Ростошинская исторiя,

Save this PDF as:
 WORD  PNG  TXT  JPG

Размер: px
Начинать показ со страницы:

Download "Ростошинская исторiя,"

Транскрипт

1 А. Лазаревъ Ростошинская исторiя, или Дѣло о национальныхъ культурныхъ кодахъ препринт Воронеж 2010

2 УДК 003.2/130.3 Л 17 Л17 Лазарев А. Ростошинская исторiя, или Дѣло о национальныхъ культурныхъ кодахъ: препринт / А. Лазарев. Воронеж: Кварта, с. Настоящий труд, посвященный происхождению названия воронежского села, имеет два аспекта историко-краеведческий и культурологический. С одной стороны, в книге содержится обзор всех имеющихся документов, связанных с историей села, а также собраны новые, неизвестные до этого в краеведении материалы. С другой стороны, книга представляет интерес как примечательное философскокультурологическое сочинение, в котором автор рассматривает этимологию собственных имен как основу для моделирования и развития наиболее актуальных для современного общества ценностей и, в соответствии с этим, предлагает оригинальную интерпретацию некоторых ключевых понятий кодов национальной культуры. Часть исследования выполнена в рамках метода, позволяющего выявлять в калейдоскопе эклектики жизнеутверждающие образы и обозначенного автором как «пневмапостмодерн» еще в черновике-препринте своего первого литературного труда «Тайна имени Воронежъ» (2009). Другая часть представляет собой своеобразную хрестоматию собрание текстов, иллюстрирующих некоторые положения исследования. Это выдержки из научных работ по филологии и истории, из литературных произведений, а также цитаты из Священного Писания. Книга адресована как специалистам историкам, филологам и философам, так и более широкому кругу читателей, имеющих интерес к культурному и духовному наследию. УДК 003.2/130.3 Лазарев А.,

3 Посвящается преподавателю русской словесности и редактору журнала «Филологическiя Записки» А.А. Хованскому в год Учителя и к 150-летнему юбилею издания 3

4 Бог открывается человеку и в человеке, и человек именует Бога, дает Ему имена по аналогии тому, как он дает их себе подобным. Разумеется, это Бог именует Себя в человеке и чрез человека Своим откровением, однако совершается это чрез религиозный опыт, мистическое созерцание, научное постижение, нравственный подвиг, одним словом, чрез человеческое творчество и жизнь. О. Сергий (Булгаков) «Философия имени» 4

5 ПРЕДИСЛОВИЕ «Оба фундаментальных вектора понимания бытия (как исторический вектор понимания событий прошлого, так и коммуникативный вектор понимания настоящего) равно основываются на процедуре «вживания», «вчувствования», «сопереживания» со стороны познающего сознания: уловить исходный импульс поступка коммуникативного партнера столь же возможно, как уловить аромат реконструируемой эпохи для историка». М.А. Можейко студенческих лет на историческом факультете ВГУ. С течением времени уже сама необходимость разобраться в примерах становления русских православных общин стала настойчиво требовать к себе всё более и более пристального внимания, призывая со всей тщательностью обратиться к мысли об историческом наследии как о добром фундаменте моделирования ближайшей перспективы. Опыт участия КТОС «Никитинский» в проведении реформы местного самоуправления с целью актуализации пункта 2 статьи 3 Конституции РФ: «Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления» и 131-го Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», а также в ходе реформы ЖКХ, подтверждал мысль о том, что в отсутствие четких идеологических представлений добиться единомыслия как идейного дополнения к общей материальной жилищно-коммунальной собственности практически невозможно. Воронеж, кстати заметить, в подобных вопросах до сих пор является одной из передовых экспериментальных областей, главным образом благодаря деятельности почетных граждан общественного самоуправления Фурмана Бориса Филипповича, Королёва Юрия Ивановича и Фроловой Ольги Евгеньевны. Участие в собраниях территориальных комитетов показывало, что добиться согласия в фонетическом смысле можно только в том случае, если люди станут петь хором. Добиться же единогласия в условиях идеологического коллапса представлялось делом безнадежным (см. ех-курс стр ). «Создавать общину даже в благоприятных лингвистических условиях дело не простое, но создавать общину, не используя в языке общения фундаментальные консолидирующие формы, откровенная утопия». Такие мысли возникали в результате сравнения модели общения граждан в ходе обсуждения проблем совместного коммунального хозяйства с образом общения христиан, поучавшихся Священному Писанию в огласительных беседах православного братства во имя святителя Тихона За- 5

6 донского. В этих собраниях Слово Божье было тем жизнеутверждающим Фактором, который создавал идейное и вместе с тем и духовное, и имущественное единство. Мысли о том, что нашим далеким предкам уже приходилось осуществлять подобные проекты, результатами которых стали основания новых поселений и их рост, не давали покоя: неугомонные отряды стрельцов снились по ночам; ржанье лошадей, бряцанье удил, скрип повозок; запах навоза, свист косы, колокольный звон; волчий вой, лай собаки, хлопки выстрелов; песня утренней хвалы Всевышнему из глубины черной предрассветной звездной ночи в безкрайней * тамбовской лесостепи... В наше время актуализации вопроса о приоритете локальных ценностей над универсальными обращение к частной детали общей христианской истории совершенно оправдано: «полная идентификация общества возможна только через идентификацию локальных групп, через понимание под-обществ, составляющих общество в целом» (см. ех-курс стр. 394). На примере процессов, происходящих внутри микросообщества, можно выявить и понять макропроцессы, действующие и развивающиеся в современном глобальном мире., вообще, очень удобный образец для наглядного осмысления теории права и местного самоуправления, в частности, в вопросах, связанных с такими формальными источниками права, как принципы права; правосознание, его структура и уровни; нормативный договор и, особенно, правовая доктрина, подкрепленная авторитетом традиции **. Задачи, стоящие теперь перед комитетом территориального общественного самоуправления «Никитинский», представлялись схожими с теми, что уже довелось решать организаторам общинной структуры стрелецких поселений XVII-XVIII вв., а условия с теми, что имели место быть в 60-е годы века ХIX-го, после отмены крепостного права в России. Пример затаившегося где-то в глубинах родной истории опыта проведения локальных учредительных собраний, образ источников местного общественного самоуправления, обозначил направление к изучению деталей вопроса и его идеологической составляющей в краеведческой литературе, в архивах. * Руководствуясь в некоторых случаях орфографическими нормами минувших веков, автор корректно расширяет грамматические границы для своего творчества и обращает внимание читателей на отличия правил орфографии XIX, например, века от современных. Это замечание касается употребления строчных и прописных букв, ъ на конце слова, согласных з и с в приставках и т.п. В цитатах часто сохраняются особенности орфографии и пунктуации текста-источника. ** Иудейское, например, право право религиозное, основанное на религиозном сознании народа. Тора [Пятикнижие Моисея Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие] основа Ветхого завета представляет собой руководство к жизни, и, хотя Тора обращена в первую очередь к еврейскому народу, она содержит указания для всего человечества. Моисею, князю пророков, приписывается введение принципов общественного самоуправления. «Согласно Библии Моисей создал первый народный совет». Шмуэль Айзенштадт. Пророки. Их эпоха и социальное учение. М.,

7 Известные же к настоящему времени документы об образования села Ростоши никакой информации на этот счет не содержали, что делало саму историю похожей больше на миф. «Мифология всегда дает эмоциональную, а философия рациональную картину мира. Философия рождается вместе с возникновением проблем и попытками их решения». Наполнение мифологической картины мира философским рационализмом можно считать фамильным ремеслом Ростошинских, в новом веке связанным, главным образом, с творчеством доцента кафедры аксиологии, онтологии и теории познания Санкт-Петербургского государственного университета, доктора философских наук Ростошинского Евгения Николаевича (см. ех-курс стр. 400). Источники же вопроса терялись где-то в глуби веков, в обществе первых носителей этого фамильного имени, связанного с названием и историей тамбовского села, а потому метод исследования представлялся близким к структурной реконструкции. По мнению известного герменевта *** Вильгельма Дильтея, исторические события следует реконструировать методом их личностного «сопереживания», «вживания» в них как во фрагмент духовного целого, как части всемирного единения природы и Духа 1. Заселение ростошинской округи виделось событием, тесно связанным с православием. Никакое локальное учредительное собрание без идеи общей молитвы Господу не представлялось возможным. Храмы, как правило, строились на средства общины, едва ли не по Апостольскому примеру. Имущество церквей всецело принадлежало их приходам, трудами которых, без всякого участия государства, оно создавалось, находилось в полном распоряжении самих же общин, в руках своих же выборных лиц, составляющих собой приходские советы, которые ежегодно и отчитывались перед своими приходами. Такой порядок охраны имущества, по мнению прихожан, являлся наилучшей гарантией его целостности: «Материальное, племенное единство увлекательно, оно останавливает на себе прежде всего наше внимание; единство ума человеческого, соображающего и сознающего повсюду одинаковым образом, остается в тени» 2. Православному христианскому общинному образу мышления с тех пор был нанесен серьезный урон. И дело здесь не только в революционных событиях; сложности в соответствии ортодоксальных и светских (от греч. αξια ценность) теория ценностей, раздел философии. (др.-греч. ὤν род. п. ὄντος сущее, то, что существует и λόγος учение, наука) раздел философии, изучающий бытие. *** Герменевтика (др.-греч. ἑρμηνευτική искусство толкования) теория и методика толкования текстов, произведений искусства и т.п. Применительно к Библии герменевтика выявляет троякий смысл текста: чувственно-буквальный, отвлечённо-нравоучительный и идеально-мистический. 1 Дильтей В. Построении исторического метода в науках о духе (Der Aufbau der geschichtlichen Methode in den Geisteswissenschaften, 1910) // ru.wikipedia.org/wiki/дильтей (Дата посещения ). 2 Ренан Э. О происхождении языка // Филологические записки. Воронеж,

8 взглядов на мир стали проявляться с началом Просвещения, а особенно со времен Галилея и позднее, как раз к моменту образования в 1682 году Тамбовской и Воронежской епархий, к началу новой волны в заселении чернозёмного края в XVII веке. Конечно же, самый сокрушительный удар религиозной мысли в России был нанесен в начале ХХ века. И связан он, прежде всех, с именем Лазаря Моисеевича Кагановича, с 1919 года председателя Воронежского губревкома, а затем губисполкома, вдохновителя духовных чисток конца 20-х, сопоставимых по энтузиазму разве что с усердием царя Ирода (Мф.2.16). Именно раны, нанесенные церкви Христовой деятельностью его команды, требуют и теперь продолжительного излечения. Атеистический эксперимент в области идеологии проявил свои губительные последствия. Ироничная формула 30-х годов «Религия опиум для народа», перефразированная для молодежи конца ХХ века в лозунг «Опиум и водка лучше религии», превратилась в формулу нравственного заболевания, болезнь сознания К 2008 году стало точно известно, что село, возникшее где-то на рубеже XVII-XVIII веков, организовалось как христианское, вокруг первого престола славы Божьей, деревянного храма во имя св. безсребр. Космы и Дамиана, на смену которому был построен и освящен в 1781 году каменный храм Рождества Пр. Богородицы. Но собираясь весной того же года по поручению Комитета и Ассоциации историков ВГУ в Тамбовский областной архив, где до самого последнего времени хранился главный сюрприз всего нашего исследования, невозможно было даже предположить, что оно обретет подобный масштаб и структуру 8

9 ВВЕДЕНИЕ Самое мудрое на свете число, и после него то, что дает имена. Пифагор Мудрость одного века отличается от мудрости века другого. Принципы одних времен часто не совпадают с принципами времен других. Тотолько один из, пожалуй, самых наглядных. Мир так устроен, что в каждом кристалле кварца или капле росы отражается вся Вселенная, а в каждом селении целая страна. И село Ростоши не стало исключением. Более того духовные судьбы России здесь выразились с особенным колоритом, ведь в названии села первые три звука один гласный и два согласных в точности совпадают с тремя первыми звуками названия страны, и где, как не здесь, занимаясь поисками этимологии, найти простор филологу и семиологу в применение метода тактичных аналогий? К вопросу об этимологии * трудах немалое, но точно пока неизвестное, число воронежских краевехрама, добытые всеми известными к настоящему времени исследователями, еще только больше запутывают вопрос, чем его проясняют. В противоречиях мнений, впрочем, есть свой резон: они свидетельствуют об ошибках и тенденциях в историографии. С позиции первого 10-летия XXI о- риографии может выглядеть примерно следующим образом: Исключительного положения и безусловного предпочтения заслуживают «Бiблiя или книги Свѧщеннагω Писанiѧ Ветхагω и Новагω Завѣта» 1872 года (исправленное издание на Церковно-славянском языке) и «Первое Изданiе Евангелiя на Рускомъ наречiи» 1820 года. 1. Первую строку иерархии занимают «историко-статистические, био- Борисоглебского уезда, его храмы, священно-церковно-служители и прихожане», изданные в типографии Тамбовского губернского правления в 1907 году. 2. Второе, а хронологически первое, место принадлежит первому, выходившему в Воронеже с 1860 года русскому научному языковедческому журналу «Филологические Записки», посвященные изследованиямъ и разработке разныхъ вопросовъ по языку, литературе и вооб- * (от др.-греч. ὁ ἔτυμος «истинное значение слова» и др.-греч. -λογια «учение», «наука») раздел лингвистики (конкретнее сравнительно-исторического языкознания), изучающий происхождение слов. Первоначально, у древних учение об «истинном» («первоначальном») значении слова. 9

10 ще по сравнительному языкознанию и славянскимъ наречиямъ» под редакцией А.А. Хованского. 3. Третьего места в иерархии достоин, по праву, первый из этимологических научных трудов профессора В.П. Загоровского «Как происходило название городов и сел Воронежской области» 1966 года выпуска. 4. «Полный список использованной литературы привести невозможно, так как пришлось бы назвать многочисленные газетно-журнальные статьи, которые исчисляются тысячами», так обозначает в 1973 году библиографию своего историко-топонимического словаря «Вся Воронежская земля» В.А. Прохоров В.Е. Платонов в своей обстоятельной книге «Эртиль: грани веков». 6. «Воронежской энциклопедии». 7. Неоценимый вклад в составление мнения о предмете исследования внесли сведения из журнала «Российская история». В одной из его статей, посвященной «введению антирелигиозного воспитания в советской школе в годах», кандидат исторических наук, ведущий специалист сектора «Московская энциклопедия» Главного архивного управления Московской области Валерий Анатольевич Шевченко подробно освещает источники той самой «социальной трансформации», которая оказала, пожалуй, самое существенное влияние на миросозерцание ростошинских россиян в новейшее время, а в советской истории называлась «Великим переломом». 8. Книга Карла Густава Юнга «Человек и его символы» помогает идентифицировать архетипы индоевропейского коллективного бессознательного и проследить их проявления в ростошинской исторiи. 9. Неожиданным дополнением к нашему исследованию стал любопытный документ 1957 года «Воспоминания Колоскова С.Г. о происхождении сел Русанова, Костин Отделец, Ростоши, Борисоглебского уезда», обнаруженный в Архиве Воронежской области 19 января 2010 года. В документе, вопреки названию, информации о происхождении села Ростоши практически никакой не найдено. Специальное место) находящееся, по субъективному мнению автора, вне иерархии, принадлежит труду американского филолога Франклина Фолсома «Книга о языке», прочитанному еще в раннем детстве по научению Зинаиды Васильевны Ростошинской и в её семье. 10. К г. в Государственном архиве Воронежской области обнаружены метрические книги Рождество-Богородицкой церкви села Ростоши за годы XIX века. В части первой метрической книги 1865 года содержатся данные о рождении и крещении младенца Василия Разумова, крестной матерью которого стала г-жа Шмарова Евгения Александровна. 10

11 Настоящий обзор представляет собой самый современный нынче взгляд, особенно принимая во внимание тот факт, что ключевой элемент нашей краеведческой историографической картины «Очерки» свящ. В.А. Разумова был обнаружен только в 2008-ом году *. Современная позиция, таким образом, оказывается самой выгодной; более того, все наше исследование определяет этот, пожалуй, самый весомый источник (см. подробнее «Краткий историографический обзор» стр ). * В Тамбовском государственном архиве сохранились «Ревизские сказки» села Ростоши ( ). 11

12 РОСТОШИНСКИЕ ХРАМЫ «И ныне: Кий * наречем храм Твой, Богородице? Пристанище ли духовное? Или рай сладости Небесныя, ходатайствен жизни некончаемыя? Вся бо имаши добрая, всегда молися Христу спастися душам нашым». Следованная Псалтирь, молитва Богородице по пятой кафисме Начинает свои очерки отец Василий Разумовъ так: «В юго-западной части Борисоглебского уезда, Тамбовской губернии, верстах в четырех от границы губернии Воронежской, в долине среднего течения реки Токая, по обо. Отъ всехъ ближнихъ городскихъ центровъ своей губернии и соседней Воронежской оно отделено значительными пространствами: отъ Борисоглебска находится въ 80 верстахъ, отъ Тамбова въ 125, отъ Воронежа въ 110 и отъ Новохоперска въ 60. О времени возникновения села Ростошей никаких местных документальных данных не сохранилось; не сохранило прямых указаний на это и предание. Алексеев В.Г. Иллюстрация 1. Последнее сохранило только то, что вместе с образованием села на одном из курганов по «Глазатовой» дороге была устроена сторожевая мачта, с которой караульные преду е- нии ворогов-кочевников; что в середине села построен был деревянный храм во имя св. безсребр. Космы и Дамiана; что за ветхостью и теснотою его в 1781 году построен был второй храм, каменный; что с самого по- * Как. 1 Соловьев В. М. Тайны Древней Руси. М.,

13 строения храма и до половины 1841 года священническое место в Ростошах находилось в одном роду, преемственно переходя от отца к сыну. Из этого рода предание сохранило имена только трех священниковъ: Поликарпа, его сына Алексея и внука, протоиерея Iоанна Алексеева, наследовавшего отцовское место в конце 1793 года. Других иерейских имен более раннего времени предание не сохранило, несмотря на то, что место иереев Поликарпа, Алексея и протоиерея Iоанна Ростошинских остается в том же роду и поселе, перейдя с 1841 год по женской линии. Возможно, что иерей Поликарпъ и былъ первымъ священником в Рос-. <...>, как упоминалось выше, был во имя св. безсребр. Космы и Дамiана. По преданию, он был деревянный и построен одновременно с возникновением села. Выстроить в то время небольшую деревянную церковь ростошинским поселенцам было немудрено: лес был даровой и находился под руками в нескольких саженях от места постройки. По уцелевшему на месте ея престола памятнику, большому квадратному камню, покрытому железом в форме увенчанной крестом четырехугольной невысокой пирамиды и называющемуся «голубчиком», видно, что Козмодемьянский храмъ был построенъ саженей на 15 южнее того места, где в 1781 году параллельно ему был построен второй каменный храм во имя Рождества Пр. Богородицы. Неизвестно, куда употребленъ былъ Козмодемьянский храмъ, когда вместо него былъ выстроенъ второй. На этотъ счетъ, равно и относительно внешнего и внутреннего его вида, ни въ архиве существующего доселе второго храма, ни въ местномъ предании «старины глубокой» никакихъ указаний нетъ. К числу принадлежностей Козмодемьянского храма, сохранившихся до последнего времени, можно отнести следующия: 1. Служебникъ Московского издания 1699 года.< > 2. Напрестольное евангелие изд года.< > В 1781 году стараниями ростошинскихъ прихожанъ и священствовавшего в то время в Ростошахъ иерея Алексея Поликарповича построен был взамен обветшалого Козмодемьянского храма каменный храм во имя Рождества Пр. Богородицы.< > 6 июля 1903 г. совершена закладка перестраиваемой части храма и престола въ честь св. безсребр. Космы и Дамиана для придельного алтаря в юго-вост. углу трапезной.< > Въ начале 90 годовъ ростошинскимъ сельским обществом въ северном конце села начата была постройка деревянного храма, каковая въ 1897 году была закончена. 8 декабря 1897 года въ этомъ храме окружнымъ благочиннымъ священником былъ освящен главный престолъ во имя Св. Троицы, а 29 и 30 января 1899 года теми-же лицами освящены были придельные алтари во имя Св. Николая и безср. Космы и Дамиана.< > 13

14 Содержание Ростошинского причта всегда состояло и доселе состоитъ изъ такъ назваемыхъ доброхотных даяний отъ прихожанъ руги и денежной платы за требо-исправления и изъ выгодъ, извлекаемых от церковной земли. Ни казенного жалования, ни жалования отъ общества прихожанъ Ростошинское духовенство никогда не получало и не получаетъ.< > Въ день Вознесения Господня совершается изстари крестный ход для совершения молебна в полях. Первый молебен служится Спасителю съ акафистомъ у часовни, на месте бывшего К.-Демьянского храма.< > Во все время шествия духовенство и любители изъ народа поют величания темъ святымъ, молебенъ которымъ былъ отслуженъ.< > Если лето стоитъ сухое, то духовенство попеременно с народом поет «даждь дождь земли жаждущей Спасе» и «Слава и ныне». Последний молебенъ служится у какого-либо источника съ водоосвящениемъ. Если стоитъ засуха, то молебенъ совершается положенный во время бездождья, после которого всеми участниками въ крестномъ ходу бывает целование креста съ окроплениемъ водой, и крестный ход при торжественном звоне колоколов возвращается в церковь.< > Въ такомъ же точно порядке бывают молебствия и во время весенньяго бездождия, обычно продолжающияся три дня.< > Приходъ села Ростошей съ самаго начала своего существования не имел деревень. Прихожанами Козмодемьянского храма на первыхъ порахъ были только те однодворцы, съ поселениемъ которыхъ возникло село. Были-ли въ начале существования Ростошей помещики неизвестно.< > Все прихожане с. Ростошей по своему происхождению великорусского племени, по настоящему званию государственные крестьяне, за исключением немногих семей, бывших крепостными г.г. Шмаровыхъ, по занятиям земледельцы, по оседлости коренные жители, за исключениемъ около 90 человекъ; обоего пола, временно проживающихъ городскихъ обывателей; по вероисповеданию православные. В религиозно-нравственномъ отношении отличительная черта ростошинцевъ усердное посещение храма Божия, исполнение таинства исповеди и св. причащения, благотворительность на пользу церкви, странникамъ и беднымъ, служение молебновъ на домах и усердное поминовение умершихъ. < > В особенномъ почитании у прихожан день 1 ноября, памяти св. безсребрр. Космы и Дамiана, который почитается въ народе храмовымъ, престольнымъ праздникомъ, хотя, на самомъ деле, онъ былъ таковымъ более 120 летъ тому назадъ, когда существовалъ первый храмъ во имя этихъ святыхъ». 14

15 ПРЕСТОЛЬНЫЕ ПРАЗДНИКИ Первый, или старый, престольный праздник св. безсребр. Космы и Дамiана «Вопрос о происхождении слова слился с вопросом о происхождении всей духовной деятельности человека. Язык есть деятельность, происходящая из глубины человеческого духа». И.Ф. П-ий «Первоначально нынешния Ростоши назывались «Козмодемьянскъ» и «Козмодемьянское Расташи тожъ». Название села Козмодемьянскимъ, встречающееся в письменных актахъ 18 столетия, получило свое начало, без сомнения, с постройкой в селе перваго храма во имя св. безсеребр. Коcмы и Дамiана. Когда-же вместо этого, за ветхостью и теснотою упраздненного храма, в 1781 году был выстроенъ другой, во имя Рождества Пр. Богородицы, то и название села «Козмодемьянскимъ» мало-по-малу забылось» 1. В размышлении над причиной выбора первого названия села, связанного с именами святых Коsмы и Дамiана, можно попытаться восстановить в воображении это событие, так же как в реальности реконструируют военные действия современные любители батальных сцен. Можно, теоретически, представить себе общее собрание по организации местного общественного самоуправления как политическое, а не военное сражение. Благодаря стараниям о. Василия мы имеем достаточно информации для исторического моделирования. К анализу нужно только добавить данные синхронического содержания истории всей страны для того, чтобы получить картину в полном объеме. «Откуда были первые поселенцы села «Козмодемьянскаго Растоши тожъ» покрыто мракомъ неизвестности». Сам факт отсутствия в настоящий момент точных сведений об образовании села определяет реконструкцию * методом исследования и открывает соответствующие академические просторы. Самые ранние известные археологические памятники в окрестностях села индоевропейские курганы эпохи бронзы 2 (II тыс. до н.э.). Однако рассуждать о постоянном поселении древних арийцев на берегах реки Токай, исходя из известных пока в историографии источников, не представляется возможным. 1 Борисоглебского уезда, его храмы, священно-церковнослужители и прихожане. Тамбов, * Реконструкция воспроизведение процессов, происходивших в прошлом, на основе некоторых моделей и предпосылок. 2 Попов С.А. Ростоши // Воронежская энциклопедия. Воронеж,

16 Митрополит Киевский и Галицкий Евгений (в миру Евфимий Алексеевич Болховитинов), церковный историк, выходец из семьи приходского священника Воронежской епархии, в описании черноземного края писал: «Пространство земли, занимаемое ныне Воронежскою губерниею, въ древния времена состояло въ числе такихъ частей земной поверхности, которыя древние Греческие писатели называли неизвестною землею, или неопределительнымъ названиемъ Гипербореемъ, т.е. За- Северомъ, или за Скифиею; ибо и сие последнее название заключало въ себе не более определительности. Потому что Греки, услышавъ про койнибудь отдаленной и дотоле имъ неизвестной еще народъ, обыкновенно называли оной уже Скифскимъ» февраля 1703 года царь Пётр I рассказывал в Костёнках летучему голландскому путешественнику и художнику Корнилию де Бруину о том, что земля эта была известна в древние времена как край географии, как место, где небо соединяется с землею: «индеже прилежит небо к земли»; и что дальше начинался вообще ад (см. ех-курс стр. 316 и 325). Указывая на кости огромных животных, царь Пётр предполагал, что этоде останки боевых слонов войска Александра Великого, и что, приблизительно, по сих пор простирало ся его царство, и что, стало быть, где-то рядом расположены те самые горы, за которыми были заключены нечистые народы царей Гога и Магога... Реально обозримой в источниках история села представляется только начиная с XVII века, последние десятилетия которого, следует заметить, не были самыми благополучными в истории России: войны на севере и на юге, церковный раскол и взаимные «клятвы» православных священников, стрелецкие бунты и казни, государственные реформы и постепенное подчинение Патриархов светской власти. Главной силой в государстве были стрельцы, «месячного жалования которым хватало только на две недели», служилые люди, составлявшие первое постоянное войско в Русском государстве XVI начала XVIII вв. Стрельцы активная и безпокойная сила, которую начал выселять из столицы еще Алексей Михайлович, отец Петра Великого. Южная полоса Тамбовской губернии долго не имела постоянного населения, представляя дикую степь, по которой кочевали половцы, затем калмыки, азовские и крымские татары. Первые русские переселенцы появились здесь ещё в домонгольское время. «Около середины XVI столетия Тамбовский край, населенный мордвой, в значительной степени обрусел и по своему направлению и по этнографическому составу сделался Московским краем» 2. Окончательное заселение произошло в XVII веке. Заселялись эти земли высланными из столицы «боярскими детьми», стрельцами, не получавшими жалования, однодворцами. 1 Болховитинов Е. Историческое, географическое и економическое описанiе Воронежской губернiи. Воронеж, Дубасов И.И. Очерки по истории Тамбовского края. Тамбов,

17 В конце XVII века однодворцы новая волна в освоении Тамбовского и Воронежского края; воины, выдворенные из столицы, пассионарии. Категория сформировалась в начале XVIII в. В это время Ростоши боевая пограничная застава, где жизнь неспокойна и полна сюрпризов: воины-пограничники всегда первыми принимали на себя удар. Ростошинские «боярские дети» люди, имеющие привычку к постоянному чувству опасности. В конце XVII нач. XVIII вв. Ростоши это фронт, боевые солдаты и старшины, их семьи. Тамбовщина южный рубеж России, край христианской земли. Поселение могло-было образоваться по приказу, но приказ этот не известен. Поселение могло-было возникнуть и самовольно, нельзя исключать и такую возможность, принимая во внимание неспокойные для княжеских дружинников-стрельцов времена, но только оппозиционным и раскольничьим оно не было. «Прихожанами Козмодемьянского храма на первыхъ порахъ были только те однодворцы, съ поселениемъ которыхъ возникло село» 1. Однодворцы потомки служилых людей «по прибору» (несших дозорную и сторожевую службу на южной границе в XVII XVIII вв.), которым не было присвоено дворянство, фактически занимали промежуточное положение между дворянами и крестьянами. «А сколько званий переменно было нынешнему государственному крестьянину?! Однодворецъ, казенный поселянинъ, казенный крестьянинъ, свободный хлебопашецъ, экономический крестьянинъ, государственный крестьянинъ, кантонистъ, ратникъ, ополченецъ» 2. Данная категория крестьян была распространена на бывших приграничных землях, в нынешних Рязанской, Тульской, Орловской и Пензенской областях, в центрально-черноземных областях России Воронежской, Курской, Липецкой, Тамбовской. Однодворцы платили подушную подать и четырёхгривенный оброк. Общие земли распределялись по подворному, а не подушному принципу. Землю они традиционно могли продавать только друг другу. До 1840 года однодворцы могли владеть и крепостными людьми, но фактически лишь единицы пользовались этим правом (в 1830-е годы насчитывалось более миллиона однодворцев, а крестьян у них 11 тысяч); с крестьянами они жили одним двором. Крестьяне однодворцев несли те же повинности, что и их владельцы. В 1866 году эта сословная группа была упразднена 3. Пассионарии (фр. рassion страсть) в пассионарной теории этногенеза люди, обладающие врожденной способностью абсорбировать из внешней среды энергии больше, чем это требуется только для личного и видового самосохранения, и выдавать эту энергию в виде целенаправленной работы по видоизменению окружающей их среды. Термин введен Л.Н. Гумилевым. 1 О. Василий (Разумов). Указ. соч. 2 О. Василий (Разумов). Указ. соч. 3 Белявский М. Т. Крестьянский вопрос в России накануне восстания Е.И. Пугачева. М.,

18 «Все прихожане с. Ростошей по своему происхождению великорусского племени, по настоящему званию государственные крестьяне, по занятиям земледельцы, по оседлости коренные жители; по вероисповеданию православные» («Очерки» о. В. Разумова). Представить себе собрание христиан благодаря опыту, приобретенному в братстве святителя Тихона Задонского, было делом не сложным: Псалом 1 Блажен мужъ, иже не иде на советъ нечестивыхъ и на пути грешныхъ не ста, и на седалище губителей не седе: но въ законе Господни воля его, и въ законе Его поучится день и нощь Псалом 33 Благословлю Господа на всякое время, Выну хвала Его во устех моих. О Господе похвалится душа моя: Да услышат кротцыи, и возвеселятся. Возвеличите Господа со мною, И вознесем имя Его вкупе; Приступите к Нему и просветитеся, и лица ваша не постыдятся. Сей нищий воззва, и Господь услыша и, и от всех скорбей его спасе и. Ополчится Ангел Господень окрест боящихся Его и избавит их. Вкусите и видите, яко благ Господь. Блажен муж, иже уповает Нань. Бойтеся Господа вси святии Его, яко несть лишения боящимся Его. Богатии обнищаша и взалкаша, взыскающии же Господа не лишатся всякаго блага. И многое другое, тому подобное Когда общество выбирает себе символ оно старается в этом символе выразить свою сущность, чаще всего неосознанно, ориентируясь на чувства, состояние души. В филологическом смысле человек то, что он выражает словами вовне: «Когда я говорю, значит, выражаю то, что внутри меня. Стало быть, дар слова, или языкъ, в субъективном смысле есть выражение внутреннего мира, изображение и выражение того, что происходит в человеке. Кто действует, тот в то же время выражает свой внутренний мир. Он стремится осуществить своею волею намерение... Мы не только хотим узнать, что есть, но хотим узнать, что должно быть, и почему именно так, а не иначе» 1. 1 Желтов И.М. Система языкознания по Гейзе [ученик школ Гегеля и Боппа] // Филологические записки. Воронеж,

19 Что же старались выразить первые ростошинские поселенцы, обсуждая «этимологические ориентиры» на одном из первых своих советов в православной общине? Или, другими словами, что выражало то, что они выбрали? В развитии названий ростошинских храмов прослеживается воинская, рыцарская логика: 1) первый храм посвящен св. безср. Косме и Дамиану, как небесным защитникам, целителям и покровителям ратников-земледельцев; 2) второй честнейшей небесных воинств Деве Пречистой Богородице и её Рождеству (так доблестный идальго-язычник дон Кихот Ламанческий посвящал свои подвиги Дульсинее Тобосской); 3) третий Господу в Троице: ради Отца, Сына и Святого Духа принял св. Дамиан в дар за лечение три яйца... Коsма и Дамiан как тамплиеровская двоица два суть един рыцарь, скачущий на одном коне: всадника два Духъ единъ. Братья, безсребреники, покровители пахарей и ратников как нельзя лучше выражают стрелецкую душу и воплощают собой сущность коллективных воззрений ростошинских первопоселенцев на свое положение. С этим, на наш взгляд, связаны и выбор, и почитание их праздника престольным, и устроение приделов в честь Святых Божьих в новых ростошинских храмах: каменном Рождества Пр. Богородицы и деревянном Троицком. Выбор впоследствии праздника Рождества честнейшей небесных воинств Девы Пречистой Пресвятой Пребогословенной Богородицы для престола главного храма села и образа Троицы для второго храма легче всего объяснить и промыслом Божьим, и ростом ростошинского богословского уровня, и историческими изменениями, осуществившимися в Российском государстве к концу XVIII в. Косма и Дамiан (итал. Cosimo (Cosma) e Damiano, серб. Козма и Дамјан, в русском просторечии известные как Кузьма и Демьян) братья, святые-безсребреники, врачеватели и чудотворцы, по церковной традиции, предположительно жившие во второй половине III начале IV вв. В народной традиции ратники-змееборцы, кузнецы и пахари. Об особенном почитании святых безсребреников в России в первой половине II тысячелетия от Р.Х. свидетельствует Новгородская икона XIV века святого Николы (см. стр. 20), на которой Мирликийский Чудотворец представлен вместе с Христом Спасителем и Богородицей, вручающими ему епископские инсигнии, а также со св. Коsмой и Дамiаном 1. Примеров, когда вновь выстроенный храм становится главным, немало. В 2009 году мы стали свидетелями того, как на вечерней службе в горячо любимом воронежскими прихожанами кафедральном Покровском соборе 1-го ноября было объявлено об открытии с Казанской постоянного богослужения в верхней части нового Благовещенского собора. Один из священников в сердцах сказал: «Ну что, дождались?!», выразив для всех чувство радости за всю Церковь и за весь город и чувство невосполнимой грусти об уходящих временах. Праздник Благовещения стал в Воронеже престольным. 1 Сарабьянов В.Д., Смирнова Э.С. История древнерусской живописи. М.,

20 Память святых безсребреников Космы и Дамиана православная церковь совершает трижды, а дважды в год 1 ноября и 1 июля (по старому стилю) почитает их особыми службами. В месяцесловах к именам безсребреников прилагаются слова: в ноябре «иже от Асии», а в июле «в Риме мучившихся». Это прибавление наводит на вопрос: одни ли и те же безсребреники воспоминаются церковью или разные? В древних списках после описания их жизни иногда помещалось такое обращение к читателю: «Ведомо же буди всем, творящим памяти святых Космы и Дамиана, яко три суть версты (ровни, четы) святых, но теми же имены нарицаемы, и врачевскую хитрость умевающи, нареченныя безсребреники» 1. Особенно наглядное указание на их различие представляют наши древние подлинники, в которых после одежд так описывается наружный вид святых бессребреников. Бессребреники от 1 ноября «брадами оба средни равны, в правых руках держат перья, а в левых сосудцы открыты, на ногах сапоги вохра. Преподобная Феодотия матерь их аки Евдокея». Бессребреники от 1 июля: «Косма млад, аки Димитрий Селунский Дамиан млад, аки Георгий мученик, кудреват в правых руках держат кресты, а в левых сосудцы». Бессребреники от 17 октября «подобны Флору и Лавру». Указание на различие их можно видеть и в Четьях-Минеях святителя Димитрия Ростовского. Под 17-м днем октября там сказано: «Три суть двоицы св. безсребреников Космы и Дамиана, купно сими имены зовомы, врачевскую хитрость имущие. Едине быша сынове Феодотии жены благочестивыя, иже с миром усопша, и положени быша на месте Фереман (1 ноября). Друзии же хождаху в Риме, имуще учителя завистлива, ихже он лестию на гору возведе, аки собирати былие, и камением поби их (1 июля). Третии же сии, ихже почитается ныне память (17 октября), бяху от Аравитския страны, врачевское художество умеющии». Несмотря на фактические расхождения в текстах житий, по сути духовный облик святых оставался неизменным. 1 ru.wikipedia.org/wiki/косма и Дамиан (дата обращения: ). 20

21 Косма и Дамиан Аравийские Косма и Дамиан Аравийские были почти современники римским. Время их смерти с достоверностью неизвестно: считается, что они пострадали в конце III века, в царствование Диоклетиана и Максимиана. «Известны три двоицы святых бессребрениковврачей с именами Космы и Дамиана. Одни из них родились от отца язычника и матери Феодотии, благочестивой христианки; они мирно скончались и были положены на месте, называемом Фереман. Другие жили в Риме, и скончались от руки завистливого своего учителя, который обманом завел их на гору, как бы для собирания врачебных трав, и там побил их камнями. Третьи же, память которых ныне совершается, были уроженцами Аравийской страны. Уверовав во Христа, они стали безвозмездно врачевать бесчисленное множество больных, и не какой-либо травой или какими либо другими мироварными врачеваниями, как искусные врачи, но силою Христовою, ибо, проходя по городам и селениям, они проповедовали Христа и именем Его подавали всем болящим исцеления. Когда они прославились всюду своим учением и чудесами, то были взяты игемоном; сие происходило в царствование злочестивых царей Диоклитиана и Максимиана, гонителей и мучителей христианских. Будучи приведены в город Киликию, сии святые врачи Косма и Дамиан предстали пред игемоном Лисием. Он стал спрашивать их об их именах, отечестве и вере; после этого он стал принуждать их принести жертву идолам. Но так как святые не хотели исполнить сего и смело проповедовали Христа, то игемон сначала повелел бить их немилосердно и бесчеловечно, а затем связанных бросил в глубину морскую; но святые, силою Божиею, спаслись от потопления, ибо ангел Господень разрешил узы их и вывел здоровыми на сушу. Игемон, увидав сие, повелел привести их к себе и спросил: Скажите, каким волшебством вы спаслись из моря? Ибо и я хочу последовать вашему учению. Они отвечали: Мы, христиане, никаких волшебств не знаем и не нуждаемся в них: мы имеем силу Христову, которая избавляет нас от всякой беды и спасает всякого человека, призывающего Пресвятое Имя Христово. 21

22 После сего святые были отведены в темницу. На другой день их вывели оттуда, и мучитель повелел ввергнуть их в огонь, но они и в огне остались невредимы, ибо огонь потерял свою естественную силу, не прикоснулся к ним и не повредил им. Игемон, сильно удивившись сему, велел повесить святых врачей и немилосердно мучить их. Затем слуги, по повелению мучителя, стали бросать в святых камнями, чтобы убить их, но камни отскакивали от их тел, как от стены, и попадали в бросающих их и убивали их самих. После сего начали пускать в святых стрелы, но и стрелы, так же как и камни, не повредили тел их и ранили самих же стрелявших. Наконец, игемон, видя, что страдальцы непобедимы, осудил их на усечение мечом. И усечены были за Христа святые бессребреники Косма и Дамиан с другими тремя братьями Леонтием, Анфимом и Евтропием; все они погребены были вместе. Они не только при жизни, но и после смерти получили дар совершать многие чудеса, являясь болящим и подавая им исцеления. Молитвами их да получим и мы от Христа болезням нашим душевным и телесным исцеление. Аминь!» 1 Косма и Дамиан Асийские Время рождения и смерти точно не известно. Считается, что они жили не позднее IV века. «Святые Косма и Дамиан, братья по плоти, были родом из Аsии. Отец их был язычник, мать же, по имени Феодотия, христианка. Пребывая по смерти своего мужа во вдовстве и проводя время в усерднейшем служении Христу, она всю свою жизнь посвятила на то, чтобы благоугодить Богу. И была она, как та вдовица, которую восхваляет Апостол: «Истинная вдовица и одинокая надеется на Бога и пребывает в молениях и молитвах день и ночь» (1 Тим.5:5). Живя богоугодно сама, она научила тому же и возлюбленных детей своих, Косму и Дамиана, ибо воспитала их в добром наставлении вере христианской и в изучении Божественных Писаний и наставила их на всякую добродетель. Придя в совершенный возраст и утвердившись в непорочной жизни, по закону Господню, Косма и Дамиан были как бы два светильника на земле, сияющие добрыми делами. Они получили от Бога дар исцелений и подавали здравие душам и телам, врачуя всякие болезни, исцеляя всякий не- 1 Святитель Димитрий Ростовский, Четьи-Минеи. Страдания святых безсребреников Космы и Дамиана. 22

23 дуг и всякую язву среди людей и изгоняя злых духов. Они подавали помощь не только людям, но и скоту, и ни от кого ничего не брали за сие: ибо они делали все сие не ради прибытка, не для обогащения золотом и серебром, но ради Бога, желая через любовь к ближним выразить свою любовь к Нему. И не своей славы искали они этим врачевством среди людей, но славы Божией, и исцеляли недуги для прославления имени Господа, даровавшего им такую силу врачевания. Они избавляли от болезней не столько травами, сколько именем Господним, без платы и награды, даром, во исполнение Христовой заповеди: «даром получили, даром давайте» (Мф.10:8). Посему они и получили от верующих наименование безмездных врачей и бессребреников. Пройдя так добродетельно поприще своей жизни, они мирно и благочестно скончались. Они прославились многими чудесами не только в течение своей жизни, но и по смерти, и суть теплые предстатели и добрые целители наших болезней, душевных и телесных. О нестяжательности их и безмездном врачевании есть такое сказание. Некоторая женщина, по имени Палладия, в течение многих лет лежала на одре болезни и не получала никакой помощи от различных врачей. Услыхав о святых Косме и Дамиане, что они исцеляют всякие болезни, она послала к ним с просьбою, чтобы они посетили ее пред смертию. Святые, вняв сей просьбе, пошли в дом ее, и тотчас эта женщина, по вере своей, получила исцеление чрез пришествие к ней святых врачей и встала здоровою, славя Бога за дарование Своим рабам таковой благодати исцелений. Из благодарности к своим врачам за сие благодеяние, она хотела сделать им подарок. Но они не брали ничего, никогда и ни от кого, ибо не продавали благодати, которую имели от Бога. Женщина вознамерилась умолить, по крайней мере, одного из них, чтобы принял от нее самый малый дар; взяв три яйца, она пришла тайно к святому Дамиану и заклинала его Богом, чтобы он взял от нее эти три яйца во имя Святой Троицы. Дамиан, слыша имя Триединого Бога, взял от женщины этот малый дар, ради той великой клятвы, которою она закляла его. Святой Косма, узнав потом об этом, очень опечалился и пред своею кончиною сделал завещание, чтобы не погребали Дамиана возле него, ибо он нарушил заповедь Господню и принял от женщины награду за исцеление. Святой Косма почил о Господе, а с течением времени пришел час кончины и Дамиана, и он преставился от временной жизни к вечной. Люди были в затруднении где погребать Дамиана, ибо знали о завещании святого Космы и не смели положить возле него брата его. В то время как они недоумевали, внезапно пришел верблюд, который был прежде бесноватым и получил исцеление от святых. Он проговорил человеческим голосом, чтобы не сомневались положить Дамиана близ Космы, так как он взял от женщины три яйца не ради награды, но ради имени Божия. 23

24 Таким образом, честные мощи их были положены вместе, в так называемом Феремане. Однажды, во времена жатвы, один из жителей тех мест вышел жать на ниву свою. Изнемогши от солнечного зноя и намереваясь отдохнуть, он пошел под дуб, лег и крепко уснул. Во время сна ему чрез открытый рот вползла змея. Пробудившись, земледелец сразу не почувствовал никакой боли, так что снова принялся за работу на своей ниве. С наступлением же вечера, когда земледелец пришел домой и после ужина лег на постель, то почувствовал страшную боль от того, что змея начала терзать его внутренности. Больной, не вынося страданий, стал кричать, чем пробудил от сна всех домашних. Последние, подойдя к больному и видя его страшные мучения, ничем, однако, не могли помочь; они даже не могли понять, что это была за болезнь. Тогда больной, не получив никакой помощи от окружавших, прибег к скорым помощникам Косме и Дамиану и воскликнул: «святые врачи, Косма и Дамиан, помогите мне!» Святые тотчас поспешили съ своею помощью: больной крепко заснул, и во время сна изо рта выползла змея. Видавшие сие чудо ужаснулись и прославили святых угодников. Когда змея выползла, муж тот тотчас пробудился и, с помощью святых бессребреников, выздоровел совершенно. Был в том месте другой муж, по имени Малх. Он жил близ храма святых врачей, Космы и Дамиана, в Феремане. Намереваясь отправиться в далекий путь, он повел свою жену к храму и сказал ей: Вот я ухожу в далекий путь, тебя же вручаю под защиту Косме и Дамиану: оставайся дома, пока не пришлю тебе условленный знак о себе, который ты признаешь за мой. И если Бог восхощет, то пришлю тебе этот знак и возьму тебя к себе. Поручив таким образом жену свою святым, Малх отправился в путь. По прошествии нескольких дней, диавол принял образ некоторого знакомого человека и, придя к жене Малха, показал ей тот знак, на который указывал ей муж, говоря: «пришлю тебе знак и возьму тебя к себе». Показывая ей сей знак, диавол велел идти за ним к мужу. Меня, сказал он, прислал твой муж за тобою, чтобы привести тебя к нему. Женщина сказала: Знак этот я знаю, но идти не хочу, ибо я поручена святым бессребреникам Косме и Дамиану; и если хочешь, чтобы я пошла с тобой к мужу, то пойдем со мною ко храму святых, возьмись за край алтаря и поклянись мне, что не причинишь мне на пути никакого зла. Диавол дал такое обещание и, подойдя с нею к храму, взялся за край алтаря и клялся, говоря: Клянусь силами Космы и Дамиана, не причиню дорогою тебе зла, но приведу тебя к мужу твоему. Женщина, услышав клятву, поверила лживому бесу, бывшему в образе знакомого человека, и пошла за ним в путь. Обольститель же, взяв ее, 24

25 завел в место пустое и непроходимое и хотел оскорбить ее там и убить. Она, видя себя в крайнем бедствии, возвела очи к небу и возопила из глубины сердца к Богу, говоря: Боже, по молитвам святых твоих Космы и Дамиана, помоги мне и поспеши избавить меня из рук сего убийцы! И тотчас явились скорые помощники, святые бессребреники Косма и Дамиан. Диавол, увидев их, оставил женщину и бежал; поднявшись на высокий берег, он низринулся в пропасть и исчез, а святые, взяв женщину, привели в дом ее. Женщина, кланяясь им, говорила: Благодарю вас, господа мои, что избавили меня от горькой погибели. Умоляю вас, скажите мне, кто вы, чтобы мне знать, кому воздавать благодарность до конца жизни моей. Они сказали: Мы рабы Христовы, Косма и Дамиан, которым поручил тебя твой муж пред отправлением в путь *, потому мы и поспешили к тебе на помощь и избавили тебя, по благодати Божией, от диавола. Слыша это, женщина упала на землю от страха и радости, святые же стали невидимы. И восклицала женщина, восхваляя и благодаря Бога и святых рабов Его, Косму и Дамиана. Придя в храм, она припадала со слезами к иконе святых и рассказала всем о том, что было, как Господь явил к ней милость по молитвам Своих угодников. Молилась же она такими словами: Боже отцов наших, Авраама, Исаака, Иакова и семени их праведного! Ты угасил огненную печь для трех отроков, Ты помог рабе Твоей Фекле на позорище; благодарю Тебя, что избавил и меня грешную от диавольской сети чрез угодивших Тебе Косму и Дамиана. Покланяюсь Тебе, творящему дивные и преславные чудеса, и славлю Тебя, Отца, Сына и Святого Духа, во веки. Аминь» 1. Величание святых безсребреников Космы и Дамiана Величаем, величаем вас, чудотворцы славнии, Космо и Дамиане, и чтим святую память вашу, наставницы заблуждшим, исцелители болящим и собеседницы Ангелом. * Так, отправляясь на сторожевую вышку к Глазатову кусту, поручали безсребреникам Косме и Дамiану своих жен и детей ростошинские сторожевые воины, жилища которых были расположены вокруг храма святым Божиим в укромном местечке, в заросшей лесом низине. 1 Святитель Димитрий Ростовский, Четьи-Минеи. 25

26 Косма и Дамиан, пострадавшие в Риме Косма и Дамиан братья родом из Рима, врачи по профессии, приняли мученическую кончину в Риме при императоре Карине ( ). «После плотского прославления на земле Владыки Христа Бога нашего повсюду стали известными, как весьма удивительное дело, подвиги святых Христовых мучеников; ибо в них проявилась сила Спасителева; для всех было изумительным высказанное святыми мужественное сопротивление мучителям своим и непобедимое терпение. К числу таковых мучеников принадлежали и сии, родившиеся в древнем Риме от одного отца и матери и воспитанные в правилах христианского благочестия, братья по плоти святые страстотерпцы Косма и Дамиан, о которых предстоит наше слово. Научившись врачебному искусству, сии святые братья успешно исцеляли всякие болезни, и им содействовала во всем благодать Самого Бога. На каких бы больных людей или скотов ни возлагали они свои руки, те немедленно становились совершенно здоровыми. Сии искусные целители ни от кого не брали вознаграждения за исцеления, за что и были прозваны «безмездными врачами». Только одной самой драгоценной награды требовали они от исцеляемых веры во Христа. И действительно, не только в самом Риме, но и в окрестных городах и селениях, которые они обходили, исцеляя недужных, они многих обращали ко Христу. Помимо благодати исцеления, они благодетельствовали людям и щедрым подаянием. У них было большое, собранное предками и перешедшее к ним от родителей имущество, которое они продавали, раздавали нищим и нуждающимся; они питали алчущих, одевали нагих; одним словом, они оказывали милосердие всем бедным и неимущим. Когда они исцеляли больных, то обычно они говорили им так: Мы только возлагаем на вас руки и ничего не можем сделать нашею собственною силою, всё же совершает всемогущая сила Единого истинного Бога и Господа Иисуса Христа; если вы уверуете в Него и не усомнитесь, то немедленно сделаетесь здоровыми. И действительно, те, веруя, получали выздоровление. Таким образом ежедневно многие, отвращаясь от идолопоклоннического нечестия, присоединялись ко Христу. Жилище сих святых врачей находилось в одном римском селении (где было имение их родителей). Имея здесь свое местопребывание, они просвещали святою верою все окрестности. 26

27 Между тем диавол, завидуя такой, просиявшей добродетелями, жизни святых, возбудил некоторых своих прислужников отправиться к царю и оклеветать пред ним неповинных. В это время в Риме царствовал Карин. Сей последний, послушавши клеветников, немедленно послал воинов в то селение, в котором проживали святые, с приказанием схватить безмездных врачей Косму и Дамиана и привести их к нему для допроса. Когда воины царские дошли до селения, в котором жили святые, и стали расспрашивать здесь о Косме и Дамиане, то верующие собрались к святым и умоляли их укрыться куда-нибудь на короткое время, пока минует их гнев царский. Но святые не только не послушались этого совета, но, наоборот, намеревались самовольно выйти к отыскивавшим их воинам, желая с радостью пострадать за имя Христово. Когда же к ним собрались многие верующие и слезными мольбами увещевали их сохранить свою жизнь не ради себя, но ради спасения других, то святые, хотя и против воли, повиновались им. Тогда верующие, взявши святых, сокрыли их в некоей пещере. Между тем воины, тщательно отыскивая всюду святых и не находя их, от гнева и досады схватили некоторых благочестивых мужей из того селения, возложили на них оковы и повели их в Рим. Узнав о сем, святые Косма и Дамиан немедленно вышли из пещеры и с поспешностью побежали по следам воинов; нагнавши последних на дороге, они сказали им: Отпустите невинных, а нас возьмите, ибо мы те самые, которых вам приказано взять. Таким образом воины, отпустивши тех мужей, возложили оковы на святых Косму и Дамиана и повели их в Рим. Здесь святые были заключены в оковах в темницу, в которой находились до утра. С наступлением утра царь воссел пред народом на обычном судилище, которое находилось на месте, отведенном для зрелищ; приказав представить пред собою святых узников Косму и Дамиана, царь громко сказал им: Это вы противоборствуете богам отцов наших и какою-то волшебною хитростью безмездно исцеляете болезни у людей и скотов, соблазняя простых людей отступать от отеческих богов и законов? Но хотя теперь, оставьте свое заблуждение и послушайтесь моего доброго совета; приступите, принесите жертву богам, которые до сего времени долго терпели вас. Боги, будучи обижены вами, не воздали вам злом за зло, хотя и могли воздать, но терпеливо ожидали вашего обращения к ним. Святые же угодники Христовы как бы едиными устами отвечали царю так: Мы не соблазнили ни одного человека; мы не знаем никакой волшебной хитрости, никому не причинили никакого зла, но излечиваем болезни силою Спасителя и Господа нашего Иисуса Христа, как заповедал Он, говоря: «Больных исцеляйте, прокаженных очищайте» (Мф.10:8). Делаем же мы сие безмездно, потому что так завещал Спаси- 27

28 тель, Который сказал: «Даром получили, даром давайте» (Мф.10:8). Ведь мы требуем не имений, но ищем спасения душ человеческих и служим нищим и немощным как Самому Христу, ибо Он присваивает Себе те попечения, которые совершаются ради первых, вещая к благодетелям: «Ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне» (Мф.25:35-36). Сии заповеди Его мы стараемся исполнять, надеясь получить от Него награду в бесконечной жизни небесного Царствия. Покланяться же признаваемым тобою богам мы никогда не согласимся. Покланяйся им ты и те, кто согласен с тобою! Мы же хорошо знаем, что они не боги. Если же ты, царь, желаешь, то мы предложим тебе добрый совет, дабы ты познал Единого истинного Бога, Творца всех, «ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» (Мф.5:45), для наших потребностей во славу Своего превеликого имени: отступивши от бесчувственных и бездушных идолов служи Ему! Император Карин отвечал на сие святым так: Я не витийствовать призвал вас, но принести жертву богам. Мы приносим, отвечали святые, бескровную жертву души наши Единому нашему Богу, избавившему нас от сети диавола и давшему Своего Единородного Сына за спасение всего мира. Сей наш Бог не созданный, но Создатель всех, а твои боги суть измышления человеческие и дела рук ремесленников и, если бы не существовало среди людей ремесла, производящего вам богов, вы не имели бы кому покланяться! Не раздражайте вечных богов, сказал Карин, но лучше принесите жертвы и поклонитесь им, если не хотите подвергнуться уже приготовленным для вас мукам. Да будешь посрамлен ты, Карин, с твоими богами, сказали, исполнившись Святого Духа рабы Христовы. Так как ум твой отвращается от всегда сущего и во веки живущего Бога и обращается к бесчувственным и никогда не существовавшим идолам, то пусть для твоего посрамления и для того, чтобы ты своим собственным опытом понял, что Бог наш всемогущ, пусть изменится лице твое на твоем теле и свернется с своего места! В то время как святые произносили сии слова, внезапно переменилось лицо у Карина и свернулась шея его, таким образом, что лице его очутилось на его плечах и он не мог повернуть своей шеи, да и помочь ему никто не мог. Таким образом он сидел на троне с искривленною шеею и лицом. Между тем, смотревший на сие народ громогласно взывал: Велик Бог христианский, и нет другого Бога кроме Него! В то время многие уверовали во Христа и умоляли святых врачей исцелить царя. Последний и сам умолял их о том же, говоря: 28

29 Ныне я поистине знаю, что вы рабы Бога истинного. Итак, я умоляю вас, так как вы уврачевали уже многих, то исцелите и меня, дабы и я уверовал, что нет другого Бога, кроме проповедуемого вами, сотворившего небо и землю. Если ты, сказали ему на сие святые, познаешь даровавшего тебе жизнь и царство Бога и уверуешь в Него всем сердцем своим, то Он исцелит тебя. Я верую в Тебя, громогласно произнес царь, Господи Иисусе Христе, истинный Боже, помилуй меня и не помяни моего первого неведения! В то время как царь произносил сии слова, выпрямилась шея его, лицо стало на свое место, как было сначала, и он, вставши с своего места, возвел очи свои на небо и, воздевши руки, воздал вместе со всем народом благодарение Богу, сказав так: Благословен Ты, Христе, истинный Боже, приведший меня посредством сих святых рабов Твоих от тьмы к свету. Получивши таким образом исцеление, царь почтил дарами святых рабов Косму и Дамиана и отпустил их с миром. Выйдя из Рима, святые направились в свое селение. Жители как сего селения, так и окрестных селений, услыхавши обо всем, что сделано было в Риме святыми, вышли навстречу угодникам Божиим и приняли их с радостью, веселясь и прославляя Владыку Христа. Святые, между тем, по своему обыкновению снова обходили окрестные города и селения, исцеляя недуги и просвещая всех святою верою, а затем снова возвращались в свое селение. Ненавистник же рода человеческого диавол, не успев повредить святым своими первыми кознями и не возмогши истребить их из числа живых людей, придумал другое средство. В той стране был один весьма известный врач, у которого первоначально учились врачебному искусству и сии святые Косма и Дамиан. Его-то и научил враг рода человеческого, не терпевший славы угодников Божиих, позавидовать святым. Призвавши с лестью к себе святых, он повлек их как бы с целью собирания врачебных растений, на гору, затаив между прочим в своем сердце Каинову мысль. Заведя далеко святых, он устроил так, чтобы каждый собирал растения отдельно. Затем, напавши сначала на одного, побил его камнями, а потом таким же образом погубил и другого; после всего, взяв тела святых, он сокрыл их при находившемся там колодце. Таким образом святые страстотерпцы Христовы безмездные врачи Косма и Дамиан восприняли кончину жизни своей и сподобились мученических венцов от Христа Господа Спаса нашего, Которому воссылается честь и слава со Отцом и Святым Духом ныне и в бесконечные веки. Аминь» 1. 1 Святитель Димитрий Ростовский, Четьи-Минеи. 29

