ТИПОЛОГИЯ СОНОРНОГО ИНТОНИРОВАНИЯ В СТИЛЕВОЙ ПОЭТИКЕ СОВРЕМЕННЫХ УКРАИНСКИХ КОМПОЗИТОРОВ

Save this PDF as:
 WORD  PNG  TXT  JPG

Размер: px
Начинать показ со страницы:

Download "ТИПОЛОГИЯ СОНОРНОГО ИНТОНИРОВАНИЯ В СТИЛЕВОЙ ПОЭТИКЕ СОВРЕМЕННЫХ УКРАИНСКИХ КОМПОЗИТОРОВ"

Транскрипт

1 О Т З Ы В официального оппонента на диссертацию Годиной Инны Васильевны «ТИПОЛОГИЯ СОНОРНОГО ИНТОНИРОВАНИЯ В СТИЛЕВОЙ ПОЭТИКЕ СОВРЕМЕННЫХ УКРАИНСКИХ КОМПОЗИТОРОВ», представленной на соискание научной степени кандидата искусствоведения по специальности « Музыкальное искусство» «Содержание без метода ведет к фантазерству, метод без содержания к пустому умствованию; материя без Формы к обременительному знанию, Форма без материи к пустым химерам» знаменитый гетевский словесный «эквилибр» ни в коей мере не относится к оппонируемой диссертации И.В. Годиной. Материя (сонорность), проявленная через форму (композиторское творчество) обуславливает содержание (стиль, поэтика) и формулирует Метод (типология сонорного интонирования). Никаких пустых «химер», тем более «обременительного знания», тем более «пустого умствования» и никакого фантазерства. В диссертации И.В. Годиной все четко структурировано, методологически обосновано, строго научно и взаимообусловлено. Хотя предмет и материал данной диссертации являются сложными объектами музыковедческих исследований самого высокого ранга. Во-первых, категория стиля, несмотря на свою разработанность, в том числе, в музыковедении, оставляет новым исследователям широчайшее поле для открытий. Стили новой музыки, интерпретативные стили композиторского и исполнительского творчества, стилевая конвергенция и т.д. перспективные направления современной музыкальной теории. Вовторых, диссертантку интересуют стили (стилевая поэтика творчества) композиторов «хэдлайнеров» современной украинской культуры (В. Сильвестров, К. Цепколенко, В. Рунчак). Выбор авторов определен их отношением собственно к звуку ключевой проблеме современного музыкального творчества, звуку, который, по словам М. Катунян, «стал областью поисков и экспериментов и предметом композиторской работы», а 1

2 по словам Ю. Холопова, развитие темы в таком творчестве «заменено развитием звука». В диссертации И.В. Годиной актуализирована одна из тенденций современного композиторского творчества связанная с сонорностью как: - акустическим явлением, ставшим элементом композиции; - техникой композиции («от приема до ведущего принципа формообразования», с. 4 дис.); - «носителем» смыслообразов в авторских стилях В. Сильвестрова, Е. Cтанковича, А. Томленовой, В. Рунчака и К. Цепколенко; наконец, - феноменом интонирования. Последняя позиция наиболее плодотворна. Впервые в жанре диссертации ставится цель: определение сущности явления сонорного интонирования и его семантики. Эта сверхзадача в определенной степени глобальная, но диссертантка с ней блестяще справилась. Собственно, приоритетным результатом данного исследования считаю формирование смыслового диапазона понятия «сонорное интонирование» и формулирование его типологии. Частным, но не менее весомым результатом является предпринятое на страницах диссертации выявление музыкальноинтонационной предметности сонорных средств и семантических функций сонорного интонирования. Все вышесказанное демонстрирует безусловную теоретическую значимость данного исследования. Важным критерием зрелости научной работы является ее структурная логика. В диссертации последовательность развития мысли такова: от постановки проблемы во введении (очерчивании особой проблемной «зоны» исследования) через обсуждение неоднородности и многозначности явлений «стиля», «интонирования», «сонористики» и сопутствующих им понятий как точек отсчета для формулирования предлагаемых автором дефиниций (подразделы ), далее через формулирование гипотезы, структурирование системы понятий, составление типологии сонорного интонирования (подраздел 1.4); к тщательно продуманной реализации 2

