВЬЕВ НА ПУТИ К СВЕРХОБЩЕСТВУ ПРЕДИСЛОВИЕ Интерес к социальным проблемам у меня возник еще в ранней юности. Но обстоятельства сложились так, что моей профессией стала логика и методология науки.

Подробнее

ЧЕЛОВЕК, МИР, ПОЛИТИКА

ЧЕЛОВЕК, МИР, ПОЛИТИКА Batalov_2008.qxd 14.05.2008 22:51 Page 1 Научно-образовательный форум по международным отношениям Журнал «Международные процессы» Экспертный совет Научно-образовательного форума по международным отношениям

Подробнее

А. А. Богданов. Новый мир (1904 1924)

А. А. Богданов. Новый мир (1904 1924) А. А. Богданов Новый мир (1904 1924) Эти три статьи составляют одно целое. В них я стремился обрисовать развитие высшего типа жизни, как я его понимаю. Статья первая посвящена изменению типа человеческой

Подробнее

МАРГРИТ КЕННЕДИ ДЕНЬГИ БЕЗ ПРОЦЕНТОВ И ИНФЛЯЦИИ КАК СОЗДАТЬ СРЕДСТВО ОБМЕНА, СЛУЖАЩЕЕ КАЖДОМУ Перевод Лилии Кальмер Lilalex Швеция

МАРГРИТ КЕННЕДИ ДЕНЬГИ БЕЗ ПРОЦЕНТОВ И ИНФЛЯЦИИ КАК СОЗДАТЬ СРЕДСТВО ОБМЕНА, СЛУЖАЩЕЕ КАЖДОМУ Перевод Лилии Кальмер Lilalex Швеция МАРГРИТ КЕННЕДИ ДЕНЬГИ БЕЗ ПРОЦЕНТОВ И ИНФЛЯЦИИ КАК СОЗДАТЬ СРЕДСТВО ОБМЕНА, СЛУЖАЩЕЕ КАЖДОМУ Перевод Лилии Кальмер Lilalex Швеция ОГЛАВЛЕНИЕ ПРЕДИСЛОВИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ЧЕТЫРЕ ОСНОВНЫХ ЗАБЛУЖДЕНИЯ ОТНОСИТЕЛЬНО

Подробнее

Михельс Р. СОЦИОЛОГИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ В УСЛОВИЯХ ДЕМОКРАТИИ Большинство социалистических школ считают в будущем возможным достижение демократии,

Михельс Р. СОЦИОЛОГИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ В УСЛОВИЯХ ДЕМОКРАТИИ Большинство социалистических школ считают в будущем возможным достижение демократии, Михельс Р. СОЦИОЛОГИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ В УСЛОВИЯХ ДЕМОКРАТИИ Большинство социалистических школ считают в будущем возможным достижение демократии, а большинство людей аристократических взглядов признают

Подробнее

ОБЩЕСТВО КАК ОБЪЕКТ ФИЛОСОФСКОГО ОСМЫСЛЕНИЯ

ОБЩЕСТВО КАК ОБЪЕКТ ФИЛОСОФСКОГО ОСМЫСЛЕНИЯ ПРЕДИСЛОВИЕ Три основных философско-мировоззренческих вопроса: каков мир, в котором я живу? каков я (человек)? каково мое место в мире? задают направление философских исследований. Поиск ответов начинался

Подробнее

В.М. Бондаренко ГЛАВНОЕ УСЛОВИЕ УСПЕШНОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИИ

В.М. Бондаренко ГЛАВНОЕ УСЛОВИЕ УСПЕШНОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИИ В.М. Бондаренко ГЛАВНОЕ УСЛОВИЕ УСПЕШНОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИИ Москва Институт экономики 2012 Бондаренко В.М. Главное условие успешной модернизации России. М.: Ин сти тут эко но ми ки РАН, 2012. 53 с. ISBN

Подробнее

Ноябрь-декабрь, 1991 год.

Ноябрь-декабрь, 1991 год. 225 Г л а в а 1 1 Трудная задача новой продуктивности Ноябрь-декабрь, 1991 год. Наиболее важная и трудная задача, стоящая сегодня перед менеджерами развитых стран, заключается в повышении продуктивности

Подробнее

Гендер для «чайников»-2

Гендер для «чайников»-2 Ф о н д и м е н и Г е н р и х а Б Ё л л Я Гендер для «чайников»-2 Москва «Звенья» 2009 ББК 60.54:71.4 Г34 Научный редактор Ирина Тартаковская Иллюстрации Адгура Дзидзария ISBN 978 5 7870 0110 5 Фонд имени

Подробнее

Развитие предприятия.

Развитие предприятия. . В.А.Гончарук / Дело, 2000 Вступительное слово к электронной публикации. Развитие предприятия Книга «Развитие предприятия» выпущена издательством «Дело» в 2000 г. Все права на публикацию на русском языке

Подробнее

Сценарии развития России на долгосрочную перспективу

Сценарии развития России на долгосрочную перспективу Фонд «Либеральная миссия» Е. ЯСИН Сценарии развития России на долгосрочную перспективу НИУ ВШЭ Москва 2011 УДК 323/324:008(470+571) ББК 66.3(2Рос),0 Я81 Ясин, Е.Г. Сценарии развития России на долгосрочную

Подробнее

КРЕАТИВНЫЙ КЛАСС И ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ИННОВАЦИОННЫХ СИСТЕМ В ЭКОНОМИКЕ

КРЕАТИВНЫЙ КЛАСС И ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ИННОВАЦИОННЫХ СИСТЕМ В ЭКОНОМИКЕ РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КРЕАТИВНЫЙ КЛАСС И ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ИННОВАЦИОННЫХ СИСТЕМ В ЭКОНОМИКЕ Коллективная монография МОСКВА 2013 1 РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Подробнее

АКАДЕМИЯ НАУК СССР. основы ТЕОРИИ РЕЧЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» МОСКВА 1974

АКАДЕМИЯ НАУК СССР. основы ТЕОРИИ РЕЧЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» МОСКВА 1974 АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ЯЗЫКОЗНАНИЯ основы ТЕОРИИ РЕЧЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» МОСКВА 1974 Коллективная монография представляет собой материалы по проблемам современной психолингвистики.

Подробнее

Конечно, не все идеи здесь можно принять. Но востребованность креативности в совр. Мире это можно использовать. Оглавление

Конечно, не все идеи здесь можно принять. Но востребованность креативности в совр. Мире это можно использовать. Оглавление Флорида Р. Креативный класс: люди, которые меняют будущее. Пер. с англ. М.: Издательский дом «Классика-XXI», 2005. 421с. Бестселлер знаменитого социолога Ричарда Флориды, названный американской прессой

Подробнее