30 Таким образом, Православная церковь полагает, что прославляемые в различные дни бессребреники Косма и Дамиан не одни и те же лица, а совершенно различные, и притом одни из них (1 ноября) скончались мирно, другие (1 июля и 17 октября) мученически. Церковные службы, составленные в их честь, за исключением некоторых песнопений, также совершенно разные. Служба 1 ноября более торжественная. Тропарь * святым безсребреникам Косме и Дамiану: Святии безсребреницы и чудотворцы, Космо и Дамiане,/ посетите немощи наша:// туне приясте, туне дадите нам. Кондак ** святым безсребреникам Косме и Дамiану: Благодать приимше исцелений,/ простираете здравие сущим в нуждах,/ врачеве, чудотворцы преславнии,/ но вашим посещением ратников дерзости низложите,// мир исцеляюще чудесы. «За неделю до 1 ноября ростошинское духовенство обеихъ церквей обходитъ дома своихъ прихожанъ съ крестомъ и служением краткихъ молебновъ и въ самый день 1 ноября совершаетъ соборное богослужение.< > Къ этому дню у прихожанъ обычно приурочивается совершение браковъ» 1. 1 ноября (14 ноября) по народному календарю: День Космы и Дамiана; День Кузьмы; Кузьминки; Кузьма-Демьян Рукомесленники; Кузьма-Демьян Зимний; Кузьма и Демьян Курятники; Курячий праздник; Курица-именинница; Куриные именины; Праздник ремесленников и курятников; Праздник кузнецов; Первый зимний праздник; Проводы осени; Вторая встреча зимы (первая 14 октября); Первые морозы; Кузьминки встреча зимы; Девичий праздник. Вот так много названий у одного дня, посвященного св. безсребр. Коsме и Дамiану. К святым Косме и Дамиану относились с особым почтением во всех восточнославянских землях. На Руси им посвящались монастыри и храмы. Так, во всех городах, возникших до XVII века, были построены церкви во имя Космы и Дамиана. В одном Великом Новгороде с XII по XVI вв. существовало пять таких церквей. Строились космодемьянские монастыри и церкви и в других городах Москве, Твери, Холме, Владимире, Муроме, Суздале, Нижнем Новгороде, Пскове, Воронеже и т.д. На иконах Косма и Дамиан изображались с коробочками-аптечками в * (поздн. греч. Τροπάριον) в православной Церкви краткое молитвенное песнопение, в котором раскрывается сущность праздника или прославляется священное лицо. ** (греч. κοντάκιον) краткая пѣснь во славу Спасителя, Богородицы или святого (В.Даль). 1 О. Василий (Разумов). Указ. соч. 30

31 руках, говорившими об их врачебном искусстве. Помещались изображения Космы и Дамиана и на полях икон, посвященных Богоматери и другим святым. Иконы с ликами Космы и Дамиана входили в деисусный чин и в двухрядницы, хранились во многих крестьянских домах. В Москве, ютившей стрельцов в конце XVII века, Косма и Дамиан особенно почитаемы. Немного найдется других святых, которым было бы посвящено в столице такое количество храмов, как Коsме и Дамiану. Москва. Церковь Космы и Дамиана Асийских, что в Старых Кузнецах. Москва. Церковь Космы и Дамиана в Космодемьянском. 31

32 Москва. Церковь Космы и Дамиана, что в Старых Панех. Москва. Церковь Космы и Дамиана, что в Садовниках. Москва. Церковь Космы и Дамиана Асийских, что в Кадашах 32

33 . Москва. Церковь Космы и Дамиана Асийских, что в Шубине. Москва. Церковь Космы и Дамиана Асийских на Маросейке. Христианские образы Космы и Дамиана органично и полно вошли в народное сознание, о чем говорит русская легенда «Чудо святых чудотворцев и бессребреников Козмы и Дамиана о братчине» *, возникшая в Великом Новгороде в XIV в. Легенда, созданная народом, не отдалила облик святых от их воплощения в житийном сказании и была включена Макарием в свои Минеи. Крестьяне наполнили церковные дни чествования святых Космы и Дамиана тем содержанием, которое проистекало от их повседневных нужд и времени определенных сельскохозяйственных работ, что не всегда соотносилось с житиями. По народным представлениям, Кузьму и Демьяна считали ремесленниками («рукомесленниками»), основным занятием которых было кузнечество. Божьими или святыми кузнецами называли их в народе, куз- * товарищество, складчина, общак, артель, братство с правом суда, которое удержалось за ней до конца XVII века. Во главе её стоял выборный староста, ведавший хозяйством братчины и наблюдавший за порядком. 33

34 нецами-бессребрениками, работавшими не за вознаграждение. Кузнечные мастера обращались к Кузьме и Демьяну, как к своим покровителям, и отмечали осенний день их памяти 1/14 ноября как праздник кузнецов, в который не принято работать. Такие представления были перенесены на святых Косму и Дамиана (слившихся в народном сознании в одно лицо и называемых зачастую Кузьма-Демьян) в связи с созвучием имени Кузьма со словами «кузня», «кузница», «кузнец», а также с «кузлом», народным названием, обозначающим ковку (новгородск., нижегородск., пермск.), молот или кузнечный горн; вместе с тем, от приходящихся на этот период зимних погодных явлений, дающих возможность народу представить Кузьму и Демьяна кузнецами Бога и Зимы, заковывающих землю и воду в ледяные оковы, создающих мороз и зимнюю стужу. Отсюда происходит и большинство пословиц и поговорок, относящихся к этому дню: «Кузьма-Демьян божий кузнец, дороги и реки кует»; «Невелика у Кузьмы-Демьяна кузница, а на всю святую Русь в ней ледяные цепи куются»; «Из Кузьмодемьяновой кузницы мороз с горна идет!»; «Козьма-Демьян с гвоздем, Никола с мостом». С этим днем связывались и другие зимние приметы: «Кузьминки от осени одни поминки»; «Кузьма и Демьян проводы осени, встреча зимы, первые морозы»; «Если Козьма и Демьян на голе, то и Введенье на голе» (пермск.); «Если на Козмодемьяна лист остается на дереве, то на другой год будет мороз». Через кузнечество Кузьма и Демьян связывались с огненной стихией, что соотносило их с культом Перуна, который представлялся народом в виде кузнеца, имевшего атрибутом петуха птицу, посвященную в его честь; а частично и с солнцем. Как кузнецы, Кузьма и Демьян встают в один ряд с Гефестом и Сварогом. Кузьму и Демьяна связывали с кузнечным ремеслом и народные легенды и сказки, которые повествуют о том, как они куют сохи и плуги и раздают их людям, а в некоторых сказаниях даже учат людей земледельческому труду. В загадках кованую железную цепь называют Кузьмою «Узловат Кузьма, развязать нельзя». А по северному поверью, цепи, скованные божьими кузнецами Кузьмою и Демьяном, Михаил-архангел налагает на дьявола. Известны поверья о Кузьме-Демьяне как двух кузнецах, выковывающих звезды и луну на небе. Кроме того, произведения восточнославянского фольклора создают из святых Космы и Дамиана образ кузнецов-змееборцев, борющихся с нечистой силой Змием. Так, в белорусской сказке «Иван Попялов» кузнецы Кузьма и Демьян, спрятав победителя змея у себя в кузнице от змеихи, защемляют ее язык раскаленными щипцами и убивают молотами (молниями), а в южнорусских и украинских сказаниях кузнецы Кузьма и Демьян (вар. Борис и Глеб), поймав змея, истреблявшего людей и собиравшего человеческую дань, запрягают его в первый выкованный ими плуг и пашут на нем землю от моря и до моря. 34

35 Святые кузнецы Кузьма и Демьян наделялись в народных представлениях постоянным атрибутом молотом, и, кроме изготовления ледяных цепей для земли, выковывали свадьбы (отсюда «Кузьма-Демьян свадебный кузнец»), свадебные венцы и брачные узы (цепи), становясь, таким образом, покровителями брака, семьи и домашнего очага: О святый Кузьма-Демьян, Приходи на свадьбу к нам! Съ своим святым кузлом (молотом), И скуй ты нам свадебку Крепко, крепко-накрепко. Причем иногда Кузьма и Демьян воспринимались здесь как одно лицо женского пола. Так, в свадебной песне к ним обращались: «Матушка, Кузьма-Демьян! Скуй нам свадьбу Крепко-накрепко, До седой головушки, До долгой бородушки! (Чичеров В.И. 1957). Или: «Ты и скуй нам, Кузьма-Демьян, свадебку! Чтобы крепко-накрепко, Чтобы вечно-навечно, Чтобы солнцем не рассушивало, Чтобы дождем не размачивало, Чтобы ветром не раскидывало, Чтобы люди не рассказывали!» (Русский фольклор. 1986). Иногда Кузьма и Демьян олицетворялись с самой свадьбой: «И матушка посаженая Благословите все от старого до малого Кузьму-Демьяна сыграть». (Чичеров В.И. 1957). Во время свадебного обряда подружка или крестная мать обращались к святым покровителям свадьбы: «Кузьма-Демьян, скуй нам свадьбу до белой головы до седой бороды» или «Кузьма-Демьян, приди к нам на помощь! Сыграй нам свадьбу крепкую, нескучную, неразлучную!» (Макашина Т.С. 1994). Кузьма и Демьян считались покровителями не только мужского ремесла (кузнечества), но и различных женских работ, недаром эти святые особо почитались женщинами и девушками, которые обращались к ним 35

36 с просьбами о помощи: в летнее время, когда начинали жатву: «Кузьма и Демьян, идите с нами жать» (Чичеров В.И. 1957); в осеннее, собираясь прясть зимнюю пряжу (с ноябрьского дня Кузьмы и Демьяна начинались женские зимние работы пряденье, тканье), чтобы не отстать от тех, кто начал работу раньше, говорили: «Батюшка Кузьма-Демьян! Сравняй меня позднюю с ранними» (Некрылова А.Ф. 1991). Девушек, достигших определенного возраста («вошедших в возраст»), в день Козьмы и Демьяна учили молиться: «Научи меня, Господи, и прясть, и ткать, и узоры брать» (ярославск.; Ушаков Д.Н. 1904). В Саратовской губ. в день Кузьмы и Демьяна женщины к концу обедни приносили в церковь мотки ниток и, прикладываясь к кресту, складывали их на амвон в пользу священника; таким образом, отмечались начавшиеся запрядки (изготовление новой пряжи). Ко дню Кузьмы и Демьяна принято было выполнять «обетные» работы. Женщины продавали изготовленные их руками изделия, а полученные деньги использовали для покупки свеч к иконам и для раздачи нищим и странникам (тульск.). Кузьму и Демьяна называли мастеровыми, любившими работать, и женщины взывали к их покровительству, принимаясь за разные дела в течение всего года: «Кузма-Демьян, матушка Богородица, помогите мне работать!» (рязанск.; Селиванов В.В. 1887). Но не только с работой связан для женщин и девушек день памяти Кузьмы и Демьяна; по всей России 1 ноября относится к числу девичьих праздников (Кузьминки), в отличие от летнего дня чествования этих святых 1 июля, отмечаемого женщинами (Летние Кузьминки). Ритуальные блюда на Кузьминках, приготовленные из курицы, соотносятся с народным представлением о Кузьме и Демьяне как о «куриных /курьих/ богах», охраняющих кур, «курятниках». Поэтому день 1 ноября зачастую называли «Курячьи именины», «Куриный праздник». Обычай «Куриных именин» справлялся на Руси издавна. В Москве, в Толмачевском переулке, за Москвою-рекою женщины собирались с курами около церкви Космы и Дамиана. После обедни пожилые женщины служили молебны. Богатые люди рассылали кур родным в виде подарков. В деревнях и селах женщины приходили с курами на боярский двор и «с челобитьем» подносили их своей боярыне на «красное житье». Боярыни одаривали крестьянок лентами на «убрусник» (платок, полотенце). «Челобитных кур» почитали: кормили овсом и ячменем и никогда не убивали. Приносимые этими курами яйца считались целебными: ими кормили больных, страдающих желчной болезнью. В деревнях этот день ознаменовывался служением молебнов в курятниках или около них, окроплением домашней птицы святой водой (воронежск., пензенск.) («На Кузьму-Демьяна курица именинница, и ей Кузьме-Демьяну помолиться надо»), приношением в церковь («под свято») кур и цыплят («Курьи именины»). 36

37 Кроме того, в этот день резали кур («На Кузьму-Демьяна куриная смерть»; «Кузьма-Демьян да Жены-мироносицы неси попу цыпленка»; «На Козмодемьяна курицу на стол» (тамбовск.) таким образом приносили жертву Кузьме и Демьяну покровителям кур, способствующих тому, что в течение всего года в крестьянском хозяйстве будет нестись птица. Обещали принести подобную жертву еще весной, когда собирали по деревне яйца, по два от хозяйки («пожалуйте мне курочку да кочетка!»), клали их обязательно за пазуху. Собрав штук двадцать пять, возвращались домой; после заката солнца яйца складывали в шапку, садились на лавку и, держа шапку перед собой, молились Богу и приговаривали: «Матушка Кузьма-Демьян, зароди цыпляток к осени; курочку да петушка тебе зарежем!» (Селиванов В.В. 1887). После этого яйца клали в гнездо, устроенное в кошелке, и сажали курицу (рязанск.) А осенью, в день Кузьмы и Демьяна, выполняли данное обещание. Так, резали и жарили курицу и петуха либо двух петухов (обычай носил название «кур молить»); съедали их; после чего надламывали или провертывали дыры у них на «кобылках» (грудных птичьих костях), бросали в курятник и верили, что на следующий год все молодые куры будут с кривыми или дырявыми «кобылками» (воронежск.; тамбовск.) В Курской губ. крестьяне забивали трех куренков и ели их утром, в обед и вечером, «чтобы птица водилась». Праздничная трапеза сопровождалась специальной молитвой: «Кузьма-Демьян сребреница! Зароди, Господи, чтобы писклятки водились» (Максимов С.В. 1994). Во время еды не разрешалось ломать кости, чтобы цыплята не рождались уродливыми. Воспринимались Кузьма и Демьян как покровители скота (об этом упоминал еще Аввакум: «Кузьма и Дамиян человеком и скотом благодействовали и целили о Христе. Богу вся надобно: и скотинка, и птичка во славу его, пречистаго владыки, его же и человека ради» (Житие протопопа Аввакума. 1988). К Кузьме и Демьяну обращались и пастухи с просьбой сохранить скот. Поэтому в их день прикармливали дворового («лихого»), следящего за домашним скотом. Покровительствовали Кузьма и Демьян и полевым работам. Так, при засеве к святым обращались: «Кузьма-Демьян матушка, полевая заступница, иди к нам, помоги нам работать!» (Максимов С.В. 1994), а перед посевом льна устраивалась служба, посвященная Кузьме и Демьяну (ярославск.) Ко дню Кузьмы и Демьяна приурочивались домолотки; в деревнях в основном заканчивалась молотьба и принято было варить кашу. Предание рассказывает, что Кузьма и Демьян были простыми работниками, которые охотнее всего нанимались молотить, но при этом никогда не требовали платы; просили только, чтобы хозяева вволю кормили их кашей (вологодск.) Поэтому святых Косму и Дамиана часто называли «кашниками», а «домолотная каша» являлась обязательным блюдом для 37

38 молотильщиков, которую они требовали от хозяев при окончании работы. Домолачивая последний овин, говорили: «Хозяину ворошок, а нам каши горшок»; а садясь за трапезу, приглашали и святых угодников: «Кузьма-Демьян, приходи к нам кашу хлебать» (Максимов С.В. 1994). Кроме того, в этот день хозяин на гумне после заговора, обращенного к овину, говорил: «Кузьма-Демьян, батюшка ремесленный, пошли, Господи, счастья и талантов, для всех доброе здравие, для всех братцев, сестриц и для всей нищей братии» (московск.; Зернова А.Б. 1932). С днем осеннего Кузьмы и Демьяна связана народная традиция начинать обучение детей грамоте, отчего, по-видимому, и происходит обычай молиться св. угодникам «о прозрении разума к учению грамоте» (Ср. в азбуковнике XVII в.: «Есть обычай многим учащимся совершати молебная святым безсребреникам Косме и Дамиану» (Калинский И.П. 1877). И хотя жития святых Космы и Дамиана не дают оснований для такой молитвы, но в народе их почитали и с этой целью. Так, в Москве в церкви св. Николая в Пыжах на Большой Ордынке в Благовещенском приделе есть икона св. Иоанна Предтечи с клеймом, изображающим св. Косму и Дамиана, и надписью о том, что им следует молиться «для просвещения и научения грамоте младенцев» (Макашина Т.С. 1994). Христианские сказания повествовали о Косме и Дамиане как о врачахбессребрениках. Так, в Четьях-Минеях говорится, что они «прияша от Бога дар исцелений и подаваху здравие душам же и телесам, врачующе всякия болезни и исцеляюще всяк недуг и всяку язю в людях» (Калинский И.П. 1877), что объясняет обращение крестьян к Кузьме и Демьяну с просьбами и молитвами вылечить людей или животных. По народным представлениям, Кузьма и Демьян покровители лекарей и знахарей, поэтому нередки обращения к ним в заговорах от различных болезней. Они могли помочь заговорить кровь или грыжу (в заговоре: «на том престоле Господне есть священномученик Христов Антипа, исцелитель зубной, и безсребреники Христовы Козьма и Дамиан. «Исцелите скорбь и болезнь зубную и грыжу белую» (Великорусские заклинания. 1994); спасти от трясовицы (в заговоре: «У Окиана моря стоит дерево карколист; на этом дереве карколисте висят Козьма и Демьян, Лука и Павел, великие помощники» или исцелить от зубной боли (в заговоре: «Батюшка Козьма-Демьян лежит в пещере, его белые зубы не болят, и у меня раба Божия (имя рек) не боли» (Успенский Б.А. 1982); вылечить скотину «от ногтя» (падучей болезни), отговорить человека «от уроков» (сглаза), «снять ураз»; защитить от укуса змеи. Отводилась определенная роль Кузьме и Демьяну и в поминальных обрядах: «Ешь кутью, поминай Кузьму» 1. Как мы теперь видим, образы Кузьмы и Демьяна активно действуют не только в ростошинском, но и в целом российском коллективном бессознательном. 1 (Дата обращения ). 38

39 Пушкин и Даль? Козьма и Дамиан В Музее истории религии (СПб.) много необычных экспонатов. Однако не все они появились на свет в далеких, экзотических странах. Часть создана руками русских мастеров. Так, в одном из залов вы встретите икону, посвященную Святым Козьме и Дамиану. Нет, удивляет не тот факт, что художникиконописец решил создать изображение именно этих святых. Удивляет их облик. Две фигуры в античных одеяниях. Лицо одного, бородатое, окруженное сединой волос, для большинства неузнаваемо. Зато смуглое лицо второго хорошо знакомо всем. Его изображения украшают книги, школьные учебники, телеэкраны Александр Пушкин главный поэт России. И хотя лицо его товарища знакомо немногим, имя его хорошо известно. В первую очередь благодаря знаменитым 4 томам составленного им «Толкового словаря живого великорусского языка», идею которого, согласно исторической легенде (относительно достоверной), Владимиру Далю подсказал именно Пушкин. Итак, почему же Козьма и Дамиан превратились в Пушкина и Даля? Козьма и Дамиан прославились как искусные врачеватели. Настолько искусные, что лечили и людей, и животных. Некогда одержимый дьяволом верблюд впоследствии стал одним из самых известных их пациентов. В Италии они были покровителями знаменитого флорентийского рода Медичи. А на Руси они очень быстро стали почитаться не только как врачи, но и как покровители кузнецов (не без влияния языческих верований) и брака. Они ковали счастье новобрачных. Однако появление на месте святых великого поэта и великого лексикографа связано не с этими «функциями» великомучеников. День Козьмы и Дамиана приходился на 1 ноября (по новому стилю 14 ноября). В этот день после окончания сельскохозяйственных работ открывались церковно-приходские школы. Так Козьма и Дамиан стали отвечать еще и за образование. Именно в этой ипостаси римские святые для одной из икон «позаимствовали» облик Александра Сергеевича Пушкина и Владимира Ивановича Даля. В истории западноевропейского искусства не раз случалось, что святые приобретали портретное сходство с высокопоставленными заказчиками, правителями и меценатами, а порой с близкими людьми художника. После петровских реформ такое случалось и в русском искусстве. Но одно дело придания чертам святых (а внешность большинства христианских святых загадка) сходства с реальными людьми, другое «пре- 39

40 вращение» их в святых. Хотя логика, согласитесь, в этом превращении есть. Святыми покровителями образования, учеников и учителей, стали два человека, оказавших на судьбу русского языка немалое влияние. Первый создал тот русский литературный язык, который нам известен. Второй сохранил на страницах своего словаря память о языке народном. Конечно, не забыв и о литературном. Кстати, Даля сближает с настоящими Козьмой и Дамианом не только «покровительство» русской словесности, но и профессия. Великий лексикограф и писатель был врачом 1. Замечательно здесь и то, что и Пушкин, и Даль представлены в образе святых, исцеливших человека от змия-диавола, символа лжи, сквернословия и косноязычия, вползшего внутрь спящего человека и оттуда вещавшего. Поэтому среди прилежных учащихся принято молиться Богу перед образами св. Коsмы и Дамиiана о помощи в правописании и о верных ответах на вопросы и задачи. В 1884 году в воронежских «Филологических записках» Косме и Дамиану была посвящена современная и по сей день статья Д.О. Шеппинга «Этюды из народных сказаний» 2 : «II. БОРИС И ГЛЕБ. КУЗЬМА И ДЕМЬЯН БОЖЬИ КУЗНЕЦЫ. В первобытном человечестве кузнечество сосредоточивало в себе понятие всех ремесел и искусств, как создающая и строящая сила вообще. В первоначальном значении своем небесные кузнецы, Циклопы и Титаны, куют в ущельях небесных гор (т.е. туч) огненный молот и стрелы Громовержца, (гром и молния) и скалы, которыми одни кидают друг в друга, и воздушные замки, которые строят они в небесах, не что иное, какъ те же облака и тучи, столь часто принимающие самые причудливые формы горъ, озеръ, лесовъ и строений, что не могло не остаться без влияния на фантазию еще дикого человека. Вот почему эти небесные кузнецы, олицетворяя собою грозы и бури, иногда совершенно отождествляются с самим Громовержцем, которому куют его молниеносное оружие. В Скандинавской саге кузнец-исполин, олицетворяющий собой зимний мороз, кует (т.е. выстраивает) для Асов ледяной замок Еisburg, а Циклопам, низверженным на землю, приписывают древнейшие исполинские постройки, которые археология и ныне зовет их именем. Искусный кузнец Германской саги Волундръ сковал драгоценный камень из глаза младенца, а старая ведьма малороссийской сказки заказывает себе железные зубы у вещаго Кузнеца, в юго-славянской же сказке тоже ковач кует ея герою чародейные башмаки. От мифического кузнеца Виланда в средние века в Германии заведения всех возможных ремесел долгое время носили общее имя домов Виланда (тот-же Валундръ) «Wielandshauser». В огнедышащих горах Римляне видели кузницу Вулкана, от чего эти горы и прозваны вулканами. Напомним при этом, что 1 «Пушкин и Даль? Козьма и Дамиан!» Статья подготовлена при помощи заведующей научнометодическим отделом Государственного музея истории религии Ксении Константиновны Чекодановой [СПб.,2007]. URL: (дата обращения: ). 2 Шеппинг Д.О. Этюды из народных сказаний // Филологические записки. Воронеж,

41 уродливый Вулкан и был супругом Венеры, богини любви. Небесным кузнецом славянского мифа был, по-видимому, Сварог, отец огня. Самое же имя Сварога имеет близкое родство в санскритском svar и названием Индейского рая и страны света svarga, которое служило также одним из многочисленных прозвищ Индры-бога. Самое положительное свидетельство о значении Сварога встречается в переводе отрывка из византийского хронографа Малалы, помещенного в Ипатьевской летописи. Подобно греческим и латинским текстам Малалы, вставлены и в славянский перевод вместо Египетских богов соответствующия им туземные имена. Таким образом, Фта или Феост, бог огня Египтян, переводится греческим Гефестом, Латинским Вулканом, а у нашего хронографа Сварогом, почему к Сварогу и относятся эти слова: «в его царство спадоша клещи с небес нача ковати оружия». В эпоху оседлости и земледелия кузнец, как первый изобретатель плуга, становится наравне с Громовержцем, покровителем землепашества. По малороссийской легенде, при изгнании Адама и Евы из рая, Бог дал ему плуг, а ей кужелку. По скифскому преданию золотой плуг упал с неба. У нас на Руси под влиянием христианского благочестия покровителями земледелия являются легендарные Борис и Глеб или Кузьма-Дамиан, кующие плуг для человека. Князь Борис (один) все плуги ковал да людям давал. < > Вероятно, такому перенесению роли кузнецов, покровителей хлебопашества, обязаны наши святые только по рифме Глеба с хлебом и созвучием Кузьмы со словами кузня кузло. Это один из множества примеров, замечает Потебня, сильного стремления народа уподоблять чужое, осмысливать звуки непонятных слов, придавая им свое содержание и присоздавать к готовой форме слов внутреннюю форму... Относительно Бориса и Глеба (см. ех-курс стр. 410) могло еще повлиять на их легендарное значение время их празднования нашей церковью 24 июля. < > В Тульской губернии 24 июля зовется Пали-копна, точно как в Малороссии день св. Пантелеимона (27 июля) зовется Палея, Пали-копы. Эти названия указывают на народное поверье, что, кто в эти грозные праздники работает, у тех гроза зажжет их скирды, копны, а иногда и самих рабочих убивает: «На Бориса и Глеба «На Глеба и Бориса Не роби своего хлеба», или: За хлеб не берися» А малороссийское предание, сливая святых безсребреников в одну личность Кузьму-Демьяна (или Демьяновича), придает ему эпитет: Божий коваль. В разных вариантах существует у нас общая легенда про страшного змея, разоряющего страну: юноша, царевич, принесенный ему в жертву, спасается от его преследования в кузницу Кузьмы- Демьяна или Бориса и Глеба, где они в то время ковали первый плуг для 41

42 людей этой страны; кузнец захлопнул за юношей железные двери (12 железных дверей, по другому варианту), змей же трижды лизнул двери языком и просунул язык насквозь, тогда Божий коваль схватил змея за язык раскаленными клещами, запряг его в только что изготовленный плуг и провел этим плугом борозду, доныне прозывающуюся змеиным валом. По другому варианту, кузнец этим плугом проорал землю от моря до моря и борозды лежат по обе стороны Днепра змеевыми валами». Замечательный обычай «опахивания» с рисованием креста в круге, восходящий едва ли не к матриархату и интересный нам в нашем исследовании функций языка, описывает в своих «Очерках» и о. Василий Разумовъ: «В полночь подъ Преполовение «опахиваются»: крестьянские девицы в однехъ белыхъ рубахахъ, босикомъ, съ распущенными волосами, запрягаются въ соху, а впереди ихъ въ такомъ же костюме и виде идетъ вдова, часто старуха, с иконой; все поютъ «Христосъ Воскресе» и сохой «опахиваютъ» дворы, т. е. вдоль порядка дворовъ проводятъ возможно глубокую борозду, черту, а потомъ в удобном месте вычерчиваютъ сохой большой кругъ съ крестомъ посередине. Проведенная против дворовъ борозда спасетъ будто бы всехъ обитателей этихъ дворовъ, отъ человека до скота, отъ всех вражеских золъ и напастей, въ особенности-же от разных болезней. На кругу-же на другой день участницы опахивания собираются в парадныхъ платьяхъ, устраиваютъ общий обедъ и съ пениемъ песней въ течение дня гуляютъ по селу. И въ этомъ обычае, подобно «молению курокъ», время вытеснило суеверную сторону на второй планъ, и онъ держится потому только, что девицам не хочется разстаться съ своимъ девичьимъ праздникомъ». Кузьминки повсюду слыли девичьим праздником, знаменуемым посиделками, выбором невест, угощением. В некоторых местах существовал даже обычай, в силу которого девушка-невеста считается в день Космы и Дамиана как бы хозяйкой дома, она приготовляет для семьи кушанья и угощает всех, причем в качестве почетного угощения подается куриная лапша. На три дня Кузьминок девушки снимали помещение (если еще не начинались регулярные посиделки), устраивали ссыпчину и принимали парней. Полагалось каждой девушке принести из дома что-либо съестное в сыром виде, нередко они обходили дома и выпрашивали припасы для Кузьминок. Собрав продукты, девушки все вместе готовили пиршество, обязательным блюдом которого была каша. В некоторых деревнях варили козьмодемьянское пиво для честных гостей. «Полно девкам чужое пиво варить, пора свое затевать», говорили, имея в виду девушек на выданье. Кузьминки продолжались «до света», причем парни, расправившись с приготовленным угощеньем, отправлялись воровать соседских кур. К покражам такого рода крестьяне относились довольно снисходительно, и если бранились, то только для порядка 42

43 «Совокупность региональных русских вариантов кузьминок с женским Божеством (матушка) и семейно-родовая символика курицы в восточнославянской обрядности и фольклоре позволяют с достаточной степенью утверждать, что за куриным богом и жертвоприношениями стоит древнерусский культ, связанный с женским, преимущественно молодым началом, играющем главную роль в родовоспроизводстве» 1. Протоиерей начала ХХ-го века, выученный в духовной семинарии, уже плохо понимает отголоски ранних деревенских народных традиций и, может быть, даже стыдится видеть их в православном народе: «В понедельник недели «Женъ Мироносицъ» молодыя замужния женщины «курокъ молятъ». Въ чемъ суть этого обычая трудно добиться толку; главная же приманка его гулянь- молодыхъ бабъ по своей воле. В складчину большими партиями они устраивают общий обедъ, а потомъ разряженные в лучшие платья съ песнями гуляют по селу рядами шеренгами» 2. В советские годы на смену этому замечательному празднику пришел новый женский день 8 марта Великие праздники в православии к ним относится Пасха, все двунадесятые, а также некоторые другие праздники в Типиконе * отмечаются знаком красного креста в круге. Пасха самый главный праздник; в каноне праздника Пасха называется «праздников праздник и торжество из торжеств» Воскресение Христово. Икона «Сошествие во ад» 1 Бернштам Т.А. Молодость в символизме переходных обрядов восточных славян: учение и опыт Церкви в народном христианстве. СПб., О. Василий (Разумов). Указ. соч. *, в православной литургике книга, содержащая главным образом устав богослужения. 43

44 Церковный год начинается 1 сентября по старому стилю, и первым праздником, символизирующим начало христианского Домостроительства Божиего, является Рождество Богородицы. Все двунадесятые праздники (по хронологии церковного года, который начинается 1(14) сентября) суть: Рождество Богородицы 8 (21) сентября; Воздвижение Креста Господня 14 (27) сентября; Введение во храм Пресвятой Богородицы 21 ноября (4 декабря); Рождество Христово 25 декабря (7 января); Крещение Господне 6 (19) января; Сретение Господне 1(15) февраля; Благовещение Пресвятой Богородицы 25 марта (7 апреля); Вход Господень в Иерусалим воскресенье перед Пасхой; Вознесение Господне 40-й день после Пасхи, всегда в четверг; День Святой Троицы 50-й день после Пасхи, всегда в воскресенье; Преображение Господне 6(19) августа; Успение Богородицы заканчивает год 15 (28) августа. Другие великие праздники: 1 (14) октября Покров Пресвятой Богородицы; 1 (14) января Обрезание Господне и память св. Василия Великого; 24 июня (7 июля) Рождество Иоанна Предтечи; 29 июня (12 июля) Св. первоверховных апостолов Петра и Павла; 29 августа (11 сентября) Усекновение главы Иоанна Предтечи. Сентябрь месяц, на который чаще всего выпадает празднование иудейского Нового года Рош-Ха- Шана, связанного с ближайшим к осеннему равноденствию новолунием, когда солнце и луна соединяются, а день и ночь равны; считается, что именно в первый день тишрея, месяца начала года в еврейском календаре, Господь сотворил мир (Быт. 1:3). 44

45 Новый престольный праздник Рождества Пр. Богородицы «Язык есть корень и древо; словесность цветы и плоды, украшающие оное, по цветам и плодам судят о доброте древа и о тех стараниях, кои прилагал об нем благоразумный садовник, или надзиратель сада» А. Ф. Мерзляков До XV века (возможно, также и до принятия христианства) на Руси новый год наступал 1 марта по юлианскому календарю. (В 1348 году состоялся Собор в Москве, на котором положено было начинать год с сентября, а не с марта). С XV века новый год начинался 1сентября. (Сведения о праздновании Нового года появляются с конца XV века. «Парижский словарь московитов» [XVI век] сохранил русское название новогоднего праздника: Первый день во году). Рождество Пресвятой Богородицы рождение Девы Марии в семье праведных Иоакима и Анны; христианский праздник православной и католической Церкви. В православии относится к числу двунадесятых (Рождество Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии); в католической церкви имеет ранг «праздника» (festum). Супруги жили в Назарете Галилейском. Несмотря на то, что пара была уже давно жената («пятьдесят лет жили в супружестве»), детей у них не было. Однажды, когда первосвященник отказал Иоакиму в праве принести Богу жертву, так как он «не создал потомства Израилю», он удалился в пустыню, где ему явился ангел с вестью, что вскоре его немолодая жена родит дочь. (Данный сюжет калькирует многие другие библейские истории о пожилых бесплодных парах, ср. Авраам и Сарра; Захария и Елисавета, а также рождение пророка Самуила у бездетной Анны). Обрадованный, он решил вернуться домой; обрадованная Анна встретила мужа у Золотых ворот Иерусалима. Благая весть оказалась правдой, Анна зачала и 8 сентября, около г до н.э., родила Марию. Празднуется 8 сентября по Юлианскому календарю (в церквах, придерживающихся этого календаря). Католики отмечают в качестве праздника и 8 декабря день зачатия девы Марии, которое римская католическая церковь считает непорочным, трактуя это в том смысле, что на Ма- 45

46 рию не перешёл первородный грех, но отнюдь не в том, чтобы она, подобно Иисусу, была зачата бессеменным образом. Согласно доктрине францисканцев, зачатие Девы Марии произошло в результате объятия и поцелуя у Золотых Ворот, и это чудо явилось первым актом Божественного Спасения. Четыре канонических Евангелия не упоминают имени матери Марии. Анна появляется только в апокрифической традиции, в частности в «Протоевангелии Иакова», а также в «Евангелии псевдо-матфея» и «Золотой легенде» Якоба Ворагинского. На традицию также повлияло «Слово на Рождество Пресвятой Богородицы» Андрея Критского (VII VIII вв.) Анна была младшая дочь священника Матфана из первосвященнического рода Аарона и жена святого Иоакима. По отцу она была из колена Левиина, а по матери из колена Иудина. Происхождение Анны из колена Левия, из рода первосвященника Аарона важно для христиан, так как её браком с Иоакимом (из колена Иуды из рода Давида) и рождением Марии, таким образом, соединяются две важнейшие сакральные генеалогические линии иудейского Священного Писания царская и мессианская линия Давида и священническая Аарона («ибо, согласно христианским представлениям, они объединяются в Иисусе Христе как Мессии и одновременно Небесном Первосвященнике, или Иерее»). Хотя в Евангелиях о ближайших родственниках Марии и её матери Анны говорится достаточно мало, малодостоверная, но значимая внебиблейская традиция приписывает Анне многочисленное потомство, в частности, по той причине, что Анна, оставшись вдовой после смерти Иоакима, будто бы ещё дважды выходила замуж (по «Золотой легенде» Якоба Ворагинского) и имела ещё двух дочерей, также получивших имя Мария. Согласно православной версии жития, святой Иоаким преставился через несколько лет по введении дочери во храм, в 80-летнем возрасте. Святая Анна скончалась 79-ти лет, через два года после него, проведя их при храме рядом с дочерью. Память Успения праведной Анны 25 июля (7 августа). Захоронены Иоаким и Анна вблизи будущей гробницы своей дочери, а также могилы Иосифа Обручника, в Гефсиманском саду, под Елеонской горой, неподалеку от Иерусалима. Эти гробницы находились на краю Иосафатовой долины, лежавшей между Иерусалимом и Елеонской горой. С точки зрения вероучения Церкви, рождение Пресвятой Богородицы матери Иисуса Христа не было событием случайным и обычным, ибо ей была отведена важная роль в осуществлении Божественного плана спасения человечества. Древняя традиция православной и католической церквей рассматривает многие ветхозаветные пророчества и прообразы 46

47 как указание на рождение Богородицы. Так, в православии к паримиям (пророчествам из Ветхого Завета) Рождества Пресвятой Богородицы относятся: Лестница Иакова (Быт.28:10-17); Пророчество Иезекииля (Иез.43:27, Иез.44:1-4); Слова Книги Притчей Соломоновых (Прит.9:1-11). В Новом Завете содержатся очень скудные сведения о земной жизни Пресвятой Богородицы, и, в частности, ничего не сказано о рождестве и родителях Марии. О событии, в честь которого установлено празднование, известно из апокрифического «Евангелия от Иакова», также известного как «Протоевангелие Иакова» апокрифическое евангелие, написанное, как предполагается, около 150 года. Евангелие Иакова, возможно, является самым ранним текстом, удостоверяющим поклонение Деве Марии, утверждая о Её вечном девстве и представляя Её как новую Еву. Евангелие Иакова повествует о детстве и юности Девы Марии и о событиях во время рождения Иисуса Христа. О популярности текста в древние времена говорит факт, что к нынешнему времени сохранилось около 130 рукописей, содержащих это евангелие. Оно было переведено на сирийский, эфиопский, коптский, грузинский, старославянский, армянский, арабский, ирландский и латинский языки. Согласно данному рассказу, у благочестивой семейной пары из Иерусалима Иоакима и Анны долгое время не было детей. Когда первосвященник отказал Иоакиму в праве принести Богу жертву, так как он «не создал потомства Израилю», он удалился в пустыню, а его жена осталась дома в одиночестве. В это время им обоим было видение ангела, возвестившего: «Господь внял молитве твоей, ты зачнешь и родишь, и о потомстве твоем будут говорить во всем мире». После этого благовестия Иоаким и Анна встретились у Золотых ворот Иерусалима: «И вот Иоаким подошёл со своими стадами, и Анна, стоявшая у ворот, увидела Иоакима идущего, и, подбежав, обняла его, и сказала: Знаю теперь, что Господь благословил меня: будучи вдовою, я теперь не вдова, будучи бесплодною, я теперь зачну! И Иоаким в тот день обрел покой в своем доме» (Протоевангелие Иакова (4:7-8)). После этого Анна зачала, и «прошли положенные ей месяцы, и Анна в девятый месяц родила». Супруги дали обет посвятить своего ребёнка Богу и, как было тогда в обычае, отдать его в Иерусалимский храм для служения до совершеннолетия. Дата Рождества Богородицы (8 сентября) отстоит ровно на 9 месяцев от даты Её зачатия (9 декабря), Димитрий Ростовский при этом пишет: «Говорили же некоторые, будто Пресвятая Дева родилась через 7 месяцев и родилась без мужа, но это несправедливо». 47

48 Не являясь каноническим, «Протоевангелие Иакова» оказало влияние на традиции католической и православной церквей. К нему часто обращались поэты, византийские и русские иконописцы и великие западные художники (например, Джотто). Согласно общепринятому преданию, которого одинаково придерживаются православные и католики, Дева Мария родилась в доме Иоакима и Анны, находившегося в северо-восточной части Иерусалима. Сейчас это территория Мусульманского квартала Старого города, около Львиных ворот. Однако точное место православные и католики указывают по-разному, и места эти отстоят друг от друга примерно на 70 метров. На православном месте построен небольшой монастырь, на первом этаже его есть церковь в честь Рождества Богородицы, а под самим зданием монастыря сохранилась пещера, бывшая, по преданию, частью дома Иоакима и Анны. Католики указывают место дома в непосредственной близости от Вифезды и построили там базилику святой Анны, в крипте которой также находятся древние подземные помещения. История установления праздника. Установление праздника, как и других Богородичных, относится к сравнительно позднему времени. Официальное введение этого праздника в Византийской империи приписывают императору Маврикию. Первое упоминание о празднике Рождества Пресвятой Богородицы встречается в V веке на Востоке в словах святого Прокла, архиепископа Константинопольского ( ), а на Западе в сакраментарии (требнике) папы Геласия ( ). Праздник возник, по-видимому, первоначально в греческой церкви и очень скоро после этого появился в Риме и распространялся на их дочерние церкви. О нём также упоминают св. Иоанн Златоуст, св. Епифан, св. Августин Блаженный. Палестинское предание гласит, что св. Елена построила в Иерусалиме храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Несмотря на упоминания о Рождестве Богородицы в латинских источниках VII века, праздник не был распространён на Западе и не имел торжественной службы вплоть до XII XIII веков. Лишь на Лионском Соборе 1245 г. папа Иннокентий IV сделал октаву праздника обязательной для всей западной Церкви, а папа Григорий XI ( ) установил для праздника бдение (vigilia) с постом и особую службу литургии. В нынешней православной службе праздника едва ли сохранились какие-либо песни раннего периода. В VI веке преподобный Роман Сладкопевец составил кондак празднику, который не сохранился. Из ныне используемых православной Церковью песнопений праздника только тропарь «Рождество Твое, Богородице Дево» принадлежит сравнительно древним V VII векам, судя по тому, что то же песнопение имеется и в римско-католической службе, являясь едва ли не единственным случаем совпадения богослужебных песен двух Церквей. 48

49 В «Слове на Рождество Богородицы» в Четьях-Минеях Димитрия Ростовского читаем: «Господь, на небесах живущий, восхотев явиться на земле и пожить с человеками, прежде уготовал на ней место селения славы Своей Пречистую Свою Матерь: ибо в обычае у царей, когда они хотят придти в какой-либо город, предуготовлять себе в нем для пребывания палату. И как палаты земных царей созидаются искуснейшими мастерами из драгоценнейших предметов, на возвышеннейшем месте, прекраснее и обширнее всех иных жилищ человеческих, так имела создаться и палата славы Царя Небесного. В Ветхом Завете, когда Бог восхотел жить в Иерусалиме, Соломон создал Ему храм (3 Цар., гл. 5-7; 2 Пар., гл. 2-4) чрез искуснейшего строителя Хирама, который был исполнен художества, разума и знания на всякое дело. Создал же Соломон храм из драгоценнейших веществ, из превосходного камня (3 Цар.5:17-18), из благовонных деревьев: кедра и кипариса (2 Цар.6:9-10), привозимых с Ливана, и из чистого золота, на возвышеннейшем месте, на горе Мориа. Храм был тем прекраснее, что на стенах его были еще изваяны изображения херувимов, различных деревьев и плодов (3 Цар.6:18-35; 7:18-22, 29-42). Пространством храм был столь велик, что в нем могло вместиться без тесноты всё множество людей израильских, и снизошла на него слава Господня во огне и облаке (3 Цар.8:10-11). Однако храм сей был недостаточен для вмещения в себе Невместимого Бога. Соломон создал Ему храм, но Вышний не в рукотворенных храмах живет. «Какой дом созиждете Мне, говорит Господь, или какое место для покоя Моего?» (Деян.7:49). И вот Бог благоизволил, чтобы в начале новозаветной благодати был создан нерукотворенный храм Пречистая, Преблагословенная Дева Мария. Каким же строителем создан был храм тот? Воистину премудрейшим, самою Премудростью Божиею, как говорит Писание: «Премудрость построила себе дом» (Притч.9:1), а всё сотворенное Премудростью Божиею прекрасно и совершенно. А поелику Премудрость Божия создала одушевленную палату Слова, посему создался совершенный храм для совершенного Бога, пресветлая палата для пресветлого Царя, пречистый и неоскверненный чертог для пречистого и нескверного Жениха, непорочное селение для непорочного Агнца. Сему верный свидетель на небе, говорящий к Ней: «Вся ты прекрасна, возлюбленная моя, и пятна нет на тебе!» (Песн. Песн.4:7). И святой Дамаскин пишет: «Вся чертог Духа, вся град Божий, море благодатей, вся добра, вся ближняя Богу» (Слово 1 на Рождество Пресвятой Богородицы). Из каких же веществ создалась сия палата? Воистину из драгоценнейших: ибо произошла, как от драгоценного камня, из царского рода, от Давида, который вложенным в пращу камнем, прообразовавшим камень Христа, поразил Голиафа (1 Цар.17:39-51); и, как из благовонных деревьев кедра и кипариса, Дева Богородица родилась из рода архиерей- 49

50 ского, приносящего благовонные жертвы Богу. Отец ее, святой праведный Иоаким, был сыном Варлафира, ведущего свое происхождение от сына Давидова Нафана, а мать ее, святая праведная Анна, была дочерью священника Матфана из племени Ааронова; таким образом, Пречистая Дева по отцу была рода царского, а по матери архиерейского. О, из сколь драгоценнейших веществ, разумею пречестнейшее происхождение, создалась Царю славы одушевленная палата! И как в Соломоновом храме каменные и деревянные здания приобретали особенную ценность от чистого золота, которым были позолочены; так в рождестве Пресвятой Богородицы благородство царского и архиерейского происхождения еще более заслужило почтения от целомудрия святых Ее родителей, которое дороже, «нежели от золота: она дороже драгоценных камней; и ничто из желаемого тобою не сравнится с нею» (Притч.3:15). Ибо Пресвятая Дева родилась от целомудренных родителей, что выше всякого благородства. О сем святой Дамаскин, обращаясь к святым праведным Богоотцам, говорит так: «О блаженные супруги, Иоаким и Анна! Воистину по плоду чрева вашего вы явились непорочными, по слову Господню: «По плодам их узнаете их» (Мф.7:16, 20). Вы устроили свою жизнь, как благоугодно Богу и как достойно сие Рожденной от вас. Ибо, живя целомудренно и праведно, вы произрастили сокровище девства, разумею Деву: прежде рождества Деву, в рождестве Деву, по рождестве Деву, и всегда Деву, единую приснодевствующую и умом, и душою, и телом. Подобало же, чтобы девство, от целомудрия рожденное, было принесено плотию Самому Единородному Свету. О, двоица * чистейших словесных горлиц, Иоаким и Анна! вы, соблюв целомудренно закон природы, божественно сподобились сверхъестественных дарований и родили миру Деву Божию Матерь. Вы, благочестиво и праведно пожив в человеческом естестве, произвели Дщерь, высшую ангелов и ныне владычествующую над ангелами. О, прекраснейшая и сладчайшая Дщерь! О, крин, выросший посреди терния от благороднейшего царского корня! Тобою обогатилось царство священства». Сими словами святой Дамаскин ясно показывает, от каковых родителей рождена Божия Матерь, из сколь драгоценнейших веществ устроена палата Царя Небесного. На каком же месте была устроена сия одушевленная палата? Воистину на высочайшем, ибо Церковь дает о ней следующее свидетельство: «истинно вышши всех еси Дево чистая»; но выше не местом, а добродетелями и высотою Божиих дарований. Местом же, где родилась преблагословенная Дева, был небольшой город в земле Галилейской, называемый Назаретом (город в Галилее, на севере Израиля. Это священный * В венчании союзе, заключаемом Господом на небесах, пара, возникающая в браке природных начал, становится двоицей, с единой волей, единым Духом, в которой каждый, прежде отдельный, представляет собой единое и неделимое целое. Действия двоиц описываются формами двойственного числа (см. напр. Кондак праздника Рождества Пр. Богородицы, строка об Адаме и Еве, стр. 54). 50

51 христианский город, третий по значимости после Иерусалима и Вифлеема, зависевший от большого города Капернаума, и жители его были презираемы, почему и о Христе было сказано: «из Назарета может ли быть что доброе?» (Иоан.1:46). Здесь, согласно Евангелию, совершилось Благовещение и прошли детство и юность Иисуса Христа (из-за этого Его называют «назарянином» или «а-ноцри», то есть «житель города Нацерет»). Но Господь, «Который, обитая на высоте, приклоняется, чтобы призирать на небо и на землю» (Пс.112:5-6), благоизволил, чтобы Его Пречистая Матерь была рождена не в Капернауме, в своей гордыне до неба вознесшемся, а в смиренном Назарете, «ибо что высоко у людей, то мерзость пред Богом» (Лк.16:15), а презираемое и уничижаемое ими высоко и драгоценно у Него. Самое имя Назарета при сем изображает высоту добродетелей Пречистой Девы. Ибо, как в Своем рождестве Господь чрез Вифлеем, что значит: «дом хлеба», тайно прообразовал то, что Он есть хлеб, сшедший с неба для оживотворения и укрепления людей, так и в рождестве Пречистой Своей Матери Он чрез Назарет изображает возвышенные предметы; ибо наименование «Назарет» означает цветущее, огражденное, увенчанное и сокровенное место: и всё сие ясно предъизображает Пресвятую Деву. Она есть цвет, прозябший от неплодной и застарелой утробы сухого дерева, цвет неувядаемый, присноцветущий девством, цвет благоухающий, родящий благоухание Единого Царя, цвет, приносящий плод Христа Бога Господа, единственное яблоко благовонное. Она освящена благодатью нашедшего на Нее и осенившего Ее Святого Духа и есть святейшая всех святых, как родившая «всех святых святейшее Слово». Она исключена из числа грешных земнородных, как чистая и непорочная, и не только Сама чужда греха, но и грешников отводит от беззаконий, как и взывает к ней Церковь: «радуйся, скверных изымающая дел». Она увенчана славою и честью: увенчана славою, ибо произросла из царского корня; увенчана честью, потому что произошла из племени архиерейского. Увенчана славою, потому что произошла от целомудренных родителей; увенчана честью, потому что почтена благовещением и служением архангела. Увенчана славою, как Матерь Божия; ибо что может быть славнее того, как родит Бога? Увенчана честью, как Приснодева; ибо что может быть почетнее, как пребыть и по рождестве девою? Увенчана славою, «славнейшая серафим», как серафимски возлюбившая Бога. Увенчана честью, «честнейшая херувим», как превзошедшая херувимов мудростью и познанием Божества: «слава и честь и мир всякому, делающему доброе» (Рим.2:10), говорит Апостол. Но найдется ли кто из земнородных более добродетельный, чем Пречистая Дева? Она сохранила все заповеди Господни, исполняла всю волю Господа, все наставления Его соблюла, все слова Его сокрыла в сердце Своем, оказала ближним все дела милосердия. Посему достойно Она увенчана, как творящая всеблагое. Она же есть и некое хранилище; ибо сохраняла сокровище 51

52 своего девического целомудрия столь тщательно, что даже ангелу не хотела вверить оное, потому что, увидев ангела, Она смутилась от слов его и размышляла, что бы значило сие приветствие (Лк.1:29). Всё сие Назарет прообразовал в Пречистой Деве своим наименованием. И кто не скажет, как высоко воздвиглась та палата Христова по добродетелям и дарованиям Божиим? Она высока, ибо дарована с неба, хотя родилась на земле от земнородных, с неба, ибо, как говорят некоторые из богопросвещенных мужей, архангел Гавриил, благовестивший Захарии о рождении Иоанновом, благовестил Иоакиму и Анне о зачатии Пресвятой Богородицы и принес с неба Ей преблагословенное имя, говоря неплодной матери: «Анна, Анна! родишь ты Дочь преблагословенную, и наречется имя Ей: Мария». Итак, Она, без сомнения, может быть названа градом святым, Иерусалимом новым, сходящим с неба от Бога (Откр.21:2), скиниею Божиею. Высока сия Божия скиния, ибо, родив Царя Христа, она возвысилась паче серафимов. О, высота, неудобовосходимая для человеческих помыслов! А какова красота той мысленной Христовой палаты, о сем послушай того же сладкоглаголивого Иоанна Дамаскина, вещающего о Ней следующее: «Она принесена Богу, Царю всех, одеянная благолепием добродетелей, как бы золотою ризою, украшенная благодатью Духа Святого, и слава Ее внутри Нее: ибо как для всякой жены слава ее муж, приходящий отвне, так слава Богородицы внутри Ее, то есть плод чрева Ее». И еще Дамаскин говорит, обращаясь к Ней: «О, Дево Богоблагодатная, святая Церковь Божия, которую духовно создал оный сотворивший мир Соломон (Премудрый Творец мира) и вселился в Нее! Не золотом, не бездушными камнями украшена Она, но, вместо золота, сияет Духом, вместо дорогих камней имеет многоценный бисер Христа. Таково украшение той палаты, гораздо прекраснее бывшего в храме Соломоновом, в котором были изображены подобия херувимов, деревьев и цветов. Но и в сей одушевленной Церкви, в Пречистой Деве, ясно виден образ херувимский; ибо своим херувимским житием Она не только сравнялась с херувимами, но и превзошла их. Если Церковь обвыкла иных святых называть херувимами, воспевая: «что вас наречем святии; херувимы, яко на вас почил есть Христос», то тем паче Дева Богородица есть херувим, ибо в Ней Христос почил телом Своим, и на пречистых руках Ее Бог воссел, как на престоле: Дева стала престолом херувимским. Она имеет в Себе подобия и деревьев благоплодовитых, духовно соделавшись маслиною плодовитою в дому Божием и цветущим фиником (Пс.55:10), почему ныне и именуется садом живоносным, когда Церковь воспевает: «от неплоднаго корене сад живоносен израсти нам, Матерь Свою, иже чудес Бог». Всё сие говорится о красоте Ее духовной. Но Она не была лишена и красоты телесной, как о том свидетельствуют многие учители церковные, что во всей подсолнечной не было и не будет такой прекрасной девы, какова была Дева Богородица, узрев Которую, святой Диони- 52

53 сий Ареопагит хотел бы наречь Богом, если бы не знал Бога, от Нее рожденного. Ибо Божественная благодать, коей Она была исполнена внутри, просиявала и на Ее пресветлом лице. Таковую предуготовал себе палату на земле Царь Небесный палату прекрасную душою и телом, «приготовленная как невеста, украшенная для мужа своего» (Откр.21:2), притом палату пространную: «чрево Ее пространнее небес содела», и вместился в Ней «невместимый Христос Бог». Палаты царские обыкновенно строятся обширными, так, чтобы они могли вместить не только царя, но и множество предстоящих слуг и приходящих к нему отовсюду людей. Обширное селение Слова, Пречистая Дева, пространно не только для Бога Слова, как Царя, но и для нас, притекающих рабов Божиих в Нее вселяющемуся: Бога вмещает во утробе, нас же в Своем благоутробии. Избранный сосуд Божий, святой Апостол Павел, движимый любовью, говорил к своим возлюбленным чадам: «сердце наше расширено. Вам не тесно в нас» (2 Кор.6:11-12). Но у кого из святых может найтись столь пространное благоутробие, как Мариино? Здесь вмещается и целомудренный, и грешному здесь не тесно. Кающийся имеет в Ней свое место, и для отчаявшихся и некающихся Она есть невозбранное пристанище, подобно тому, как Ноев ковчег служил пристанищем не только чистым, но и нечистым животным. В благоутробии Ее без тесноты вмещаются все скорбящие, обидимые, алчущие, странствующие, обуреваемые, больные: ибо не может не быть милосердной та утроба, которая родила нам благого Бога. Палаты царей земных охраняет много вооруженной стражи, которая не всякого, желающего войти в них, впускает, но удерживает, внимательно расследуя, откуда и зачем идет. А одушевленная палата Христова, хотя и окружена херувимами и серафимами и бесчисленными ликами ангелов и всех святых, но, тем не менее, в двери Ее благоутробного милосердия никто не препятствует войти, если бы кто сего пожелал: ни стражи не отталкивают, ни воины не отгоняют и не расследуют, зачем кто идет, но всякий входит в них беспрепятственно с молением и приемлет дар по благопотребному прошению. Итак, будем прибегать к милосердию Рожденной от неплодной утробы с таковым приветствием: «Радуйся, всенепорочная палата Царя всех! Радуйся, селение Бога и Слова, Коему со Отцом и Святым Духом, и Тебе, Дочери Отца, Матери Сына, Невесте Святого Духа, да будет от нас смертных честь и слава во веки. Аминь». 53

54 Тропарь праздника Рождества Пресвятой Богородицы: Рождество Твое, Богородице Дево,/ радость возвести всей вселенней:/ из Тебе бо возсия Солнце Правды, Христос Бог наш,/ и, разрушив клятву, даде благословение,// и, упразднив смерть, дарова нам живот вечный. Кондак праздника Рождества Пресвятой Богородицы: Иоаким и Анна поношения безчадства/ и Адам и Ева от тли смертныя свободистася, Пречистая, во святем рождестве Твоем./ То празднуют и людие Твои,/ вины прегрешений избавльшеся,/ внегда звати Ти:// неплоды раждает Богородицу и Питательницу Жизни нашея. Величание Богородице: Величаем Тя,/ Пресвятая Дево,/ и чтим святых Твоих родителей,/ и всеславное славим// рождество Твое. Задостойник праздника Рождества Пресвятой Богородицы: Величай, душе моя,// преславное рождество Божия Матере. Чужде матерем девство,/ и странно девам деторождение:/ на Тебе, Богородице, обоя устроишася./ Тем Тя, вся племена земная,// непрестанно величаем. 54

55 Церковь Рождества Пр. Богородицы (1781 г.), с. Ростоши. 55

56 В ростошинском случае можно говорить о двух престольных праздниках: Первом, или Старом, св. безср. Космы и Дамиана и Новом Рождества Пр. Богородицы. Оба праздника «ономастически» и «эпонимически» связаны с названиями двух других сторожевых поселений на краю Дикого поля, образованных в 1698 году, Анны и Борисоглебска. Образы Космы и Дамиана семантически отождествляются с первыми русскими святыми, царственными страстотерпцами, благоверными российскими князьями Борисом и Глебом; Рождество Пр. Владычицы Богородицы Приснодевы Марии связано со святой Анной (см. ех-курс стр. 385). Эти, в историческом смысле, косвенные обстоятельства позволяют подразумевать схожую логику и сроки в основании сторожевых христианских первопоселений Анны, Павловска-Борисоглебска и Козмодемьянска-Расташи-тожъ. В начале 30-х годов ХХ века каменная церковь Рождества Пр. Богородицы была закрыта, с 1934 года в ней размещался районный дом культуры, библиотека, клуб и кинозал. В 1994 году решением ростошинской общины восстанавливаемый храм был вновь освящен по Космодемьянскому приделу. 15 апреля 2010 года крест ростошинского храма под натиском ветра сорвался со шпиля и упал на землю. В июле 2010 г. по Божией милости крест был воздвигнут вновь. Как ты не знаешь путей ветра и того, как образуются кости во чреве беременной, так не можешь знать дело Бога, Который делает все (Еккл. 11:5). 56

57 ЭТИМОЛОГИЧЕСКИЕ ОРИЕНТИРЫ «Словомъ Божiимъ все сотворено, и все сотворенное держится силою Слова Божiя. Для человѣка Слово Божiе есть нетлѣнное сѣмя, отъ котораго онъ возрождается изъ естественной въ благодатную жизнь, есть хлѣбъ, которымъ он духовно живетъ, и вода, которою утоляетъ духовную жажду; есть свѣтильникъ, сiяющий въ темномъ мѣстѣ, пока придетъ разсвѣтъ, и заря взойдетъ въ сердцѣ, и есть самый дневной свѣтъ, то есть, живое и блаженное познанiе Бога и чудесъ Его во времени и вѣчности. Безъ Слова Божiя человѣкъ мраченъ, гладенъ и жаждущъ и мертвъ духовно. По сей необходимости Слова Божiя для истинного и лучшаго существованiя человѣка, Всеблагiй Богъ, от самаго начала мiра, многократно и многообразно говорилъ отцамъ черезъ Пророковъ; и наконецъ говорилъ Онъ намъ самымъ Ипостаснымъ Своимъ Словомъ, единороднымъ Сыномъ Своимъ, Iисусомъ Христомъ. И дабы Слово Его, открытое нѣкоторымъ, въ нѣкоторыя времена, было для всѣхъ, и навсегда: Онъ повелѣлъ Богодухновеннымъ мужамъ написать оное в Священных книгах». Михаилъ, Митрополитъ Новгородский и Санктпетербургский Серафимъ, Митрополитъ Московский и Коломенский Филаретъ, Архиепископъ Тверской и Кашинский 1 В Священном Писании на церковнославянском языке слово встречается сначала в Ветхом Завете, в Исходе и в книге Ездры, затем в Новом Завете в Евангелии от Луки и ещё трижды в Дея :. Сочетание связано в Деяниях с одним из замечательных моментов Священного Писания, кратко, двумя словами, иллюстрирующим, по мнению ростошинской традиции, всю суть богословия: слава Богу! («Слава Богу за все! Аминь», учат и слова Вселенского святителя Iоанна Златоуста в эпиграфе к изданию его творений 2 ). К можно вполне считать логическим продолжением рыцарского девиза ордена тамплиеров, взятого из 113-го Псалма царя Давида: «не намъ, Господи, не намъ, а Имени твоему даждь 1 Из Возглашения къ Христолюбивымъ читателямъ при первомъ Издании Евангелия на русскомъ наречии. 30 марта 1819 года. (в фольклоре и литературе) (от фр. cliché) установленная традицией, застывшая форма (мотив, тема). Клише применяется в традиционных сюжетах, как фольклора, так и литературы. 2 Творения иже во святыхъ отца нашего IОАННА ЗЛАТОУСТА, архиепископа Константинопольского, СПб,