3 теоретических интенций в конкретных условиях индивидуальных композиторских стилей (раздел 2, в котором сосредоточено аналитическое содержание исследования и (семантика сонорного интонирования, выявленная на уровне приема в творчестве В. Сильвестрова, Е. Станковича, А. Томленовой, метода в творчестве В. Рунчака, художественного целого в творчестве К. Цепколенко). Еще одна особенность представленной диссертации: соразмерность, равновеликость соотношения теоретического и практического (аналитического) в разработке обозначенной тематики, что зафиксировано в 2-х частном строении диссертации. Концептуальная основа диссертации И.В. Годиной базируется на прочном методологическом фундаменте. По ходу замечу, что каждый из аспектов исследования стиль, сонорика, стилевая поэтика, интонация и интонирование фундаментально разработан в музыковедении и представлен научными статьями, диссертациями, монографиями. В исследовании И.В. Годиной сделан совершенно определенный методологический выбор: основные авторы, наиболее цитируемые в диссертации, фундаторы отечественной, большей частью советской теоретической науки. Так, при изучении предпосылок авторского (композиторского) стиля, привлекаются работы Р. Барта, Л. Баткина, Ю. Борева, М. Коула, Ю. Лотмана М. Мамардашвили, Э. Сепира, Е. Устюговой, В. Фриче; концептология стиля проанализирована на примере исследований Б. Асафьева, М. Арановского, В. Бобровского, Л. Мазеля, В. Медушевского, Е. Назайкинского, Е. Ручьевской, С. Скребкова, Ю. Тюлина, С. Шипа, Б. Яворского; проблематика сонорной техники и композиции обсуждается на основе исследований В. Задерацкого, М. Ковалиноса, А. Маклыгина, В. Медушевского, Е. Назайкинского, С. Путиловой, Ю. Холопова, Д. Шульгина; истоки проблематики интонирования глубоко анализируются автором в научных текстах Б. Асафьева, Б. Яворского, М. Арановского, В. Бобровского, Л. Мазеля, В. Медушевского, Е. Назайкинского, Е. Ручьевской, С. Скребкова, А. Сокола 3

4 В. Москаленко, Н. Александровой. Именно на базе их идей и в их развитии осуществляются основные новации данной работы. При этом, отмечу это как замечание, удельный вес иностранных авторов во внушительном списке литературы не столь велик. Подытожу позитивную часть своего отзыва следующим образом. Итак, главной идеей рецензированной диссертации, идеей, которая способна существенно обогатить современную науку, представляется гипотеза существования так называемого сонорного стиля (системообразующее понятие данного исследования) и его сонорно-интонационных констелляций, что расширяет рамки существующей проблематики и обозначает перспективы ее изучения. Так логика изложения приводит к новаторским позициям в области исследования сонорных стилей украинских композиторов. Особую ценность представляют аналитические разделы диссертации, демонстрирующие, во-первых, новизну исследуемого материала (некоторые произведения анализируются впервые в отечественном музыкознании), и, во-вторых, неисчерпаемость смысловых корреляций «сонорность стиль». Важным представляется и вывод диссертантки о том, что сонорное интонирование, являясь музыкальным выражением предметного мира с помощью специфических средств выразительности (тембра, динамики, артикуляции), связано не только с чувственными и умопостигаемыми процессами, но, прежде всего, с духовным опытом человека, «становясь для современного композитора основным репрезентантом смысла» и выступает как важнейший фактор сонорного стилеобразования. Таким образом, в целом исследование явлений сонорного интонирования и сонорики на страницах диссертации обусловило формирование своего рода «сонорного дискурса» музыковедческой терминологии (в который входят понятия сонорной тонемы и итонемы, сонорной интонации, сонорного стиля, сонорного мышления), что не столько расширяет научные горизонты современного музыкознания, сколько переводит его на другой уровень научного обобщения. В тексте 4

5 представленной диссертации: смысловая вертикаль выражается в иерархичности предложенного понятийного дискурса; смысловая горизонталь разворачивается через анализ логики сонорного интонирования; наконец, смысловая глубина заключается в системности предложенной теоретической модели. Перейдем к дискуссии и вопросам. По своему существу проблемы, поднятые в диссертации, оказываются краеугольными для всей музыкальной культуры и науки. Стиль и метод, поэтика и стиль, стиль и техника письма, стиль и стилистика все это явления, не исчерпавшие свой научный потенциал. Диссертация обнаруживает, насколько они многогранны, насколько объединяют в себе объективные и субъективные факторы, насколько по-разному видят их теоретики разных поколений. В этой связи не совсем понятным для оппонента стало почти полное игнорирование в методологической части диссертации иностранных исследований, в частности, явления сонорности. Как минимум, кроме цитируемых в диссертации работ Ю. Хомински (1961 г.), следовало бы обратиться к исследованиям Zbigniew Granat (2008, 2009) и его статье «Sonoristics, Sonorism» в Grove Music Dictionary (2011), исследованиям музыки польского авангарда Lidia Rappoport-Gelfand (в частности, ее исследование «Sonorism: Problems of style and form in modern Polish music», опубликованное в Journal of Musicological Research Volume 4, 1983), исследованиям сонорного стиля К. Пендерецкого (Danuta Mirka, 1996), в том числе в книге «Musical Semiotics in Growth» ( под ред. Eero Tarasti) раздел авторства Д. Мирки посвящен семиотическим проблемам сонористического стиля К. Пендерецкого) и содержит словарь его сонористической техники. Есть и другие, не менее значимые исследования. Отсюда вопрос автору работы: Вы намеренно ограничились корпусом отечественных исследований заявленной в диссертации проблематики и почему? Связанный с предыдущим вопрос, который расширит поле применения созданной автором типологии сонорного интонирования. Иностранные 5