58 славу!»; это соединение слов следует полагать ключевым в понимании самой сущности богословия, выраженной в противопоставлении возгордившегося царя Ирода и верного слуги Божия апостола Варнавы. Дѣянiя Апостольскiя, Глава вi: «ка. Въ нареченный же день Ирωдъ ωволксѧ во одежду црскγ, и сѣ народомъ, глаголаше к нимъ. кв. Народъ же iй, а не члвѣчь. кг. ень, зане не даде славы Б γ: и бывъ червми изѧденъ, издше. кд. Слово же Б iе растѧше и множашесѧ». (Слово Божье росло и распространялось). ке. Варнава же и Саνлъ возвратистасѧ из Iерγсалима во Антiохiю, исполнивше слγжбγ, поемше с собою и Iωанна нарицаемаго Марка. Дѣянiя, Глава s: з. И слово Б iе растѧше, и множашесѧ число ученикъ во Iерγсалимѣ sѣлω: многъ же народъ свѧщенникωвъ послγшахγ вѣры. Дѣянiя, Глава дi: «иi. Мнози же ωт вѣровавшихъ прихождахγ исповѣдающе и сказγюще дѣла своѧ. дi. Доволни же ωт сотворшихъ чародѣѧнiѧ, собравше книги своѧ, сожигахγ пред всѣми: и сложиша цѣны ихъ, и ωбрѣтоша сребра пѧть темъ. Сице крѣпко слово Г не растѧше и крѣплѧшесѧ». Слово «росло» («расло» в Евангелии 1820 г.) русского наречия состоит в очень близком родстве с церковнославянской формой, имперфектом, образованным путем присоединения к основе инфинитива суффикса. «Обратите внимание! Суффиксальный перед гласным переднего ряда по условиям первой палатализации изменяется в [ ] в формах 2 и 3 лица единственного и двойственного числа» 1. Именно суффикс (- -) выявляет грамматический и философский закон богослужебного языка вообще, который формирует стиль церковного мышления, описывает нормы братской этики: «Церковнославянский язык является выражением чувств христианской души» 2. Суффиксальный, проявленный в церковнославянском имперфекте в измененном - [ ] - виде, обозначает грамматику богослужебной лингвосистемы, содержащую особую сакральную категорию, выражающую единство во множестве, двойственное число, нормы и формы которого отсутствуют в светском русском языке. 1 Запрягаева М.Я., Шестакова Е.Н., Фролова И.Н. Старославянский язык. Воронеж, Маршева Л.И. Церковнославянский язык является выражением чувств христианской души. М.,

59 Двойственное число в церковнославянском языке предполагается нами формой инклюзивной, в отличие от эксклюзивной формы множественного числа: «Инклюзивная употребляется тогда, когда говорящий в число лиц, о которых говорит, засчитывает и своих слушателей; другая эксклюзивная употребляется тогда, когда слушатели исключаются из числа лиц, о которых идет речь» 1. Слово подразумевает включение каждого верующего в нормы православной этики, участие каждого члена общины в процессе возрастания, в то время как «росло» имеет нейтральный характер. Выявляя такие частные категории языка, как двойственное число, Вильгельм фон Гумбольдт предлагал наблюдать по ним законы человеческого мышления, в том смысле что «язык это не просто средство взаимопонимания, но слепок с мировоззрения и духа говорящего». Без знания языковых законов невозможно грамотно выразить философскую мысль, невозможно правильно понять коммуникативного партнера. Немного перефразируя другие слова Гумбольдта 2, заметим, что идея придания глаголам посредством специальных флексий (окончаний) формы двойственного числа, бесспорно, весьма философична. Отсутствие её в языке вызывает затруднение в понимании некоторых аспектов этики и вынуждает искать другие вспомогательные средства. Христианская герменевтика определяет образы св. Космы и Дамiана символами двойственного числа идеи единства во множестве. Филологам, как правило, известно, как правильно выражать мысль, но не всегда известно, какая мысль правильная. Без помощи философии и богословия здесь не обойтись. Правильная мысль для философа: дыхательная медитация и пение хором практики, наиболее адекватные философии. «Всякое дыхание да хвалит Господа!» поют заключительный стих псалмов царя Давида (Пс.150:6) в православном храме. Философско-фонетический аспект этимологии в нашем случае, т.е. при совпадении первых трёх звуков топонима «Ростоши» и этнонима «россияне», обращает на себя особенное внимание: «Деятельность ума, по естественной необходимости, ищет совокупления со звуком: иначе мышление не достигнет ясности, представление не сделается понятием» 3. Этот контекст будет подразумеваться нами в ходе всего нашего исследования: «Философия языка должна признать постуметъ физиологического значения звука и не иначе может объяснить происхождение слова, как только признав отношение звуков его к тому впечатлению, которое вызывают в душе говорящего предметы, обозначаемые этими звуками. Таким образом представление, точно душа, живет в звуке» 4. В классическом понимании гласные звуки соответствуют духу, а со- 1 Третьяк И. Язык как предмет науки [по М. Мюллеру] // Филологические записки. Воронеж, Гумбольдт В. О двойственном числе // Философия языка в трудах В. фон Гумбольдта. СПб., П-ий И.Ф. Современный взгляд на происхождение языка // Филологические записки. Воронеж, Григоревский М.Х.Состояние и задачи греческой этимологии по Курциусу // Ф. З. Воронеж,

60 гласные материи. «Напримеръ: слово душа обозначаетъ гласную букву, плоть согласную, царь-еръ онъ же называется самодержцемъ» 1. «Слово, которое мы произносим, только кажется нашим, однако мы не можем ни одного слова образовать по своей воле, но каждый изгиб, которым мы пользуемся, основывается на стародавнем предании» 2. Идею, воплощенную в форму, представляет собой графическое слово. Словѣньское слово в письменном виде является миру с IX века стараниями солунских монахов. Можно сказать: письменное слово впервые возникло в связи с графическим оформлением языческого наречия в язык богослужебный, язык, специально посвященный общению с Богом. В церковнославянской Библии это слово появляется на тысячу лет раньше слова восточно-русского наречия» из словаря Даля. В печатном виде слово встречается впервые в московском «Апостоле» XVI в. В настоящей главе, изобилующей многочисленными отвлечениями, назначение которых главным образом в том, чтобы запечатлеть современность, отобразить век, весь колорит текущего момента, нами будет предпринята попытка рассмотреть самую широкую, точнее, эклектичную панораму ассоциаций, вызываемых не только различными названиями современного села Ростоши, но и связанными с ними архетипами. В наше время развития информационных технологий этимология исчерпывается разве что прилежанием и адекватна эрудиции. Расширение пространства для установления этимологических ориентиров направлено на повышение общего культурного уровня и оправдывается логикой производства здравомыслия, а вопрос о том, в какой области следует искать источник Ростошинской этимологии, является ключевым в формировании мнения, а вместе с ним и целого мировоззрения. В эпоху постмодерна этимологию определяет дискурс **. Педагогический дискурс дискурс воспитательный. Христианская же этимология это не столько показатель эрудиции, сколько проповедь Слова Божьего. 1 N. Культурныя движенiя въ Московской Руси // Филологические записки. Воронеж, Мюллер М. Наука о языке // Филологические записки. Воронеж, «Апостол» первая точно датированная русская, славянская печатная книга издана типографией Ивана Фёдорова и Петра Мстиславца в гг. Известно несколько более ранних московских изданий, но они не содержат выходных данных и упоминаются как «анонимные». «Апостол» состоит из «Деяний» и «Посланий»; читается на Божественной литургии Иоанна Златоуста в части, называемой литургией оглашенных, перед чтением Евангелия. ** или (фр. discours) социально обусловленная организация системы речи, а также определённые принципы, в соответствии с которыми реальность классифицируется и репрезентируется (представляется) в те или иные периоды времени. Педагогический дискурс объективно существующая динамическая система ценностносмысловой коммуникации субъектов образовательного процесса, возникшая как философскопедагогическая рефлексия на кризис культуры и образования. Ежова Т.В. Педагогический дискурс и его проектирование // Интернет-журнал "Эйдос" сентября. ( / htm.) (дата обращения ). 60

61 «Вольтер, определяя этимологию, сказал, что это такая наука, в которой гласные не значат ровно ничего, а согласные очень мало. И нельзя сказать, чтобы этого сарказма не заслужили авторы современных Вольтеру трактатов об этимологии. < > Тем не менее, даже такой человек, как Вольтер, не был настолько скептик, чтобы утверждать, что слова в наших новейших языках вообще не имеют никакой этимологии, т.е. никакого прошлого». И далее: «Только в настоящем столетии этимология стала наукой, и замечательно, что саркастическое определение Вольтера оказалось одним из основных ея принциповъ. Задача этимологии не состоит уже в том лишь, чтобы показать, что одно слово происходит от другого; она задается теперь изследованием этого перехода одного слова в другое, раскрывая его правильность и необходимость» 1. По нашему представлению, правильность и необходимость в настоящий момент в том, чтобы, ориентируясь в образе мышления на Христа Спасителя, Сына Бога небесного, соединившего в Себе таинственным образом две природы вполне Человеческую и вполне Божественную, показать то, как близко слово касается этой Тайны тайн, как Слово содержит в себе Тайну соединения, дающего жизнь, соединения в любви, а также то, каким образом язык всё это описывает. Охраняют вход к этой тайне Херувимы ключи от двери на пути древа жизни: «И изрине Адама, и всели его прямо рая сладости: и пристави Херувима, и пламенное оружие обращаемое, хранити путь древа жизни» (Быт. 3.24). Для более подробного разсмотрения вопроса нам потребуется здесь небольшой ex-курс в область тайны (см. стр. 292). Итак, современный философ и филолог, размышляя о диалектике и этимологии, обращает внимание в первую очередь на то, как дух воплощается и живет в букве; смотрит на Слово как на Христа, в Его непостижимой тайне соединения в Одном двух природ вполне Божественной и вполне Человеческой 2. 1 Мюллер М. Наука о языке // Филологические записки. Воронеж, Епископ Иларион [Алфеев]. Священная тайна церкви. СПб.,

62 Чтобы объяснить переходы одних гласных в другие, нам потребуются некоторые сведения из фонетики и морфологии. В «Филологических записках» за 1884 год в статье «Фонетика русского языка» В.Р. Долопчева читаем: «Под влиянием старославянской письменности в русский язык вошли фонетические и этимологические особенности, характеризующие старославянский язык, вследствие чего в изложении русской фонетики представляется необходимым разграничить русский язык от старославянского в отношении фонетическом. По происхождению между гласными должно различать: 1) основные: и-е-а-о-у; 2) производные: ъ-ь-ы. Между основными только и- а -у первоначальные; звук е составляет переход от а к и, звук о переход от а к у. Из основных только а, по природе своей, вполне чистый гласный звук и не переходит в согласный. < > Переходя в другой звук, гласный превращается в звук менее долгий или в более долгий; изменения первого рода называем повышением, a второго рода понижением гласных. < > Нет ни одного гласного звука, который не мог бы превратиться в другой гласный» 1. Основные гласные и и у по мере повышения или понижения переходят в полугласные (полусогласные) Х и В, исторически происходящих от матрес лекционис. Членораздельная речь связана с употреблением согласных звуков. В IV выпуске «Филологических Записок» за 1869 год в статье Ст.П. Микуцкого «Филологические наблюдения, заметки и выводы по сравнительному языкознанию» находим: «Твердые согласные суть самые совершенные членораздельные звуки и потому главным образом они представляют собой понятия» я буква славянской азбуки рцы повелительная форма от глагола «речи», «говорить»: Рцыте во языцехъ, яко Господь воцарися, ибо исправи вселенную, яже не подвижится: судитъ людемъ правостию (Пс. 95:10). В. Боголюбов, размышляя «О значении префикса «ра» в словах радуга, радушие», в 1880 году публикует в журнале А.А. Хованского следующие мысли: «Наука не дает положительного ответа, существует ли в нашем языке префикс ра. < > Афанасьев роднит слог ра с санскр. коренным звуком r, заключающим в себе понятие быстрого движения, одинаково прилагаемое и к свету и к текучей воде, к бегу коня и полету 1 Долопчев В.Р. Фонетика русского языка // Филологические записки. Воронеж, Матрес лекционис лат. matres lectionis; ед. ч. mater lectionis, калька с ивр.», буквально «мать чтения» в консонантном письме согласные буквы, используемые для обозначения гласных звуков. В японской слоговой азбуке хирагана полугласный «х», обозначается знаком ひ(хи) 2 Микуцкий С.П. Филологические наблюдения, заметки и выводы по сравнительному языкознанию // Филологические записки. Воронеж,

63 птицы; отсюда ara быстрый, ar вестник, arvan конь и эпитет солнца, чешск. оръ конь, лит. arelis орел, наше реять и ринуть стремительно бросить; санскр. ri и зенд. rudh течь, санскр. rud плакать, рыдать, нем. rinnen. < > Но чтобы видеть возможность этимологической связи ра, ро съ раз, роз, необходимо обратить внимание на переходную форму раг, рог.< > Совокупность сказанного приводит нас к след. заключению: в словах радуга, радушие ра есть усилительный префикс» 1. Боголюбов в своем размышлении обращается к статье «Народные поэтические представления радуги» Александра Николаевича Афанасьева, напечатанной в «Филологических Записках» еще ранее, в 1865 году: «Блестящая яркими, великолепными красками, радуга должна была особенно-сильно поражать поэтически настроенную фантазию первобытных народов. Наряду с другими небесными явлениями и за нею был признан священный, божественный характер, и как в природе радуга сопровождает летния грозы и проливныя дожди, напаяющие воздухъ влагою, то понятно, что и в народных сказаниях она поставляется в тесную связь с богомъ-громовикомъ. По различию впечатлений, производимых ею на глаз, поэтическая фантазия древнего человека сближала радугу с разнообразными предметами; но сближения свои постоянно основывала на действительном сходстве признаков.< > а) Радуга = лук, дуга, арка. По мифическому представлению древних Индейцев, радуга есть боевой лук Индры.< > Индре присвоено это название не только в переносном значении владыки, но в первоначальном смысле пастуха, потому что он хранит небесных коров = дождевые тучи, и доит их своими стрелами.< > Когда радуги не видно, думали, что Индра держит свой лук ненатянутым; показывается радуга значит бог натягивает свой лук, вступая в битву с враждебными силами. Воззрение это составляет достояние почти всех народов Индо-европейской семьи.< > Литовцы, между прочими именами, придаваемыми радуге, называют ее kilpinis dangaus, т.е. небесный лук. < > В наших древних памятниках она обозначается словом дуга; так называется радуга в Святославовом изборнике 1073 года и в переводе Библии: «дугу мою полагаю в облаце». В архангельской губернии доселе зовут ее: божия дуга, Поляки dega, Сербы, Болгары, Чехи дуга, Кроаты luk nebeski.< > Латин. arcus означает: и лук, с которого пускают стрелы, и выведенную дугою перемычку (свод), и радугу. У французов радуга называется arc-en-ciel или arc-diu, а у немцев regen-bogen (последняя часть слова употребляется в смысле дуги, излучины, свода и лука), т.е. дождевая дуга или дождевой лук. Наши предания дают Перуну с молниеносными 1 Боголюбов В. О значении префикса «ра» в словах радуга, радушие // Филологические записки. Воронеж,

64 стрелами огненный лук; доселе уцелевшая в народе поговорка: «ахъ, ты, радуга-дуга! ты убей мужика» ясно намекает на древнейшее представление радуги Перуновым луком, с котораго пускали смертоносныя стрелы. Болгарская загадка так изображает радугу: Седи мома на небе Сясъ шарено герданче Та си точи медна стрела, Да я пусти в мишинъ долъ. Финны также признают радугу луком бога громов и дождей taiwancaari (arcus coelestis); Укко мечет из этого огромного, блестящего (огненного) лука свои медныя или пламенныя стрелы. Призывая на голову врагов погибель, Финны молят бога Укко, чтобы он взял свой лук, наложил на него стрелу и поразил бы на смерть названного супротивника.< > Не может быть сомнения, что слово ра-дуга есть сложное, и первая часть слова, по нашему мнению, стоит в родстве с Санскр. коренным звуком r (настоящ. аrami ire, procedure), заключающим в себе понятие быстраго движения, равно прилагаемое к свету и к текучей воде, к бегу коня и полету птицы; отсюда ara быстрый, ar вестник, arvan конь и эпитет солнца, Чешск. оръ конь, Литовск. arelis орелъ, наше реять летать и ринуть стремительно бросить; Санскр. ri и Зендск. rudh течь, (англ. rush быстрый), Нем. rinnen плакать. Отсюда понятно, что Ра, древнейшее название Волги, означает собственно: текучую воду, реку (rivus). Таким образом, радуга первым своим слогом соответствует Немецкому regen и означает водоносную, дождевую дугу. В литовском предании о потопе радуга является вестницею, посланную божеством (Прамжинасъ) утешить престарелую чету людей, которая спаслась от наводнения, и научить ее, как создать себе потомство.< > Близкая связь радуги с дождем выразилась в следующем мифическом сказании, какое существовало еще у римлян и какое можно услышать от поселян повсюду на Руси: радуга берет или пьет из земных озер, рек, колодцев воду и потом в виде дождя посылает ее обратно на землю.< > В апокрифической беседе Епифания со Св. Андреем (по Соловецкой рукописи) сказано: «дугу мою поставлю, рече Бог, на облацех. Да и дуга повелением Божиим собирает морскую воду, как в мехи, и наливает облачной воды ниже: «наполняя облаки водой, яко же и губу»).< > Эсты видят в ней пожинающий серп громовика.< > Радуга змей.< > В «Толковании неудоб по знаваемым речам» (ХIII в.) под словом смерчь читаем такое объяснение: «пиявца, облакъ дъждевенъ, иже водя от море взимает, яко в себе, и паки проливает на земля». < > Радуга кольцо, пояс, головная повязка. Радуга мост. Эдда называет радугу Asbru (Asenbruecke): это лучший из всех мостов в свете, он крепко создан из трех цветов (см. ех-курс стр. 303) и светлые боги (асы) переезжают по нему на своих конях 64

65 Радуга Престол Божий. Словенцы называют радугу boshij stol (stolez) божий престол, подобно тому как Кельты почитали ее седалищем богини Церидвены» 1. В Священном Писании в 9 главе книги Бытия радуга представлена свидетельством завета Бога с каждою душею живою: «8 И сказал Бог Ною и сынам его с ним: 9 вот, Я поставляю завет Мой с вами и с потомством вашим после вас, 10 и со всякою душею живою, которая с вами, с птицами и со скотами, и со всеми зверями земными, которые у вас, со всеми вышедшими из ковчега, со всеми животными земными; 11 поставляю завет Мой с вами, что не будет более истреблена всякая плоть водами потопа, и не будет уже потопа на опустошение земли. 12 И сказал [Господь] Бог: вот знамение завета, который Я поставляю между Мною и между вами и между всякою душею живою, которая с вами, в роды навсегда: 13 Я полагаю радугу Мою в облаке, чтоб она была знамением [вечного] завета между Мною и между землею. 14 И будет, когда Я наведу облако на землю, то явится радуга [Моя] в облаке; 15 и Я вспомню завет Мой, который между Мною и между вами и между всякою душею живою во всякой плоти; и не будет более вода потопом на истребление всякой плоти. 16 и будет радуга [Моя] в облаке, и Я увижу ее, и вспомню завет вечный между Богом [и между землею] и между всякою душею живою во всякой плоти, которая на земле». В главе 43 Книги Премудрости Иисуса, сына Сирахова, стих 12: «Взгляни на радугу, и прославь Сотворившего ее: прекрасна она в сиянии своем!» В Средневековье цветовая палитра крайне неопределенна в лексическом отношении, а потому без синхронического и ассоциативного анализа нам здесь не обойтись (см. ех-курс стр ). До начала XVIII века радуга представляется всему европейскому культурному миру состоящей только из трех цветов: алого, белого и среднего. На обложке французской рукописной Библии XIV века изображен Iисус Христос, сидящий на такой трехцветной радуге 2. 1 Афанасьев А.Н. Народные поэтические представления радуги // Филологические записки Большая энциклопедия символов и знаков. М.,

66 До конца XVII века хроматическая номенклатура в целом индоевропейском пространстве совершенно не развита. В этом мы вполне могли убедиться, читая статью В.И. Шерцля (стр ). Представление о трихотомии мироздания правильнее всего полагать господствующим в те времена мнением: Господь Бог Всевышний, Богородица Дева Мария, Христос, Сын Царя небесного и земного, связывает горний и дольный мир в любви. На печатях XII века а Церковь тело Христово, Крест Спасителя соединяет соединяет на Земле Восток и Запад, небесную и земную сферы, «нравственное и интеллектуальное, верх и низ, духовное и материальное». Только к XVIII в. начинает преобладать научная мысль о Солнце как относительном центре гелиоцентричной системы планет, тогда как Земля, отмеченная 33-х летним пребыванием здесь Сына Господа Всевышнего, была и остается единственно известным духовным центром христианской вселенской системы. ** Именно Рождество Спасителя полагает Церковь, как тело Христово на Земле, в центр вселенского христианского мироздания. К середине XVII века мысль о расположении Солнца в центре Солнечной системы едва ли можно считать устоявшейся или широко известной российской публике; Галилею в те времена еще только приходилось страдать от непонимания и связанных с этим преследований, укрываясь под эгидой флорентийского герцога и оправдываясь в своем знаменитом трактате «Диалог о двух главнейших системах мира Птолемеевой и Коперниковой»: «Несколько лет тому назад я высказал мысль, что загадочная проблема морских приливов и отливов могла бы получить некоторое освещение при допущении движения Земли. Это мое заявление передаваясь из уст в уста, нашло сострадательных приемных отцов, которые не прочь выдать ее за собственное детище. Дабы никто чужой не мог выступить, вооруженный нашим оружием, упрекая нас в том, что мы уделили слишком мало внимания такому важному обстоятельству, я счел необходимым изложить основания, по которым это явление должно иметь место при предположении, что Земля движется. Надеюсь, что изложенные здесь соображения докажут всему Трихотомия (гр. tricha на три части +tome сечение) деление объема понятия на три части. ** На Пражских курантах (чеш. Pražský orloj) Церковь в центре зодиакального круга. 66

67 миру, что если другие нации и занимаются мореплаванием в большей мере, то мы не уступаем им в научных исследованиях, и что если мы принимаем неподвижность Земли и признаем противоположное мнение математическими парадоксом, то основой нашего убеждения является не неведение того, что думают другие, а иные соображения и мотивы благочестие, религия, сознание всемогущества Божия и признание несовершенства человеческого разума». Картина мира представлялась глазам его современников состоящей из трех частей: верхней, нижней и срединной. И именно радуга символизировала союз земной души и Бога небесного, именно серединный цвет цвет посланника небес, мессии и христа 1. В христианском представлении радуга знамя завета. (Знамена государств, появившиеся к XVII веку, главным образом трехцветные). Эти представления о христианском мироздании со временем были забыты, поставлены с ног на голову и немного повернуты; перестали быть широко известными. В начале XXI века мы можем об этом свидетельствовать: задав вопрос о порядке расположения цветов в государственном флаге, можно застать врасплох 98% населения нашей великой родины. Об истории происхождения российского триколора существует несколько разных мнений, ни одно из которых так и не объясняет выбор в 1667 году царем Алексеем Михайловичем ало-лазорево-белого полотнища. До сих пор неизвестен документ, который бы регламентировал тогда порядок расположения цветов: «Флага узаконенного рисунка не имелось». Решение всё же было найдено, и в 1668 г. Сибирский приказ отпустил «310 аршин киндяков да 150 аршин тафт червчатых, белых и лазоревых к корабельному делу на знамена и яловички» 2 Между тем, факт отсутствия царских указаний о расположении полос в выбранном им флаге замечателен и красноречив сам собою: в христианском представлении радуга символ знамения. Это и есть главная, хорошо забытая идея, сокрытая до поры в символизме российского флага: российский радужный триколор несет в себе напоминание о вечном завете между Богом и всякой живой душею. 1 «Много христов, но все они смертные. Авраам был христос, но истлел во гробе; Исаак был также христос, но кости его лежат во гробе. Иаков был христос, но смертный. И Моисей был христос, но был погребен, в каком месте, не знаем. Подобно этому и Давид был христос, но все они были добычею смерти, все пленниками смерти. Один Христос истинно по природе Бог, но Который, по Своему милосердию к людям, запечатлел Своим исхождением девическое чрево, как некоторою печатью, и сих рыбарей источниками Своих исцелений. Его есть держава, Царство, слава и поклонение, с Непорочным и Единосущным, того же существа, Отцом и Святым Духом, ныне и всегда, и во веки веков, аминь» (Дмитрий Ростовский. Четьи-Минеи. Похвальное слово святому Апостолу Андрею Первозванному святого Иоанна Златоустого). 2 Ульянов А.В. Русская символика. М.,

68 В последовательности расположения полос российского флага прослеживается только одна очевиднейшая логика: их порядок соответствует структуре трехцветной радуги: алый один край спектра, серединный лазоревый цвет цвет точки (тайны) соединения, белесый ультрафиолет другой край. (Российский торговый триколор тем и отличается от боевой двухполосной Георгиевской ленты, что между оппозицией двух цветов являет ся тон истинного посредничества). Здесь следует заметить, что только российский флаг вместе с другими славянскими и есть те самые примеры, когда цвета государственных знамен семантически совпадают с трихотомичным представлением о порядке мироустройства и о трехцветной радуге, знамении завета. Примечательно, что полосы на иных государственных флагах, кроме многих славянских, достаточно редко соответствуют структуре расположения цветов в спектре или радуге. (Польский и украинский двухцветные флаги выражают только дихотомию: верх и низ среднего цвета, цвета посредничества). Любопытно, что в 1667 году светская спектральная цветовая гамма еще не была однозначно номинирована. Свои труды по изучению спектра британский ученый Исаак Ньютон начал только год спустя, в 1668, а первые удачные эксперименты ему удалось осуществить и того позднее в гг. К этому времени Ньютон представил научному миру описание своих опытов по дифракции и природе белого света, которое сначала было встречено бурной критикой. «Цвета это действия и страдания света», заметил столетие спустя Иоганн Вольфганг фон Гёте. Только в его времена, в начале XIX в., другой знаменитый британский естествоиспытатель, а заодно и филолог, Томас Юнг определил связь между хроматической терминологией и длиной световых волн. До этих времён, повторим ещё раз, цивилизованному миру не была известна и семицветная радуга. Радуга ассоциировалась только с тремя цветами. А потому, называя цвет лазоревым, Алексей Михайлович имел тогда в виду нечто иное, чем то, что мы понимаем под синим цветом сейчас: лазоревый цвет посланников богов и нарядов священнослужителей; верховные жрецы друидов и иудеев носили лазоревые одежды. Согласно рассказу Платона, жрецы погибшей Атлантиды носили «самые прекрасные лазоревые мантии». Лазоревый цвет мантии литов и облачения православных священников для Богородичных богослужений. На фото митрополит Воронежский и Борисоглебский Сергий в Благовещенском соборе

69 Говорят, что Один, или Вотан, носил синюю куртку (woad галльское название травянистого растения, которое дает синий краситель; оно ло названо, вероятно, по имени Wodan, Вотан или Один. Этим словом также называлось сине-зеленое стекло) 1. Серединному цвету в спектральном порядке соответствует зелёный, что мы и видим на флаге славянской Болгарии. Кроме того, зелёный цвет мантии патриарха. Однако, как нам стало понятно из статьи В.И. Шерцля, синий и зелёный, вообще средние цвета, очень плохо дифференцируются без особенной на то надобности в среде лиц, не владеющих лексикой славянского языка в полном объёме. К серединному цвету относятся части спектра от желтого до индиго, часто обозначаемые в средневековом мироописании одним словом: «Между языками, отличающимися весьма развитою терминологией цветов, русский занимает видное место, употребляя самостоятельные, несложные слова для означения таких цветов, которые во многих других языках можно выразить только помощью перефразиса или путем сложения двух слов» 2. Относительно ускользающего от точного словесного определения оттенка среднего цвета, названного царем Алексеем Михайловичем лазоревымъ, существует несколько разных точек зрения. «В русских былинах «латырь» * называется лазоревым и вообще «цветным»; «цветное платье», т.е. разноцветное; «цветики лазуревы (лазурь густой небесный цвет; в Ряз. г. лазоревым цветком специально называют «шапки», Tagetes, махровый яркожелтый цветокъ)» 3. Василий Андреевич Жуковский в сказке, написанной в ходе состязания с А. С. Пушкиным 2 августа 1 сентября 1831 г., называет лазоревый цвет голубым 4 : «И в то же мгновенье из белого камня Марья-царевна в лазоревый цвет полевой превратилась. «Здесь, у дороги, останусь, авось мимоходом затопчет Кто-нибудь в землю меня», сказала она, и росинки Слез на листках голубых заблистали. Дорогой в то время Шел старик; он цветок голубой у дороги увидел; Нежной его красотою пленясь, осторожно он вырыл С корнем его, и в избушку свою перенес, и в корытце Там посадил, и полил водой, и за милым цветочком Начал ухаживать. Что же случилось? С той самой минуты Всё не по-старому стало в избушке; чудесное что-то Начало деяться в ней: проснется старик а в избушке 1 Бейли Гaрольд. Забытый язык символов / Пер. с англ. И.А. Петровской, Л.А. Карповой. М., Шерцль В.И. О названиях цветов // Филологические записки. Воронеж, * Латырь в русских средневековых легендах и фольклоре камень, «всем камням отец», пуп земли, наделяемый сакральными и целебными свойствами. 3 Первов П. Эпитеты в русских былинах // Филологические записки. Воронеж, Жуковский В.А. Сказка о царе Берендее, о сыне его Иване-царевиче, о хитростях Кощея Бессмертного и о премудрости Марьи-царевны, Кощеевой дочери // Новоселье. СПб,

70 Все уж как надо прибрано; нет нигде ни пылинки. В полдень придет он домой а обед уж состряпан, и чистой Скатертью стол уж накрыт: садися и ешь на здоровье». Викентий Иванович Шерцль, отмечая неоднозначность в свою очередь хроматического термина голубой: «Русский голубой означает светлосиний, ярко небесный свет, но народ называет голубым синий, или серый или неопределенный темный цвет вообще и иногда даже желтый цвет; под голубой лошадью он подразумевает лошадь пепельную, мышастую, или даже с желтизной; нижегор. голубый значит желтый», обращал внимание на то, что люди, называя одним словом лазурь небесную и зеленые листья, тем не менее «на практике прекрасно различают не только эти цвета, но их оттенки». А.Н. Островский в пьесе «Снегурочка» (в основе сюжета русская народная сказка, почерпнутая Островским из второго тома «Поэтических воззрений славян на природу» А. Н. Афанасьева [1867]), пишет: Палатное письмо имеет смысл. Небесными кругами украшают Подписчики в палатах потолки Высокие; в простенках узких пишут, Утеху глаз, лазоревы цветы Меж травами зелеными Раскрывшийся для первых чувств, цветок Невинности благоуханной! Михаил Александрович Шолохов называет лазоревой желто-серую степь 1 и даже алый тюльпан 2. На южном Дону лазоревый цвет любви, смешанной со страстью. В радужной ауре, если доверять парапсихологам и тантристам *, синий цвет соответствует процессу мышления и далек от обозначения чувств и состояний, именуемых верой и любовью, имеющих, повторим, мало общего с мыслительным процессом. Синий цвет мысли, цвет светский; лазоревый цвет процесса постижения мира чувством любви, пришедшим на смену чувству страха, лазоревый цвет веры, цвет души, цвет сръдьца, цвет сакральный. По- 1 Шолохов М.А. Лазоревая степь. М., Шолохов М.А. Тихий Дон. М., * Тантра учение о двуединой природе мира, о нераздельном союзе мужского и женского начал. 70

71 этому лазоревый цвет не находит себе места в семеричном научном цветовом спектре, а только в геральдической восьмеричной сакральной палитре. Но в светской интерпретации, цвет средней полосы на знамени синий. И всё-таки следует понимать, что лазоревый и синий это две больши-и-ие разницы: синий и лазоревый обозначают совершенно разные области со-знания, и даже разные языковые системы, светскую и духовную, популярную и сакральную, гражданскую и богослужебную. Этимология слов «синий» и «лазоревый» обозначают едва ли не противоположные направления в исследовании: - С чем у Вас ассоциируется синий цвет? - С глупыми вопросами 1 В среде «продвинутой молодежи» даже белый гораздо актуальнее синего, не говоря уже о лазоревом. Если синий это человек, для которого место религии заняло пристрастие к алкоголю, а главная тайна скрывается нижним бельем, то этимология слова лазоревый приводит прямо в христианство, к семитскому «лазар», къ Христу Спасителю, къ воскресению, къ Лазарю четверодневному, къ восьмиконечному православному кресту 2, къ Новому завету, къ любви. В свете Zohar, в симовской языковой семье, (?) lazar значит «помощь Бытия, Бог помог» 3. Вот так лазоревый цвет в рамках сравнительной этимологии связывает вместе фольклор, Благовестие любви, Православый Крест, главного раввина современной России Берл Лазара и Божью всем помощь. Слово лазоревый в сравнительно-историческом языкознании имеет источники в разных языковых семьях индоевропейской и семитской. Но самое главное этимология этого слова и в той, и в другой семье связана с идеей Спасителя и Слова Божьего. Воскрешение Лазаря, Винсент Ван Гог В светском представлении лазоревый как бы соответствует синему, но то, что это не одно и то же, факт известный, хотя окружающая нас реальность и стремится навязчиво убедить нас в обратном. 1 Из анекдота, услышанного на Проспекте. 2 «Русский крест, или крест святого Лазаря, символ православной церкви в восточном Средиземноморье, Восточной Европе и в России» (Андреева В. и др. Энциклопедия. Символы, знаки, эмблемы. М., 2004). 3 Грановская Л.М. Словарь имен и крылатых выражений из Библии. М.,

72 Хранители традиций британцы напомнили нам о нашем же простодушии в ходе визита российского президента в Лондон, где оставалось долгое время полотнище от знамени Преображенского гвардейского полка. Тогда туманная столица была украшена иными, как нам казалось, необычными оттенками российского триколора: «Визит государственный, поэтому Владимира Путина принимают со всеми королевскими почестями. Весь Лондон в цветах и бело-лазорево-алых флагах, каким по геральдике должен быть российский флаг (а не бело-синекрасным)» 1. (Известны также слухи о замечании, высказанном однажды аргентинской делегацией принимающей российской стороне, по поводу слишком тёмных тонов, выбранных организаторами встречи по-русскинеразборчиво и для аргентинского государственного флага) В геральдике синего цвета не существует как такового. Геральдический цвет лазоревый. И здесь мы видим пример подмены оригинальных понятий светскими. Точнее, наблюдая этот случай, можно обнаружить то, как из символического (геральдического) и научного складывается синкретическое мировоззрение. Сакральный лазоревый сводит к престолу таинства средние в свете цвета зеленый, голубой и синий. Преобладание оттенков синего цвета в вариантах производимых отечественной промышленностью российских флагов можно попытаться объяснить еще и тем, что с реформами XVIII в. светская власть начинает главенствовать над духовной, и сам Пётр I, посвященный, по свидетельству Ланского, в тайны ордена тамплиеров и ознакомленный братьями-рыцарями с научными достижениями в области исследования природы света, обозначил серединный цвет синим 2. Так что можно сказать, что красно-сине-белый это цвета флага российского светского государства, тогда как ало-лазорево-белое знамя (с крестом, вместо копейного наконечника) православной Святой Руси. Подобная путаница с цветовой номенклатурой, кстати заметить, известна в сравнительном языкознании. Например, в настоящее время в 1 «Конфуз с королевой» (дата обращения ). Синкре (от греч. συγκρητισμός соединение, объединение) общекультурное явление, аналогичное эклектике в философии; внешнее, неорганическое, искусственное соединение различных культур, фрагментов или элементов разнородных учений религиозного, антропологического или космологического характера в единую систему. 2 Вернадский Г.В. Русское масонство в царствовании Екатерины II. СПб,

73 русскоязычной среде довольно широко распространено мнение, что в английском языке русские слова голубой и синий имеют один общий эквивалент blue. Однако это мнение нельзя считать вполне справедливым: в спектральной гамме синему цвету, шестому по порядку в русских названиях цветов радуги, соответствует indigo, шестой по порядковому номеру в названиях английских, т.е. голубой это blue, а indigo синий. (Если попробовать переложить цвета в ноты по тем же порядковым номерам, тогда аккорд мелодии российского флага звучал бы, согласно болгарскому аккорду, примерно как до-фа-диез-си, а не до-ля-си). Добавляет неопределенности в вопрос о цветах и связанных с ними ассоциациях ещё и то, что средства массовой коммуникации допускают здесь ошибки довольно часто. В Третьяковской, например, галерее на картине Алексея Петровича Боголюбова изображен как бы российский триколор. (Логика названия картины, по крайней мере, наводит на такие мысли). Боголюбов А.П. Катание на Неве, Третьяковская галерея, Москва. Фрагмент: Обратите внимание: флаг с таким порядком расположения полос, какой изображен на картине, вообще не существует в природе. Это ещё один пример того, как в сознание закрадывается ошибка, и происходит 73

74 это как раз в том месте, где подобного меньше всего ожидаешь. По экспозиции Третьяковской галереи можно констатировать: в названиях цветов радуги и полос в государственном флаге, а также в выражаемых этими цветами представлениях о мироздании замечена такая же путаница, как и с этимологией ростошинских названий. Здесь могут показаться лишними рассуждения о представлениях русского народа о цветах небесных явлений, но, по нашему мнению, наоборот размышления об этимологии русских слов и корней, объясненных русскими же словами, более чем уместны в контексте ассоциативного этимологического анализа. Разсуждая о радуге и символизме цветов российского флага и проясняя для себя некоторые смутно понимаемые общекультурные и филологические моменты, можно повлиять на ясность мышления в целом. А потому, что мышление оперирует словами и мысль не иначе может быть сообщена, как посредством звуков и букв и разве что ещё жестов, вернемся вновь к нашим ростошинским слогам. Итак, мы рассмотрели обозримый ассоциативный ряд, связанный со слогом ра, возводимым сравнительной методикой к общеиндоевропейскому корню r, который является общим корневым элементом в словах: Россия, Ростоши, расти. «Из введения в морфологию церковно-славянского языка академика А.И. Соболевского», опубликованного в 1902 году в воронежских «Филологических записках», известен общеславянский корень ста: «Огромное большинство глаголов имело те же корни, что и собственноимена. Лишь один глагольный корень ес (в iесмь и т.д.) был всегда близок корням местоимений, так как указывал на бытие вообще, не давая определения этому бытию. Да другой глагольный корень бы, иногда имевший конкретное значение рости, обыкновенно употреблялся в том же значении, как корень ес. Сверх того в обще-славянском языке еще несколько корней (хоть, чьн, ста) иногда приближались по значению к корню ес» 1. Примечательно, что в кириллице буква «Р» (рцы) имеет, кроме фонетического, еще и числовое значение 100, р=сто, а ра= , 200, =! «Рцы» «слово» «твёрдо»! «Рцы слово, и исцѣлѣетъ отрокъ мой» (Мф. 8:8). В греческом алфавите буква ρ «ро» даже по форме напоминает проро100к или и100чник. В этом контексте небезынтересной представляется нам статья А. Потебни «О связи некоторых представлений в языке» в III выпуске журнала «Филологические записки» 1864 года: 1 Соболевский А.И. Из введения в морфологию церковно-славянского языка. // Филологические записки. Воронеж,

75 Зеленая явириночка, Чом ти мала невеличечка? Чи ти росту не великого? Чи кориння не глибокого? Чи ти листу не широкого? - Я й росту високого. - Я й кориння глибокого. - Я й листу широкого. Молодая Марусичко, Чом ти мала невеличечка? Чи ти роду не великого? Чи ти батьки не богатого? Чи ти матки не разумной? - Я й роду великого. - Я й батька богатого. - Я й матки разумной. Мы обратим внимание на сближение росту у дерева и роду, корня и отца, широкого листа и ума матери, находящие соответствия в языке. Род и рост и т.п. Чи ти росту не великого?.. Чи ти роду не великого?.. Слово род, в смысле совокупности родичей, предполагает значение произращения (деятельности) и плода (результата). В Серб. оно есть между прочим синонимом слова плодъ. И само по себе, независимо от явственного сближения с ростом дерева, оно заключает в себе сравнение рода, как явления человеческой жизни, с произрастанием дерева и вообще растения. Скр. глагол ардh, ближайший по форме к слову род (и рост, где с из д) имеет в Скр. только переносные значения удачи, благополучия и т.п.; но гл. вардh (врдh), от которого произошел первый посредством опущения начального в, сохранил не только производные значения (цвести, быть счастливым), но и первообразное «рости». «Великий родъ» мог бы быть сравнен с ростом древесным не только в том мелком значении, которое мы видели в приведенной песне («рослые родичи»), но и в другом: великий род хороший, старинный, древность коего ручается за достоинства его членов. На основании некоторых слов можно думать, что наблюдения над изменениями человека сделано было не непосредственно над человеком. Сначала замечены были и обозначены словом изменения дерева, растения, и эти изменения послужили образом и объяснением возраста человеческого. На безсловесный вопрос, что такое возраст, возмужалость, старость и т.п. человек ответил себе: это то же, что фазы роста дерева; 75

76 он ответил так, назвавши старость человека и т.п. словами, обозначавшими прежде всего только явления растительной жизни. Так связаны были в мысли два различных явления. Это один из множества примеров того, как язык, во времена скудного развития, одними, свойственными себе средствами, ведет мысль по тому же пути обобщения и отвлечения, по которому потом идет наука. Указать известную степень тождества развития человека и растения, может быть, для своего времени так же важно, как для нашего научно доказать сходство двух повидимому не сходных явлений. < > Корень отец. < > Лист древесный и слово. < > Лай и речь. < > Брёх». Также указывает на сходство человека и древа первый из Псалмов царя Давида: «Блаженъ мужъ, иже не иде на советъ нечестивыхъ и на пути грешныхъ не ста, и на седалище губителей не седе, но въ законе Господни воля его, и въ законе Его поучится день и нощь. И будетъ яко древо, насажденное при исходищихъ водъ, еже плодъ свой дастъ во время свое, и листъ его не отпадетъ, и вся, елика аще творитъ, успеетъ. Не тако нечестивии, не тако, но яко прахъ, егоже возметаетъ ветръ от лица земли. Сего ради не воскреснутъ нечестивии на судъ, ниже грешницы въ советъ праведныхъ. Яко весть Господь путь праведныхъ, и путь нечестивыхъ погибнетъ». И также книга пророка Иеремии (17:8-15): «Ибо он будет как дерево, посаженное при водах и пускающее корни свои у потока; не знает оно, когда приходит зной; лист его зелен, и во время засухи оно не боится и не перестает приносить плод. Лукаво сердце [человеческое] более всего и крайне испорчено; кто узнает его? Я, Господь, проникаю в сердце и испытываю внутренности, чтобы воздать каждому по пути его и по плодам дел его. Куропатка садится на яйца, которых не несла; таков приобретающий богатство неправдою: он оставит его на половине дней своих, и глупцом останется при конце своем. Престол славы, возвышенный от начала, есть место освящения нашего. Ты, Господи, надежда Израилева; все, оставляющие Тебя, посрамятся. «Отступающие от Меня будут написаны на прахе, потому что оставили Господа, источник воды живой». Исцели меня, Господи, и исцелен буду; спаси меня, и спасен буду; ибо Ты хвала моя. Вот, они говорят мне: «где слово Господне? пусть оно придет!» Определение Священного Писания источником формирования сценарных установок помогает увидеть то, как реализуется слово Божье в истории, в жизни Его служителей, понимать принципы созидания христианского мироздания, этику христианского духовенства; видеть то, как слово Божье руководит человеком. 76

77 И логика, и духовная традиция определяют источником Ростошинского вдохновения Священное Писание. Причем ту его версию, в которой «Первоевангелие» имеет приблизительно следующий вид в Бытии (3:15): «И враждγ положγ междγ тобою, и междγ женою, и между сѣменемъ твоимъ, и междγ сѣменемъ тоѧ: Той твою блюсти бγдетъ главγ, и ты блюсти бγдеши егω пѧтγ. И женѣ рече: оумножаѧ оумножγ печали твоѧ, и воз д ы х а н їѧ твоѧ: въ болѣзнехъ родиши чада: и къ мγжγ твоемγ ωбращенїе твое, и той тобою ωбладати бγдетъ. И Адамγ рече: якω послγшалъ еси гласа жены твоеѧ, и ялъ еси ωт древа, егоже заповѣд а х ъ т е бѣ сегω единагω не ясти, ωт негω ялъ еси: проклѧта з е м лѧ въ дѣлѣхъ твоихъ, въ печалехъ снѣси тγю всѧ дни живота твоегω: Тернїѧ и волчцы возраститъ тебѣ, и снѣси траву селную. Въ потѣ лица твоегω снѣси хлѣбъ твой, дондеже возвратишисѧ въ землю, ωт неѧже взѧтъ еси: яко землѧ еси, и въ землю ωтидеши». Блюсти и расташе церковно-славянские глаголы, слова Божьи в своей чистой от светского недоумения форме. Блюсти и расташе слова Библии Славянской, в очень узком понимании смысла этого слова, поражать и росло слова светско-русские. В первом издании Евангелия на русском наречии в 1820 году слова уже нет, есть слово расло, а в современных изданиях уже росло. (Также нет в первом издании Библии на русском языке в 1876 году и слова блюсти, а есть поражать). Только в церковно-славянской версии слово остается в своей первозданной форме тысячелетие, тогда как светский язык уже успел за два столетия поиметь две формы. Церковное-жеславянское слово остается тем словом, каким было, есть и будет. Буди, буди! Мнения об этимологии топонима, известные в воронежском краеведении, лишь ещё одно свидетельство отсутствия в отечественной историографии единодушия и ясности в понимании этимологии как таковой. По нашему мнению, христианин в выборе названия христианином же видит Божий промысел, материалист-язычник (чаще всего неосознанно) сводит происхождение названия к какой-либо вещи, скорее всего к водоёму, к гидрониму * : «Они почитают реки, и нимф, и всякие другие божества» 1. Нужно ли говорить, что и в настоящее время преобладает именно языческий способ интерпретации мира? Современное светское мировоззрение не отличается от мировоззрения языческого даже на йоту. Властителями идей в современной историографии являются люди большей частью неверующие, светские, синкретичные, скрывающие под академическим и светским апломбом неверие и непонимание текстов Священного Писания. Светский тип мышления в * один из классов топонимов (от греч. τόπος (topos) место и ὄνομα (ōnoma) имя, название) имя собственное, обозначающее название географического объекта названия водных объектов: рек, озёр, морей, заливов, проливов, каналов и т.п. 1 Прокопий Кесарийский. (Bell. Goth., III, 14). 77

78 настоящий момент определяет шаблон в поисках этимологии слова, в принципе, а синкретизм наиболее адекватное определение преобладающего типа мировоззрения обществ в христианских государствах. Современный христианин христианин номинальный, христианин по милости Божьей, с «законом, написанным в сердце» (Рим. 2:15), в душе; но в сознании, в мыслях он скорее язычник. Настоящая глава, выполненная в стиле постмодерн, сама собой представляет эклектику как чистый художественный жест и лишь обозначает масштабы синкретического этимологического пространства. Эклектика это состояние сознания безумца, с диагнозом расслабленной деменции. Эклектика аморфна; в отличие от философии и мифа, в ней нет структуры. Философ, используя универсальный способ описания, способен структурировать эклектику, по крайней мере, в её структурируемой части, или хотя бы эту часть обозначить; создать структуру, на фоне которой понятие эклектика может быть детально осмыслено. Этой способностью философ и отличается от дезориентированного и необразованного идиота. Верующий идиот есть блаженный (Мф. 5:3-10). Безбожие вот настоящая эклектика, настоящее безумие: «Сказал безумец в сердце своем: «Нет Бога» (Пс. 13:1, Пс. 52:2). Эклектичность характерная черта светского сознания эпохи постмодерна: «безпредельное или, скорее, безпорядочное богатство, темный и невразумительный синтезъ, безразличное скопление всехъ элементовъ». Миф, философия и религия превратились в несоединимое соединение различных типов мышления и образовали как бы органическое целое. Миф стал формой духовного общения современного человека: «В мифе отражаются исторические цели и задачи племени, нации, народа, дается определенная картина прошлого и конструируется будущее» 1. Е.Н. Ростошинский определял мифологическую форму общественного сознания самой древней из принятых сегодняшней классификацией форм общественного сознания (философия, наука, искусство, право и т.д.): «Мифологическое мышление универсально и первично по отношению к религиозному. От сказочных мифологические построения отличаются тем, что имеют нормативный характер. Миф преподносит свои построения не с игривой фантазией, а с непререкаемым авторитетом». Любой хороший специалист в теории коммуникации подтвердит тезис о том, что и в наш рациональный век большинство решений принимается иррационально, подсознательно, то есть решения главным образом неожиданно являют ся из самых глубин подсознания. (греч. εκλεκτός избранный, отборный) искусственное смешение разнородных стилей, идей, взглядов и т. п. Идиот (от др.-греч. ἰδιώτης) невежда, неуч, букв. отдельный, частный человек, не принимающий участия в общественной жизни. 1 Воеводина Л.Н. Мифология и культура. М,

79 Размышляя таким образом, можно объяснить, почему ростошинское коллективное бессознательное вновь определило Козьмодемьяна своим символом. Пользуясь тактичным способом определения аналогий, мы можем так же объяснить и вновь выбранный образ ездеца (змееборца) для нагрудного щита российского двуглавого орла: «Те или иные идеи только тогда могут дать всходы в массовом сознании, когда они сформулированы в формах эмоционально-экспрессивных, эмоционально окрашенных». Таков Святой Георгий главное действующее лицо московского герба. Предположительно в 1710 году в собственноручной записке Петр I так объясняет появление всадника с копьем: «Сей герб (зачеркнуто) Сие имеет свое начало оттуду» 1 Но если при смене советского герба на старый российский речь шла о соперничестве архетипического героя vs скрещенного серпа и молота в центре пятилучевой звезды, то в нашем случае в обществе сложилось несколько иное quasi-противоречие: в выборе образов святых покровителей ратников Христовых Коsмы и Дамiана и образа Пресвятой Пречистой Преблагословенной Владычицы нашей Богородицы, покровительствующей всей России. Это противоречие нашего времени. О XVIII веке в ростошинской истории известна другая, топонимическая интрига: или Космодемьянскъ. На близость образов «землепашцев» и «змееборцев» св. вмч. Георгия и св. безср. Космы и Дамиана мы обращали внимание читателей еще в статье Д.О. Шеппинга (см. также ех-курс стр. 282). В народном сознании эти образы тесно сплетены с архетипом Змееборца, воинствующего божества, унаследованного из отдаленного языческого прошлого и не менее отдаленного настоящего (см. ех-курс стр. 279, 281, 290). Эта связь по большому счету обусловлена не столько общими нечеткими и расплывчатыми представлениями о религии, культуре и мифологии в эпоху постмодерна, сколько еще и тем, что для правильной ориентации в этом мире бескрайней криптоционной реальности нужно соответствующее образование и совершенно определенный навык. Мир мифологии, как и мир подсознания, требуют разборчивости в подобных вопросах Святой Георгий и святые Косма и Дамиан герои католической «Золотой легенды» и православных Четьих Миней. Образы, в которых индоевропейский миф соединяется с христианской апокрифической литературой. Якоб Ворагинский (в авторском переводе с английского) так 1 Вилинбахов Г.В. Государственный герб России. 500 лет. СПб, VS (сокр. от лат. versus против). Криптоционная реальность есть действия, поступки, их последствия, которые существуют скрыто, потаенно, а иногда сознательно скрываются их участниками от посторонних глаз. Цит. по: Коростылева Н.Н. Мужчина и женщина. От конфликта к согласию: Исследование гендерного конфликтогенеза. М., (от др.-греч. ἀπόκρῠφος «скрытый, сокровенный») тексты, не признанные «богодухновенными»: Евангелия, Послания, Деяния и Откровения, не вошедшие в Библию, считаются Церковью «посторонними», или «неканоническими», то есть собственно апокрифами. 79

80 представляет святых в «Золотой легенде»: «Здесь речь о Житиях Святого Космы и Святого Дамиана, и в первую очередь об их именах. Cosmo происходит от греческого космос, то есть формы, хорошо устроенной и украшенной, упорядоченной и гармоничной. По словам Исидора 1, космос на латыни значит чистый. Косма был для других примером, образом, украшенным с хорошим пониманием тонкостей в искусстве, добродетельным и чистым от всех пороков. Дамиан происходит от dama 2, означающего зверя домашнего, смиренного и кроткого. Или Damianus говорится о догме, которая является доктриной. Или говорят, Damianus есть как бы рука Господа нашего. Он был кротким в беседах, превосходным в проповеди божественного учения, его жертва была в укрощении своей плоти, и он был рукой Господа нашего в лечении и исцелении лекарствами». Св. Косма и Дамиан были особенно почитаемы в рыцарской Европе. Эта двоица покровители тосканского семейства Медичи, представители которого неоднократно становились правителями Флоренции и римскими папами, например, папа Лев Х, принявший закон о Римской курии и об утверждении первых банков, называемых благочестивыми (деятельность которых была признана епископами полезной, даже при взимании ими «разумных и умеренных плат за предоставление ссуд»). Основатель династии Медичи, конфалоньер справедливости, Джованни ди Биччи назвал в честь их братского-единодушия своего сына, легендарного Козимо Медичи Старого, Cosimo di Giovanni de Medici, Cosimo il vecchio. В средневековой Европе Косма и Дамиан как тамплиеровская двоица (двоица рудимент двойственного числа, обозначает единство во множестве, описывает то, как действует братский дух, в отличие от пары, исходящей из множественного числа и содержащей в себе оттенок подразумеваемой, презумпированной оппозиционности), two in one, два 1 Исидор архиепископ Севильи, последний латинский отец Церкви и основатель средневекового энциклопедизма, который оказал значительное влияние на историю Средних веков, канонизирован Римской католической церковью. Исидор Севильский многими католиками считается покровителем Интернета. В то же время официальный Ватикан не считает кого-то из святых покровителем Интернета. В 1998 году День Интернета санкционирован Папой Иоанном Павлом II. 2 dama (санскр.) приручать, усмирять, воспитывать, одомашнивать. (лат. Curia Romana) главный административный орган Святого Престола и Ватикана и один из основных в католической церкви. Конфалоньер справедливости (итал. gonfaloniere знаменосец) глава приората, имел знамя определенной формы и цвета, символизировавшее его власть. Рудимент (от лат. rudimentum зачаток, начальная ступень) устаревшая форма существования; фактор исчезнувшего явления, ушедшего в прошлое по своей функциональной деятельности. 80

81 рыцаря, объединенные Святым Духом и прославляющие в один голос Господа Всевышнего: Не тот ли это самый братский девиз, который связывает Косму и Дамиана съ семьей Медичи, Аристотелем Фьораванти, царем-магистром Павлом I, поэтом Пушкиным и врачом-языковедом Далем? Да и как еще может объяснить себе пытливый ум такую популярность Коsмы и Дамiана в среде московского истеблишмента, покровительствующего церковным общинам, как не влиянием тайных обществ? Разве что архетипичностью образа змееборца Козьмодемьяна, смешавшегося с именами святых? В.Л. Янин относит появление первых изображений Коsмы и Дамiана к XII веку, к моменту основания Москвы: Печати неопределенных князей: На лицевой стороне печати изображение архангела Благовестия Гавриила, «в полный рост с железом (?) в правой руке и со сферой в левой»; на обратной стороне «изображение святых Козмы и Демьяна в полный рост». Можно сказать, все известные исторической науке печати русских князей с XI-го по XV-ый век собраны в фундаментальном труде Валентина Лаврентьевича Янина. Наблюдая здесь развитие отечественной сфрагистики, можно заметить, что к началу итальянского дученто (конец XII в.) на русских печатях принято обозначать нимбом образы святых. Княжеские фигуры, как правило, с короной на голове и с другими инсигниями верховной власти в руках. Кому в том или ином случае принадлежала печать светскому лицу или духовному нельзя теперь всякий раз утверждать с уверенностью. (С уверенностью можно говорить только об архаичной традиции изображать святых на печатях.) В.Л. Янин, например, затрудняется определить принадлежность этой и следующей печати и относит их к разделу (от англ. Establishment власть имущие, правящие круги, политическая элита) общественно-политические круги, формирующие общественное мнение; слои общества, имеющие привилегированное положение и являющиеся опорой данного общественного строя. Сфрагистика (от греч. σφραγις печать) вспомогательная историческая дисциплина, изучающая печати (матрицы) и их оттиски на различных материалах. 81

82 печатей неопределенных князей. Печати неопределенных князей С изображением святых Василия и Георгия. 1 Л.с. Изображение св. Василия Кесарийского в полный рост с кодексом в левой руке. О.с. Изображение св. Георгия в полный рост, извлекающего меч из ножен. За спиной подвешен щит. Другие исследователи приписывают эту печать, судя по образу св. вмч. Георгия, князю-устроителю российской столицы Юрию Долгорукому. Св. вмч. Георгий воин среднего ранга, изображаемый изначально с копьём в руке, появляется на этой печати только с мечом. Именно это обстоятельство и позволяет определить княжеский статус владельца. Печать Юрия Долгорукого. XII век 2. Иначе говоря, основанием для такого предположения служит то, что на этой печати в руках каппадокийского воина Георгия меч инсигния царского достоинства, Св. равноап. князь Владимир и кн. Ольга 82 Свв.кн. Владимир, Борис и Глеб а потому объяснить эту догадку несложно: в руках князя как правило 1 Янин В.Л. Актовые печати Древней Руси. М., Рево О.А. Из истории герба Москвы // Наука и жизнь Инсигнии внешние знаки царской власти.

83 меч, в руках воина копьё. В своем символизме копьё и меч соответственно различают царя и воина среднего звена. В иконографии, как можно заметить по экспозиции Третьяковской галереи, княжеские покровители святые царственные страстотерпцы благоверные российские князья Борис и Глеб изображаются с мечами в руках (см. стр. 410). Меч символ справедливости, правосудия и высшей власти; как писал Пушкин своим друзьям: И братья меч вам отдадут. «Символизм меча (sword) и слова (word) Божия надежно хранится в слове sword, то есть se-word или is-word, что означает «Свет Слова» Большой Меч Справедливости временами почитается как символ Самого Бога», и в своих стихах о мече Уильям Эрнест Хенли так говорит о нем: Я воля Божья, Я меч, Меч поёт Голос меча идет из самой его глубины, Величественный звон, Как будто с небес Первозданной верховной власти Льется его высокая неотразимая песня Герои, дети мои, Следуйте, о, следуйте за мной! Следуйте, ликуя В сильном свете, который вырывается Из священного братства, Пробивайтесь сквозь глупость! Меч справедливости в сочетании с крестом святого Георгия составляют щит Лондонского герба 1 : Латинский девиз на ленте: «Господствуй и управляй нами». Артур стал королём только после того, как сумел достать меч, зажатый в наковальне. Томас Мелори пишет: «В восточной части церковного двора рядом с высоким алтарем был виден большой квадратный камень, 1 Бейли Герольд. Забытый язык символов / Пер. с англ. И.А. Петровской, Л.А. Карповой. М.,

84 подобный мраморной плите, и в его середине было нечто вроде стальной наковальни высотой один фут, а в нее воткнут прекрасный меч. Наковальня, представленная на прилагаемых рисунках, изображена с крестом или мечом, торчащим из неё. Она была символом первозданного очага, вздымающего вихрь искр кузницы или Силы Вселенной» 1. Согласно одной из легенд, меч короля Артура выковал сам бог-кузнец Волунд. «Пламенный меч это символ солнца» 2. Второй меч королю Артуру вручила Леди Озера, с условием: обнажать его только во имя правого дела и вернуть ей, когда придет срок. На метафизическом уровне меч олицетворяет проницательность, силу интеллекта, духовную решимость, неприкосновенность святынь. Подобно тому, как меч рассекает узлы, так и разум достигает самых укромных уголков мысли. У китайцев меч это проникающее в суть явления озарение, которое под корень срубает невежество. Меч фаллический символ, но вместе с ножнами олицетворяет единство мужского и женского начал. Меч, лежащий между мужчиной и женщиной, знак чистоты их отношений, запрета на близость. Меч разделяет и отделяет душу от тела, Небо от Земли, пламенеющий меч отделяет человека от рая. Меч символ высших форм рыцарства, символ более низких копьё. В отличие от меча, которым действуют в священных целях, копьё оружие человека земного предназначения обозначение исполнителя приказов и решений высшей власти; в Китае копьё является атрибутом многих второстепенных богов. Копьё, само по себе, символизирует наказание, казнь, убийство, указывает ранг. Копьё каппадокийского воина Лонгина, которым тот пронзил ребра Христа, апокрифический символ неограниченной глобальной власти, произвола, агрессии и войны 3. 1 Бейли Герольд. Забытый язык символов / Пер. с англ. И.А. Петровской, Л.А. Карповой. М., Филон Александрийский. О херувимах, о пламенном мече и о первой твари, родившейся от человека, Каине // Сочинения. М., «А одинъ изъ воиновъ пронзилъ Его копiемъ въ бокъ; и вдругъ потекла кровь и вода» (Ин. 19:54). 3 Андреева В. и др. Энциклопедия. Символы, знаки, эмблемы. М.,

85 Каноническими примерами изображений вооруженных князей и воинов можно считать бронзовые скульптуры ещё одного (см. стр. 169) уроженца тамбовской земли Евгения Александровича Лансере, представленные в Васнецовском, богатырском зале Третьяковской галереи: Святослав на пути к Царь-граду Богатырь Копьё и меч различаются в семиотике так же, как различаются левое и правое, как прямоугольник и квадрат, как различаются, например, Российские государственный флаг и президентский штандарт В годы XV века монеты с изображением как бы летящего всадника-погони с саблей в руке, с круговой легендой «Кн(я)зь великий Иванъ Васильевичъ» на лицевой стороне и строчной надписью «Осподарь всея Руси» на оборотной, выпускаются и в Москве, и в Новгороде и, можно сказать, преобладают. Некоторые исследователи считают, что со второй половины 80-х годов XV в. и до конца правления Василия III (сына Ивана III) чеканился единственный тип монет с изображением вооруженного саблей всадника. Вмешательство постороннего предания порой, однако, затемняет естественной ход эволюции. В Москве в правление Ивана III Васильевича наблюдается начало смешения типов. К этому времени относится монета с изображением всадника с саблей и круговой легендой «Кн(я)зь великий Иванъ Васильеви» 1 на лицевой стороне и маленькой звездочкой в круге с татарской надписью «Эта денга московская» на оборотной. 1 Соболева Н.А. Очерки по истории российской символики: от тамги до символов государственного суверенитета. М.,

86 Генуэзское посольство 1386 г. привозит в Москву эмблему одного из покровителей Генуи исполнителя-змееборца, героя творчества генуэзского монаха Иакова Ворагинского, автора «Золотой легенды», опередившей Великие Четьи-Минеи московского митрополита Макария в идее составления Житий святых почти на два с половиной столетия. Генуэзцы же привозят в Россию и первую водку, изготовленную по технологии другого итальянского монаха-алхимика Валентиуса, как лекарственное, антисептическое средство Aqua Vitae 1 (лат. живая вода). Во времена кватроченто итальянское искусство оказывает особенное влияние на русское. Вопрос об «итальянском следе» в деле св. Георгия о русской символике поднимался среди исследователей неоднократно. Одно можно утверждать: змееборческая роль святого Георгия явление более позднего времени, которое филологами связывается с болгарским влиянием (стр.286), так что южное направление прослеживается явно. История итальянской моды в России связана с Софьей Палеолог. Именно в её время (см. ех-курс стр. 294), к 1497 году, являет себя свету таинственный всадник русского герба ездец Ивана III. Интересно, что примерно к этому же времени относится монета, вылитая предположительно Аристотелем Фьораванти. (Известно, что во Флоренцию для решения одной из сложнейших задач приглашался талантливый литейщик монет и колоколов Аристотель Фьораванти, ставший впоследствии архитектором Успенского собора Кремля, старейшего из сохранившихся зданий Москвы) 2. На этой монете принадлежность всадника к высшей власти выражена соответствующей инсигнией символом справедливого суда мечом. Универсальный принцип бинарной оппозиции * обозначен на монете Фьораванти в противопоставлении всадника справедливого царя пятилепестковой розе символу человека, народа. В оппозиции всаднику пятилепестковая роза символ гражданина, такого же, как и дракон, амбивалентного ** существа, соединяющего в себе грех и праведность. (Обратим здесь внимание на именную формулу самого Фьораванти Фьор значит цветок, а Фьор-а-ванти: цветок, принесенный ветром). 1 Мединский В.Р. О русском пьянстве, лени и жестокости. М., Подъяпольский С. С. К вопросу о своеобразии архитектуры московского Успенского собора. // Успенский собор Московского Кремля. Материалы и исследования. М., * Бинарная оппозиция универсальное средство рационального описания мира. Термин введен лингвистом Н.С. Трубецким (Трубецкой Н. С. Основы фонологии. М., 2000). ** (от лат. ambo «оба» и лат. valentia «сила») двойственность, выражающаяся в том, что один объект способен одновременно проявлять два противоположных качества. 86

87 Традиция изображать цветок архаична и связана с самыми первыми образцами русских княжеских печатей X нач. XI вв. Среди самых ранних печати киевского князя Изяслава Ярославича: Л.с. Четырехлепестковая розетка. О.с. Изображение фигуры в полный рост, в короне с царскими регалиями в руках. Л.с. Розетка. Вокруг широкий ободок. О.с. Поясное изображение св. Дмитрия Солунского с копьем в руке и со щитом в левой. Монеты и печати, это важно принимать во внимание, суть ретрансляторы соответствующих изображениям идей, повседневный объект в поле зрения человека, облеченного властью, и потому постоянное напоминание ему о том, что Rosarium est magnum opus и что истинный царь не тиран и скандалист, но должен совершать, вершить справедливость. На монете Фьораванти Иван III представлен в образе всадника-пог ни * с царской инсигнией мечом, тогда как всадник-ездец на лицевой стороне печати 1497 года держит в руке копьё. По этим признакам в геральдике принято различать такие типы всадников, как ездец и погоня: если с копьём, то ездецъ. Печать Ивана III Васильевича, 1497 г. Копьё в руках всадника-ездеца обозначает наезд, произвол и казнь. Одно слово ъездецъ. Меч в руке всадника-погони справедливость и правосудие, как в знаменитом палиндроме поэта Гаврилы Романовича Державина: «Я иду с мечем, Судия!» По короне и мечу можно отличить княжеское достоинство; нимб и копьё указывают соответственно на святость и воинский ранг. * от англ. honor честь. Палиндр (от греч. πάλιν «назад, снова» и греч. δρóμος «бег») буквосочетание, слово или текст, одинаково читающиеся в обоих направлениях. 87

88 И здесь мы встречаемся с любопытным явлением: на одной из печатей, приписываемой канонизированному только в 1547 году Александру Ярославичу Невскому, всадник, обозначенный как Александр, изображен с нимбом уже в XIII веке! На оборотной стороне святой Федор Стратилат в сюжете змиевой драмы. По изображениям святых и князей можно проследить первые варианты появления змееборческого мотива в русской символике. Образы святого воина, попирающего копьем змия, встречаются начиная только с XIII века. Святой Георгий в это время в змееборческой драме участия не принимает. На княжеских печатях XIII в. этот сюжет связан чаще всего со святым Федором Стратилатом, покровителем династии Романовых. Все известные змееборцы, о которых свидетельствуют печати, собранные В.Л. Яниным, Дмитрий Солунский, Федор Стратилат, Федор Тирон и Георгий Победоносец воины одного ранга. По фундаментальному труду Валентина Лаврентьевича можно проследить, как в разные исторические эпохи образ всадника-ездеца связывают с различными действующими героями: на печатях изображен то св. Фёдор, то без нимба и с копьем сам князь, то, позднее, св. Георгий. Замечательна другая печать, на одной стороне которой изображение Христа Вседержителя с Законом Божьим в руке, как бы указывающего правой рукой на всадника с нимбом над головой и с мечом в деснице: Правда, здесь есть некоторые геополитические нюансы: ня литовский всадник, а значение слова нь имеет языческую коннотацию ** Федоровская икона Божьей Матери одна из святынь дома Романовых. С конца XVIII века немецкие принцессы, выходя замуж за русских великих князей и принимая для этого православие, по традиции в честь Феодоровской иконы получали себе отчество Фёдоровна. К ним относятся Мария Фёдоровна (жена Павла I), Александра Фёдоровна (жена Николая I), Мария Фёдоровна (жена Александра III), Александра Фёдоровна (жена Николая II) и Елизавета Фёдоровна, основательница Марфо- Мариинской обители. ** (позднелатинское connotatio, от лат. con вместе и noto отмечаю, обозначаю) сопутствующее значение языковой единицы. 88

89 или, другими словами, содержит аллюзию к истории Полоцкого княжеского рода, породнившегося с Гедиминовичами, долгое время исповедовавшими язычество (см. стр. 183). (Но то, какую аллюзию содержит в себе одна коннотация геральдического термина ездец, можно исчерпывающе объяснить, только используя ненормативную даже для светского языка лексику) Первые из известных икон Новгородской северной школы, в которой воинствующий Георгий излюбленный герой, а змееборческий мотив излюбленный иконописный сюжет, относятся к XIV-XV векам. Специалисты по иконографии отмечают особое место, занимаемое змееборческим мотивом в северной, новгородской иконописной школе начиная с XIV века: «У северных иконописцев на образах можно увидеть всё» 1. По мнению В.Н. Лазарева 2, почитание Георгия Победоносца на русской почве прошло три четких этапа: 1) период почитания святого как покровителя князей в X-XII вв.; 2) проникновение культа св. Георгия в народную среду и в результате превращение его в эпический образ покровителя земледельцев и скотоводов в XIII-XV вв.; 3) изъятие из народной среды и придание ему черт исключительности в конце XV- XVI вв. С таким видением дела можно согласиться, ограничиваясь результатами исторического метода исследования, но нельзя, однако, утверждать, что такая хронология выражает все перипетии образа святого великомученика в коллективном индоевропейском бессознательном. Об индо-российско-европейском коллективном бессознательном можно сказать, что это Святой Георгий тот образ, который объединяет нас больше даже, чем Iисус Христос, Сын Бога нашего. Как бы дико это ни звучало, но вопрос о копье (Ин. 19:34) и филиокве разделяет церковь, Св. Георгий Победоносец. Серебро, X - XI вв., Музей Изобразительных искусств в Тбилиси тогда как святой Георгий это тот святой, который покровительствует и Великобритании, и Грузии, и России. Аллюзия (лат. allusio шутка, намёк) стилистическая фигура, содержащая явное указание или отчётливый намёк на некий литературный, исторический, мифологический или политический факт, закрепленный в текстовой культуре или в разговорной речи. 1 Суров М.В. Вологодчина: неиссякаемая дивность. Вологда, Лазарев В.Н. Русская средневековая живопись. Статьи и исследования. М.,

90 Можно сказать, святой Георгий в роли змееборца имеет референта не только в христианской религии, но и в ведическом наследии, читай в индоевропейской мифологии и фольклоре. (Референт тенью выходит из тумана иррациональной области со-знания и занимает трон, как в известном фильме-сказке «Тень», в котором Олег Даль сыграл сразу две роли учёного Христиана-Феодора и его Тени). Но тень должна знать своё место!!! В свою очередь артефакт постмодерна святой воин Георгий- Змееборец представляет собой в коллективном индо-российскоевропейском бессознательном референта главного героя Ригведы, победителя драконов Индры Вритрахана: Кто каждого, совершающего великий грех, Поразил копьем не успел тот (это) и осознать, Кто дерзкому не прощает дерзость, Кто убийца демонов (врагов ариев) тот, о люди, Индра! 1 По отношению к человеку, к ариям в особенности, Индра дружелюбен, щедр, всегда готов прийти на помощь. Но убиение змея было величайшим из грехов Индры. Ибо Вишварупа (букв. имеющий все цвета, имеющий все облики) даже раньше Брихаспати, к которому чаще всего и применялся титул Господина речи, был брахмaнoм и верховным жрецом богов, а потому царь богов оказался повинен в тягчайшем из прегрешений убиении жреца. Как известно, Индра мог принять любой образ и после убийства жреца-змея долго скрывался на краю света в стебле цветка, пока его не разоблачили. (Любопытно, что при закладке индуистского храма пронзают голову змею, имитируя подвиг Индры, покорившего хаос и создавшего свой порядок, или [?] первоначальный акт творения хмелящего и веселящего напитка Сомы) 2. Надежда Александровна Соболева замечательно показывает в своих трудах тот путь, каким инволюционирует в маргинальном сознании образ христианского святого великомученика Георгия Победоносца в постмодернистский эклектический светский имидж «святого воина Георгия-Драконоборца». Один св. вмч. Георгий, несущий знамя Христово, свидетельствует о Спасителе и исполняет Его волю; иной воинственный змееборец без нимба, не считает за необходимое полагаться на силу Слова Божьего, действует, добывая славу себе лично. (от лат. referens относящий, сопоставляющий) объект внеязыковой действительности, который имеет в виду говорящий в контексте конкретной языковой ситуации; предмет референции. Референт противопоставляется сигнификату, который выражает значение имени или знака. В этом плане референт может соотноситься с различными сигнификатами и соответственно обозначаться разными именами или знаками. 1 Ригведа, II, 10. (В октябре 2010 г. именем ведийского громовержца и змееборца названы совместные индо-российские военные учения «Индра 2010», прим. авт.) 2 (Дата посещения ). 90

91 Эта георгиевская интрига, связанная с древнейшим архетипом всадника-победителя, нашла свое выражение в творчестве Сальвадора Дали, представившего культурному европейскому обществу образ имперсонального змееборца. Коллекция Александра Шадрина в музее им. Крамского, г. Воронеж. В бронзовой скульптуре Дали у имперсонального всадника нет ни нимба, ни лица: кто он как бы неизвестно, как неизвестно и то, что же всё-таки за всадник изображен на нагрудной эгиде российского орла: если всадник московского герба официальная референция святого Георгия 1, то в описании государственного герба 2 сказано: «на груди орла всадник, поражающий копьем дракона». Т.е. всадник российского герба персона инкогнита, «воображение великого государя», появившееся на печати Ивана Васильевича в 1479 году. Замечательно, что и главный герольдмейстер России Георгий Вадимович Вилинбахов, принимая решение об официальной дефиниции российского герба, оставил русского ездеца без имени. Вилинбахов, различая означающее и означаемое, обращает внимание на то, что образу в разное время приписываются разные значения. Мнение Георгия Вадимовича в авторской художественной интерпретации можно выразить следующим, примерно, образом: существуют два параллельных явления: одно изменяющееся во времени изображение всадника, другое такое же изменяющееся во времени представление в обществе о том, кто именно изображен: ездец то князь, то мифологический персонаж, то святой. (Означающее меняется со временем, как жильцы в квартирах, сначала одни, потом другие иногда остаются памятные доски, но чаще всего смена происходит незамеченно). А потому, и так бывает, правильнее говорить не о том, кто изображен, а скорее какое мнение о том, кто изображен, преобладает в тот или иной промежуток времени, о различиях во мнениях в различных культурных кругах (см. стр. 346). В личном гербе Георгия Вилинбахова, например, другой всадник, «рыцеръ збройны на коне з мечомъ еже ныне наричутъ пог ня». 1 Закон города Москвы «О гербе города Москвы». 2 Федеральный конституционный закон от 25 декабря 2000 г. 2-ФКЗ «О Государственном гербе Российской Федерации». 91

92 Всадник же российского герба персона не царского достоинства, символ исполнительной власти. Можно сказать, что государственный герб, по сути, обозначает русскую национальную идею, подтвержденную другими государственными символами: неизвестный воин должен защитить свою Родину-мать, своё духовное Отечество. Это та идея, которую выражает и всадник российского герба, и вечный огонь у кремлевской стены. Но эта хорошая идея не может передать народный дух в полном объеме. Страна должна не только защищаться, но уметь созидать и производить, вершить справедливый суд другим народам. Эту идею выражают другие символы. Справедливый суд это инсигния геополитического, более того, вселенского центра. Государственная символика эту идею-методику не выражает. (Этот факт в глазах иностранцев может вызывать подсознательное недоверие к отечественному правосудию в целом, и так оно и есть). Победа добра над злом насильственным методом, силою это немножко иной смысл. Всадник-погоня это международный, союзный символ, выражающий единство, основанное на справедливости. Ездец же, по большому счету, лучше подходит для исполнительных и силовых структур, но не уместен, в нашем представлении, для обозначения законодательной и судебной власти, так, примерно, как неуместна буква М там, где должна быть Ж. Ведь каждому знаку полагается свое место. Копьё это не царское оружие, когда царь берет в руки копьё это до добра не доводит: Репин И.Е. Иван Грозный убивает своего сына. Третьяковская галерея. 92

93 Царь мудрый судья, вершитель справедливости, а не исполнитель-палач. Убивая своего сына, царь убивал себя, свой род в этом парадокс окаянного убийства (Быт. 4:15) и проблема воспитания: «Что-то мрачное, ужасное грядет в мир Человек остается как бы беззащитным, настолько им овладела эта злая сила, и он не сознает, что делает Даже внушается самоубийство Почему это происходит? Потому что берут в руки оружие, не имея при себе имени Иисусова и крестного знамения!» 1 И здесь скорее речь идет о решении, пришедшем из глубин подсознания, о «роковом, гибельном наследии, выпавшем на долю человека еще во времена покрытых слизью существ, когда наш мир только создавался», о так называемой багровой ярости 2, «всепоглощающем, всезатмевающем желании убивать и уничтожать». «С другими европейскими народами можно достигать цели человеколюбивыми способами, а с русскими не так Я имею дело не с людьми, а с животными, которых хочу переделать в людей» 3, оправдывал себя царь Пётр, выбирая в начале XVIII в. вариант ездеца: Московский герб: герой пронзает гада, Дракон в крови. Герой в луче. Так надо 4. Оправдывал значит, чувствовал свою неправоту? Царь Пётр и сам едва ли не убил своего сына. Ге Н.Н. «Петр I допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе» Третьяковская галерея Но надо ли и теперь всегда так? Другими ведь стали люди за 300 лет!? Что-то ведь изменилось в России? Да, изменилось. Священное Писание, переведенное на русский; неизменным остался только апокрифический феодальный герб. 1 Преподобный Варсонофий (Плеханков) // Советы оптинских старцев. Оптина пустынь, Джек Лондон. Смирительная рубашка // Собрание сочинений. Т.10. Харьков, Костомаров Н.Н. Русская история в жизнеописании её главнейших деятелей. М., Марина Цветаева. Сочинения в 3 тт. М.,

94 Но на таком ли камени полагал князь Владимир Святой своё Новозаветное государство? «На «сем камени», на том, что Пётр сказал Спасителю: «Ты еси Христос, Сын Бога Живаго» (Мф.16:16), на этом исповедании твоем созижду Церковь Мою» 1. Ведь не от христианина Христос, а от Христа христианин, и не от Петра камень, а Пётр от камени. Камень бѣ Христосъ: «Не ударом посоха, а Любовью формирует истинный Пастырь единство Святой Руси, а через это и единство исторической России В этом все христианство и все спасение. Только так можно уберечь семью, общество, страну от распада» 2 ; «Нет единства, порождаемого враждой и страхом» 3. Сюжет змиевой драмы в российском гербе, по нашему воображению, связан с Первоевангелием, различия в трактовках которого связаны с различиями масоретского перевода Библии и перевода по Септуагинте. В Торе змей представлен как тот, кому ещё, кроме Господа, поверила женщина; как Божий посланник и толкователь воли Божьей, но толкователь ложный, который, передавая слова Господа, разыграл Еву: «вы будете как боги, знающие добро и зло» (Быт. 3:5), то есть отличающие ся один от другого. И далее следуют, как заметил неизвестный автор известной в православной Церкви книги «Две Библии два пути» 4, два варианта Бытия 3:15 как две сценарных установки. Первая может интерпретироваться как обозначающая убийство и раздор, вторая наоборот, как привносящая в общество внимание друг к другу: Масоретский текст: «он будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту» и текст Септуагинты: «той блюсти будет главу, а ты будешь блюсти его пяту». И если в этих словах нет разницы, то почему теперь не написано блюсти? И следует ли понимать блюсти как превентивный удар, другими словами, как презумпцию агрессии? Блюсти значит быть настороже, начеку (быть готовым к действию и само действие это немножко разные вещи). Если между блюсти (охранять, пасти) и поражать (ударять, пронзать) нет разницы, то почему теперь вместо «местоблюстителя» престола до сих пор не говорят «местопоразитель»? Не потому ли, что местоблюститель это тот, кто блюдет, охраняет престол, как херувим охраняет путь древа жизни, а не тот, кто режет иным глотки? (Тем, кто возомнит себя Богом, рубит головы архангел Михаил). Иначе какая разница между телохранителем и командой Альфа! Между гвардейцем и ассасином?! И разве так важно делать теперь ссылку о вариантах он, оно 1 Слово Блаженного Августина, епископа Иппонийского в день славных и всехвальных первоверховных апостолов Петра и Павла. ( ). 2 Слово Патриаршего Местоблюстителя митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла перед отпеванием почившего Святейшего Патриарха Алексия в Храме Христа Спасителя // (Дата обращения ). 3 Киевская проповедь Святейшего Патриарха Кирилла к первому государственному празднованию Крещения Руси в самое новейшее время Неизвестный автор. Две Библии два пути. Москва,

95 или они, оставляя издания на русском наречии без ссылки о вариантах блюсти и поражать при их явной антонимичности? И хотя речь здесь должна течь о Первоевангелии, о Предблаговестии любви, словарь Даля даёт противоположные толкования слов: блюсти соблюдать, хранить, беречь; поражать наносить удар, разбивать, разить конечно. Вот уж где точно: бьёт значит любит!!! Внести долю рационализма в эту фольклорную мудрость смогут разве что некоторые достижения современного естествознания. Недавние МРТ-исследования * отделов мозга британскими учеными показывают, пишет журнал New Scientist 1, что чувство любви, и романтической, и материнской, располагаются в тех же двух структурах скорлупа и островок, что и чувство ненависти: Скорлупа отвечает за готовность к действию, к защите любимого, либо к отражению агрессии со стороны ненавистного. Этот участок не имеет ничего общего с зонами страха, опасности и угрозы, хотя частично пересекается с зоной координации движения и агрессии. С областью любви-ненависти (между которыми, как мы это теперь видим не только из фольклора, народной премудрости, но и из исследований современных продвинутых естествоиспытателей, и в самом деле нет и шага) оказались связаны также зоны лобных долей мозга, важные для способности предсказывать действия других людей. В островке же просто формируется чувство беспокойства а оно характерно и для любви, и для вражды. Вот только любовь существенно снижает активность областей мозга, отвечающих за рациональное мышление, а ненависть очень мало, потому говорят «горячая любовь» и «холодная ненависть». Ненависть часто рассматривается как дурная страсть, которая должна быть контролируема. (О состоянии аффекта особенно эта статья данных не содержит.) Согласно научным исследованиям, можно сделать выводы, что за агрессию и защиту отвечают одни и те же участки мозга. А потому в нашем случае правильнее вести речь не об ошибке, допущенной переводчиками в Священном Писании, и не о попытках своего собственного толкования Ветхого Завета, и тем более не о проблеме Слова Божьего, а скорее об эклектике и о неадекватности лексики современного светского языка лексике церковно-славянского, а заодно и о различиях в канониче- * Магниторезонансная томография томографический метод исследования внутренних органов и тканей с использованием физического явления ядерного магнитного резонанса метод основан на измерении электромагнитного отклика ядер атомов водорода на возбуждение их определённой комбинацией электромагнитных волн в постоянном магнитном поле высокой напряжённости. 1 (Дата обращения: ). В сторону: а если и об ошибке, то разве не для того человеку ошибки, чтобы их исправить и больше не повторить? 95

96 ской 1 и академической живописной традиции. Можно предположить, что слово поражать, как и змееборческий мотив в иконописи, обусловлены внешними течениями и влияниями масоретским и итальянским (?) соответственно *. Эти семиотические по сути различия нашли свое выражение, как мы видим, и в фольклоре, и в геральдике, и в сфрагистике, и в иконографии. Символизм копья и меча здесь проявляется особенно красноречиво: если в руках копьё, значит поражает, если меч блюдет. Соответственно этим двум, на наш взгляд, диаметрально противоположным переводам существуют и две, точнее три-четыре, иконописные версии: На одной св. вмч. Георгий Победоносец, победивший муки страданий за веру; без коня, с копьём в руке, когда копьё показатель его ранга, а меч символ справедливости и высшей власти. Св. вмч. Георгий Победоносец. Новгород, XII в., Третьяковская галерея (Обратите внимание! Наконечник копья на храмовой иконе Георгиевской церкви Юрьева монастыря, что хранится теперь в Третьяковской галерее, как бы пририсован позднее: краска наконечника выглядит несколько иначе. Как и на поясном изображении св. вмч. Георгия в Успенском соборе, само копьё здесь больше похоже на посох шаолиньского монаха, а наконечник копья пока только выходит за рамки. Такой изобразительный прием, впрочем, известен в иконографии, когда элементы картины как бы исходят из образа в мир. Любопытно то, что меч здесь остается в пределах поля, ограниченного рамками, в отличие от иных случаев, когда фрагменты изображения змееборца выходят за отведенные границы). 1 Канон (греч. κανών) неизменная, консервативная, традиционная, не подлежащая пересмотру совокупность законов, норм и правил в различных сферах деятельности и жизни человека. * Примеров постороннего влияния, например, академической школы живописи на иконографию более чем достаточно. Взять хотя бы неканонический образ Бога Отца в Храме Христа Спасителя и других храмах или тот же образ св. Георгия... И вопрос здесь не в том, чтобы теперь еще раз разрушить храм или перестать почитать иконы, а в том, чтобы каждому верующему знать Священное Писание и историю искусства и самим не ошибаться. 96

97 На другой св. Георгий, поразивший языческое воображение Словом Божьим, знаменосец справедливости. Чудо Георгия о змие. Церковь св. Георгия, Старая Ладога. Фреска и прорисовка. (На одном из самых ранних известных в России изображений «Чуда Георгия о змие», фреске в церкви Святого Георгия в Старой Ладоге, Победоносец представлен в образе конфалоньера, со знаменем Христовым, а не с копьем в руке, и с укрощённым, но живым, пока еще не верным, но уже оглашенным * драконом. Царевна Елисава, надев на шею усмиренного змия пояс, ведет его в город. Обращает здесь на себя внимание тот факт, что на известной фреске в Старой Ладоге в руках св. Георгия Победоносца древко флага 1, а не знамени, т.е. без копейного наконечника, а вот в современной прорисовке это уже как бы копьё По одной известной легенде, каппадокийский воин св. Георгий словом Господним вразумляет и усмиряет дракона, который превращается в безропотное существо, лижущее его ноги: «И врази его перстъ полижутъ» (Пс.71:9). * (написание «оглашённые» здесь является неправильным, (греч. κατηχουμενος) в христианстве личности, не принявшие крещение, но уже наставляемые в основах веры (в церковнославянской филологии слово «оглашенный» означает «желающий принять Святое Крещение и учащийся христианским догматам»). 1 «Отсутствие заостренного наконечника единственный признак отличия знамени от флага» (Ульянов А.В. Русская символика. М., 2009). 97

98 На иной скрывающийся в наряде святого языческий громовержец, любитель дам и веселящих напитков, меняющий всякий раз своей образ тысячеглазый змееборец Индра 1, эклектически соединивший нимб, инсигнию святых, и копьеносца, убивающего дракона, в один синкретический имидж святого воина Егория Змееборца 2 (а в ростошинском случае Козьмодемьяна). Георгий-змееборец, конец XIV в. Третьяковская галерея. Козьмодемьян и Егорий-Драконоборец суть одного поля ягоды искусственно, генетически модифицированные плоды древа синкретического сознания, плоды запретные. В Ростошинской истории мы можем наблюдать, как воинствующий языческий бог проник и обосновал ся в христианском сознании в образах христианских святых. Христианскихъ святыхъ Коsму и Дaмiaна при всемъ разнообразии двоицъ все же следуетъ отличать отъ фольклорного Козьмодемьяна, так же как христианского святого вмч. Георгия Победоносца следует отличать от святого воина Георгия-Змееборца. Все они, кстати сказать, соответственно маркируют христианский и синкретический типы сознания, т.е. та интерпретация, которая ближе человеку по ощущениям, свидетельствует о его типе сознания и о его способе концептирования. Православному христианину следует отличать святого великомученика Георгия Победоносца от «святого воина Георгия-Драконоборца»; первый христианский ортодоксальный святой, второй постмодернистский симулякр. В православной церкви известен образ святого великомученика Георгия Победоносца; святой воин Георгий-Драконоборец Тысячеглазый (Сахасракша) эпитет Индры, который получил это прозвище после того, как соблазнил Ахалью жену Гаутамы, за что по проклятию мудреца на его теле появились тысячи отметин, напоминающих форму глаза (в действительности «йонисы», или символические изображения женских половых органов). 1 Всемирная энциклопедия: Мифология / гл. ред. Адамчик М.В. М., Соболева Н.А. Очерки по истории российской символики: от тамги до символов государственного суверенитета. М.,

99 это образец новой мифологии о старом архетипе, лингвистический миф, языческая болезнь сознания, постмодерн и баснословие (см. стр. 264), эпилептоидный дискурс 1. То же самое касается Козьмодемьяна и святых безсребр. Коsмы и Дамiана. Один из признаков, к слову, по которому различаются змееборческие сюжеты в деталях, связан с наконечником копья и устами (языком) дракона, то есть либо с дыханием, либо с мыслями, которые тот излагает. И если бы дракон оказался преподавателем пранаямы * и научил бы женщину только молиться и правильно дышать, вместо того чтобы мечтать о красном, у Змееборца к нему не было бы претензий. Но змей из мира сновидений художников, видимо, искал приключений, связанных со скороговоркой на букву ж: из лживых уст змея вышли слова ложного же языка. А потому в различных вариантах изображений змееборческого сюжета острие копья то в пасти дракона, как пишут Якоб Ворагинский в «Золотой легенде» и Димитрий Ростовский в Минеях Четьих (В «Житиях святых» змееборческий сюжет, кстати сказать, связан с одним из уже посмертных чудес св. вмч. Георгия), то пронзает только язык, как в скульптуре Дали, то разбивает в кровь уста, как на фронтоне Третьяковской галереи и в её же экспозиции на новгородской и ростовской иконах XV века, то ранит в шею, как на одном из вариантов романовского герба в XIX веке или в Откровении Иоанна, называемом Апокалипсис, то совсем не касается змея, как на барельефе мастера Петра Карловича Клодта, что в Георгиевском зале Московского Кремля или в грузинском гербе, то и вовсе: копьё не копьё, а древко флага или посох, как в Успенском соборе или в Старой Ладоге. Эта путаница в образах послужила основанием для эклектического, фольклорного, фривольного стишка: «Князь-Егорий во бое, на лихом сидит коне, держит в руце копие, тычет змия» 1 Руднев В.П.: «Исторические корни эпилептоидного дискурса очевидны и прозрачны. Это героический эпос, воспевающий воинскую силу, подвиги богатырей и героев, культ эпилептоидного тела, поэтикой которого опять-таки является насилие, гнев, злоба, коварство, диалектика преданности и предательства. Эпилептоидами называют напряженно-авторитарных людей, для которых характерны следующие ментальные характеристики: прямолинейность и вязкость мышления, дисфория, то есть болезненная раздражительность и агрессивность, тяготение к власти и всему, что связано с властью (тип эпилептоида-полководца и политика), к насилию, стремление решать проблемы силовым путем (тип эпилептоида-воина), к наведению порядка тоже силовым путем (тип эпилептоида-полицейского). Особенностями эпилептоидов также считаются склонность к образованию сверхценных идей (что роднит их с параноиками) и мощные сексуальные влечения (что роднит их с циклоидами) (подробно см. [Бурно М.Е. 1990,1996]) (Руднев В.П. Характер и расстройства личности. М., 2002). * Пранаяма это управление жизненной энергией с помощью дыхательных упражнений. Термин прана обозначает собой «дыхание, жизнь, жизненная энергия». Термин яма в переводе с санскрита означает «остановка, контроль, управление». Поэтому пранаяму часто определяют как технику сознательного управления дыханием, которая включает в себя систему дыхательных упражнений. 99

100 Подпись: «Святой Георгий-Драконоборец. Деревянная скульптура. XV в.» 1 В России всегда было мало специалистов по символике и семиотике. Тем не менее это никогда не мешало знакам и символам сохранять свой смысл вне зависимости от того, осознается ли это реципиентом. Думать, что знаки не выражали конкретных понятий, так же неправильно, как неправильно иметь неконкретные представления о символах. Сим-вол особая коммуникационная модель, интегрирующая индивидуальные сознания в единое смысловое пространство. Диа-вол разделяет это самое единое смысловое пространство. Объединяющий и примиряющий серединный цвет отсутствует в политическом плакате советского времени; есть только оппозиционные цвета и основной концепт взаимодействия убийство. Изобразительное воплощение зависит от художественного стиля эпохи, от индивидуальности художника, от своеобразия его региональной 1 Соболева Н.А. Очерки по истории российской символики: от тамги до символов государственного суверенитета. М.,

101 школы. «Среди многочисленных русских икон Георгия почти не встречается точных повторений. Едва ли не в каждой иконе есть нечто новое» 1. Иногда это новое не поддается адекватному осмыслению: Подпись: «Изображение св. Георгия, поражающего змия» Подмена понятий, другими словами чехарда референтов, зашла в светской семиотике настолько далеко, что знамя Воскресения Христова красный крест в белом поле в современном европейском сознании это георгиевский флаг, да ещё и так, что, судя по некоторым иконам, неискушенный наблюдатель может сделать вывод: в руках Спасителя георгиевское знамя. На самом же деле и здесь все наоборот: знамя Христова Воскресения 1 Алпатов М.В. Образ Георгия-воина в искусстве Византии и Древней Руси // Этюды по истории русского искусства. Т.1. М.,

102 в руках св. вмч. Георгия. Чудо Георгия о змие, с житием. Борис и Глеб на конях, вторая пол.xiv в. Первая половина XIV в. ГРМ. Третьяковская галерея. На этих иконах св. вмч. Георгий Победоносец и св. мчч. и страстотерпцы блгвв. князья Борис и Глеб, во св. Крещении Роман и Давид, представлены как знаменосцы, конфалоньеры справедливости. На алыхъ стягахъ знаменосцев другой иконы «Благословенно воинство небесного Царя» восьмиконечные кресты св. Лазаря. Благословенно воинство небесного Царя (в советском искусствознании «Церковь воинствующая»). «Благословенно воинство небеснагω Царя: аще бо и земнороднiи бѣша страстотерпцы, но аггельское достоинство потщашеся достигнути, ω тѣлесѣхъ нерадиша, и страданьми безплотныхъ сподобишася чести. Тѣмже молитвами ихъ Господи, низпосли намъ велiю милость». 102

103 Тропарь великомученику Георгию Победоносцу. Подвигом добрым подвизался еси,/ страстотерпче Христов,/ верою и мучителей обличил еси нечестие,/ жертва же благоприятна Богу принеслся еси./ Темже и венец приял еси победы/ и молитвами, святе, твоими всем подавши/ прегрешений прощение. В современной России представление об убийстве св. Георгием неразумного дракона (ведь если бы змий был умным, разве бы он стал искажать слово Божье?) начинает складываться со слов, выходящих из уст светских экскурсоводов в Успенском соборе Московского Кремля. Сюда приходят на первые свои культурные мероприятия московские школьники и заезжие иностранцы. Традиции советской школы пропаганды здесь сильны до сих пор, уже более чем 20 лет спустя после начала Перестройки. В Успенском соборе, в самом сердце России, вместо слова Божьего чаще все ещё слышна синкретическая «проповедь» древнего мифа, легко находящего отзыв в дикой части человеческой души. На иконе XII века в Успенском соборе поясное изображение св. вмч. Георгия Победоносца. Как драконоборец,напомним, св. Георгий появился в изобразительном искусстве только столетия спустя. Но, несмотря на это, Св. Георгий Победоносец. XII в. Успенский собор Московского кремля. большинство экскурсоводов, даже видя перед собой только поясное изображение св. Георгия, победившего муки страданий за веру, с воодушевлением рассказывают, не зная, видимо, наизусть тропаря святому, о его посмертном подвиге убийстве реального дракона!!! 103

104 Такие вольности в интерпретациях агиографических * сюжетов едва ли можно считать абсолютно безвредными. Убийство не есть воспитательный метод: в современной светской России мораторий на убийство, и в этом, справедливости ради заметить, гуманистическая заслуга светского государства. (По нашему мнению, принимая в далёком средневековье решения о смертной казни, церковь превышала свои правомочия: это не её прерогатива, как, впрочем, и не светская решать вопрос физической, природной жизни человека. Церковь может только расстричь, изгнать, не заколоть или заклать, а проклясть или заключить в наказание). Что касается гуманизма и методологии, то в этом смысле отечественная светская педагогическая наука далеко опережает средневековую христианскую мифологию, в которой, как теперь свидетельствует апокрифическая иконография, убийство зверушек было обычным событием. Решение педагогических и коммуникационных задач представляется, между тем, делом более сложным, чем сохранение народного предания о доблести архаичного всадника в бодрой форме. И если в потемках души каждого индоевропейца живет грешный убийца, посланник-ассасин, жаждущий крови всякого препятствующего, то в воспитательном процессе такие методы считаются неуместными. Задача педагога изгнать демона насилия из души и сознания ребенка, вырастить даже из красного дьяволёнка достойного гражданина своей благочестивой страны. Святой вмч. Георгий Победоносец на Ростошинской, например, фамильной иконе держит в деснице (правой руке) пальмовую ветвь и крест знаки мира и соединения в любви. Рисунок есть изобразительный или иконический знак языка вообще, буквы и слова представляют собой условные языковые знаки. И буквы, и слова, и рисунки оказывают соответствующее влияние на сознание. * (от греч. ἅγιος святой; γράφω пишу) научная дисциплина, занимающаяся изучением святых, богословскими, историческими, социально-культурными, литературными и психологическими аспектами святости. 104

105 Языковой знак состоит из означающего (акустического образа) и означаемого (понятия). Означающее и означаемое имеют каждое свою судьбу; с течением времени одно все более и далее отстраняется от другого и, почти дойдя до самой крайности, возвращает сѧ на пути своѧ. Языковой знак имеет два основных противоположных свойства. Первое заключается в произвольности связи между означающим и означаемым, то есть в отсутствии между ними внутренней, естественной связи. Второе свойство языкового знака состоит в том, что означающее обладает протяжённостью в одном измерении (во времени). Язык составляют языковые сущности знаки, т.е. единство означающего и означаемого. Произвольность означающего по отношению к означаемому вовсе не подразумевает, что индивид или языковая группа способны свободно устанавливать или изменять его. Напротив, говорит отец семиологии, «науки, изучающей жизнь знаков в рамках жизни общества», Фердинанд де Соссюр: «Знак всегда до некоторой степени ускользает от воли как индивидуальной, так и социальной». Символ характеризуется тем, что он всегда не до конца произволен; в нём есть рудимент естественной и неразрывной связи между означающим и означаемым, что делает, в конце концов, попытку подмены безуспешной: «Символ справедливости, весы, нельзя заменить чем попало, например колесницей». Так и символ принятия справедливого решения и Высшей власти меч нельзя заменить чем попало, например, копьём символом исполнения наказания и власти средней руки. То же самое касается и замены оригинального лазоревого цвета банальным * синим Символы сохраняют во времени связь между означающим и означаемым, другими словами между сознанием и подсознанием, так же как слово сохраняет связь между наукой и мифом. Каждый знак, так же как и каждое слово, более того, каждая буква, имеют свою историю и своё исходное значение. А потому уместность того или иного знака следует определять в сопоставлении словесного перевода, ассоциативных значений и контекстом его употребления. Изобразительный знак имеет свой смысл, так же как имеет свой смысл надпись, фраза. Заменив змееборческий сюжет одним словом, получим казнь и убийство. Такие аффективные слова-«символы», по нашему мнению, не совсем уместны в зданиях судебной и законодательной власти, в помещениях, где речь идёт ещё только о принятии решения, а не об исполнении заранее надуманного сверху приговора. В сюжете со змееборцем-копьеносцем мы наблюдаем то, как победа становится поражением, т.е. когда пораженным становится сознание, когда животные манеры и страхи, вылезшие из подсознания и реализовавшиеся в символы и слова, влияют на сознание, как справедливо заметил Френсис Бэкон: «И хотя мы думаем, что мы управляем нашими сло- * Банальный (фр. banal) лишенный своеобразия, оригинальности, утративший выразительность вследствие частого повторения, избитый, очень обыденный, пошлый. 105

106 вами (читай символами и знаками прим. авт.), однако верно и то, что слова, подобно татарскому луку, действуют обратно на самый высокий ум и сильно путают и извращают мышление». В этом-то и состоит вся ценность сохраняющего сѧ, блюдущего сѧ канона в сравнении с творческим апокрифом, в том, что первый есть понятие, которое не меняется со временем, но остаётся незыблемым: «ибо оутверди вселеннγю, яже не подвижитсѧ» (Пс. 92:1), а потому не путаетъ и не извращаетъ мышление. По нашему мнению, некоторые условные знаки буквы, особенно те, которые вышли из повседневного светского употребления, могут обозначать или символизировать теперь ту область в литературном наследии, в которой действуют иные правила грамматики, чем те, что приняты светом сейчас. Буква (еръ), как нам видится, отграничивает теперь область синкретического светского сознания от области ортодоксального христианского. В филологии (еръ) теперь как бы знаксигнификатор славянской лексической и грамматической системы. И выбирая иногда въ правописании приоритетными правила минувших веков, например, «еръ» - - на конце слов после твердых согласных, нам хотелось бы, прежде всего, определить ретроспективное направление въ изучении языка, но не только. В наше время и на примере манипуляции этой лишь буквой видно то, как в истории происходит подмена одних понятий другими: «Поставили знаки свои вместо знамений наших» (Пс. 73:4). Или как справедливо замечал в XVII в. инок Авраамий: «Ты же смотри, яко по действу сатанинину едина литера весь миръ убиваетъ». Маленький, размером с запятую, похожий на йоту графический элемент *, который отличает (ер) от (ять), и есть та самая деталь, в которой кое-кто прячет ся. Самым красноречивым и самым пропиаренным тому свидетельством можно посчитать случай с артельной водкой как бы «Ять», Водочная артель «Ять» осуществившей только в самое последнее время, в мае 2010 года, успешный, в смысле ЕГЭ по русскому, ребрендинг, сопровождающийся невнятным анекдотом о «непростой предыстории создания «легенды бренда» и основанной на ней креативной графической концепции» 1 «Водка «Ять» для «грамотных господ»: * «Въ писании ни одна iота, ни одна черта не употреблена напрасно» Iоанн Златоуст. 1 Алкокреатив новинки в картинках. ( (Дата обращения ). 106

107 Такую коллизию можно было бы, впрочем, посчитать за известный рекламный трюк 1, когда в означающем умышленно допускается ошибка с целью использования потенциала скандала (конфликта) при обнаружении несоответствия означаемому. (Означаемое, чтобы стало понятно, в данном случае была сама буква «еръ», а означающее есть её название, имя, в данном случает «ять»). Исправление означаемого здесь и есть креативный трюк фокус ребрендинга. Но, с точки зрения языкознания, равно как и с точки зрения грамотных господ, выбирающих пиво духовное, «еръ» это та буква, о которой не должно быть двух мнений: еръ это, а ять это. В уставном письме в букве «ять» х х перекрестье есть как бы инсигния языка священного, христианского, богослужебного, а не светского. Уставные и охраняют, как два архангела, Царские врата и, как два херувима, Ковчег Завета, язык сакральный от языка современного светского. История реформъ (светские реформы каждый раз все более и более отдаляли светский язык от богослужебного), по сути, только объ этомъ свидетельствуетъ: - ять и - еръ отличают теперь кириллическую славянскую азбуку отъ русского алфавита. По нашему мнению, обозначение (еръ) как (ять), т.е. сам факт подмены означающего, когда еръ ( ) из слова о Неупиваемой чаше премудрости Господней превращается в знак лжи, лозы ложной, культурного опьянения и дезориентации, есть проявление этимологического экстремизма 1 Викентьев И.Л. Приемы рекламы и public relations. СПб.,

108 И в это время в телевизионных вещаниях футбольных матчей Лиги чемпионов или Кубка Европы на нас смотрит весь мир. С точки зрения языкознания это заблуждение, ошибка; та, которую не замечает вся страна, но видят специалисты в славянской восточной Европе. Это свидетельство нашей тотальной неграмотности, неосознаваемого и неконтролируемого тренда, направленного на извращение понятий. Для семиолога, кстати сказать, такие примеры не редкость, а скорее даже новое правило, вѣрнѣе кривило рт болезнь языка и сознания. А ведь эта ошибка формирует нежелательную доминанту, или образвампир 1, который, пожалуй, больше всего негативно влияет на имидж России и сводит на нет все огромные затраты на управление им (имиджем) на международной арене Позволим себе здесь ещё одно ассоциативное отступление и вернемся на мгновение к символическим представлениям о цветах в «ростошинско-латино-российском» контексте. Rost в латинице, на немецком языке, значит ржавчина, во французском rouge (руж) красный, на англ. roast поджаренный, rust [rлst] ржавый, russet коричнево-ржавый. В англоязычном словаре это ближайшее слово к Russian русский, российский. (Это лексическое соседство следует обязательно учитывать в процессе выявления отрицательных стереотипов 2, потому что это они так думают о нас, это их стереотип, который нам нужно корректировать. Ведь только русскому человеку может прийти в голову мысль об этимологической связи России с Розией, когда Rosarium est magnum opus). Красный цвет человеческой плоти, «низа», крови, ржавого железа, (именно оксид железа тот элемент, который делает кровь красной [см. стр. 306]). Красный цвет человека, в его низменной составляющей, в багряной страсти, человека, променявшего первородство на похлёбку, материалиста и коммуниста-атеиста. Красный Адам, «из глины», красный и Едом: «Первый вышел красный, весь, как кожа, косматый; и нарекли ему имя Исав» (Быт 25:25). 1 Викентьев И.Л. Приемы рекламы и public relations. СПб., Там же. 108

109 Рекламный плакат Аdidas стена поддержки: ржаво-кроваво-красные стены Кремля как клыки дракона на фоне мрачного северного неба и никакой радуги, если бы не цвета российского флага в эмблеме, а только, как полчища Гога и Магога, нечистые народы, пожирающие всех и вся руж, раш, красные: «По внешнему виду они не отличаются друг от друга. Они очень высокого роста и огромной силы. Цвет кожи и волос у них очень белый или золотистый и не совсем черный, но все они тёмнокрасные. Образ жизни у них грубый, без всяких удобств, вечно они покрыты грязью, но по существу они не плохие и совсем не злобные» 1. Вот так невозможное становится возможным. О том, что красный национальный цвет русских, не нужно говорить дополнительно (особенно справедливо это стало в советские времена). Теперь коричневый (цвет бритоголовых наци) медведь в синем ( ) поле объединяющий символ русских фанатов Так нас видит Европа, и таких страшно пока впускать без визы. Европейцев, как теперь кажется, в нас больше пугает не то, что они не могут понять загадочную русскую душу, а скорее то, что свою загадочную душу не понимают сами русские. И пока русские не усвоят эти простые вещи, им страшно доверять. Ведь со стороны выходит, что, раз русские сами за собой не замечают ошибок, то есть их не осознают, значит, все они вместе взятые (и русские, и ошибки) находятся вне поля сознания, значит, Россией руководят животные страсти, а не проверенные Премудростью мысли (см. стр. 352). 1 Прокопий Кесарийский (Bell. Goth., III, 14). 109

110 Такие ошибки, пожалуй, суть самые наглядные примеры в вопросе подмены понятий. Но из уже совершенных ошибок, впрочем, можно извлечь пользу: увидев их, больше не повторять! Ещё лучше, конечно, не быть дураком и ошибок совсем не допускать, учась на известныхъ примерахъ, однако тутъ ужъ какъ кому повезетъ. И всё-таки человеку свойственно ошибаться. И даже когда речь идет о богодухновенных книгах, о Священном Писании, нужно понимать, что их переписывают амбивалентные существа люди, а некоторым людям свойственно в ошибках ещё и упорствовать: Erarre humanum est [stultum est in errore persevevare] Человеку свойственно ошибаться [глупцу в ошибке упорствовать]. В средние века ошибки в священных текстах стоили монахам жизни. Одно старинное руководство по орфографии заканчивается предостережением: «Зри прещение страшно: аще кто написавъ книгу и не исправя принесетъ на соборъ, да будетъ проклятъ» (цит. по изданию: Ягич, , 722) 1. Византийский книжник Максим Грек, с почётом приглашенный при Василии III 2 (XVI в.) помочь в переводах церковных книг, по обвинению в их неверном исправлении был признан еретиком, судим, дважды проклят и большую часть жизни провел в монастырских тюрьмах. Один из пунктов обвинения состоял в том, что Максим одно из прошедших времен (аорист) заменил другим прошедшим временем (перфектом). Вину Максима видели в том, что при таком выборе глагольных времен он говорил о Христе как о преходящем, временном, а не как о Вечном. Михаил Медоварцев, помощник Максима, правивший текст по Максимовым заметкам на полях, говорил на суде: «Загладилъ две строки, а впередъ гладити посумнелся есми.., не могу заглажывати, дрожь мя великая поймала и ужас на меня напалъ» (Цит. по изданию: Судные списки Максима Грека и Исака Собаки. М.: Археографическая комиссия АН СССР, 1971). Эти слова позволяют представить, насколько остро переживал средневековый человек даже невольные искажения священного текста. (Вспоминая приколы графа Дракулы, легко себе вообразить, чего могла бы стоить ошибка в написании имперфекта двойственного числа!!!) С тех поръ, однако, книги потеряли былой авторитет, ошибки в текстах такого трепета не вызывают, за это сейчас не принято проклинать. Сейчас другое время время исправления ошибок. Здесь должно признаться, что все наше этимологическое изследование началось с обнаруженной в Священном Писании и в то же самое время вне его, на закладке к современному изданию дорожной Библии в кожаном добротном переплете, ошибки, представившей себя одним из знаков в безграничном индоевропейском семиотическом пространстве; одна ошибка как один знак: 1 Мечковская Н.Б. Язык и религия. М., Иловайский Д.И. Царская Русть. М.,

111 вместо Деян. 6:7 Деян. 6:8: И Слово Божие росло, Неисправленная ошибка коварна. Ошибка в одной цифре, неточность в одном только элементе концептуального искусства *, в одной только детали картины может оказывать влияние на всё народное сознание. А потому 7 от 8 нужно отличать так же, как - еръ от - ять, слово безкрайний от бескрайний, жизнь от жития, ноту фа от ноты ля, а Козьмодемьяна от соединенной Духом Святым двоицы безсребр. Коsмы и Дамiана Любовь к празднику святых безсребреников Космы и Дамиана сохранялась в ростошинской общине все долгие годы гонений на церковь. Но ко второй половине ХХ века богословские достижения ростошинских пастырей были сведены на нет, и, когда в 1994 году встал вопрос о реставрации (воскрешении) храма из дома культуры, о новом престольном празднике Рождества Пр. Богородицы уже все давно позабыли, народная память хранила только образ Козьмодемьяна. Воспоминания о престольном празднике Рождества Пр. Богородицы были напрочь вытеснены из мировоззренческой картины и не сохранились даже как элемент эклектического калейдоскопа. В годы советской власти ростошинский храм стал светским культурным сердцем села, сръдьцемъ, из которого было вырвано слово Божье. *, (от лат. conceptus мысль, представление) литературно-художественное направление постмодернизма. В концептуализме концепция произведения важнее его физического выражения, цель искусства в передаче идеи. Концептуальные объекты могут существовать в виде фраз, текстов, схем, графиков, чертежей, фотографий, аудио- и видео-материалов. Объектом искусства может стать любой предмет, явление, процесс, поскольку концептуальное искусство представляет собой чистый художественный жест. 111

112 В ростошинском храме семьдесят лет никто не произносил: «Слово Божие раст ше». Слово Божие было предано забвению. Ростошинская культура стала светской и советской. В храме показывали боевики, комедии и драмы, танцевали и пели народные песни, попсу, отмечали юбилеи и трудовые успехи, выпивали и учились играть на бильярде. Религия снизошла до уровня мифологии, если не сказать дальше, а христианское сознание в годы расцвета светской мысли вновь обратилось в синкретическое. Образ святых лекарей смешался с таящимся в глубинах подсознания могущественным и многоликим образом громовержца, всадника, борющегося со змеем и известного в индоевропейском коллективном бессознательном под разными именами Индра, Егорий, Козьмодемьян и проч. (Напомним, что старейший из индоевропейских змееборцев Индра, проклятый за убийство жреца, отличался тем, что мог принять любой образ). Обращая внимание на живучесть этого образа, мы должны понимать, что секрет такой его устойчивости обусловлен скорее архетипичностью, чем особенным почитанием христианских святых. Подтверждение нашим предположениям найти несложно: достаточно только провести опрос среди редких теперь прихожан о том, кто знает хоть самую малость о житиях христианских святых. Результаты легко прогнозируемы: 98% не смогут дать на этот вопрос сколь-нибудь вразумительный ответ. Здесь, очевидно, мы имеем дело с абсолютно иной категорией памяти. И тот факт, что обращение к старому престольному празднику было воспринято в богословски-неграмотной общине с особенным воодушевлением, только подтверждает тезис Карла Густава Юнга об исключительной способности архетипов вызывать трепетъ, являющейся «не просто одной из характерных черт, но определяющей сущность этого явления». В ростошинской истории, это важно понимать, мы имеем дело с проявлением мощнейшего из архетипов. Ростошинский Е.Н. пишет: «Мифологизация означает не причинное объяснение этого явления, а принятие его таковым, каково оно есть, причем принятие его благоговейное, критическое отношение к которому в мифологии в принципе невозможно. В мифологии различие между реальностью и видимостью лишено смысла. Все, что способно воздействовать на ум, чувство, волю, утверждает свою жизненную реальность. Философское мышление принципиально отличается от мифологического. Если в мифе главное образы, подчиняющиеся ассоциативной логике, бессознательное, традиция, то философское сознание характеризуется прямо противоположным понятийностью мышления, стремлением к обоснованности знания» 1. 1 Ростошинский Е.Н. Структура мифологического мировоззрения // Смыслы мифа: мифология в истории и культуре. СПб.,

113 Мифологическое мышление универсально, имеет наднациональный характер и единую символическую систему, доказательство тому многочисленные «бродячие» сюжеты, замечаемые в разных эпохах и культурах 1. Мифологические образы-представления многозначны, расплывчаты, неопределенны; философия стремится трансформировать эти образы в понятия. Философия отделяется от мифологии по мере формирования понятий, без которых не был бы возможен принцип рационального обоснования природного и человеческого мира. Философия структурирует миф и так же способна структурировать эклектику. Современное сознание неправильно было бы считать вполне мифологичным, хотя ряд существенных признаков мифологического мышления следует признать типичным для современного человека. Говоря о трех типах мышления мифологическом, научном и религиозном, мы должны понимать, что речь может скорее идти о преобладании того или иного типа 2. Для человека с традиционными ориентирами универсальным средством рационального описания мира, его основным элементом (basic element), представляется принцип бинарной оппозиции, лежащий в основе каждой в отдельности и всех вместе взятых концепций мышления. Этот принцип можно считать объединяющим признаком каждого из трёх типов: в мифологии оппозиция выражена посредством основного мифа, в религии основного вопроса о качестве Мессии, в философии просто основного вопроса философии (ОВФ). 1. В мифологии как системе и структуре содержание так называемого основного мифа определяет змееборческий мотив. Змееборческий мотив основного мифа, обозначающий собой конфликтное разрешение противоречий,. Это один из излюбленных сюжетов изобразительного искусства. Позволим себе и здесь ещё одно простра-а-анное отступление ко II тыс. до Р.Х., к периоду появления в ростошинской округе первых археологических памятников индоевропейских племен, к временам зарождения мифа; отвлечение в контексте связи мифа с древней знаковой графической системой и современным концептуальным искусством. Зооморфный код широко используется в индоевропейской мифологической традиции. Именно бык и конь выступают в качестве аватаров бога войны и победы. В знаковых композициях на срубной керамике 1 Геращенко Л.Л. Мифология рекламы. М, Наровицын А.Е. Древние цивилизации: общая теория мифа. М, Мессия (от ивр., ; др.-греч. Χριστός, букв. «помазанник»). Помазание особым маслом (елеем) было частью церемонии, проводившейся в древности при возведении царей на престол и посвящении священников в сан. В иудаизме слово «машиах» иносказательно означает «царь». Иудеи верят, что идеальный царь, потомок царя Давида, будет послан Богом, чтобы осуществить «избавление» (духовное и/или физическое) народа Израиля, боровшегося с Богом, и спасение человечества. В христианской традиции используется также термин «Спаситель». 113