6 авторы называют истоком явления «соноризма» так называемый «Polish colourism» и связывают его с творечством К. Шимановского 1920-х годов. На взгляд оппонента, предложенная Вами типология сонорного интонирования в творчестве украинских композиторов только выиграет при ее соотнесении с мировой практикой. Можно ли ее спроецировать на творчество таких наиболее известных «сонористов» как Д. Лигети, К. Пендерецкий, А. Добровольский, Х. Гурецкий, К. Мейер, Богуслав Шеффер, Казимир Сероцки, Томаш Сикорски, В. Хирш? Наконец, третий спектр рассуждений связан с явлением интонирования. Феномен интонирования, как справедливо отмечает диссертантка, природная способность субъекта музыки. Если мыслить шире то именно интонирование переводит музыку из потенциального состояния в состояние реального бытия. Еще Б. Асафьев указывал, что музыкальное интонирование заведомо не исчерпывается обиходно-профессиональной технической задачей («быть в тоне»), оно фигурирует в явной (воспроизведение) и скрытой (латентной, мысленной, неозвученной) формах, обязательно сопутствует творческой деятельности композитора, исполнителяинтерпретатора, слушателя. Все это бесспорно касается и сонорного интонирования. Но приведу пример научной мысли харьковского исследователя Т. С. Кравцова. В монографии «Гармонія в системі інтонаційних зв язків» он пишет: «Тембр настільки музично-специфічне явище, розвивається в такому особливому інтонаційному вимірі, що виникає дуже мало передумов для опори на власне його іманентні закономірності. Чисто акустичний вияв обертонів-призвуків, що визначають фізичну якість тембру, в дійсності відірваний від якості інтонаційної. У зв язку з цим з перших же кроків осягнення тембрових закономірностей музики звертаються за допомогою до аналогій: тембр-колорит, колористична сторона музики, темброве забарвлення» [7; с. 118] Таким образом, автор словно разделяет «тембр» и «интонирование» на две невзаимодействующие категории. Интонирование это сложный смысловой комплекс звуковых взаимосвязей, 6

7 сопряженный с потребностью предслышания. Это тем более актуально, так как интонирование микроинтервалов и сонорных комплексов, слышание их как элементов константной структуры процесса интонирования довольно затруднительно как для исполнителя, так и для слушателя. Отсюда вопрос: как осуществляется процесс сонорного интонирования в процессе слушательского восприятия? И последнее в плане «рассуждения на тему». Ю. Н. Холопов считал, что сонорика образует трехмерное музыкальное пространство, в отличие от первоначального европейского одноголосия (горизонтали), затем двухмерных пространств многоголосия и гомофонии (мелодия с сопровождением), где гармония составила вертикаль. Композитор при этом превращается в звукового архитектора-устроителя этого пространства Отсюда вопрос-размышлеие: не кажется ли Вам, что явления сонорности в большей степени соотносятся с явлением кон-тонации (термин предложен И. Мациевским) и обозначает со-слушивание, со-размерность тонов и их сочетаний и пространственными свойствами музыки? То есть, в хронотопе сонорного интонирования какова все же роль пространственности? Вышеизложенные «размышления на тему» и замечания, безусловно, не снижают позитивной оценки работы. Я глубочайшим образом приветствую и уважаю проделанную работу диисертантки, всецело поддерживаю ее как автора, который не опасается поднимать вопросы, считающиеся спорными и высказывать самостоятельную позицию. Хороший слух и творческая интуиция позволили И.В. Годиной создать для читателя на страницах диссертации совершенно особый аналитический дискурс и погрузить его в образно-семантические сферы произведений В. Сильвестрова, А. Томленовой, К. Цепколенко, В.Рунчака. Аналитические разделы полностью подтверждают теоретические позиции, стилистика изложения профессиональная, но при этом ясная и логичная. Отдельно отмечу и перспективность исследования, подтвержденный фактом того, что дефиниция «сонорное интонирование» уже используется в качестве 7

8