114 змееборческий мотив основного мифа 1 выражается в противопоставлении амбивалентного символа «низа» зигзага, знака змеи (или возделываемой пашни), символам «верха» коню (быку) или солярной свастике. Пиктографические изображения змея в оппозиции символу небесного божества отличаются от симметричного по форме орнамента и техникой нанесения, и известной семантикой и представляют древнейшие примеры изобразительного искусства периода зарождения идеографического письма на территории Восточно-европейской равнины во II тыс. до н.э. Рисунки, встречающиеся в виде знаковых композиций на осколках керамической посуды, оставленной здесь представителями индоевропейских племён, культурой так называемой срубной общности, эпохи поздней бронзы, связаны, по мнению исследователей, с магическим обрядовым действом. (Известно также, что в древних культурах осколки керамики служили паролем, по которому представители этих самых культур могли определять друг друга) 2. Мы, разумеется, не знаем точно, как слагалось обрядовое действо в ту пору сознания, которую мы можем восстановить лишь по следам, намекам и аналогии с зооморфическим характером изображений на примерах срубной керамики, но предполагаем, что в древнейшие времена изобразительный знак соединял в себе, с одной стороны, обрядово-магические практики, с другой рисуночное и понятийно-идеографическое письмо. «Например, египтянин рисовал быка, когда хотел писать слово «бык». Сначала рисовали целого быка, потом только его голову. Рисовали её всё проще и проще; финикияне на свой лад переделали египетские письмена: взяли египетский значок алеф и ещё упростили его. Так из алефа-быка вышла альфа или А. Из рисунка верблюд (гимель) вышла буква Г, изъ рисунка домъ (Бет или Вет) вышли буквы Б, В; из рисунка рта (ро) вышла буква Р». Когда буквы были использованы для записи греческого языка, названия букв были лишь немного изменены для соответствия греческой фонологии. Так, алеф, бет, гимель стали альфа, бетта, гамма, потеряв при этом всякий смысл. (За более подробными разъяснениями о «связи древнего словесного текста с синкретическим обрядовым действом» мы отсылаем к произведениям, например, А.Н. Веселовского и Вяч. Вс. Иванова 3 ). В языческом сознании алеф, условный знак финикийского письма, связан с пиктографическим знаком бычьей головы и, вероятно, с культом поклонения тельцу, с заклинанием-заклятьем, закланиемзаколанием, с жертвой плотяной, т.е. плотской. 1 Захарова Е.Ю. Сосуды со знаками срубной общности эпохи поздней бронзы. Воронеж, И-цзин. Китайская книга перемен. II тыс. до н.э. Типография Мойши Рабиновича. 3 Иванов Вяч. Вс. Очерки по истории семиотики в СССР. М.,

115 В Индии, например, этот обряд состоит в животных жертвах, в убиении священного буйвола; в нем участвуют и брахманы, но руководят им туземцы неарийского происхождения парии и другие презренные у брахманов касты: здесь в последний день праздника совершается торжественный обход общинных полей, с преднесением изображения богини, а затем наступает момент разнузданности Александр Николаевич Веселовский предполагает в основе этого праздника такое же мимическое действо, как «буйволовая пляска» североамериканских индейцев, и находит здесь аналогии с сибирским медвежьим праздником, а точнее медвежьей драмой, в которой изображение зверя также указывало на сам объект охоты: «Культовая драма зарождается из обрядового хора, назначенного повлиять на успешность охоты», она всего ближе к началу развития и ещё «колеблется между обрядом и культом» 1. Суть этого «колебания» в превращении медведя или быка из образов почитания в объекты жертвенного заклания и обратно в образы почитания, и потом снова Празднества в честь медведя принадлежат к распространенному «среди инородцев западной и восточной Сибири» почитанию медведя как существа, одаренного божественной силой и мудростью, сына неба или верховного бога, защитника, небесного посланника и спасителя. Изображения медведя, как повелителя лесной души, назначаются в таком случае для усмирения диких иррациональных сил и страхов. Как, по указанию Моисея (Чис.21:8), знамением, защищающим от гадов, стал образ самого змея, так и посланник лесных богов, хозяин леса медведь, изображенный на флаге, спасает от суеверных страхов представителей дружественного ему племени. В глазах язычника медведь знамение сам по себе, управитель дикой стороны человеческого существа, спаситель, защитник, тотем. Знамя с медведем можно с иронией назвать: рукотворный спас языческий, фривольный флаг народов, заключенных за гору Вора. (Кстати сказать, легенда о заключении нечистых народов Александром Великим достаточно широко известна в Европе [стр. 320]). 1 Веселовский А.Н. Историческая поэтика. М.,

116 Изображение медведя на флаге, в идеографическом смысле, можно считать знаком, вполне схожим со змееборческим сюжетом в том понимании, что архаичные изображения медведей подразумевали, по мнению многих исследователей, убийство и заклание, представляли медведя как добычу, в отличие от восприятия других тотемных образов, напри символа мудрости, непромысловой птицы, питающей пророка в безкрайней пустыне невежества и безверия. (Об этом подробнее в «Тайне имени Воронежъ»). Страх и трепет сильнейшие чувства, связанные в душе цивилизованного индоевропейца с изображением медведя. Медведь зверь, вызывающий такой же животный ужас, как и дракон, такой же, как и лев символ царя и повелителя дикой природы (см.стр. 340). Медведь символ князя языческой тьмы князя страха. Его инсигнии, с легкой руки Михаила Булгакова, суть «трость с золотым набалдашником в виде головы пуделя» и золотой портсигар с алмазной буквой на крышке и табачной продукцией «Наша марка» внутри 1. Медведь повелитель кошмаров, персонифицированная лесная душа, вылезающая из отдаленных уголков темной, бессознательной стороны, общий образ-символ многих индоевропейских народов. Медведь русско-американо-европейский царский тотем, объединяющий языческий символ и в Берне, и в Берлине, и в Ярославле, и в Новгороде, 1 Булгаков М.А. Князь тьмы // «Мой бедный, бедный мастер» Полное собрание редакций и вариантов романа «Мастер и Маргарита». М.,

117 и в Калифорнии (В княжеском гербе Хованских всадник с мечом ня в сочетании с четырьмя новгородскими медведями, стоящими на воде и поддерживающими престол, обозначают царя сознательного, со здоровой психикой, защитника справедливости и вершителя правосудия среди многочисленного народа, который символизируют изображения рыб. Всадник-погоня в гербе обозначает мораторий на убийство, крест на щите Святую Троицу [см. стр. 183]). Советский олимпийский Мишка сначала, пока не взлетел вверх, в стратосферу, был пионером, потом комсомольцем-интернационалистом и, наверняка, сотрудником безопасности языческого государства 117

118 Современный русский медведь, медведь XXI века, идёт в храм и в крещении становится Славянином. Образ медведя царя лесной, можно даже сказать, таёжной души, или царя подсознания (см. стр. 343), внушает уверенность, браваду, храбрость и мужество, а медведя, идущего в храм, надежду и веру. Установление того, что происходит в подсознании народа, когда изобразительный знак объекта поклонения становится знаком предмета добычи и ритуального убийства, когда посланник небес становится вожделенным объектом жертвенной казни, дело сложное 1. Утверждать можно только то, что именно звероборческий драматический контекст подразумевается известной конфликтно-концептуальной логикой разрешения бинарных оппозиций в объяснении древнейших пиктографических и идеографических композиций. Как условный письменный знак алеф напоминает язычнику о плотяном жертвоприношении, так и изобразительный знак медведя в идеографическом письме может содержать аллюзию к ритуальному закланию магическому обрядовому действу. Для язычника Альфа может обозначать презумпцию казни, убийства, произвола и насилия. Для язычника такое иррациональное восприятие семантики условного письменного знака характерно in general, а такой метод концептирования есть руководство по жизни. Но если логике магического обрядового действа, выросшего на почве охотничьего быта, соответствует представление об изображении буйволовой головы как о символе, назначение которого привлечь животных на оставленные ими равнины и повлиять тем самым на успешность охоты, а сам изобразительный знак указывает на самого убитого буйвола 1 Фрезер Джеймс Д. Умерщвление священного животного // Фрезер Джеймс Д. Золотая ветвь. Исследование магии и религии. М.,

119 желанный предмет добычи, то бык евангелиста Луки вызывает в миросозерцании верующего другие ассоциации: Евангелист Лука. «Исследование». Садик Антон. Крылатый телец напоминает христианину о херувимах, блюстителях ковчега Завета, о 10 заповедях нравственного закона, а не о ростбифе, пристрастии Исава: «И сказал Исав Иакову: дай мне поесть красного, красного этого, ибо я устал. От сего дано ему прозвание: Едом» (Быт.25:30). Вот примеры, когда ассоциативный анализ одного только знака выявляет логику язычника и христианина, красного чревоугодника Исава- Едома и белого богоборца Иакова-Израиля: «Тогда придите и рассудим, говорит Господь. Если будут грехи ваши, как багряное, как снег убелю; если будут красны, как пурпур, как волну убелю» (Ис. 1:18); отличает молитву Господу Всевышнему от магического заклинания, причастие от заклания. Вопрос о связи синкретического магического обряда с тотемизмом, и далее со знаковой идеографической письменностью, требует отдельного рассмотрения. Заметим здесь только, что такое понимание письменных знаков и стратегии мышления может послужить ещё одним критерием различия в назначении богослужебного алфавита и языческого граффити: в языческом идеографическом письме знак связан с целью, с добычей, с магическим волевым настроем; в богослужебном языке всякий диакритический знак да хвалит Господа! По выбираемой и предпочитаемой интерпретации можно судить о типе сознания человека: либо он видит в знаковых композициях войну и 119

120 разрушение, либо пашню и устроение ландшафта ; либо, если он философ, диалектический закон и возможные варианты его толкования. Православный христианин обращает внимание на то, что между свастикой-обращающимся-мечом-плугом и зигзагом-змеем-пашней располагается антропоморфный символ прообраз христограммы, явившейся тысячелетия спустя языческому царю Константину I Великому. «Божественный Григорий Фессалоникийский в слове своем на поклонение кресту излагает глубокую мысль, говоря: «крест Христов предвозвещаем и предъизображаем был таинственно от родов древних, и никто никогда не примирялся с Богом без силы креста»... Крест был уже в предшествующие времена, прежде нежели совершилось крестное страдание. Ибо великий апостол Павел, яснее научая нас тому, что антихрист, и не пришедши еще, пребывает между нами, говорит, что тайна его деется в нас (2 Сол. 2:7). Так и крест Христов, не быв еще в действительности, был между праотцами, ибо тайна его действовала между ними». В слове «Канона на Воздвижение Честнаго и Животворящего Креста Господня» сладкопевец Косма, «надеясь и совершенно доверяясь силе Креста, изливает из своего сердца пение», удивительный по качеству творчества акростих: Кресту, надеявся, пение отрыгаю 1 Образ древле Моисей пречистыя страсти в себе самом прообрази, священных среде стоя: крест же вообразив» Для семиолога идеограмма на срубной керамике открывает безкрайний мир и истин. Легенда о том, что змей открыл людям секреты земледелия и письменности, известна кроме арийцев-индоевропейцев ещё и у ацтеков, и у других народов. В истории человечества змей один из тех персонажей, кто понимает и Слово, и знаменье Божье, кто одинаково понимает язык славян, немцев, англичан, японцев и китайцев, ацтеков и инков, грузин и армян и проч., тогда как змеиный язык понимают лишь немногие избранные. Змей жрец, пророк и посланник, толкователь слова божьего во многих культурах. Православные веруют в единственного Сына Бога Небесного Иисуса Христа Свѣта от Свѣта, Истины от Истины, священника по чину Мелхїседека (Прим. авт.). 1 «Священный Косма сказал, что надеется на Крест; потому что он человек праведный; праведный же, по словам составителя Притчей, яко лев уповая (Притч. 28:1). Также сказал он и то, что «отрыгает»; ибо и изрыгание или рыкание свойственно льву, как говорит пророк Амос: Лев возревет, и кто не убоится? (3:8). Итак, словом «отрыгаю» песнопевец хочет выразить, что он намерен излагать в этом каноне мысли страшные, великие и, так сказать, львиные» (Никодим Святогорец. Толкование канона на Воздвижение Честнаго и Животворящего Креста Господня. ( Bogoslovie/ Tolkovanie kanona). (Дата обращения ). 120

121 Для носителя конфликтного типа сознания односторонняя свастика, ездец без нимба, дикий медведь и алеф из языческой идеограммы маркируют звероборческую драму, конфликтное разрешение основного противоречия «верхов» и «низов», конфликт сам в себе, обозначают конфликтоген * зерно конфликтогенеза: «Перманентно возрастающая усложненность социального бытия неизбежно стимулирует формирование новых уровней исследовательского поиска, в основе которого лежит все большее осознание того, что конфликты надо изучать как сложные, многокомпонентные процессы. Все это и обусловливает обращение к новому понятию, способному более широко охватить конфликтные процессы, к понятию «конфликтогенез». Конфликтогенез это процесс возникновения и развития современных конфликтных форм общества, накладывающих отпечаток, а нередко прямо детерминирующих направленность и содержание эволюции в целом. Конфликтогенез представляет собой непрерывный диалектический процесс зарождения, развития и модернизации существующей социальной реальности через свое ядро конфликт» 1. Конфликт это сложное, вытекающее из противоречия явление, в основе которого лежит борьба субъектов, обладающих конфликтным типом сознания. В конфликте всегда присутствует личностный фактор противоборства. Признаки конфликта: а) биполярность, или оппозиция, представляет противостояние и одновременно взаимосвязанность, содержит в себе внутренний потенциал противоречия, но сама по себе не означает столкновения или борьбы; б) активность другой признак конфликта, но только та активность, которая синонимична понятиям «борьбы» и «противодействия», активность невозможна без некоторого импульса, задаваемого осознанием ситуации со стороны субъекта конфликта; в) наличие субъектов конфликта еще один признак, субъект это активная сторона, способная создавать конфликтную ситуацию и влиять на ход конфликта в зависимости от своих интересов. Как правило, субъекты конфликта обладают особым типом сознания конфликтным. Противоречие представляет собой источник конфликтных ситуаций только для субъектов-носителей конфликтного типа сознания. Конфликт это результат конфликтогенеза, а вот то, что стоит у истоков процесса, тот «пункт», ту частицу, из которой процесс зарождается, тот ген, из которого в процессе генезиса развивается конфликт, можно считать конфликтогеном. * Конфликтоген букв. «рождающий конфликты». Конфликтогеном может являться любой предмет, вещь, идея, взгляд, картина, слово, буква, действия (или бездействие), могущие привести к возникновению конфликтной ситуации и перерастанию ее в конфликт. Слово «могущие» является здесь ключевым, т. к. оно раскрывает причину опасности конфликтогена и уменьшает нашу бдительность по отношению к нему. Конфликтоген это провокативный фактор. 1 Коростылева Н.Н. Мужчина и женщина. От конфликта к согласию: Исследование гендерного конфликтогенеза. М.,

122 Зарождение процесса конфликтогенеза следует выявлять минимум до конфликтогена. Можно предположить, что имеется некоторое множество модификаций конфликтогенов. Согласно пифагорейским предпосылкам и благодаря достижениям современной генетики, каждому гену может быть присвоен кадастровый номер в цифровой, равно как и в буквенной, кодификации. Выявление и кодификация генов предмет интереса исследователей в этой области. С известной долей уверенности можно полагать, что конфликтоген задействован как в процессе возникновения змееборческого сюжета в изобразительном искусстве, так и в процессе формирования конфликтного типа сознания. Эмблема «всадника-копьеносца в оппозиции змею» выражает «вечный стереотип» 1 конфликта и представляет собой символярлык, обозначающий конфликтный тип концептирования как таковой. «Конфликтогену, результатом которого стали настоящие Georgian games, можно присвоить кодовое название «georg\». (Исходя из русской фонетики, можно сказать, что геральдическое название «ездец» здесь даже более уместно). Этот ген пребывает теперь в возбужденном, перегретом состоянии, вырос до космического размера, гипертрофирован, чтобы изучать его сейчас, не нужен мощный микроскоп, что существенно снижает себестоимость исследования» 2. Конфликтный тип концептирования это врожденная, природная стратегия дикой человеческой натуры: насилие не нужно воспитывать в человеке специально. Багряная ярость у нас в крови, страсть к разрушению это главнейшая составляющая темной стороны человеческого существа. Необходимо, однако, понимать практика борьбы результативна только в тренингах, в спортивных состязаниях; её применение в общественных взаимоотношениях снижает эффективность взаимодействия в разы: змееборческая методика основного мифа чрезвычайно энергозатратна. Потери при согласовании конструктивных идей в обществе, страдающем мизонеизмом (см. стр. 342) и проникнутом идеей борьбы и соперничества, огромны и составляют величины порядка 98%. В таких обществах действенна только методика давления сверху. Низы подсознательно лишены инициативы и не способны сотрудничать без специального указания высокопоставленного авторитета. Культурный код определяет качество взаимодействия. Здесь следует заметить, что конфликтогенез не ограничивается только социальной реальностью, об этом говорит хотя бы тот факт, что порой конфликты возникают как бы ниоткуда, на ровном месте, а их причины сокрыты от внешнего взгляда. А потому для анализа конфликтной си- 1 Викентьев И.Л. Приемы рекламы и public relations. СПб., Ростошинский А.И. Мифология грузинского кризиса. (http//vrn-id.ru). (Дата обращения: ). 122

123 туации приходится обращаться к криптоционной реальности общества: «Общество можно уподобить айсбергу, в котором видимая сторона визуальная социальная реальность только часть целого, скорее всего меньшая и, может быть, даже не главная его часть» 1. Структурной единицей криптоционной реальности выступают энергоинформационные образования, которые в литературе получили название эгрегоры: «За многие тысячи лет войн и конфликтов люди отправили в пространство столько энергии, что эгрегор * борьбы стал на Земле, наверное, одним из самых мощных» 2. Чтобы проследить «Георгианскую линию» в формировании одного из самых мощных эгрегоров эгрегора конфликта, нужен только досуг: «georg\» не тот ген, который прячет свои следы. Мифологическую составляющую мировоззрения можно считать вполне адекватной криптоционной реальности, а область бессознательного существенной частью последней. Проникать в область бессознательного, интуитивного, вербально неоформленного, некодифицированного, тайного и ориентироваться там помогают символы. Символ ключ от двери, соединяющей бессознательное и сознательное. Символ ключевой элемент в технике интерпретации и ретрансляции бессознательного в сознательное и обратно Змееборческий убийственный, конфликтный тренд нужно осознать, увидеть его проявления в быту, в общественной жизни, чтобы избежать его давления, влияния и господства; многоликого индоевропейского демона раздора языческого князя тьмы надо распознать в его тщеславной, возгордившей ся Фигуре, вызвать, вывести из подсознания, лишить возможности действовать бесконтрольно, ведь: «Какая-то непонятная, таинственная сила еще продолжает руководить, продолжает совершаться то страшное дело, которое совершается не по воле людей, а по воле того, кто руководит людьми и мирами» 3. (А по словам Конфуция, миром правят символы и знаки, а не закон и слово ) В заключение нашего концептуально-мифо-символического отступления обратим внимание на то, что в ростошинской истории основной миф, смешанный с христианской традицией, получил своё выражение в образе Козьмодемьяна кузнеца-громовержца, лекаря и земледельца, устроителя семьи и окружающей территории, властителя человеческой природы, старейшего из известных архетипов героя-змееборца. Козьмодемьян маркирует здесь и тип сознания, и метод концептирования. 1 Грибакина Э.Н. Генезис и формы проявления социального неравенства. Уфа, * (др.-греч. ἐγρήγοροι, «стражи») «душа вещи», «ментальный конденсат», порождаемый мыслями и эмоциями людей и обретающий самостоятельное бытие. Эгрегор термин, означающий информационно-энергетическую субстанцию, в которой информация объединена по какому-либо принципу и которая состоит из всей совокупности информационных процессов, подходящих под этот принцип. 2 Некрасов А.А. Эгрегоры. Краснодар, Толстой Л.Н. Война и мир. М.,

124 Звероборческий метод концептирования, повторимъ, подразумевает разрешение противоречия верха и низа вооруженным конфликтом (столкновением, закланием). Но это концепции волевой магии и героической мифологии, а не христианской этики и Евангельской заповеди. 2. Ветхозаветное церковнославянское предсказание исправляет в Первоевангелии древний миф о непрекращающей ся брани 1 и наполняет светом новозаветной любви древнее пророчество: «Той твою блюсти будет главу, а ты будешь блюсти его пяту» (Быт. 3:15 по Септуагинте). Так же прорицает Иеремия: «Господь сотворит на земле нечто новое: жена спасет мужа» (31:22). Христианское благовестие отвечает на основной вопрос классической философии Словом Божьим: «Заповедь новую даю вам: да любите друг друга!» Слова Спасителя, грядущего со славою судити живымъ и мертвымъ: «не прi, но мечь» (Мф. 10:34) символизируют не казнь и убийство, а справедливость в исполнении закона. (Ведь от несправедливости только и страдают праведники). Меч в Его руках не для казни, а для ωтделения грешных ωт праведныхъ: «Iисусъ никогда не употреблялъ насилiя. Он всегда является образцомъ кротости и любви» 2. Христос, соединяющий в Себе вполне божественную природу Отца небесного и вполне человеческой природу Девы Матери, стал источником любви и благой жизни, воскресил Собою человеческую натуру в жизнь духовно осознанную. Рождество Пресвятой Пречистой Девы Богородицы предвосхитило эту евангельскую Радость всему миру. 3. В философской научной картине мира базовый элемент структуры представляет собой основной вопрос философии. С философской точки зрения, светская этимология вне контекста основного вопроса философии, обозначенного в одном из марксистских диалектических законов единства и борьбы противоположностей, вне определения позиции мыслящего субъекта по отношению к ОВФ представляется нам дезориентированной и вообще едва ли возможной. Осознание исходной философской точки зрения помогает определить направление дискурса. Наша исследовательская позиция видится нам близкой к христианской. Наиболее близким к христианской позиции научным мнением представляется идея о полагании любви или гармонии, качеств взаимодействия материи и духа, Corteo della Madonna Idea, marmo, seconda metа XII secolo, da Milano, Castello Sforzesco 1 Преподобный Никодим Святогорец. Невидимая брань. Почаевская Лавра, Дидон Р.П. Iисусъ Христосъ. Перевод с французского свящ. Д.В. Рождественского. СПб.,

125 (взамен вопроса о первичности) в центр Вселенской философской системы; соответственно и Евангельскому благовестию, и прогрессивной научной мысли, что, по мнению Эрнста Ренана, рано или поздно должно было случиться: «Могущественным, но смутным представлениям младенческой жизни наследует ясная жизнь анализа, неспособная к творчеству; анализ сменяется ученым синтезом, который с полным уже сознанием делает то, что делалось наивным анализом лишь вследствие слепого предопределения.. Маленькая доля размышления могла убить инстинкт; но полное мышление снова возродит свету чудеса в высшей степени вразумительности и определенности» 1. Нильс Бор говорил: «Всякая форма, как бы ни была она полезна в прошлом, может оказаться слишком узкой для того, чтобы охватить новые результаты». Согласно открытому им в 1928 году «принципу дополнительности», для полного описания квантово-механических явлений необходимо применять два взаимоисключающих («дополнительных») набора классических понятий, совокупность которых даёт исчерпывающую информацию об этих явлениях как о целостных. Полное представление о свойствах объекта требует взгляда на него с несовместимых точек зрения, подобно тому как стереоскопический эффект складывается из двух разных для каждого глаза изображений одной и той же сцены. Применение таких достижений естественных наук, как «принцип дополнительности», в науках гуманитарных помогает сформировать адекватное формату 3Д объемное миросозерцание и мышление. К 2011 году (лат. homo proponit, sed Deus disponit = человекъ предполагаетъ, а Богъ располагаетъ), к 230-летнему юбилею храма Рождества Пр. Богородицы методология пневмапостмодерна предоставит-таки свой вариант решения основного вопроса философии примерно следующим образом: симулякром основного вопроса философии. В контексте дискурса новейшего времени симулякром ОВФ представляется вопрос о качестве взаимодействия материи и духа, а не классический основной вопрос о первичности. Другими словами, содержание «симулякра ОВФ», или квази-овф, есть качество взаимодействия материи и духа. х 1 Ренан Э. О происхождении языка // Филологические записки. Воронеж, (от лат. simulo, «делать вид, притворяться») «копия», не имеющая оригинала в реальности. Является ключевым понятием в учении постмодернизма. Симулякрами также называют гораздо более широкий класс явлений, не придерживаясь точно вышеприведенного определения. 125

126 Симулякр ОВФ будет призван из небытия, чтобы исполнить роль консентогена в процессе консентогенеза. Конфалоньер справедливости и всадник-погоня, слова блюсти и, в нашем случае, слово Божье * символы, которые маркируют консентоген, обозначают ярлык-символ конструктивной методологии. Консентоген ** это дефиниция новой формы, наполнение её новым смыслом (Мф. 9:17) < >..Перманентно возрастающая и возрастающая усложненность социального бытия неизбежно стимулирует формирование всё новых и новых уровней исследовательского поиска. Ситуация требует выработки мер по ослаблению конфликтности, придачи ей нравственно-культурной доминанты с тем, чтобы изменить себя и мир в целом к лучшему. Речь здесь идет о философском обосновании и разработке конкретных технологий по трансформации конфликтного типа сознания в консентное. Понятия «консентный тип сознания» и «консентоген» представляются инновациями в конфликтологии и, можно предположить, послужат источниками в исследовании нового направления консентологии. Консентогенез это процесс возникновения и развития грядущих, постконфликтных форм общества, способных наложить отпечаток или прямо детерминировать направленность и содержание эволюции в целом. Консентогенез должен представить собой непрерывный диалектический процесс зарождения, развития и модернизации существующей социальной реальности через свое ядро консент. Можно сказать, что консент, или, как говорил М.С. Горбачев, консенсус, станет результатом процесса консентогенеза, а вот то, что стоит у истоков процесса, тот «пункт», та частица, из которой процесс зарождается, можно условно назвать консентоген. Для зарождения процесса консентогенеза его (ген) следует создать, инициировать, смоделировать, а лучше взять из культурного наследия исходный консентоген ρ. (Справедливость можно считать безусловной составляющей консента, «справедливость универсальна и неделима, она присуща всему человечеству» 1, а потому для обозначения элементов консентогена можно использовать, например, символ правосудия меч Справедливости в руках всадника-погони). Консент этот тот «крепежный материал», дефицит которого ощущает сейчас каждый строитель, творец-предприниматель. Производители конфликта продолжают производить раздор, производители консента должны начать производство согласия. Креативный рынок надо «навод- * Епископ Игнатий (Брянчанинов) называл обнаженным мечом глагол Божий. ** Консентоген букв. «рождающий согласие». Консентогеном может являться любой предмет, вещь, идея, взгляд, картина, слово, буква, действия (или бездействие), могущие привести к возникновению конструктивной ситуации и перерастанию её в творческое взаимодействие. Слово «могущие» является здесь ключевым, т. к. оно раскрывает причину полезности консентогена и инициирует нашу активность в направлении сотрудничества. Консентоген это побудительный фактор. 1 Шмуэль Айзенштадт. Пророки. Их эпоха и социальное учение. М.,

127 нить» консентом. Время требует создания, кодификации и популяризации гармонизирующего символа-ярлыка консента. Сейчас контент * это конфликт, надобно же, что бы консент стал культурным контентом, новым культурным кодом. Как когда-то Томас Юнг оцифровал длину цветовой волны, так и мы можем теперь обозначить код консента, его цвет, пол и возраст. Сложность перехода к новому философскому осмыслению природы консента обусловлена поиском новой систематизации уже сложившейся системы и связана, прежде всего, с необходимостью новой интерпретации старого основного вопроса классической философии именно вопроса о первичности или вторичности материального или духовного. В наше время много говорится о важности формирования новых идей и политического, и гуманитарного характера, о «снижении репрессивной нагрузки на общество» 1, о необходимости развития инновационной культуры, которая должна стать основой модернизации экономики, о невозможности изменений в экономическом, правовом и социальном пространстве без коррекции более тонких настроек российского общества складывавшихся веками культурных кодовъ. И проч., проч... Кстати заметить, Ех-премьер-министр Японии Юкио Хатояма ( 鳩 山 由 紀 夫 ** ), выступая 10 сентября 2010 года в символическом царстве тысячелетне-древнего Ярославского медведя на II Международной конференции «Современное государство и глобальная безопасность», тоже говорил о необходимости построения более доброжелательного общества, о социальных проблемах, которые необходимо уметь решать. Разсуждая о передаче японских энергосберегающих, низкозатратных технологий для оптимального решения социальных задач, о технологиях не только производственных, но и культурных, о коммуникационной троице: политике, экономике и культурных обменах, Юкио Хатояма пропагандировал и позиционировал в качестве ключа к достижению уровня высокоэффективного взаимодействия идею популяризации ментальной концепции, называемой им философией «Ю-Ай» (U-I) («дружба-любовь»), которая была переведена как «братство». Японского Ех-премьера, господина Юкио Хатаяму, можно было бы порадовать: его инновационная идея Ю-Ай братства хорошо известна в среде словѣн уже больше тысячи лет и зафиксирована в славянских письменных источниках. Известна, прежде всего, в связи с творчеством святой двоицы Вселенских учителей Мефодия и Кирилла. (В японском языке глаголы не изменяются по числам, а потому можно подумать, что * (англ. content содержимое) любое информационно значимое наполнение информационного ресурса. 1 Медведев Д.А. Выступление на конференции в Ярославле ** Замечательны значения условных письменных знаков в именной формуле ех-премьера Хатоямы Юкио: 鳩 голубь, 山 гора, 由 дело, 紀 возраст, 夫 муж. 127

128 в японской логике множество едино a priory). В истории же письменного славянского языка инструментом создания объединяющих ментальных конструкций служит категория двойственного числа. Проблема только в том, что она недостаточно популяризована. В истории христианской Церкви, в христианской экгзегетике *, идею братства символизирует святые двоицы Мефодий и Кирилл, Коsма и Дамiан (см. стр. 22). Сложности же в осмыслении природы братства, создаваемого в славянском языке двойственным числом, связаны, прежде всего, с тем, что вместе с исчезновением этой языковой категории из сознания исчезли соответствующие механизмы мышления. Но вспоминая теперь об очень популярных в первой половине II тыс. от Р.Х. св. безср. Коsме и Дамiане и рассуждая о природе братства, описываемой формами двойственного числа, мы как бы возрождаем и тем самым воссоздаем соответствующие концепции мышления, хотя бы в среде грамотныхъ господъ. Письменное обозначение инициируемого японским Ех-премьером 鳩 山 由 紀 夫 принципа «Ю-Ай»-двоицы, «UхI»-братства, можно вполне принять за графический ярлык-символ консентогена, действующего в контексте представлений о симулякре основного вопроса философии. Неразрешенным основной вопрос остается только в рамках собственно классической философии, в её конфликтологическом аспекте 1. (Само понятие диалектика, принимаемое нами как искусство и метод познания, стараниями воинствующего материализма связано здесь с практикой борьбы как способа существования, как качества взаимодействия «верха» и «низа», как качество взаимодействия вообще). И все-таки новое время, как всегда, синтезирует новый дискурс и новую методологию. Методология постмодерна позволяет конструировать адекватные симулякры фундаментальных понятий и оперировать ими, создавая новые жизнеутверждающие формы и не нарушая классические системы. Методология пневмапостмодерна позволяет различить указания Святого Духа в замутнении эклектики. Не без иронии ** можно сказать, что пневмапостмодерн это творческий метод прозаика-импровизатора, акына виртуального пространства, современный, модернизированный духовный стих, назначение которого в том, чтобы исполнить роль медиатора-посредника между Миром затуманенной, синкретической медиа-web-культуры и чистым Свѣтом христианского учения. * (др.-греч. ἐξηγητικά «истолкование, изложение») учение об истолковании древних текстов, первоначальный смысл которых затемнён вследствие их давности или недостаточной сохранности источников. По экзегетике понимание достигается грамматическим исследованием языка, изучением исторических реалий и вскрытием намёков, смысл которых со временем сделался непонятным. 1 Коростылева Н.Н. Основы гендерной конфликтологии. Воронеж, ** (от др.-греч. εἰρωνεία «притворство») речевой оборот, в котором истинный смысл противоречит смыслу явному. Ирония выдает действительность за худшее, чем она есть на самом деле, в отличие от лести, которая выдает действительность за лучшее. 128

129 «Пневмапостмодерн» метод формирования духа, духостроительства, духосозидания. (Особенное значение в новых условиях приобретает вопрос об источниках творчества * и его критериях). Пневмапостмодерн это творческий метод святых отцов, которые из предшествовавшего тварному миру хаоса, своенравно реализующегося в каждый отдельный промежуток времени и в каждом отдельном грешном человеке, хаоса, подобного нынешнему постмодерну, выводили человеческие души к свету откровения слова Божьего. «Посему, заградивъ нашъ потокъ, отошлю вашу любовь к священному источнику сихъ предстоятелей и учителей къ этому чистому, упоительному и сладкому источнику, который выходитъ изъ самого духовного каменя» 1 : «И вси тожде пиво дх овное : пiѧхγ бо ωт дх овнаго послѣдγющагω камене: камень же бѣ» (1 Кор. 10: 4). Слово Божие вот пиво! вот девиз в духе времени! В контексте основ современной научной картины мира, которыми признается невозможность отделить мир от обозревающего его наблюдателя, познающий субъект всегда оказывается активным; исследование реальности всегда сопровождается её изменением, а результат исследования зависит от того, как оно выполнялось, т.е. результат исследований зависит от субъекта. Субъект, познавая мир, изменяет его; в ходе наблюдения объект изучения изменяется, так же как и сам субъект. В случае, когда предметом исследования становится слово " стоши", само слово, принимаемая этимология, «этимон слова», по определению А.Ф. Лосева в «Философии имени», как «нечто формально общее во всех судьбах данного слова», «то общее, что варьируется морфематически, синтагматически и пойематически в разнообразные формы и виды»; «ноема слова, как некий принцип бесконечного варьирования значения слова, противоположный принципу постоянной предметной однозначности слова; свет смысла, освещающий, т. е. осмысливающий, звуки и от значения звуков как таковых совершенно отличный» 2, становится инструментом воздействия на окружающий мир. Другими словами, качество представлений о слове определяет качество всей Вселенной: слово, которым говорят о Боге, слово языка, на котором славяне обращаются к Господу Всевышнему. Вот что можно сказать в эпоху постмодерна об этимологии как таковой и об этимологии названия «Ростоши» в частности: «У Бога не остается безсильнымъ никакое слово» (Лк. 1:37). * Когда творчество от Творца, а не Творец от творчества. 1 Бесѣды о перемѣнѣ именъ // Творения иже во святыхъ отца нашего IОАННА ЗЛАТОУСТА, архиепископа Константинопольского, СПб, Лосев А.Ф. Философия имени. М.,

130 МАРГИНАЛЬНАЯ ЭТИМОЛОГИЯ К кому мне говорить и кого увещевать, чтобы слушали? Вот, ухо у них необрезанное, и они не могут слушать; вот слово Господне у них в посмеянии; оно неприятно им. Книга пророка Иеремии (6:10) Почти каждое слово имеет свое прошлое; только это прошлое покрыто теперь туманом веков и требует разъяснения. Для того, чтобы появились мифы, необходимо было, чтобы некоторые глаголы, имена существительные или целые выражения потеряли свой коренной, или первоначальный, смысл. Забвение же первоначального смысла слова, как известно, порождает легенду. Всегда ли новая легенда выражает истинную сущность? Не всегда! Иногда это только оскорбительное прозвище. Но иногда это выражение лелеемой надежды, «осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом» (Евр.11:1). Этимология это и есть установление связи между названием и сущностью и определение качества этой связи Приглашенный в двадцатых годах XVIII века на службу в Геральдике немецкий профессор И.С. Бекенштейн жаловался, что его преподавание не дало желаемых результатов, что геральдике пожелали учиться лишь студенты-«чужестранцы», «некоторые дети, от иноземцев в России рожденные», а из «российской нации у меня в обучении никого не бывало, и для того учения никто ко мне не явился ж». Два столетия спустя в предисловии к своему «Геральдическому словарю» В.Е. Белинский отмечал: «Замечается... совершенное исчезновение геральдических знаний и всякой вообще охоты посвящать свой досуг этой интересной во многих отношениях науке. Наступило полное игнорирование всего того, что так или иначе связано с понятием о древних родословных, актах, жалованных... грамотах, дворянских гербах и клейнодах». «В 1937 году в свет вышел сборник статей «Вспомогательные исторические дисциплины» в издании Академии наук СССР, там ни словом не обмолвились о геральдике, несмотря на то, что в е годы В. К. Лукомским в Гербовом музее, а затем в Кабинете вспомогательных исторических дисциплин была проделана огромная работа для того, чтобы доказать, что геральдика не схоластическая наука прошлого, а новая эффективная прикладная наука с большой перспективой в будущем». Сейчас сложилась ситуация, о которой, заглядывая в будущее, когдато говорил Лукомский. Он предупреждал, что настанет время, когда для отечественных историков родовая «русская геральдика станет такой же тайной, какой были для Шампольона египетские письмена» 1. Маргинальная группа людей группа, отвергающая определённые ценности и традиции той культуры, в которой эта группа находится, и утверждающая свою собственную систему норм и ценностей. 1 Борисов И. Сабля, дуб, единорог С чего начиналась русская геральдика // Родина

131 «Символические ценности, основу основ которых составляют собственные имена, трансисторические личные знаки, которые продолжают существование и после того, как исчезли их владельцы, вечно хранятся в коллективной памяти, переходят от старого поколения к новому. Социальное предназначение собственного имени поддерживать воспроизводство общества, несмотря на течение времени. Будучи тезоименитыми святым, предкам, героям, члены коллектива, независимо от своей воли, символически участвуют в репродуцировании социальности. Личный знак социализует индивида еще до того, как тот действенно включается в общественную практику» 1. «Как впервые показал С. С. Корсаков («К психологии микроцефалов», Санкт-Петербург, 1893), неспособность индивида сопрягать себя с личным знаком свидетельствует об идиотизме такой особи, о её полной аккультурации. < > Генеалогия, или родословие, не занимала достойного места в русском обществе. Лишь незначительная часть населения Российского государства в той или иной степени (очень часто ни в какой степени) интересовалась как историей своего рода, так и общими вопросами генеалогии. В наше время все это привело к полному незнанию истории своей фамилии и своего рода. На занятиях со студентами исторического факультета Петербургского университета, где прямо или косвенно затрагивалась русская генеалогия, выяснилось, что большинство знают историю своего рода не глубже деда, редко прадеда. А в это же время юноша из Японии, обучающийся в Петербургском университете, не имея под руками ни книг, ни каких-либо записей, смог рассказать о своей родословной начиная с IX в. Как выяснилось, с историей рода его знакомил дед в многочисленных беседах, посвященных этой теме. <...> Такое положение дел в отношении генеалогии, которая является одной из важнейших сторон формирования национального самосознания, недопустимо. Особенно недопустимо небрежение генеалогией со стороны историков-профессионалов: курсы русской генеалогии долгие десятилетия вовсе не читались в отечественных высших учебных заведениях, отсюда за редкими исключениями полное неумение пользоваться генеалогическим материалом при характеристике исторической личности» 2. К современной маргинальной этимологии можно отнести известную на закате атеизма в России в 80-х годах ХХ века версию о происхождении топонима «Ростоши» от глагола «растащи», в смысле «разворуй», относящуюся к так называемой романтической фолк-филологии. Якобы поселение (с одним из старейших на Тамбовщине храмов!!!) возникло как бандитское, как убежище грабителей проезжих купцов. Об этой вер- 1 Смирнов И.П. Самозванство и философия имени // Звезда Зиборов В.К. Из родословной русского однодворца // Российское государство в XIV-XVII вв. СПб.,

132 сии можно было бы и умолчать, тем более что есть такое искушение не касаться дурных предметов. Но методика заметания под ковер чревата проявлением проблемы впоследствии. Поэтому следует провести и здесь некоторую корректировку. Итак, в конце ХХ века в Ростошах вместе с «апокрифическим» Воровским Евангелием появилась ещё одна фольк-ономастическая версия: растащи разворуй. Кульминационным эпизодом в Воровском Евангелии было повествование о прощении разбойника, ставшего покровителем воров за то, что тот по пути на Голгофу украл у палачей гвозди, приготовленные для распятия, а потому и Христа якобы не прибили гвоздями, а привязали верёвками к кресту. Этого-то благоразумного и справедливого разбойника *, распятого вместе со Спасителем и раскаявшегося, Господь взял с Собою в Царство Небесное: «истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю» (Лк. 23:43). В качестве подтверждения существования традиции благочестивых краж ростошинскими сказителями приводились свидетельства Гельмольда о том, что у славян, в соответствии с главными народными добродетелями попечением о родителях и гостеприимством, дозволялось даже украсть, чтобы угостить заезжего человека: «В отношении гостеприимства нет другого народа, более достойного [уважения], чем славяне; принимать гостей они, как по уговору, готовы, так что нет необходимости просить у кого-нибудь гостеприимства. Ибо все, что они получают от земледелия, рыбной ловли или охоты, все это они предлагают в изобилии, и того они считают самым достойным, кто наиболее расточителен. Это стремление показать себя толкает многих из них на кражу и грабеж. Такого рода пороки считаются у них простительными и оправдываются гостеприимством. Следуя законам славянским, то, что ты ночью украдешь, завтра ты должен предложить гостям. Если же кто-нибудь, что случается весьма редко, будет замечен в том, что отказал чужеземцу в гостеприимстве, то дом его и достатки разрешается предать огню, и на это все единодушно соглашаются, считая, что, кто не боится отказать гостю в хлебе, тот бесчестный, презренный и заслуживающий общего посмешища человек» 1. Традиция эта сохранялась среди славян и в связи с празднованием Кузьминок, когда покражи совершались под эгидой ** братчины и считались поступками безобидными и справедливыми, ведь украденные, как правило, у в- продукты предназначались для общего употребления, а не в целях личного обогащения жуликов. * Икона Благоразумного разбойника Дисмаса, отличного от Гестаса Безумного разбойника-атеиста. 1 Гельмольд фон Бозау. Славянская хроника. М., ** (гр. αἰγίς буря, вихрь) щит Зевса, считалось, что этим щитом Зевс вздымает грозные бури. 132

133 В рамках концепции влияния сценарных установок на общественное сознание к таким этимологиям, как Ростоши растащи; Воронеж вор&нож, нужно относиться с чрезвычайной осторожностью. Появляются подобные примеры в периоды проблем в развитии науки о языке; представляют собой «новую мифологию», возникающую с забвением старого смысла, и, по мнению Макса Мюллера, свидетельствуют о болезни языка, а вместе с ним и сознания. Для некоторых людей такие ложные конструкции в условиях отсутствия позитивной идеологии могут вполне исполнять роль сценарных установок: «Шаблоны поведения человека становятся незыблемыми образцами для подражания, потому что у человека существует потребность в следовании тем или иным моделям поведения» 1. Любой член общества действует, находясь в четко очерченном поле традиции своего рода, преданий, а также эмоционального фона своей фамилии. В этом смысле такие сценарные установки опасны. Подтверждение тому большое количество ростошинских подростков, числящихся на учете в милиции: «Дети очень подражательны: отсюда является необходимость показывать им только добрые примеры и устранять дурные. Важное значение примера сознавалось еще древними народами. Персы подавали пример воздержанности, греки отвращения от пьянства, римляне запрещали говорить что-нибудь непристойное. Спаситель сказал: «А кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему жерновный камень на шею и бросили в море» 2. Разрешает нашу маргинально-фольклорную этимологическую интригу подвижничество ростошинских пастырей, созидающих жизнь в контексте 10-го и 11-го стихов 10-ой главы Евангелия от Иоанна: «Вор приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить. Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком. Я есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец». 1 Геращенко Л.Л. Мифология рекламы. М, Ельницкий К.В. Из записной тетради старого учителя // Филологические записки. Воронеж,

134 АРИЙСКИЕ ЯЗЫКИ, СЛАВЯНЕ, СЛОВѣНЕ И СЛОВО «Чем более углубляешься в изучение древнейшего состояния народов Арийских и Семитических, тем яснее выделяются сквозь кажущееся однообразие первобытного мира лица безыменных мудрецов, инициаторов, вещунов, во вдохновении которых принимают начало законы, нравы, учреждения жизни гражданской и религиозной. Изследывая, увидишь, точно так же, древняго мудреца, истолкователя гения своей расы, откроешь влияние известных корпораций, известных привилегированных семейств, найдешь школу, восходящую почти до начала мира. То, что представляется делом всеобщим, в действительности, составляло дело небольшого числа, в которых сосредоточились умы всех. Известно, что организация языка не понимается без содействия числа избранных, которые пользовались авторитетом вокруг себя и готовы были вменить в непреложное другим то, что почиталось ими, на основании личных своих соображений, за лучшее. Аристократизм мудрецов был законом в первобытный период жизни человечества; закваска позднейшей цивилизации могла произойти в почти неприметном кружке предопределенных голов». Эрнест Ренан О служебных языках Неизвестно кому, кроме Господа, следует быть благодарным за всё, и в том числе за художественное оформление «Книги о языке» Франклина Фолсома, опубликованной в Нью-Йорке в 1963 году, а в 1974-ом в советском издательстве «Прогресс». Кто из художников был автором родословного древа индоевропейской языковой семьи на развороте облож- 134

135 ки, кому принадлежала эта идея, сегодня сказать сложно, и разследование этого вопроса представляется в настоящий момент делом не простым. Одно можно утверждать с уверенностью: рука неизвестного художника выбрала один и тот же фиолет для обозначения только трех языковых систем: Санскрита, Авестийской и Церковнославянской. Мысль о семье богослужебных языковых систем (мы умышленно не говорим здесь о языках, чтобы подчеркнуть не национальные, не этнические, а этические критерии владения языком) не получила специального развития в истории отечественного языкознания. Только фиолетовый цвет листьев индоевропейского семейного древа в советской версии книги Ф. Фолсома единственный намек на такую классификацию. Между тем, кажется очевидным, что именно «богослужебное назначение языка» является важнейшим типологическим признаком, основанием той лексической и грамматической структуры, которая отсутствует в светских языках. Христианские представления о грамматике и лексике предполагают отличие богослужебных лексических норм от норм лексики светской. У грамматики богослужебного языка своя логика. Говоря об источниках формирования Церковно-славянского языка, мы должны понимать, что грамматика греческого и лексика южноморавского (?) диалектов индоевропейской языковой семьи были только частью источников. Что касается греческого языка, надо подразумевать, что речь уже может идти о грамматике индоевропейской богослужебной лингвосистемы (Востоков упоминает о переводах «Грамматическихъ терминовъ съ Греческаго на Славянский» Лаврентия Зизания 1596 г. и Мелетия Смотрицкого 1619 года). Но как отличить светский язык от языка богослужебного? А.И. Соболевский различает орфографию богослужебного языка: «Наиболее важная особенность церковно-славянского языка носовые гласные и, являющиеся в ряде корней и во многих окончаниях.< > Другая очень важная особенность церковно-славянского языка. Все церковно-славянские памятники употребляют букву, более или менее иначе, чем употребляем ее мы, Русские. < > Затем следует отметить употребление ъ и ь» 1. Другим характерным фактором является двойственное число, выражающее, по мнению Вильгельма фон Гумбольдта, один из важнейших языковых законов, который, условно, можно считать самостоятельным и независимым критерием различия церковного и светского языка, церковной и светской этики (см. ех-курс стр. 391). Грамматика (от греч. Γράμμα «запись»), как наука, есть раздел языкознания, изучающий грамматический строй языка, закономерности построения правильных осмысленных речевых отрезков в этом языке. Лексика (от греч. Λεξικός «относящийся к слову», от греч. λέξις «слово», «оборот речи») раздел науки о языке, изучающий значения слов. Также под этим словом понимают совокупность слов того или иного языка, которые знает тот или иной человек или группа людей. 1 Соболевский А.И. Славяно-русская палеография. СПб.,

136 Двойственное число вне логики светской грамматики. Светский язык не нуждается в таких формах. Выражаемые двойственным числом отношения чужды светскому мировоззрению. Между тем понятия, обозначаемые двойственным числом, едва ли не самый важный вербальный и графический консолидирующий элемент сознания, создаваемого церковно-славянской грамматикой. Термин «старославянский языкъ», якобы внедренный А.Х. Востоковым в 1820 г. в работе «Разсужденiе о славянскомъ языкѣ, служащее введенiемъ къ Грамматикѣ сего языка, составляемой по древнѣйшимъ онаго письменнымъ памятникамъ» (см. ех-курс стр. 388), является общепринятым и устоявшимся в современной русскоязычной науке. Этот факт утверждает теперь, по крайней мере, «Википедия». На самом же деле, в статье Востокова термин «старославянский языкъ» не употребляется ни разу. Александр Христофорович пишет только о трех периодах в развитии Церковно-славянского языка: древнем, среднем и новом. Но сам оригинал его статьи в советские годы был изъят из категории общедоступных документов. Ни в одной воронежской библиотеке этой работы знаменитого русского филолога не сохранялось. В этом труде Востокова можно наблюдать, как происходит смешение терминов Славяне, Словене и Словѣне; «славянский языкъ» и «Ѩзыкъ словѣньскъ». Востоков в своем фундаментальном «Разсуждении» неоднократно обращает внимание на сословную принадлежность славянского языка: «Не одни Сербы (мы говоримъ здесь об ученомъ духовенстве), но и другие Славяне, < > отправляющие богослужение по Славянскимъ церковнымъ книгамъ, пишутъ хорошо на церковномъ Славянскомъ языке, какъ я имелъ случай видеть по некоторымъ бумагамъ. Языкъ сей, коему они съ молоду учатся, сделался для нихъ книжнымъ языкомъ, такъ какъ для западного духовенства Латинский. Въ такомъ же употреблении былъ Славянский языкъ въ России между духовенствомъ, пока народный Русский языкъ не сделался книжнымъ». «Предвосхитив многие положения сравнительно-исторического метода, Востоков в этом труде дал научную периодизацию истории церковно-славянского языка и заложил основы сравнительной грамматики славянских языков» 1. Но в своем Разсуждении отец русской Грамматики так и не счел нужным обозначить Словѣнский языкъ собственно служебным. Из его разсуждений эта мысль более чем очевидна, но тем не менее описать ее отдельно светский ученый не посчитал в свое время необходимым. Так часто бывает, когда очевидные и потому не примечательные моменты, ускользая от фокуса внимания, не попадают в наследие. Л.Н. Гумилев объяснял такое явление аберрацией близости 2. 1 Клеймёнова Р.Н. Из истории Общества любителей российской словесности М., Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. М.,

137 Именно по этой, на наш взгляд, причине лингвистическая светская мысль в ХХ веке так и не добралась до популяризации идеи специального обозначения семьи богослужебных языков. Здесь следует заметить, что это проблема не только отечественных ученых подобные представления вряд ли бы могли удовлетворить и их европейских коллег. Таких мыслей вообще не было замечено широкой публикой в светском языковедении XIX века, века формирования националистических представлений, оказавших влияние на идеологию всего последующего времени: «Девятнадцатый век отличается от всех веков идеею национализма. Эта самая естественная и простая идея носится в воздухе по всей Европе, но среди наук еще не нашла себе особаго органа, который был бы ей посвящен исключительно» 1. «Язык признак национальности» вот филологический тезис начала ХХ века. По-другому стал думать только Николай Яковлевич Марр. Конечно, к произведениям Н.Я. Марра надо подходить осторожно и избирательно, но ведь так же нужно относиться и к трудам любого светского ученого и даже к творчеству большинства богословов. Н.Я. Марр в 20-е годы ХХ века развивал в языкознании очень прогрессивные в свое время идеи, но работать ему приходилось в условиях антирелигиозной пропаганды. (Внешние условия, правда, едва ли можно считать ключевым элементом самого творчества «главного советского лингвиста», страдали больше его критики). Марр говорил о классовой сущности языка, но говорить об «арийской языковой богослужебной системе» в Советской России не было возможности. Советские филологи и историки находились в весьма затруднительном положении: мысли о связи этимологии названия «славяне» со служебным языком, съ сакральной лингвосистемой, не имели права на прописку в советской литературе И только в самое новейшее время исследователи языка стали обращать отдельное внимание на специальную функцию богослужебного церковно-славянского языка: «Церковно-славянский язык один из немногих языков мира, имеющих статус сакрального (сейчас таких лингвосистем порядка 10). И литургическая функция была заложена в нем исконно и намеренно» 2. 1 Добровский В. Зачатки прикладного языкознания как науки о национализме // Филологические записки. Воронеж, Маршева Л.И. Необходимо приложить максимум усилий для познания богослужебного языка (Дата посещения: ). 137

138 О славянах и о словѣньскомъ языке. «Чем больше проходит времени, тем меньше остается смысла в словах забытого языка, связанного синтаксисом, из которого давно испарилась жизнь. К тому же мне вообще не верится в существование святых книг» 1. В.О. Пелевин Противоречия в определении славянской этимологии дела известные. Все они породили множество различных мнений, до сих пор существующих в исторической науке. Историки, этнографы, лингвисты, археологи предлагают разные концепции и гипотезы, одно мнение оспаривает другое, одно с другим борет ся. Размышляя об этимологии термина «славяне», мы должны понимать, что речь, прежде всего, идет о «слове с забытым смыслом», то есть теперь, говоря языком математики, о слове не однозначном, а, так сказать, "с дробью", о сложной, в смысле многокомпонентной, этимологии. Чешский историк-славист, сын чешского филолога Индриха Нидерле Любор Нидерле, собравший к середине ХХ века всю известную о славянах информацию в своем знаменитом труде «Славянские древности», считал, вообще, неправильным судить об этногенезе славян, так как достоверного о древнейших славянах известно столь мало, что научному определению поддаются только средневековые материалы 2. Теперь существует, как известно, несколько различных взглядов на этимологию слова славяне. Некоторыми учеными принято считать, что «славяне» это видоизмененное в среде националистически настроенных греков название, происходящее от σκλάβος рабы. Воинственные чужеземцы, как правило, мало разборчивы в местечковых обычаях и не особенно изысканны в ономастике: «Греки, услышавъ про кой-нибудь отдаленной и дотоле имъ неизвестной еще народъ, обыкновенно называли оной уже Скифскимъ» 3. В опровержении версии о прямой этимологической связи между σκλάβος и славяне обращает на себя внимание отличие губно-зубного греческого согласного θ (фиты) от заднеязычного κ (каппы) в написании корня славъ в имени Святослав Σφενδοσθλάβος (Сфендославос) и в слове Σκλαβηνοί (склавины) соответственно. Вот как обыгрывает это противоречие современная Википедия: «Письменные памятники с VI века устойчиво говорят о словенах (словѣне) и о славянской земле, существенных ратных достижениях славян, особенно на землях Византии, где славяне, вероятно, и получают греческий вариант своего названия sklabos (читается как sklävs), кото- 1 Пелевин В.О. Диалектика переходного периода из Ниоткуда в Никуда. М Нидерле Л. Славянские древности. М, Болховитинов Е. Историческое, географическое и економическое описанiе Воронежской губернiи. Воронеж,

139 рый позже был заимствован в европейских языках в различных трансформациях» 1. Впрочем, связь между σκλάβος и славяне основана не на одном только созвучии, но ещё и на единстве индоевропейской языческой культуры. Иордан пишет в VI веке о трёх свирепствующих племенах: «Эти < > происходят от одного корня и ныне известны под тремя именами: венетов, антов, склавенов» (Get.). Прокопий характеризует их так: «Эти племена, славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве (демократии), и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается делом общим. И во всем остальном у обоих этих варварских племен вся жизнь и законы одинаковы. Они считают, что один только бог, творец молнии, является владыкой над всеми, и ему приносят в жертву быков и совершают другие священные обряды. Судьбы они не знают и вообще не признают, что она по отношению к людям имеет какую-либо силу, и когда им вот-вот грозит смерть, охваченным ли болезнью, или на войне попавшим в опасное положение, то они дают обещание, если спасутся, тотчас же принести богу жертву за свою душу; избегнув смерти, они приносят в жертву то, что обещали, и думают, что спасение ими куплено ценой этой жертвы. Они почитают реки, и нимф, и всякие другие божества, приносят жертвы всем им и при помощи этих жертв производят и гадания. Живут они в жалких хижинах, на большом расстоянии друг от друга, и все они часто меняют места жительства. Вступая в битву, большинство из них идет на врагов со щитами и дротиками в руках, панцирей же они никогда не надевают; иные не носят ни рубашек (хитонов), ни плащей, а одни только штаны, подтянутые широким поясом на бедрах, часто в таком виде идут в сражение с врагами. У тех и других один и тот же язык, достаточно варварский. И по внешнему виду они не отличаются друг от друга. Они очень высокого роста и огромной силы. Цвет кожи и волос у них очень белый или золотистый и не совсем черный, но все они темнокрасные. Образ жизни у них, как у массагетов, грубый, без всяких удобств, вечно они покрыты грязью, но по существу они не плохие и совсем не злобные, но во всей чистоте сохраняют гуннские нравы. И некогда даже имя у славян и антов было одно и то же. В древности оба эти племени называли спорами («рассеянными»), думаю, потому, что они жили, занимая страну «спораден», «рассеянно», отдельными поселками. Поэтому-то им и земли надо занимать много. Они живут, занимая большую часть берега Истра, по ту сторону реки. Считаю достаточным сказанное об этом народе» (Bell. Goth.) Такая характеристика склавинов как нельзя более точно описывает языческую составляющую славянского культурного наследия, змееборческую индоевропейскую языческую культуру как таковую. Можно ска- 1 (дата обращения: ). 139

140 зать, слово σκλάβος маркирует индоевропейское языческое наследие, язычников, исповедующих веру в громовержца, символ которого они имели обыкновение рисовать: «На дверяхъ домовъ славяне выжигали знакъ бога-грома молотъ, какъ теперь у насъ изображаютъ кресты» 1. С началом Просвещения, под влиянием иллюминатского атеистического тренда, корень славъ обретает новые значения. Востоков пишет об этимологической гипотезе Добровского, основанной на различии возвратных и невозвратных причастий: «Окончание словъ въ именахъ собственныхъ (Святославъ, Ярославъ и пръ.) значило, по мнѣнию Добровского, слывущий или именуемый, а не славный или славящийся; подъ Словѣнами же или Словянами какъ большая часть ученыхъ согласно толкуютъ разумѣлись люди словесные, коихъ рѣчь можно понимать, въ противуположность Нѣмцамъ» 2. Обозначая большую часть согласно толкующих ученых, Востоков, без всякого для нас сомнения, говорит о представителях светского, атеистического образа мышления. Добровский, толкуя таким образом корень славъ, выражает, на наш взгляд, всё-таки этику светского героя и уподобляет её этике царя Ирода, нарушившего и древнюю библейскую заповедь: не намъ, Господи, не намъ, а Имени Твоему даждь славу, ради милости Твоей, ради истины Твоей! (Пс. 113:9), а заодно и её новозаветную интерпретацию: «Кто хочетъ хвалиться, хвались Господомъ» (2 Кор.10:17). Сам же Востоков в начале своего Разсуждения о славянском языке замечает, что вѣрнѣе называть язык этот Словенским: «Довольно уже писано о языке Славянскомъ, или, вѣрнѣе, Словенскомъ, на который преложены в IX в. церковные книги для Болгаръ и для Моравовъ». Востоков неоднократно обращает внимание на это различие, связанное не только с изменениями в фонетике. Надо понимать, что с появлением азбуки образуется специальная кодифицированная лингвосистема «словѣньскъ Ѩзыкъ», которую теперь принято называть церковнославянским языком, а термин Словѣне имеет совершенно особенную семантику и однозначный сакральный смысл, связанный со священной тайной церкви, тайной народа Божьего, Тайной Божьего Слова. Образ Слова является стержневым в творчестве создателя славянской азбуки Константина Философа. Он формирует внутренний смысл богослужебного языка и обозначает «тот locus, в котором возникают новые глубинные смысловые пласты», в коих Христос представляется воплощенным Словом. 1 Тулупов Н.В., Шестаков П.М. Очерки и рассказы для первоначального знакомства съ историей. М., Иллюминаты (лат. illuminati просвещённые) общее название нескольких тайных групп, современных и исторических, реально существовавших и фиктивных, раскрытых или предполагаемых. 2 Востоков А.Х. Разсуждение о славянскомъ языке, служащее введением к Грамматике сего языка, составляемой по древнейшимъ онаго письменнымъ памятникамъ // Труды общества любителей российской словесности. М.,

141 Для славян-словѣн «свѣт вѣры» и «свѣт книги» принятие христианства и обретение письменности совпали по времени. С появлением азбуки этимология слова славяне получает свой неоспоримый письменный источник Священное Писание, а вместе с ним и особенный смысл: Словѣне народ слова Божьего. Слышите оубо, народы словѣньсти. Слышите слово, отъ Бога бо приде. Слово же кръмѧ чловѣчьскыѩ доушѧ, Слово же крѣпѧ и сръдьце и оумъ, Слово готовѧ вьсѧ Бога познати. («Прогласъ» Константина Философа) Константин ставит в центр «Прогласа» * три мотива: явление Слова к «словѣнам», сопоставляемое с приходом Христа; софийность Слова (мудрость выражается в слове, и потому само слово софийно) и письменное («боукъвьное») воплощение Слова. «Слово-смысл отличает человека от скота и приобщает его к божественному: «сътворилъ чловѣка словесьмь и съмысломь отъличивъ и от скота, а гнѣвом и похотию отъ ангелъ» («Житие Константина» VI:25); слово просвещает мудростью, и особенно действенно, когда оно книжное (буквенное)» 1. Слово есть дар, Слово Премудрость, Словом Его небеса утверждены. Нет сомнения в том, что, обозначая язык как словѣньскъ, монахи прежде всего разумели Слово как Сына Божия: «ИСКОНИ Б СЛОВО И СЛОВО Б СЛОВО» (Ин. 1:1, «Остромирово Евангелие»). Другим научным мнением можно считать особенно распространенное представление о славянах как понимающих слово, в отличие от не понимающих слово немцев: «Одно явление, замечаемое почти во всех семействах языков, поразительнейшим образом утверждая прирожденное разнообразие наречий, показывает пределы, которые съ самых ранних пор разделяли между собой ветви одного и того же семейства. Мы находим, что в самых древнейших языках слова, служащие для обозначения чужеземных народов, заимствованы из двух источников: или от глаголов, означающих заикаться, запинаться, или от слов, выражающих понятие * «Проглас» первое славянское письменное поэтическое сочинение, приписываемое святому Кириллу, одному из создателей славянской азбуки. Оно было создано в Великой Моравии в IX веке. Кириллу и Мефодию пришлось основывать и защищать славянскую книжность, что и демонстрирует «Проглас». В нем Кирилл восхваляет славянскую письменность и считает её проявлением божественного начала, так как она помогла славянам отойти от язычества и превратила в цивилизованный народ. Книги, написанные на славянском языке, несут божественную мудрость и потому, пишет Кирилл, помогают бороться с дьявольскими искушениями. Таким образом, с самых ранних этапов развития славянской литературы книга рассматривалась как нечто сакральное, божественное. Считалось, что общение с книгой и учение приносят человеку огромную пользу. ( (Дата посещения: ). 1 Топоров В.А. Слово и Премудрость // Святость и святые в русской духовной культуре. М.,

142 немой. Народ в непонятных ему языках готов всегда видеть лишь невнятный жаргон; точно так же для первобытного человека характеристическим признаком чужеземца была невразумительность его речи, которая подобна безобразному лепету, ничего для него не выражающему. Таков и смысл, соединяемый с корнем varvara (санскр.), barbaros корень, образовавшийся по звукоподражанию и вероятно тождественным с balbus. Замечательно, что народы, названные, таким образом, другими заиками и немыми, были весьма родственны этим последним: так, Кельты Германцам, Германцы Славянам, Гимиариты Арабам, и т.д.» 1 Академик РАН Олег Николаевич Трубачев развивал эту мысль далее, понимая в славянах своих, в противопоставление чужим: «У нашей науки, кроме горестной констатации утрат, остаётся ещё немало неиспользованных возможностей, в частности восстановить забытую историю того, как сложилось имя славяне, какие понятия и представления этому сложению сопутствовали и предшествовали. При этом, отбросив маловероятные толкования имени славян («жители по реке Слова», «жители влажных долин»...), высказанные уже современными нам учёными, мы оказываемся вправе завязать плодотворную перекличку с чешским учёным-славистом ещё первой половины прошлого века Павлом Иосифом Шафариком. С большой долей вероятности он уже тогда связал имя славяне (словяне) и слово. Сейчас мы можем уточнить, подключив сюда и глагол слыть, древнее слути, слову, собственно «слышаться, быть понятным, говорить понятно». Раскрывается древний смысл имени славяне «ясно, понятно говорящие» (антоним: немцы, собственно «немые, невнятно бормочущие», обычный для древности принцип обозначения иноязычных иноплеменников). Но «понятно говорящие» это, в сущности, «свои», «наши», и эта констатация как бы подсказывает нам, что мы в состоянии частично отдернуть пелену, скрывающую от нас древний менталитет наших предков. Их имя славяне появилось, как мы думаем, на исходе античности, целиком неся на себе признаки древнеплеменного общества. Не преуменьшая значения межплеменных общений и древних торговых путей, всё же признаем, что кругозор древнего этноса был довольно узким; обходились простейшей самоидентификацией «мы», «свои, наши» и, в сущности, ещё не прибегали к особому обозначению собственного этноса. Даже когда такое самоназвание появилось, оно всё ещё носило отпечаток описанного архаического образа мыслей, как мы это наблюдали на примере этимологии: славяне «ясно говорящие». Да, такой первобытный порог в древней истории славянского племенного общества наблюдается, можно сказать, он доступен нашему современному научному пониманию, когда сами славяне, естественно, существовали, причём на своих древнейших местах обитания, о которых ниже, а обобщающего самоназвания у них ещё не было. Ранние античные ис- 1 Ренан Э. О происхождении языка // Филологические записки. Воронеж,

143 точники, действительно, ничего не говорят о славянах. Само имя славяне (другие их пограничные имена: венеды, анты для краткости здесь опускаем, да и к славянам применены они были вторично) достоверно упоминается в VI в. н.э. < > Нет оснований отождествлять эти три позднейших группы славян с тремя именами славян у Иордана венеды, склавены, анты. Ни венеды, ни анты не были самоназваниями славян, эту функцию могло выполнять (да и то не извечно, как мы это теперь понимаем) название славяне (склавены, склавины в византийско-римской литературе). Все это говорит о необходимости дальнейшей теоретической работы в плане совершенствования этнолингвистических и социолингвистических критериев праязыковой и праэтнической проблематики. Только на этом пути можно осознать, наконец, искусственность имеющих до сих пор хождение этимологий вроде «славяне жители влажных долин» 1. Этимология слова славяне, восходящая к понятию свои, в отличие от чужих, представляет из себя диалектический аргумент постоянно идущей вперёд, развивающей ся светской науки. Современный польский лингвист Ежи Бартминьский соединяет этимологию, основанную на принципе бинарной оппозиции, с этимологией, связанной с самим словом слово: «Самоидентификация этнических сообществ у славян происходила посредством соотнесения с семьей (Serb «земляк, родственник»), человеком (Chorwat «настоящий человек»), способностью к взаимопониманию (славянин от слово, в противоположность немцу), следовательно, она базировалась на понятии «своего», трактуемого изнутри сообщества по контрасту с «чужим» [Popowska- Taborska 1990]» 2. По нашему же мнению, таким образом прежде других могут мыслить люди, либо игнорирующие различия в служебных и светских языках, либо не говорящие на иностранных языках. (Здесь следует признать, что среди специалистов по русскому языку таких большинство). Для русского человека, не знакомого с Церковно-славянским, этот язык может вполне показаться чужим, а если речь идет об атеистах, то так оно и есть. Ведь для русского, говорящего на немецком языке и знающего немецкую грамматику, немец становится уже, что касается понимания, как бы своим. Знание и понимание языка определяют здесь качество общения и качество взаимодействия. 1 Трубачев О.Н. К отдаленнейшим истокам нашего самосознания. Презентация одной книги. Этногенез и культура древнейших славян. М, Бартминьский Е. Языковой образ мира: очерки по этнолингвистике. М: Индрик,

144 Как видим, на этимологию слова «славяне» может быть несколько разных научных точек зрения: светский ученый, стремящийся к собственной славе, увидит в корне славъ прозвище слывущий или славящийся, а независимый отечественный филолог, незнакомый с иностранными индоевропейскими языками, станет толковать о людях словесных, отличных от немцев; раб признает точку зрения, близкую его натуре. На наш взгляд, такие «этимологии» суть только проявления светского духовного нонконформизма, превратившегося в традиционное мнение. Кроме того, такие «этимологии» скорее соответствуют логике и оперативной базе мышления человека, не понимающего сакральный характер Церковно-славянского языка и прикрывающего посредством таких заключений, как фиговым листом, свой атеистический творческий потенциал. Другими словами, такие этимологии суть просветительские плоды творчества светских исследователей; или, с иронией, (а, по словам Шлегеля, ирония есть постоянная пародия на самого себя) некоторым светским исследователям на таких этимологиях удалось сделать себе имена. В нашем видении вопрос об этимологии слова, связанный в контексте истории отечественной культуры с этимологией слова «славяне», напоминает известное дело об «Иване» и «киновари» в русских летописях (см. ех-курс стр. 387): «Странная, в самом деле, у человека натура: любит крайности! Попадет он на какую нибудь мысль, положим, в известных пределах резонную мысль, да и твердит её, и бьет её на все лады до тех поръ, пока она не наскучит ему, а взглянешь на мысль по серьезнее, и мысль-то вовсе не глубокая, только она приняла чудовищный размер» 1. «Такое изучение, правда, имело свою долю полезности, но уже не соответствовало современным требованиям науки и рано или поздно должно было уступить место другим воззрениям о языке, более ясным и истинным» 2. В размышлении над правильным ответом на вопрос об истинном значении слова славяне (св. безср. Коsмо и Дамiане, молите Бога о нас!) светскому человеку важно не запутаться в суетном и суметь услышать здесь гласъ истинный, рассмотреть здесь этическую составляющую. У христиан истина имеет один характер, у атеистов другой. Христианскую этику и логику в определении истинного значения термина славяне нужно увидеть и понять. В этом-то и состоит аксиологический аспект славянской проблематики, особенно важный для представителей светского мировоззрения: отвечая на вопрос об этимологии слова славяне, человек обозначает свою позицию и тем самым свою сущность. Такое видение структуры вопроса нужно для трезвой и адекватной оценки реального положения дел в среде как бы христиан. 1 Хованский А.А. О преподавании русского языка // Филологические записки. Воронеж, П-ий И.Ф. Современный взгляд на происхождение языка // Филологические записки. Воронеж,

145 Открывая рот, человек показывает свою душу: то, какие мысли он вещает, свидетельствует о состоянии его души и разсудка. «Sprache ist der volle Athem menschlicher Seele (Язык это полный выдох человеческой души)», замечает Якоб Гримм *. You are what you Tweet! (Дата посещ ). Человек, высказывающий свои убеждения, выражает таким образом самого себя, свои внутренние чувства: отстаивающий, например, либерально-демократические ценности, становится либеральным демократом, а коммунистические коммунистом; так материалист отличается от идеалиста, а пророк от того, кто и вовсе порет дичь. Да и как еще узнать о том, что есть в человеке, если не по тому, какие убеждения ему близки. Разве еще только по поступкам. Так узнаешь вѣрного христианина славянина-словѣнина, увидев, как он в церкви на Литургии вѣрных поёт на церковно-славянском языке Символъ Вѣры: «Вѣрую во единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимымъ же всемъ и невидимымъ. И во единаго Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единороднаго, Иже отъ Отца рожденнаго прежде всѣхъ вѣкъ, Свѣта от Свѣта, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу, Имъ же вся быша; Нас ради человѣкъ и нашего ради спасения сшедшаго съ Небесъ, i ы, и вочеловѣчшася; Распятаго же за ны при Понтийстѣмъ Пилатѣ, и страдавша и погребенна. И воскресшаго въ третий день по Писаниемъ; И возшедшаго на Небеса, и сѣдяща одесную Отца; И паки грядущаго со славою судити живымъ и мертвымъ, Его же Царствию не будетъ конца. И въ Духа Святаго, Господа Животворящаго, Иже от Отца исходящаго, ъ и С омъ спокланяема и сславима, глаголавшаго пророки. Во Едину Святую Соборную и Апостольскую Церковь. Исповѣдую едино крещение во оставление грѣховъ. Чаю воскресения мертвыхъ. И жизни будущаго вѣка. Аминь». Вѣрному христианину, вне всякого сомнения, будет близка богослужебная этимология термина славяне. Христианин видит в славянах прежде всего Словѣнъ народъ слова Божьего, народъ священниковъ, а потому мы сейчас и ведем речь об ортодоксальной традиции и её * В сторону: По выражениям языка можно судить о чистоте души и ясности мысли, так же как дорожный инспектор по выдоху водителя определяет его приблизительную трезвость. 145

146 реставрации (воскрешении), в самом прямом значении этого слова, о грядущей эпохе Просвѣщения, об эпохе восстановления нарушенной светской мыслью традиции богослужебной этимологии. С появлением богослужебной графической лингвосистемы содержание славянской этимологии исполнилось Духа Святаго: «Некогда не народ, а ныне народ Божий» (1 Пет.2:10) и не исчерпывается теперь только светскими понятиями. На наш взгляд, определяя славянскую этимологию, было бы неправильным оставлять без внимания литургический контекст этимологии этого термина. Этимологию названия богослужебного языка, как нам теперь представляется правильным, следует отделить от этимологии названия языческого этноса. В определении этимологии названия языческого этноса, несомненно, будет преобладать языческая логика: славный, слывущий, славящий ся. (Таких объяснений, на наш взгляд, хватило бы для всестороннего и исчерпывающего исследования в начале IX века, но не в конце Х и, тем более, не в начале века XXI). Другое дело, когда речь идет об этимологии названия богослужебной лингвосистемы. В этом случае в названии языка прежде всего разумеется сакральный смысл, связанный съ Словомъ Божиимъ. И этот смысл следует отличать от языческих коннотаций, содержащихся в христианской этимологии термина славяне. Неправильно было бы также утверждать и то, что содержание славянской этимологии ограничивается лишь такими результатами универсального способа описания, как бинарная пара: свой-чужой. Словѣньскъ Ѩзыкъ и славянские языки это обозначения диаметрально противоположных в этическом смысле понятий: первое маркирует христианские этические нормы, второе языческие. Произведение названия Ѩзыка словѣньска от известного в языческих именах корня славъ филологическая наука может оправдать фонетическим правилом изменения долготы и краткости (см. ех-курс стр 390). Сакральный язык, однако, не воспринял в корне основной гласный а, но изначально, с самого своего появления получил гласный о: создатели церковного языка вкладывали в это название однозначный софийный смысл Слова Божьего, делаем мы вывод. Поэтому и важно отличать этимологию названия сакральной словѣньской лингвосистемы от названия системы языческих славянских наречий, отличать единый народ христиан-славян-словѣн от разобщенных народов славян-язычников. «Собирание букв в слове и пресуществление их в Слово Божие символизировало обращение разрозненных «языков» (язычников) в истинную веру и превращение их в единый христианский народ, где «нет ни эллина, ни иудея» (Кол. 3:11). «Слово боукъвьное», т.е. слово, воплощенное в буквы, в письмо, в книгу, как и мифологема словѣн как народа 146

147 Слова, образовали важный мотив, который, естественно, отличил Константина от его поэтических и философских учителей» 1. Интрига же о славянских древностях, по нашему мнению, обязана своим появлением творчеству летописца Нестора, автора «Повести временных лет», в которой, по словам академика Д.С. Лихачева, «исторические сведения преображены творческим соображением автора»: «Оть сихъ же о и дву Ѩзыку бысть Ѩзыкъ Словенескъ отъ племени же Афетова, нарицаемѣи Норци, иже суть Словѣне.< > И тако разидесѧ Словенескъ Ѩзыкъ, тѣмь же и прозвасѧ Словѣньскаѧ грамота.< > а Словѣнескъ Ѩзыкъ и Рускыи ѡдинъ. ѿ Варѧгъ бо прозвашасѧ Русью. а пѣрвѣє бѣша Словѣне. аще и Полѧне звахусѧ. н о Словѣньскаѧ рѣчь бѣ. П о лѧми же прозвашасѧ. занеже в полѣ сѣдѧху. Ѩзыкъ Словѣньскыи бѣ имъ єдинъ» 2. Нестор, сообщая о происхождении общего языка славян в числе 72 других, возникших в результате вавилонского разъединения, имеет, вероятнее всего, в виду некое языческое наречие. (Такие выводы можно сделать из контекста и смысла истории о разделении языков). Это гипотетическое, с научной точки зрения, наречие в IX в. получило Крещение и вновь превратилось в сакральный язык. «В наиболее ранних славянских письменных документах с начала IX века для обозначения славянского языка употребляется общий термин «словѣньскъ Ѩзыкъ» 3. Этот термин имеет чисто прикладное значение, что и подтверждается историческими источниками, в отличие от сомнительных этимологий, направленных в глубь веков: «Ибо в черном мраке того времени, говорил священник Гельмольд, если отсутствует светильник при писании, то все покрыто тьмой». Этимология слова славяне в рамках собственно Церковнославянского однозначна и несомненна. В церковно-славянском языке само слово «слово» имеет совершенно определенную коннотацию, связанную со Словом Божьим; здесь Слово Божье = Слава Божья, тогда как пути слова светского неровны и извилисты. Светский ум ищет своего объяснения, свой путь к своей славе. У служебного языка другие задачи: «как написано в книге слов пророка Исаии, который говорит: глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему» (Лк. 3:4). Факт появления понятия «словѣньскъ языкъ» связан исключительно со словѣнскими литургическими текстами. Таким образом, в вопросе об этимологии, основанной на созвучии, наша позиция в гораздо большей степени подтверждается письменными источниками. 1 Топоров В.А. Слово и Премудрость // Святость и святые в русской духовной культуре. М., ПСРЛ. Т. 2. Ипатьевская летопись. СПб., Нидерле Л. Славянские древности. М.,

148 Но всё-таки нельзя утверждать, что в настоящее время наша собственно церковнославянская, сакральная этимология является приоритетной, не говоря уже о советских временах. «Разсуждение» Востокова, например, свидетельствующее о наследственной преемственности русского светского наречия от церковно-славянского языка, в советское время было изъято по цензурным соображениям из категории общедоступных документов. Поколения светских языковедов выросли, так и не прочитав этого фундаментального труда. Таким же примерно образом обстояло дело и с журналом «Филологические Записки» А.А. Хованского, в котором утверждалось, что «безъ изучения старо-церковно-славянского языка невозможно понимание многих явлений современного русского языка, вообще изученiе его» 1. В советское время мысли об особенной богослужебной системе были, мягко говоря, не политкорректными. Подобные взгляды, как показывает история, вообще чужды светскому видению положения дел. В советской же историографии богослужебное направление в исследовании термина было закрыто наглухо. Авторитет славянам можно было искать только в «удревнении», продолжая развитие мысли об этимологическом происхождении «этнонима» славяне от «склавинов» рабов и подтверждая её археологическими находками. Мы вполне отдаём себе отчёт в том, что понятие славяне в связи с этническим разумением термина накрепко укоренилось в научной почве (здесь надо иметь в виду ещё и определённый тренд в светской науке и его этногенетический, материалистический контекст), а также и в том, что наши интерпретации для неверующего светского специалиста могут показаться в высшей мере вызывающими, но тем не менее никак не можем согласиться с тем, что известные по иноязычным источникам культурные традиции склавинов адекватны этическим нормам, связанным с определением «словѣньскъ Ѩзыкъ», который мы понимаем как язык сакральный, богослужебный, христианский. Безусловно, можно говорить о фонетическом созвучии терминов sklaves и словѣньскъ, но никак не о наполнении понятия истинным смыслом. В нашем разумении славяне это прежде всех других смыслов народъ священниковъ (Деян. 6:7), использующий в обращении «языкъ словѣньскъ», а не языческие наречия, которые вѣрнѣе называть «склавинскими» или «своинскими». Славяне, понимаемые нами как Словѣне, это народ Слова Божiего, это христианское племя, социальный и культурный слой, национальность скорее духовная, чем кровная. «Не любящие (же) духовных слов не могут быть и людьми» 2, уверяет Иоанн Златоуст. 1 Гвоздиков Б. Элементарная грамматика старо-церковно-славянского языка // Филологические записки. Воронеж, Бесѣды о перемѣнѣ именъ // Творения иже во святыхъ отца нашего IОАННА ЗЛАТОУСТА, архиепископа Константинопольского, СПб,

149 Наша этическая и сословная этимология, это важно понимать, совсем не обусловлена стремлением подчеркнуть превосходство одной социальной группы над другой и тем самым инициировать разделение в обществе, живущем соответственно представлениям о конфликтной концепции разрешения оппозиционных противоречий, так как это чревато.., но скорее желанием обозначить нормы и примеры для подражания. Но каким мы можем представить себе племя, говорящее на языке, приятном Богу? Эрнест Ренан в статье «О происхождении языка» пишет: «Языки, каковы бы ни были их дальнейшие приобретения, берут начало всегда в чрезвычайно ограниченной области. Самый характер первобытных арийских слов, собранных Мюллером, указывает на общество, совершенное в моральном отношении и весьма мало развитое со стороны материальной цивилизации. Выражения, означающие на этомъ древнемъ идиоме царственное величие, заимствованы из жизни домашней; у Арийцев не находят слов для обозначения предметов охоты, войны, а напротив, встречают весьма обширный словарь для выражения жизни покойной, проводимой в полевых работах и скотоводстве». Схожим, примерно, образом видели лучший, новый мир и ветхозаветные пророки: «Обещание нового, лучшего мира стало для человеческой истории путеводной звездой, излучавшей свет покоя и милосердия в бурные времена кровопролития и религиозного фанатизма. Оно доносило до людей эхо будущего, которое, обязательно должно наступить, которого страстно жаждал мир, будущего, в котором не будет войн и насилия, народы узнают друг друга, оружие превратится в орудия созидательного труда, в инструменты для возделывания разоренной земли и ухода за заброшенными садами. Центральное место в этой картине будущего мира занимал труд землепашца» 1. В размышлении о славянском народе как о социальном образовании христианская мысль приходит к пониманию того, что появление такого племени было бы невозможным без участия Божественной воли. В христианском понимании духовное племя словѣнъ рождено было в церкви и рождено было Божiим, Премудрость тому свидетель (Читай книгу премудрости царя Соломона). Конечно, такое понимание положения дел светское мнение едва ли сочтет научным. Но насколько вообще светская наука правомочна давать ответы на подобные вопросы, насколько светская наука может быть компетентна в вопросах тайн Д а С аго? Ведь в светской научной истине нет Христа, а Солнце источник света; тогда как для православных нет истины вне Христа, Который есть Свѣтъ миру: «Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни» (Ин. 8:12). 1 Шмуэль Айзенштадт. Пророки. Их эпоха и социальное учение. М.,

150 О сравнительно-историческом языкознании Лингвистическое исследование только тогда адекватно своему предмету, когда учитывает как диахронический (исторический и сравнительный), так и синхронический аспекты анализа языка. Диахроническое исследование должно основываться на тщательно выполненных синхронических описаниях; иначе говоря, исследование изменений, происходящих в историческом развитии языка, невозможно без внимательного синхронного анализа языка в определенные моменты его эволюции. Сопоставление же двух разных языков возможно лишь на основе предварительного тщательного синхронного анализа каждого из них 1. Ростошинская история достаточно описана в материалистических трудах светских ученых, и это обстоятельство существенно облегчает нам задачу: тем легче нам уловить отличие и преимущества сравнительно-исторического метода перед собственно историческим. В современном филологическом понимании этимологию определяет компаративистика: «Сравнительное языкознание разсматривает отличия в родственных языках не как нечто начальное, но как следствие дальнейшей жизни языков, их истории, поэтому оно может быть названо в полном смысле слова историческою наукою. Жизнь человечества есть постоянный ряд видоизменений, постоянно идущая история, которую остановить или задержать не в силах никакая частная воля, никакой каприз или прихоть лица: она совершается по своим неведомым законам в строгом порядке: так и превращения в мире языка и его история. < > Но если язык в старину действительно отличался органическою живою природою, то первичною задачей языкознания должно быть открытие такой древней формы языка, оттого и первый прием в изучении языков есть исторический: следя по памятникам постепенное изменение формы или звука какого нибудь слова в языке, изследователь доходит, так сказать, до последнего исторического предела, до древнейшего элемента, далее которого в историческом изследовании итти некуда. Тогда на выручку является процесс сравнительный, который и приводит к корню слова, скрывающему его первичное значение. Отсюда очевидна связь Сравнительного языкознания с Историческим. Друг без друга они будут неполными и не приведут ни к каким окончательным, плодотворным результатам. Еще историческое может принести некоторую пользу в практическом отношении, объясняя те формы языка, которые обыкновенно употребляются бессознательно; но сравнительное, без исторической основы непременно введет изследователя в произвольные, основанные на одном созвучии, сравнения и производства. Ясно, что исследователь должен отправляться от исторического изучения отдельного языка, и только изследовав это поле он может 1 Фердинанд де Соссюр. Курс общей лингвистики. М.,

151 вступить на широкую почву сравнения с другими родственными языками.< > Таким образом языкознание из сравнительного делается Сравнительно-Историческимъ» 1. XIX был веком появления и развития сравнительного языкознания как науки и в Европе, и в России. В Европе благодаря почти исключительно заслугам немецких ученых формируется новый метод, определивший лексику, грамматику мышления, а вместе с тем и историю всего XX-го века. В отечественной науке термин «сравнительное языкознание» популяризуется главным образом благодаря воронежскому журналу. «Филологические записки» до 1917 года оказывают влияние на языковедческую и философскую мысль во всей России (это очевидно в творчестве, например, С.Н. Булгакова и А.Ф. Лосева) и всей Восточной Европе. Нельзя, однако, сказать, что сравнительно-историческое языкознание было широко известным и понятным предметом в отечественных научных кругах: «Люди, в совокупности взятые, никогда не отличались ни дальнозоркостью, ни широтою взгляда, ни тем паче справедливостью, добродетелью богов. За то корысть, стремление к выгоде были всегда их добродетелью, которая в общем и руководит всеми действиями. Так было испокон веков. < > Это свойство, глубоко коренящееся в природе людей, производит между прочим то, что между науками, как и между людьми, ныне происходит некоторым образом борьба за существование. < > Из всех наук, которые мы знаем, трудно указать на другую, которая была бы менее популярна, чем та, которая основана Францем Боппом, т.е. сравнительное языкознание. Назовите в образованном обществе (конечно, не специалистов) имена столпов этой науки, и вы вызовете на лице своих собеседников одно лишь недоумение» 2. Новое направление с трудом находило себе место под филологическим солнцем: «Въ области сравнительного языковедения все еще нельзя обойтись безъ того, чтобы не коснуться борьбы, которую приходится вести для отвоевания въ пользу этой науки принадлежащего ей права и для постановки ея на прочной почве. Древне-классическая филология въ особенности противилась съ давнихъ поръ новейшимъ изследованиямъ сравнительного языкоучения и смотрела на нихъ искоса, какъ на неравноправныхъ пришельцевъ, составляющихъ ненужный въ науке доселокъ» 3. В 1869 году Николай Иванович Кареев в «Филологических записках» делает краткий обзор предыстории сравнительной методики: «Сколько 1 Котляревский А.А. Сравнительное языкознание // Филологические записки. Воронеж, Добровский В. Зачатки прикладного языкознания как науки о национализме // Филологические записки. Воронеж, Николич И. Современный взгляд на сравнительное языковедение (Извлечение из речи профессора сравнительного языковедения, доктора Льва Мейера, произнесенной на торжественном акте Императорского Дерптского университета 12 дек г.) // Филологические записки. Воронеж,

152 мне известно, впервые было обращено внимание на сходство древнего священного языка Индусов (Санскрита) с языками европейскими итальянцем Филиппо Сассети, жившим в Индии целые 4 года ( ): «все их науки, говорит он в своих письменах, изложены на языке, который они называют санскрута, что значит хорошо устроенный, и этот язык имеет много слов, общих с нашим, а особенно в числах 6, 7, 8, и 9, в слове Dio (Бог), serpe (змея) и мн. друг.» В одной книге, изданной вскоре после путешествия Сассети (1597г.), замечено сходство Персидского языка с Немецким. Но эти замечания заглохли до самого XVIII века, пока на это сходство не обратил внимания датский миссионер Шульце, бывший в Индии около 1725 г., впрочем, и это не имело большого значения для науки, ибо в 1778 г. один англичанин высказывает это же самое, как новость, пока наконец лет через десять Джонсом не было заявлено, что Санскрит, Греч. и Лат. происходит из одного общего источника, более не существующего (from some common source, which, perhaps, no longer exist). В конце XVIII в. французский миссионер патер Коёрдукс в Пандишере заметил, что в священном языке браминов много сходного с западными языками, именно с Латинским и Греческим. «Удивление, сказал Платон, есть начало всякого знания». Этому великому человеку показалось так удивительным упомянутое обстоятельство, что он послал Парижской Академии записку под заглавием: «как случилось, что в Санскритском языке находится много слов, общих с Латинским и Греческим, преимущественно с Латинским?» Французская Академия не знала, как ответить на этот вопрос. Также, когда в 1786 году английский ученый Вильям Джонс представил подобные же соображения ученому обществу в Калькутте дело не подвинулось вперед. Почти исключительно немецким ученым удалось дать правильный ответ... Франц Бопп первый обратил внимание не на отдельные слова, а на общий строй языка и на существенные стороны его сходства с важнейшими языками Европы. В.Фр. Шлегель, введший изучение Санскрита в Германию, полагал, что Санскрит есть древнейший язык и что от него происходят языки европейские. Теперь эту ошибку делают только не специалисты языкознания, а настоящие лингвисты признают за доказанное, что Санскрит есть только старший брат в индоевропейской семье, но что отнюдь не от него они происходят». В 1874 году А.А. Хованский в IV выпуске «Фил. Зап.» в слове от редакции к статье М.М. Шапиро даёт оценку текущему положению дел в отечественной филологии: «Печатая ниже сего статью, под заглавием «Новый взгляд на современную систему сравнительного языкознания», мы считаем не лишним предпослать ей несколько слов. Нет сомнения, что сравнительной филологией объясняются многие этимологические вопросы в родственных языках, но при этом нельзя не заметить, что в филологических розысканиях и выводах много еще темного, произволь- 152

153 ного и спорного. Многие даже известные европейские филологи часто расходятся во взглядах между собою, так как смотрят на известную форму слова, на его корень и происхождение съ своей Точки зрения, иной принимает один корень в данном слове, другой другой; нельзя не заметить и того, с одной стороны, что приводимые корни для одного и того же слова представляют разныя противоречивые значения, а с другой стороны, и сопоставление созвучных корней, как уже признано наукою, не всегда приводит к точным выводам. Кроме того, несмотря на действительные разъяснения, представляемые наукою, до сих пор во всех европейских языках остается еще значительное число слов, до которых еще не дотрагивался нож исследователя». М.М. Шапиро пишет о компартивистике как о системе, «связывающей древний сказочный мир с разсуждающим европейским миром; составляющей краеугольный камень всего здания современной науки сравнительно-исторического языкознания и признанной самым драгоценным умственным приобретением новейшего времени. < > Переход от Птолемеевской системы к той, которая поставила солнце в центр нашего планетарного мира, читаем в номере «Филологических записок» за 1874 год, едва ли более поразителен, нежели открытие семьи индоевропейских языков, соединивших общими узами столь отдаленные народы, как жители Цейлона и Исландии. < > Г. Мюллер приводит слова одного уважаемого английского писателя Дацента (Dasent): «Сродство, существующее с точки зрения Мифологии и Филологии между индо-европейскими языками, составляет ныне первый тезис литературного верования, и отрицать это сродство значит поставить себя вне всякаго разумнаго суждения. Это все равно, как если бы кто в религиозном прении со служителем церкви вздумал бы начать с того, чтобы возражать против основного догмата церкви о существовании Бога». И далее Шапиро выражает свой скептический «Новый взгляд на современную систему сравнительного языкознания»: «Без сомнения, все прелестные и умилительные рассказы «о великой арийской семье, раскинувшей свои ветви от Гималайских гор до Пиренеев» весьма эффектны и поэтичны. Это, если вам угодно, очаровательная, возвышенная поэзия, которой наука не может и не должна увлекаться.< > Логика и здравый разсудок говорят нам (и наши собственные исследования убеждают нас в этом), что происхождение европейских языков необходимо искать не в потрясающих гимнах Ригведы и не в огне Зендавесты, а в непосредственно окружающей нас природе, в журчании наших ручьев. В шелесте листьев и в шепоте кустарников, в том тихом колыхании ветерка (sibilus aurae tenuis), в котором пророк Илья более чем в буре и землетрясении и огне узнал таинственное проявление Всемогущего Бога! Благотворительность начинается из дома (charity begins at home), гласит английская пословица. < > 153

154 К сожалению, нужно заметить, что в области сравнительного языкознания, в этой блаженной утопии немецких мечтателей, которые, по словам Гейне, «самовластно царствуют в мире грез», до сих пор логика и здравый разсудок были лишены всех лично и по состоянию присвоенных им прав и преимуществ и сосланы на жительство в отдаленные страны» 1. Переворот в отечественной науке о языке совершил Иван Александрович Бодуэн де Куртенэ: до него в лингвистике господствовало историческое направление языки исследовались исключительно по письменным памятникам. Де Куртене в своих работах доказал, что сущность языка в речевой деятельности, а значит, необходимо изучать живые языки и диалекты, ибо только так можно понять механизм функционирования языка и проверить правильность лингвистических теорий. О необходимости изучения сравнительной методики и возможностях глобальных катастроф российские филологи предупреждали ещё в ХIХ веке, за десятилетия до мировых военных конфликтов. В. Добровский в статье «Зачатки прикладного языкознания как науки о национализме» в 1889 году пишет: «Прикладное языкознание, когда выяснит общие законы, управляющие жизнью языков, то тем самым даст в руки историку могучий рычаг для того, чтобы распутать множество ныне неясных вопросов из прошлой жизни государств, как азиатских, так и европейских.< > Построить новую дисциплину, понятное дело, было бы нельзя без помощи тех результатов, к которым уже пришло сравнительное языкознание. А между тем, вплоть до появления сравнительного языкознания, давали веру разным нелепым басням о происхождении языков вроде той, какая содержится напр. в Зенд-Авесте (Ормузд сообщил небесный язык Зоротустре).< > Прикладное языкознание подведет итог современному политическому устройству Европы и земного шара. Итог этот многое выяснит, многое изменит в намерениях правительств и народов, многия предприятия, таящиеся ныне в зародыше или подготовляемыя въ недалеком будущем, уничтожат, как вредные для самих предпринимателей. Прикладное языкознание одних государственных деятелей заставит содрогнуться за ближайшее будущее отечества, других благословлять предков за их проницательный ум или просто слепую судьбу за ея покровительство. < > Мы не знаем другого государства во всем мире, которое бы, с разсматриваемой точки зрения, столько было обязано покровительству счастия, как наше отечество. Действия наших предков, отличавшиеся многими ошибочными шагами с точки зрения национальной политики, судя по результатам, однако таковы, что подумаешь, все наши госу- 1 Шапиро М.М. Новый взгляд на современную систему сравнительного языкознания // Филологические записки. Воронеж,

155 дарственные люди испокон веков руководствовались советами прикладного языкознания, как важнейшей политической науки» 1. С 20-х годов ХХ века в новом государстве создается и пользуется поддержкой «Новое учение о языке» теория происхождения, истории и «классовой сущности» языка (известное также как яфетическая теория, или марризм). Н.Я. Марр признавал область сравнительного языкознания буржуазной наукой. Сторонникам сравнительного языкознания был нанесен серьезный ущерб. Жертвами репрессий стали такие критики марризма, как Е.Д. Поливанов, Н.Н. Дурново, Г.А. Ильинский. В Советском Союзе сравнительно-исторический метод буржуазная наука вплоть до публикации 20 июня 1950 года в газете «Правда» известной статьи И.В. Сталина «Марксизм и вопросы языкознания» и инициированной этой статьей филологической дискуссии. Сталин, начиная с оговорки «я не языковед и, конечно, не могу полностью удовлетворить товарищей», касается в основном философской стороны языка и его связи с общественными формациями («язык как надстройка», по Марру). Сталин показывает, что такой связи нет, русский язык в целом после Октябрьской революции не изменился, а утверждения Марра не соответствуют взглядам, например, Энгельса, который придерживался вполне традиционных лингвистических теорий. В качестве альтернативного Сталин предлагал сравнительноисторический метод, который при «серьёзных недостатках» (не конкретизировалось каких) всё же «толкает к работе, к изучению языков». Тем самым статья Сталина снимала с компаративистики тяготевшие над ней в е годы обвинения марристов в «буржуазности» и расизме. Говоря о серьезных недостатках, Сталин, как теперь кажется, имел в виду мифологическое и религиозное содержание сравнительной методики. После разгрома марристов, в свою очередь, пострадал ряд конкретных лингвистических направлений, прежде всего лингвистическая типология и семантика. Языкознанию в целом был нанесен ощутимый ущерб. Следует, кстати, заметить, что в советское и постсоветское время в воронежском краеведении господство исторического метода благополучно сохранялось. Ситуация с этимологией слов «Воронеж» и «Ростоши» тому едва ли не самый красноречивый пример. Изследование этимологии топонима Ростоши ограничивалось только данными собственно русского наречия, церковно-славянский язык в качестве этимологического источника не рассматривался, сравнительная методика не применялась. Свою область воронежские краеведы изучили, между тем, досконально. Такое положение дел существенно облегчает задачу. Ведь добрая половина уже исполнена. В другой половине дела сравнительное языкознание открывает для поисков этимологии поистине безграничные возможности, особенно когда речь идет об арийских языках. 1 Добровский В. Зачатки прикладного языкознания как науки о национализме // Филологические записки. Воронеж,

156 Об арийских языках «По даннымъ науки языкознания, большинство языковъ, на которыхъ говорятъ теперь народы Европы, принадлежитъ къ семье такъ называемыхъ индоевропейскихъ языковъ. Задолго до Р.Х., въ средней Азии, на северъ отъ Гималайскихъ горъ, жилъ народъ, которому присвоено теперь имя «ариевъ» или «арийцевъ» (въ переводе означает «почтенные») 1. В 1813 году английским исследователем Томасом Юнгом был впервые введён термин индоевропейские языки (англ. Indo-European languages). В немецкоязычной литературе чаще используется термин индогерманские языки (нем. indogermanische Sprachen). Неспециалисту сложно разобраться в деталях отличия индоевропейских языков от арийских. А.А. Котляревский в статье «Сравнительное языкознание» в 1862 году свидетельствует о неопределенности терминов: «I.Очерк истории языкознания. Филология и лингвистика. Таким образом, Санскрит послужил основаниемъ для гениальныхъ грамматическихъ изследований и весьма понятно почему: в Санскрите мы имеем тотъ живой отпечаток древнейшего языка, которому обязаны своимъ происхождением все индо-европейские наречия. В Санскрите открывался ключ к разъяснению всей обширной области индоевропейских языков. В современном своем состоянии языки представляют нестройную груду неорганических частей, где старое перемешано с новым и где трудно отыскать ту гармонию, тот божественный порядок, которым был отмечен его организм в эпоху создания. Исторические и местные условия наложили на него свою неизгладимую печать. Древнюю свежесть и красоту языка нам до некоторой степени дает чувствовать только наука. < > Сравнение имеет смысл только между предметами однородными, хотя и имеющими свои отличия. III. Индо-европейская ветвь языков и ея подразделения. Можно думать, что в незапамятную эпоху, которая еще не знает хронологии, по северной стороне Гималая жило целое племя, хранившее в себе свежие элементы исторической цивилизации и развития; но положительная история уже не застает этого племени: на ея долю достаются только позднейшие подразделения. Когда и по каким причинам они совершились, это, покамест, неизвестно. Сравнительноисторическое языкознание убеждает нас только в том, что они произошли не вдруг, а постепенно: арийское племя сначала должно было разделиться на несколько ветвей, которые, в свою очередь, испытали 1 Гвоздиков Б. Элементарная грамматика старо-церковно-славянского языка // Филологические записки. Воронеж,

157 дальнейшие подразделения. (Это первичное племя называют то Индо- Германским, то Индо-Европейским мы утверждаем последнее, хотя и оно не вполне обозначает предмет. Всего бы лучше, как предлагает Марк Гаугъ, назвать это племя и этот период жизни арийским).< > Из восьми главных языков не все находятся между собою в одинаковом отношении и не все равно богаты относительно старины. Положительно известно, что Санскрит и Зенд сходны и сродны между собою ближе всех других» 1. Мысль о том, что европейские языковеды не совсем корректно оперируют понятием арийские языки, не нова и известна давно. Профессор Георг Курциус в речи «Язык, языки и народы» делает такое замечание: «В новейшее время стали употреблять несколько сомнительное по точности, но удобное по краткости название Арийский основной язык» 2. В настоящее время этим термином называется подсемья индоевропейских языков, включающая нуристанскую ветвь и индоиранские языки. 1 Котляревский А.А. Сравнительное языкознание // Филологические записки. Воронеж, Курциус Г. Язык, языки и народы. Перевод Н.К. // Филологические записки. Воронеж,

158 Об истинных арийцах «Рабби Шломо из Карлина спросил: - Каково самое дурное деяние злого начала? И ответил сам себе: - Когда человек забывает, что он царский сын». Раввин Йосиф «Соединением древних индусов, иранцев, греков, италлиотов, кельтов, славян, литовцев и германцев с их теперешними потомками в одну, арийскую расу, а сирийцев, халдеев, финикиян, иудеев и арабов в другую, семитическую расу наука обязана не естествознанию, а науке о языках» 1. Обращаясь к термину арийцы, напомним, как европейские лингвисты, не обременяя себя проницательностью в деталях социального устройства, назвали арийским язык «по тому, как называли себя древние индусы и иранцы (arya)». Но arya это только благородная «дваждырожденная» часть общества, получившая второе, духовное рождение в таинстве Упанаяны, считающимся вторым, духовным рождением, в котором молодого человека одной из трёх высших варн или хварн (брахмановсвященников, кшатриев-воинов или вайшьев-земледельцев) формально посвящают в изучение священных текстов Вед и нарекают новым именем **. Обретение нового имени и звания arya в индоевропейской традиции было связано, как мы видим, с приобщением к изучению священных текстов, записанных на священном же языке. Схожим примерно образом обстоит дело в европейской науке и со славянскими языками (вѣрнѣе, «Ѩзыкомъ словѣньскимъ», что далекодалеко не то же самое, что «славянские языки»), получившими, по нашему мнению, общее название от наименования служебного языка и сословия священнослужителей: «У язычниковъ не было сильнаго сословiя жрецовъ. < > У язычниковъ для совершенiя молитвъ и жертвоприношенiй не нужно было особыхъ жрецовъ; это было дѣломъ главы дома или князей и старцевъ. Съ распространенiемъ новой вѣры это должно было измѣниться; христiанское богослуженiе не могли уже совершать свѣтскiя люди; совершать молитвы могли только особо посвященныя духовныя лица. Возникла необходимость въ священнослужителяхъ; сложилось сильное духовенство» 2. 1 Кареев Н.И. Расы и национальности с психологической точки зрения// Фил. записки. Воронеж, Хварна (санкр. цвет, сущность, вид, награда, слава) варна, замкнутая, эндогамная группа людей, занимающих в обществе строго определённое место, соответственно профессиональной традиции. Принадлежность к варне определятся рождением и наследуется. ** Отказавшихся от изучения священного языка Вед называют париями презренными лицами из группы «стоящих вне каст», т.е. лишенных всяких прав, социальных и религиозных. 2 Тулуповъ Н.В., Шестаковъ П.М. Очерки и рассказы для первоначальнаго знакомства съ исторiей. М.,

159 Новое духовенство и стало Словѣнами народомъ священниковъ, народомъ Слова Божiего, сословиемъ, говорящемъ на языке, приятномъ Богу. Связь названия сословия с названием богослужебной лингвоситемы «Ѩзыкъ словѣньскъ» в этом случае несомненна. Группу же языческих наречий, повторим с иронией ещё раз, вѣрнѣе называть «склавянскими» или «своянскими» языками. Христиане суть «дваждырожденные». Только в крещении русские становятся Славянами, вѣрнѣе Словѣнами. Крещение и наречение новым именем обозначают другое рождение во Христе. В таинстве Крещения человек получает, как правило, новое имя имя Святого (см. ехкурс стр. 325). А вместе с именем житийный образ модель поведения. Славяне-Словѣне получают после естественного второе рождение в таинстве Крещения (День Крещения Руси русские Словѣнские именины 28 июля). День царской Хварны (или варны, здесь равнозначен «х» ) у арийцев 7 октября, середина Весов, символа справедливости и сотрудничества. Словѣне-славяне это племя, рожденное не по плоти, а по Духу. Для «латинских словѣн» Христос не только Спаситель, но и Отец-Создатель, ибо зачатие для нового, второго рождения происходит от духовного семени seminis Spiritualis от семени Д а. Словѣне это «нация» духовная. Славяне и арии «дваждырожденные». Славяне и арии вот концептуальные эквиваленты в служебном Санскрите и служебном Церковнославянском. Так же как ариями становились только в приобщении к изучению священных текстов, становились и Словѣнами в приобщении к изучению Слова Божiего. Разумеется, наша «внеэтническая» этимология слов «арийцы» & «славяне» выглядит в настоящее время, скорее, как гипотеза, и, хотя вполне правдоподобная, но всё же нельзя ещё сказать, что популярная и принятая ученым миром. Что ж, нам такая гипотеза от того не начинает нравиться меньше, а стоит признаться скорее наоборот. Квазиэтноним «славяне» понятие, устоявшееся в науке, но это понятие, подлежащее этимологической корректировке. Бодуен де Куртене И.А.: «В латыни, при неизвестном произношении звуков [«для изучения латинского языка не имеется живого источника, живой речи народа], сравнение с соответствующими буквами алфавитов родственных, т.е., с одной стороны, алфавита дорийского, давшего начало латинскому, с другой же, алфавитов, происшедших из латинского, позволяет заключать, что Х обозначает во всяком случае соединение». «Древнейший исторически известный источник латинского алфавита алфавит финикийский. Все древне-италийские алфавиты, в том числе латинский, происходят не прямо от финикийского, но от его видоизменения, алфавита греческого. Кириллица состоит в той же степени родства к алфавитам греческому и финикийскому, что и алфавит латинский» (Бодуен де Куртене И.А. Из лекции по латинской фонетике // Фил. записки. Воронеж, 1884). 159

160 О терминах Терминология, по мнению Л.Н. Гумилева 1, есть предмет, о котором всякий раз следует договариваться особенно. Неоднозначность трактовок характерна не только для понимания терминов в индоевропейских языках. Схожим примерно образом обстоит дело и с семитской языковой семьей. В советской литературе иврит очень долго называли «древнееврейским». После Перестройки в официальных кругах постсоветского пространства постепенно стали употреблять, как более общий термин, обозначение «иврит» вместо «древнееврейский» для наименования всех стадий развития иврита, оставив употребление понятия «древнееврейский» для специальных лингвистических работ. Для записи иврита, кстати сказать, также применялся квадратный шрифт, как и для кириллического уставного письма 2. Квадратный шрифт был заимствован ивритом из арамейского в VI в. до н. э.; до этого в иврите использовался другой алфавит, почти идентичный близкородственному финикийскому. Квадратный шрифт это вид алфавита [на иврите алеф-бет]. Это означает, что каждый знак [буква] соответствует определённому звуку. В большинстве языков понятия «иудей» и «еврей» обозначаются одним термином и не разграничиваются при разговоре, что соответствует трактовке еврейства самим иудаизмом (о завете Божьем по крови). В русском языке существуют термины еврей иудей, разделяющие национальную принадлежность евреев и религиозную составляющую иудаизма, но в других языках такого разделения нет. Например, в английском «jew» означает и «еврей», и «иудей»? Такое же смешение понятий наблюдается в европейской филологической науке и в вопросе о наименовании оглашенных русских Славянами, в смысле Словѣнами, а индогерманских языков арийскими. Самая большая и дорогостоящая ошибка в языковедении сведение понятия «арий» к национальному, а не к культурному признаку. И ошибку эту надо исправить. Симовские и арийские языки это ложная, по принципу происхождения названия, пара. И это, пожалуй, одно из самых трагичных заблуждений в истории филологии, когда название сословия принимается учёным мнением в качестве этнической характеристики. Из этого заблуждения в филологической науке, из этой оппозиции «арийских» и «семитских» языков в ХХ веке случился большой цорес *. Арийская национальность один из самых одиозных ** лингвистических мифов (см. стр. 264). 1 Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. М., Скобелкин О.В. Основы палеографии. Воронеж, * Цорес (сорез) горе; трагическое событие. Как, например, в старом советском анекдоте: Одесса, очередь за дефицитом. Приезжий спрашивает у крайнего: - Что дают? - Цорес! - Какой размер? - Как раз на вашу голову! ** Одиозный (от лат. odiosus противный, ненавистный) пользующийся дурной славой, неприятный, вызывающий крайне отрицательное отношение к себе, нежелательный. 160

161 «Арийский» и «ивритский» языки, санскрит и иврит вот более адекватные друг другу дефиниции. Арийские и ивритские вот настоящие однокоренные слова, проявляющие некую импликативную универсалию, или даже фреквенталию, явление, встречающееся в языках мира достаточно часто, с вероятностью, превышающей случайную. «Индоевропейская» название, исходящее из топонимики; и адекватным этому принципу произведения названия из топонимики могло бы стать обозначение другой языковой семьи «ближневосточносевероафриканской». Такая смелость в понимании терминов похожа на абсурд, но этот абсурд, на фоне творящего ся постмодерна, выглядит очень даже выгодно и прогрессивно. В таком же примерно положении находился в е годы Джозеф Гринберг. Его поначалу казавшиеся смелыми предложения по классификации африканских языков (замена понятия «семитохамитские языки» понятием «афразийские языки» с несколько иным составом), теперь в целом приняты научным сообществом. До того как результаты нашего этимологического дискурса станут популярными, может пройти много времени, а может и мгновенье на то воля Божья, милость к нашим молитвам. 161

162 Об азбуке и грамматике Путаница в понятиях «язык» и «письменность» дело известное. Например, так называемая «кириллица» служит основой графики разных языков и в индоевропейской семье (италийская и иранская ветви: молдавский и таджикский), и в алтайской макросемье (монгольский), и, в родственной последней, тюркской семье (киргизский и казахский). Кириллицу от российских славян переняли многие азиатские народы, у которых не было своей адекватной графической системы до самого новейшего времени. В настоящее время в науке преобладает точка зрения, согласно которой глаголица, созданная Кириллом и Мефодием, первична, а кириллица, завершенная Климентом, вторична. Но кириллица и глаголица это не только графические системы для записи устного языка, это системы, выделяющие служебный язык из дикого. Говоря о том, что свв. Кирилл и Мефодий придали служебную форму дикому наречию, что Константин Философ и его брат Михаил привязали язык к функции, мы должны понимать, что свв. Кирилл и Мефодий это скорее символические авторы азбуки, называемой «кириллицей». В частности, в житии св. Климента Охридского прямо пишется о создании им славянской письменности уже после Кирилла и Мефодия. Но святой Климент Охридский и святые равноапостольные Мефодий и Кирилл Солунские соделали одно дело: создавали графическую лексическую и грамматическую систему Ѩзык для совместного служения Богу Всевышнему, для прославления Господа: «И тогда изменю Я язык народов [и сделаю его] чистым, чтобы все призывали Имя Господа, чтобы служили Ему единодушно» (Соф.3:9). Действия Духа Сотрудничества охридского и солунских монахов правильнее всего выражать формой аориста двойственного числа, подчеркивая их единство во множестве:, или, вместо ли. А потому здесь важно не столько название, сколько сущность их братского труда, получившего жизнь церковную, вечную. Впрочем, азбука это только часть дела, другой вопрос грамматика, её концепция. Грамматика языка определяет стратегию и тип мышления. Ведь это в христианской славянской грамматике раньше принято различать аорист и имперфект, говоря о Христе как о Непреходящем и Вечном. И также различать множественное и двойственное число в эксклюзивном и инклюзивном смысле. И раньше всего по изменению суффиксов и флексий видно, о Ком идет речь в церковном языке, а о ком болтают в свете. И так ли важно для тех, кто болтает, для независимых от религиозных и философских традиций филологов, вопрос о Непреходящем, вопрос о вѣрѣ въ единаго Господа Iисуса Христа, Сына Божiя, Единороднаго, Иже отъ Отца рожденнаго прежде всехъ векъ, Света отъ Света, Бога истинна отъ Бога истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу, Имъ же вся быша 162

163 Важно, но не очень. Потребительскому мышлению более свойствен интерес к повелительным наклонениям глаголов: дай-подай, суйголосуй! Кто теперь в свете пользуется понятиями о братстве и о единосущности Отца и Сына? Минпросвет? Увы, но нет. В экономической, базарной лексике быков нового времени (игроков на повышение и т.п.), употребляемой ими при составлении фьючерсных контрактов и ваще, аориста и имперфекта не встретишь! Это только в церковной речи принято обращать внимание на связь аффиксов с понятием о действиях Духа. Суффикс ( ) один из тех элементов слова, с введением которого в естественную, свободную от норм и правил, как от нарядов, грамматику, языческая речь обретает церковную форму, рясу и мантию. Можно сказать, там, где нет Христа, где речь не идет о вневременном Спасителе, нет и таких временных форм, такие формы не выживают. Поэтому-то теперь некоторые формы и не употребляются в частной светской речи. Современный русский язык не есть язык богослужебный, это язык светского перевода Священного Писания. Русский светский язык менее пригоден для описания состояний Духа Господа нашего Iисуса Христа. Совершенство языка определяется совершенством состояний, которые он описывает. Мысль, и слово, и язык, выражая такие состояния, им уподобляются, облекаются в соответствующую грамматическую и лексическую форму. Трудно вообразить себе неверующего человека, настолько проникнутого мыслями о Законе, о состоянии Духа. Благовестие потому так легко было принято в среде греческих философов, что они сами в рассуждениях своих настолько приблизились к идее явления мессии определенного качества. Для того, чтобы достичь, надо стремиться, для того, чтобы найти, нужно искать. Философия и лингвистика иначе бы не смогли поднять ся до небесных высот, как только в размышлениях о законе Божьем и в ожиданиях Мессии, о котором Иоанн Златоуст говорит: «Мы нашли Мессию. Мы нашли Мессию, Которого предвозвестили пророки, Которого закон провозгласил нам своим учением, как некоторою трубою. Мы нашли сокровище закона. Избегай, Петр, глада письмен: мы нашли Мессию, Которого из древности предъизобразили знамения, Которого Михей видел на престоле славы (Мих. 4, 1-3), Которого Исаия зрел на серафимах (Ис. 6, 1-3), Которого Иезекииль видел на херувимах (Иез. 1), Которого Даниил зрел на облаках (Дан. 7,13-14), Которого Навуходоносор видел в той печи (Дан. 3, 92), Которого Авраам принял в шатер, Которого Иаков не отпустил, прежде чем не получил от Него благословения (Быт. 32, 24-32), Задняя Которого Моисей видел на камне Сего мы нашли, безначально рожденного и явившегося в последние дни. О, великое сокровище, полнота которого не может быть исчерпана! Это богатства, не подлежащие законам вещества, существо которых не знает начала и самое нахождение которых ново» 163

164 Совершеннейшая грамматика Санскрита это грамматика также богослужебного индоевропейского языка. Там, где мысли о Вечном, там и культура: в то время как в обществе мудрецов, в священных семействах создавались, в соответствии с правилами грамматики санскрита, гимны Ригведы (II тыс. до Р.Х.), свободные от тягот образования поселенцы культурных окраин, oldboys from а margin, выражали адекватные по содержанию мысли в идео-граффити, лишенном каких-либо представлений о правописании аффиксов и флексий служебного языка. Срубное идеографическое письмо можно условно принять за образец, по которому допустимо судить о состоянии грамматики в отдельно взятых индоевропейских местечковых диалектах. Имперфект глагола в идеографическом письме определить так же сложно, как вне правил церковно-славянской грамматики представить словоизменительную парадигму вообще. Но Кто здесь Критерий, по Которому различают тонкости в изменении форм времени посредством, например, вполне определенного суффикса? Критерий, по Которому различают Непреходящее и Вечное от расплавленного для жар? Часы Сальвадора Дали, шедевр изобразительного искусства ХХ в., лучшим, на наш взгляд, образом могут иллюстрировать словоизменительную парадигму кантри-диалектов Как можно себе представить написанный в доглаголице глагол местечкового индоевропейского наречия так, чтобы было понятно, о чем 164

165 идет речь? Или иначе: Попробуйте написать в исходной протокириллице или протоглаголице слово языческого наречия, обозначающее концепт роста, написать соответственно правилам протограмматики протоязыка так же, как, например, имперфект церковно-славянского глагола 3 лица! В славянской кириллице это сделать легко. А вот в русской исходной протокириллице и протоглаголице?... По нашему мнению, исследования письменности в направлении протокириллицы 1 следует скорее считать теоретической филологией или теоретической палеографией. Мало того, по нашему мнению, термины протокириллица и протоглаголица в принципе неправильно понимать вне христианского богослужебного контекста. Ведь если речь идет о языческом наречии, при чем тут христианское монашеское имя? Скорее может быть протоярилица? Светская протокириллица это лингвистический миф и баснословие, мифилологема о сакральном герметическом сословии независимых от религиозных взглядов филологов-просветителей, перемещающихся в филологоцентричном пространственном и временном континууме с помощью выдуманной литераторами-футурологами машины времени и оставляющих в прошлом сведения о правилах грамматики?! И ещё несколько полемичных лозунгов: «Древнеславянский письменный язык», исходящий не из церковнославянского, вѣрнѣе Словѣнского, вот ложная конструкция и источник заблуждений! Самый древний письменный славянский язык Церковный Ѩзыкъ Словѣньскъ! Древнеславянский письменный язык тот, который появился из исходного письменного Церковно-славянского, это может быть! Но древнеславянский письменный до Церковно-славянского??? Такой «древнеславянский» язык может быть? Да, гипотетически, может быть; но его графика неизвестна, т.е. такой «древнеславянский язык» не есть историческое лицо: Quod non est in actus, non est in mundo (того, чего нет в актах, нет и в мире) так видят мир ученые юристы. Представьте себе Славянина, в христианском понимании этого слова, проповедующего Перуна и язычество!? Это артефакт (от лат. artefactum искусственно сделанное 2 ). Русские язычники вот это реальность, это мы с вами; Славянские язычники факт де арт, ложное, незаконное словосочетание. «Славянские руны» это факт де арт. «Древнеславянский язык», отличный от церковнославянского, факт де арт «новая мифология» болезнь языка, а вместе с ним и сознания. Даже если 1 Из речи профессора Шарандина А.Л. «К вопросу о начале славянской письменности» на международной конференции в ТГУ им. Державина «Славянский мир: духовные традиции и словесность», 18 мая Гимбутас М. Славяне. Сыны Перуна. Пер. с англ. Ф.С. Капицы. М.,

166 предположить существование и русских рун (доктор философских наук В.А. Чудинов, например, ищет руны, причем не древнерусские, а древнеславянские!!!), и русской письменности (по словам «черноризца Храбра», приняв христианство, славяне пытались записывать речь «римскими и греческими письменами», т. е. с помощью букв греческого и латинского алфавита), то всё же подтверждение этого факта вряд ли скомпрометирует идею специальной богослужебной языковой системы. Богослужебный язык не перестанет быть таковым, а христианская этика не станет светской. Какъ не станетъ светским Церковно-славянский Ѩзыкъ. Словосочетание «словѣньскъ Ѩзыкъ» в своей графической форме, если быть точным в источниковедческом смысле, суть слова исключительно богослужебного происхождения, богослужебной графики, богослужебной этимологии, богослужебного Церковно-славянского языка. И именно Церковно-славянский языкъ описывает христианский тип мышления. (Еръ в слове языкъ обозначает ретроспективу к богослужебному церковно-славянскому языку и отличает Ѩзыкъ исходный от современного светского. Одна буква в слове языкъ может моделировать религиозный тип сознания, так же как иное слово светского наречия соответственно светское мировоззрение: «Новая орфографiя явилась дѣломъ антихристовой власти», «всегда была мыслiю бѣсовщины», «посягнула на самое православное въ алфавитѣ» 1 ). Другой критерий, по которому легко отличить служебный языкъ от светского, двойственное число, которое определяется в изменениях флексий, так же как, например, определяется имперфект славянского глагола в трансформациях суффикса - -. В свою очередь, и буква (ять) в окончаниях 1-го лица всех форм прошедшего времени обозначает двойственное число. И ещё, в слове в частности, как и в православной традиции в целом, богослужебную речь маркирует буква -Альфа- зъ, которая связана с изречением Христа «Азъ есмь Альфа и Омега, начало и конец, Первый и Последний» (Откр. 22:13). Другой графический знак в этом слове символический колокол, языкъ и уста которого обозначают источникъ богослужебной речи. Колокол там, где глаголют истину; колокол уста, возвещающие Благую Весть, язык колокола языкъ церковный. 1 Лихачев Д.С. Статьи ранних лет. Тверь, (др.-греч. ἔπος «слово», «повествование») героическое повествование о прошлом, содержащее целостную картину народной жизни и представляющее в гармоническом единстве некий эпический мир и героев-богатырей. 166

167 О слове Светско-русский и Церковно-славянский две разные языковые системы, и вопрос в том, какой язык следует считать этимологическим источником в нашем, ростошинском, случае? Есть все основания отдать свое предпочтение богослужебному языку. Слово однозначно обозначает собой область церковнославянского арийского языка, ту самую область, путь к которой охраняют Херувимы. слово райского сада, царства пресвитера Иоанна, слово древа жизни. слово арийской языковой семьи, Церковно-славянского служебного языка, Евангельское и Апостольское слово. Слово доступно только тем, кто принял крещение и в крещении обрел новое имя, обозначающее второе рождение во Христе. Только эти люди имеют доступ и к слову. Такого доступа к этому слову нет у светских ученых-материалистов, полагающих одну воду, «фонтан Фалеса», инициатора традиции, у истоков всего и вся(дв.ч.?): «Егда (сотворены) быша sвѣзды, восхвалиша мѧ гласомъ велїимъ вси аг гли мои. Заградихъ же море враты, егда изливашесѧ из чрева матере своеѧ исходѧщее: Положихъ же емγ облакъ во ωдѣѧнїе, мглою же повихъ е: И положихъ емγ предѣлы, ωбложивъ затворы и врата: Рѣхъ же емγ: до сегω дойдеши, и не прейдеши, но въ тебѣ сокрγшатсѧ волны твоѧ» [доселе дойдешь и не перейдешь, и здесь предел надменным волнам твоим] (Иов.38:11). Х Х Х «Подлинно, я более невежда, нежели кто-либо из людей, и разума человеческого нет у меня, и не научился я мудрости, и познания святых не имею. Кто восходил на небо и нисходил? кто собрал ветер в пригоршни свои? кто завязал воду в одежду? кто поставил все пределы земли? какое имя ему? и какое имя сыну его? знаешь ли? Всякое слово Бога чисто; Он щит уповающим на него. Не прибавляй к словам Его, чтобы Он не обличил тебя, и ты не оказался лжецом», «параллельное место», книга Притчей царя Соломона (30:2-6). Могли ли знать Священное Писание не специализирующиеся в этой области советские ученые, читали ли многие его втайне? Принимали ли? Вряд ли! А Церковно-славянскую версию? Слово Господне, когда наполняет чашу человеческой души, обязательно будет искать выход. В трудах же советских ученых глад слова Божьего: «Вот наступают дни, говорит Господь Бог, когда Я пошлю на землю голод, не голод хлеба, не жажду воды, но жажду слышания слов Господних. И будут ходить от моря до моря и скитаться от севера к востоку, ища слова Господня, и не найдут его» (Ам ). 167

168 Резюме В настоящее время, как нам представляется, в понимание термина Арийские языки должно внести некоторые корректировки: - в понятие арийские входят богослужебные индоевропейские языки; - арийский не является этническим критерием, а есть критерий этический, культурный, социальный; - можно с уверенностью обозначить арийскими три богослужебных индоевропейских языка: Санскрит, Зенд и Церковно-славянский. В нашем представлении, термин «арийский язык» должен стать элементом языковедческой классификации не в национальном, а в нравственном смысле. Санскрит, Зенд и Церковно-славянский язык вот филологическая индоевропейская арийская троица. XIX и ХХ века национализма; в расчет принимались прежде всего этнические различия. Для христианина же нет проблемы национальной. В рамках понятий Церковно-славянского языка термин «славяне» может значить только народъ Божий, а не генетическую кодификацию. Этимология слова «славяне» в таком случае однозначно приведет к слову «славить»: «и внидет Царь славы. Кто есть сей Царь славы? Господь сил, той есть Царь славы!»; или к словам: «Слово бѣ ѣ Слово». В индоевропейской семье, не считая латинского и греческого, нами определены три богослужебных лингвосистемы, в симовской иврит, и, может быть, арамейский(?). И только Церковно-славянский свидетельствует нам, гой-славянам, о Христе (приблизительность цифр здесь ограничивается приблизительностью осведомленности автора; Месроп Маштоц, кстати сказать, работая в IV веке над созданием армянского алфавита и письменности, также создавал письменную систему для кодификации новозаветного слова Божьего). Санскрит, Иврит, Зенд, Церковно-Славянский вот духовная, богослужебная языковая семья. «Аароновская» или «Брахманская», ивритская или санскритская это семья вопрос скорее философский, чем филологический. В заключение нашего разсуждения о богослужебномъ языке словѣньскомъ следует заметить, что все наши размышления о классификации и обозначении языков и языковых семей имеют целью акцентировать внимание на различии в служебных и светских языковых системах, а вместе с тем и на различии в этиках: «Высшая задача языковедения с точки зрения философской есть характеристика языков, классификация по их внутреннему характеру, по их существенной особенности, из чего произошла бы вполне соответствующая своему понятию система языков, в коей каждый язык имел бы определенное место» 1. Но отделять тонкое от грубого нужно аккуратно и с большим искусством. 1 Желтов И.М. Система языкознания по Гейзе [ученик школ Гегеля и Боппа] // Филологические записки. Воронеж,

169 КРАТКИЙ ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР «А в древнейшие времена языка игра мифологии, без сомнения, была более живая и более распространенная, и ее действия чувствовались сильнее, чем в наше время зрелой спекуляции, когда слова уже не принимаются на веру, а постоянно подвергаются логическому анализу... Однако под другою формою язык все-таки удерживает за собою сокрытую силу; и если он уже перестал создавать богов и героев, он всетаки производит много слов, приобретающих подобное уважение. Кто желал бы исследовать влияние, какое производят простые слова на человеческий ум, тому пришлось бы написать историю мира, которая научила бы нас большему, чем какая либо из существующих у нас ныне историй». Макс Мюллер Настоящая глава посвящена обзору и критике известных в краеведении документов, так или иначе касающихся событий, связанных с ростошинским поселением на берегах реки Токай правого притока Савалы, т.о. Елани и Хопра на рубеже XVII-XVIII веков. р- ственной надписью библиотеке Тамбовской Нарышкинской читальни в 1907 году священник со светской фамилией о. Василий Алексеевич Разумовъ, с 24-летнего возраста настоятель лучшего, по словам Преосвященного Виталия Тамбовского, в Борисоглебском уезде храма. Предки отца автора по мужской линии, протоиерея и окружного духовника Алексея Петровича Разумова, жили в с. Большой Липовице, Тамбовского уезда. «Его прадед Егор Лаврентиевичъ и дедъ Федор Егоровичъ были священниками этого села. Один сын Федора Егоровича Михаил отец знаменитого Оптинского старца иеромонаха Амвросия, служил пономаремъ при своемъ отце в Липовице же, а другой сын Петр Федоровичъ, по фамилии Липовский был священником в селе Сукманке, Борисогл. у. Отъ этого священника Петра Федоровича и его жены Параскевы Григорьевны, происходившей изъ Тамбовского купеческого рода, в 1814 году родился Алексей Петрович, которому старшим братомъ Егоромъ дана была в Тамбовскомъ духовном училище фамилия Разумова. Алексей Петрович был, след., двоюродный брат Оптинскому о. Амвросию». (Ср. вып. XLVI, 2, Извест. Тамб. Уч. Арх. Комиссия). -, его храмы, священноцерковно-служители и прихожане», изданном в типографии Губернского правления в 1907 году, самим описанием своего поступления в должность настоятеля храма кратко иллюстрируя в том числе и содержание, и смысл настоящего труда должное внимание заслуженным людям, 169

170 пишет: «Окончив курс Тамбовской духовной семинарии одним из лучших студентов *), младший сын о. Алексия Василий предполагал отдохнуть летние месяцы от семинарской учебы, а потом и хлопотать об исполнении заветного желания родителя занять его священническое место. Но пришлось нежданно-негаданно этим делом заняться раньше. В начале августа 1889 года, как сказано выше, Василий Алексеевич с прошением умирающего родителя об увольнении его за штат и предоставлении этого места сыну прибыл в Тамбов к Преосвященному Виталию. На словесное объяснение прибывшего Владыка заметил: «только-то окончил курс Семинарии и просится прямо во священника, да еще в лучший в уезде приходъ, да разве можно это?» Проситель позволил себе объяснить Преосвященному, что хорошо понимает преждевременность просьбы своей, но о зачислении за ним нского места просит умирающий родитель, более ½ века служащий престолу Божию и что просимое место занимали деды и прадеды его в течение не одной сотни лет: «А писано-ли объ этомъ въ прошении», спросил Преосвященный и, получив утвердительный ответ, принял просьбу, по которой 8 августа, уволив за штат отца, предоставил место сыну». «Итак, 8 августа 1889 года священническое место иереев Поликарпа, Алексия Поликарповича, I, Григория Сретенского и Алексея Разумова занялъ сын последнего и пра-праправнукъ перваго Василий Алексеевич Разумовъ, автор настоящих очерков. Детство мое до включения в 1 Тамбовское духовное училище протекло под кровом родительского дома. Бедность отца тяжело отзывалась и на сыне ребенке: с ранней весны и до поздней осени ему не приходилось иметь дела с сапогами, с которыми познакомился онъ только не задолго до определения в училище. Босиком с весны и до снега, в плохой одежонке зимой, иногда в матриной ватной кофтенке, два раза я так простужался, что готовили мне «смертную» рубаху. Грамоте обучал меня отец и тем, конечно, премудрымъ способомъ, какимъ и его самого учили в начале прошлого века. Года два я постигал тайну «складов» «буки азъ ба=ба», «глаголъ азъ га=га», «буки люди онъ ло=бло и т.п. премудрыя штуки». О. Василий Алексеевич Разумовъ по рождению принадлежал к привилегированному сословию Российской Империи духовенству, которое в количественном отношении составляло четверть процента населения(?) Духовенство и дворянство именовались «неподатными» сословиями, другие сословия облагались разнообразными налогами (податями). Православное духовенство делилось на «черное» и «белое». Представители «черного» духовенства (монашествующие, высшие церковные иерархиархиереи) уходили из «мира», не имели семьи, собственности, т.е. особый социальный слой, о котором идет речь в нашем труде, образовывали 170

171 лица, причислявшиеся к «белому» духовенству: протоиереи, протопресвитеры, иереи, протодиаконы, диаконы, псаломщики, пономари, причетники (и их жены, вдовы, дети, внуки). В XVIII начале XIX вв. это сословие характеризовалось особой замкнутостью. Существовал обычай наследования церковных приходов, когда священником обязательно становился либо сын, либо зять ушедшего на «покой» иерея. Духовенство могло владеть недвижимостью (с запретом устраивать в домах питейные заведения) и землей без крепостных (исключение делалось для священников-дворян, принявших сан, а также награжденных орденами). Духовенству запрещалось заниматься коммерческой деятельностью, посещать увеселительные заведения, играть в карты и т.д. Потомки священнослужителей наследовали их сословную принадлежность. Главная привилегия духовенства заключалась в том, что сыновья священников (помимо освобождения от подушной подати, рекрутской повинности, телесных наказаний) могли учиться в относительно многочисленных духовных училищах (семинариях и академиях), получать систематическое образование (не только по богословским дисциплинам, программа была достаточно широка). Напомним, что в XVIII в. на всю Россию было пять светских учебных заведений: два университета (в Санкт-Петербурге с 1725 г. через несколько десятилетий практически прекратил существование, в Москве с 1755 г.) и три гимназии (в столицах и в Казани). Частное образование (преподаватели-иностранцы, пансионы) было в зачаточном состоянии и не отличалось высоким уровнем 1. Прабабушка о. Василия Разумова Екатерина Казьминична происходила «из рода Хованских, ведущего свое начало отъ князей Хованскихъ», но титул и потомственное дворянство передавались по наследству только в результате брака по мужской линии. Каждый дворянин передавал свое дворянское звание жене и детям. Женщина-дворянка, вступая в морганатический брак, т.е. выходя замуж за представителя другого сословия, не могла передать права дворянства мужу и детям, но сама оставалась дворянкой; то же касалось и княжеского титула. Прадедъ автора о. I не был рядовым священником, источниками доходов которого являлись церковные «требы», заказываемые селянами и оплачиваемые преимущественно продуктами, и примитивное крестьянское хозяйство. Пресвитер Ioaнн был «благочинным», т.е. административно-судебным лицом, наделенным духовной и светской властью, осуществлявшим надзор за духовенством своего округа и имевшим право разрешения споров между духовными лицами, между ними и прихожанами. (Любопытно, что в ту эпоху «благочинный» выдавал подопечным священникам специальные разре- 1 Луковская Д.И., Гречишкин С.С., Морозов В.И. Михаил Михайлович Сперанский (материалы к научной биографии). ( www. hrono.ru/libris/ speran01.html). (дата обращения: ). 171

172 шения отлучаться от прихода на расстояние, превышающее 25 верст). Разумеется, «благочинный» получал и твердое жалование от государства. Отец Iоанн, отдав лучшие годы своей долгой священнической службы устроению родного храма, настолько полюбил храмоздание, что всеми силами старался привить эту любовь всему подведомственному духовенству и прихожанам, располагая тех и других к построению каменных храмов взамен деревянных, и, став за заслуги на этом поприще на исходе жизни, в 1841 году, кавалером ордена Св. Анны 3-й степени и вместе с тем заслужив потомственное дворянство, с правом на фамильный герб и ношение шпаги, являлся по закону родоначальником в Ростошинской фамилии, соединившей в священнической и княжеской линиях два меча светской и духовной власти. Старший из трех сыновей о. Iоанна Силла, кавалер ордена Станислава 3 ст., дослужившись в Тамбовском губернском правлении до чина коллежского асессора, получил дворянский титул еще раньше отца в 1836 году 1 и был внесен в Дворянские родословные книги как Сила Иванович Растошинский. (Силу Ростошинского, окончившего философский класс Тамбовской духовной семинарии, где впоследствии учились и его дети, можно считать, таким образом, родоначальником в ростошинской философской фамильной линии). Средний сын Василий, дьякон, а затем священник Богоявленской церкви села Б. Грибановки, умер в 1838 году 2. Младший Алексей и его дети о внесении в ДРК своих данных в ДДС не обращались. Сыновьям не нравилось, что отец на старости лет выдумал записаться в дворяне, будучи уже представителем привилегированного духовного сословия и зная, какого рода у него жена; им хлопоты отца казались унижением. Так часто бывает, когда дети неправильно понимают родителей: это вечная проблема отцов и детей. Но, конечно же, о. Iоанн до последних дней своих заботился о пастве и о детях: «Пастырь добрый душу свою полагаетъ за овцы» (Ин. 10:11). Замечательна история самого вручения ордена пресвитеру Иоанну. Замедление в получении ордена сильно безпокоило его и волновало, особенно в ощущении близости смертного часа. «Узнавъ наконецъ о награждении орденомъ, о. Iоаннъ самъ помчался в Тамбовъ и остановился у служившего там своего сына Силлы Ивановича. Сынъ, однако, не пустилъ больнаго отца къ Преоcвященному Николаю, но последний, узнавши о приезде больнаго о. Iоанна, пожелалъ самъ поехать к нему на квартиру и личнымъ возложениемъ на него ордена порадовать старика. Гордая жена Силлы Ивановича, сварливая 1 Тамбовский государственный архив, ДРК Тамбовской губернии, Ф.161, Оп.1, Д.3366 ОЦ. 2 РГИА. Ф.1343, Оп.28, Д В 1843 г. внук о. Iоанна, Петр Васильевич Ростошинский, просил о внесении его с отцом и братом в Дворянскую родословную книгу с выдачей свидетельства. «В августе 1843 г. Тамбовское Депутатское дворянское собрание определило внести Ростошинских в 3 часть ДРК по Тамбовской губернии. Указом Е.И.В. Сенату от писец 1-го разряда П.В. Ростошинский утвержден в дворянстве». 172

173 Ксантипа изъ дворянокъ, презиравшая во всех чинахъ духовенство, отказала въ приеме приехавшему въ ея домъ Преосвященному. «Своя своих не познаша» с горечью сказалъ Преосвященный на это оскорбление и, возвратясь домой, передалъ орден о. Iоанну черезъ ключаря Телятинского» «Остающиеся доселе въ живыхъ немногие свидетели последних лет жизни и службы прот. Iоанна Алексеевича единогласно говорятъ о немъ какъ о пламенномъ ревнителе веры, охранителе нравственных устоевъ семейной жизни, блюстителе добрых христианских обычаевъ и всесильном строгомъ судье и карателе за проступки всякаго рода: «Всякий для всехъ въ Ростошахъ былъ начальникъ о. протопопъ, говорятъ о немъ старожилы изъ крестьянъ, строгий былъ судья, но всетаки хороший былъ священникъ». Строгий въ делахъ веры въ отношении себя, о. Iоаннъ не делалъ ни поблажекъ, ни уступокъ «свободе совести» другихъ. Такъ, узнавъ, что любимый имъ дьячекъ Иван Васильевъ сталъ совершать какие-то суеверные, чтобы не сказать более, обряды (вместе с некоторыми единомыслившими ему крестьянами приносилъ в жертву овецъ, потопляя ихъ въ речной проруби), он не потерпелъ суеверия среди членовъ своего причта, наказалъ Ивана Васильевича лозами в колокольне подъ звонъ колоколовъ и безъ суда и следствия перевелъ его из Ростошей. В одинъ изъ праздничныхъ дней, придя къ обедне после долгаго благовеста, о. Iоаннъ заметилъ, что въ храмъ пришло народу оч. мало и что большинство прихожанъ глазело на церковной площади, какъ одинъ торгашъ продавалъ лоскутки кожи для подметокъ. В пастырскомъ гневе, съ посохомъ въ рукахъ вышелъ тогда разгневанный о. Iоаннъ на площадь, раскидалъ по земле товаръ торговца, а свою легкомысленную паству погналъ въ храмъ своимъ внушительнымъ и многимъ знакомымъ посохомъ. Не оставлялъ он безъ строгаго наказания и техъ, кто во дни общихъ молений в поле по случаю засухи оставался дома по лености. Въ последние годы жизни о. Iоанна два его прихожанина где-то заразились молоканством, и, когда пастырские меры о. Iоанна оказались тщетными, онъ постарался и настоялъ о ссылке ихъ (въ 1838 г.) въ Сибирь на поселение. Всякий былъ начальникъ о. Iоаннъ, въ его воле былъ для нихъ весь законъ. Шли они сами къ нему съ повинной въ содеянномъ проступке, призывалъ онъ ихъ и самъ на свой судъ, если къ тому был поводъ. Семейные распри, разныя обиды, воровство, отдача въ солдаты и освобождение отъ военной службы все это решалось и судилось о. Iоанномъ. Если что и зависело въ иных случаях отъ властей гражданскихъ, то по- Не отсюда ли вошло въ употребление ростошинскихъ крестьянокъ в перебранке выражение «ну тебя подъ звонъ!» 173

174 следние, или изъ уважения къ о. Iоанну, или со страху нажить себе неприятности по службе, въ своихъ решенияхъ справлялись съ его мнениемъ и бывали, в сущности, только исполнителями его воли, его суда. Бывали решения протопопския и трагикомического характера. Строгий блюститель нравственности своихъ духовныхъ детей, о. Iоанн не дозволялъ приходской молодежи и такихъ развлечений, какия ныне, пожалуй, считаются за невинныя, а тогда зоркий протопопский глазъ смотрелъ на нихъ, какъ на опасныя для нравственной чистоты его словесныхъ овецъ. Къ такимъ непозволительнымъ развлечениямъ онъ относилъ и качели, обыкновенно устраиваемыя на Троицынъ день в лесу или на сельских площадяхъ. Но перспектива доставить себе и молодежи любимое удовольствие съ одной стороны и материальныя выгоды (за право качаться платили сырыми яйцами) съ другой соблазнили таки въ одинъ изъ Троицыныхъ дней смелаго парня, щеголя не изъ последнихъ, О-ма К-ва, и онъ устроилъ въ лесу качели. Вечеромъ, однако, будучи вполне уверенъ, что дерзость его не ныне завтра сделается известной о. протопопу и ему не миновать кары от него, О-мъ счелъ за лучшее пойти самому с повинной къ о. Iоанну, а чтобы хоть немного умилостивить его, понесъ протопопу въ гостинецъ полную свою шляпу собранных на качеляхъ яицъ. У о. Ивана были в тотъ праздничный вечеръ гости и ему было не до суда надъ ослушникомъ воли его. Узнавъ, въ чемъ дело, онъ, после короткой, но внушительной нотации, взялъ у расфранченаго для Троицына дня О-ма его шляпу и прямо с яйцами наделъ бедному щеголю на голову, да еще плотно придавилъ шляпу руками. Темъ дело и кончилось; протопопъ вернулся к гостямъ, а бедному О-му пришлось под хохотъ праздничной толпы возвращаться домой съ головы до ногъ выпачканнымъ сырыми яйцами. Вполне естественно, что строгость протопопа нажила ему не мало враговъ, не разъ искавшихъ случая отомстить ему за понесенные отъ него наказания, но Богъ хранил жизнь о. Iоанна. Такъ, однажды въ поздний темный вечеръ злодей подкрался черезъ густый садъ къ окну протопопского дома съ целью застрелить о. Iоанна изъ ружья. Последний стоялъ въ это время на молитве передъ иконой, и рука злодея не поднялась на него въ эти минуты, въ чемъ онъ самъ повинился после о. Iоанну. Не однимъ только строгимъ судьей был о. Iоаннъ для своихъ духовныхъ детей. При посещении имъ домовъ прихожанъ своихъ, въ числе которыхъ не мало было друзей его золотого детства, онъ интересовался обыденной ихъ жизнью, обо всемъ распрашивалъ, входилъ въ ихъ интересы, беседовалъ какъ отецъ съ детьми, чемъ и располагалъ ихъ въ свою пользу. Много сирот живало при немъ, многих вдовъ содержалъ на свои средства, а когда в Тамбове бывалъ, то возами покупывалъ калачи и сапоги и раздавалъ их семинарским бурсакамъ. 174

175 В минуты благодушия о. Iоаннъ не прочь былъ и подшутить надъ мужикомъ. Тогда мужики еще не знали вкуса чаю; и вотъ однажды, когда пришли къ нему по делу «два почтенныхъ старика изъ крестьянъ, о. Iоаннъ, пивший въ то время чай, велелъ и мужикамъ дать чаю, одному сладкого, другому покрепче съ горчиной безъ сахару, а самъ усердно подчивалъ ихъ. Вышла комичная история: один пилъ съ заметнымъ наслаждениемъ, другой, не смея отказаться, морщил лобъ; одинъ после хвалился, другой жаловался, что пилъ «чистое наказание». Трогательное внимание, почтение и дружбу оказывали о. Iоанну уездные дворяне. Съ семействомъ местнаго помещика Василия Андреевича Шмарова о. Iоаннъ жилъ по-родственному, а съ самимъ В. А-чемъ был великий другъ. Ни радость, ни горе въ семействахъ этихъ друзей не обходилось безъ деятельного, взаимного участия. Почти всемъ детямъ своего друга (Николаю, Михаилу, Василию и Александру) о. Iоаннъ былъ крестнымъ отцемъ, а жена В. А-ча Евгения Александровна воспринимала внуков и правнуковъ протопопа. Друзья не редко другъ у друга бывали и при этихъ посещенияхъ любили иногда провести время за стаканомъ крепкаго пуншу. Посещения эти бывали совершенно чужды малейшей принужденности: престарелый и въ последние годы слабый здоровьем о. Iоаннъ, бывая у Василия Андреевича, въ долгие зимние вечера уставалъ беседовать сидя и ему устраивали тогда незатейливое ложе на л бой ему большой теплой лежанке, где онъ, располагаясь по домашнему, продолжалъ прерванную беседу. Двери его дома всегда были открыты для разных гостей. Любили Ростошинского протоiерея и Тамбовские архiереи и, проезжая по округу, отдыхали у него иногда по целой неделе, проводя время в удовольствияхъ: ездили на хутора, на пчельникъ, в прудахъ ловили рыбу и, если правду говорятъ, играли даже «въ горелки». Особенно былъ близокъ к о. Iоанну Епископ Iона, который называлъ его братомъ и другомъ. Последний въ одинъ изъ своихъ приездовъ къ о. Iоанну, вздумалъ самъ съ нимъ ловить рыбу бреднемъ въ хуторскомъ пруду и прежде, чемъ лезть въ воду, заспорилъ кому идти отъ глубины. «Отец Иванъ, иди, братъ, ты отъ глуби!» «Нетъ ты иди ты длиннее меня», убеждал его о. Iоаннъ. После такого аргумента Преосвящ. Iона пошелъ отъ глубины, а о. Иванъ потянулъ бредень отъ берега. Жил у о. Iоанна два дня Преосвящ. Арсений, ходил съ нимъ в баню, а придя изъ бани, передъ началомъ экзамена окружному духовенству изъ катехизиса и пения, спрашиваетъ гостеприимного хозяина: «ну, ты чтоже, о. Иванъ, будешь с нами экзаменовать?» «Нетъ ужъ я пойду отдохнуть, а Вы, видно, одни тут займитесь», отвечалъ о. Iоаннъ, и Преосвященный съ этимъ согласился. Гостил неделю у о. Iоанна и Преосвященный Николай, при чемъ протоиерей, предчувствуя свою скорую кончину, подарилъ ему на память пару лучших изъ своих коней. 175

176 Самъ протоиерей любилъ пышные выезды тройкой съ колокольчиками и непременно со свитой: на козлы посадитъ диакона или кого из дьячковъ. При своем богатстве, при важной в то время должности благочинного целого уезда, при связяхъ съ сильными мира, о. Iоаннъ, по отзыву помнящихъ его, былъ человекомъ не гордымъ, не искательнымъ и не честолюбивымъ. Будучи известенъ съ лучшей стороны епархиальному начальству, онъ не искалъ наградъ ни себе, ни близкимъ, служившимъ съ нимъ, роднымъ». Отец Василия Разумова ростошинский протоиерей о. Алексей Петрович, «белая линия» семьи Гренковых, окружной духовник, наставник и кавалер ордена Св. Владимира (см. подробное житие о. Алексея в «Очерках» о. Василия), родился в 1814 г., был младше своего прославленного в лике святых кузена всего на два года и учился с ним в одно время в Тамбовской духовной семинарии. «Проходя суровую школу своего времени съ учебниками на латинскомъ языке, съ авдиторами, холодами, нуждой, затрапезными халатами, линейками и розгами, Алексей Петровичъ хорошо изведалъ вкусъ горькаго корня учения. По успешномъ окончании Семинарского курса, онъ 9 октября 1838 г. вступилъ въ с. Ростошахъ въ бракъ съ внучкой протоиерея Иоанна Алексеевича 1.< > Когда въ первые годы своего священства о. Алексей вознамерился поклониться Киевскимъ святынямъ, то, не задумываясь долго, отправился в Киевъ по способу пешего хождения съ котомкою за плечам и посохомъ в руке и благополучно совершилъ это путешествие туда и обратно «не замаравъ ноги», какъ говаривалъ онъ.< > За все время священства, а онъ священствовал около 51 года, износил только две рясы: шелковую подарокъ деда протопопа и въ последние десять летъ своего иждивения дешевенькую суконную.< > Былъ о. Алексей человекомъ глубоко верующимъ въ Бога и промыселъ Его. Въ разговорахъ и письмахъ онъ часто съ верою и благоговениемъ употреблялъ имя Божие, Царицы Небесной, покровъ Б. Матери и слова Свящ. писания. Твердая надежда на помощь Божью «въ минуты жизни трудной» никогда не оставляла и упование никогда не посрамляло его. В особенную силу молитвъ его верили окружные купцы, хуторяне, и некоторые издалека, несмотря на близость священниковъ другихъ селъ, приглашали о. Алексея для служения молебновъ во время разныхъ несчастий. Он и самъ съ умилениемъ не разъ вспоминалъ, какъ однажды после молебна, совершеннаго имъ на поле, где была масса червей, налетела туча скворцовъ и всехъ червей истребила.< > Въ жизни своей о. Алексей не боялся ни воровъ, ни разбойниковъ и, 1 Пелагеей, дочерью Василия Ивановича Ростошинского, священника Богоявленской с. Б. Грибановка, Борисоглебского уезда. 176 церкви

177 когда приходилось ему встречаться съ ними, то безбоязненно порицалъ ихъ пороки, напоминая о гневе Божьемъ и Его страшномъ Суде. И эти люди никогда не делали никакого зла о. Алексею.< > Ласковый и приветливый, о. Алексей при встрече съ кемъ бы то ни было всегда спешилъ первый снять шапку или шляпу свою и поклониться и это не только в своемъ селе, где его каждый, конечно, зналъ, но и въ городе бывая, онъ раскланивался со встречным, къ недоумению многихъ.< > По приходу ходилъ не изъ корыстнаго только разсчета; зная всех овецъ своихъ по имени и жизни, участливо входилъ во все ихъ интересы, искренно радовался съ радующимися и плакалъ с плачущими. < > И прихожане любили его, какъ родного отца. Шли къ нему на судъ при семейныхъ неладахъ, ссорахъ и дракахъ, просили совета при заключении браковъ и приходили за благословениемъ при семейныхъ разладахъ, и о. Алексей неподдельно участливо ко всему относился. < > Был известенъ о. Алексей на много верстъ въ округе какъ искусный лекарь отъ сибирской язвы, отъ которой успешно вылечивалъ простыми народными средствами, но въ последнее время, когда по селамъ пошли земские фельдшера, всячески уклонялся отъ лечения.< > По должности своей о. Алексей былъ исправнымъ служакой, никогда не былъ замеченъ и въ малейшемъ проступке. Въ долгой службе его былъ не одинъ случай, когда предлагали ему большие деньги за повенчание недозволенных браковъ, но о. Алексей не только не соблазнялся при своей нужде предложениемъ денегъ, а всегда старался при этомъ уговорить предлагавшихъ не вводить въ соблазнъ кого и другого. Лишь один разъ, введенный въ обманъ, он повенчалъ троюродного брата съ сестрой и, какъ только узналъ о своемъ проступке неведения, тотчасъ-же поехал къ Преосвященному Палладию П-му, чистосердечно разсказалъ о своемъ обмане и проступке и, кланяясь, просил его о прощении. Владыка ласково отпустилъ убеленного сединами старца безъ всякого следствия съ миромъ домой. Этотъ-же Владыка немного ранее описанного случая, посетивъ, при проезде через Ростоши, школу, где занимался о. Алексей, такъ остался доволенъ его службой и занятиями въ школе, что въ знакъ благодарности публично поцеловалъ въ голову о. Алексея.< > Въ службе своей о. Алексей былъ совершенно чуждъ честолюбия, наградъ никогда не искалъ, а получивъ ихъ, конфузился ими себя украшать.<...> Когда дожилъ онъ до своего 50-ти летнего юбилея священства, то объ этомъ никому не сказалъ, и только дети почтили его поздравлениемъ. Уже далеко после, стороной, узналъ о его юбилее благочинный и представилъ о. Алексея по статуту къ ордену св. Владимира 4 ст.< > Въ общении и жизни съ своими сослуживцами былъ человеком уступчиваго, незлобливаго нрава. Съ знакомымъ и гостемъ, кто бы он ни 177

178 былъ, любил сердечно поговорить, пошутить и въ разговорахъ былъ и находчивъ, и остроумно-шутливъ. Сохранивъ удивительные знания латыни до последнихъ своихъ дней, онъ любил украшать свою речь разными латинскими пословицами и целыми тирадами изъ классиковъ. Въ первые годы священства о. Алексей довольно потрудился надъ составлениемъ проповедей, которыя произносил, по назначению, въ уездномъ соборе. Любя до страсти чтение книгъ, за неимениемъ лучшихъ, перечитывалъ передъ сномъ «Басни Крылова» и «Письма знаменитых людей».< > Служивших у него работников никогда не обременял работой, назначая которую всегда напоминалъ: «Ты не спеши, сделай мне поменьше, да получше, а то устанешь и сделаешь плохо».< > Былъ о. Алексей среднего роста, оч. полный, съ белой окладистой бородой и крупными чертами лица, обладалъ громкимъ отчетливымъ баритономъ.< > Почти за месяц до смерти (8 июля) о. Алексей былъ награжденъ орденомъ св. Владимира 4-ой ст., но объ этой награде онъ не узналъ, скончавшись за неделю до извещения о ней. За свою училищную службу въ должности законоучителя онъ могъ бы получить по статуту орденъ Св. Анны 3 ст., но, какъ сказано выше, наградъ себе никогда не искалъ и никому о нихъ и въ должныхъ случаяхъ не напоминалъ, а потому и этотъ орденъ, хотя и заслужилъ, но не получилъ» Об истории образования села Ростоши о. Василий сообщает следующее: «Съ самого построения перваго ростошинского храма и до 17 августа 1841 года священническое место въ Ростошахъ находилось въ одномъ и томъ же роду, преемственно переходя отъ отца къ сыну. Изъ этого рода предание сохранило имена iереевъ Поликарпа, Алексея и протоиерея Iоанна Ростошинскихъ. Объ iерее Поликарпе, кроме его имени, ничего неизвестно; можно только предполагать, что онъ былъ первымъ ростошинскимъ священникомъ. Преемникомъ о. Поликарпа былъ его сынъ отецъ Алексей Поликарповичъ. Памятникомъ пасторской ревности о. Алексея до сихъ поръ служитъ построенный въ Ростошахъ его стараниемъ каменный храм во имя Рождества Богородицы. Место о. Алексея Поликарповича въ конце 1793 года наследовалъ его второй сынъ Иванъ Алексеевичъ, впоследствии весьма популярный протоiерей и благочинный всей Борисоглебской округи. < > Первоначально нынешния Ростоши назывались «Козмодемьянскъ» и «Козмодемьянское Расташи тожъ». Название села Козмодемьянскимъ, встречающееся в письменных актахъ 18 столетия, получило свое начало, без сомнения, с постройкой в селе перваго храма во имя св. безсеребр. Космы и Дамиана. Когда-же вместо этого, за ветхостью и теснотою уп- 178

179 раздненного храма, в 1781 году был выстроенъ другой, во имя Рождества Пр. Богородицы, то и название села «Козмодемьянскимъ» мало-помалу забылось. В приходских метрикахъ, сохранившихся съ 1799 года, село называется только вторым именем: «Растоши», или «Росташи» и «Ростоши». Современные поселенцы ростошинские, даже и 90-летние ши» и не знают. Ихъ слухъ и языкъ до сихъ поръ не можетъ привыкнуть к официально принятому теперь названию села «Ростоши».<...> Неизвестно в точности, откуда село получило такое название.< > Откуда были первые поселенцы села «Козмодемъянскаго Ростоши тожъ» покрыто мраком неизвестности.< > Чисто великорусский тип ростошинского крестьянина и остающийся без изменения, по свидетельству старожилов, выговор ростошинцев исключают возможность предположения считать первонасельниковъ Ростошей, Борисоглебского уезда, за выселенцев из Киевской, Подольской и даже Воронежской губернии.< > По одному вероятному преданию, записанному в приходской летописи прот. Иоанном Успенским, название села «Ростоши» или точнее «Растащи» (в Ростошах поселяне и до сих поръ «щ» выговаривают как «шш»; такъ, вместо ищи, тащи говорятъ «ишши», «ташши» и т.п. Авторъ) получило отъ оврага, прилегающего к самому селу, изъ которого вытекает ручей, растаскивающий песокъ, илъ, глину и проч. по той части правого берега реки Токая, где ныне поселокъ (часть села) «Лугань». Местность эта, защищенная отъ западныхъ ветровъ небольшой горой и растущим по ней лесомъ, манила къ себе поселенца и природными красотами, и соседством с рекой, и близостью леса. Но она была топка, болотиста, непроходима, покрыта кустарниками, камышами и въ эпоху первоначального заселения нынешняго ростошинского края представляла собой удобное пристанище только для диких гусей, утокъ и др. водяныхъ перелетныхъ птицъ. С течением времени вытекавший изъ «Крутого» лога ручей достаточно растащилъ по тонкому лугу песку, ила и глины и сделалъ болотистое топкое место сравнительно твердымъ и годнымъ для поселения. Съ образованиемъ на этомъ месте поселка къ старому названию села «Козмодемъянское» стали прибавлять новое имя «Растащи», а по местному выговору «Расташши». Впоследствии это новое наименование села было принято и официальными учреждениями. Прежде село «Козмодемьянское» стало писаться «Расташи», «Росташи» и «Ростоши». Последнее название осталось за селомъ и доселе» 1. При всех личных и творческих достоинствах автора, на наш взгляд, «Очерки» не лишены некоторых недостатков. Хотя недостатки эти, ско- 1, его храмы, священно-церковнослужители и прихожане. Тамбов,

180 рее, зависят от компетенции самих читателей в ряде вопросов, не освещенных автором, но да ведь только всего знать невозможно, как не возможно в одной книге рассказать все, что знаешь. Так, например, недостаточно внимания уделено анализу причин изменения названия села в конце XIX века для осмысления этого события потребовались некоторые дополнительные сведения. Очерки, собственно, и не подразумевали анализ, а только «исторических свидетельств» об известных, в том числе и по слухам, обстоятельствах. Замечательно, что в «Очерках» можно проследить то, как «слух» становится «историческим свидетельством». У историков, в этом смысле, границы этики всегда несколько шире, чем у юристов. Историки, к тому же, более подвержены духу времени, а события последних двух столетий оказали серьезное влияние даже на богословов: определение Солнца в центр системы и обнаружение грамматической структуры Санскрита сопровождались некоторым недоумением, ломкой привычного миросозерцания, которое менялось: если в XVII веке при наречении имени ревновали о Духе, то в XIX предпочтение отдавали Разуму. *) Любопытная подробность: все пять товарищей Вас. А-ча, стоявшие выше его по разрядному списку, ныне занимают светския должности, за исключением П.П. Казанского, ныне протоиерея и епархиального наблюдателя в Рязанской епархии; также и из трехъ, записанныхъ ниже его въ первом разряде, только одинъ принялъ священнический санъ, но и потом, оставивъ приходскую службу, поступил в Д. Академию. 2) Безупречно, в нашем понимании языковедения и историографии, редакторское творчество Алексея Андреевича Хованского. Его журнал, несправедливо мало кому известный и ныне почти забытый, продолжая труды Общества Любителей Российской Словесности, формирует отечественное сравнительное языкознание в тотальном филологическом масштабе, несет науку в массы; применяя «принцип дополнительности» в лингвистике еще с середины XIX века, воспевает, как три вавилонских отрока, в горниле критики новый сравнительный метод, а вместе с ним «живое слово» фамильный секрет Хованских (см. ех-курс. стр. 237). «Филологические записки журнал изследований, разсуждений и критики по русскому языку и словесности» 1. Такое назначение журнала определил в 1860 году А.А. Хованский в первом номере издания с пословицами в эпиграфе: «Умъ хорошо, а два лучше. Сто головъ сто умовъ». И далее в первом номере: «Сокровище знания неистощимо; оно имеет еще и ту особенность, что раздающий его и сам не лишается его; мало Книга пророка Даниила (3:87). Песнь трех отроков это призыв ко всему творению благословить и славить Господа (ср. Пс. 135), повелевающего и огню не опалять верных Ему. 1 Слинько А.А. Воронежские «Филологические записки» // Очерки литературной жизни Воронежского края. Воронеж,

181 того: здесь даяние есть приобретение: с поднятием уровня общественного образования поднимается и тот, кто споспешествует ему». Несколько лет спустя в назначение журнала по русскому языку внесены некоторые корректировки: «Филологические Записки. Журналъ, посвященный изследованиямъ и разработке разныхъ вопросовъ по языку, литературе и вообще по сравнительному языкознанию и славянскимъ наречиямъ». Российская компаративистика как метод формируется в воронежском журнале. Термин «сравнительное языкознание» появляется в наименовании журнала только с 1866 года, вместе с разделом «Славянский вестникъ». Этот событие можно считать датой прописки сравнительно-исторического метода в отечественных средствах массовой информации. Этот факт позволяет Воронежу именовать себя «яслями Российского сравнительного языкознания» не с меньшим правом, чем «колыбелью Российского флота». Можно даже съиронизировать: «Воронеж это колыбель Русского флота и ясли Российского сравнительно-исторического языкознания». «Ручательством за достоинство и состоятельность какого бы то ни было периодического издания служит не место, где издается оно, и не имя издателя или редактора», пишет Хованский в своем I, вероятно, имея в виду ещё одну известную пословицу: не место красит человека, а человек место. В Воронеже печатаются труды Мюллера, Ренана, Курциуса, Афанасьева, Бодуэна де Куртене, Кареева, Шапиро, Буслаева, Даля, Потебни, Веселовского и мн. др. «Филологические записки» источник живого слова России всю вторую половину XIX века и вплоть до революционных событий 1917 года; журнал, выходивший даже в революционные годы без предварительной цензуры, журнал высочайшей филологической культуры; более трехсот выпусков, более двух тысяч статей. Издания содержат в себе исчерпывающий ответ на вопрос о принципах этимологии вообще и топонима Ростоши в частности, а инициалы его редактора А.А.Х. или А.Х., как он сам иногда подписывал свои статьи, представляют собой как бы криптографическое обозначение имени, а вместе с тем и славянский суффикс или - -, присоединением которого к основе славянского же глагола «расти» образуется имперфект 2-го и 3-го лица не только единственного, но и двойственного числа, охарактеризованного Вильгельмом фон Гумбольдтом как «чрезвычайно-важное явление в языке» (см. ех-курс стр. 391). «Всякая человеческая индивидуальность есть коренящаяся в явлении идея. В некоторых случаях это до того ярко бросается в глаза, точно Обильные жемчужные россыпи из этой сокровищницы стали главным, после Священного Писания, богатством и украшением всего нашего исследования. Одними только цитатами из воронежского журнала, к которым ещё нет электронного цифрового доступа, можно теперь объяснить и оправдать весь наш труд. 181

182 идея лишь затем приняла форму индивида, чтобы в ней совершить свое откровение», эти слова Гумбольдта самым лучшим образом иллюстрируют к 150-летнему юбилею журнала роль его основателя Алексея Андреевича Хованского, этого Учителя учителей и в отечественной филологии, и в нашем этимологическом исследовании. Дело здесь в том, что суффиксальный - - первого лица ед. ч. переходил во 2-ом и 3-м лице имперфекта ед. ч. в тамгу-трезубец - -; в 1-ом лице дв. ч. становился - -, а во 2-ом и 3-м лице двойственного числа превращался в аффикс - -, омонимичный корню - -, обозначающему бытие как таковое, бытие вообще. В этих изменениях из - - в - -, - - и, наконец, в наблюдается удивительнейшая метаморфоза. Обращая внимание на эту морфему, значимую часть слова, мы видим метаморфозу языка саму в себе, во всей своей красоте, как невесту, уже умытую и приготовленную к тому, чтобы надеть свое подвенечное белое платье. Суффикс - - формирует словоизменительную парадигму богослужебного языка. Именно суффикс - - выявляет грамматический и философский закон служебного языка, норму братской этики; обозначает грамматическую семантику как область морфологии (от греч. μορφή «форма» и λογία «наука»). В этих приключениях суффикса - - мы видим живую и лукавую игру языка. Можно сказать, суффикс код славянской речи Весь наш настоящий труд складывался таким образом, что ключевые источники, определившие и направление, и исследовательский метод, и главную интригу фамильную тайну Хованских, стали известными автору примерно в одно и то же время. Хованские, надо сказать, едва ли не самая таинственная фамилия в русской и славянской истории; именная формула «Андрей Хованский» или в XVII-XVIII веках, как «Юрий Гагарин» в ХХ в., инсигния героя времени. И вот почему. В части 1 «Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи» прямо на 1 странице следом за гербом императора Павла I 1 Иеромонах Алипий (Гаманович) Грамматика Церковно-славянского языка. М.,

183 гербъ князей Хованскихъ: «Род Князей Хованских происходитъ отъ Гедимина Великаго Князя Литовского. Въ родословной Князей Полоцкихъ и Литовскихъ, находящейся въ бархатной и другихъ родословныхъ книгахъ, показано, что сей Гедиминъ или Едиманъ происшелъ отъ Россiйскаго Великаго Князя Владимира Святославича, который крести Русскую землю, и посади сына своего Изяслава на Полоцке, отъ коего пошли Князья Полоцкие и Литовские. Внукъ Великаго Князя Литовскаго Гедимана, Патрикий Князь Звенигородский, прибывъ въ Москву в 1408-ом году, вступилъ въ службу Великого Князя Василья Дмитриевича. Сынъ его Князь Федоръ Патрикиевичъ имелъ сына Князь Василья, прозваниемъ Хованскаго, коего потомки Князья Хованские служили Российскому Престолу въ Боярахъ и другихъ знатныхъ чинахъ. Сiе доказывается сверхъ Истории Россiйской, бархатною книгою и родословною Князей, Хованских хранящеюся въ Герольдии». Великий князь литовский Гедимин имел семь сыновей, из которых Монтвит, Кейстут, Кориат и Любарт имели потомство, угасшее во 2-м или 3-м поколении; потомство же остальных Наримунта, Ольгерда и Евнутия образовало роды, которые принято называть «Гедиминовичами» (вторая по знатности княжеская ветвь после Рюриковичей). Из них Наримунт, в крещении Глеб, князь Пинский, был родоначальником князей Голицыных, Куракиных, Хованских и угасших князей Пинских, Патрикеевых и Булгаковых: «А у Нариманта былъ сынъ Князь Патрекей. А у Князя Патрекея были 3 сына. Князь Федоръ; отъ него пошли Хованские. Князь Юрьи, была за нимъ дочь Великаго Князя Васильева; отъ него пошли Булгаковы, Щенятевы, Куракины, Голицыны. Князь Александро; отъ него пошли Корецкие» («Бархатная книга»). Общий Гербовник составлялся специально созданным штатом чиновников под руководством О.П. Козодавлева, курировал вопрос князь Ку- 183

184 ракин. В большинстве случаев просьба о внесении рода в Гербовник заключалась в прошениях дворян на имя Козодавлева. Но санкционировал внесение отдельных геральдико-генеалогических справок и утверждал его лично Павел I, который, в отличие от царя-попа Iоанна, был цареммагистром. Любопытно, что герб Хованских, открывающий по воле Павла I первую страницу первой части, утвержденной 1 января 1798 года, был затребован самими создателями Общего Гербовника, чему есть свидетельства. В письме князя В. Хованского О.П. Козодавлеву сказано: «Милостивый государь мой Осип Петрович! По требованию Вашего Превосходительства имею честь препроводить при сем к Вам, милостивый государь мой, герб Фамилии Хованских, прилагая здесь и истолкование оного» 1. Можно сказать: Гедиминовичи ветвь Рюриковичей вторая по статусу, но старшая по Изяславу, старшему сыну Владимира Святого. Изяслав, в крещении Дмитрий, князь Полоцкий, сын Владимира Красно Солнышко от Рогнеды, дочери полоцкого князя Рогъволода. (Владимир сначала сватался к ней, однако был назван «рабычичем» и получил отказ, потому что гордая княжна считала недопустимым выйти замуж за сына ключницы. Оскорблённый отказом, с варяжским войском в 978 или 980 он захватил Полоцк и изнасиловал Рогнеду в присутствии её родителей, после чего убил её отца и двух братьев. В это же время, по преданию, дал ей имя Горислава и принудительно сделал одной из своих жён. Примерно в 987 Рогнеда решилась отомстить за содеянное и убить после брачной ночи мечом своего спящего мужа, великого князя Владимира. Однако эта попытка завершилась неудачей. За покушение на великого князя Рогнеде грозила смертная казнь. По легенде, разгневанный Владимир приказал жене нарядно одеться и сам взял в руки меч: «Подайте меч!» воскликнул он, И раздалось везде рыданье, «Пусть каждого страшит закон! Злодейство примет воздаянье!» Однако на крик прибежал их первенец Изяслав и стал на защиту матери также с мечом в руках: И, быстро в храмину вбежав: «Вот меч! коль не отец ты ныне, Убей! вещает Изяслав, 1 Хоруженко О. И. К истории создания «Общего Гербовника дворянских родов Всероссийской Империи» // Генеалогические исследования: Сборник научных трудов. СПб,

185 Убей, жестокий, мать при сыне!» Как громом неба поражен, Стоит Владимир и трепещет, То в ужасе на сына он, То на Рогнеду взоры мещет... Речь замирает на устах, Сперлось дыханье, сердце бьется; Трепещет он; в его костях И лютый хлад и пламень льется, В душе кипит борьба страстей: И милосердие и мщенье... Но вдруг с слезами из очей Из сердца вырвалось: прощенье! (Рылеев К.Ф. «Рогнеда»). Владимир не смог убить Рогнеду в присутствии сына, вместо этого приказал сослать их вместе в глухой посёлок в верховьях реки Свислочь, названный Изяславль. Нравственная жизнь Владимира совершенно изменилась после благодатного решения о принятии крещения. Довольствуясь одной женой, Анной Византийской, с которой сочетался браком по закону христианскому, он отпустил от себя всех прочих жен и наложниц, а Рогнеде послал сказать: «Я теперь христианин и должен иметь одну жену; ты же, если хочешь, выбери себе мужа между боярами». Рогнеда отвечала: «Я природная княжна. Ужели тебе одному дорого царство небесное? И я хочу быть невестой Христовою» 1. Согласно «Тверской летописи», в 1000 году Рогнеда постриглась перед смертью в монахини под именем Анастасия. Историки, однако, затрудняются оценить степень достоверности этого сообщения, которое нигде более в источниках не встречается) 2. Изяслав родоначальник Полоцких князей принял крещение в 988 вместе с другими братьями. Княжеская тамга Изяслава Владимировича (ум г.) была увенчана маленьким крестиком, но Гедимин был язычником, а его знаменитые «колюмны» были без креста посередине, а это значило, что он не принимал Христа за Сына Бога небесного и за Спасителя, и альтернативой в исповедании у него могло быть божество войны громовержец (см. стр ). Язычество Гедиминовичей слабое звено в истории Изяславичей. Разделение на Рюриковичей и Гедиминовичей выражало скорее реаль- 1 Толстой М. В. История Русской Церкви. Рассказы из истории Русской Церкви. Спасо- Преображенский Валаамский Ставропигиальний монастырь, ПСРЛ, XV,

186 ное положение дел, чем генеалогию. Любопытно, что обозначение и тех, и других связано с языческими именами, подчеркивающими их изначальное язычество. В православном смысле о Хованских правильнее говорить не Гедиминовичи, а Дмитриевичи (Изяславичи) или Глебовичи (Наримантовичи). По происхождению такая двуименность связана съ существовавшей языческо-христианской двуименностью, когда Рюриковичи носили фамильное дохристианское имя (используемое чаще всего официально) и крестильное христианское (используемое только в церковном контексте): например, Ярослав- Георгий (Мудрый), Владимир- Василий (Мономах) и др. Прямое имя на Руси в XIV-XVI веках христианское имя, которым младенец нарекался в честь святого, память которого отмечалась в день его рождения, являлось дополнительным, не «публичным» именем; в подавляющем большинстве случаев человека называли другим, основным именем, данным при крещении, которое было и ранее употребительным в его семье. Лучше всего феномен такой двуименности изучен в роду Рюриковичей: князь Дмитрий Константинович Суздальский ( ) назывался в крещении именем Фома, а перед смертью принял монашество под именем Феодор, подобранным к крестильному имени. Иван III, родившийся в день св. Тимофея, в некоторых источниках называется Тимофей- Иоанн. Его сын, Василий III, имел «прямое имя» Гавриил, а внук, Иван IV Грозный, Тит. Два погибших в детстве сына последнего старший ( ) и знаменитый младший ( ) царевичи Дмитрии были тёзками и по «прямому имени»: обоих звали Уарами, по имени мученика Уара (Вара). Использовавшиеся чаще всего крестильные имена этих лиц (Дмитрий, Иван, Василий) были родовыми, династическими именами Рюриковичей, но нарекались также, разумеется, в честь определённых святых (Димитрия Солунского, Иоанна Лествичника, Иоанна Предтечи и т.п.) Небесными покровителями человека считались, таким образом, оба святых «календарный» и тот, в честь которого он был крещён. На сохранившихся иконках и панагиях Ивана Грозного изображены и св. Иоанн, и св. Тит. К началу XV века языческие имена у князей уже практически не употреблялись, но обычай иметь и «тронное» имя (уже христианское), апеллирующее к именам предков, и «неофициальное» имя, апеллирую- 186

187 щее к церковному календарю, хотя и в трансформированном виде, сохранился. Новое обращение полоцких князей к православию связано с крещением Нариманта в Глеба. (Борис и Глеб братья Изяслава и Ярослава Мудрого первые русские святые, княжеские покровители. см. cтр.410). Борис и Глеб, кстати заметить, первоначально тоже были языческими именами и только со временем стали именами христианскими: Борис от болгарского царя (в X веке уже был канонизирован князь Борис I, крестивший в 865 году Болгарию), а Глеб становится христианским именем с причислением к лику святых князя Глеба Владимировича. Павел I, создавая Общий Гербовник, разумеется, знал всю эту историю, как знали её и все те, кого она непосредственно касалась. Этим, пожалуй, и можно объяснить то, что князь Хованский не спешил засвидетельствовать известное, как и то, что император Павел первым после орла с вензелем на груди «П I» поставил герб этого древнего рода Как именная формула Андрей Хованский могла сложиться в XVIII веке в духовном сословии загадка, ответ на которую Бог знает! Редактор воронежского журнала сын пензенского дьякона Андрея Хованского, представитель духовного сословия; автор «Очерков» о ростошинской истории отрок женской княжеской линии Хованскихъ и тоже священнослужитель. Имели ли эти люди общие Х- или Y- хромосомы, известно теперь одному Господу! Кто был прообразом дворянина, ушедшего из развратного света в церковь в «Братьях Карамазовых» Достоевского? Загадка и вопрос-тест всему филологическому миру! Все творчество Достоевского пронизывает одна мысль «изобразить положительного прекрасного человека». Еще один его герой времени, стремившийся «восстановить и воскресить человека», «Идиот», князь Мышкин, такой же, как о. Василий, потомок княжеской линии. 187

188 Этимологический секрет фамильного имени Хованских (согласные русского языка Х и В исторически происходят из матрес лекционис, а глагол ховать не имеет повелительное наклонение), вообще, едва ли не самая главная интрига как в нашем исследовании, так и в славянской, и в русской филологии в целом: дискуссия 5 июля 1682 года «об отношениях между запятой и союзом» в Грановитой палате московского Кремля один из символов российского общественного управления, вошедший в историческую летопись как «Пря о вере», стоила жизни представителям древней княжеской линии Гедиминовичей главе Стрелецкого приказа воеводе Ивану и его сыну Андрею Хованским и окаянного греха фамилии Романовых несправедливого убийства из страха по подметному письму. (Увы, мораторий на смертную казнь в России гуманистическое достижение только самого новейшего времени, раньше же случалось много несправедливых казней). Речь здесь идет о событиях, известных в истории под неоднозначным брендом «Хованщина». Петров В.Г. Спор о вере. Третьяковская галерея. О России XVII века нельзя сказать, что это была передовая в смысле Просвещения страна. С просвещением и в Европе того времени не все складывалось легко. В Англии Ньютон еще только вел работу по описанию цветов радужного спектра, а тосканские Медичи, покровительствуемые св. Космой и Дамианом, старались защитить Галилея от клерикальных преследований. Для принятия его гелиоцентрической модели требовалось время. Россия же тогда еще жила умопредставлениями о Земле как о центре вселенского мироздания, центре, отмеченном по милости Бога небесного своим Сыном от Девы Марии. Этот день 5 июля 1682 года ознаменован совершенно особенным явлением во всей русской истории. Ранним утром, на рассвете, в одном секторе небосвода соединились Солнце, Луна, Марс, Меркурий, Юпитер, Венера и Сатурн * все известные к тому времени в геоцентриче- * И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной [для освещения земли и] для отделения дня от ночи, и для знамений, и времен, и дней, и годов (Бытие 1:14). 188

189 ской астрономии планеты, именами которых названы дни недели во многих индоевропейских языках, и неизвестные тогда еще Плутон и Селена. Явление это само по себе уникальное в истории наблюдений за движениями небесных светил с позиции человека, живущего на Земле. Едва ли ещё какому воеводе доводилось принимать подобный парад планет 1 в Московском кремле, кроме как Ивану Хованскому, главному организатору и устроителю общественного обсуждения ключевых вопросов славянской культуры А ведь стань тогда Андрей Хованский диаконом, по-другому сложились бы и ноты в знаменитой опере Модеста Мусоргского! Но, увы, наклонения удел филологов, а не историков... Духовенство, безусловно, первое по духу сословие славянского общества, а по нашему мнению, славянское общество само в себе. Вот уж точно говорил Карло Гольдони: «Ложная скромность так же гнусна, как и тщеславие!» Но ведь это только тщеславие, одна из восьми главных человеческих страстей, сделало дворян в русском светском обществе первым сословием. Иначе сказать, духовенство это духовное славянское, тогда как дворянство светское русское общество. Так же, как отличается светское общество от духовного, как различаются между собой христианская и светская этика, так разнят ся и языки этих обществ: Церковно-славянский и светско-русский. И если изменения в правилах в богослужебном языке явление редчайшее, то светский язык изменяется всякий раз по моде времени. Близость к Церковнославянскому одно из самых важных достоинств светского русского языка среди других славянских наречий, и в то же время между ними непреодолимая пропасть. Квази-повелительная форма глагола ховать, послужившего, по одной из версий, основой для фамильного имени Хованских, является, пожалуй, самым красноречивым критерием, по которому ортодоксальный богослужебный славянский язык отличается от либерального светского русского. Объясняет этот тезис известный в филологических кругах XIX века анекдот о монаршей семье и находчивости наставника юного царевича Александра II поэта Василия Андреевича Жуковского: «Однажды император Николай I ехал в карете вместе с сыном Александром и великим русским поэтом В.А. Жуковским, учителем словесности наследника престола. Вдруг Александр спросил отца, что означает сакраментальное слово из трех букв, услышанное им случайно от слуг. Император переадресовал вопрос Жуковскому, желая посмотреть, как он будет выкручиваться. И тот выкрутился, да так хорошо, что довольный Николай наградил поэта золотыми часами. С тем, впрочем, условием, чтобы Жуковский сделал с ними то, что, согласно его же объяснению, означает это самое слово из тех самых трех букв. Так как же выкрутился Жуковский из щекотливого положения? 1 Эфемериды,

190 Ответ: Жуковский объяснил Александру, что загадочное слово является повелительным наклонением глагола «ховать» (прятать), образуясь по тем же правилам, что и «куй», а не «ковай» - от «ковать», «суй», не «совай» - от «совать» и «жуй», не «жевай» - от «жевать». Царь Николай Павлович был настолько доволен удачным ответом, что по окончании поездки он достал свои золотые часы и вручил их Жуковскому: «Вот,- говорит,- х й в карман!» Так вот, по нашему мнению, именно омоним пикантной * формы повелительного наклонения глагола «ховать» является теперь одним из ключевых критериев отличия между современным светским и ортодоксальным служебным языком: если в светский литературный язык проникает всякая нечисть, то Церковно-славянский остается в своей первозданной Божественной чистоте. То же самое с «уверенностью в невидимом» (Евр.11:1) можно говорить и о различии в принципах этики. Любопытно, что слово встречается в 7-ом стихе главы 6-ой Деяний Святых Апостолов, как раз в том месте, когда впервые в Новом завете речь идет о рукоположении и об избрании Семи диаконов: «Итак, братия, выберите из среды себя семь человек изведанных, исполненных Святого Духа и мудрости» ** (см. ех-курс стр. 414). Так было положено начало помощи бедным. Во II-м веке Тертуллиан пишет об этом следующее: «В наш ящик каждый в первый день месяца или когда хочет, если только хочет и если может, делает небольшое подаяние. К этому никто не принуждается, но каждый приносит добровольно. Это есть как бы залог любви. Ибо деньги, собранные в этот ящик, тратятся не на пиры... но на питание и погребение бедных, на мальчиков и девочек, лишившихся имущества и родителей, и на стариков... также на потерпевших кораблекрушение, и, если кто-либо находится или в рудниках, или на островах, или под стражею...» (Труды, изд. Киевской Дух. Академии, 111, 1909, стр. 172). Скромный воронежский учитель, безсребреник в миру, будучи даже вполне светским человеком, оставался верным диаконской семейной традиции всю свою жизнь, внося собственные скудные учительские средства в общее дело. Традиция эта не закончилась и после его физической смерти: «В день кончины редактора-издателя «Филологических Записок» Алексея Андреевича Хованского, последовавший 29 января 1899 г., между почитателями покойного возникла мысль увековечить память его учреждением фонда имени Хованского и стипендии в одном из учебных заведений города Воронежа. Воронежцы весьма сочувственно отозвались на доброе дело в память Хованского, и многие внесли свою лепту» 1. * Пикантный (от фр. piquant колючий) игривый, интересный, рискованный, фривольный, остроумный, непристойный, двусмысленный. ** Первый из известных ростошинских дьяконов Николай Иванович Ростошинский. 1 Прядкин С.Н. Венок на могилу А.А. Хованского // Филологические записки. Воронеж,

191 Так было исполнено духовное завещание, высказанное великим учителем А.А.Х. в 1899 году в одной из своих последних работ «Живое слово и живые факты»: «В заключение считаем нелишним высказать одно пожелание: если будет у нас появляться больше и больше преподавателей энергичных и вполне владеющих живым словом, увлекательным рассказом по русскому языку и словесности, то и в поощрение другим таковых нужно привлекать и удерживать для более продолжительной служебной деятельности на пользу науки и просвещения и вознаграждать их за труды усиленным окладомъ, какой назначается для заслуженных наставников. Только подобной мерой, конечно, можно привлечь больший контингент лучших преподавателей. Быть-может, у нас не много найдется преподавателей, владеющих живым словом, но нет сомнения, что по требованию практики одни появятся, другие выработаются сами собой» 1. 4 ноября 2009 года, в год своего 110-летия, мысль об учреждении фонда имени Хованского возродилась юридически в Фонд Поддержки Преподавателей «Филологические Записки А.Х.»: «Все въ природе капитализируется, даже лучи солнца. Неужели одне педагогические силы должны разсеиваться понапрасну?» 2 Благодаря содействию Фонда увидело свет и настоящее издание. 3) Владимиру Павловичу Загоровскому за его творчество как ученого и шахматиста должны быть благодарны долгие годы все воронежские краеведы. Именно ему считает себя обязанным автор за историческую, академическую науку. Монография «Как происходило название городов и сел Воронежской области» первый из этимологических трудов Загоровского и единственный, в котором он позволил себе обратиться к этимологии названия села «Ростоши». Примечательно, что в последующих историко-топонимических словарях эту, в отличие от других своих топонимических версий, Загоровский пропускает, не повторяя более ни разу. Значит ли это, что он ознакомился в архиве с «Очерками» Разумова или нет, нельзя утверждать с уверенностью, а только этот факт заслуживает внимания как косвенное свидетельство обнаруженной самим ученым ошибки. Но мог ли заведующий кафедрой истории России досоветского периода коммунист В.П. Загоровский, даже если бы и хотел, сделать публичным такой источник в советское время? Вероятно, что нет; но об этом теперь можно только гадать. Загоровский сам из семьи священников. Его последующее молчание для нас лишь косвенное свидетельство. Вот какие строки посвящены селу Ростоши и этимологии его названия в книге знаменитого воронежского краеведа: «Село Ростоши. Возникло в XVIII веке. Название русское. Оно дано крестьянами, уроженцами се- 1 Хованский А.А. Живое слово и живые факты // Филологические записки. Воронеж, Браиловский С.П. Книга великой преподавательской откровенности // Филологические записки. Воронеж,

192 верных уездов России, переселенными в Прибитюжье по указу Петра I в 1699 году и в последующие годы. Первое время, до возникновения села, ростошами, видимо называлась местность (урочище) на реке Токае. Название характеризует особенности местности. Ростоша (во мно-» вышло из употребления. Как указывает В.И. Даль, это слово в XIX веке сохранилось среди русского населения Урала. Исторические документы свидетельствуют о том, что Приуралье и Прибитюжье заселялось русскими примерно в одно время, причем переселенцы пришли из одних и тех же мест. Крестьяне севера России принесли сюда, на берега Токая, это забытое теперь русское слово». (За такую библиографию, как «исторические документы свидетельствуют», годы спустя Загоровский ставил «неуды» даже первокурсникам, уча особенной пунктуальности в подобных вопросах с самых первых научных трудов. Но это было только десятилетия спустя ) Субъективность характерная черта всякого отдельно взятого автора. Загоровский, например, в поисках этимологии слова «Воронеж» игнорирует слово северного наречия «вара» («гора, холм, взлобок») 1 или особое слово Олонецкой губернии (северного наречия): воровый скорый, бойкий 2. Игнорирует настолько, что не упоминает в своей литературе. Мог ли чемпион мира по шахматам просмотреть такой ход, мог ли он не разыграть в уме эти партии? Как знать?! Факт только, что им эти варианты в своих письменных трудах рассмотрены не были. Более вероятным выглядит здесь то, что поиск этимологии слова «ва-, что он пропустил слово «вара» по невнимательности. Загоровский занят другой задачей он моделирует советского героя: не святого, не знатного светского Воронега. В антропоцентрической парадигме профессора: все в человеке, все для человека, человек это звучит гордо. Загоровский не ищет этимологию в Священном Писании, не имеет такой возможности обратиться, например, в моделировании образа героя к Евангельскому апостолу Варнаве (сын утешения, сын пророка), самоотверженному слуге Божьему. Глава Деяний Апостолов, стихи 24 и 25 съ славянским глаголом возвратистасѧ, употребленным в форме двойственного числа, то, надо признаться, что нас связывает, но не объединяет: «кд. iе растѧше и множашесѧ. ке. Варнава же и Саνлъ возвратистасѧ изъ Iерγсалима во Антiохiю, исполнивше слγжбγ» 1 Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4-х т. М., Даль В.И. О наречиях русского языка // Филологические записки. Воронеж,

193 Не обращает внимания Владимир Павлович в своих поисках этимологии и на христианское имя Увар, Оар, Вар или Уар; на тезоименитого Уару Египетскому епископа Уара Липецкого, замученного в 1938 году в Карагандинском лагере и причисленного в 2000 году к лику святых русской православной церкви. Между тем имя Вар должно быть известным историку: сын Ивана Грозного царевич Дмитрий получил это имя в крещении. Однако исследования в этой области были табуированы. А может быть, дело здесь и в том, что Загоровский не хотел привлекать внимание к горе Вора, известной в средневековых источниках: «В европейских преданиях заключение народов приписывается Александру Македонскому. Из памятников славянской литературы, особенно содействовавших распространению этого рода сказаний, замечательны: Александрия и слово Мефодия Патарского «о царствии языкъ последнихъ временъ», древний список которого относится к середине XIV века. Оба этих памятника сходятся между собою в подробностях заключения Александром нечистых народов: «понеже бъ александр помолився Богу и услышав его: повеле Господь Бог двема горам, има же имя: Мази, Вора, и приложистася друг другу яко лактей 12, и сотвори врата медна и помаза их асингитом, яко аще помыслятъ отверсти железом не возмогут, аще ли растопити огнемъ, то и тако не возмогутъ, но абие отъ нихъ огнь угаснетъ: естество же асингитово ни железнаго разсечения боится, ни огненного разтопления, вся бо бесовская умышления елика суть, тщетна творить». Предания о существовании нечистых народов и заключении их в горы, без сомнения, весьма древни, и латинская редакция только воспользовалась темъ, что было известно до нея в апокрифахъ и сказанияхъ об Александре Македонскомъ. «По своему желанию, говорится далее в Латинском тексте, мы водим ихъ против враговъ, и ни один человекъ, ни одно животное не избавлены от угрожающей им участи.< > Когда они уже пожрут всехъ нашихъ враговъ, то мы отводим ихъ обратно в отечество, и потому мы отводимъ ихъ назад лично, что иначе они пожрали бы всехъ людей и животныхъ», сообщает в «Сказании об индейском царстве» Н.Н. Баталин 1. Об этой истории можно было бы и не упоминать, если бы ростошинская этимология Загоровского касалась только названия села и не задевала бы имени древнего священнического рода (см. ех-курс. стр. 361), но не давайте святыни на поруганье! В другом своем труде «Воронеж: историческая хроника» Загоровский не стесняется позволить себе открыто выразить свой атеизм, говоря о Преосвященном Митрофане Воронежском. Ради «красного» словца кощунствует над православной святыней, завещанной христианской России царем Петром Великим: «Стыдно нам будет, если мы не засви- 1 Баталин Н.Н. Сказание об Индейском царстве // Филологические записки. Воронеж,

194 детельствуем нашей благодарности благодетельному сему пастырю» 1 ; над святителем, канонизированным уже в 1832 году и благословившим в Успенском храме Воронежа в 1703 году царя Петра I на начало строительства северной столицы Санкт-Петербурга. Криворучко В.П. Петр и Митрофан, Воронежский краеведческий музей. И Загоровский, конечно же, об этом завещании знал, в отличие от большинства его студентов. (В отделе редких книг библиотеки ВГУ хранятся статьи И.И. Григоровича «Историческое сведение о жизни Митрофана, первого воронежского епископа» 1832 г. и И.А. Иванова «Святитель Митрофан Воронежский в его духовно-нравственном образе и в его святительском служении» 1910 г.) Для тысяч верующих это непростительное оскорбление чувств: «В воронежской жизни новое пробивало дорогу в суровой борьбе со старым. В городе росла социалистическая культура Но одновременно в Митрофановском монастыре сохранились и пропагандировались церковниками «нетленные мощи» святителя Митрофана, будто бы исцеляющие верующих. Особую остроту вопрос о «мощах» принял в августе 1929 года. «Мощи» воронежского епископа Митрофана, жившего при Петре I, были вскрыты особой комиссией по требованию делегатов губернского съезда Советов еще 3 февраля 1919 года. Уже тогда вскрылся обман церковников, надувавших народ. «Нетленные мощи» оказались подделкой грудой тряпок, марли и полусгнивших костей» 2. Так теперь вскрывается обман надувавших народ историков; что ж, и учителя иногда ошибаются, учителя говорят: за успехи нужно хвалить, а за ошибки журить. Статейка «1929» исторической хроники та, за которую стыдно. «Вы можете сохранять молчание, все, что вы скажете, может быть использовано против вас». Сохрани в своем творчестве Загоровский почтение к святителю, не было бы и этого нашего замечания, но Загоровский вкладывал свою коммунистическую душу в свое «красное» творчество. Атеистический дух владел ученым и так проявлял себя в творчестве. 1 Болховитинов Е. Историческое, географическое и економическое описанiе Воронежской губернiи. Воронеж, Загоровский В.П. Воронеж: историческая хроника. Воронеж,

195 Забавно, как атеисты пытаются определить чудотворную силу «мощей», не имея веры даже с горчичное зерно. Такой подход напоминает булгаковский эпизод о безуспешных попытках поймать в сети консультанта «W» в квартире 50 на Садовой, в то время как там гремит бал Утешительным моментом в истории с именем Вар-Воронегъ и названием -» теперь видится то, что Святой Вар (Уар) тот самый Святой, к которому христианин может обратиться с молитвой за умершего атеиста. Так вот, если нам вдруг придется по-христиански молитвенно поминать Загоровского, то наиболее корректно это делать перед образом Святого Вара. Молитва о человеке, умершем вне Церкви: Помяни, Господи, аще возможно есть, душу раба Твоего (имя), отошедшего въ жизнь вечную въ отступлении отъ Святой Твоей Православной Церкви! Неизследимы судьбы Твои. Не постави мне во грех сей молитвы моей. Но да будет святая воля Твоя! В вопросе же об» мнение многоуважаемого учителя, красного профессора В. П. Загоровского, шито белыми нитками и не выдерживает критики. Во-первых, све», и рязанского, на котором говорили тамбовские и воронежские жители. И если бы слово из северного наречия попало в восточное, то оно долж-». Перенесение слова «ростоша» из северного наречия в восточное (уральское) и рязанское fact de Аrt выдумка Загоровского:» в северном и рязанском наречиях у Даля сведений нет. - ь- янска уже к концу XVIII века, то есть почти за век до появления уральша» в научном обиходе. В-третьих, смена названия происходит в период духовного расцвета села, когда в 1781 году освящается церковь Рождества Пр. Богородицы, старейший из каменных храмов на Тамбовщине. Село Ростоши в то время духовный центр, благочиние всего Борисоглебского уезда, и остается таким в связи только со служением протоиерея о. Iоанна Ростошинского без малого полвека. Ревностный служитель Господу и блюститель традиций пресвитер Iоанн Алексеевич Ростошинский был современником и свидетелем изменения названия села «Козьмодемьянскъ Расташи тожъ» на «Расташи». То есть изменение не могло остаться для него не заметным, а его контекст непонятным Для священника обращение в поисках этимологии слова к источникам 195

196 вне Священного Писания немыслимая дикость. Невежество распространенное явление на бескрайних русских просторах, но Расташи в течение всего XIX века развивающийся и растущий духовный и культурный центр на бывшей границе Дикого поля. С версией Загоровского-Прохорова можно было бы и согласиться, что переселенные в нач. XVIII в. с русского севера крестьяне изначально, до появления в свете во второй половине XIX века «Толкового словаря» Даля, знали слово восточного» (размытая талой водой и заросшая лесом впадина меж двух холмов), а потом к появлению словаря уже забыли, да так, что «вспомнили» о нем без малого столетие спустя в связи с советским творчеством Загоровского. Но о. Василий Разумовъ, публикуя версию протоиерея Успенского, только подтверждает то, что и так очевидно: в XIX веке эвфемизм восточно-русского наречия, обусловленный табу на произнесение названия женского детородного органа,. Официально принятое с конца XIX-го начала ХХ века название «Ростоши» совпадает по времени с появлением «Толкового словаря» В.И. Даля и, скорее всего, с ним и связано, как с источником слов научной, светской, официальной лексики. Мнения протоиерея о. Иоанна Георгиевича Успенского и профессора Владимира Павловича Загоровского противоречат одно другому и друг друга нейтрализуют. Вариант Загоровского не может быть воспринят серьезно в наше время идеологической свободы. Вариант Загоровского не может быть серьезно восприятъ христианами. Платон говорил: «У имени есть какая-то правильность от природы, и не всякий человек способен правильно установить это имя» 1. При всем уважении к учителю, вынужден отказать ему в признании объективности и поблагодарить за науку: имидж человека нельзя ценить выше, чем истину аmicus Plato, sed magis amica veritas или, говоря по-русски: «Варвара тётка мне, а истина сестра». Некоторые выводы этой науки таковы: къ мнению многих отечественных историков следует относиться, примерно, соразмерно со следующим алгоритмом: мнение советского ученого / 2. Советские краеведы заслуживают уважение только на добрую половину, в лучшей своей академической части в прилежании. Что же касается объективности и обстоятельности, то это проблема любого субъекта. Поэтому не будем никого судить строго за грехи: «Мне отмщенье, Азъ воздамъ!» (Рим.12.19) так говорит Господь. Идеология, мода, тенденции всегда оказывают влияние на автора так действует Дух Времени, который нельзя не принимать во внимание. При (греч. ευφήμη «благоречие») нейтральное по смыслу и эмоциональной «нагрузке» слово или описательное выражение, обычно используемое в текстах и публичных высказываниях для замены других, считающихся неприличными или неуместными, слов и выражений

197 оценке советской историографии нужно всегда ставить идеологию в знаменатель къ мнению официального ученого и не только. Этот метод понимания истории может быть универсальным, когда в формуле объективности в знаменателе авторский субъективизм. 4) «При изучении географических названий немыслим какой-либо односторонний подход только исторический или только географический. Он должен быть комплексным», справедливо замечает В.А. Прохоров, говоря о «Всей Воронежской земле». «Ростоши. Село Эртильского района. Возникло в первой половине XVIII века. В то время это была небольшая деревня. В 1781 г. Ростоши стали селом. Документальные материалы архивов Москвы и Тамбова дают возможность представить, каким оно было в 1780-е годы: располагалось по обеим сторонам реки Токая вокруг небольшого озера. Имело 275 приземистых домиков, крытых камышом и разбросанных как попало. Жителей насчитывалось больше трех тысяч человек. В центре высилась каменная церковь. На реке действовала водяная мельница, в селе было 4 кузницы, 2 лавки и казенный питейный дом. Название по местному признаку «ростоша». Это слово В.И. Даль в «Толковом словаре» определял так: «равнина, промытая весенней водой и разделяющая невысокие холмы». Часто бывает так, что взгляд на местность помогает установить этимологию. И в самом деле, изгиб ростошинской окрестности соответствует слову восточного наречия из словаря Даля, а вместе с тем и мнению Загоровского и Прохорова. Ростошинский ландшафт и в самом деле напоминает собой символ женского плодородия углубление в земной поверхности, укромный, тайный мысок, омываемый почти по кругу водами реки Токай, в отличие от северного слова «вара» каменный утес, холм, взлобок, гора, возвышение символа мужского начала. Но, во-первых, о такой ошибке предупреждал еще дед Эрнста Роберта Курциуса Георг Курциус в своей главной работе «Grundzüge der Griechischen Etymologie» (In Kiel verfaßte er sein Hauptwerk, die Grundzüge der griechischen Etymologie (1. Bd. 1858, 2. Bd. 1862), das er seit langen Jahren vorbereitet hatte), о чем засвидетельствовал в редакции журнала «Филологические Записки» в 1869 году А. А. Хованский, разместив в IV-ом номере статью М.Х. Григоревского «Состояние и задачи греческой этимологии по Курциусу»: «При названиях местностей много помогает точное знакомство с местностью, а иногда достаточно взглянуть на нее, чтобы тотчас выяснилось нам значение названия. Впрочем это относительно редкий случай, и остается еще много других поводов для названия местности, физических, исторических, мифических, зависящих и от самой местности, и от жителей. <...> Но где мы должны искать поводов для названия, в явлениях ли природы или в нравственных воззрениях? 197

198 Если мы, говорит Курциус, имеем задачей возводить значения слов, где только возможно, согласно чувственным, возможно индивидуальным представлениям, и придерживаемся давнего положения, что abstractia происходит из concreta, то в применении этого положения необходима самая крайняя осторожность. Таким образом в числе корней индогерманских языков есть несомненно и такие, которые еще до разделения языков выражали чисто духовные действия. < > Истинная этимология имеет цену общего руководительного начала (eine Art Topik); помощью звуковых законов и аналогии перехода значения она учит находить ту сферу, то место, в границах которого следует искать сущность слова (etima); и при этом научает избегать и тех заблуждений, в которых необходимо теряется этимологический дилетантизм при своем сумрачном свете сходства звуков и родства понятий и в которых совершенно затеряется он, если, пренебрегая филологическими занятиями, он будет искать в известном названии только подкрепления уже готового взгляда о предметах. < > Помощью логических схем тут ничего не уловишь; все объясняется здесь известными подходящими основными воззрениями, при разборе которых языкознание приходит в соприкосновение с психологией, и тактичным способом открытия аналогий. < > Учение о значении слов имеет целью доказать, < > каким особенным путем развивались в языке значения слов, задача в высшей степени важная, так как в процессе возникновения в языке понятий с духовным характером самым наглядным образом распознается особенная духовная жизнь этого народа» 1. Во-вторых, в Ростошах, сколько помнят местные жители, никогда не было озера, вокруг которого бы образовалось село, зато в центре села всегда был храм. Здесь Прохоров, вероятно, часто посещавший Москву и её архивы и, видимо, никогда так и не побывавший в Ростошах, по светской привычке спутал два населенных пункта, приняв за озеро известный открытый бассейн, который в советское время долго был на месте главного российского храма То, что историки позволяют себе купировать цитаты, не секрет; это всякий раз вопрос авторской этики. Только, с точки зрения этики исторического творчества, не принято так неконкретно обозначать источники, как, например: «документальные материалы архивов Москвы и Тамбова». Получается, понять невозможно, какими именно документами пользовался автор. То, что Загоровский и Прохоров так расплывчато обозначают архивы и источники, касающиеся одного и того же вопроса, представляется подозрительным. Знали они о книге священника или нет теперь сказать сложно. 1 Григоревский М.Х. Состояние и задачи греческой этимологии по Курциусу // Филологические записки. Воронеж,

199 5) Удивительно, как книга просвещенного попа, о. Василия Разумова, ускользнула от пристального взгляда замечательного эртильского исследователя Валерия Евгеньевича Платонова, автора краеведческой летописи «Эртиль. Грани веков», увидевшей свет в 2003 году. Платонов обстоятельно описывает любопытную для нас страницу истории Ростошинской волости, затем Токайской волости, затем Токайского района с центром в Ростошах. Сведения, полученные из его книги, представляют особенную ценность для восполнения синхронической картины истории села в ХХ веке. Обнаружение очерков протоиерея Разумова существенное дополнение к истории Эртильского района, с самых первыхъ времен славянского заселения края (см. ех-курс. стр. 371). 6) Статья в «Воронежской энциклопедии» 2008 года подлежит корректировке в связи с вновь открывшимися источниками. В энциклопедии, на наш взгляд, очевидно прослеживается развитие материалистической тенденции. Ирония судьбы в том, что статью о православном селе написал светский ученый с фамилией «Поповъ». Сергей Александрович Попов замечательный воронежский краевед, в совершенстве владеющий историческим, классическим методом исследования ономастики, и его нельзя упрекнуть в ученой недобросовестности; он делал выводы и создавал статью из имеющихся у него в распоряжении официальных исторических источников, трудов авторитетных краеведов Загоровского и Прохорова. Про книгу о. Василия Разумова он просто не мог знать. Здесь очевидный факт того, как ошибка или тенденция превращается в устоявшееся научное мнение. Статья о селе Ростоши в «Воронежской энциклопедии» самое красноречивое современное свидетельство, артефакт тенденциозной фальсификации духовной истории; свидетельство письменное, историческое, официальное! Истинное? Увы, скорее ложное. Умышленное? знает! «О людской лжи» так разсуждает нам дело преподобный о. Амвросий: «Вам кажется, что некоторые люди позволяют себе бесстыдно лгать, а на самом деле это совсем не так, а вот как. Ежели, по слову св. отцов, и одна страсть ослепляет человека, то что будет, когда их соберется куча целая? Например: высокоумие, честолюбие, от них же гнев и ненависть к препятствующим. Если, говорю, возобладают такие (от греч. ὀνομαστική искусство давать имена) раздел лингвистики, изучающий собственные имена, историю их возникновения и преобразования в результате длительного употребления в языке-источнике или в связи с заимствованием у других языков общения. 199

200 страсти над человеком, может ли он иметь правильный взгляд на вещи? Не станет ли он, под влиянием этих страстей, выдавать неправильные мнения за сущую правду? Как человеку кажется, так он и говорит. Не будьте слишком строги к представляющим дело в ложном виде. Вот и солгавший на женщину, думаю, сделал это не намеренно, а как светский человек, от рассеянности, смешав два разговора вместе, бывший в известной комнате и другой где-либо в ином месте, по слуху (об известном предмете) Пример сему и у нас был. Господин Муравьев (А.Н.), бывши в Скиту в двух келлиях разных, в одной видел переплетное мастерство, в другой токарный станок, и после спутал в одну келлию и так напечатал в своей книжке... Когда будет бороть вас подозрение, то вы говорите себе: «Может быть, это не так», и оставляйте дело в среднем смысле» 1. Так же и в нашем случае речь идет о светской ономастике. В книге Прохорова, послужившей нечистым источником для статьи «Ростоши» в Воронежской энциклопедии, название Росташевка находится по алфавиту рядом, одно после другого. И разобраться здесь не просто. В справочных книгах «Населенные места Воронежской губернии» 1900 и 1906 годов село Ростоши и вовсе не значится все это время Борисоглебский уезд находился в составе Тамбовской губернии. В числе населенных пунктов Воронежской области, согласно справочным книгам, Ростоши оказались только в 1935 году. Объяснить прослеживающуюся в энциклопедии логику развития названия села Ростоши из названия Росташевка можно именно «неожиданным» появлением в списках села, ранее там отсутствующего. Логика здесь очевидна: раз в начале века села не было, а потом появилось, стало быть, не могло же оно возникнуть из ниоткуда. Вероятно, Росташевка обратилась в Ростоши Но село Росташевка Шуковского сельсовета Матренской волости и Ростошинская волость Борисоглебского уезда две больших разницы, хоть и близкие друг к другу в известном топографическом масштабе. Здесь следует признать, что ростошинская история настолько замутнена и запутана, что разобраться в ней тяжело даже самим поселянам, не говоря уже об исследователях, имеющих представление о деле понаслышке, ведь последнему серьезному труду по истории села, составленному одним из его непосредственных обитателей, недавно исполнилось 100 лет. И если до бурных событий ХХ века жизнь в селе протекала благочинно, размеренно, по-божески, то с приходом смутного времени сложились условия, в которых исторические факты следовало забыть. Теперь жизнь время от времени преподносила административные сюрпризы: ответной мерой на Антоновское восстание годов 1 Собрание писем Оптинского старца Амвросия. Оптина Пустынь,

201 стало уничтожение Тамбовской епархии и реорганизация Тамбовской губернии, население которой, главным образом, составляли пассионарные однодворцы, обеспеченный своим трудом средний класс, красный пояс. Конечно же, борьба здесь имела религиозный контекст (см. ехкурс стр. 379). Агитационный плакат, конец 20-х гг. ХХ века Воронежский краеведческий музей 16 июля 1928 г. ВЦИК и СНК РСФСР определили состав округов ЦЧО, а 30 июля 1928 г. утвердили сеть районов. В справочной книге «Населенные места Воронежской губернии» 1928 года село Ростоши еще не значится. Только в справочнике 1932 года «Населенные пункты ЦЧО» появляется сообщение о Ростошинской волости в составе Архангельского района с указанием количества жителей 6489 человек. В гг. сеть районов ЦЧО, утвержденная постановлением ВЦИК от 30 июля 1928 г., неоднократно пересматривалась, районная и окружная сеть претерпела ряд изменений, несколько районов было ликвидировано или переименовано. Нам не вполне удалось проследить административную историю села в период с 1929 по 1935 год, это, признаться, и не входило в наши планы. Кроме того, по нашему мнению, жажду любопытства не следует утолять полностью, «на все сто»: неизвестность всегда сохраняет интригу, к удовольствию любителей приключений и загадок 31 декабря 1934 г. Президиум Воронежского областного исполнительного комитета принял постановление 2011 «О разделении и образовании новых районов Воронежской области», утвержденное постановлением ВЦИК от 18 января 1935 г. Был восстановлен ликвидированный в 1933 г. Токайский район с центром в с. Ростоши, просуществовавший до второй половины 50-х гг г. Токайский район был упразднен. 201

202 С закрытием в начале 30-х годов храма жизнь по слову Божьему в Ростошах стала угасать. Серафимы оставили престол, молитвы утихли, под куполом храма порхали крылатые светские фразы. Голубь перестал быть символом Духа Святого, а превратился в объект охоты. Начиная со времен коллективизации в Ростошах росли только урожаи. В 1934 году в здании церкви Рождества Пр. Богородицы открылся Дом культуры, в котором, забывая о силе слова, неосторожно шутили, что религия это опиум для народа. Источник слова Божьего был едва ли не совсем уничтожен. А когда нет источника слова Божьего нет и Бога, нет и богослужения. А когда нет богослужения нет и слова! Есть слово опиум вместо религии, слово водка вместо грамматики! Антирелигиозная кампания в стране Советов дала свои результаты: с приходом Советской власти село постепенно стало терять статус одного из славянских духовных центров, вплоть до полного искажения истории и забвения заслуг его жителей перед отечеством в минувшие столетия... «Воронежская энциклопедия» образца 2008 года со статьей «Ростоши» замечательный и самый современный пример того, как заблуждение, или частный дискурс, превращается в исторический документ. Это событие, свидетелями которого мы с вами сейчас и являемся. В историографии, если поискать, таких примеров найдется немало (см. ех-курс стр. 387). Главный здесь урок, на наш взгляд, состоит в определении аксиологического аспекта, аспекта пользы из имеющегося: этимология, выявляющая различие в подходах и связанное с этим различие во мнениях, репрезентирует диалектику как метод познания». 7) Статья В.А. Шевченко в журнале «Российская история» (2009, 1) ясно показывает то, с результатом натиска какой мощной кампании нам приходится иметь дело, говоря об этимологических принципах в советской науке и пропаганде: «В резолюции говорится не о введении специального курса (предмета) по антирелигиозной пропаганде, а о пропитывании естественнонаучного и общественного курсов элементами антирелигиозной пропаганды, что не одно и то же». На таком подходе к делу 14 декабря 1928 г. настаивал человек со славянской фамилией Ярославский. В 1928 году, когда, например, В.П. Загоровский только родился, Надежда Константиновна Крупская в компании с Лазарем Моисеевичем Кагановичем-Воронежским уже строила атеистический дискурс: «Школа должна пропитать все воспитание детей элементами антирелигиозно- Диалектика название метода познания, который реализуется по схеме «тезис-антитезис-синтез». Следуя этому методу, вначале познающий субъект выделяет в реальности некоторое явление, формирует для этого явления понятие или формулу (суждение), которые рассматриваются им как тезис. Затем процесс познания продолжается формированием антитезиса формулы или понятия, содержание которых противоположно (противопоставлено) тезису. Только после этого субъект переходит к рассмотрению и познанию взаимосвязи между тезисом и антитезисом к познанию синтеза. Процесс может повториться на метауровне, когда синтез рассматривается как тезис более высокого уровня. Таким образом постигается истина. 202

203 сти, помогая ребенку освобождать себя от влияния церкви, которое проводится через семью, и теми многочисленными средствами, которые находятся в распоряжении религиозных организаций. Необходимо помочь учительству подготовиться соответствующим образом к этой работе. Это процесс глубоко активный, определенно наступательный. Но наступательный не только на те предрассудки, которые уже сидят в головах детей и их родителей,... но, главное, на всю психику ребенка в целом.< > Религия является «опиумом народа», < > религиозность объявлялась «болезнью». Нужно найти причины этой болезни, чтобы принять ряд мер, противодействующих проникновению религиозного яда в сознание школьника. < > Школа представляет собой наиболее притягательную область для всех религиозных течений и наиболее слабый участок... антирелигиозного... фронта». Все творчество советских ученых насквозь пропитано элементами антирелигиозной пропаганды на всех уровнях: «Литературные произведения Флеров разделил на те, которые имеют антирелигиозный характер, и на те, которые содержат религиозные мотивы. < > Помимо той воспитательной работы, которую систематически должен проводить учитель, в исключительных случаях придется применять и более крутые меры против семьи, насилующей ребенка, указывалось в проекте письма. Здесь нечего стесняться разрыва с семьей, ибо дело зачастую идет и о физическом насилии над ребенком на границе с уголовщиной.< > В реализацию политического курса был включен весь партийногосударственный механизм и общественные организации всех уровней. Он располагал мощными мобилизационными средствами, среди которых важная роль отводилась многочисленной периодической печати (как партийно-профсоюзной, так и ведомственной). Основное, чего тут нужно добиться, это то, что работу с плеч Союза безбожников, куда думают ее свалить, надо снять, надо эту антирелигиозную работу связать с работой всех наших массовых организаций, комсомола, профсоюзов, Красной армии, школы и печати. Все они должны готовить кадры безбожников.< > У нас методики по антирелигиозной работе нет, но этой методики ни у кого нет. Нужно ее выработать, кому это вопрос. < > В тот переходный период, когда религия является одним из элементов и орудием классовой борьбы, мы не можем ставить вопроса или антирелигиозное, или безрелигиозное воспитание в школе, а нужно говорить об антирелигиозном воспитании и вопрос о существовании Бога ставить одним из вопросов классового наступления и классовой борьбы.< > 203

204 Каганович призвал «активизировать всю партийную и комсомольскую массу в деле борьбы с Богом и религией. < > «На местах сплошной вой, требуют указаний, а от Наркомпроса ни слуху, ни духу!» (см. ех-курс. стр. 379). Так русский народ боролся с Богом, так стал народом, боровшимся с Богом 1. События, описанные в настоящей статье, внесли самые радикальные изменения в жизнь и культуру поселения вокруг ростошинского храма. Статья наилучшим образом объясняет не только источник, но и суть основного противоречия, можно сказать, перекрестья мнений и тенденций в исторической науке прошлого столетия. Автор однозначно определяет тот, характерный для самой темной стороны подсознания, метод взаимодействия, который всякий раз выбирают даже в политике люди, не способные к конструктивному концептированию: «Необходимо ударить, кого следует, чтобы делу не мешали». Коррекцию такой методики и скорейшее излечение «Великого перелома» можно считать творческим ядром всего нашего труда. Нас в значительно меньшей степени волнуют мнения и этимология советских ученых их легко объяснить в синхроническом анализе с позиции настоящего времени, льшей степени беспокоит наследственный образ той традиционной методики, которая всякий раз из подсознания определяет способ и качество разрешения противоречий, другими словами, качество диалектики как искусства мышления, мышления управляющего словом и делом. 8) Творчество атеиста К.Г. Юнга помогает идентифицировать архетипы «коллективного бессознательного» с тем, чтобы различать их влияния и эти влияния корректировать, зная «сценарные установки» каждого из них; или, другими словами, концептуализировать архетипы в прикладных дисциплинах: «Я осознаю всю трудность толкования этого понятия тем более, что я пытаюсь описать словами нечто, не поддающееся точному определению по самой своей природе. Но поскольку так много людей обращаются с архетипами, будто они часть механической системы, которую можно вызубрить наизусть, я считаю особенно важным подчеркнуть, что архетипы не просто имена, и даже 1 «И сказал: отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь. Спросил и Иаков, говоря: скажи имя Твое. И Он сказал: на что ты спрашиваешь о имени Моем? И благословил его там» (Быт 32:28,29). Диалектика (греч. Διαλεκτική искусство вести рассуждение) способ рефлексивного теоретического мышления, имеющего своим предметом противоречия мыслимого содержания этого мышления. Жорж Сорель назвал диалектику «искусством примирения противоположностей с помощью фокус-покуса». 204

205 не философские понятия. Это частицы самой жизни, образы, которые неразрывно соединены эмоциями с живыми людьми. Нельзя сбрасывать со счетов их способность вызывать трепет, являющуюся не просто одной из характерных черт, но определяющей сущность архетипического явления» (см. ех-курс стр. 342). 9) 19 января 2010 года по информации, полученной от Беляева Владимира Александровича, заместителя директора по воспитательной работе Ростошинской средней школы, и Евгения Анатольевича Жихарева, уроженца села Ростоши, а ныне жителя города Борисоглебска, историографический обзор, уже подготовленный к корректорской и редакторской обработке, неожиданно пополнился любопытным и очень нестандартным, можно даже сказать, комичным документом 1957 года «Сведение о происхождении сел Русанова, Костин Отделец, Ростоши, Борисоглебского уезда, воспоминания Колоскова С.Г.» из Государственного архива Воронежской области. Этот частный труд армейского писаря Семёна Григорьевича Колоскова, конечно, сомнителен и в смысле профессионализма, и в смысле достоверности. В документе на страницах помещен отзыв научного сотрудника Института истории АН СССР: «Отзыв на воспоминания гр. Колоскова. Автор автобиографического воспоминания С.Г. Колосков, 1881 года, проживающий в г. Борисоглебске, беспартийный. Всю жизнь работал как подрядчик на строительстве зданий и т. п.< > В период Русско-Японской войны он служил старшим писарем в бригаде, стоявшей в г. Ново-Николаевске.< > 205

206 В гражданской войне и революционной борьбе никакого участия не принимал.< > В 1937 году у Семена Григорьевича Колоскова в результате несчастного случая было сотрясение мозга. С 1939 он вышел на пенсию, однако до 1950 г. продолжал работать по строительству. С мая 1951 г. Колосков по совету случайного «прохожего» принялся писать воспоминания, которые были закончены в 1956 г. Однако, как указывает автор, свою работу он «не сумел сдать с рук» и наступившее безделье стало его беспокоить. И Колосков С.Г. развернул оживленную переписку с Тамбовским, Балашовским, необходимо нужно было добавить основной Воронежский, Облгосархивами, Горкомом комсомола г. Борисоглебска, редакцией газеты «Балашовская правда», Борисоглебским Горсобесом, Областной прокуратурой, с депутатом Верховного Совета РСФСР, с Главным Архивным Управлением МВД СССР и т.д. От специалистов Института истории АН СССР Колосков требует экспертизы своего труда, чтоб в дальнейшем опубликовать его и написать сценарий для кинофильма. Что же конкретно представляют воспоминания Колоскова С.Г.? Основным лозунгом своих автобиографических воспоминаний автор берет, как он утверждает, «пролетарский трудовой лозунг» «если в бедной лачужке появится свет, Вы его не тушите»/?!/ Видимо подразумевая под словом свет свое стремление опубликовать свое жизнеописание. В первой части своих воспоминаний автор описывает свою родословную с 1675 г., одновременно указывая на происхождение сел Русаново, Костин Отделец, Ростоши, Борисоглебского уезда, Тамбовской губернии. < > В целом автобиографические воспоминания Колоскова С.Г. носят явно сумбурный характер, написаны нелитературным слогом, никакой научной ценности не представляют. Отдельные факты, возможно, могут быть использованы как местный материал для местного краеведческого музея. /Соловьева/». Тут же саркастичный и не-грамотный ответ Семёна Григорьевича: «Заслуженные достоинства Н/С тов. Соловьевой как специалиста в теории я вполне признаю и уважаю. Но полученные по отзыву несоответствия с действительностью, в некоторых местах допущенные выражения, проявляющие к автору труда незаслуженные оскорбления, считаю, что это произошло вследствие недостаточно у молодого специалиста жизненного опыта и практики и проявления пренебрежение к личности по возрасту и беспартийному, что ясно было понятно по первым строкам отзыва. Если так случилось и по этой причине, то незаслуженные оскорбления я принять не желаю и считаю необходимым сделать соответствующее опровержение» 206

207 Источником труда Колоскова С.Г. послужил семейный архив, обнаруженный им еще в детском возрасте в хранилище его отца и старшего брата. С этих частных документов еще в детском возрасте, т.е. в 90-е годы XIX века, он сделал письменные копии с тем, чтобы завести свой собственный архив, который он решил привести в порядок после случайного совета, полученного в очереди за продуктами 20 июня 1951 года в 4 часа утра, будучи уже 70 лет от роду. «Сознательную жизнь я начал с 1885 года. И только с этого момента и до настоящего времени я отвечаю за свою жизнь. Писать я начал с 1885 по 1895 составлением исторических сведений.< > Сведения под сомнением или с обнаруженным опровержением я не фиксировал.< >Часть сведений самых основных по основанию с. Русаново и соседних сел и описание родословной династии Колосковых со всеми подробностями, я обнаружил в ящике стола, где хранились разные документы, некоторые деловые бумаги, и возможно среди них были допотопные.< > Из этих записей я смог восстановить последовательную родословность фамилии с момента основания с. Русанова и соседних с ним К. Отделец, Пичаево с 1675 года. С. Русаново и К.Отделец первоначально образовались от переселенцев из Моршанского уезда Тамбовской губернии. Переселенцы прибыли в количестве 32-ух семей, из коих 17 семей образовали поселок Русаново по фамилии своего вожака. Вторая группа в составе 15 дворов с вожаком по имени Костя не пожелала остаться на участке с группой Русанова. Обнаружив по их мнению лучший участок, группа Кости, остановилась на этом участке и образовала здесь поселок, названный по имени вожака и как отделившийся от общей группы К. Отделец. К выводу этого участка была проявлена инициатива вожака Кости. Он, как специалист по мельничному делу, облюбовал здесь на берегу р. Савалы удобное место для водяной мельницы. Вскоре по переселению он её и построил.< > Одним словом это был семейный архив, хранившийся в традиционном порядке под строгим воспрещением доступа посторонним, а тем более детям, но по патриархальности, никогда не запирался. Несмотря на такое строгое воспрещение, а пожалуй оно еще больше усиливало любопытство, я с этим семейным архивом познакомился, сотворив преступление семейного закона. Считая по своему детскому разумению, что все обнаруженные документы законные, я нашел не возможным использовать их для себя, а признал необходимым их переписать. Такую работу я выполнил в несколько приемов, благодаря только тому, что по патриархальности стол никогда не запирался».< > Слово «Ростоши» вместе со всеми производными от него словами встречается в документе на следующих приведенных далее страницах. 207

208 Стр.19: «Теперь мне вручено обслуживание ремонтностроительными работами школ, больниц и дорожных сооружений 12- ти волостей, расположенных в стороне Алешки, Отдельцы, Ростоши, Архангельское и город». Стр.22: «Я хочу закончить здесь прерванную передачу сведений о переселенцах и образовании сел Пичаево, Козловка, Архангельское и Ростоши. По основанию села Пичаево есть сведения, что оно образовалось от переселенцев Шацкого уезда, Тамбовской губернии одновременно с селениями Русаново и К.- Отделец. Перечисленные мною селения, образовавшиеся от переселения из разных мест семейств, со временем превратились в волости, с прилегающими к ним селами и деревнями до пяти тысяч душ населения». Стр.26: «Старший сын Алексей не пошел в науку, а проявил бандитские наклонности. С трудом, благодаря своему авторитету, и не жалея средств отцу удалось устроить Алексея волостным писарем в Ростошинской волости. Но эта должность его не удовлетворила. Вскоре, обнаружив в волостной кассе наличными четыре тысячи рублей, Алексей ночью произвел ограбление кассы и скрылся. Его вскоре изловили». Стр.125: «Начальнику Балашовского и Тамбовского Облгосархивов. В мою автобиографию входит мой детский традиционный труд, исторические сведения по родословности с подробным описанием с 1675 г. о переселении из других сел Тамбовской губернии в Борисоглебский уезд и основании новых сел Русаново, Костино-Отдельцы, Пичаево, Козловка, Ростоши и Архангельское». В предисловии к своему труду С.Г. Колосков пишет: «Настоящее повествование составлялось постепенно и продолжительно по следующей случайной причине. Утром в 4 часа 20 июня 1951 года я стал в очередь за получением продуктов у магазина 41 г. Борисоглебска. За мной занял очередь гражданин, назвавшийся сотрудником печати Иловайским, приехавший в Борисоглебск по делам своей специальности. Продолжительное время около 4-х часов в ожидании открытия магазина Иловайский разговаривал исключительно со мной. Кое-что из моих ответов Иловайский записывал, а при открытии магазина он просил зайти к нему на беседу в театр им. Чернышевского. Разговор Иловайского в очереди и приглашение на беседу дали мне понять, что все эти сведения ему нужны для приобретения материала по его специальности. Вследствие внезапной болезни в указанное время в театр им. Чернышевского я придти не мог, а когда через неделю позже я пришел, Иловайский уже уехал, но поручил сотруднице передать, что он в октябре приедет в г. Борисоглебск. Мне же лично просил передать, чтобы я, согласно разговора в очереди, сделал к его приезду свое полное жизнеописание. 208

209 Просьбу Иловайского я полностью выполнил. Но в октябре его не было, нет его и до настоящего времени, и о судьбе его я ничего не знаю». В поисках путей применения результатам своего письменного труда Колосков получает совет из Главного архивного управления СССР: «Колоскову С.Г. Пользы от Вашего труда никому нет. Вам 80 лет. Мой совет больше отдыхайте. Тетюхин». На что Колосков остроумно замечает: «За доброе пожелание по возрасту необходимо требуется ответить только благодарностью. Но по разным причинам трудовой жизни у каждого в отдельности трудящегося потребность этого отдыха может наступить в разное время». По документу складывается впечатление, что рукописный текст содержал некоторые дополнительные сведения к тем, что хранятся теперь в Воронежском архиве. Из переписки Колоскова с Академией Наук может показаться, что некоторые эпизоды посланной туда рукописи не вошли в сохранившуюся в архиве подшивку. Представляется возможным, что об образовании села Ростоши могли быть еще и дополнительные свидетельства, но какого характера сказать теперь сложно. Автор косвенно полагает временем образования села Ростоши XVII век, 1675 год, но безспорными эти сведения считать едва ли возможно. В машинописном тексте документа, состоящем к 19 января 2010 года из 106 листов, о дате и истории образования села Ростоши, равно о происхождении его названия, конкретных письменных указаний не обнаружено. Были или нет у автора на этот счет какие-либо конкретные данные, установить не удалось..п. Загоровского о заселении Ростошинской округи жителями северных областей и подтверждают мнение об употреблении рязанского наречия жителями юга Тамбовской севера Воронежской губерний. По результатам активной переписки Колоскова с различными архивами можно судить о наличии в фондах и описях документов, касающихся интересующих нас в нашем исследовании вопросов. Все-таки труд Семёна Григорьевича не пропал даром. Сообщая об истории образования сел Русаново и Костин-Отделец, он обозначает распространенный легендарный ономастический прием в выборе названий для новых поселений по имени лидеров, героев-первооснователей. Распространялся ли этот способ наречения на Ростоши, из его сочинения выяснить не оказалось возможным. По имени советских героев в селе Русаново были названы колхозы Кирова и Молотова. В основе наименований ростошинских колхозов, действующих и поныне, абстрактные понятия: «Рассвет», «Прогресс», «Вперед». 209

210 Из метрических книг фонда И48 Воронежского госархива известно о названии русановской и костино-отделецкой церквей Введенская и Богоявленская соответственно. Полагая эру заселения некоторых сел Борисоглебского уезда в 70-е годы XVII века из рязанской деревни Морши, нынешнего города Моршанска, автор не сообщает сведений из истории самого Моршанска. А между тем Моршанская историография располагает замечательным документом об истории заселения этой рязанской местности в XVI веке, документом, иллюстрирующим различие в Самоедской и Христианской культурах (см. ех-курс стр. 337). Наречение у православных именем святого в 8-ой день символизирует духовный завет бывших язычников с Господом Всевышним, обращение милости Благовестия на них по Духу. Так же как в 8-ой день происходило обрезание младенцев в свидетельство соблюдения завета с Господом народом Божьим по крови (см. ехкурс стр. 325). Любопытна лексическая и семантическая антонимия названий села Морши и Ростоши. Морша и Ростоши говорящие названия, языческое Морша и словѣнское Расташи. Морша и Ростоши, как мертвая и живая вода, лечение и оживление, память о смерти и «осуществление ожидаемого» (Евр. 11:1); легенда и Священное Писание. Ныне в Моршанске действует Троицкий собор, который является одной из городских архитектурных достопримечательностей. Величественное здание собора видно за десятки километров от города. Это одно из выдающихся строений Моршанска. История храма начинается с 1830 г., когда было выбрано место для строительства на берегу реки Цны и утвержден проект. В соответствии с порядками того времени собор возводился по образцовому проекту. Был выбран один из проектов архитектора В.П. Стасова, поэтому пятиглавый моршанский храм внешне напоминает петербургский Спасо-Преображенский собор, построенный Стасовым. Несколько лет население Моршанского уезда собирало средства на возведение храма (см. ех-курс стр. 337). Первый каменный храм в Ростошах был освящен на полвека раньше. Особое место) в авторской Ростошинской историографической иерархии принадлежит американскому филологу Франклину Фолсому: эта книга из скромной домашней библиотеки мамы Зины Ростошинской Зинаиды Васильевны в руках с самого раннего детства. Её автор американский лингвист с независимым взглядом; книга, изданная в советском 1974 году, прямо с разворота выделяет арийские языки индоевропейской языковой семьи, обозначая их только цветом и не давая никаких пояснений в тексте; пояснений, которые сделали бы книгу недоступной для советского читателя. Эра (лат. aera) в хронологии начальный момент. 210

211 10) В настоящий момент из документов, не вошедших в библиографию Воронежской энциклопедии образца 2008 года и содержащих информацию о жизни села Ростоши, в Государственном архиве Воронежской области обнаружены «Метрические книги с. Ростоши Рождество-Богородицкой церкви , , , гг.», Фонд ИВ 48, опись 2, документ 177. Хранящиеся в Воронежском архиве метрические книги Рождество- Богородицкой церкви едва ли смогли бы прояснить наше этимологическое дело без обстоятельного труда о. Василия Разумова. Только в свете его литературных стараний история села наполнилась истинным смыслом. Для исследователя-атеиста то, что «Очерки» о. Василия Разумова сохранились и так вдруг обнаружились большая удача, верующий человек в таких случаях благодарит Бога! В метрических книгах встречаются около сотни ростошинских однодворских фамилий. Такое количество фамилий в контексте реконструкции может подтверждать мысль об образования села, начиная с боевой сотни и их семей. Большинство фамилий повторяется часто; список составлен по мере появления фамилий в разделах «О родившихся» и «О браком сочетавшихся»: Широбоков, Савинков, Молчанов, Ахматов, Кирсанов, Стебунов, Курьянов, Юрьев, Чернышев, Сусоев, Чичикин, Тарабрин, Пастушков, Жихарев, Жидков, Беседин, Шестопалов, Рощепкин, Невзоров, Авдеев, Масликов, Чермашенцев, Новиков, Косарев, Турбанов, Провоторов, Толмачев, Фролов, Ледовских, Коптев, Козаков, Панкратов, Власов, Третьяков, Гаврилов, Чепрасов, Деревягин, Капитонов, Филипов, Абрамов, Наумов, Кузнецов, Титов, Юров, Мальцев, Анисимов, Белозерцев, Венедиктов, Лопырев (в 1865 тройня), Стебунов (в 1865 тройня), Кокорев, Старухин, Ельцов, Калашников, Морозов, Шеин, Радин, Гранкин, Федулов, Катов?, Востриков, Ходяков, Щепкин, Панкратов, Максимов, Морев?, Ступин, Аристов, Дронов, Феоктистов, Антонов, Игнатов, Касьмин, Хорошилов, Рыльков, Леонов, Павлов, Макаров, Асеев, Тюрин, Лунев, Толкачев, Кузовкин, Карпов, Беляев, Урюпин, Савин, Ишатов?, Эрастов, Сурин?, Подседов, Ступинов?, Хомутов, Шугайкин, Тарасов, Патапов, Фокин, Прокопьев, Греков, Леонов, Дударев, Касьянов, Шарапов, Усков, Поздняков, Калинин, Милованов, Рожанов, Котов, Дронов, Денисов, Богданов, Галактионов Фамилия Ростошинских в метрических записях указанных лет не встречается ни разу. Тексты большей частью плохо сохранились, не пригодны для публичного использования, написаны перьевой тонкой чернильной ручкой, очень мелким, впрочем, достаточно разборчивым почерком. 98% актов ростошинские однодворцы, 0,01% дворяне, 0,03% духовенство, военнослужащие, мещане и другие. 211

212 Метрические книги, содержащие сведения о фактах рождений, бракосочетаний и смертей православных всех сословий, велись в России до революций 1917 года духовенством в церковных приходах или особыми гражданскими чиновниками, рассчитывались на год и состояли из трех частей, в конце подводились итоги за год: «О родившихся». Помимо порядкового номера в первой части указывались дата рождения и крещения, место жительства, сословная принадлежность, имя и фамилия отца, пол новорожденного и данное ему имя. Иногда указывалось, кто из священников крестил ребенка и где этот обряд происходил в доме прихожанина или в церкви. «О браком сочетавшихся». Во второй части метрической книги также приводился порядковый номер и дата бракосочетания. Могли приводиться данные о возрасте жениха и невесты. «Об умерших». Оригинальный раздел третьей части содержит сведения о месте жительства умершего, его сословном положении, имени и фамилии, возрасте и причине смерти. После революций метрические книги велись только государственными чиновниками, а после принятия в 1918 году «Кодекса законов об актах гражданского состояния» были отменены, их заменили на актовые (или реестровые) книги в органах ЗАГСа. Уже в 1919 году отделы управления губисполкомов стали требовать изъятия из церквей метрических книг и составления описи всего церковного имущества. В приходах проходили собрания верующих, которые обращались к властям с просьбой не изымать имущество и не стеснять проведение религиозных обрядов. В ростошинских Рождество-Богородицких метрических книгах сохранились следы деятельности комитетов воинствующих безбожников: записи о рождении священнослужителей отмечены особенно. По характеру нанесения отметки эти наводят на мысль о том, что они были сделаны в то время, когда метрические книги потеряли известный авторитет: надписи сделаны вызывающе небрежно. Такой характер может свидетельствовать о том, что пометки могли быть нанесены во время «чисток» потомков духовенства. Сведения о рождении о. Василия Разумова, обнаруженные в части первой метрической книги за 1865 год, выделены особенно. Росчерк сделан грубо, размашисто, крупно; складывается впечатление, что его данные относились к числу специально разыскиваемых: в исполнении пометки прослеживается отдельное внимание к его персоне. С чем это могло быть связано? О. Василий Разумов в начале ХХ века выдающаяся среди современных тамбовских священников личность и по роду, и по духу, и по служебной деятельности. 212

213 Интерес к нему со стороны воинствующих безбожников, в целом, может быть понятен. Метрическая книга Рождество-Богородицкой церкви с. Ростоши, 1865 г. Воронежским губревкомом в 1919 году руководил Лазарь Моисеевич Каганович, «или, как тогда было записано, «Воронежский», проводивший в 1929 году кампанию по искоренению религиозного типа сознания и распространению сознательной научной веры в Великую идею социализма и коммунизма: «Эта идея выше, значительнее, могущественнее личных моментов и жизни, и борьба за осуществление этой идеи нужна и возможна в любых условиях На всех этапах я боролся и работал, как революционный марксист, как верный ленинец, по заданиям партии и поручениям ее руководящих органов». «От шефа Воронежскаго Губисполкома за Оборону г. Воронежа в 1919 г.» Воронежский краеведческий музей 20-е годы ознаменовались изъятием и уничтожением предметов религиозного культа уже из музеев и фондов. В 30-х годах документы, касающиеся районов, перешедших в результате реорганизации Тамбовской и затем Центрально-Черноземной областей в Воронежскую, были перевезены в Воронежский же архив, три четверти которого сгорело в огне Великой Отечественной войны в годах, в сражениях за правый берег реки Воронеж. Каганович Л.М.: «В 1957 году один известный «историк» (т. Поспелов) спутал меня с ним (Кагановичем П.К.), хотя если бы этот историк изучил бы этот вопрос, как полагается серьезному историку, то он, конечно, знал бы, что Каганович Лазарь Моисеевич, или, как тогда было записано, «Воронежский», < > всю свою сознательную жизнь активно боролся как верный Ленинец!» (Каганович Л.М. Памятные записки. М., 2003). 213

214 ЗАКЛЮЧЕНИЕ «В этом-то и состоит вся сущность ономатопоэзии, или словообразования, что в каждом имени выдвигается на первый план тот признак, который составляет наиболее важное и специфическое свойство, тот, который поражает наше воображение и кажется наиболее пригодным для той цели, чтобы как можно скорее и легче в головах других людей вызвать то, о чем мы думаем. Выражаясь языком Локка, можно сказать, что люди при образовании имен более руководствовались своим остроумием, чем способностью делать суждения и выводы. Остроумие, говорит он, состоит в сочетании идей, в быстром и разнообразном сопоставлении таких представлений, между которыми существуют какие-нибудь общие черты и признаки, и все для того, чтобы вызвать в воображении приятные образы и картины». Макс Мюллер В историографическом обзоре нами были определены основные направления в поисках этимологии и обозначены едва ли не диаметрально противоположные точки зрения, выражающие три различные этики маргинальную, светско-советскую и священно-христианскую. За этимологические ориентиры в океане слов можно принять три светское слово» (диалектизм восточного [уральского] наречия),» и церковнославянское (Ветхозаветное, Евангельское и Апостольское слово). Ключевым моментом в определении этимологического дискурса служит, по нашему мнению, различие между светскими наречиями и богослужебным языком. Обыкновенная для церковно-славянского служебного языка форма неизвестна в светском русском наречии: «Богослужебный язык кодифицирован его престижные модели зафиксированы в авторитетных источниках, так называемых образцовых текстах сводах библейских книг: писать правильно то или иное слово значит писать его так, как написано в Библии. С XVI века их дополнили грамматики, словари и т. д.» 1 Когда речь идет о церковно-славянском языке, надо четко и ясно понимать прежде всего то, что речь идет о языке богослужебном; о графической системе, созданной монахами для прославления Господа: «Церковно-славянский язык один из немногих языков мира, имеющих статус сакрального (сейчас таких лингвосистем порядка 10). Литургическая функция была заложена в нем исконно и намеренно» 2. Разница в служебных и светских языках не просто предмет изучения языковедов и культурологов, отличие это символизирует и разные этические системы. Св. Мефодий и Кирилл ввели в дикое языческое наре- 1 Маршева Л.И. Необходимо приложить максимум усилий для познания богослужебного языка (Дата посещения: ). 2 Там же. 214